Фанфики Melamori_Blimm

A humongous, unordered mess

Unread postby **Архив** » 02 Mar 2012, 01:44

Пользователь Melamori_Blimm отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Название:[/b] Make it real или Всё в твоих руках! (ex Мечты сбываются...)

[b]Автор:[/b] Melamori_Blimm

[b]Бета:[/b] LenXen (2-7 главы)

[b]Жанры:[/b] романтика, юмор

[b]Персонажи:[/b] Сакура, Саске, Итачи, Темари, Шикамару, Канкуро, Гаара, Матсури, Наруто, Хината, Тсунаде, Куроками Рин (ОС), Хисаги Шиори (ОС)

[b]Рейтинг:[/b] PG-13

[b]Предупреждения:[/b] ООС

[b]Дисклеймер:[/b] Масаши Кишимото

[b]Саммари:[/b] Переместившись из реального мира, девушка начинает вспоминать эпизоды из жизни, которой у неё никогда не было... Или всё же была?

[b]Статус:[/b] в процессе...

[b]От автора:[/b] Действия начала первой главы происходят в реальном мире.

P.S. Буду очень благодарна за содержательные комментарии, включающие в себя конструктивную критику!



[b]Глава 1.

Неожиданный поворот. [/b]





По берегу красивого подмосковного озера, чьё местоположение практически никому не известно, прогуливалась девушка, лет шестнадцати. Её волосы, цвета японской вишни, струились до середины спины, а в ярко-зелёных глазах затаилась непривычная печаль. Ей предстоял тяжёлый разговор с человеком, который её любит. Настолько сильно, что иногда это её пугало...



Вот, на аллее, ведущей к озеру, затерянному среди густого леса показалась фигура высокого парня. Он быстрым шагом направился к девушке и порывисто схватил за локоть...



— Я пришёл, чтобы услышать, наконец, твой ответ! Ты любишь меня? - его глаза горели, а руки тряслись от волнения.

— Подожди, я хотела объяснить тебе... - её прервал его возглас.

— Ничего мне объяснять не надо! Просто скажи, это же так просто! - он весь сжался от нетерпения. Сейчас, сейчас она скажет эти заветные три слова и он, наконец, обнимет её! А если нет...

— Пойми, я не могу. Я не люблю тебя. Вернее, люблю, но только как брата. Прости... - он не дал ей договорить, в его глазах мелькнули лихорадочные огоньки. От сильной пощёчины девушка упала на землю.

— На что ты надеешься, а? - удар. - Что эти анимешные уродцы оживут и спасут тебя от серой повседневности? - ещё удар. - Или что твой Учиха ненаглядный выползет из монитора и тебе в любви признается? Ты даже патлы свои умудрилась выкрасить по-анимешному! — бесился он.

— Это мой естественный цвет, - тихо прошептала девушка, давясь собравшейся во рту кровью.

— Ага, скажи ещё, что линзы в глаза не вставляла!- парень ногой ударил её по рёбрам, отчего раздался приглушённый хруст ломающейся кости. Девушка лишь скрипнула зубами, но не закричала, продолжая терпеть ставшую практически невыносимой боль, причиняемую одним из самых близких людей — её лучшим другом. Она никогда не подозревала, что он настолько психически неустойчив. - Вон какие глазищи зелёные, ведьма! Помешалась на своём чёртовом аниме! А у живых парней теперь и шанса нет?! Не любишь, значит?! В уродов своих повлюблялась, из этих идиотских японских мультиков, да? Не хочешь со мной быть? Последний раз спрашиваю! — его безумные глаза сверкнули недобрым огнём, а лицо исказила злобная гримаса.

— Я ведь уже говорила, - она немного приподнялась на разбитом локте, - я люблю тебя, но только как друга! Ты мне как брат! - резкий удар в солнечное сплетение заставил её вновь рухнуть на землю.

— Как брат, говоришь? Зачем мне нужна твоя дружба, когда у меня сердце из груди выпрыгивает третий год при твоём появлении?! Значит, не будешь со мной? — его голос начал срываться на визгливый фальцет. Она устало, еле заметно качнула головой. - Прекрасно! - он поднял обессилевшую девушку на руки. - Ну, прощай дорогая! - парень криво усмехнулся.

- Не мне, так никому! - он с силой отшвырнул девушку от себя. Послышался всплеск. Она начала медленно опускаться на дно, не в силах пошевелить онемевшими от побоев руками.

— Боже, что же я делаю?! - огонёк безумия исчез из его глаз, лицо приобрело прежнее, немного печальное выражение, а на лице читался неподдельный страх. Он бросился за ней в озеро...



Девушка почувствовала, как кто-то схватил её за плечи, затем сильный толчок. Она ощутила приятную сухую пустоту, вместо холодной воды озера. И снова вода, но намного теплее. Чьи-то руки осторожно обхватили её за талию, и она потеряла сознание...



На следующее утро все первые полосы газет взорвала сенсация. Александра Харунова, дочь одного из влиятельнейших бизнесменов России, исчезла вечером при загадочных обстоятельствах. Последний видевший её человек, племянник близкого друга отца девушки, был доставлен в больницу с нервным срывом и серьёзным переохлаждением. Единственное, что прессе удалось узнать — фраза, которую постоянно повторял молодой человек: «Она исчезла прямо из моих рук, прямо из рук...»



Первым, что она увидела, когда очнулась, было яркое пламя костра, приятно потрескивавшего в паре метров от её лица. Стояла глубокая ночь. На чёрном, как смоль небе сверкали мириады ярких звёзд. Молодой месяц был окутан загадочным серебристым сиянием. Неловко повернувшись, она почувствовала как тело пронзает острая боль. В полной тишине её приглушённый стон был довольно-таки хорошо слышен.



— Не советовал бы сейчас шевелиться. Я перевязал тебя только час назад, - произнёс юноша, сидящий по другую сторону костра так, что лица не было видно.



[i]«Прошёл всего час? Но ведь утро же было! И кто он? Такой родной голос... Но его речь! Что же не так? Я понимаю его, но...»[/i]



— Где я? - обратилась она к такому знакомому незнакомцу. Тот вздрогнул.

— Что за странный язык? Откуда ты? — ледяным голосом спросил парень.



[i]«Меня он не понимает, значит и правда что-то не так... Чёрт! Вот же балбеска! Он говорит на другом языке! Но на каком?»[/i]. [i]«Дурёха, неужели до сих пор не догадалась?!» [/i]- возмутился её внутренний голос, всё чаще в последнее время позволявший себе вести диалог с разумом обладательницы. [i]«Точно! Японский!»[/i]. [i]«Ну наконец-то! Не прошло и года!»[/i] - злорадствовал голос. Александра начала торопливо вспоминать выученный за четыре года обучения в элитном московском колледже (где она, к слову, была лучшей студенткой) японский язык и повторила свой вопрос:

— Где мы находимся? - произнесла она на японском.

— Хм... Значит, всё-таки местная. У тебя сильное сотрясение мозга, так что амнезия вполне возможна. Мы находимся между Суной и Конохой, на границе страны Огня. Что-нибудь вспоминается? - спросил парень. Она отрицательно покачала головой.



[i]«Суна? Коноха? Страна Огня? Как я попала в страну из моего любимого аниме? Как я попала в Мир Наруто?!»[/i]- её лихорадочные мысли прервал новый вопрос незнакомца.



— Как зовут-то тебя, помнишь?



Первым, что пришло в голову был её ник на одном из аниме-форумов, немного переделанное на японский лад собственное имя.



— Сакура, - немного подумав, она добавила: - Харуно Сакура, - и вновь провалилась во тьму обморока, так и не успев спросить, кем же является её таинственный спаситель, чей голос показался ей таким знакомым...





[b]Глава 2.

Второй шанс. [/b]





Когда Сакура проснулась, на небе уже ярко светило солнце, в лучах которого искрились волны прозрачного озера. В воздухе стоял приятный хвойный аромат, ласкало слух пение птиц, рассевшихся по деревьям. Сладко потянувшись, девушка начала оглядываться в поисках незнакомца, минувшей ночью спасшего ей жизнь. Не найдя его взглядом, она с трудом поднялась на ноги и медленно побрела к опушке поляны. Не дойдя всего пару шагов до кромки леса, Сакура покачнулась, чувствуя как силы вновь покидают её. Она бы непременно упала, если бы кто-то вовремя не подхватил её на руки. От неожиданности девушка приглушённо вскрикнула, ведь ещё секунду назад она была на поляне совсем одна и не слышала, чтобы кто-то подходил...



— Я же говорил, что тебе нельзя вставать. Куда ты собралась? — голос юноши звучал спокойно, но в нём угадывались напряжённые нотки. Девушка обернулась и посмотрела ему в глаза.



— Я хотела найти вас, чтобы поблагодарить, — Сакура была немного смущена, находясь так близко от лица незнакомого ей парня, — [i]«Какой симпатичный»,[/i] — промелькнуло у неё в голове.

— Ты ничего не вспомнила? — спросил он, не отводя взгляд от её глаз. — [i]«А она красивая... Розовые волосы, изумрудные глаза, бледная кожа, едва уловимый аромат дикой вишни...»[/i], — его мысли прервал робкий голос Сакуры.

— Эм... извините, я ничего не помню, но не могли бы вы меня отпустить, — щёки девушки покрылись лёгким румянцем. Юноша сделал несколько шагов вперёд и настороженно остановился.

— Сюда кто-то идёт. Я спрячу тебя, — и одним прыжком с поляны он переместился в лес и положил девушку между выступающих корней древней сосны. Как только незнакомец вновь скрылся, послышались голоса...



— Да неужели! Кого мы видим! Это же сам Учиха Итачи, собственной персоной! А говорят, что ты стал так слаб, что не высовываешься из своей норы! Что, глазки болят, а?! На этот раз ты заплатишь нам за смерти наших друзей! Вперёд, убить его! — последние слова чунина с протектором деревни Скрытого Тумана были предназначены трём его товарищам, нетерпеливо ожидавшим приказа командира.

— Хм... — это всё, что ответил им Итачи, приготовившись отразить нападение.

— Суйтон: удар Водного Дракона! — понёсся в атаку один из шиноби Тумана.

— Катон: Пламя! — огненная техника Учихи сожгла Дракона вместе с его исполнителем.

— Ах ты тварь! Мицу, Роин, тройная атака! — крикнул командир своим подчинённым, с ужасом понимая, что его громогласные утверждения о слабости Итачи были, мягко говоря, голословными...

— Суйтон: Водяная Лавина! Суйтон: Водный Взрыв! Суйтон: Лезвия дождя! — трое шиноби Тумана начали комбинацию.

— Глупо, — прошептал Учиха, активируя шаринган. — Катон: Хоусенка но джитсу! — шиноби были сожжены дотла тремя огненными сферами техники Итачи.



[i]«Вот и всё. Да, в Тумане, видимо, совсем туго с кадрами»[/i], — он еле заметно ухмыльнулся. — [i]«Либо они наткнулись на меня случайно, либо и правда идиоты. С подвластным элементом воды идти против моих огненных техник — это, мягко говоря, недальновидно. А если серьёзно — то и вовсе глупо. Хотя они, в общем-то, молодцы. Додумались комбинировать атаку, даже заставили меня использовать шаринган... »[/i], - думал Итачи, направляясь к месту, где недавно оставил спасённую вчера девушку.



— Что произошло? Кто были те люди? — испуганно прошептала Сакура, когда заметила приближавшегося к ней парня.

— Всё в порядке, успокойся. Всего лишь рядовое вражеское нападение, — Итачи пристально смотрел в зелёные глаза девушки и не мог вспомнить, где же он встречал её раньше...

— А то, что говорил тот человек — это правда? Вы действительно... — она не успела договорить.

— Да, я — Учиха Итачи, — ему было интересно понаблюдать за реакцией девушки на такую новость. Итачи перебирал в голове всевозможные варианты её поведения. — [i]«Хм... закричит, убежит, или в обморок упадёт? Скорее, всё-таки, в обморок»,[/i]

— но то, как отреагировала Сакура, повергло его в лёгкое изумление...



— Для меня честь познакомиться с вами. Я считаю вас настоящим героем, Итачи-сан! — она слегка склонила голову в знак уважения. — [i]«Неужели это и правда Учиха Итачи — мой любимый персонаж?»[/i]



[i]«Да что вообще здесь происходит?! Почему какая-то девчонка, пусть даже и обязанная мне жизнью, столкнувшись с преступником S класса не пугается и даже не совершает попыток меня убить, а просто мило улыбается и называет героем? Не может же она знать, что... Нет! Это ведь засекречено и известно лишь Хокаге. Да кто она вообще такая?!»[/i]



Сакура сделала несколько нетвёрдых шагов и покачнулась... Итачи уверенно подхватил её на руки, вынес обратно на поляну и уложил под одеяло, на котором девушка провела пол ночи.



— Итачи-сан, — тихо начала она.

— Мм? — Учиха неохотно отвлёкся от своих размышлений и выжидающе посмотрел на Сакуру.

— Мне кажется, что я всё вспомнила, — она замерла в нерешительности, неуверенная в том, стоит ли продолжать.



[i]«Чёрт! Чёрт!! Чёрт!!! Может, не нужно ему говорить?! Подумает ведь, что сумасшедшая!».[/i] — [i]«А ты как хотела?»[/i]- услужливо отозвался внутренний голос.- [i]«Только представь себя на его месте: посреди ночи выудить из озера какую-то девицу, всю избитую, еле живую, а с утра пораньше послушать увлекательную историю о том, что она, видите ли, из другого мира явилась! И что? Я на его месте вряд ли поверила бы в подобный бред!»[/i]- [i]«Только ты, к счастью, не на его месте! А в моей, к сожалению, голове!»[/i] — резко прервала уже порядком надоевший внутренний голос Сакура,- [i]«Ну и выкручивайся тогда сама! Как хочешь, я тебе не помощник.»[/i] — ехидно хмыкнув, голос затих. [i]«Ну вот, как всегда! Наговорит гадостей и линяет! Эх... наверно, всё же надо сказать. Я же так долго мечтала, мне снился этот мир. Я ведь считала именно эту жизнь настоящей! А то, что происходило „на яву“ было для меня лишь предисловием к истинной жизни, которая начиналась лишь во сне. Жизни, с которой я впервые столкнулась на экране ноутбука, посмотрев аниме про мир шиноби, „мой мир“, как подумала я тогда...»[/i]



— Итачи-сан, я из...

— Из параллельного мира, так? — невозмутимо договорил за неё Итачи.

— Но... как, как вы поняли?! — изумлению Сакуры не было предела.

— Я всего лишь предположил это, как один из возможных вариантов. Сначала, посреди озера, вода в котором секунду назад была гладкой, как зеркало, появляешься ты. Затем, начинаешь говорить на странном языке, не принятом ни в одной из известных мне стран. Потом, твоя странная одежда... — Учиха окинул девушку красноречивым взглядом, — на ней были тёмные джинсы, облегающая фиолетовая майка на лямках и старые кеды Converse. Вот уж действительно неожиданный набор для обитателя мира шиноби...



— Как я понимаю, в этом озере находился портал, связывающий наши миры, — Итачи рассуждал так непринуждённо, словно пересказывал сюжет недавно прочитанной интересной книги.

— А почему «находился»? Неужели...

— Да. Портал может пропустить путешественника лишь раз. После этого открыть его будет абсолютно невозможно. Теперь это обыкновенное озеро, — Учиха спокойно договорил и отвернулся от девушки, вновь предаваясь каким-то своим мыслям.



Сакура сидела, не в силах поверить в сказанные им слова, — [i]«Неужели я уже никогда не смогу увидеть тот мир, родителей, друзей?!» [/i]— на её глаза непроизвольно навернулись непрошеные слёзы. — [i]«Но, с другой стороны, ведь я, наконец-то, в реальности попала в ту настоящую жизнь, о которой столько мечтала! Правда, в другой реальности...»[/i] — она хотела что-то сказать Итачи, но, повернувшись, заметила, что он присел на землю, слегка сжимая пальцами виски и морщась, как от надоедливой головной боли. Девушка непроизвольно протянула к нему руку.



— Вам плохо? — её рука легла ему на лоб.- Горячий, — прошептала она, собираясь убрать руку, как вдруг почувствовала странное жжение и покалывание на кончиках пальцев.



Взглянув на свою ладонь, Сакура ахнула: руку охватило ярко-зелёное свечение. Итачи вопросительно смотрел на неё, но не отталкивал руку, чувствуя, как глаза, перестают болеть. Пару минут ошарашенная девушка не могла отвести взгляд от своей ладони, неожиданно как будто зажившей собственной жизнью, отказываясь повиноваться своей обладательнице. Вдруг Сакура негромко вскрикнула, свечение погасло, и девушка двумя руками схватилась за голову, которую внезапно пронзила острая боль.



[i]«Что это? Какие странные воспоминания... Неужели это всё действительно происходило со мной?»[/i] — она сидела, слегка раскачиваясь взад-вперёд, всё так же обхватив голову руками... — [i]«Вот я сражаюсь с кем-то, но, почему-то, не могу понять с кем. Совсем не видно лиц, всё как в тумане, чувствую лишь, что кто-то сражается вместе со мной. Может, это мои друзья? Создаю какие-то печати, и вновь темно. Вот моя рука снова загорается этим странным зелёным сиянием... Стоп! Это ведь медицинская чакра! Как же я сразу не догадалась?! Значит, судя по количеству крови на моих руках, я спасаю кому-то жизнь! И вновь бой, я ударяю кулаком о землю, по которой сразу же идут огромные трещины.»[/i] — боль резко прекратилась, а вместе с ней иссяк и поток воспоминаний.



— Что с тобой? — Учиха мягко прикоснулся к её плечу.

— Уже всё в порядке. Итачи-сан... мне кажется, что раньше я уже делала это, — Сакура сконцентрировалась, вспомнив ощущение из воспоминания, и зажгла в ладони лечебную чакру. — А ещё, когда-то, я была шиноби,- слабо прошептала девушка, чувствуя, что теряет сознание. — [i]«Это уже начинает меня бесить!»[/i] — подумала она, падая на руки Итачи, в который раз уже подхватившего её.

— Куноичи. Ты была куноичи, — шепнул Учиха, устраивая девушку поудобнее и накрывая одеялом.





[b]Глава 3.

Итачи — Inside. Или внутренний мир идеального убийцы.[/b]



Проснувшись на следующее утро, Сакура не решалась открыть глаза. Всё произошедшее вчера казалось ей немного пугающим, но от этого не менее волшебным сном. Последние несколько месяцев она только и делала, что витала в облаках, представляя себя на месте розоволосой куноичи. Иногда мечты казались настолько реальными, что девушка уже с трудом осознавала, что является не Сакурой Харуно из Страны Огня, ученицей Пятой Хокаге, а Александрой Харуновой из Москвы, студенткой медицинского колледжа. Друзья привыкли к этой её «небольшой» странности и давно уже звали Сакурой, на своё настоящее имя она практически перестала откликаться. Привыкли все, кроме одного. Но он не всегда был таким! Очень долго они просто дружили, им же было так весело вместе! Пока он не влюбился. В неё. Иногда, в приступе неконтролируемого гнева, он начинал издеваться над её увлечением и необычной внешностью. Но, в итоге, по иронии судьбы именно он помог ей оказаться в мире её грёз и фантазий...



К слову, о необычной внешности — Сакура была японкой. Мать переехала в Россию, когда девочке исполнился год от роду. О том, где сейчас находился отец, Сакура не знала. Мама всегда расстраивалась, когда разговор заходил о нём, и говорила, что он очень далеко, и что она сильно по нему скучает. Как ни старалась Сакура, подробностей добиться так и не удалось. А ещё её очень интересовало имя, данное ей при рождении. Ну не могли же японского ребёнка назвать Александрой?! То, что фамилию Харунова мать взяла от своего нынешнего мужа, Сакура отлично знала. Но мама наотрез отказалась сообщать ей настоящее имя и фамилию, ссылаясь на то, что не стоит оглядываться на прошлое и нужно жить сегодняшним днём.



Наконец, собрав волю в кулак, она решила открыть глаза, уже почти уверенная в том, что сейчас увидит потолок своей комнаты.

— Ками-сама... — ошарашенно выдохнула она, разглядывая медленно поднимающийся в ясном небе над головой солнечный диск. На глаза в очередной раз навернулись слёзы.- [i]«Ведь если я и правда попала в свой "настоящий мир", я больше не смогу увидеть маму... Ладно! Хватит уже реветь! Ещё успеешь и по маме поскучать, и по дому тоже. Надо взять себя в руки» - «Соберись, тряпка»[/i]- насмешливым тоном добавил внутренний голос.



Сакура ещё раз оглядела исполинский лес, со всех сторон обступивший небольшую поляну, на которой она лежала, заботливо укутанная одеялом, повернувшись лицом к опушке. Пару минут понаблюдав за весёлой игрой двух птичек, прыгающих с ветки на ветку на ближайшем дереве, она поднялась на ноги, решив проверить, проснулся ли уже Итачи, которому она и так, несомненно, доставила кучу хлопот. Её глазам предстала такая картина: на чёрном плаще, свернувшись калачиком и подложив руки под голову, лежал Итачи. Во сне он нахмурился, но буквально в ту же секунду его лицо приобрело такое беззаботное выражение, что Сакура, невольно залюбовавшись, подошла ближе. Длинные чёрные волосы блестящей волной рассыпались по плечам. Одна прядь упала юноше на лицо, от чего он время от времени слегка морщился. Девушка наклонилась и лёгким движением убрала мешающую прядку. На ощупь его волосы были словно шёлк. Она присела на землю, совсем рядом с ним. Неожиданно, в висках запульсировала боль. Сакура зажмурилась и погрузилась в видение: ночная аллея, залитая лунным светом. К ней спиной стоит высокий мальчик, со смешно взъерошенными на затылке волосами, чёрными, как сама ночь. Приложив руку к щеке она поняла, что плачет. Непрошеное видение затуманилось и исчезло так же внезапно, как и появилось. Перед глазами темнота.



