Fanfiction de moi=)

A humongous, unordered mess

Unread postby Танцующая Мышь (архив) » 25 Nov 2012, 21:38

[b]Ви[/b], спасибо за отбетку*_*

Жду комментариев :)



[center][b]Глава вторая, в которой встретились «два одиночества».[/b][/center]



Пахло мандаринами - от этой цитрусовой вони у Сакуры свербело в носу и першило в горле из-за аллергии. Она вспомнила, что Саске в детстве просто обожал их и, похоже, что у них это семейное.

- Попьем чайку? – утвердительно кивнула в ответ, но тут же вспомнила о том, что он не видит.

- С удовольствием.

- Ты не стесняйся, если чего-нибудь захочется, так и скажи.

- Вам помочь? - Сакура не знала, куда себя деть.

- Не стоит.

Итачи положил в кружку две ложки сахара, тихо помешивая. Поздно было сообщать ему о том, что она не пьет сладкий чай.

- М-м-я-я-яу!

От неожиданности или от своей собственной неуклюжести она обожглась, поднеся горячий напиток к губам.

- Куро, я про тебя совсем забыл!

- М-мяу-у!

- Прости-прости. Иди сюда, маленький чертенок.

От его внезапной улыбки девичий желудок завязался в узелок. Итачи стоял с растрепанными волосами в дурацких шортах и старой вытянутой майке, обжимаясь с котом, – эх, Харуно Сакура, ты пропала, против такого не устоять.

- Почему именно «Куро»? Он ведь белый…

- Как это белый? Саске, зараза такая… Обманул старшего брата, сказав, что купил мне котенка черного окраса.

Она задумалась. Кстати, откуда ему различать цвета, если он ни разу их не видел? Ведь люди, которые действительно страдают этим недугом, не могут видеть свет или темноту. Они попросту ничего не видят. Но спрашивать об этом ей не очень-то хотелось…

- И ведь имя ему не поменяешь.

Персидский кот, свернувшись в ладонях хозяина теплым клубком, замурлыкал. Лишь одно сплошное ощущение умиления вызывала сия «мягкая игрушка» своими толстыми лапками и вздернутым носом, как у пекинесов. Кошак же в это время недоверчиво и даже местами ревностно поглядывал на Сакуру.

- Кстати, почему столь юная особа так бесполезно тратит свою молодость на всяких там слепых и немощных? Подожди, эм, дай угадаю. Что-то вроде социальных работ? - Учиха старший оказался намного разговорчивее, чем младший.

- Нет, - неловко промямлила она. – Так получилось… Да и денег не хватает.

- Честный ответ, а то я уже устал слышать про долг перед человечеством и прочую абракадабру. А чем до этого жила?

- Я пишу книги.

Сакуре показалось, что он усмехнулся.

- Хочу их писать… - поправила.

- Романы, да?

- Нет, сказки.

- Сказки? Сатирические, что ли? Или как у вас там их называют…

- Нет, просто сказки.

- И как, получается?

- Не все так просто.

- Ясно. Эй, ты пей чай, а то остынет. Думаешь, если я не вижу, то не замечу?

- Простите.

- Не нравится? Но у меня ничего другого нет, чем угостить.

- Нет-нет, просто я не люблю сладкий чай.

- Так давай налью другой.

- Не стоит.

- Как знаешь.

Харуно услышала, как в переулке за домом мальчишки гоняют на велосипедах. По тому, как он свел брови, поняла, что он тоже прислушивается к этим звукам.

Итачи словно отключился, отгородился от всего мира, забыв обо всем на свете и даже о Сакуре рядом с собой. Его лицо стало выражать вековую усталость.

Она отчего-то опустила глаза, набрала полную грудь воздуха и задержала дыхание, считая секунды про себя. Зачем ей так делать? Девушка и сама не знает, почему так поступает всякий раз, когда чувствует себя не в своей тарелке. Тем временем кислород заканчивался. Неловкий момент был прерван внезапной просьбой:

- Почитаешь мне сказку?

- Я…

- Не сейчас. Когда представится случай.

- Хорошо.

- Я никогда не читал их, а те, что мне читали в детстве, стерлись из моей памяти.

Сакуре захотелось признаться, что и она никогда никому не читала свои произведения. Ведь ими никто и никогда не интересовался… Даже родные.

- Странную мы с тобою беседу ведем.

- Угу…

- Тихая ты.

- Угу…

- Совсем не похожа на своего братца.

- Угу…

- Славный он малый. Только слегка помешанный… - Харуно мысленно согласилась с ним, теребя в руках чайную ложку.

Неуместная болтовня, как оказалось, заставляла время лететь незаметно - за окном стемнело.

[center]

[b]***[/b][/center]



- Это твоя комната.

Харуно вертела головой, рассматривая обстановку (так как знала, что хозяин не сможет заметить её бесцеремонного поведения). Она не ожидала увидеть такую уютную атмосферу: кремовые обои, воздушные занавески на окнах, обилие комнатных цветов. Немного тесновато, но это тоже было деталью, которая только добавляла тепла. Так и хотелось сказать: «Сделано с любовью».

- Нравится?

- Более чем.

- Вот и славно. Устраивайся пока, - с этими словами он покинул девушку.



Сакура не спешила распаковывать свои вещи, коих у неё было довольно мало (всего лишь одна небольшая дорожная сумка) - успеется. Она никогда не была привязана к вещам, поэтому и приобретала их нечасто. Аккуратно и бережливо поставила на стол ноутбук, где хранились и пылились все её наработки. Вспомнила о том, что ей стоит предупредить обо всем случившимся своего брата.



- Алло, Сакура? Что-то случилось? – даже через такое расстояние можно было ощутить огромную волну беспокойства.

- Даичи, меня уволили… - не успела договорить.

- Что?! Когда?! С тобой все в порядке? Жди меня! Я скоро буду!

- Даичи, ты не так…

- Я уже еду к тебе!

Сакуру всегда раздражало то, что с ней носятся как с писаной торбой, но при этом ни капельки не слушая о чем все-таки вещает и горюет эта торба.

- Да послушай же ты меня, идиот! Все со мной хо-ро-шо! Меня не режут, не пытают и не убивают. Меня просто уволили, слышишь? С какой стати ты должен бросить всех своих пациентов, а? Еще врачом называется, уважаемым человеком! - ее голос быстро набирал обороты, готовясь сорваться в самый пошлый крик. Зеленоглазка ненавидела кричать на людей, а уж на своих родных – тем более. Но что поделать, если иногда по-другому никто её не воспринимает? – Я вообще-то уже даже нашла работу…

- Да? – ошарашено уточнил старший Харуно.

- Ты извини, что накричала.

- Ничего, это я виноват. Так что с новой работой?

- Сиделка.

- Какая «сиделка»? Тебе нужна сиделка? Тебе плохо, что ли? Я сейчас же приед…

- Даичи, опять ты за свое?