[i]«Кто же это? Почему вдруг стало так больно и пусто, как будто я забыла что-то важное?»[/i] - распахнув глаза, она увидела, что Итачи всё так же мирно спит. - [i]«Ладно, не стоит его будить. После вчерашнего ему явно требуется отдых.»[/i] - она грустно усмехнулась. - [i]«Надо как-то отблагодарить его. Завтрак что ли приготовить?»[/i] - Сакура огляделась в поисках какой-нибудь еды. Взгляд упал на небольшой котелок, лежащий возле догоревшего костра. Заглянув туда, она обнаружила хлеб, сыр и небольшой мешочек с чайными листьями. [i]«Так, завтрак нашёлся»,[/i] - она улыбнулась.



Взяв одеяло, она осторожно, чтобы не разбудить, накрыла им спящего Итачи и, подхватив котелок, отправилась искать ручей, который, судя по звукам, был совсем недалеко. Шла она медленно и пошатываясь — сказывались побои и вчерашнее переутомление. Как ей удалось использовать медицинскую чакру, Сакура старалась пока не думать. Набрав воды, она отправилась обратно — заваривать чай и делать бутерброды...



От негромкого шума Итачи открыл глаза.



[i]«Она что, завтрак решила приготовить?!»[/i] - он еле заметно улыбнулся, - [i]«Сотрясение мозга, сломанные рёбра, ушибы, порезы! А она мало того, что вчера вылечила меня, причём так, как ни один медик до сих пор и под страхом смерти не смог! Так ещё и за водой с утра пораньше сбегала. Становится всё интереснее...»[/i]



— Охайо, Сакура, - приветливо поздоровался Учиха. - Опять не послушалась, да? - он мягко улыбнулся.

— Ну, мне ведь надо было как-то вас отблагодарить за спасение и причинённые неудобства. А то вчера что-то не очень получилось, - припомнив вчерашнее нападение, усмехнулась она. - Тем более, у меня уже практически ничего не болит, - и как назло, именно в этот момент сильно заныло сломанное ребро. Слегка поморщившись, как можно незаметнее, она приложила к нему руку, моментально, будто бы самопроизвольно, загоревшуюся изумрудной чакрой.

— Вот именно, что почти ничего, - сделав ударение на «почти», строго произнёс Учиха. - Будем считать, что уже отблагодарила, а теперь ложись и отдыхай. Нам предстоит тяжёлый день. - Решив встать, он сразу же заметил, что одеяло, в которое раньше была завёрнута девушка, теперь покоится на нём.



[i]«Это ещё что?! Она укрыла меня, когда проснулась, что ли? Просто слов нет!»[/i] - на его лице застыло выражение крайнего изумления.



— А что будет сегодня? — спросила Сакура, подняв взгляд на подходящего к ней с отсутствующим видом и одеялом в руке Итачи.

— Пора уходить, - только и сказал он, прежде чем закутать её в одеяло и мягко подхватить на руки, словно пушинку.

— А теперь — лежи! Чай и бутерброды я тебе сам принесу. Ш-ш-ш! - Он тут же пресёк все попытки сопротивления уже было открывшей рот девушки, приложив палец к её бархатным губам...



— И без возражений! Иначе не дойдёшь и мне придётся бросить тебя в лесу, на растерзание диким шиноби, - засмеялся Итачи, слегка удивившись внезапно вернувшемуся чувству юмора.

— А куда мы пойдём? — перестав сопротивляться, спросила Сакура.

— Детали обсудим по дороге, а теперь тебе нужно прилечь, — поуютнее закутывая девушку в одеяло, ответил Учиха.

— Ладно, так уж и быть, сдаюсь! - пролепетала Харуно, сворачиваясь клубочком и подкладывая руку под голову. Через минуту Итачи услышал тихое посапывание. Наклонившись, он вгляделся в лицо безмятежно спящей девушки и легко провёл ладонью по её шелковистым розовым волосам, свободно рассыпавшимся по одеялу.



[i]«И что со мной происходит?»[/i] - одёрнул себя шиноби, резко поднимаясь на ноги. — [i]«Годы тренировок выдержки и контроля над эмоциями идут псу под хвост! Идиот! Нужно срочно взять себя в руки, пока это не зашло слишком далеко! Нет, ну надо же?! И это человек, хладнокровно умертвивший собственный клан»,[/i] - ну, предположим, не совсем хладнокровно. Допустим, что этот самый человек и по сей день мучается невыносимыми угрызениями совести и ужасающими кошмарами, никак не желающими покидать его тревожный сон. Ночь за ночью он видит искажённые то страхом, то жгучей ненавистью, то обыкновенным изумлением лица соклановцев. Стариков, женщин, детей, убитых им в ту ночь. Нет, ему никогда не забыть широко раскрытые от удивления детские глаза, смотрящие на него с доверием и непониманием. Кровь, реками лившуюся в ту страшную ночь. Этот грех он не сможет снять со своей души до самой смерти. И даже за гранью жизни картины того дня не покинут его страдающую душу. — [i]«Разрушивший жизнь младшего брата, с детства бывшего самым близким и любимым человеком на земле. Вступивший в самую опасную преступную организацию современности. И вот теперь этот самый человек начинает терять голову, едва встретив какую-то розоволосую девчонку?! И жизнь уже не кажется такой мерзкой, будущее перестаёт представляться в чёрно—серых тонах, омертвевшая душа снова начинает петь и даже смех и улыбки, о существовании которых этот человек и думать забыл, вновь возвращаются! И что самое смешное, этот человек — я! Но если отставить в сторону весь этот сентиментальный бред и так некстати оттаивающую душу и прислушаться к голосу разума, можно понять, что не такая уж она и незнакомка. Где-то я её точно видел! Да и имя вроде бы знакомое. Сакура, Сакура... Вот же позор! Шиноби — отступник, в 13 лет уже возглавлявший отряд АНБУ, считавшийся гениальным ниндзя не может вспомнить, где он мог видеть нужного ему человека! Кажется, пора на пенсию»[/i], - усмехнулся он, - [i]«Уже вижу заголовки газет: „Сенсация, сенсация! Великий и ужасный Учиха Ичачи, за голову которого назначена баснословная награда, за которым охотится каждый второй шиноби Страны Огня, на днях отправился на пенсию с диагнозом "склероз"! Память восстановлению не подлежит!" Ага, жёсткий диск сдох!» - засмеялся он, дожёвывая второй бутерброд, - «Ладно, надо собираться. И не забыть оставить ей чай с бутербродами»[/i], - он бросил нежный взгляд на небольшой холмик, состоящий из одеяла и пристроившейся под ним девушки.



Собрав все вещи, Учиха взял котёл, предварительно перелив оставшийся чай в большую походную кружку, и направился к ручью. Возвращаясь назад с уже вымытым котелком, он услышал тихие, едва слышимые и вроде бы даже не человеческие стоны. Молниеносно и бесшумно оказавшись за ближайшим к поляне огромным деревом, он стал свидетелем такой картины: Сакура, сидя на одеяле, держит на коленях хрипло дышащего оленёнка, бок которого был практически полностью разорван. Видимо, ему удалось сбежать из чьих-то цепких когтей. Через всю поляну к одеялу тянулся хорошо различимый кровавый след. Руки девушки зависли прямо над раной несчастного животного и светились настолько ярким изумрудным сиянием, что Итачи пришлось прикрыть глаза. Когда же он их открыл, а прошло не больше пары мгновений, совершенно здоровый оленёнок стоял рядом с немного утомлённой Сакурой и благодарно тёрся бархатным носом об её щёку. Она ласково почесала зверька за ухом. В следующую секунду радостный малыш уже нёсся обратно в лес, преодолев поляну за четыре огромных скачка.

Потрясённый Итачи направился к девушке, невидящим взглядом уставившейся куда-то позади него.



— Отдохнула, называется, - с ноткой иронии произнёс Учиха, останавливаясь прямо перед Сакурой и привлекая к себе её рассеянное внимание. От неожиданности она слегка вздрогнула.

— Ой, извините! Я задумалась и не заметила, как вы подошли, - обезоруживающе улыбнулась Харуно.

— Угу, а слона-то я и не приметил! - с ухмылкой пробурчал себе под нос Итачи.

— Что, простите? — переспросила Сакура, вновь отрываясь от своих мыслей.

— Не за что извиняться, говорю, — слукавил Учиха,— я наблюдал за тем, как ты тут спасала жизнь одному незадачливому лесному обитателю. Понимаю, что спрашивать тебя, откуда взялись такие глубокие познания в медицинских техниках и ювелирное владение чакрой, совершенно бессмысленно. Но этот вопрос очень меня интересует... — сказал Итачи, с котлом наперевес направившись к оставленным под деревом вещам.

— Мы уходим? - спросила Харуно, подходя к Учихе и сворачивая по дороге одеяло в рулон.

— Да, уже давно пора. - Ответил Итачи, продолжая попытки впихнуть котелок в и так уже набитый походный рюкзак. - Доедай скорее тобою же приготовленный завтрак и собирайся. До Суны идти никак не меньше суток.





[b]Глава 4.

Друзья?[/b]



Весенний лес был наполнен красками. Везде кругом, куда только мог добраться взгляд, царствовало величественное зелёное спокойствие. Солнечные лучи играли в молодой листве вековых деревьев, кругом танцевали весёлые блики, создавая подобие калейдоскопа. Под ногами Сакуры и Итачи приятно шелестела мягкая трава. С ветки на ветку, как бы сопровождая двоих шиноби, перелетали птицы, шумно радующиеся приходу долгожданной весны. Воздух в лесу был чист и наполнен ароматом свежести и оживающих цветов.



— Итачи-сан, мы ведь направляемся в Суну? Что мы собираемся там делать? — оторвавшись от разглядывания горизонта, спросила Сакура.

— Не мы, а ты. Я только провожу тебя до ворот. Побудешь там какое-то время, придёшь в себя. Может быть, вспомнишь что-то. Ведь в Суне ты практически никому не знакома, а значит тебя не будут донимать постоянными «Что произошло? Откуда ты взялась?» и так далее. У тебя будет время поразмыслить над тем, что ты будешь всем отвечать, когда всё-таки вернёшься в Коноху и попадёшь под натуральный перекрёстный огонь из вопросов.

— Но, как вы и сказали, в Суне я никого не знаю... Что же мне там делать одной?

— Ну, говоря «никого» ты сильно преувеличиваешь. Казекаге и его ближайшее окружение вряд ли тебя когда-нибудь забудут. Ты ведь спасла жизнь его брату, да и в спасении его собственной приняла более чем активное участие. Тем более, вряд ли они откажутся от помощи такого квалифицированного медика, как ты, наверняка у них в госпитале достаточно больных и раненых. Так что немного погостишь в доме Гаары.



К слову, Итачи наконец-то вспомнил, почему Сакура казалась ему смутно знакомой. Нетрудно было связать воедино её нестандартную внешность, имя и тот факт, что она являлась шиноби Деревни Скрытого Листа. Теперь ему казалось странным, как он мог сразу же не узнать куноичи, убившую Акасуна но Сасори. Он ещё раз отметил, как странно на него действует эта девушка.



[i]«Гаара и его брат... Канкуро? Я спасла ему жизнь?!»[/i] — Внезапно, Сакура вновь почувствовала сильную головную боль и тяжело опустилась на землю, обхватив голову руками. Перед глазами, как в ускоренной съемке пронеслись кадры: она стоит в теплице с лекарственными растениями и подбирает противоядие. Затем удивлённое лицо бабушки Чие, когда она всё-таки смогла его подобрать. Потом извлечение яда из тела Канкуро...



[i]«Стоп! Это всё была я?»[/i] — боль прошла так же внезапно, как и началась.



— Что случилось? Опять что-то вспомнила? — протягивая руку, чтобы помочь ей подняться, спросил Итачи.

— Угу, — кивнула Сакура, продолжая думать о только что увиденном.



[i]«Неужели это всё и правда было со мной?»[/i] — Сакура никак не могла поверить в свою старо-новую сущность...



И они молча продолжали свой путь до самого заката.



— Сакура, предлагаю поискать место для ночлега, — глядя на скрывающееся за горизонтом солнце, прерывая царившую несколько часов подряд тишину, предложил Итачи.

— Согласна, — с улыбкой откликнулась та.



Проснувшись утром, Сакура на миг замерла, поражённая великолепием предрассветного леса. Везде, куда мог дотянуться взгляд, простирался искрящийся в первых, ещё несмелых, лучах солнца изумрудный океан. Всё вокруг было окутано голубоватой, постепенно исчезающей дымкой. Лёгкие порывы прохладного ветра нежно касались крон деревьев, делая их ещё более похожими на необъятный океан. Поскольку солнце ещё не набрало всю свою утреннюю силу, вся поляна, на которой расположились Сакура и Итачи, искрилась росой. Маленькие жемчужные капли покрывали каждый стебелёк, заставляя его застыть, склонившись будто в поклоне. Захваченная этой необыкновенной красотой, Сакура не замечала, что Итачи проснулся одновременно с ней, и пока она любовалась оживающим лесом, он любовался ей.



— Сакура, — хоть голос Итачи был тих и мягок, он разрушил гармонию тишины наступившего утра, и Сакура непроизвольно вздрогнула от неожиданности. — Шиноби должен замечать происходящее вокруг, а не погружаться с головой в созерцание местности, — Учиха попытался придать голосу строгость, но это давалось ему с трудом, поскольку он и сам был пленён созерцанием девушки. — Если бы я был врагом, ты была бы уже мертва. — Итачи, наконец, удалось совладать с голосом и придать ему необходимую жёсткость.

— Но вы же не враг, Итачи-сан, правда? — невинно улыбнувшись и взмахнув ресницами, пролепетала Сакура.

— Нет, Сакура, твоё счастье, что нет. — Шиноби поспешил отвести взгляд. Обрушивая на себя все доступные ему проклятия, он отвернулся, скрывая проступивший румянец.- Нам пора. Суна уже очень близко.

— Есть, сэр, — куноичи игриво отдала честь, заставив Итачи вновь отвести взгляд.



Когда до деревни оставалось не больше километра, Итачи решил применить маскировку. Сложив необходимые печати и негромко произнеся «Хенге», Учиха превратился в симпатичного юношу, лет восемнадцати, с густыми тёмно-каштановыми волосами, собранными сзади в аккуратный конский хвост и пронзительными серыми глазами, при взгляде которых создавалось ощущение, будто тебя просвечивают рентгеновским лучом. На лбу шиноби, вместо перечёркнутого протектора Конохи, теперь красовался новенький блестящий протектор Деревни Водопада.



— И кто же вы теперь, Итачи-сан? — поинтересовалась Сакура, стараясь не встречаться с ним взглядом. Ей почему-то казалось, что если он заглянет ей в глаза, то сможет прочесть её, как открытую книгу. Узнает все её секреты, тайны и потайные желания. Вся её жизнь окажется у него как на ладони. Сакура чувствовала себя абсолютно беззащитной перед этими глазами. Возможно, это объяснялось и тем, что Итачи был гениальным смертоносным шиноби, имевшим один из самых устрашающих кекке-генкай (наследственная способность) — шаринган. Но как раз об этом куноичи не задумывалась.

— Мираи Канаме, чуунин деревни Водопада. Приятно с вами познакомиться, юная леди. — Итачи отвесил Сакуре шутливый церемониальный поклон. — Как только станут видны ворота Суны, мы разделимся. Я останусь в лесу, дождусь пока тебя пропустят и тогда смогу заняться своими делами. К тому моменту ты уже будешь под надзором Казекаге, его гостьей. Так что волноваться не о чем, никакая опасность тебе не грозит.

— А вы уверены, что не сможете пойти со мной? Я понимаю, что должна была бы считать этот мир своим домом, что хорошо знакома с Гаарой и его братом...

— И сестрой, — с мстительной ухмылкой добавил Учиха.

— И сестрой, — обречённо повторила Сакура, вспомнив каким было первое близкое знакомство с Темари, и чем всё это закончилось для коноховского леса. И тут же поражённо остановилась, бросив удивлённый взгляд на Итачи.

— Что такое? — настороженно спросил шиноби, делая шаг к девушке.

— Всё в порядке, просто я вспомнила ещё одну деталь её прошлого...

— Твоего прошлого, — уточнил Учиха.

— Моего прошлого, — она согласно кивнула. — И это пришло так естественно... Меня больше не затягивало в воспоминание, я не проживала заново тот момент моей памяти, который неожиданно появлялся в сознании, да и голова не раскалывалась. Оно пришло как обыкновенное воспоминание, не как что-то чужеродное, а как часть меня, как что-то по-настоящему когда-то происходившее со мной.

— Ну, это может означать только одно — твой разум оправился от потрясения, вызванного твоим, скажем так, путешествием, и начинает приспосабливаться к жизни в данном месте, в данное время, возвращая принадлежащие тебе сведения о твоей собственной жизни.

— То есть, вы считаете, что раньше я действительно жила в этой вселенной? Но как я тогда оказалась в реальном... Ну, то есть, в другом измерении? Или та жизнь была всего лишь сном? Фальшивкой? Может быть, я просто сошла с ума?

— Нет, Сакура, я не думаю, что та жизнь была подделкой, или сном. И я так же не считаю тебя сумасшедшей. Из нас с наибольшей вероятностью психом являюсь как раз таки я. Не ты ведь выловила еле живую девушку из абсолютно спокойного лесного озера. К сожалению, я не могу объяснить твои загадочные перемещения, но я более чем уверен, что когда ты вернёшься в Коноху, все твои вопросы, наконец, найдут надлежащие ответы.

— Я очень на это надеюсь, — понурив голову, куноичи продолжила путь следом за Учихой.



Когда в поле их зрения попал пропускной пункт Деревни Песка, Итачи, как и предупреждал, остался в тени деревьев.



— Дальше ты идёшь одна, — ободряюще положив руку Сакуре на плечо, сказал он.

— Спасибо вам, Итачи-сан. За всё спасибо. За то, что помогли, за то, что не бросили и за то, что дошли сюда со мной. Хоть вы и считаете, что этот мир для меня родной, пока всё вокруг кажется мне незнакомым и чужим. Здесь вы мой единственный друг, — Харуно благодарно заглянула в глаза шиноби.

— Знаешь, Сакура, не думал, что после того, как мне пришлось убить моего лучшего друга я когда-нибудь скажу это кому-либо, но я тоже считаю тебя своим другом. Я буду присматривать за тобой и когда будет подходящий момент, мы снова встретимся, — он улыбнулся и протянул ей руку.

— Я на это надеюсь, — она пожала его руку и улыбнулась в ответ.

— А теперь иди. Пора, — он слегка подтолкнул её в сторону ворот деревни. — До встречи, Сакура.

— До встречи, Итачи-сан, — сделав глубокий вдох, куноичи направилась к открытым воротам, по обе стороны от которых стояли караульные. На ходу придумывая историю, которую ей придётся скормить сначала этим шиноби, а затем самому Казекаге и любому другому, кто будет спрашивать о её таинственном возвращении. Едва завидев девушку, один из дозорных стремглав бросился в деревню. Это немного озадачило Сакуру, но она решила не придавать этому особого значения. А вот лицо второго шиноби показалось ей смутно знакомым...





[b]Глава 5.

Новое — это хорошо забытое старое.[/b]



— Сакура! Как я рад снова тебя видеть! Все так волновались! Наруто места себе не находил! От тебя же год никаких вестей не было, как сквозь землю провалилась! — куноичи непроизвольно улыбнулась этому замечанию, оно ведь практически соответствовало действительности. — Где же ты пропадала?! — он продолжал что-то говорить, но девушка уже не слушала, пристально вглядываясь в его лицо, пытаясь вспомнить, отчего оно кажется ей таким знакомым. И тут её взгляд зацепился за протектор Конохи, блеснувший в луче недавно воцарившегося в небе солнца.

— Ирука-сенсей?! — неожиданно вырвавшийся у куноичи изумлённый возглас заставил шиноби на секунду замолчать, удивлённо глядя ей в глаза.

— Я так сильно постарел за год, что ты меня даже не узнала? Да ладно тебе, Сакура! Мне ж всего двадцать пять! — Ирука весело подмигнул Харуно.

— Конечно нет, сенсей. Вы ничуть не изменились. Просто я не ожидала увидеть вас в Суне, да ещё и на входе в деревню. — Быстро исправилась она, избегая разговора о том, что секунду назад она имела довольно слабое представление о личности своего собеседника.

— А, это? Тсунаде-сама вместе с Казекаге-сама решили совершить годовой обмен преподавателями академии, чтобы поделиться опытом и продемонстрировать дружеские доверительные отношения между нашими странами. Я уже полгода преподаю в местной академии, а на ворота меня попросили встать только на один день. Предыдущий дежурный был отправлен на миссию, с которой вернулся утром, но поскольку он ранен, то сейчас находится в госпитале, и пока ему не нашли замену, попросили меня.

— А, ну понятно. Одна большая семья, — усмехнулась Сакура. — Я, наверно, пойду к Казекаге, если вы не против, — приветливо улыбнулась она.

— Иди, конечно! Я уверен, Гаара будет рад тебя увидеть. — Ирука ещё раз пожал куноичи руку на прощание.



Перед дверью в кабинет Казекаге Сакура немного помедлила и собравшись, наконец, с мыслями, постучала.



— Войдите, — произнёс из-за двери усталый голос.



Переступив порог, Сакура застала такую картину: весь пол был усеян бумагами, как свежевыпавшим снегом. На столе так же возвышалась пирамида из документов, почти полностью скрывающая сидящего за ней Гаару, присутствие которого выдавал лишь торчащий над пирамидой вихор огненно-рыжих волос.



— Э-э-э... Казекаге-сама? — из-под одного из бумажных холмов, возвышавшихся на полу, донёсся жалобный голос.

Гаара стремительно подошёл к устрашающему холму, в высоту практически достававшему ему до пояса, и начал разгребать его руками. До тех пор, пока из него не показался пышный каштановый хвостик, а вслед за ним и его обладательница — куноичи лет шестнадцати, сидящая на полу, пристыжено глядя на Гаару снизу вверх, хоть он и стоял перед ней на коленях.

— Можешь идти домой, Матсури. А то ты уже на ногах не стоишь, — он аккуратно вынул у неё из волос непонятно как там оказавшийся маленький зелёный листок. — Я совсем тебя загонял, — добавил он, вставая и протягивая ей руку, чтобы помочь подняться.

— Вовсе нет, Гаара-сама! Вы ведь работали вообще с позавчерашнего утра и практически без перерывов. Так что я вас не оставлю! — её большие карие глаза светились уверенностью.

— Это приказ, Матсури, — мягко улыбнулся Казекаге. Сакура в изумлении уставилась на него. Ни разу ещё она не видела, чтобы Гаара так искренно и нежно кому-то улыбался.

— Слушаюсь, Казекаге-сама, — понурив голову, девушка вышла из кабинета, даже не взглянув на только что вошедшую куноичи, и поспешно закрыла за собой дверь.

— Здравствуйте, Казекаге-сама, — неуверенно начала Харуно, подходя вплотную к столу, заваленному документами, за который только что приземлился Гаара.

— Доброе утро, Сакура. Я рад, что ты наконец-то появилась. В Конохе все просто с ума сходили, — поднимая глаза от удобно расположившейся на его столе кипы бумаг сказал он.

— Ну, я... — начала было куноичи, но Казекаге не дал ей договорить.

— Историю своих похождений и подробности чудесного возвращения предлагаю отложить до твоей встречи с Тсунаде-сама, тем более, я почти уверен, что ты не имеешь ни малейшего желания рассказывать мне правду. Я только хотел спросить, на сколько ты планируешь задержаться в Суне? — к удивлению Сакуры, в голосе Казекаге не было и тени недовольства или раздражения, только доброжелательная заинтересованность.

— Ну, я надеялась остаться где-то на месяц, если вы не против, — она неуверенно взглянула на Гаару.

— Я буду только рад! Особенно, если ты согласишься пару часов в день помогать в больнице. Наши медики уже не справляются. С миссий вернулись сразу несколько команд и многие из их членов тяжело ранены, поэтому нам просто необходима помощь квалифицированного шиноби-медика.

— Конечно, Казекаге-сама, с удовольствием! — Куноичи радостно улыбнулась — ей не терпелось вновь ощутить ту невероятную целительную силу, которую она открыла в себе, помогая Итачи.

— Замечательно. И, кажется, когда-то давно я уже просил тебя называть меня просто Гаара, — он снова улыбнулся, — Поскольку мне ещё до того, как ты появилась у меня в кабинете, доложили о твоём прибытии, я успел распорядиться чтобы тебе подготовили дом, — с этими словами он встал, прошёл мимо куноичи к двери и резко дёрнул за ручку, — Матсури тебя проводит, — он кивком указал на вывалившуюся из-за двери прямо ему в руки смущённую куноичи, чьи щёки покрывал лёгкий румянец.

— Слушаюсь, Казекаге-сама, — ещё больше краснея, пролепетала та.

— А потом сразу домой. Я проверю, ты же знаешь, — произнёс он, двумя пальцами приподнимая подбородок девушки и глядя ей прямо в глаза.

— Конечно, Гаара-сама, — пискнула она, пулей вылетая за дверь.

Сакура снова заметила ту улыбку на лице Казекаге и ещё раз про себя отметила, как сильно он изменился с их последней встречи, уже не удивляясь внезапно появившемуся воспоминанию, услужливо подсунутому её памятью.

— Иди, Сакура. Судя по скорости, с которой она отсюда сбежала, Матсури уже ждёт тебя на выходе из здания. Приходи в больницу завтра, хорошо? — Он поднял на неё усталый взгляд, и Харуно поняла, что некоторые вещи всё же не меняются. Под бирюзовыми глазами Казекаге по-прежнему пролегали довольно внушительные тени, явно свидетельствующие о двух бессонных ночах, проведённых за работой.

— Вы не против принять небольшую благодарность за возможность погостить в Суне? — Не дожидаясь ответа, девушка протянула руку по направлению к голове Гаары. Тот непонимающе на неё взглянул, но не отстранился. Как только Харуно коснулась огненных волос Казекаге, её руку тут же охватило уже знакомое изумрудное сияние. Чем дольше её рука находилась на его голове, тем меньше и бледнее становились тёмные круги под его глазами. Наконец, когда они стали практически незаметны, Гаара осторожно снял её руку.

— Спасибо, Сакура. Но лучше побереги силы для раненых, ты уже и так не первый раз мне помогаешь, — улыбнулся он, и Харуно заметила, как эта дружеская приветливая улыбка отличается от той, которой Гаара одаривал Матсури. — Я пошлю весточку Хокаге-сама, что ты находишься в безопасности и собираешься погостить у нас какое-то время, — с этими словами, он закрыл дверь своего кабинета.



Как и сказал Гаара, Матсури ждала её на выходе из резиденции. Увидев Сакуру, она приветливо улыбнулась и махнула рукой, призывая следовать за ней.



По дороге куноичи заметила, что в Суне практически ничего не изменилось. Всё так же скрипел под ногами песок, неизменные, созданные как будто бы опять же из песка дома, та же жаркая, немного душная погода, с редкими, но властными порывами горячего ветра. Как бы желающего напомнить людям о своём господстве над ними. «Хоть я и позволяю вам здесь жить, но в любой момент могу превратить вашу деревню в один сплошной песчаный бархан!» — как будто бы шептало его дуновение.



В начале пути девушки шли молча, но взгляд Матсури, её мечтательная улыбка и не сходивший со щёк румянец, не давали любопытству Харуно ни секунды покоя.

— Матсури, извини за нескромный вопрос, вы с Гаарой встречаетесь, не так ли? — Не удержавшись, всё-таки спросила куноичи.



Не ожидавшая подвоха девушка резко остановилась, румянец ещё ярче окрасил её щёки.



— А что, так заметно? — Подняв на Сакуру виноватый взгляд, прошептала она.

— О, ты себе даже не представляешь как! — лукаво улыбнулась Харуно. Хоть она и не была на сто процентов в этом уверена, их взаимное притяжение не укрылось от её внимательных глаз. Скорее всего, скрыть его вообще не представлялось возможным. Оно ясно читалось в их взглядах и языке тела.

— Ну, вообще, я бы не хотела ни с кем это обсуждать. Но поскольку ты всё равно уже нас раскусила, расскажу немного. Гаара стал совсем другим человеком, после того, как Чиё-баасама и Узумаки Наруто спасли ему жизнь. Я полюбила его задолго до этого, но не решалась признаться. Затем я стала его личным помощником и... Ну, в общем дальше ты сама видела. Примерно так мы проводим каждый день. Работаем вместе, а после работы он почти всегда приходит ко мне. Проверяет, всё ли в порядке и чаще всего мы говорим обо всем на свете ночи на пролёт, — вспоминая свои свидания с Казекаге, Матсури вновь мечтательно улыбнулась.

— Всё с вами ясно, голубки вы наши, — поддразнила залившуюся краской девушку Сакура.



За этим немного смущающим разговором и так недлинная дорога пролетела ещё быстрее. Девушки оказались у входа в небольшой одноэтажный глиняный домик, укрытый от ветра своими более высокими, но как две капли воды похожими на него собратьями, расположившимися по обе стороны от него. Передав Харуно ключ и пробормотав: «Ещё увидимся, была очень рада повидаться», — смущённая Матсури поспешила скрыться в неизвестном куноичи направлении.

Открыв дверь и войдя внутрь, Сакура направилась прямиком в ванную. За прошедшие несколько дней, проведённых с Итачи в лесу, девушка настолько соскучилась по горячему душу, что чуть было не стала мыться в одежде, которую, кстати, тоже неплохо было бы постирать. Выскочив из душа, она стала носиться по соседней комнате, судя по наличию большой двуспальной кровати, являвшейся спальней. И тут её внимание привлёк небольшой шкаф, стоящий в углу, приветливо распахнув свои дверцы, как бы приглашая новоприбывшую постоялицу исследовать находящееся в его недрах добро. Осторожно заглянув внутрь, Харуно, к своему невероятному счастью, обнаружила там три комплекта формы Деревни Скрытого Листа, вероятно, любезно предоставленной в распоряжение Казекаге одной из приехавших по обмену куноичи Конохи. Радостно подхватив чистую одежду, девушка стрелой полетела в душ.



По прошествии приблизительно сорока минут, из ванной выплыла чистая, приятно пахнущая и ощущающая себя чуть ли не заново родившейся девушка. Надев на себя форму, она с удовольствием отметила, что та была ей почти в пору. Ну, может быть, рукава немного длинноваты, зато практически новая и явно выстиранная. Заперев дверь на ключ, вручённый ей Матсури, Сакура вышла из дома. Первым делом она направилась осматривать грядущее поле деятельности, то есть госпиталь Суны. По дороге начав размышлять над изменениями, произошедшими в Гааре.



Сакура невольно задумалась о необыкновенной силе Наруто, о которой перед смертью говорила Чиё-баасама. Силе, способной кардинально менять людей, которой Харуно никогда не придавала особого значения. Пока сама не столкнулась с очевидными её проявлениями — чтобы помочь человеку, для которого понятие любви заключалось лишь в татуировке на его лбу, обрести эмоции, отличные от привычных ему ненависти и жажды убийства, необходимо было обладать чем-то несомненно большим, чем яркая харизма, невероятный дар убеждения и неординарные лидерские качества: [i]«Чего в Наруто, кстати, отродясь не наблюдалось. У него это скорее были неординарные шутовские качества»[/i], — хихикнула Inner Сакура, заскучав от серьёзных размышлений своей обладательницы, и как обычно ошибаясь.



За этими мыслями Сакура и не заметила, как дошла до главного входа в больницу. К тому же расстояние от её нового дома до госпиталя легко преодолевалось за десять минут прогулочного шага. Подойдя к стойке регистратуры, девушка узнала, какие именно палаты были закреплены за ней, и, поблагодарив симпатичную молоденькую медсестру-стажёрку, дружелюбно разъяснившую Харуно все интересующие её организационные вопросы, направилась в неширокий коридор, по обе стороны которого тянулись пронумерованные палаты. На двери каждой из них находилась табличка с именем пациента и специальное отделение чуть ниже, в которое помещалась история болезни. Если карточки на месте не оказывалось, это означало, что в тот момент в палате находится врач.



Конечно, она уже не раз за этот день слышала, что местные шиноби-медики не справляются с новоприбывшими ранеными. Но такого количества покалеченных ниндзя ей уже давно видеть не приходилось. Ни на первом, ни на втором этаже больницы не было ни одной свободной палаты! Да чего уж там, во многие из них даже пришлось ставить дополнительные койки, чтобы разместить всех «желающих».



К счастью, как узнала от проходившего мимо молодого врача Сакура, почти все ранения были несерьёзны и уже через несколько дней больница опустеет. Занятыми останутся лишь десять палат, куда в течение прошлой недели поступили тяжело раненые шиноби. Поблагодарив доктора, куноичи продолжила своё ознакомительное путешествие по «лабиринтам» местной клиники.



Продолжая обход, Сакура успела зайти в две из трёх вверенных ей палат, познакомиться с их временными обитателями — своими новыми пациентами, и заодно изучить их истории болезни, прежде чем замерла перед последней, на двери которой была лишь одна табличка. Гласившая, что в данном помещении «проживает» Сабаку но Канкуро.

Девушку поразило даже не то, что ей доверили лечение брата Казекаге. Как никак она уже однажды доказала, что достойна подобной чести, когда спасла ему жизнь, обезвредив яд, попавший в его тело во время битвы с Акасуна но Сасори — по крайней мере, так она поняла со слов Итачи. Нет, её удивило то, что он лежит в палате один, хотя все остальные были укомплектованы двумя, а то и тремя обитателями. И что-то ей подсказывало, что дело тут не в его привилегированном положении родственника главы деревни — на подобные вещи шиноби скидок никогда не делали. Значит, оставалось лишь два варианта. Первый — он был настолько серьёзно ранен, что ему была необходима отдельная палата, второй — причина была в чём-то ещё. Улыбнувшись своей блестящей логической цепочке, Сакура обернулась, услышав, как кто-то закрывает дверь у неё за спиной.



— Извините, вы не подскажете, почему у Сабаку но Канкуро отсутствует сосед по палате? — обратилась она к вышедшей медсестре.

— О, вы та самая выдающаяся ниндзя-медик из Конохи? Харуно Сакура-сан, верно? А я — Хисаги Шиори, можете звать меня Шиори, — улыбнулась та, протягивая руку для пожатия. — Вы, наверное, приняли меня за медсестру? На самом деле, я служу в доме Казекаге-сама кем-то вроде экономки. Приглядываю за молодыми господами Темари, Канкуро и Гаарой с самого раннего детства и помогаю им по хозяйству. Они ведь после смерти отца одни остались, бедняжки. Просто мой пятилетний племянник немного приболел, и я зашла его навестить. А эта форма ему очень нравится, поэтому каждый раз, когда я к нему прихожу, одалживаю её у моей подруги, которая здесь работает. Значит, вам доверили лечение Канкуро-сама? Не могу сказать, что вам очень повезло. Он, конечно, совсем не злой, но вот сколько от него проблем! — женщина была уже не молода и явно любила поговорить, если подворачивался удобный случай. А тут он явно подвернулся в лице незадачливой Сакуры, непреднамеренно спровоцировавшей этот непрекращающийся поток сознания.



— Извините, — девушка всё-таки решила немного ускорить процесс выяснения нужной ей информации. Хоть ей и понравилась эта милая женщина, наверняка многое испытавшая за то время, пока в Гааре находился Однохвостый, она чувствовала, что очень устала после длительного путешествия, а разговор с Шиори-сан сил ей явно не добавлял. — Так вы не знаете, почему Канкуро-сан один в палате?

— Отчего же не знаю? Об этом практически вся Суна знает. Канкуро-сама оказывает дурное влияние на своих соседей и из-за него частенько откладывается их выписка из больницы, — тепло улыбнулась та, как будто рассказывая о проделках в очередной раз нашкодившего, но от этого не менее любимого, котёнка.

— Он их бьёт, что ли? — вопросительно изогнула бровь Сакура.

— Да что ты, деточка! Своих же товарищей? Нет, конечно нет! Но глупостей творит просто невероятное количество! Он сбегает из палаты не завершив лечения, частенько без намерения вернуться обратно и подбивает на это дело своих соседей. Каким-то волшебным образом достаёт алкоголь и почти каждую ночь уходит гулять по окрестностям больницы. Никто до сих пор не понимает, как ему всё это удаётся. Даже охрану к палате приставляли — всё без толку. Вот и решили, что если ему так нравится, пусть делает что хочет, чай уже не маленький. А других на всякую ерунду не надо провоцировать.

— Спасибо вам большое, Шиори-сан! До свидания! — Харуно уже собиралась войти в палату, когда почувствовала руку у себя на плече.

— Забыла сказать — пока ты у нас гостишь, я буду тебе по хозяйству помогать! Так что завтра приду! — добродушно улыбнулась экономка и приветливо помахав, пошла по коридору, направляясь к лестнице.



Сложно было сказать, обрадовала ли Сакуру перспектива весь следующий месяц выслушивать щебетание Шиори-сан. Хотя, у неё практически не было знакомых в Суне и какой бы то ни было собеседник, пусть и без умолку болтающий только на интересующие её саму темы, совсем не помешает. Решив для себя, что будет скорее рада ей, чем наоборот, Харуно, наконец-то, зашла в палату.



— Сабаку но Канкуро, восемнадцать лет, джойнин деревни Скрытого Песка. Обширное ранение брюшной полости, смешанного происхождения, сотрясение мозга, немногочисленные ранения грудной клетки, предположительно нанесённые катаной. — с ходу, даже не поздоровавшись, прочитала Сакура, опуская карточку и вынимая градусник, чтобы измерить ему температуру. Но подойдя поближе, она встретилась с вопросительным взглядом обитателя палаты.



— Сакура! Ты что, забыла меня? — шутливо надул губки Канкуро.

— Ну что ты! Нет, конечно, — Харуно нервно усмехнулась, раздумывая над тем, когда же её память прекратит играть с ней в прятки, выдавая информацию в самые неподходящие моменты. А теперь, когда неожиданное прозрение действительно было позарез необходимо, память предательски молчала, отзываясь тупой болью на все попытки «вспомнить» происходившие, по её мнению, не с ней события. Поэтому, чтобы не вызывать подозрений из-за изменившегося поведения, а куноичи не помнила, как именно она раньше вела себя с Канкуро, Сакура решила с ходу придать их отношениям нотку официальности, во избежание грядущих неприятностей и неловкости.



— Просто немного устала с дороги.

— Ну, тогда зачем же было сразу сюда идти? — шиноби вопросительно посмотрел на девушку.

— На тебя посмотреть! — огрызнулась та, в очередной раз одёргивая себя и обещая, что в дальнейшем будет вести себя сдержаннее.

— Прости, прости! Я не собирался тебя обижать, просто умирающих тут, вроде бы, не наблюдается, так что один день погоды бы не сделал. Ты спокойно могла отдохнуть и придти только завтра, — поднимая руки ладонями вверх, как бы сдаваясь, дружелюбно произнёс он.

— Просто мне не терпелось использовать свою силу. Слышала, что тут много серьёзно раненых, и судя по тебе я понимаю, что слухи не врут, — почему-то, глядя в его глубокие карие глаза, Сакуре хотелось говорить правду. — И это ты извини, не стоило мне срываться, — устало улыбнулась она. — Давай я всё-таки измерю тебе температуру и заодно сменю повязку, раз уж пришла, — с этими словами она ловким движением запихнула градусник в улыбающийся рот шиноби.

— Гу фо ва пакхкава, — прошепелявил Какнуро, выразительно косясь на торчащий у него изо рта термометр, очевидно пытаясь произнести «Ну что за подстава». Но, судя по насмешливому выражению лица Сакуры, она вполне поняла, что ей пытались сказать.

— И ничего это не подстава, — улыбнулась она, — это тебе развлечение, пока я схожу за материалами для повязки. Не скучай! — бросила она напоследок, выходя в коридор. Благо, перевязочная была в конце всё того же коридора, так что долго идти не пришлось. Совершая это небольшое путешествие, девушка размышляла, как непринуждённо она себя ощущает рядом с Канкуро, пускай даже раненым. Никогда ещё она так быстро не ослабляла оборону, находясь в обществе незнакомых ей людей. А до тех пор, пока она не вспомнит свою первую встречу с ним, Канкуро определённо будет для неё незнакомцем. Откинув прочь эти весьма занимательные мысли, Харуно вошла в палату, и первым, что бросилось ей в глаза, было весьма недовольное лицо шиноби, без особого дружелюбия уставившегося на неё. Но спустя пару секунд, проследив за этим убийственным взглядом, куноичи поняла, что он был адресован вовсе не ей. Он прожигал взглядом дезинфицирующие средства и бинты в руках розоволосой!



[i]«Никогда бы не подумала, что он так боится обрабатывать раны»[/i], — хихикнула про себя Сакура, вспоминая, как стойко он держался во время её операции по извлечению яда.



— Ну что ж, приступим, — начала она, забирая у него градусник и отмечая в карточке зафиксированную температуру. — Не плохо — снизилась до 37,9. А теперь перевязка,- осторожно, чтобы не причинять лишней боли раненому, Сакура размотала старую повязку, и уже было потянулась за лежащим рядом с ней антисептиком, как он неожиданно исчез из поля её зрения, перехваченный проворным шиноби. Держа руку высоко над головой, он старался как можно дальше отодвинуть заветную баночку от девушки.

— А может не надо,- жалобно проскулил он, состроив мордашку, подозрительно похожую на кота из Шрека, когда тот своим кавайным видом обезвреживал солдат.

— А не может, — сурово отозвалась Сакура, выхватывая у него из рук баночку, нанося часть её содержимого на специальный марлевый тампон и начиная очищать не очень хорошо выглядящую рану.

— Ты единственная, на кого не подействовали мои щенячьи глазки, — морщась от боли, но при этом всё равно продолжая принимать позу «я — неко, я очень милый», печально сказал он.

— Ну извини, работа у меня такая. А теперь представь, что бы было, если бы врачи попадались на твои уловки и не делали перевязку вовремя?

— А многие вполне попадались! Обычно, дело даже не доходило до обещаний доктору провести незабываемый уикенд в моей прекрасной Карасу, — взгляд Канкуро стал задумчивым и даже немного мечтательным, при мысли, каким именно пыткам можно было бы подвергнуть нерадивого эскулапа, вздумавшего ему перечить. — Но с тобой не прокатило, — состроил обиженное лицо шиноби.

— Видимо поэтому рана так плохо выглядит, — задумчиво пробормотала Харуно, обработав уже заживающие раны на груди и начиная оборачивать живот парня чистым бинтом, предварительно наложив заживляющую и дезинфицирующую мазь.

— Сакура, — Канкуро, взяв за руку, остановил заканчивающую накладывать повязку на его весьма внушительную рану девушку. — Тебе надо отдохнуть! Вон, уже глаза все красные, как будто ты рыдала пару часов без остановки. Серьёзно, иди домой! Я же отсюда никуда, к сожалению, не денусь. Да и остальные тоже, — он грустно улыбнулся, — А то потом слухи поползут, что я девушек обижаю, до слёз довожу! — он хитро подмигнул.

— Во-первых, я не девушка, я — врач. Во-вторых, я сильно сомневаюсь, что ты никуда не денешься, а в-третьих, я и без твоих ценных указаний собиралась уходить, — сколько не обещала себе Сакура, что прекратит грубить и огрызаться, у неё в очередной раз ничего не вышло. Но теперь хотя бы имелось оправдание — когда Канкуро взял её за руку, у Сакуры возникло странное ощущение, как будто через неё пропустили очень слабый электрический разряд, после которого кожа покрылась мурашками, а шерсть, как девушка в шутку называла немногочисленные волоски на руках, встала дыбом.

— Я не мужчина, я — учитель! Знаю я все эти приколы, не ты одна такая серьёзная, — засмеялся шиноби. Старательно делая вид, что туго перевязанная рана на животе не доставляет ему ровным счётом никакого беспокойства.

— Ну, раз ты такой умный и у тебя всё в полном порядке, я действительно пойду, — с этими словами Сакура направилась к двери.

— До завтра! — как можно более жизнерадостным тоном пропел ей вслед Канкуро.

— До завтра, — выходя из палаты, еле слышно отозвалась она.