- Ладно-ладно, но не сиделкой же устроилась? Не смеши ме… - в голове у него щелкнуло. - Неужели? Только не говори мне, что это правда.

- Да.

- Почему именно сиделкой?

- Получилось так… - последовал её коронный ответ на все вопросы.

- Говоришь, получилось так? Боже, по-моему, у меня давление поднялось… - Сакура почувствовала, как он схватился за затылок - фыркнула.

- Не умрешь.

- Куда там… Хоть за кем будешь присматривать, а?

- За мужчин… - осеклась. – За пожилым мужчиной.

А сказала она так, чтобы Даичи еще пуще не беспокоился. Если узнает, что это молодой и красивый парень, да и к тому же один из Учих, то просто с ума сойдет.

- Ладно, - недоверчиво произнес он.

- Родителям ни слова, хорошо?

- Разумеется. Достаточно одних моих переживаний и седин. Да уж… Не для того чтобы менять чьи-то утки и подтирать чью-то задницу, они растили свою дочь.

- Не говори так. Ты ведь врач, а от врача такое слышать…

- Я жизни спасаю, а это другое.

- Спасибо на добром слове.

- Не обижайся. Я же шучу!

- Даичи-сан, - Сакура услышала чей-то голос.

- Иди. Тебя уже зовут.

- Пока. Береги себя.

- Угу.

[center]

[b]***[/b][/center]



Сакура хотела спросить Итачи о чем-то сверхважном, но потом об этом благополучно забыла. Попутно она пришла к выводу, что слова не могут выразить всего того великолепия, что узрела сейчас…

Учиха, с его неправдоподобно стройной фигурой и классическими чертами лица, выглядел в идеально (чуть ли не божественно) в обычном банном полотенце. Ни о какой похоти речи не могло идти – она пребывала в немом восхищении. Помнится, что в последний раз девушка испытывала такой трепет, когда впервые увидела белоснежный цветок, смоченный утренней росой.

Очнувшись от наваждения, хмыкнула, чтобы оповестить о своем прибытии – ноль реакции. Прокашлялась. Он усмехнулся, сверкнув белоснежными зубами, и в его черных глазах заплясали искорки. Нет. Невозможно. Ей точно показалось. Или все-таки нет? Возможно ли, что он давно заметил её присутствие и то, что кое-кто без какого-либо стыда рассматривал его тело? Сакура поняла, что именно так люди и получают репутацию вуайеристов.

- Извините, я просто…

- Решила почитать мне на ночь сказку?

Говорят, кошки умеют одной только спиной выражать свои эмоции. В Итачи определенно есть что-то кошачье – его спина находится в полном согласии с ироничными нотками в голосе.

- Я… Это…

- Шучу конечно же. Не пугайся ты так. Кстати, почему бы тебе не перейти на «ты»?

- А, хорошо… Мне пора!

Убежав стремглав в свою комнату, она распахнула окно, а вскоре тишина звездной ночи и сонное тявканье собак утихомирили её пульс.



[i]Зима все-таки сдалась весне, что принесла сумасшедший паводок и убийственную жару, превратившей воздух в микроволновую печь.[/i]





[i]________________________________________________________________________[/i]



[b]Малюсенькая справочка:[/b] «Куро» (япон.) переводится как «черный».
User avatar
Танцующая Мышь (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Танцующая Мышь (архив) » 02 Dec 2012, 20:12

[b]Ви[/b], спасибо за стабильность в отбетке:D

А мои читатели опять меня игнорируют...



[b]Глава третья, в которой Сакура пытается рассказать сказку.[/b]



[i]Зеленоглазка всегда жила так, как нужно: улыбнётся, когда потребуется, поплачет, когда необходимо. Счастье приходило в обычных вещах: во сне до самого обеда, в легком перекусе чем-нибудь сладким на ночь и незамысловатом, но любимом сериале. Она достаточно долго существовала сама по себе и сама для себя, живя в работе день за днем. В жизни Харуно мало что происходило, однако внутри нее, в глубине, уже назревали маленькие перемены.[/i]





***



Сакура копалась в палисаднике. В девушке неожиданно проснулась страсть к выращиванию роз, астр и прочим ботаническим изыскам - ей нужно было чем-то заняться. Несмотря на то, что она работает сиделкой и в идеале должна присматривать за Учихой, на деле ничего подобного не происходило, а соответственно свободного времени было навалом. Эта девица еще ребенок и физически, и ментально. Как ребенок может смотреть за другим ребенком? Да никак!

- Помочь?

- Не стоит.

- Давай помогу! – похоже, ему совсем надоело валяться без дела.

- Ладно, только аккур…

Несчастный цветок, который она так заботливо окучивала и поливала каждый божий день, был нещадно выдран с корнем.

- …атно.

- Упс, я надеюсь, что это был сорняк.

- Иди в дом и не смей больше выходить, - сквозь зубы прошипела Сакура.

Разобравшись с садом, Харуно отправилась за продуктами, вернулась только после обеда и тут же принялась за готовку. Вокруг кухни витал запах свежеиспеченного пирога и меда. Сакура услышала звуки шагов по скрипучим старым половицам у себя над головой. Похоже, что обостренное обоняние пробудило в Итачи аппетит, поэтому тот и спустился раньше времени.

- Как вкусно пахнет! – блаженно протянул он.

- Еще рано.

- К черту эти формальности! Я хочу есть.

Сакура открыла рот, собираясь возразить, но Учиха её уже не слушал.

- Ох, как же мне надоели эти полуфабрикаты. Как же замечательно, что ты умеешь готовить.

- Не болтай с набитым ртом.

- Слушаюсь, мэм. Сакура…

- Что?

- Давай прогуляемся?

- Твой брат запретил тебе выходить за пределы дома.

- Но ведь мы можем один раз нарушить это правило? Он же не вездесущий. Все равно ничего не узнает.

Учиха улыбнулся такой отчаянно умоляющей улыбкой, что если у неё и были сомнения, то все они мгновенно рассеялись как дым.



***





- А я ведь предупреждала, что это выйдет нам боком.

Всё утро светило солнце, а тут вдруг пошёл ливень и обрушился (по вине Итачи) на розоволосую голову. Парк, в котором они планировали чудесно провести время, превратился в аквариум; Сакура же стала недовольной рыбкой, которая запуталась в водорослях – в каких-то кустах, где эти двое прятались от дождя.

- Кстати, почему мы в кустах?

- Так романтичней.

- Так проблематичней! – негодовала Харуно.

- Да тише! – прикрыл ей рот.

В наступившей тишине отчетливо звенели крупные капли, падающие откуда-то сверху.

- Наслаждайся моментом, Сакура. Здесь и сейчас реальность ощущается полно, ярко: каждый звук, каждое мгновение и даже запахи кажутся резче! – чересчур экзальтированно произнес Итачи.