— О-ой, — тихонько, чтобы не услышала только что вышедшая за дверь девушка, простонал шиноби, хватаясь за живот. Он решил аккуратненько, чтобы не растормошить и так довольно ощутимо ноющую рану, повернуться на правый бок. Так боль ощущалась наименее сильно, да и была возможность смотреть в окно. Хотя ничего особенно интересного там и не наблюдалось. Всё тот же вечный песок, гоняемый ветром по всей деревне. Наблюдение за этими песчаными играми было единственным развлечением Канкуро в минуты, когда он из-за сильной боли не мог добраться до своего тайника.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 02 Mar 2012, 02:02

Пользователь Melamori_Blimm отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Глава 6.

Небо и земля.[/b]



Придя на следующий день в больницу, Сакура сразу же направилась в палату Канкуро — проверить его состояние и заодно убедиться, что он никуда не сбежал. Открыв дверь палаты, девушка застала следующую сцену: на кровати, с книгой в руках и очень довольной улыбкой на лице, сидел полуголый Канкуро. Видимо, больничная одежда не казалась ему привлекательной, поэтому застать его одетым во что-то кроме пижамных штанов было практически невозможно. Сказать, что у него была хорошая фигура, значит не сказать ничего — он был великолепно сложён! На животе шиноби, даже сквозь тугую повязку, отчётливо вырисовывались пары идеальной формы кубиков, а на руках рельефно играли бицепсы. Но все эти мускулы не делали его похожим на тяжелоатлета, или на участника соревнований по пауэрлифтингу. Всё было накачано в меру.



При этом без его излюбленной боевой раскраски и дурацкой шапочки с ушками, подозрительно напоминавшими кошачьи, лицо Канкуро оказалось очень симпатичным и даже по-мужски красивым. Его совсем не портили два довольно-таки свежих шрама, перечеркнувших правую бровь и левую щёку шиноби. Как-то раз, когда Сакура особенно долго разглядывала их, Канкуро, сияя гордой улыбкой, выдал общеизвестное и его любимое: «Шрамы украшают мужчину!»



Немного отросшие за то время, что шиноби провёл в больнице, каштановые волосы в художественном беспорядке раскинулись по подушке, что придавало его виду лёгкую рассеянность и безмятежность и плохо вязалось с больничной обстановкой, капельницами и монитором, стоящими рядом с кроватью. В глубоких глазах, цвета крепкого кофе с золотистыми отблесками, так и плясали озорные огоньки, наводя на мысль, что книга была комедийной. Весь его образ заставлял Сакуру улыбаться, когда она понимала, что даже серьёзная рана не отняла у этого балагура ни капли его жизнерадостности. Так почему же тогда она, абсолютно здоровая, просто по непонятным причинам оказавшаяся в другой реальности, должна грустить?



— Теперь понятно, почему говорят, что ты оказываешь дурное влияние на своих соседей по палате. Кто тебе, интересно, разрешил читать с температурой? — легонько стукнув Канкуро по голове находящейся у неё в руках его же собственной историей болезни, шутливым тоном спросила Сакура.

— Сдаюсь, шеф! — поднимая руки в уже ставшем привычным ему жесте раскаяния, говорившем о том, что он сдаётся, произнёс Канкуро. Послушно откладывая книгу на стоящую рядом тумбочку. — А если серьёзно, то нет у меня никакой температуры! — немного обиженным тоном проговорил он, сдувая нависающую над глазами чёлку и подставляя девушке лоб, чтобы она губами проверила температуру.

— Знаю я твоё вечное «нет температуры»! Обычно это всё заканчивается в лучшем случае 37.5 градусами, — Сакура достала из кармана халата градусник, и не обращая внимания на разочарованное выражение лица шиноби, протянула ему.

— Ну, вот так всегда! Сначала незаслуженно обвиняют, а потом ещё и лишают маленьких радостей жизни, — еле слышно пробурчал он, запихивая градусник подмышку. — Вредина! — показав девушке язык, сгримасничал Канкуро.



— Прекрасно! — немного раздражённым тоном, взглянув на только что отобранный у шиноби, при попытке экстренной эвакуации под кровать, градусник, сказала куноичи, качая головой. — Доигрался, 38.5! И ты мне будешь заливать, что не почувствовал, как поднимается температура, когда ты начал читать эту, непонятно где заныканную, книжку. Признавайся, ещё тайники есть? А то у меня не так много времени, чтобы ещё устраивать полный обыск твоей палаты.

— Отодвинь третью снизу доску, — виновато опустив глаза, Канкуро жестом указал на стену под подоконником.



После проделывания указанной выше работы, взгляду Сакуры открылась занимательнейшая картина: судя по всему, тайное место было известно не только Канкуро, либо все свои многочисленные визиты в госпиталь шиноби проводил именно в этой палате. Потому как за доской обнаружилась весьма внушительная дыра, в которой находился примерно двухмесячный запас книг и журналов, некоторые из которых, кстати, имели не вполне приличное содержание.

— А ты у нас, оказывается, книжный червь, — хихикнула Харуно, доставая из тайника увесистый томик по социальной психологии. — А если серьёзно, завязывай с чтением научных фолиантов. Да и любой другой литературы, до получения моего согласия. Если конечно не хочешь застрять тут ещё на пару недель, — с мстительной улыбкой заключила она.

— Слушаюсь, босс! — Отдал честь Канкуро.



После недели лечения и неуклонного исполнения постельного режима, с практически тюремным надсмотром, Сакура впервые официально разрешила Канкуро ненадолго выходить из больницы. Радости шиноби не было предела. Он как бешеная белка скакал по палате, не обращая ни малейшего внимания на гоняющуюся за ним, с требованиями прекратить этот балаган, девушку. Наконец, поимка "белки" была успешно завершена, и Сакура устало присела на краешек кровати, куда и была препровождена указанная "белка". Тяжело дыша и держась за грудь, Канкуро одарил Харуно взглядом преданного спаниеля, и со словами «Ты моя богиня!», поцеловал ей руку.



— Канкуро, простое разрешение покидать плату не стоит такой благодарности, — смущаясь, проговорила девушка, осторожно высвобождая руку, — тем более, ты и самовольно вполне успешно отсюда эвакуировался.

— Сакура, разрешение тут практически не при чём! Ты что, не веришь в то, что ты — моя богиня? — шиноби изобразил на лице выражение крайнего изумления. — Ты ещё просто не осознаёшь весь спектр открывающихся возможностей. Ничего, я тебе всё продемонстрирую, просто немного подожди.

— Да ладно, что-то ты сегодня перебарщиваешь с юмором, — улыбнувшись, девушка уже собиралась подняться на ноги, но Канкуро не позволил ей этого, взяв за руку и снова усадив рядом с собой.

— А тут никто и не шутит, — совершенно серьёзным тоном произнёс он и нежно поцеловал Харуно в щёку, продолжая держать её руку в своей.



А в это время, к воротам Суны приближалась высокая фигура. Поблёскивающий в лучах утреннего солнца протектор и форменный жилет сразу же выдавали в нём шиноби Деревни Скрытого Листа, хотя юноша и так абсолютно не планировал маскироваться. Его волосы, цвета вороного крыла, спереди практически доходили до плеч, в то время как сзади непослушно топорщились в разные стороны, придавая их обладателю слегка озорной вид, что никак не вязалось с отстранённым выражением лица и презрительным взглядом красивых чёрных глаз.



Вся фигура Саске, а это конечно же был он, источала угрозу и как будто предупреждала окружающих: «Не подходи — убьёт!». Он выполнял порученную ему миссию один, так как находясь в Конохе на испытательном сроке, он пока не допускался к командной работе. Когда юный Учиха принял решение вернуться в родную деревню, его предыдущие товарищи последовали за ним, и теперь также находились на испытательном сроке. Но о работе в команде речь больше не заходила. Суйгецу и его беременная невеста — Карин, поселились в небольшой служебной квартире, выделенной им Хокаге. Ходзуки иногда отправлялся на миссии, но только за тем, чтобы им с Карин хватало на жизнь. Найти в себе силы для того, чтобы оставить её больше чем на три дня он не мог. Дзюго согласился сотрудничать с технологическим отделом Деревни, который пытался найти средство управлять его печатью без помощи Шарингана и оградить шиноби от приступов жажды убийства, продолжавших преследовать его. Но пока это удавалось с большим трудом.



Поэтому все прошедшие месяцы Учиха работал в гордом одиночестве, и нельзя сказать, чтобы это его не устраивало. До конца испытательного срока оставался примерно месяц, и Саске уже представлял, как достанет его за время грядущих миссий Наруто. Это блондинистое недоразумение и так последние пять месяцев всё время находилось в поле его зрения. Саске пока ещё не разобрался до конца, какие цели преследует Узумаки, всё время надоедая ему и частенько попадая под раздачу, когда терпению Учихи приходил конец. У него имелись всего две версии — либо этот кретин просто не может до конца поверить в возвращение лучшего друга, либо пытается удостовериться, что этот самый лучший друг опять не слинял из деревни. В принципе, эти версии можно было соединить в одну. В любом случае, как Саске ни пытался отогнать от себя подобные мысли, он всё равно был рад видеть этого идиота, с каждым днём придумывавшего всё больше и больше забавных глупостей.



Спокойно миновав дежурных, уже предупреждённых о его появлении, Учиха проследовал к резиденции главы деревни. Поднявшись на второй этаж и подойдя к кабинету, он, постучав, зашёл внутрь не дожидаясь ответа.



— Казакаге-сама, Цунаде-сама приказала доставить вам это, — отрапортовал Саске, протягивая Гааре перетянутый тонкой кожаной лентой запечатанный свиток, держась при этом за правое предплечье.

— Спасибо, Саске. Можешь возвращаться в Коноху. Пожалуйста, передай Хокаге-сама моё глубочайшее почтение, — ответил Казекаге, не глядя на Учиху, уже начав изучать принесённый ему документ.

— Слушаюсь, — ответил тот, поворачиваясь спиной к столу Гаары и направляясь к двери. Не успев даже протянуть к ней руку, Саске замер, нос к носу столкнувшись с ворвавшейся в кабинет с громким криком «Гаара!» Матсури. Лицо девушки тут же приобрело оттенок спелого томата. Пробормотав что-то неразборчивое, подозрительно напоминающее «Прошу прощения! Зайду попозже!», она стрелой метнулась прочь из кабинета. Изумлённый тем, что девушка осталась жива после подобной выходки, Саске обернулся и был ошарашен ещё больше. Взгляд Казекаге был устремлён за дверь, на его губах играла нежная улыбка, он слегка покачивал головой, как будто только что увидел милого нашкодившего ребёнка. Саске пребывал в глубоком шоке. Первой его мыслью было «Мир сошёл с ума!», второй — «Я сошёл с ума!». А после, в голову стали лезть совсем уж неуместные, в его представлении, мысли о весне и сопутствующих этому времени года осложнениях.



Опомнившись, Гаара оторвался от созерцания пустого дверного проёма и перевёл взгляд на стоящего посреди кабинета с широко открытыми глазами и приоткрытым ртом Учиху, по-прежнему держащегося за предплечье.



— Ты ранен? — избавляясь от глупой улыбки и приводя мысли в рабочее состояние, осведомился Казекаге.

— Ничего страшного, Гаара-сама. Это просто царапина, — Саске медленно убрал руку от раны, демонстрируя взгляду залитый кровью рукав, основательно продырявленный между локтем и плечом.

— Да, да. Конечно, царапина. Никто и не спорит, — ухмыльнулся Казекаге, — будь любезен, загляни в госпиталь. А то не очень-то прилично будет возвращать Хокаге-сама шиноби без правой руки. Согласен?

— Конечно. Разрешите идти? — поклонившись и сжав губы в тонкую линию, Учиха поспешил убраться из этого дурдома, недоумевая, когда Гаара научился шутить и ухмыляться так, чтобы у собеседника при этом не возникало страха за свою жизнь и желания немедленно спасаться бегством. Хотя, последнее Учиху всё же посетило, только опасался он уже за свой рассудок.



Выйдя из палаты Канкуро, Сакура направилась в регистратуру, намереваясь сдать смену и дойти до своего, к сожалению временного, дома. В котором находилась замечательная, просторная ванна, мысли о которой преследовали куноичи последние часа два. И вот, когда её мечты о горячей, пенной ванне, со щепоткой ароматной морской соли, уже готовы были воплотиться в жизнь, Кагоме — девушка, дежурившая в тот день в регистратуре, безжалостно их уничтожила. Огорошив Сакуру заявлением, что к ним с лёгким ранением поступил шиноби. А поскольку Сакура была единственным врачом, остававшимся в больнице этим вечером, то ей и предстояло оказать ему необходимую помощь. Взяв медицинскую карту нового пациента, даже не взглянув на её содержание, Харуно направилась к указанной палате, в которой её дожидался раненый шиноби. По пути куноичи успела помянуть его всеми тихими неласковыми словами, которые ей были известны. Она также тихонько бурчала себе под нос что-то про детский сад и тупых изнеженных шиноби, которые сами не могут перевязать себе даже небольшую царапину, а она должна за это отвечать в одиннадцатом часу вечера, когда все нормальные люди давно разошлись по домам. Сакура всем сердцем надеялась, что его ранение окажется настолько несерьёзным, что его можно будет сегодня же отпустить. Тем более, Кагоме сказала, что он не из Суны, так что можно будет просто оказать первую помощь, а уж дальше пусть с ним разбираются в его родной деревне. Утешая себя подобными мыслями, Харуно открыла дверь в палату. Зрелище, открывшееся её взгляду, чуть было не заставило девушку выронить из рук зажатую в них карту.

Напомнив себе о необходимости убрать с лица выражение глубокого шока, натянув чисто профессиональную "сочувствующую" улыбку, Сакура подошла к кровати, на которой, свесив ноги на пол, собственной персоной сидел Учиха Саске. На нём были надеты только чёрные форменные штаны, так что все великолепные мышцы были выставлены напоказ. Девушка невольно вспомнила полуголого Канкуро, виденного ей не далее, как десять минут назад. Сравнение оказалось явно не в пользу последнего!



— А, это ты, Харуно? И тут уже умудрилась меня найти? — за грубостью Саске пытался скрыть удивление от встречи с Сакурой, которую он не видел приблизительно три года. В Конохе девушка считалась пропавшей без вести, а проинформировать шиноби о том, что она преспокойно работает в госпитале Суны никто, конечно же, не удосужился.

— Здравствуй, Учиха. Кажется, тебя направили не в ту больницу. Тут психиатрией не занимаются, поэтому с твоей манией преследования здесь ничего поделать, к сожалению, не смогут. А вот рукой твоей, если ты конечно не возражаешь, я займусь. — с каменным лицом, глядя Саске прямо в глаза, Сакура подошла к нему и стала осматривать рану.

— Сейчас вернусь, — бросила она и вышла из палаты.



Учиха ошарашенно уставился на закрывшуюся за девушкой дверь. Видимо, мир сегодня сговорился свести его с ума, так как на фоне холодной, уверенной в себе Сакуры, даже дружелюбный Казекаге казался явлением почти нормальным. Харуно же как будто подменили! Всюду бегавшая за ним по пятам, словно пришитая, девчонка теперь обращалась с ним, как с не очень близким, да и не особенно приятным знакомым! Но не только это поразило Саске. Изменения, произошедшие в девушке, касались и её внешности. За прошедшие несколько лет фигура Сакуры, ранее скорее напоминавшая мальчишескую, приобрела все необходимые молодой женщине изгибы. Волосы на голове немного отрасли, и теперь красивой волной спускались до лопаток. Из её движений исчезла подростковая неуклюжесть, на её место пришли изящество и грация. Лицо девушки также стало намного симпатичнее. Хотя, возможно, Учиха раньше просто не приглядывался, отмахиваясь от Харуно точно также, как и от толпы остальных фанаток. Возможно, именно по этой причине он и не замечал её больших изумрудных глаз, обрамлённых веером густых чёрных ресниц, изящно изогнутую линию бровей, хорошо очерченных высоких скул и по-детски пухлых губ. Увлечённый этими мыслями, шиноби пропустил возвращение Сакуры, держащей в руках небольшой поднос с лежащими на нём материалами для перевязки и внушительных размеров шприцом. Окинув содержимое подноса равнодушным взглядом, Саске даже не поморщился, когда игла пронзила нежную кожу на локтевом сгибе его здоровой руки. Также никакой реакции не последовало ни на обработку, ни на перевязку раны. Всё это время Учиха со скучающим видом рассматривал стену.



[i]«Надо же, а этот не боится»[/i], — подумала девушка, не заметив никакой реакции на проделанный укол обезболивающего. [i]«Даже бровью не повёл! Первый раз вижу! Никаких тебе "А может, не надо? А может, потом?" Вот это выдержка! Обычно, парни начинают ныть, когда приходит время перевязки. А уж когда доходит до уколов! Их же чуть ли не по всей палате ловить приходится, уговаривая, что это совсем не больно, как будто комарик укусит — детский сад какой-то! А Саске терпит молча...»[/i]



— Всё, Учиха, свободен! Можешь идти. Думаю, доживёшь до госпиталя Конохи. Там тебе, скорее всего, наложат несколько швов, — невозмутимо сказала Сакура, направляясь к выходу из палаты.

— Спасибо, — очень тихо, практически себе под нос, проговорил Саске. Но в тишине вечерней больницы Харуно его прекрасно расслышала.

— Не за что, это моя работа, — опять же, без всяких эмоций в голосе отчеканила девушка, поспешно выходя из палаты, чтобы скрыть выступивший на щеках румянец и унять галопом скачущее сердце. Она впервые в жизни услышала слова благодарности из уст младшего Учихи. В этот момент, из-за поворота показался радостно улыбающийся Канкуро.



Сакура напомнила себе, что Саске — высокомерный урод и предатель и зашагала навстречу радостному шиноби.



— Пойдём со мной, красавица! У меня для тебя есть небольшой сюрприз! - улыбаясь ещё шире, заявил Канкуро, нисколько не заботясь о поддержании тишины.

— Обязательно было так орать? Ты же всех пациентов перебудишь! Мы же всё-таки в больнице, а не на стадионе, — в шутку делая грозное лицо, ответила девушка. Но её ласковый тон показывал, что она вовсе не против этих криков, и что новость о сюрпризе была вполне приятной.



Услышав чей-то громкий голос за дверью, Саске быстро натянул оставшуюся одежду и выглянул в коридор. Увидев, как Сакура нежно приобнимает Канкуро за перебинтованную талию, а тот, в свою очередь, притягивает девушку к себе, обнимая за плечи, и целуя в розовую макушку, Саске ощутил, как его сердце сжимается от незнакомого, но определённо неприятного чувства — ревности.

Презрительно фыркнув и закатив глаза, Учиха поспешил прочь из этого "гнезда разврата", как он мысленно окрестил госпиталь Суны.



Продолжая ласково придерживать девушку за плечи, Канкуро дошёл с ней до хорошо замаскированной двери, за которой находилась лестница на крышу. Местоположение двери было известно лишь нескольким врачам, но как все знают, шиноби не сдаются, и в конце-концов, за несколько лет ему удалось выяснить её расположение. Остановившись, Канкуро вынул из кармана заранее приготовленную широкую тёмную ленту и завязал Сакуре глаза. Предотвращая попытки протеста, он слегка коснулся пальцем её губ, прошептав:



— Не спеши, сюрприз ждёт тебя наверху, — и, предварительно открыв дверь, стал осторожно вести по лестнице временно лишившуюся зрения девушку. Оказавшись на крыше, они почувствовали прикосновение прохладного ночного ветра, ласково игравшего с волосами. Розовые локоны Харуно развевались шёлковой волной, как будто призывая коснуться их. И шиноби не устоял. Нежно проведя по ним пальцами, Канкуро поднёс прядь к губам и поцеловал, вдыхая её свежий аромат. Вспомнив об обещанном сюрпризе, он оторвался от созерцания её фигуры и, взяв за руку, провёл к краю крыши.



— Мы уже на месте? — спросила Сакура, руками нащупывая перед собой холодный металл ограды, предотвращающей падения неосторожных любителей прогуляться по краю. — Снимай скорее! Хочу свой сюрприз! И темноту я не люблю! — капризно добавила она, и тут же еле слышно рассмеялась, продемонстрировав тем самым, что просто подшучивает над ним, изображая избалованную девчонку.

— Считай, что уже снял! — улыбнулся Канкуро. Наклонившись и отведя в сторону её волосы, он поцеловал девушку в ключицу и сразу же резким движением развязал ленту, закрывавшую ей глаза. Ткань скользнула Сакуре на плечо и сразу же продолжила падение.



— Ничего себе! — прошептала девушка, задыхаясь от нахлынувших впечатлений. Перед её глазами, вновь обретшими способность видеть, простиралась ночная Суна, искрящаяся разноцветными бликами. Кафе, бары, магазины и гостиницы горели яркими огнями, освещая тёмную южную ночь. — Канкуро! Это восхитительно! Если в этом и заключался сюрприз, то ты просто волшебник! — широко раскрытые изумрудные глаза девушки сияли восхищением, она даже не замечала, что ночь становится прохладнее и её кожа уже начинает покрываться мурашками.

— Я не волшебник, я только учусь, — улыбнулся шиноби, отходя от девушки. Через пару секунд она ощутила на своих плечах прикосновение чего-то мягкого и очень тёплого, в последствии оказавшегося шерстяным пледом. — А вот и основная часть сюрприза, — Канкуро приобнял девушку за плечи, и осторожно развернул спиной к краю крыши. Прямо перед ними располагался небольшой столик, накрытый на двоих. Чистая клетчатая скатерть придавала атмосфере домашний уют, а горящая в изящном подсвечнике белоснежная свеча добавляла оттенок романтики. Так же, на столе красовалась бутылка великолепного красного вина, очевидно, тайком вынесенная из погреба резиденции Казекаге.

— Прошу, — Канкуро галантно отодвинул девушке стул.

— У меня просто нет слов! — краснея произнесла она, присаживаясь. — Никто ещё никогда не делал для меня ничего подобного.

— Я рад, что тебе пришёлся по вкусу мой маленький подарок. Мне кажется, что ты совсем у нас заскучала, курсируя между пустым домом и больницей, где приходится ежедневно усмирять оболтусов, вроде меня. Да ещё и лечить их после этого. Так что, решил сделать тебе приятное и заодно задать один давно интересующий меня вопрос...

— Да брось, Канкуро! Ты что, действительно считаешь, что во всей Суне найдётся хоть кто-нибудь, также наплевательски относящийся к своему здоровью, как и ты? Спешу тебя обрадовать — все остальные слушаются меня беспрекословно. Так что победа в номинации «лучший оболтус года» по праву принадлежит тебе. Тут даже и говорить не о чем — ты просто вне конкуренции, — улыбнулась Сакура.

— Ну, я рад, что ты признала моё первенство. Кажется, мне удалось произвести на тебя правильное впечатление, — он сделал вид, что приподнимает над головой невидимую шляпу. — А теперь, позволь мне сегодня побыть твоим официантом, — едва успев произнести эти слова, он стрелой понёсся по направлению к двери, вернувшись через пару минут с подносом, на котором красовалась невообразимых размеров пицца. Поставив блюдо на стол, он сел напротив девушки и принялся яростно разрезать гигантское кулинарное творение на пригодные к употреблению кусочки.

— Подожди, а откуда...

— Откуда я узнал, что твоё любимое блюдо — это пицца? И что ты уже так давно её не ела, что забыла, как она выглядит? — с озорной улыбкой перебил её Канкуро.

— Ну, в принципе, да. Откуда? — Сакура вопросительно взглянула на него, мысленно прикидывая, сколько ещё раз за сегодняшний вечер её удивит этот неугомонный шиноби.

— Если честно, ты разговариваешь во сне, — слегка смутился он.

— Я, что? — не поверила своим ушам Сакура.

— Ну, во сне... эээ... разговариваешь, — краснея проговорил он.

— Допустим, что это так. Но каким образом ты мог это услышать? Что-то не припомню, чтобы я засыпала на рабочем месте. Тем более, в непосредственной близости от твоей палаты.

— Такого и не было. Просто, я пару раз выбирался ночью к тебе домой. Что было довольно-таки легко — окно каждый раз оказывалось открытым. Ты знала, что во сне у тебя такое милое и беззащитное выражение лица, что желание обнять и оградить тебя от воображаемой опасности становится просто непреодолимым? Признаюсь, я пару раз не сдержался.

— Ну ты даёшь! — хоть Сакура и была ошарашена неожиданным заявлением, что ночью парень несколько раз находился в её спальне, нельзя было отрицать тёплое чувство, разлившееся в её груди, когда он произнёс такие трогательные слова.

— Ты не сердишься на меня? — прожигая Харуно умоляющим взглядом, спросил он.

— Не сержусь, — улыбнулась она, в который раз отмечая, что его взгляд иногда напоминает ей преданного спаниеля. — Давай лучше возьмёмся за пиццу, пока она окончательно не остыла. — и, взяв в руки приборы, Сакура, с рвением, достойным настоящего обжоры, принялась уничтожать любимое блюдо. Пару минут понаблюдав за Харуно, Канкуро последовал её примеру.



Примерно за полчаса управившись с огромной пиццей, они встали из-за стола, дружно обещая себе даже не смотреть на еду ещё как минимум неделю.



— Ты так сильно отличаешься от Саске... — еле слышно прошептала девушка, устраиваясь рядом с ним на только что расстеленном тёплом клетчатом пледе. — Просто небо и земля.

— О, Сакура, прошу! Не травмируй мою невинную детскую психику чудовищным сравнением с этой высокомерной учиховской задницей! — с притворным негодованием закатив глаза, сказал Канкуро. — Если у этого черноволосого кретина не хватило мозгов понять, что он теряет, отказываясь от такой необыкновенной девушки, это не мои проблемы. А совсем даже наоборот, — лукаво взглянув на девушку, парень осторожно приобнял её за плечи.

— Погоди-ка, ты же хотел что-то у меня спросить?

— Хотел, — выпустив её плечи и сев прямо напротив, сказал он. — Харуно Сакура, согласишься ли ты стать моей девушкой?







[b]Глава 7.

Любовь зла, полюбишь и ...[/b]



— Ну, я подумаю над этим. Может быть. — равнодушным тоном произнесла Харуно, поднимая глаза. Встретившись с полным отчаяния жалобным взглядом Канкуро, она решила больше не мучить несчастного, влюблённого в неё шиноби.



— Да пошутила я! Пошутила! Буду я твоей девушкой, не переживай так! — едва она произнесла эти слова, как округу потрясло громогласное «Ура!» и, не успев опомниться, Сакура уже лежала на спине, а невероятно довольный, улыбающийся Канкуро, в порыве чувств уронивший свою спутницу и упавший сам, лежал сверху. Его губы находились на расстоянии не более пяти сантиметров от её и, конечно же, это расстояние сократилось в ту же секунду, превращаясь в долгий, очень нежный поцелуй.



Проснувшись на следующее утро, Сакура сразу же уловила какой-то невероятно вкусный запах, явно доносившийся с кухни. Она моментально выскочила из «гнезда», как иногда называла свою кровать, поскольку считала её самым уютным местом в доме, а также потому, что не каждое утро успевала её застелить. Из-за чего кровать и правда, временами, напоминала гнездо какой-нибудь огромной, но довольно-таки неопрятной птицы.



Надев халат, Харуно тихонько проскользнула к двери, ведущей на кухню, и осторожно заглянула в щёлку.



— Заходи, не бойся! Завтрак уже готов! — заметив девушку, сказала Шиори-сан, с самого утра хозяйничавшая в доме. — Соня! Сколько можно валяться в постели? Уже почти полдень! — добродушно проворчала экономка, ставя на стол большую тарелку, на которой лежал ароматный кусок сырной запеканки. — Кстати, кто-то оставил это под дверью, — махнув рукой в сторону огромной корзины с цветами, стоящей на полу, женщина отправилась в гостиную, по дороге подхватив заранее приготовленные ведро с водой и швабру.



— Так-так, что тут у нас? — пробормотала Сакура, поднимая корзину и размещая её прямо на обеденном столе, предварительно убедившись, что Шиори-сан уже ушла. Иначе возмездие за такое кощунственное обращение с предметами обстановки не преминуло бы последовать.



В корзине обнаружилась небольшая открытка, в которой довольно-таки неаккуратным почерком было написано: "Сакура! В семь часов, сразу по окончании твоей смены, я буду ждать тебя на выходе из больницы. С любовью, К.". Какой именно «К» сотворил сей незатейливый шедевр эпистолярного жанра, догадаться было не сложно. Улыбнувшись, девушка отложила записку и принялась за свой уже остывающий завтрак, предвкушая вечернее свидание.



Как и обещал — ровно в семь, Канкуро стоял возле служебного выхода, поджидая куноичи. Как любая уважающая себя девушка, Сакура просто обязана была опоздать. К счастью для незадачливого шиноби, Сакура не была жестокой, поэтому задержалась всего на пять минут.



— Привет, красавица! — промурлыкал он, притягивая к себе Харуно и целуя в щёку. — Устала?

— Привет! Немного. Последние две недели, после знаменательного события в моей служебной деятельности, когда я, наконец-то, с замирающим от восторга сердцем смогла с чистой совестью выпроводить тебя из госпиталя, проблем практически не было. Всё-таки второе такое же беспокойное существо, как ты, отыскать довольно-таки сложно. Мне, по крайней мере, до сих пор не удалось. Все нормальные пациенты, только услышав мой голос из коридора, тут же становятся тише воды, ниже травы. Моя репутация ещё никого не оставила равнодушным! — не без некоторого оттенка гордости провозгласила Сакура, задирая нос в притворном приступе самолюбования.



— Просто они все трусы и не знают, как правильно обращаться с красивой, сильной девушкой, — завершив свою небольшую пламенную речь, Канкуро наконец добрался до губ куноичи.



Минуты через три, начав задыхаться, Харуно отступила на шаг и, заглянув ему прямо в глаза, прошептала:



— Так непривычно видеть тебя без боевой раскраски и в обычной одежде! Как будто два разных человека... — улыбнувшись, шиноби снова потянулся в губам Сакуры, но она легонько оттолкнула его и поинтересовалась, куда же он хотел её отвести?

— А, совсем забыл! Побежали скорее! — схватив девушку за руку, он сорвался с места и во весь опор понёсся вперёд. Остановившись перед большим холмом, Канкуро отпустил её руку и великодушно позволил им обоим немного отдышаться, приговаривая, — Успели! Ещё пара минут в запасе есть!

— Пара минут до чего? — подняв на него удивлённый взгляд, спросила куноичи.

— Сейчас узнаешь! — парень вновь схватил её руку и упрямо стал карабкаться на холм, таща за собой вяло сопротивляющуюся девушку.



[b]***[/b]



Почувствовав дразнящий запах свежезаваренного кофе, Сакура осторожно заглянула на кухню и замерла, нежно улыбаясь открывшейся ей картине. У плиты, спиной к ней, в одних чёрных форменных штанах, взъерошенный, как только что проснувшийся воробей, стоял Саске. Если в первую секунду, при виде Учихи, куноичи и заподозрила некоторое несоответствие реальности, то быстро отмела эту нелепую мысль.



Уловив какие-то признаки жизни у себя за спиной, шиноби обернулся и встретился взглядом с Сакурой, продолжающей страстно обниматься с дверью. Сняв кофе с плиты, он направился к ней.



— Сакура, как думаешь, тебе будет приятнее, если я, на время, займу место этой, внезапно так полюбившейся тебе, двери? — и не дожидаясь ответа, неожиданно дёрнул девушку на себя, заставив потерять равновесие и практически упасть ему на руки.

— Саске! Так не честно! — раздался притворно обиженный голос, где-то на уровне его груди. — Ты же знаешь, я не могу устоять перед этой дверью! Преодолеть её притягательность и обаяние просто выше моих сил! — выпалила куноичи, едва сдерживая рвущийся на свободу смех.

— Прекрасно тебя понимаю, я сам с большим трудом прохожу мимо неё. Но я же сопротивляюсь! — весело улыбаясь ответил шиноби, глядя девушке прямо в глаза долгим влюблённым взглядом.

— Ах вот значит как? Намекаешь, что с трудом проходишь мимо зеркала, не задержавшись возле него на полчаса? Так и была раскрыта сущность великого и беспощадного Учиха Саске! Он у нас, оказывается, нарцисс! — после этой прочувствованной тирады, обоим шиноби смех сдержать уже никак не удалось.

— Ладно, постановку утренней комедии можно считать успешно завершённой. А теперь, прошу за стол! А то приготовленный с пятой попытки завтрак остынет, и мой бессмертный подвиг, в виде принудительного выползания из тёплой кроватки в 6 утра, канет в лету, так и оставшись неоценённым. — Подхватив девушку на руки, Саске бережно усадил её за стол.

— Размеры ущерба, причинённого твоим бессмертным подвигом нашему холодильнику, я, пожалуй, оценю попозже, — улыбнулась Сакура, принимаясь за стоящий перед ней, всё ещё дымящийся омлет.



Продолжая наслаждаться завтраком, девушка мимоходом бросила взгляд за окно и чуть не выронила палочки, остолбенев от открывшегося ей зрелища. Недалеко от их дома, в тени старого дерева, целовались Темари и Шикамару, стоя в обнимку и совершенно не скрываясь.



[i]«И когда это они...»[/i] — только и успела подумать девушка, прежде чем её отвлёк чей-то смутно знакомый голос.



— Сакура! Сакура! — недовольно отмахнувшись от звучавшего над ухом голоса, девушка неразборчиво пробормотала: «Не отвлекай! Сам же говорил, что всё остынет».

— Что остынет? — удивился Канкуро, не оставляя тщетных попыток растолкать спящую у него на коленях девушку. — Сакура, ты заснула буквально через минуту после того, как скрылось солнце. Хорошо хоть на закат успела полюбоваться, — улыбнулся он. — Но я бы всё-таки предложил тебе продолжить это, не спорю, приятнейшее занятие дома. А то тут стало немного прохладно.



— Да, конечно. Пойдём, — уже окончательно проснувшись, куноичи огляделась и заметила, что Канкуро сидит рядом с ней в одной футболке, а его куртка уютно расположилась на её плечах.



[i]«Сакура! И что это за сны такие?! Забыла уже, с кем именно встречаешься? Держи своё подсознание под контролем, будь добра!»[/i] — Бушевала Inner Сакура, — [i]«А ты, случайно, не забыла, что моё подсознание — это ты?»[/i] — [i]«Ой, ну да...»[/i] — смутился внутренний голос. — [i]«Тогда не провоцируй меня!»[/i] — на этой дружественной ноте вечерняя перепалка завершилась.



Подойдя ко входу в своё временное жилище, доставая из кармана ключи, Сакура обернулась на держащего её за руку шиноби. Встретившись с его полным тепла взглядом, куноичи глубоко вздохнула, представляя последующую за её словами реакцию, и начала.



— Канкуро, ты же помнишь, что я собиралась задержаться в вашей деревне на месяц?

— Да... — ответил он, вопросительно всматриваясь в лицо девушки.

— А этот месяц истекает буквально через пару дней, — осторожно продолжила Сакура, заметив, как напряглись мышцы на руках шиноби.

— И что именно ты хочешь этим сказать? — конечно же, Канкуро догадался, к чему клонит его возлюбленная. Но, поскольку надежда, как известно, умирает последней, решил потянуть время и прикинуться, что не понимает о чём идёт речь, тем самым давая девушке шанс передумать и, как бы невзначай, сменить тему. Но, к его большому сожалению, план этот с треском провалился.

— Этим я хочу сказать, что через пару дней покину Суну. Я уже и так отложила возвращение слишком надолго. Подумай сам, меня ведь не было в Конохе целый год!



Руки шиноби предательски начали трястись, так что ему пришлось отпустить Сакуру, чью руку он нервно сжимал до этого момента. Он быстро отвёл глаза, моментально начавшие наполняться слезами.



— Канкуро! Возьми себя в руки, или это сделаю я! Немедленно прекращай детский сад! - бросив быстрый взгляд на сжатые кулаки и суровое выражение лица куноичи, шиноби понял, что благоразумнее будет последовать её совету, или, наверное, лучше сказать приказу.



— Я всё понимаю, — тихо прошептал он, даря ей долгий нежный поцелуй. - Мы ведь ещё встретимся, до того, как ты покинешь деревню? — с надеждой глядя Сакуре в глаза, спросил он.

— Конечно, встретимся, — мягкой улыбкой куноичи пыталась заглушить боль, причинённую Канкуро её словами.



Шиноби крепко обнял девушку на прощание и стрелой рванул к своему дому, на ходу смахивая наворачивающиеся непрошеные слёзы.



[i]«Так, этот кошмарный сон необходимо срочно забыть. Но, как оказалось, из него тоже можно извлечь некоторую пользу. Я поняла, как Шикамару с Темари великолепно смотрятся вместе! Кажется, у меня появилась неотложная и очень важная миссия!»[/i] — улыбнувшись своим мыслям, Сакура быстрым шагом направилась разыскивать старшую сестру Казекаге, которая за прошедший месяц стала её подругой. Девушка была довольна тем, что хоть кому-то сможет принести пользу своим уходом и старалась не думать о предстоящем расставании с Канкуро, которого она успела если не полюбить, то уж точно сильно к нему привязаться.





[b]Глава 8.

Welcome home! Или назад в Коноху.[/b]



— Темари! — Осторожно позвала Сакура, приоткрывая дверь в дом Казекаге. — Темари, это ты? — снова позвала девушка, услышав какой-то шум, исходящий из ближайшей ко входу в дом комнаты, являвшейся настоящим складом боевых вееров куноичи Песка. Снова услышав какие-то звуки, Харуно без стука вошла в комнату, но моментально об этом пожалела. На одном из самых крупных вееров Темари в обнимку удобно расположились Гаара и Матсури, которые были настолько увлечены поцелуем, что не заметили внезапного появления третьего-лишнего. Бормоча тихие невразумительные извинения, Сакура поспешила ретироваться с «поля боя», не желая испытывать на себе гнев молодого Казекаге.



[i]«Так, дома её быть не может, иначе Гаара ни за что не позволил бы себе подобного в её хранилище. Значит, надо поискать где-нибудь на тренировочных полях»[/i], — заключила Харуно, быстрым шагом направляясь прочь от дома, всё ещё опасаясь быть замеченной.



Саске медленно поднимался по лестнице, ведущей на второй этаж резиденции Казекаге, тихим недобрым словом поминая Хокаге, второй раз за месяц отправившую его в злополучную Суну, каждое посещение которой оставляло после себя всё более «приятные» воспоминания.

В этот раз его миссия заключалась в сопровождении бесценного, по словам Тсунаде, человека, который некоторое время гостил в этой деревне. Учиха уже догадывался, что это за человек, возвращения которого Хокаге ждёт с таким нетерпением. Шиноби всё ещё не до конца разобрался, обрадует ли его подтверждение этих догадок, или наоборот...



Как и предполагала Харуно, Темари находилась на одном из тренировочный полей, самозабвенно устраивая небольшие, но от этого не менее разрушительные, смерчи с помощью одного из своих великолепных вееров. С пятого раза докричавшись до увлечённой куноичи, Сакуре удалось расспросить её о дальнейших планах и заодно поделиться своими. Её очень обрадовала весть о том, что Темари через пару дней собирается на полгода в Коноху, с дипломатической миссией укрепления дружественных отношений между странами Ветра и Огня. Правда, Харуно немало удивило то, что подобную миссию Гаара поручил именно своей старшей сестре, ведь Темари славилась на редкость взрывоопасным характером. Хотя, у девушки уже созрел коварный план, чем именно можно умерить пыл темпераментной блондинки. А точнее — кем.

Напомнив себе непременно обсудить этот вопрос с Тсунаде-сама, Сакура отправилась в указанное место, где её, по словам Темари, должен был ждать сопровождающий, имени которого та не знала. Но если верить дурному предчувствию, охватившему Харуно при упоминании человека, присланного из Конохи, она догадывалась, кем именно является эта загадочная личность.



[i]«Кажется, меня сейчас задушат»[/i], — меланхолично думала Сакура, уже минут пять пребывая в стальных объятиях Канкуро. Как и обещала, девушка пришла попрощаться с ним, перед отбытием в Коноху. И теперь ей на ум приходили не очень порядочные мысли о том, что, возможно, обещание выполнять и не стоило. Ей, конечно, было жаль расставаться с шиноби, так трогательно ухаживавшим за ней весь минувший месяц. Но его щенячье поведение постепенно начинало раздражать. Возможно, это происходило от того, что образ сильного и уверенного в себе шиноби никак не хотел ассоциироваться у неё с этим по уши влюблённым мальчишкой. А может быть всему виной был недостаток взаимности, который Харуно особенно остро ощущала на протяжении нескольких последних дней, наблюдая, как сильно переживает будущую разлуку Канкуро и не находя в себе столь же сильных эмоций. На её взгляд, в этой ситуации практически начисто отсутствовал драматизм — они ведь расставались не навсегда. А её вполне устраивал тот факт, что они с Канкуро останутся друзьями, и будут видеться на миссиях и во время редких отпусков. Поскольку она сразу же дала понять, что отношения на расстоянии не являются для неё приемлемым вариантом. Спустя час и примерно сто тысяч ласковых слов прощания и пожелания счастливого пути, Сакуре удалось, наконец, выбраться из чересчур навязчивых объятий шиноби и она смогла направиться к указанному месту, где её должен был дожидаться пришедший из Конохи проводник. К тому времени, она была уже практически на седьмом небе от перспективы немедленного отправления в страну Огня. В деревню, знакомую ей разве что по многочисленным обрывкам воспоминаний, продолжавшим периодически посещать её память. Хотя у неё уже вполне сформировалось общее представление о своей истинной личности, девушке по-прежнему казалось, что она не может вспомнить что-то очень важное, возможно самое главное. И, почему-то, Харуно продолжала терзать настойчивая мысль, что это «самое главное» непременно должно было быть связано с Саске. Стоило ей только подумать о невыносимом младшем Учиха, как из-за угла здания, за который она только что завернула, показалась угольно-чёрная макушка. Как только изумрудные и ониксовые глаза встретились, на всю улицу прозвучало:



— Я так и знал!

— Так я и знала! — одновременно вырвалось у обоих. Обменявшись злобными взглядами, шиноби не сговариваясь направились к выходу из деревни.



— И кто кого теперь преследует, а Учиха? — нарушила тишину Сакура.

— Уймись, Харуно! Ты прекрасно знаешь, что это было приказом Хокаге. Тем более, я не знал, кого мне предстоит сопровождать, иначе ни за что не пошёл бы сюда. — Выпад щиноби повис в воздухе, не получив никакого ответа, полностью проигнорированный Сакурой. Саске с удивлением понял, что оправдывается перед этой назойливой розоволосой девчонкой. Но ещё больше его поразило осознание того, что он даже немного соскучился по этой самой девчонке. Учиха окончательно убедился в том, чем именно повсеместно привлекал такую толпу фанаток. Ведь, как известно, «чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Но на этот раз, судя по всему, стратегия работала кардинально противоположным образом. И именно он, Учиха Саске, был тем, кто всё глубже запутывался в сети. Сакура же вела себя предельно отстранённо и холодно, не выказывая ни малейшей заинтересованности ни им самим, ни его словами.



Молча, они миновали ворота Суны и постепенно начали углубляться в лес, обмениваясь лишь короткими язвительными фразами, в основном рабочего характера, касавшимися их дальнейшего маршрута, или распорядка привалов.



— Какая встреча! — прозвучавший за их спинами звонкий голос заставил шиноби резко развернуться и принять боевую стойку.



При виде старшего брата глаза Саске недобро сощурились и, подавив удивление, он уже начал складывать печати.



— Чидо... — мастерски исполненная Сакурой увесистая оплеуха мгновенно прервала формирование джутсу.

— Даже не думай об этом, придурок. — Угрожающе проговорила моментально оказавшаяся за его спиной куноичи. — Здравствуйте, Итачи-сан! Прошу прощения, вы застали нас врасплох. — Широко улыбнулась девушка, стремительно сокращая расстояние, отделявшее её от шиноби.

— Привет, Сакура, — тепло улыбнулся Учиха-старший, крепко пожимая протянутую ему руку.



— Кто-нибудь вообще объяснит мне, что здесь, чёрт возьми, происходит? — взорвался покрасневший от ярости Саске. — И откуда ты вообще его знаешь? — Тыча пальцем в сторону Итачи, бросил шиноби, гневно впиваясь взглядом в Сакуру.