Краешком глаза она заметила детей, которые нисколько не испугались стихии. Под маленькими ножками весело пузырились теплые лужи. Один мальчик сделал кораблик. Суденышко вместе с ручьем косовато промчалось мимо зеленоглазки и проскользнуло под забором, исчезнув из вида. Обидно… даже как-то стало Харуно.

Вдруг она наткнулась на слепой взгляд. Печаль, порожденная страданием на ангельски одухотворенном лице Учихи, придавала его облику такую пронзительность, заставляющую больно сжиматься девичье сердце.



[i]Он никогда не сможет насладиться полнотой жизни. Как эти дети. Как любой другой нормальный человек.[/i]



У Сакуры в детстве было одно хобби: она часто садилась на крыльцо своего дома и с неподдельным любопытством наблюдала за прохожими. Кстати, Даичи немного настораживал досуг сестрицы, но он благополучно закрыл на это глаза.

Зеленоглазка не просто пялилась на людей от нечего делать. Она высматривала в людях самые разные качества и почти каждого Сакура видела во всей совокупности его проявлений. Со временем она перестала встречать кого-то, кто бы таил в себе что-то неизвестное девочке. До тех самых пор пока не появился Итачи. Общаясь с ним, ощущала вполне осязаемую пустоту, то есть... Как осязаемую… Будто кто-то вынул из неё внутренности. Странное, жуткое и забавнейшее чувство. Никогда еще она не испытывала такой неопределенности и такого уныния - предчувствие беды овладело ей.



- Пошли домой, а то так и простуду поймать легко… - единственное, что пришло в голову Харуно.

- Пойдем.

Проезжавшая мимо машина окатила молодую девушку волной грязной воды.

- Но почему всегда только я?!

Итачи с ехидцей — фирменный знак, что ли? — ответил:

- Бог шельму метит.

Разозлившись, Сакура махнула рукой и остановила такси, так как не желала вновь попасть под грязевой душ от целого потока движущихся по шоссе автомобилей.





***





Харуно, держась за поручень, заторопилась по лестнице и в самом ее низу споткнулась обо что-то явно живое. Теряя опору, она качнулась вперед, но не упала – Итачи подхватил твердой рукой. Откуда он вообще взялся?

- Осторожней, — пробормотал мужской голос.

Ошалевший кошак (и причина этого конфуза) не понял что к чему, сорвался спросонья и, врезавшись в косяк, убежал от греха подальше.

- Спасибо… - у Харуно было такое ощущение, как будто ее застукали с полным ртом сладких драже.

Вдруг она почувствовала подозрительный жар, исходящий от Учихи.

- Подожди-ка… Да у тебя температура!

- Да? Я даже не заметил…

- Тебя же лихорадит! Нет, если бы я знала, что у тебя такое слабое здоровье, то ни за какие коврижки бы не согласилась на эту прогулку.

- Могла бы догадаться. Я ведь практически не выхожу из дома.

- Так это еще я виновата? Пошли со мной. Живо! Если Саске узнает, он меня поедом съест.

Так, продолжая ругаться про себя, она буквально тащила Итачи до его комнаты. Сбегала вниз, поставила воду на огонь и сделала компресс.

Впервые Сакура рассматривала мужское тело так близко: длинная шея с бьющейся жилкой, широкие плечи… Но речь сейчас не об этом. Извините.

Время от времени она проверяла температуру у мужчины, но жар пока не спадал – это не хорошо. Девушка суетилась, отыскала старый масленый обогреватель, о котором хозяин уже позабыл, и включила его. Но он скорее успокаивал её нервы, чем и вправду грел. Харуно притащила крепкий чай с малиновым вареньем и освежающее печенье в лимонной глазури собственного приготовления.

- Надо чаще болеть, - причмокивая, сказал осипшим голосом Итачи.

- Вот.

- Что это? – пощупал.

- Шерстяные носки.

- Зачем они мне?

- А зачем людям носки?

- Даже не представляю, куда ты клонишь.

- Одевай.

- Не хочу. Они колются.

- Тогда я заберу печенье.

- С виду милая и тихая девушка, а на деле обыкновенная шантажистка.

В итоге Ичиха их все же надел.

- Теплые. Сама связала?

- Нет, я не умею. Это брат.

- Его персона не перестает меня удивлять.

На улице уже успело стемнеть, но шторы были задвинуты неплотно, и ночь заглянула узкой полоской лунного света, мягкого, как шерстка Куро.

Светлая кожа Итачи сверкала, подобно солнцу, отраженному от кристалла льда. Он выглядел так свежо, безыскусно и чисто, что зеленоглазке стало завидно и чуточку обидно.

- Тебе нужно поспать, - низко наклонившись, поправила одеяло.

- Расскажи сказку.

- Взрослый уже.

- Ты же мне обещала.

- Эх, что мне с тобой делать? - Сакура присела на краешек кровати. Тут же осознала, что из головы вылетели все ранее написанные ею истории, крутилось одно лишь окололитературное рагу. Неужели Учиха так действует на неё?

- Ну?

- Да подожди ты. Давным-давно, во Франции, а может, в Ирландии или в Англии жил король.

- Как его звали-то?

- Ну… К примеру… Чарльз.

- Тогда в Англии.

- Логично.

- И что дальше?

- Он был славным королем, храбрым и благородным.

- Где-то я уже это слышал… Попахивает плагиатом.

- Закрывай глаза! Раз не нравится, то больше никогда не проси меня об этом.

- Ладно-ладно, я уже сплю.



[i]Встречу с Итачи она теперь воспринимает, как какое-то волшебство — чудо, что ей удалось найти его, ведь он притянул обычную серую жизнь девчонки на орбиту изменчивости.[/i]
User avatar
Танцующая Мышь (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Танцующая Мышь (архив) » 07 Jan 2013, 20:33

Надеюсь, что мое произведение не забыли и хоть немного, но ждали продолжения. Я прошу прощение за столь долгое отсутствие. С праздником, кстати.





[b]Глава четвертая, в которой печенье предсказывает будущее.[/b]



- Сакура!

Внезапно услышав мужской голос, она вскрикнула, попятилась назад и остановилась, лишь когда ударилась копчиком и с грохотом сшибла стул.

- Ты цела? – обеспокоено спросил Итачи.

- Что здесь происходит? - в комнату вошел еще один человек.

- Это все твой старший братец! - пояснила Сакура. - Взял и напугал меня ни с того ни сего. Кстати, Саске, когда ты успел приехать?

Услышав такое, «обвиненный» не пытался оправдываться, а только закатил глаза.

- А что в этом такого? Мне уже не рады в моем же доме? – Учиха-младший выговаривал слова так, будто сдабривал каждый слог толикой яда. – Если серьезно, то проверить все ли у вас в порядке.

- Э-э, да вроде бы все пучком…- у Харуно чуть-чуть засосало под ложечкой от волнения. Если он узнает, что из-за проявленной ею безответственности Итачи простыл, то после праведного гнева Саске от неё останутся одни рожки да ножки.

- Пучком, говоришь?

Нервно хихикнув, она состроила крайне умилительную рожицу.

- Пучком-бодрячком… Не суть важна. В общем, я ни в чем не виновата.

- О чем это ты?

Наконец Итачи великодушно решил вмешаться и отвлечь своего брата от бедной девушки:

- Сакура так шутит. Саске, ты ведь не для этого приехал? Что-то случилось?

- Да, нам нужно кое-что обсудить. Харуно, ты не могла бы нас оставить?

- Конечно-конечно.



Стоило ей зайти в свою комнату, как сразу же она обнаружила свой мобильник, разрывающейся от чьих-то звонков. На экранчике засветилась надпись «Ино-свинино».

- Слушаю.

- Сакура, ты еще жива?

- Жива-жива.

- Удивляюсь тебе. Я бы в этом доме престарелых состарилась и умерла от скуки!

Яманако обладала жизнерадостной натурой и ни разу не упускала случая позабавиться над своей подругой.

- Если я устроилась сиделкой, то это не значит, что я присматриваю за стариками.

- Ага, конечно, только не говори мне, что твой подопечный – молодой юноша небесной красоты.

«Ты попала в точку», - хотела произнести Харуно, но блондинка верещала о своем, никого не желая слушать.

- У тебя есть свободное времечко, а? Мы хотим встретиться и повеселиться.

- Кто это «мы»?

- Я, Тен и Темари, но без тебя будет не то…

- Ты же знаешь, что я не могу.

- Мы ведь так давно не собирались вместе!

- У меня работа.

- Как знаешь. Ладно, не буду тебя отвлекать.

Послышались гудки.

- Сегодня можешь отдохнуть, - послышался за спиной знакомый голос Саске.

- Что?

- Сходи и развейся. Ты ведь тоже нуждаешься в глотке свежего воздуха.

- С чего такая щедрость?

- По-твоему, я не способен на такое?

- Я не это имела в виду…

Он мельком взглянул на Сакуру, и ей показалось, что она всего лишь жук, копошащийся в грязи. Это чувство заставляло ныть ее сердце – схватилась за медальон.

- Сегодня твои услуги не понадобятся. Считай, что это выходной. Завтра я уеду, и ты снова приступишь к своим обязанностям. Кстати, неужели ты думаешь, что я не замечу, что Итачи заболел?

Саске ненадолго умолк, затем подытожил медленным, спокойным тоном, неприятным для мгновенно напрягшихся нервов девушки:

- Впредь будь более ответственной. Я не хочу портить отношения со своей старой знакомой.

- Прости…

- Думаю, что на этом все.

Развернулся и ушел. Да, она для него всегда была и будет всего лишь старой знакомой… На глаза Сакуры тут же навернулись слезы от слов Учихи. Смущенно смахнула их тыльной стороной ладони, заметив появление Итачи.



[b]***[/b]



- Кто это пришел? Да это же сама Харуно Сакура!

- Ино, прекрати паясничать, - миловидная блондинка, Темари, попыталась дисциплинировать другую блондинистую особу. Звучит это так же странно, как и выглядит.

- И я тебя рада видеть, Яманако. Спасибо, Тем.

- Давно не виделись, - улыбнулась миниатюрная шатеночка с глазами цвета карамельки, Тен-Тен.

- Действительно, - согласилась Харуно.

Признаться честно, но ни одна из них не являлась подругой Сакуры (кроме Ино, конечно же).

Они уже успели сделать заказ, не дожидаясь зеленоглазки, так как эта чертовка, Яманако, знала её личные предпочтения.

- Смотрите, что у меня есть, - воскликнула Тен-Тен, заставив розоволосую девушку подпрыгнуть от неожиданности.

- Только не говори, что ты опять за свое, - фыркнула её подруга. Сакура с Ино вопросительно глядели на них.

- Это всего лишь печенье с предсказаниями. Тем, почему ты их так не любишь, а?

- Печенье? – сладкоежка, живущая в сердце Сакуры, тут же активизировался.

- Она вечно с ним таскается, - недовольно протянула Темари.

- Да ладно тебе. Это же прикольно! Можно я буду первой? – заплясали чертики в голубых глазах. Ино взяла одно печенье и разломила его.

- «Выигрыш исходит от того, с чем вы должны расстаться», - и прочла вслух.

- Забавно... - ухмыльнулась Харуно.

- Что за намеки? – напряглась Ино.

- Тебе на самом деле пора сделать выбор между Шик…- начала Сакура, но ей не дали договорить:

- Хватит! Разберусь сама. Все это глупости! Теперь ваша очередь.

Тен-Тен прочла что-то написанное маленькими буковками на тоненькой полосочке бумаги и тут же спрятала ее в карман.

- Эй! Так нечестно!

- Вы, может быть, не верите, но я верю, что если озвучить предсказание, то ничего не сбудется.

- Значит, обещали что-то хорошее? – поинтересовалась зеленоглазка.

- Ага.

- Везет же людям, - мрачнее тучи произнесла Ино, допивая свой коктейль.

- «Сосредоточьтесь на настоящем», - прочла теперь уже Темари. – Да, очень содержательно и познавательно. Теперь ты.

Сакура потянулась за печеньем, предвкушая лакомство.

- Только представьте, — засмеялась она, — но у меня ничего нет.

- Разве такое бывает? Странно это, — изумилась Тен-Тен.



[b]***[/b]



На следующий день уставшая девушка дремала в гостиной, плотно сжав губы и положив под голову сцепленные ладони, — юным особам свойственна такая мечтательная поза. Розовые волосы были стянуты на затылке в хвост, но одна строптивая прядь, выбившись, щекотала щеку.

Учиха стоял в небрежной позе, словно опираясь на воображаемую стену. Ждал, когда же она проснется. Ему было жутко скучно. Открыв форточку, закурил. Итачи вжался лбом в холодное стекло, мечтая продавить его. Пусть даже если после этого собственная кровь потекла бы по всему лицу… Все равно. Он давно не чувствует боли. Физической боли.

На мужское плечо опустилась теплая рука - от неожиданности дымом поперхнулся.

- Ты куришь? – разочарованно произнесла Сакура.

- Бывает.

- Это мерзко.

- Согласен.

От нее пахнет детским мылом и молоком с медом. Во рту пересохло, Итачи сглатывает с трудом — горло сдавило.

- Вроде бы кто-то недавно болел.

- Но ведь это было давно.

- Я рада, что тебе лучше. Твой брат уже уехал?

Итачи надавил на стекло так сильно, как только смел.

- Уехал. Сакура, ты же любила Саске?

- Да…

- Любишь до сих пор?

Девушка кисло улыбнулась:

- Нет… Я уже не та.

- Врешь.

- Едва ли…

- Хм, а ты с кем-нибудь встречалась?

- Да.