— Во-первых, братишка, вымой рот с мылом. Во-вторых, ничего такого здесь не происходит. Случайная, но от этого не менее приятная, хочу заметить, встреча, — бросив быстрый взгляд на Харуно, ответил Итачи. — Сакура, когда доберётесь до Конохи, не могла бы ты узнать у Тсунаде-сама, можно ли обо всём рассказать моему глупому младшему брату? И, если она позволит, конечно, я хотел бы попросить тебя лично заняться этим вопросом.

— Без проблем! Кстати, до сих пор не могу понять, каким образом получилось, что вы являетесь родным братом этого идиота, — картинно удивилась Сакура, указывая на стоящего в стороне Саске.

— Сам иногда не могу понять, — улыбнулся Итачи. — Я бы с удовольствием ещё поболтал с вами, ребята, но, к величайшему сожалению, меня ждут великие дела. Так что, до новых встреч! — одарив потрясённых его неожиданным выступлением шиноби загадочной улыбкой, Учиха-старший стремительно скрылся за ближайшим кустом.



[i]«Интересно, что это было? Он что, наткнулся в лесу на какие-нибудь весёленькие грибочки?»[/i] — удивилась Харуно, продолжая разглядывать куст, за которым исчез Итачи.



— Значит, я идиот, да? — Сверкая глазами, возмутился Саске.

— Ну не я же, — беззаботно усмехнулась девушка, и моментально отвернувшись, продолжила путь. Бормоча неразборчивые проклятия, Учиха последовал за ней.



Итак, Сакура, в сопровождении младшего Ухихи, не очень мирно, но всё-таки добрались до Конохи, изрядно потрепав друг другу нервы по-пути. Войдя в деревню, они наткнулись на стоящих рядом с воротами постовых. Харуно никак не могла вспомнить их имена, но надеялась, что эта информация в нужный момент всплывёт в памяти сама собой, как уже не раз происходило. Так что девушка глубоко вздохнула, бросила уничтожающий взгляд на Учиху и шагнула навстречу двум шиноби.



— Сакура! Саске! Наконец-то вы до нас дошли, а то мы уже совсем заждались, — бодро выкрикнул Кокетсу. Харуно не была уверена, что это именно он, но поскольку интуиция у неё работала не в пример лучше, чем память, девушка решила довериться шестому чувству. — Чего же вы так долго? Мы уже практически собрались отправить кого-нибудь на ваши поиски. Решили, что с вами случилось что-то не очень приятное.

— И были абсолютно правы. Случился Учиха. Кажется, он остался таким же быстрым и неприхотливым, каким был в детстве. — Плохо скрываемый в голосе девушки сарказм ещё больше вывел из себя и так довольно-таки раздражённого Саске. Всю дорогу Сакура абсолютно не реагировала на его колкости и ироничные замечания, а когда он в очередной раз переходил грань между невинной иронией и сарказмом, она умудрялась ответить так, что Учихе оставалось лишь удивлённо замолчать. За те несколько лет, что они не видели друг друга, Харуно явно успела достаточно натренироваться в остроумии, и теперь ей не стоило совершенно никакого труда моментально поставить Саске на место. В общем, особого удовольствия от путешествия Учиха не получил, всю дорогу стремясь отставать от девушки, чтобы не поддаваться соблазну спровоцировать довольно-таки продолжительную перепалку.



— Ну-ну, Сакура! Я уверен, всё было не так плохо, — ободряюще улыбнулся второй шиноби.



[i]«А это, наверняка, Изумо»[/i], — подумала куноичи.



— Я понимаю, что вы устали с дороги, но приказ есть приказ. Так что прошу вас зайти в кабинет Тсунаде-сама. Она хотела сообщить вам что-то, по её словам, очень важное. — продолжил он, сочувственно глядя на двух изрядно помятых шиноби.

— Может быть, господин Учиха и устал, но у меня ещё полно сил, так что без проблем, Изумо, — чтобы проверить свою теорию, девушка решила назвать шиноби по имени, сразу проследив за его реакцией. Поскольку удивления не последовало, она убедилась в своей правоте и с чувством собственного достоинства зашагала в сторону резиденции Хокаге. Тяжело вздохнув, Саске с мрачным видом пошёл следом.



Негромко постучав и не получив никакого ответа, Харуно уверенно распахнула дверь. Первым, что заметила девушка, войдя в кабинет, была сама Хокаге, приближающаяся к ней с таким устрашающим видом, что Сакура уже практически успела попрощаться с жизнью. Так что она была немало удивлена, оказавшись в крепких объятиях Пятой Хокаге.



— Сакура, ты даже не представляешь себе, как я рада наконец-то, спустя целый год, видеть мою единственную ученицу целой и невредимой. — негромко проговорила она, выпуская девушку из стальных объятий.

— Я тоже очень рада вас видеть, Тсунаде-сама. — хоть она и не помнила Хокаге, но говорила искренне. От этой женщины исходила мощная волна доброжелательности и очень домашнее ощущение безопасности, так что Харуно не приходилось сомневаться, что раньше их связывали очень тесные, практически семейные узы, явно выходившие за рамки простых отношений учитель-ученик.



— Ну как, ты оценила мою шутку? — хитро прищурившись спросила Тсунаде.

— Какую именно? — удивилась девушка.

— А, так Учиха тебе ещё не пожаловался на «злую тётю» Хокаге? Тогда я тебе сейчас сама всё расскажу! Поскольку у этого паршивца идёт испытательный срок, на серьёзные ответственные миссии я его отправлять не могу, так что он занимается либо доставкой, либо сопровождением. То есть, выполняет миссии не выше ранга C. — заметив недоумение на лице ученицы, Тсунаде поспешила добавить. — Но это далеко не самое для него страшное. Всё основное время ему приходится работать в академии, причём я специально дала ему самый буйный класс. Ребята совершенно неуправляемые, зато очень способные — прямо как вы в детстве, — ласково улыбнулась она.



Оглянувшись на незаметно прокравшегося в кабинет Саске, Сакура не удержалась и залилась громким заразительным смехом. Несколько минут она была совершенно не в состоянии остановиться, поэтому так и стояла посреди кабинета, согнувшись от хохота и схватившись рукой за живот.



— Я очень рада, что тебе понравилось, Сакура, но у меня есть для тебя ещё одна новость. И что-то мне подсказывает, что она тебя не очень-то обрадует, — зато, если судить по ехидной ухмылке Хокаге, её саму новость очень даже забавляла. — Поскольку в результате вашего с матерью перемещения произошёл мощнейший взрыв, от вашего дома мало что осталось. — Глянув на девушку, чей взгляд становился всё более подозрительным, Тсунаде вздохнула и решила раскрыть карты без лишних предисловий. — В общем, поскольку для жизни он не пригоден, а все служебные квартиры у нас сейчас заняты, тебе придётся пожить у Саске. В поместье Учиха полным-полно свободных комнат.

— Что??! — раздавшийся одновременно вопль двух шиноби сотряс стены небольшого кабинета. Затем последовала длинная череда мало разборчивых, но совершенно точно непечатных, проклятий, жалоб и просто нытья.

— Так! Немедленно прекратить истерику! — с размаху ударив кулаком по столу, скомандовала Хокаге. Несчастный стол от такого неласкового обращения, тихо скрипнув на прощание, аккуратно развалился на две части. — У вас есть три дня на отдых и урегулирование бытовых вопросов, а затем я вновь жду вас в этом кабинете — будете работать! А теперь быстренько пошли вон! А то вы мне уже поднадоели, дети мои. — Изрекла Тсунаде, недвусмысленно указывая на дверь.



Шиноби молча подходили к поместью Учиха, обмениваясь на ходу злобными взглядами.



Сакуре просто было неловко из-за того, что ей придётся жить с практически незнакомым парнем, да ещё с тем, который ей так активно не нравился, начиная с самой первой встречи в Суне. Хотя, девушка догадывалась, что встреча эта была далеко не первой. Это тоже не внушало ей особой уверенности в себе, ведь она не помнила, какие отношения были между ними раньше, и не очень понимала, как ей себя вести в его обществе. На первое время, пока не узнает его получше, Сакура решила продолжать линию поведения, которой придерживалась изначально. То есть, немного издеваться, игнорировать и безобидно, по её мнению, подкалывать Учиху.



Саске же находился в полнейшем смятении, чувствуя, что его начинает тянуть к Харуно с опасной силой. А то, что девушка была настроена явно враждебно по отношению к нему, только усиливало неуверенность. Так что он решил вести себя так, как обычно это делают люди, застигнутые врасплох, или чем-то напуганные — максимально агрессивно. Поскольку лучшая защита — это, как известно, нападение.



Подойдя к дверям поместья Учиха, Саске отпер с трудом поддавшийся замок, толкнул дверь и прошествовал внутрь с видом оскорблённой невинности.



— Можешь занимать любую комнату, кроме той, которая находится на втором этаже, справа от лестницы — она принадлежит мне. Остальные свободны. — небрежно бросил он, не дожидаясь, пока Сакура переступит порог.

— Спасибо, — тихо произнесла Харуно вслед удаляющемуся Саске.



Оставшись одна в прихожей, девушка прислушалась к гулкой тишине, разлившейся вокруг. Простояв минут пять в этой тишине не меняя позы, Сакура на мгновение закрыла глаза и ощутила щемящее сердце одиночество, наполняющее огромный пустой дом. Впервые, с момента своего «знакомства» с Саске, девушка задумалась над тем, какого было ему продолжать жить в этом доме, потеряв всю семью, имея лишь старшего брата-предателя, так обожаемого им раньше, с которым у него наверняка было связано множество светлых и счастливых воспоминаний из детства, проведённого в этом самом доме.



Сбросив с себя некоторое оцепенение, Сакура медленно двинулась внутрь дома, заглядывая в каждую комнату по очереди и бросая грустные взгляды на покрытую белыми чехлами и толстенным слоем пыли неиспользуемую мебель, сильно напоминавшую скопление потерявшихся привидений. Завершив стратегический обход своих временных владений, Харуно направилась в сторону обнаруженной минут пятнадцать назад кладовки — на поиски ведра, швабры и тряпок.



На приведение в порядок такого огромного и практически необитаемого дома, у Сакуры ушёл практически весь день. Завершив грандиозную уборку в гостиной, которую куноичи специально оставила напоследок, ввиду того, что там практически отсутствовала мебель, девушка с удовлетворением оглядела проделанную работу. И ей было чем гордиться — дом просто засверкал, а ощущение заброшенности исчезло без следа. Чувствуя приятную усталость, Сакура отправилась осваивать новую спальню. Как ни странно, комната, которая больше всего ей приглянулась, находилась на втором этаже, справа от лестницы. Прямо напротив спальни Саске.



Итак, наступил вечер третьего дня пребывания Сакуры в поместье Учиха. И уже сегодня вечером Харуно должна была явиться в кабинет Хокаге для получения своей первой миссии, по-крайней мере, так думала она. Ах да, Саске должен быть там вместе с ней. По этому поводу куноичи терзали смутные подозрения. Поскольку за три дня в госпитале можно услышать даже больше сплетен, чем самому хотелось бы, она уже была наслышана о своеобразном чувстве юмора Хокаге. Да и сама девушка ещё в первый день успела убедиться в правдивости этих слухов, когда Тсунаде с большим, кстати, удовольствием решила отправить её жить вместе с Саске. Хотя, «вместе» — слишком громко сказано. За всё это время она умудрилась ни разу с ним не столкнуться.



Поскольку её работа в госпитале начиналась в семь тридцать утра, Сакура выходила из дома в пять тридцать, чтобы иметь возможность немного потренироваться перед работой. В академии же занятия начинались в девять, так что когда Харуно уходила, Учиха ещё сладко спал. Или, по-крайней мере, очень убедительно делал вид — из его комнаты по утрам никогда не раздавалось ни звука. Саске всё ещё не включили в состав какой-либо команды, хотя Наруто долго ругался по этому поводу с Хокаге, требуя немедленно вернуть товарища в команду номер семь, но Тсунаде была непреклонна — Учиха обязан доказать свою преданность деревне. А до того времени — только элементарные, малозначимые одиночные миссии и преподавание в академии. Так что тренироваться ему также приходилось в гордом одиночестве. Но он предпочитал заниматься этим по вечерам, и у Сакуры были определённые мысли о причинах такого поведения. Она прекрасно понимала, что он её избегал. Правда, пока ещё не разобралась, почему.



Вот с такими мыслями девушка подходила к резиденции Хокаге. День выдался тяжёлым — с миссии вернулись несколько шиноби с серьёзными ранениями, и Харуно буквально крутилась, как белка в колесе, курсируя между реанимацией, операционной и палатой интенсивной терапии. К счастью, все жизни удалось спасти, и у каждого даже была надежда на стопроцентное выздоровление с последующим возвращением в строй, так что всё обернулось не так плохо, как она предполагала с утра, когда этих бедолаг только доставили в госпиталь. Открытые переломы, рваные раны, многочисленные кровотечения, внутренние и не только. Список травм был довольно обширен и хотя девушка была очень счастлива такому позитивному исходу, всё же она была выжата, как лимон. Поэтому, открывая дверь кабинета Тсунаде, предварительно постучав, Сакура очень надеялась, что сегодня на ней не свалится больше ничего настолько эмоционально утомительного. Как оказалось, надежда была ложной.



Войдя в кабинет, Сакура обнаружила Тсунаде напряжённо сидящей за своим новым столом, которым пришлось заменить безвременно почивший в её прошлое посещение. Перед ней с недовольным видом сидел Учиха и прожигал Хокаге взглядом.



— Саске, я прекрасно понимаю, что если бы взглядом можно было испепелять по-настоящему, от меня уже осталась бы только горстка пепла. Я своего мнения не изменю, так что не трать силы. Они тебе понадобятся для воспитания нашего подрастающего поколения, — с садистской улыбкой произнесла она, наблюдая, как меняется в лице Учиха при упоминании доверенного ему, и уже напрочь озверевшего, класса маленьких адских спиногрызов.

— Заходи, Сакура. Присаживайся, — небрежным жестом указав на стул справа от шиноби, сказала Хокаге. — Мы с господином Учиха уже закончили нашу маленькую беседу. Так что он уже может быть свободен, или может остаться и послушать наш с тобой разговор — на твоё усмотрение.

— Пусть остаётся, если ему угодно. Мне всё равно, — отчеканила Харуно, окидывая Саске равнодушным взглядом.

— Я смотрю, отношения между вами по-прежнему немного недотягивают до дружеских, — попыталась пошутить Тсунаде. Но улыбка сразу же покинула её лицо, как только она встретила две пары ледяных взглядов, от которых даже ад мог бы замёрзнуть. — Ясно, кажется, сильно недотягивают. Но решением этой проблемы я предоставлю заниматься вам самим, поскольку у меня к вам есть дела поважнее. Хотя, пока что это касается только тебя, Сакура, поскольку сегодня я собираюсь рассказать тебе, как именно ты смогла вернуться домой.

— Присутствие здесь Саске по-прежнему остаётся на моё усмотрение? — робко спросила куноичи, заранее подозревая, какой ответ даст ей Хокаге.

— Нет, ты уже решила. Старайся никогда не брать назад свои слова. Думать нужно до того, как что-то вылетит у тебя изо рта, иначе могут быть довольно неприятные последствия. Слово, как тебе известно, не воробей. Хотя, конечно, ничто не воробей, кроме, собственно, самого воробья. Так что, присутствие Учихи остаётся на моё усмотрение, — отрезала Тсунаде, игнорируя жалобное выражение лица ученицы и умоляющий взгляд. — Саске, покинь нас, пожалуйста. Я не думаю, что эта история сейчас нуждается в дополнительных слушателях, — не дожидаясь повторной просьбы, шиноби встал и с достоинством вышел за дверь.



— А теперь, к делу. Понимаешь, Сакура, вы с матерью исчезли год назад, сразу после успешного выполнения миссии в Стране Ветра. Последний раз вас видели, когда вы пересекали ворота Конохи.

— Но почему я почти ничего не помню из этого мира? Практически все мои воспоминания принадлежат тому. Начиная с раннего детства! — перебила Харуно.

— Перемещения между мирами иногда играют злую шутку со временем, Сакура. В нашем мире ты была первоклассной куноичи, джойнином. И тебе было шестнадцать. А в тот мир пришла годовалым ребёнком. Изменения физиологического характера, естественно, привели к сбою мозговой деятельности и исчезновению воспоминаний. Детский мозг просто не мог вместить в себя такой объём информации. Твоя мать была очень талантливой куноичи, но она впервые столкнулась с перемещением между мирами и стала приспосабливаться к новой среде обитания. Кстати, где ты училась?

— В медицинском колледже, с углублённым изучением японского языка, культуры и боевых искусств. Никогда не понимала, для чего мама отправила меня в такое странное место, — невесело усмехнулась Сакура.

— Вот видишь, она постаралась позаботиться о твоей подготовке к возможному возвращению.

— Но почему она ничего мне не рассказывала? Хотя бы сейчас, когда я уже выросла?

— А как ты себе это представляешь? Вот, подходит к тебе мама и говорит — «Знаешь, дорогая, мы с тобой на самом деле родились в другом мире, и совершенно непонятно, каким образом мы, исчезнув из собственного дома, умудрились очутиться в этом странном месте».



Ты либо посчитала бы её сумасшедшей, либо просто не поверила, посчитав это розыгрышем. Проект «Наруто» стартовал в том мире благодаря контакту, налаженному медиумами Конохи. Они проникли в разум людей, занимающихся разработкой, как это называют в том мире, аниме. Неизвестно почему, но именно мозговые волны японцев засекли наш сигнал. Возможно, это произошло из-за сходства наших менталитетов. Как видишь, на самом деле, все в этом мире выглядят и говорят точно так же, как люди, населяющие в том мире Японию. Регулярно, телепатически, мангаке поступали идеи, которые затем воплощались и в аниме. К счастью, время в наших мирах течёт неравномерно, поэтому один год нашей жизни приравнялся к десяти годам их. Как ты, наверно, уже догадалась, встретившись с Итачи, некоторые последние события придумывал уже сам мангака. Да и вообще, практически всё содержание проекта не что иное, как интерпретация одной из книг Джирайи. Хотя она и базировалась на реальных событиях, очень многое там приукрашено. Хотя, все более или менее значительные события описаны правдиво.

— Такие, как устранение клана Учиха?

— Именно так. Но к этой теме мы вернёмся чуть позже. Целью проекта была ты. Вернее, твоё подсознание. Наблюдая за героями аниме, чья внешность была графическим вариантом нашего истинного облика, ты должна была узнать в них своих товарищей, учителей, себя саму, в конце-то концов! И вернуть свои воспоминания. Но тебя лишь начала притягивать жизнь экранных персонажей. Ты интуитивно ощущала, что у вас есть нечто общее, но не могла понять что именно. Так, Сакура?

— Да, Хокаге-сама, — лицо куноичи было белее снега, кончики пальцев слегка подрагивали, — совершенно верно.

— При каких обстоятельствах произошло обратное перемещение, помнишь?

— Хм... Ну, я упала в озеро, — она резко замолчала, вспомнив, что именно предшествовало этому падению.

— А подробности? — заинтересовано спросила Тсунаде.

— Можно я не буду сейчас рассказывать?

— Конечно. Я думаю, на сегодня с тебя уже хватит потрясений. Я слышала о твоём героическом поведении в госпитале. Поздравляю с очередными спасёнными жизнями. — в голосе Пятой явно слышалась гордость за свою ученицу.

— Тсунаде-сама, Итачи-сан просил узнать у вас, могу ли я рассказать Саске, что на самом деле произошло в ту страшную ночь и чем именно он сам сейчас занимается.

— Да, Сакура. Можешь ему рассказать. Когда он думает, что его никто не видит, взгляд у него становится таким потерянным и печальным, что просто смотреть больно. Он совершенно запутался, отказавшись от своей мести и вернувшись домой. Я даже не представляю, как Наруто удалось убедить его вернуться. Это тебе предстоит узнать у него самого. Этот блондинистый негодяй так ничего мне и не рассказал. Думаю, с тобой он на эту тему поговорит охотнее, поскольку единственным, что я от него добилась, была фраза — «Я наконец-то выполнил данное Сакуре-чан обещание». Больше этот паршивец ничего не соизволил мне поведать. Кстати, наш разговор ещё не закончен. Мама никогда не рассказывала тебе об отце?

— Она говорила, что папа очень далеко и всегда при этом начинала плакать. В конце концов, я перестала спрашивать, чтобы не расстраивать её. Со временем, когда я подросла, то решила, что он умер. — Произнесла уже понемногу отходящая от шока Сакура.

— Конечно. Что ещё могла сказать Харуно-сан своей маленькой дочурке? Что он остался в другой вселенной? — Тсунаде покачала головой и в её глазах отразились печаль и глубокое сочувствие.

— Так он жив? — спросила девушка, опустив глаза.

— Нет, Сакура. Он погиб во время исполнения миссии через три месяца после вашего исчезновения. Он закрыл собой раненого друга, когда тот не успевал защититься от направленного на него удара. И погиб, спасая ему жизнь. Опережая твой вопрос, скажу, что тем другом был Акимичи Чоуза. Я очень сожалею, девочка моя, — нежно произнесла она, глядя на крупные слёзы, покатившиеся из зелёных глаз. — Когда будешь готова, загляни к Шикамару. Его команда сейчас находится на миссии, а он на прошлой получил тяжёлое ранение, поэтому я оставила его отдохнуть дома на недельку. После смерти Асумы он был далеко не в лучшей форме, так что должен обрадоваться твоему возвращению. Пусть заново покажет тебе деревню и постарается рассказать о том, что ты забыла. Заодно вы оба сможете отвлечься, — грустно добавила она.



Сакура кивнула. С трудом сдерживая слёзы и опустив голову, она вышла из кабинета, бесшумно затворив за собой дверь, и направилась в особняк.