Глубоко вдохнув, она задержала дыхание и внимательно посмотрела на Итачи, проверяя, как тот отреагирует на ее слова. Конечно же, Сакура не поведает ему печальную повесть о том, что она вклинивалась в каждую компанию, чтобы оставаться чьей-то тенью, и встречалась лишь потому, что так делали все.

- Неужели? По тебе не скажешь…

- Радует то, что я не выгляжу легкомысленной.

- Расскажи.

- Если ты этого хочешь… - девушка присела на подоконник и прижалась пульсирующими висками к прохладному стеклу. - Я встречалась в старшей школе с Наруто. У него были такие голубые-голубые глаза, что больше ни на что не обращаешь внимания.

- Жаль, что я не могу разделить твоего восторга, - буркнул собеседник.

- Меня никто не замечал… Кроме него. Мы были чем-то похожи, поэтому сразу же подружились, потом наши чувства переросли в нечто большее. Мне было тепло и сладко рядом с ним. Он был круче, чем горячий шоколад с пастилой, но я до сих пор не знаю… Любила ли я его или нет?

Словно порыв ветра прошелестел страницами книжки — в памяти пронеслись воспоминания.

- В нашу школу перевелась Хината. Фамилии не помню, но… В глубине больших внимательных глаз, смотревших на меня, таилось что-то такое, отчего можно было немного растеряться. Помню, что при первой встречи я обратила внимание на них и на её бледно-розовые губы, похожие своим изгибом на лепесток дикой сливы. Да, перед ней никто бы не устоял.

Сакура удивилась своей памяти, ранее не отличавшейся феноменальностью и любви к деталям.

- Это была любовь с первого взгляда. Эти двое влюбились так быстро, что я даже не успела дожевать свой обед. Мы расстались. По-тихому. По-дружески, если так можно сказать. Никто из нас так ничего и не объяснил друг другу. Было жутко неловко, по крайней мере, мне.

Звонкий, но немного притихший девичий голос радовал его слух, как хруст разламываемой плитки шоколада.

- И ты смогла так легко отпустить его?

- Тогда меня кое-что подкосило … Я находилась на перепутье - боролась сама с собой. В общем, мне было не до этого.

- Как все сложно.

- Итачи, кстати, я все хотела спросить, но никак не решалась… Раз уж мы перешли на личные темы… Как же ты понимаешь цвет?

- Хм… Мне действительно неведомо, что такое цвет, поэтому я не понимаю смысла слов «черное» и «белое». Но если бы у тишины был цвет, думаю, он был бы черным.

- Почему не белым?

- Потому что боюсь тишины - в ней я беспомощен. Возьмем к примеру дождь… По звукам падения капель я способен определить форму, размер и даже их плотность. Но если отобрать у меня способность слышать, то я окунусь в тишину, в темноту… Поэтому я выбрал для безмолвия черный цвет, а все остальное для меня – белое.

- Значит, и я тоже?

- Возможно. Точно! Ты никогда не рассказывала о своей внешности, а мне очень трудно догадаться.

- Я похожа на печенье в хрустящей ванильной глазури с кусочками белого шоколада.

- М-м, они такие вкусняшки. Стоит представить, как они тают во рту, точно снежок, оставляя после себя сливочную теплоту… Блаженство! Странное описание себя, кстати. Сакура, можно еще один вопрос?

- Конечно.

- Что такое любовь? По-твоему? На что похоже это чувство?

- Это уже не один вопрос… Нашел у кого спрашивать. У меня не слишком богатый опыт.

- Но ведь ты хотя бы раз испытывала её.

- Неужели ты ни разу?

- Уж поверь мне.

- Это похоже… На… - на ум ничего не шло.

Она смотрит вниз, на свои ноги. Вспоминаются странные слова: носочки как у балерины, руки в замок и… Что за чертовщина? Отмахнулась и взглянула на него, заворожено наблюдая за тлеющим кончиком сигареты.

- Похоже на курение, нет, скорее, на баловство, своеобразную взрослую игру. В первый раз, когда ты пытаешься закурить, но у тебя ничего не получается, ты начинаешь злиться, но потом любимый яд заполняет тебя.

Сакура не знала, почему так ответила. Никогда в жизни не говорила ничего подобного, но возле него в ней просыпалось что-то очень противоречивое.



[i][b]Этот разговор был окончен. Им показалось, что между ними нет ничего, кроме пустоты, как в том печенье. Они будто заглянули в запредельные душевные глубины друг друга.[/b][/i]
User avatar
Танцующая Мышь (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 19 Jan 2013, 20:55

Нет, это определенно очень мило... Вот за это и люблю флафф: начинаю расплываться в луже вместе с героями. Но у тебя сквозь флафф столько серьезности, что это просто восхищает... Люблю такие эффекты, они трогают посильнее любых неприкрытых драм! Признаюсь, обожаю Итачи и слабо переношу Сакуру, но у тебя они идеально подходят друг другу. Прости, шапку не читала, но надеюсь, что они будут вместе и обязательно счастливы, без грусти и горечи. Мы, наивные дети, еще верим в сказки)))



P.S. прекрати описывать печенки, иначе я затоплю Ярославль слюной! Подумай о жизнях тысяч невинных людей!

Вкусно описываешь, Мышка, честное слово!
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Танцующая Мышь (архив) » 26 Jan 2013, 18:10

[b]Naruto в юбке, [/b]прелесть моя, привет*_* Спасибо, что навестила меня, а то я уж думала, что меня никто не читаетТ_Т [s]Такая печаль-беда...[/s] Конечно же, они буду вместе) Можешь в этом не сомневаться^^

Приходи еще! Я ведь жду=)



[b]Глава пятая, в которой можно поговорить самой с собой.[/b]





Бледно-серое лицо говорило о внутренней тревоге девушки. Тревоге, которая казалась абсолютно немыслимой несколько дней тому назад, когда Сакура сидела в этой самой гостиной и с удовольствием пила чай.

Что же произошло?

Каким-то чудом — по волшебству (или же проклятью), как кажется ей, — осознала, что полностью очарована Учихой Итачи.

Как это произошло?





[b]***[/b]



[i]После той беседы они еще долго молчали: каждый думал о своем, но долго так не могло продолжаться…

- Давай попьем чай? – на сей раз инициатором была сама Харуно.

- Не помешает.

И он, и она могут постоянно пить этот замечательный напиток, растягивая удовольствие, вприкуску, ощущая, как плавится сахарок на языке.

Сидя на овчинном ковре, девушка исподлобья глядела на развалившегося в продавленном кресле Итачи. Чайная чашка в его крупных ладонях выглядела игрушечной, а сам он жутко провокационно: черные джинсы и застиранная рубашка навыпуск, пряди черных волос небрежно свисали на лицо… Зеленоглазка сразу же влепила себе мысленную пощечину.

Сакура потянулась за хрустящей вафлей, случайно задев чайничек.

- Острож…

- Ай! – но было уже поздно.

- …нее. С тобой все в порядке? Ты не обожглась? – в слепых глазах читались беспокойство и даже паника.

Она поднимает голову и чуть не сталкивается с его лицом.

- Почему ты молчишь?

- Все нормально… - отодвигаясь, произнесла.

- Больше так не пугай! – щелкнул по носу Сакуры. Это невинное прикосновение обожгло, как капля воска голую кожу. Если бы Итачи обладал зрением, он бы заметил приближение бури в изумрудных глазах и то, что белая кожа её лица словно взорвалась кровью.[/i]



[i][b]Осталось три секунды — заполошно колотится сердце.

Две секунды — близка к истерике, коме и летаргии одновременно.

Одна секунда — влюбилась…

Но не рассказывайте этого, пожалуйста, никому.[/b][/i]





***





«Итак, в возрасте двадцати четырех лет я вновь влюбилась. Снова неудачно и снова в Учиху… Только в этот раз в старшенького. Наверное, это проклятье, злой рок и вообще полная невезуха. Пишу это и чувствую: у меня горят щеки. Вероятно, это похоже на то, что испытывает женщина, когда впервые слышит в себе пульс нового, еще крошечного человечка. Нет, это уже чересчур.

Странная двойственность: я стремлюсь стать рациональной, но каждый раз превращаюсь в аморфное облако любви. Натуральная овца.

Ага, а еще я жуткая трусиха. Влюбилась? Ну и что? Чего ноешь-то? Верно. Ты, то есть я, испугалась ответственности и привязанности. Как же нам жить в его монохромном мире? Нет, даже «моно» предполагает наличие цвета… Так где же нам существовать? В пустоте?»



Сакура прочитала написанное — казалось, что в миллионный раз, — разгладила смятый листок, аккуратно сложила и вложила в толстый ежедневник. Несколько старых записок из школьных лет и детства выпали оттуда.



«Нодзоми болеет и не может со мной играть. Мама каждый день плачет, а папа метается из комнаты в комнату. Даичи-болтун молчит. Я решила развеселить их и начала громко петь, строить рожицы и хохотать. Но моя мама от этого стала сильнее плакать, а папа злее. Наверное, я в чем-то ошиблась…»



«Сестренке станет лучше. Мальчик-ангел в обмен на все мои конфеты, подарки и куклы, пообещал спасти Нодзоми-тян. Только вот зачем ему куклы? Он ведь не девочка. Или у него тоже есть младшая сестра? Так и не успела спросить об этом. Этот ангел такой торопыга!»



Она вспомнила, что в детстве обладала таким воображением, которое, как говорил отец, приведет ее рано или поздно к неприятностям.



Зеленоглазка открыла страницу с потертой закладкой. Сакура прекрасно помнила, что там было написано.



«Влюбилась. У Саске-куна самые холодные глаза, которые когда-либо видела: черные, как ночь, и такие же непроницаемые. Но эти самые глаза никогда не заметят меня… Сколько бы я не лезла из кожи вон или не корчила из себя не то клоунессу, не то воздушную гимнастку – все без толку.

Хочется известки пожевать! Это, наверное, во мне вопит организм, мол, кальция в крови не хватает. Чёрта с два! Тепла и любви мне не хватает…»



Всю ночь Сакура потратила на то, чтобы перечитать свой дневник. На каждой странице - своя история, каждая строка – подтверждение ее жизни. Она отчасти складывается из этой россыпи слов.



- Ради бога, Харуно, перестань ныть. Что, опять очередная любовная лихорадка? Соберись, тряпка! - послышался мужской голос.

- Прекрати. Лепесточек, не слушай его, – послышался тихий, вкрадчивый и тоненький голосок.

Это Анимус и Анима (машем ручкой) - персональные спутники нашей героини по жизни или, проще говоря, очень проблематичные Альтер-эго. Между прочим, они друг другу враги, так как преследуют диаметрально противоположные цели.

- Давно я вас не слышала.

- Так с самого пубертатного периода, - напомнил Анимус. – Прошел и сразу ни-ни!

- Спасибо, конечно, что навестили и все такое, но и без вас было довольно не плохо.

- Мы понимаем, но ничего поделать не можем, - виновато произнесла Анима.

- Говори за себя, женщина. Лично мне было интересно знать, сколько же Харуно продержится без нас. Кстати, Сакура, тебя хватило на довольно продолжительное время.

- Анимус, рот прикрой.

- Нет, это вообще нахальство с твоей стороны, Анима. Как ты можешь так обращаться со своим коллегой?

- Мы здесь не для того, чтобы выяснять отношения. У нашей девочки проблемы.

- Можем списать эти самые проблемы на ПМС и уйти на покой.

- Анимус дело говорит. Анима, я не хочу быть невежливой, но мечтаю, чтобы вы занялись своими делами, а я — своими.

- Мы – ты. Значит, твои дела – наши дела, - настаивала Анима.

- Она хочет сказать, что ты наполовину мужик, а-ха-ха! – заливалось мужское начало в Харуно, но, несмотря на это, Анима продолжала:

- Сакура, я так рада за тебя! Знаешь, как долго я ждала этого дня? Дня, когда ты вновь влюбишься.

- Ага, в слепого. На кой тебе сдался этот калека?

- Прекрати, Анимус.

В девичьем сердце что-то скрипнуло.

- Ох, извини, не хотел тебя задеть.

- Говорила тебе помолчать! Сакуре и так плохо.

- Я же извинился… - почти шепотом сказал он.

- Лепесточек мой, не бойся этого чувства. Оно никогда больше тебя не поранит. Теперь ты сильней. Теперь мы сильней.

- Не поранит, но зато обожжет, - противоречил ей Анимус.

- Возможно. Я этого не отрицаю, но в этом нет ничего страшного, - Сакуре показалось, что Анима мягко прикоснулась к её щеке.

- Зачем тогда рисковать? Это бессмысленно, - будто одернул её руку, тем самым прервав их связь.

- Бессмысленно бояться перемен и оставаться запертой в «коконе».

- Сакура, подумай сама… Отчаяние и горе – это пришлось нам с тобой увидеть в его пустых глазах. Сможешь ли ты его «исцелить», разделить с ним эту боль и поделиться своим счастьем? Ты не выдержишь столь непосильную ношу. Ты ведь наверняка сломаешься… Ты всегда была слабой. Тебя всегда защищали и оберегали, а с ним все изменится. Готова ли ты к этому, малышка? Конечно же нет, сейчас тебе больше всего на свете хочется смыться подальше отсюда. Домой, под мамино… Нет, под крылышко Даичи, к твоему милому братцу… К сильному, верному и безотказному. К тому, кто появится по первому зову, принося с собой понимание и помощь. Беги домой, глупышка. Это не твоя история, да и ты не сможешь стать главной героиней, - от этого вкрадчивого, мягкого тона было страшнее, чем от самых жутких угроз.