[b]Глава 9.[/b]

[b]Friends or foe?*[/b]



Разрешение Хокаге на то, чтобы Сакура рассказала Саске правду о судьбе клана Учиха уже третий день не давало девушке покоя. Она понятия не имела, как лучше преподнести ему настоящую версию событий, произошедших в ту страшную роковую ночь. Пытаясь примерить ситуацию на себя, девушка только сильнее запутывалась в происходящем, так как была уверена — услышь она нечто подобное, истерика была бы неминуема. Из этого следовала новая проблема — что ей делать с бьющимся в истерике шиноби? Мало того, что она в принципе с большим трудом могла себе представить Саске в подобном состоянии, так ещё и возможные последствия оставались для неё полнейшей загадкой. Несмотря на то, что долгое обучение в ином мире, да и многие из вернувшихся воспоминаний оказывали Сакуре неоценимую помощь в лечении больных, с психологическими проблемами пациентов, никак не связанными с их физическим состоянием, девушке сталкиваться ещё не приходилось и одна только мысль об этом пугала её до дрожи в коленках. Поэтому, каждый раз, когда она поздно вечером, или рано утром, сталкивалась с Саске, Харуно начинала непроизвольно от него шарахаться и прилагала максимум усилий для сокращения времени их одновременного пребывания в доме. К её неописуемому облегчению, за прошедшие дни эта неловкая ситуация имела место всего лишь пару раз. Но внимательный шиноби не мог не заметить её странного поведения. Учиха недоумевал, что же такого могло произойти за столь короткий промежуток времени, что из задиристой дикарки Сакура вдруг превратилась в испуганного крольчонка. Поэтому Саске был немало удивлён, когда на следующее утро, после очередного неловкого столкновения, заметил Харуно неподалёку от тренировочного полигона, где он отрабатывал с вверенными ему учениками злополучную технику клонирования. Почему злополучную, спросите вы? А потому, что техника более или менее пристойно выходила только у половины учеников. Все же остальные извлекали на свет желеобразные тела, лишь отдалённо напоминавшие их собственную внешность. В тот момент, когда очередной страдалец с треском провалил задание, Саске вспомнил своё собственное обучение и тех странных созданий, которые выходили вместо клонов у печально известного Узумаки. О котором, кстати говоря, Учиха вспомнил не столь из-за его комичных неудач в обучении, сколько из-за необычайного сходства Наруто с одним из учеников его класса. Этот сорванец, к слову, в данный момент сидел на дереве, прямо над головой Саске и держал в руках очень подозрительного вида ведро, выкрашенное в противный бледно-коричневый цвет, весьма недвусмысленно напоминающий о всем известной субстанции соответствующего цвета. Несчастный Учиха уже мысленно представлял себе, что именно он сделает с этим поганцем, если в ведре окажется именно эта субстанция, а само ведро приземлится ему на голову.



[i]«Да что же это такое?»[/i] — Думала Сакура, шагая во время обеденного перерыва по какой-то незнакомой улочке, не разбирая дороги. Хотя, как раз в том, что улочка не была ей знакома, не было ничего удивительного. Воспоминания, периодически посещающие горемычную голову девушки, относились лишь к конкретным людям и событиям, никак не помогая ей разобраться в географии нового места жительства. Но мысль её относилась совсем не к тому факту, что она, похоже, заблудилась в собственной деревне.



Сакуру продолжал мучить вопрос, который ей было необходимо прояснить с Саске. И, как по волшебству, стоило ей лишь подумать об Учихе, как он тут как тут.



[i]«Какое потрясающее зрелище! Великолепный Учиха Саске пытается призвать к порядку целую ораву сорвавшихся с цепи младшеклассников. Бравый Учиха-сенсей не покладая рук пытается объяснить малолетним оболтусам, как именно нужно исполнять технику клонирования. Ну-ну! Судя по жалким трупикам, выходящим у большинства ребятишек, Саске придётся сегодня ночевать на полигоне!»[/i] — усмехнулась куноичи, подходя поближе и замечая сидящего на дереве юного шиноби, который, судя по торчащим в разные стороны пшеничным вихрам, должен был подозрительно напоминать Узумаки Наруто. Хотя, в точности разглядеть это с такого расстояния не представлялось возможным.



— Ладно тебе, малыш, не стоит портить Учихе-сенсею причёску. Кажется, сегодня утром он приложил особенно много усилий для её создания, — едва сдерживая улыбку, с каменным лицом произнесла Сакура, останавливаясь у забора.



Конечно же, её слова моментально были восприняты как руководство к действию, и уже через пару секунд ведро, полное ярко-малиновой краски, благополучно достигло головы Саске. Пару минут Учиха стоял неподвижно, силясь сделать выбор между волной поднимающегося в груди гнева и чувством облегчения от того, что в ведре всё же не оказалось той самой чудовищной субстанции. Видимо, облегчение всё же взяло верх над гневом. Саске, продолжая гордо стоять с ведром на голове, весь покрытый малиновой краской, живописно стекающей по его угольно-чёрным волосам, создавая забавный контраст, заливисто засмеялся, присоединяясь к нестройному хору смеха, перемешанного с визгами, писками и испуганной детской руганью той части класса, которая числилась самой примерной. Услышав его хохот, Сакура несколько оторопела. На её памяти, которой она небезосновательно абсолютно не доверяла, такое грандиозное событие произошло впервые. Смех оказался очень естественным и волшебным образом добавлял Учихе обаяния, которого, по мнению Сакуры, шиноби был лишён напрочь, поскольку его мрачноватый шарм был совершенно не в её вкусе. Продолжая наблюдать этот великолепный спектакль, Харуно заметила, что Саске успел избавиться от покоящегося на его голове ведра и теперь смотрел прямо на неё, всем своим видом показывая, что укрыться от страшной мести ей не удастся, сколько бы усилий она не приложила во избежание кары за своё подстрекательство.



[i]«Кажется, у меня появился повод с ним поговорить»[/i], — улыбнулась Сакура, поворачиваясь спиной к тренировочной площадке и направляясь в сторону госпиталя, бессознательно выбирая правильный путь. — [i]«Конечно, это немного эгоистично — использовать такую болезненную тему, чтобы отвлечь его от сегодняшнего инцидента. Но если я не смогу набраться смелости для того, чтобы поговорить с ним об этом сегодня же, то вряд ли когда-нибудь соберусь это сделать. Тогда придётся ждать возвращения в деревню Итачи, а это может произойти ой как не скоро. К тому же, мне почему-то очень не хочется узнавать, какую именно пакость он может придумать в отместку за подмоченную репутацию, испорченные вещи и совершенно безбожно испачканные волосы».[/i]



***



Воровато оглядываясь и тщательно проверяя местность на наличие мстительного субъекта по фамилии Учиха, Сакура осторожно продвигалась от ворот поместья до самого дома. Где её, вполне вероятно, уже поджидал тот самый субъект. Добравшись до двери, девушка на минутку остановилась, мысленно прочитав первую пришедшую в голову молитву, и, наконец-то взяв себя в руки, решительно распахнула дверь. Сделав два уверенных шага внутрь, она наткнулась взглядом на хозяина дома, снующего с полотенцем в руках по виднеющейся из прихожей гостиной. И вид у него был не сказать чтобы очень приветливый... Вся фигура Саске сигнализировала о том, что шиноби не в духе. Совсем, причем, не в духе. Учиха до сих пор не потрудился смыть с себя следы преступления, совершённого утром одним из его учеников, так что его волосы представляли собой нечто, отдалённо напоминающее экзотическое, чёрно-малиновое воронье гнездо. Одежда также была изрядно «украшена» большими, и не очень, брызгами краски. Излюбленное выражение лица Саске, а-ля «приходите завтра», тоже надежды на светлое будущее не внушало. Видимо, в течение дня шиноби не удалось вырваться из школы на достаточное, для того, чтобы привести себя в порядок, количество времени. Поэтому теперь он спешно собирался исправить это досадное упущение.



[i]«Видимо, утренний смех был не более чем временным помешательством, вызванным стрессовой ситуацией»,[/i] — обречённо думала Харуно, в ускоренном режиме выскальзывая за дверь, благоразумно решив где-нибудь прогуляться, до тех пор, пока Учиха не закончит избавляться он краски. Утешая себя тем, что после продолжительной ванны настроение шиноби просто обязано улучшиться, девушка направилась в расположенное неподалёку, обнаруженное ей буквально на днях кафе, где подавали её любимое имбирное мороженое.



Вернувшись в дом после двух часов, проведённых за созерцанием прохожих из окна кафе и поглощением трёх порций мороженого подряд, Харуно обнаружила, что Саске до сих пор не покинул ванну. В тишине вечернего дома отчётливо слышались шум воды и приглушённое неразборчивое ворчание, подозрительно напоминавшее многоэтажную нецензурную брань. Усмехнувшись, девушка поудобнее устроилась на диване, предоставлявшем великолепный обзор двери в ванную. Поскольку никогда ещё не подводившая Сакуру интуиция подсказывала ей приготовиться к длительному ожиданию, она взяла со стоящего рядом журнального столика недочитанную накануне книгу. Углубившись в чтение, девушка и не заметила, как по прошествии некоторого времени дверь напротив места её дислокации зловеще приоткрылась, и оттуда, собственной персоной, выплыл, сопровождаемый густыми клубами пара, Учиха. Услышав щелчок закрываемой двери, Харуно подняла взгляд и обнаружила прямо перед собой облачённый в чёрную футболку живот шиноби, успевшего подойти к ней практически вплотную.



— Саске, мне нужно с тобой поговорить, — собравшись с мыслями, начала она.

— Да-да, Сакура! Мне, вообще-то, тоже! — с пугающим оскалом прошипел Учиха, глядя на девушку сверху вниз. — Ты себе хоть представляешь, сколько времени мне пришлось провести в ванной, для того чтобы отмыть ту гадость, которой меня так любезно полил тот гадёныш?

— Ну, — глянув на часы, протянула Харуно, — Если я правильно засекала, ты проторчал там примерно три часа сорок пять минут своего драгоценного времени, — с усмешкой заключила она, далеко не впервые гордясь своей годами отработанной способностью моментально бросаться в атаку при наличии малейшей угрозы со стороны собеседника. Приглядевшись получше, девушка заметила на щеках шиноби едва различимый смущённый румянец.



[i]«Да сегодня просто день откровений какой-то! Что с ним, интересно, произошло за эти годы? С утра — смех, теперь — вот это... Я, конечно же, и так прекрасно понимала, что совершенно не знаю этого человека, но сейчас его поведение просто выходит за рамки моего представления о возможном!»[/i]



— Ты нарочно постоянно выводишь меня из себя?! Не хватает скандалов в повседневной жизни? Одолели серые будни? Пытаешься разнообразить за мой счёт? — перешёл в наступление Саске.

— Вау, Учиха! Такой прочувствованной тирады я от тебя не слышала уже, дайте-ка посмотреть... Да, кажется, вообще никогда! Такое бурное проявление эмоций от нашего персонального айсберга я уж никак не ожидала! — всплеснув руками в притворном восхищении, воскликнула Сакура. — Эх, была бы камера под рукой, можно было бы заснять для потомков, — пробурчала она себе под нос. — Но в этот раз ты ошибся, о великий гений! Я просто-напросто констатировала факт. А если тебя так удручает количество времени, потраченного на купание, мог бы отмыться и побыстрее. Как показывает многолетняя практика, одного часа бывает вполне достаточно. Так что, если у тебя маниакальная одержимость чистотой, или ты решил с себя кожу мочалкой содрать, это твои проблемы, и не нужно всё сваливать на меня. Можешь попытаться обратиться в психиатрическое отделение нашей больницы. Хотя, я сильно сомневаюсь, что тебе там помогут. Они обычно имеют дело с посттравматическим синдромом, или с последствиями генджютсу. С врождёнными, или с приобретёнными в процессе жизни, фобиями и отклонениями они практически не сталкиваются, поэтому результат может оказаться непредсказуем! — ещё одной особенностью Сакуры, которой она отнюдь не гордилась, было то, что в стрессовой ситуации она начинала чересчур много болтать, и ей никак не удавалось остановиться без постороннего вмешательства. Которое, к счастью, поспешило появиться в лице вконец разозлённого Саске.

— Твоя шутка про психиатрическое отделение уже порядком надоела. Ты повторяешься, Сакура. В Суне ты уже советовала мне туда обратиться, — с нескрываемым презрением в голосе произнёс он.

— Ну, так то было в Суне, а здесь — совсем другое дело! — всё-таки, девушка никак не могла оставить последнее слово за своим оппонентом. — Тем более, в Суне нет такого отделения, если ты уже забыл. — Харуно отчётливо понимала, что её занесло. Причём, по- крупному. Учихе в очередной раз удалось её достать, и словесный поток, хлынувший на волне адреналина, всё никак не хотел прекращаться.

— Ладно, Сакура. Давай заканчивать этот детский сад. Нам с тобой уже не по десять лет, поэтому нет никакой необходимости устраивать цирк по любому поводу. Предлагаю заключить перемирие — я не достаю тебя, ты не достаёшь меня. Живём спокойно. Как я понял со слов Хокаге, ты ещё не скоро отсюда переедешь, — это неожиданное, весьма разумное выступление впервые заставило девушку задуматься о том, что Учиха, возможно, всё же немного повзрослел. Глубоко вздохнув, она таки решилась заговорить о том, ради чего, собственно, затевался разговор.

— Знаешь, Саске, мне ведь действительно нужно было рассказать тебе кое-что очень важное. Это касается твоего старшего брата, — от взгляда девушки не укрылось изумление, промелькнувшее на лице шиноби. — Всё, что он сотворил с вашим кланом, произошло не по его воле. Это был приказ старейшин, целью которого являлось предотвращение восстания. Учиха планировали устроить переворот и встать во главе Конохи. А в то время как деревня была бы ослаблена после борьбы за власть, на нас вполне могли напасть шиноби других стран, и всё закончилось бы войной. Так что, Итачи — настоящий герой. А поскольку срок секретности его миссии подошёл к концу, да и тех, кто отдавал ему тот чудовищный приказ, как я слышала, уже нет в живых, велика вероятность того, что он вернётся в деревню в ближайшее время. Всё! Больше мне нечего тебе сказать! — выпалив это, она пулей вылетела из дома и моментально осела на крыльцо, спиной прислонившись к входной двери.



[i]«А ведь он ни слова не проронил, пока я на него всё это вываливала. Просто стоял с отсутствующим выражением на лице. Может быть, надо было как-то помягче ему обо всём рассказать?»[/i] — приложив ухо к двери, Сакура не услышала никаких доносящихся оттуда признаков жизни. Начав беспокоиться, она встала и, осторожно приоткрыв дверь, тихонько вернулась в дом. Учиха находился на том же месте, где и был пять минут назад, когда куноичи спешно ретировалась с поля боя. Вот только стоячее положение он сменил на сидячее.



— Сакура! Пожалуйста, скажи, что ты не пошутила. Скажи, что не пыталась побольнее меня уколоть, из-за того, что я тебя довёл. Врать об этом было бы чересчур жестоко с твоей стороны. А ты ведь только кажешься жестокой, правда, Сакура? Ну не молчи же! Скажи, что это не было шуткой! Умоляю тебя! — Харуно просто застыла на месте, встретившись с полным боли и отчаяния взглядом Саске. Сидя на полу, с безвольно опущенными плечами, он производил впечатление брошенного ребёнка. От этой мысли сердце девушки наполнилось такой жалостью, что она, не выдержав, быстрым шагом подошла к Учихе. Протянув ему руку, куноичи помогла Саске встать на ноги. Пройдя с пребывающим в прострации шиноби четыре отделявших их от дивана шага, Сакура села рядом с ним, бережно уложив его голову себе на колени. Принявшись нежно перебирать длинными пальцами взлохмаченные, ещё не до конца высохшие волосы цвета воронова крыла, Харуно ласково шептала, — Нет, Саске. Это ни в коем случае не шутка. Твой брат на самом деле герой. Очень скоро вы опять сможете быть вместе. Всё будет хорошо, — успокаивала девушка оцепеневшего в её руках Учиху, свернувшегося в трогательный клубок. В очередной раз проводя рукой по его, как ни странно, шелковистым волосам, которые на вид казались очень жёсткими, как будто даже сделанными из проволоки, Сакура ощутила на своём бедре что-то мокрое и очень горячее. Наклонившись, куноичи увидела небольшое мокрое пятно, медленно расплывавшееся на юбке как раз из-под лица Саске, занавешенного волосами. Шиноби беззвучно плакал у неё на коленях.



Проснувшись на следующее утро, Харуно осторожно переложила голову Саске со своих колен на небольшую подушку и как можно осторожнее, чтобы не разбудить спящего шиноби, накрыла его лежавшим на кресле пледом. Оперативно приведя себя в порядок, девушка на цыпочках пробралась через гостиную к входной двери и, бросив задумчивый взгляд на лежащего на диване Саске, поспешила на работу.



А в это время, посреди кабинета Хокаге, куда она направилась сразу же по прибытии из Суны, с округлившимися от удивления глазами стояла Сабаку но Темари.



— То есть, Хокаге-сама, вы имеете в виду, что мы должны работать в паре?! — глядя на стоящего рядом с ней и не менее ошарашенного Нара Шикамару, Темари с большим трудом сдерживала себя от того, чтобы не сорваться на крик. — Когда Гаара посылал меня сюда, речь о подобном не шла! Исходя из моего характера, наилучшим выбором являются индивидуальные миссии. К вашему сведению, это необходимое условие для благополучного завершения задания, поскольку мои товарищи периодически получают даже большее количество травм, чем враги! — глаза девушки бешено сверкали, а ноздри гневно раздувались.

— Значит, тебе придётся оперативно учиться командной работе. Если ты, конечно, хочешь в конечном счёте вернуться домой, — равнодушно бросила Тсунаде, продолжая перебирать бумаги и не обращая ни малейшего внимания на стоящую перед ней недовольную куноичи.

— Так вы же мне не командную работу предлагаете! Это называется «работа в паре»! Да ещё с ним! — возмущалась девушка, невежливо показывая на шиноби пальцем.

— Во-первых, Темари, ты что-нибудь слышала о том, что я имею полное право вносить изменения в детали миссии?

— Слышала, — обиженно буркнула себе под нос куноичи.

— А во-вторых, чем тебе не угодил Шикамару? Он является одним из талантливейших молодых джойнинов Листа, а уж его интеллектуальные способности вызывают восхищение даже у меня. А этого, поверь мне, добиться не так уж легко.

— Да ведь он слабак! К тому же, просто невозможный лентяй!

— Ладно, насчёт лентяя даже спорить не стану. Но с чего, интересно, ты взяла, что я слабак? — подал голос Шикамару, встречаясь взглядом с этой взбалмошной, сумасшедшей девчонкой. Всё такая же упрямая и взрывоопасная, она ничуть не изменилась за год, прошедший с их последней совместной миссии.



[i]«Да... будет непросто работать с ней бок о бок так долго. Вот прямо чувствую — не даст она мне жить спокойно эти полгода. Ох, не даст! Как же это всё напрягает...»[/i] — подумал шиноби, переводя взгляд за окно.



— А экзамен на чуунина ты уже забыл?!

— Не забыл. А что, собственно, тебя не устроило? Я понял, что шанс на победу ничтожно мал и решил рационально расходовать свои силы. К тому же, я просто не мог ударить девушку. Тем более, такую симпатичную, — попытался сгладить назревающий скандал Нара. Попытка с треском провалилась:

— Какая, к чёрту, девушка?! Во время битвы это абсолютно не важно! Я была твоим врагом, ты был обязан сражаться со мной! Сдаются только слабаки и трусы! — гневная тирада продолжалась бы и дальше, не будь она прервана утомившейся от бессмысленной перепалки Тсунаде, увесистым ударом кулака расколовшей очередной ни в чём не повинный стол.

— Так, дети, мне всё это уже очень надоело! Вы действительно думаете, что у меня нет других дел, кроме как разбираться с вашими подростковыми проблемами? Шикамару! Ты согласен работать в паре с Темари?

— С этой проблемной женщиной? — протянул шиноби. — Конечно, согласен! — моментально исправился он, поймав на себе полный ненависти взгляд нефритовых глаз.

— Темари? — спросила Хокаге, многозначительно постукивая пальцами по свежеобразовавшейся посреди стола трещине.

— К-конечно, Хокаге-сама! — опасливо поглядывая на ту самую трещину, ответила девушка.

— Прекрасно! А теперь скройтесь с глаз моих, пока в кабинете ещё осталась целая мебель! — не дожидаясь повторного приглашения, шиноби поспешно ретировались за дверь.



***



Вернувшись домой, Сакура обнаружила на столе небольшой листок, где аккуратным почерком было выведено «спасибо». Почему-то, когда девушка прочла это единственное слово, её сердце болезненно сжалось и моментально волной накатили воспоминания: тёмная аллея, освещённая лишь тусклым лунным светом, фигурка темноволосого мальчика, удаляющегося от неё прочь... А в голове молотком стучит брошенная им на прощание фраза: «Спасибо, Сакура!» После этого небольшого озарения в голове девушки как будто открылся какой-то метафизический кран. Воспоминания о Саске хлынули непрерывным потоком. Схватившись за голову, Харуно тяжело осела на пол возле кухонного стола. Примерно через час, информационный бунт благополучно завершился, оставив Сакуру на полу наедине с дикой головной болью и массой не сказать чтобы приятных впечатлений. Для начала, она убедилась в том, что Учиха Саске — надменный, невыносимый индюк. Хотя, это её не сказать чтобы очень удивило. Но вот от осознания того, что она сама в детстве частенько вела себя как последняя идиотка было невыносимо стыдно! Как же она могла так самозабвенно бегать за каким-то мальчишкой? Тем более за тем, кто был главным объектом мечтаний половины девчонок деревни? Да ещё и постоянно рыдать по этому поводу! Но всё же, помимо злости на «надменного, невыносимого индюка» и, в первую очередь, на саму себя, в душе девушки как будто рассеялся туман. Недостающий фрагмент мозаики наконец-то встал на своё место. Как выяснилось, той невероятно важной вещью, которую девушка всё никак не могла вспомнить, оказались чувства к Учихе.



[i]«Ну просто блеск!»[/i] — подумала Харуно, прислушиваясь к звукам открывающейся входной двери.



— Сакура, с тобой всё нормально? — осторожно спросил только что зашедший в дом Саске, обнаружив девушку рассевшейся на полу. В его голосе отчётливо слышалось сомнение.