- Не слушай его. Он трус и большой эгоист. Именно эта часть твоей души тянет тебя на дно.

- По крайней мере, во мне есть хоть какое-то здравомыслящее и рациональное ядро. Какая, черт возьми, любовь? Он знает Сакуру всего ничего! Да и вообще, Итачи не любит её и даже не рассматривает, как сексуальный объект… - Анимус с шутливой многозначительностью оборвал фразу.

- Мой лепесточек, послушай меня хоть раз.

- Ага, послушай её и вспомни случай с этим Узумаки. Ведь именно она подбила тебя на отношения с этим… В общем, он мне никогда не нравился.

- Сплошная ложь! Я подтолкнула Сакуру и соединила их, а ты разъединил.

- Когда это? – похоже, что он просто издевается над Анимой. – Это он бросил её, потому что нашлась другая.

- Из-за тебя наша девочка не стала бороться за свое счастье!

- Я такого «счастья» врагу даже не пожелаю, глупая женщина.

У зеленоглазки разрывалась голова. Она не выдержала, заткнула уши и закричала:

- Да заткнитесь уже! Значит, когда мне было жутко одиноко, вы про меня годами не вспоминали и игнорировали меня! А теперь заявляетесь и делаете вид, что так и надо?! Еще и нотации читаете. Пошли вон из моей башки!

Стараясь умерить дыхание, Сакура застыла. Дыхание стало прерывистым, сознание меркло, и они исчезли из её сознания.

- Ушли, да? Не помощники, а горе какое-то… Теперь еще долго обижаться на меня будут.

Девушка начала тихонько болтать сама с собой. Почти шепотом – только чтобы заполнить тишину.

- Сакура, ты это с кем разговаривала? - в комнату вошел виновник этого беспредела.

- А, говорила по телефону…

- Понятно. Приятных снов.

Голос Итачи напоминал темный шоколад, насыщенный почти терпкой сладостью, но с отчетливой горчинкой - у неё голова поплыла. Теперь она точно не заснет.



__________________________________________________________

[b]Справочная:[/b]

[b]Анима и анимус[/b] (от лат. anima и лат. animus — «жизненное начало» или «душа» в, соответственно, женском и мужском родах) — термины, введённые в психологию Юнгом для обозначения архетипических образов, связанных, соответственно, с женским и мужским полом.

Анимус — мужская часть души, связанная с категорическими мнениями. Анима — женская часть души, связанная с настроениями. Возможны ситуации, когда в психической организации женщины доминирующей является мужская душа, что выражается в ее особо жестких и хладнокровных суждениях, в чрезмерной принципиальности. Часто возникают и обратные ситуации, когда мужчина носит в себе женскую душу. Принадлежа к сфере бессознательного эти стороны души достаточно примитивны и недифференцированны, но вместе с тем в них заложен источник творческой силы.

В общем, это Инь и Янь.

[b]Альтер-эго [/b]- реальная или придуманная альтернативная личность человека.







[b]Глава шестая, в которой цепи обыденности начинают спутываться.[/b]





Сакура не могла выдавить из себя ни одной фразы. Дело застопорилось не столько из-за отсутствия идей, сколько из-за отвратительного настроения. Строки ложились криво, будто их складывал ребёнок, что желал поскорее отмучиться и пойти играть с друзьями во двор. В период такого творческого кризиса девушке всегда хотелось бросить это дело и вернуться в родной город, навсегда оставив странствия.

Спину ломило, глаза чесались, и жутко хотелось спать. Она больше не могла издеваться над своим организмом – выключила ноутбук. Внезапно Сакура почувствовала чей-то пристальный взгляд, который буквально пробурил дырку где-то в области затылка. Повернулась и увидела, что между тумбочкой и спинкой кровати была растянута паутина, а в её самой середине сидит малюсенький паук.

- Откуда он взялся? Я ведь не могла так запустить комнату…

Встала и приблизилась к нему. Он пристально смотрел на неё. Отчего-то Сакуре показалось, что паучок охотится на неё. «У меня плохое предчувствие», - промелькнула неожиданная мысль.

Зазвонил телефон. Это была Ино.

- Сакура, приезжай… Шикамару… Его сбили… Мне страшно…



Итачи услышал беспокойные шаги на лестнице, а потом осторожный стук в дверь его спальни. Было поздно. Он понял, что что-то случилось.

- Мне нужно ненадолго уехать…

- Хорошо.



Это место (как положено любой больнице) пахло пылью и болезнью, страшной болезнью. Превозмогая дрожь в руках, Харуно решилась переступить через порог здания. Узнав, где сейчас находится Шикамару Нара, быстрым шагом направилась туда.

Возле палаты сидела Ино. Почувствовав на себе взгляд, блондинка подняла голову. Сакура попыталась встретиться с голубыми глазами, но та, будто охваченная мучительным стыдом, опустила веки.

- Ино, что случилось?

- Он… Ему плохо… Очень плохо… Из-за меня… Его сбила машина. Я была там… Все из-за моего гребанного эгоизма… Мы поругались… Он разочаровался во мне… Я такая дрянь…

Ино склонялась все ниже и ниже, пока совсем не согнулась пополам и не спрятала голову под трясущимися руками.

- Он ведь еще жив, да?

- Врач сказал, что он в тяжелом состоянии и…

- Тише-тише, не плачь. Все будет хорошо.

- «Хорошо»? Заткнись, Харуно. Когда ты, черт возьми, спустишься с небес на землю, а?! Ты не понимаешь, что он сейчас умирает? Из-за меня…

Она взглянула на Сакуру с какой-то озлобленностью, точно загнанный в угол зверек. Чересчур экзальтированное лицо Ино, впавшую в истерику, напугало Сакуру. Гнев не подходит Яманако Ино, потому что это не её пристанище и не её фасон – она такое не носит.





***





[i]Почти все свои школьные годы зеленоглазка одиноко сидела за партой и наблюдала, как образуются группы. Ни к одной из них девочка не принадлежала. Для неё ни у кого не нашлось ни улыбки, ни дружеского похлопывания по плечу, ни одной радостной встречи после каникул, и рассказать было некому, как она их провела.

Она помнит то сентябрьское утро, когда встретилась с одной особенной девушкой, из-за которой в Средневековье легко разгорелась бы война в борьбе за её руку и сердце. Самой же Сакуре кажется, что Ино напоминает колючий горный воздух. Жизнь зеленоглазки скучна, а такая пряность, как Яманако, обостряют её.

Каким-то непостижимым образом энергичная Ино не затмила замкнутую Сакуру — дополняют друг друга и вместе составляют такой дуэт, что запросто поверить, что они созданы друг для друга.[/i]





***





- Все будет хорошо…

- Сакура, меня уже тошнить начинает от твоих «все будет хорошо»!

- Ино, успокойся. Сейчас нам остается только ждать и надеяться на лучшее.

Но Харуно понимала, что так она не успокаивает подругу, а только еще больше подначивает её.

Нужно что-то придумать. Ну, Сакура, ты ведь это умеешь!

- Обещаю, что все будет хорошо. Давай посчитаем до тринадцати, а? Как в детстве. Тебе станет намного легче.

Ино сердито зыркнула:

- Это глупо. Мы уже не дети…

Сакура прекрасно знала о той грани её характера, о которой Яманако и сама уже забыла, — ребенок, скрывающийся во взрослой женщине.

- Раз… - начала Сакура. - Два, три, четыре…

- Пять! – Ино размазала под глазом карандашную линию.

Для этих двух число «13» было особенным. Впервые они встретились тринадцатого числа, и им обеим было по тринадцать лет. Для них это число не имеет ничего общего с черными кошками, неудачей и проклятьями.

Затем Харуно придумала эту очень странную и известную только им игру. Когда было плохо, когда случалось что-то плохое… Они считали до тринадцати. Верили, что каждая цифра символизирует двенадцать месяцев календаря, двенадцать ступенек обычной жизни, а тринадцатая – особенная, волшебная.

- Шесть, семь, восемь, девять… - крепко сжав ладонь Ино, Сакура продолжала счет.

- Десять... Одиннадцать, двенадцать… - буквально шепотом говорила Яманако.

- Тринадцать! – на этот раз уже вместе произнесли «магическую» цифру.

- Ничего не произошло… Ты меня обману… - не успела возмутиться блондинка.

- Яманако Ино? – к ним подошел мужчина.

- Да, как Шикамару?

- Состояние стабилизировалось. Думаю, что скоро очнется.

Если кто-нибудь сомневается в существовании любви, Сакура бы хотела, чтобы этот человек увидел, как засветилось от счастья лицо подруги.

- Вы не шутите?

- Девушка, кто я? Шут или врач?

- Извините… Я-я… Просто…

- Понимаю. Мисс, идите-ка и отдохните. Все равно к больному вас пока не пустят.

- А, хорошо…

- Видишь. Я же говорила, что все будет хорошо.

- Сакура, порой мне кажется, что ты – ведьма.

В ответ девушка легонько чмокнула блондинку в затылок, прибавив:

- Просто я стараюсь верить в лучшее.





***





Практически полностью закрытая облаками луна и ярко освещенные окна домов, находящихся слишком далеко от остановки, совсем не давали света.

- Жуть какая. Ладно, Сакура, брось! Ты же всегда ходила по этой улице. Да, пусть тогда было светло и людно… Все будет хорошо! А-ха-ха, теперь я понимаю, почему раздражала Ино своим надутым оптимизмом.

Что-то скрипнуло, и Харуно, как заяц, отпрыгнула обратно к кустам. Но никто, конечно, и не думал вылезать из подворотни и покушаться на жизнь зеленоглазки. По крайней мере, пока.

- Да когда же кончится эта жуткая улица?! Почему, когда я так нуждаюсь в своих Альтер-эго, их никогда нет рядом? – уже галопом мчалась Сакура. И все было бы хорошо, если бы на пути не встретился какой-то булыжник. Тут должна быть тревожная пауза. Ей показалось, что она ступает по воздуху, и сердце сжалось от страха при мысли, что в эту самую секунду тело её рухнет на холодный и безжалостный гравий. Момент настал…

Девушка попыталась резко встать и поняла, что совершила ошибку – бок неприятно закололо. От этой неожиданной боли она снова чуть не грохнулась, но её кто-то вовремя подхватил. Незнакомец с минуту держал ее на расстоянии вытянутой руки, разглядывая.

- Осторожней, мисс.

Вдруг Сакуру затрясло от страха, как электродрель от тока.

- Что с вами? Почему вы так дрожите? Неужели я вас напугал? – мягко отпустил. - Вы меня не узнаете?

Она пригляделась, пытаясь вспомнить этого человека. Это был молодой и худощавый парень с челкой наискосок, острой, словно лезвие гильотины, закрывающей половину лица. Да, Харуно определенно где-то с ним сталкивалась…

- Помните один дождливый день, когда вы зашли в мой магазин, и мы там познакомились.

Механизм, отвечающий за память, в голове зеленоглазки все-таки заработал.

- Точно! Сай, да? Вы немного изменились за это время…

- Он самый. Ну, вы тоже меняетесь, так почему же мне нельзя?

- Разумеется… Кстати, мое желание так и не исполнилось.

Подобрал сумку с земли, про которую Сакура благополучно забыла, и протянул хозяйке.

- Спасибо… - ей стало как-то неловко.

- Думаете, что не исполнилось? - вытащил из приталенного сюртука старую курительную трубку, которая не совсем гармонировала с его образом и не подходила юноше. Уверенный, твердый голос, взгляд, полный скрытой, но какой-то доброй насмешки, выдавали в нем далеко не простого человека. Затянулся и пустил струйку дыма. Тут же раздался грохот. Она увидела, как молния озарила ночное небо змеящимися вспышками света. Призрачные всполохи молнии осветили его и без того бледное лицо. Сердце у нее екнуло.

- Похоже, скоро начнется дождь. Мы встретились с вами из-за дождя и расстаемся из-за этой же стихии.

- Милое совпадение… - нервно подметила Харуно.

- О, уже начинает накрапывать. Вам нужно поспешить.

- До свидания…

- До свидания, но надеюсь, что это наша не последняя встреча!



[i]Расцвело. Дождь закончился - радуга протянулась вдруг по утреннему небу. Мерцающее видение из нежных, розовато-цветных, карамельно-сказочных, перетекающих друг в друга полос.[/i]
User avatar
Танцующая Мышь (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 31 Mar 2013, 01:14

Пользователь KeLa отсутствовал в базе форума Миката.



ПРИВЕЕЕЕЕТ!!!

как давно я здесь не была) столько всего нового, что не успеваю все охватить)

Мышечка, твой стиль отличный, впрочем, как всегда)) мне нравится, а сюжеты-то, сюжетыыыыы...столько воображения, столько эмоций, столько всего, я в восторге!

А сейчас взыграет моя сущность редактора)





- Острож…

- Ай! – но было уже поздно. пропустили букву "О" в слове осторожно, если я правильно поняла, конечно же)



-Спасибо, конечно, что навестили и все такое, но и без вас было довольно не плохо. "Неплохо" пишется слитно



И напоследок....Расцвело. Рассвело, нэ??



Удачи, Мышка-тян, целую)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Танцующая Мышь (архив) » 04 Apr 2013, 15:53

[b]KeLa[/b], привет) Как же давно мы с тобой не общались. Я так рада, что ты меня не забываешь. Спасибо за замечание. Я это учту^^ Благодарю за комментарий. Надеюсь, что это наша не самая последняя встреча=)
User avatar
Танцующая Мышь (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Previous

Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest

cron
Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php