— Всё нормально, — буркнула Сакура, чувствуя, как при виде Ухичи её лицо покрывается пунцовой краской стыда. Быстро вскочив с пола, Харуно, не оборачиваясь, бросилась в свою комнату.



[b]------------------------------------[/b]

[b]*Friends or foe[/b] – друзья, или враги.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 02 Mar 2012, 02:15

Пользователь Melamori_Blimm отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Глава 10.

Трудные времена.[/b]



— Шикамару! Это уже просто возмутительное хамство! — орала Темари, в очередной раз стаскивая шиноби с крыши Академии, где он предавался своему любимому занятию — лежал без дела, созерцая бесконечный бег облаков. — Ты уже который раз пытаешься заставить меня работать после уроков в одиночку!

— Темари! А я уже который раз тебе повторяю — в наши обязанности не входит наказание учеников за то, что они не могут вспомнить имён всех Казекаге Суны с момента основания деревни! Это же первоклашки, они наверняка до сих пор ещё всех Хокаге-то не запомнили. Так что я не обязан тратить своё личное время только потому, что их взбалмошному сенсею пришла в голову гениальная мысль оставить полкласса после уроков! — произнёс Нара, глядя на онемевшую от возмущения куноичи.

— Ну, тогда я расскажу им всю историю нашей деревни. С самого начала! — громко фыркнув, выпалила девушка, развернулась на каблуках и, громко топая, широким шагом направилась прочь. Казалось, даже её спина излучает негодование.

— До чего же проблемная женщина... — вздохнул Шикамару и поплёлся обратно в класс — проследить за тем, чтобы все дети, а желательно ещё и сам кабинет, выжили после дополнительных занятий, проводимых доведённой до бешенства куноичи. На цыпочках прокравшись в кабинет вслед за Темари, юркнув за последнюю парту, шиноби уже приготовился к феерическому представлению с виртуозным метанием стульев в провинившихся ребятишек. Но его опасениям не суждено было сбыться. От пристально следящего, в целях безопасности, за каждым движением вспыльчивой девушки Шикамару не укрылось то, что она, буквально минуту назад полыхавшая гневом, взяла себя в руки и сконцентрировалась. Заняв своё излюбленное место у доски, Темари начала рассказывать классу историю Суны. С момента основания. Куноичи настолько ярко и занимательно излагала материал, что даже, казалось бы, самые обыденные и неинтересные события приобретали в её интерпретации налёт тайны и своеобразного очарования. Девушка моментально и безраздельно завладела вниманием аудитории. Даже те дети, которые обычно даже и не пытались как-либо воспринимать слова сенсеев, теперь сидели, раскрыв рты от удивления, внимательно вслушиваясь и не отрывая взглядов от доски. Исключения не составил и давно закончивший Академию Нара. Причём, особую ценность для него представлял даже не сам рассказ, поскольку историю этой деревни он, естественно, знал назубок, а выражение искренней любви и уважения, озарившее лицо Темари, стремящейся как можно доступнее поведать маленьким чужестранцам о Суне, её народе и правителях. Шиноби невольно залюбовался этой картиной. Особенно его взгляд задержался на губах куноичи, произносивших столь пламенную речь.



[i]«Что это я творю?»[/i] — одёрнул себя Шикамару, тут же переводя взгляд на исписанную столешницу парты, за которой сидел. — [i]«Это же Сабаку но Темари! Самая проблематичная женщина из всех, кого я знаю! Да ещё и, к тому же, сестра Казекаге. Какова вероятность того, что она может быть мне небезразлична?»[/i] — спросил шиноби сам себя. — [i]«Правильно — абсолютно никакой. Нулевая вероятность. Совершенно невозможно. Ни-за-что!»[/i] — немного успокоив себя этим, несомненно, безупречно логичным рассуждением, Шикамару положил руки на парту, опустил на них голову и моментально заснул.



***



Стоял погожий летний вечер. Усталая Сакура мирно возвращалась с работы, втихаря мечтая о возможности полчасика без помех понежиться в тёплой ванне с невообразимым количеством пены. Но для этого ей было необходимо добраться до дома раньше Учихи, которого она, кстати, продолжала избегать уже четвёртый день, здороваясь и прощаясь сквозь зубы, когда всё же попадалась ему на глаза. На самом деле, Харуно просто боялась, как бы те чувства, о которых она так неожиданно вспомнила, не захлестнули её с новой силой, заставив превратиться в безмозглую дурочку. Этого бы ей уж точно совершенно не хотелось.

Уже преодолев половину пути до вожделенных ворот особняка, отделявших её от мгновений блаженства, девушка уловила какие-то странные звуки позади себя.



— Сакураааа! Сакура-чаааан! — дикий крик донёсся откуда-то слева, со стороны Ичираку-рамен. Даже не поворачивая головы, Сакура безошибочно определила обладателя этого невероятно пронзительного голоса. Не успела девушка опомниться, как её уже кружил в крепких объятиях непоседливый блондинистый вихрь. Ценой нечеловеческих усилий, девушке, мысленно окрестившей паренька «заводным апельсином», наконец-то удалось отлепить его от себя.

— Кого это я вижу?! Наруто! — усмехнулась девушка, уже занося кулак для исполнения своего коронного хука справа. — Ах ты паршивец! Почему тебя до сих пор не было видно? Что за дела, вообще?! Меня год в деревне не было, а лучший друг даже не зашёл с возвращением поздравить?! Безобразие! Куда, вообще, мир катится?! — подбоченившись возмущалась девушка. Она уже потихоньку начинала смеяться, разрушая тем самым с большим трудом изображённый грозный вид.

— Наконец-то Сакура-чан вернулась! — засмеялся Узумаки, потирая ушибленную челюсть и ничуть не обижаясь на «дружеский» удар. — Но разве бабулька Тсунаде тебя не предупредила о том, что я тренируюсь на горе Миобоку? Буквально минут десять назад вернулся и как раз собирался идти к тебе. А по-пути заглянул в Ичираку, чтобы ваши с Саске запасы не опустошать.

— Ну, прости тогда. Я не знала, — виновато улыбнулась Харуно, подходя к отлетевшему на пару метров от её удара шиноби и протягивая ему руку, чтобы помочь подняться.

— Да я, в общем-то, уже привык, — беззлобно ответил он, уверенным шагом направляясь в сторону поместья Учиха.

— А куда это ты, интересно, отправился? — поинтересовалась Сакура, опасливо поглядывая на стоящего посреди дороги до ушей улыбающегося Наруто.

— Как это — куда? К вам, естественно! Должен ведь я, наконец, узнать — где ты пропадала всё это время? Мы же тут все с ног сбились, тебя разыскивая! Да и, к тому же, мне надо очень многое тебе рассказать! У меня есть грандиозная новость! — заинтригованная девушка безропотно последовала за шиноби. Мечты Харуно о долгожданной ванне явно были похоронены, причём с блеском и фанфарами.



Уютно устроившись на большом мягком диване, они просидели не меньше двух часов за разговорами о таинственном исчезновении и не менее таинственном возвращении Сакуры, успев приговорить за это время пару небольших кексов и не менее шести кружек свежезаваренного ароматного зелёного чая с мятой. Как раз в тот момент, когда Узумаки, по-дружески приобняв девушку за плечи, заканчивал красочно расписывать ей свою грандиозную новость, жалобно скрипнула лестница, ведущая на второй этаж, и послышались чьи-то шаги. В принципе, сомнений в том, кто бы это мог быть, ни у кого не возникло.



— Так-так. Посмотрите-ка, что за голубки воркуют у меня в гостиной. Если вам так необходимо место для уединения — идите в гостиницу. У меня тут, между прочим, не бордель! — злобно пробурчал Саске, с угрюмым видом направляясь на кухню.

— Какой же ты всё-таки противный, Учиха! Ещё бы за косички меня подёргал, для создания более насыщенного образа! Серьёзно, тебе сколько лет? Такое ощущение, что не больше пяти. Наруто, вообще-то, нравится Хината! И тебе это должно быть прекрасно известно. В конце концов, кого год в деревне не было — тебя, или меня?! Сегодня они наконец-то начали встречаться, и он просто пришёл со мной поделиться этой радостной новостью!

— Мог бы и ко мне придти. Я, вообще-то, его лучшим другом считаюсь, — обиженно проворчал Саске.

— Ну, он ведь прекрасно понимает, что тебе подобные чувства чужды до глубины души, так что ты вряд ли смог бы оценить его откровения, — в голосе девушки слышалась изрядная доля сарказма. Шиноби поразила весьма неприятная мысль — Сакура, вероятно, догадалась о его чувствах и теперь откровенно издевается, реализуя коварный план мести за то, что раньше он не отвечал на её собственные.

— И вообще, нет у тебя никаких косичек! — невпопад обиженно выдал Саске, никак не улучшая им же самим и надуманную ситуацию. Двумя руками сжимая дымящуюся чашку с зелёным чаем, Учиха устремился вверх по лестнице, не проронив больше ни слова. Гостиная погрузилась в атмосферу давящей тишины и полнейшего недоумения.



— Он что, обиделся? — тихонько спросила удивлённая девушка. — Я же просто пошутила...

— Ну, шуточки у тебя, прямо скажем, не совсем безобидные... — пробубнил Наруто.

— И ты туда же? Мы столько лет знакомы, что вы оба уже должны были досконально изучить моё чувство юмора. Я никогда не стремлюсь никого обидеть!

— Ну, всё дело в том, что ты за этот год явно изменилась. И чувство юмора твоё, соответственно, тоже.

— Ладно, допустим. А может быть, я действительно ему нравлюсь? — подозрительно прищурившись, спросила Харуно.

— Да не-е-т, не может быть! Он просто издевается! — хором протянули они с Узумаки.

— А знаешь что, Наруто? Давай я лучше сама к тебе приду через пару часов. А то пока этот неудавшийся мститель курсирует по дому с кислой миной, мы вряд ли сможем нормально поговорить.

— Ты хотела обсудить что-то конкретное? - удивился Узумаки.

— Ну, в общем-то, да. Собиралась выяснить подробности твоей грандиозной миссии, - приняв заговорщический вид, ответила Сакура, взглядом указывая на второй этаж, куда минутой ранее удалился пышущий злобой Учиха.

— А, я всё понял! Хочешь узнать, как мне удалось спустя столько лет, наконец-то, притащить Саске обратно в Коноху? - во весь голос ответил шиноби, не заботясь о том, что предмет разговора, вероятно, мог его услышать.

— Господи, Наруто! А ещё громче крикнуть ты не мог? - сокрушённо качая головой, проворчала Харуно. — Вот поэтому я и хочу поговорить у тебя. Учихе не обязательно слушать каждое наше слово.

— Да без проблем! Только я тебя встречу у ворот, а то к тому времени уже стемнеет. Не могу же я позволить такой симпатичной девушке разгуливать ночью одной, - проворковал Узумаки, шутливо строя Харуно глазки.

— Прибереги свой пыл для Хинаты, герой-любовник, - засмеялась она, легонько пихая друга плечом.

— Нет, серьёзно! Я приду через пару часов к воротам, и пойдём до моей берлоги вместе. Возражения не принимаются, - торопливо добавил он, видя, что девушка намерена отказаться. — Кстати, Сакура! Я сегодня столкнулся с Какаши-сенсеем. Он просил вам передать, что послезавтра у нас будет первая тренировка!

— У нас, значит...

— У тебя, меня и Саске! Команда номер семь снова в сборе! - вприпрыжку направляясь к двери, восторженно выдал Наруто. — Ты ведь рада, Сакура-чан?

— Конечно, рада! Что за вопросы? - ответила она, одновременно натягивая улыбку, открывая входную дверь и выпуская своего вновь обретённого напарника на волю. — Скоро опять увидимся! И... Прости меня, Наруто.

— За что? - удивился он.

— За всё! - таинственно улыбнувшись, девушка попрощалась и закрыла за ним дверь.



Поднявшись на второй этаж, Харуно остановилась перед той дверью, за которой находилась комната Великого и Ужасного Учихи Саске. Сделав глубокий вдох, она негромко постучала и заглянула внутрь.



— Саске... - неуверенно начала она, застав шиноби сидящим на полу спиной к двери.

— Да? - отозвался он, неторопливо поднимаясь с пола и скрещивая руки на груди. Как ни странно, Сакура не заметила и намёка на былое раздражение ни в его тоне, ни во взгляде.

— Послезавтра у нас будет первая совместная тренировка. Тебе разрешили присоединиться к команде, - отчеканила она, с вызовом поднимая на него взгляд и гадая, какого именно подвоха стоит ожидать от его внезапно проявленной доброжелательности.

— Спасибо, Сакура. Я обязательно приду, - спокойно ответил он.



[i]«И это всё?! Никаких язвительных шуточек и саркастических комментариев? Даже никакой провокации? Стоп! Мне это только показалось, или уголки его губ действительно только что слегка приподнялись?»[/i] - подумала она, удивлённо всматриваясь в лицо Учихи.



— В общем, это всё, что я хотела тебе сказать, - холодно бросила девушка, осознав, что последние секунд пять просто стояла и разглядывала его лицо. — Кстати, сегодня я останусь у Наруто, - нервно улыбнувшись, с пулемётной скоростью выдала Харуно.

— Что? - переспросил Саске, разобрав из последней фразы только имя Наруто. Но девушка уже успела выскочить из комнаты, поэтому ответом ему послужил лишь лёгкий щелчок поспешно закрываемой двери.



Пожав плечами, Учиха решил вернуться к занятию, от которого своим внезапным визитом его оторвала Сакура. А именно - внимательному рассматриванию альбома с фотографиями команды номер семь, который был безжалостно заброшен под кровать, как только Саске услышал стук в дверь, предвещавший появление куноичи. Если бы в этот момент кто-либо наблюдал за ним, склонившимся над альбомом, то моментально заметил бы, что взгляд Учихи растерял весь свой холод...



Ворвавшись в свою комнату, Сакура тут же с разбегу бросилась на кровать, в тщетной попытке унять галопом скачущее сердце, прижимая руки к груди.



[i]«Да что же это за чертовщина такая? Почему его вымученные улыбки так на меня действуют?! Что тут вообще происходит? Только что ведь бегал по кухне и орал, как потерпевший! Ну точно, пора его тащить к психиатру. А то мало ли что в голову взбредёт?»[/i] — [i]«Вот только вопрос - ему взбредёт, или тебе?»[/i], - ехидно вставил внутренний голос, — [i]«Помолчала бы ты, а? Не видишь, что и без твоего идиотизма проблем хватает?!»[/i]



— Псих ненормальный, - пробормотала она, бросая недобрые взгляды на закрытую дверь. Неохотно подняв себя с кровати, девушка направилась в сторону шкафа - собирать вещи, необходимые для ночёвки у Наруто.



***



Проснувшись минут через пятнадцать после завершения урока, едва разлепив веки, Шикамару встретился с нефритовым взглядом сидящей за соседней партой Темари. Судя по всему, она уже пару минут как, не отрываясь, разглядывала его спящее лицо. Уши шиноби моментально приобрели пунцовый оттенок.

Пока он мучительно соображал, что было ему абсолютно не свойственно, как лучше всего начать разговор и остаться после этого в живых, девушка заговорила сама.



— Я проголодалась! Отведи меня куда-нибудь, - поднявшись из-за парты заявила Темари и, с поистине королевской грацией, направилась к выходу из кабинета. — Ну, ты там как, идешь? - нетерпеливо приподняв одну бровь, бросила она.

— А волшебное слово? - возмутился шиноби.

— Пожа-алуйста, - состроив гримасу, недовольно протянула девушка.

— До чего же всё-таки проблемная женщина, - пробормотал Нара, почёсывая затылок. А на его губах при этом играла весьма довольная ухмылка.



***



Добравшись до «холостяцкой берлоги», как ласково называл своё жилище, больше напоминающее локальный апокалипсис, Наруто, шиноби расположились на единственной не заваленной мусором горизонтальной поверхности квартиры — кровати.



— Ну, Наруто, давай! Рассказывай, наконец! Как тебе удалось одолеть Саске? А после этого ещё и уговорить вернуться в деревню? — девушка устроилась поудобнее, подогнув под себя ноги, в предвкушении глядя на непоседливого шиноби.



— Если честно, Сакура, в том поединке не было победителя, — встретившись с вопросительным взглядом куноичи, он продолжил, — Просто в какой-то момент мы осознали, что если немедленно не остановимся, то погибнем оба. Я не мог позволить себе умереть, так и не узнав, выжила ты, или нет. Тем более, на тот момент я всё ещё не набрался достаточно смелости, чтобы признаться в своих чувствах Хинате. Поэтому решил, что просто обязан остаться в живых.

Как выяснилось, у Саске тоже хватало незавершённых дел. Поскольку месть перестала занимать большую часть мыслей, ему стала необходима новая цель. Или даже цели. Он, конечно же, не посвящал меня в свои коварные планы. Но, судя по его нынешнему поведению, одной из них наверняка является возвращение себе доброго имени. Учиха совершенно очевидно стремится завоевать доверие деревни.

Тем более, как мне тогда показалось, он очень устал от той жизни. Непрерывная ненависть выматывает, знаешь ли... — Наруто опустил взгляд. — Наверное, Саске просто повзрослел, — с грустной улыбкой добавил он, задумчиво глядя куда-то за спину Харуно.



[i]«Это ты повзрослел. Причём, очень сильно. А вот насчёт него ничего не могу сказать»[/i], — подумала Сакура, припоминая постоянные подначки и провокации Саске, характеризующие его как угодно, но только не как вменяемого взрослого человека. Харуно в изумлении уставилась на давнего друга, которого, как оказалось, она совсем не знала. Все представления об Узумаки рушились буквально на глазах.



[b]***[/b]



Закончив рассматривать альбом, Учиха вернул его на законное место и вышел в коридор. Прислушиваясь к абсолютной тишине, царящей в доме, он задумался о том, что неплохо было бы наладить общение с Сакурой. Хоть они поселились вместе и не по обоюдному желанию, всё же странно как-то, будучи соседями, ограничиваться только стандартными приветствиями и шаблонными вымученными фразами. Постоянно вызывать девушку на ссоры ему, почему-то, больше не хотелось...



Внезапное озарение заставило Саске застыть подобно статуе, сделав всего пару шагов в сторону лестницы. Повинуясь неожиданному порыву, он приоткрыл дверь комнаты напротив. Но Харуно там не оказалось...



[i]«Ну да, точно. Она тогда что-то говорила про Наруто...»[/i] — поражённый своим неожиданным открытием, Учиха решил немного пройтись по вечерней деревне, почувствовав себя неуютно в пустом доме.



Практически сразу после того, как шиноби вышел из дома, с неба начал накрапывать лёгкий, но от того не менее холодный дождь. Не обращая на него ни малейшего внимания, Саске продолжил своё бесцельное блуждание, не замечая, что с его намокших прядей уже пару минут как свисают капли воды. Парень проклинал тот день, когда вновь встретился с Сакурой в Суне, ведь он уже тогда понял, что пропал. Насовсем. Просто утонул в зелени её глаз. А поскольку спасение утопающих — дело рук самих утопающих, а Учиха спасаться абсолютно не желал, спасение ему и не грозило. Шиноби был влюблён. Окончательно и бесповоротно. В глупую, надоедливую, розоволосую, лобастую девчонку: [i]«Позор-то какой!»[/i] — обречённо думал он, продолжая мокрой кошкой шагать по деревне.

Примерно где-то через полтора часа подобного времяпрепровождения, постоянно усиливавшийся дождь перерос в настоящий ливень. Окончательно продрогший, Саске наконец-то решил оторваться от созерцания мокрого асфальта у себя под ногами, чтобы понять, где он очутился и как отсюда выбираться.



Какого же было его удивление, когда, подняв взгляд, он наткнулся на двери собственного дома. Видимо, уходя, он оставил ворота открытыми настежь, потому как теперь ничто не препятствовало его попаданию на территорию поместья. Занятая странными мыслями голова не помешала ногам самостоятельно привести хозяина к дому.

Зайдя внутрь, хлюпающими шагами поднявшись вверх по лестнице, шиноби, не раздеваясь, в промокшей до нитки одежде рухнул на кровать и моментально отключился.



[b]***[/b]



А в это время, в одном из кафе, где подавали лучшие во всей Конохе гёза*, происходила настоящая локальная война. Схватившись палочками за один и тот же пельмень, Темари и Шикамару яростно буравили друг друга взглядами.



— Старших надо уважать, — чуть ли не хихикая, шипела Темари.

— А младшим надо уступать, — ехидно парировал шиноби, пытаясь аккуратно вытащить гёза из железной хватки палочек куноичи. — Да пошутил я, пошутил! — еле сдерживая смех, заявил Шикамару. — Не нужен мне твой пельмень! Я их вообще не очень-то и люблю.

— А зачем тогда было устраивать эти баталии в миске? — спросила девушка, от удивления напрочь забыв о зажатом в палочках пельмене.

— Ну, мне показалось, что ты загрустила, решил поднять настроение... Это ведь было весело? — смущённо пробормотал он.

— Ещё как! Представляю, что мы с тобой в раменной устроим! — мечтательно проворковала она, глядя куда-то вдаль.

— Это что, намёк на свидание? — полушутливо спросил Нара, вопросительно приподнимая бровь.

— Никаких намёков, — кокетливо подмигнула она, поспешно вскакивая с насиженного места и направляясь к выходу из кафе.



[b]***[/b]



От начала первой совместной тренировки прошло уже три часа, когда Сакура наконец перестала сомневаться в том, что Учиха всё же не появится на полигоне. Обещая себе сразу же по окончании занятия найти этого наглого обманщика и высказать ему всё, что она о нём думает, Харуно самозабвенно продолжила отрабатывать удары, раз за разом сотрясавшие землю. Конечно же, в эти моменты перед глазами у неё стояла надменная физиономия Саске.



[i]«Вот ведь кретин! "Спасибо, Сакура. Я обязательно приду",[/i]- мысленно передразнила Учиху девушка. — [i]Знала же, что всё это неспроста! Ну не может он вести себя адекватно. Просто не может. Не дано человеку! А я-то, наивная, почти поверила. Это, видимо, тоже не лечится. Даже после того, как всё вспомнила, веду себя как малолетняя доверчивая идиотка!»[/i]



[b]------------------------------------[/b]

[b]* Гёза —[/b] японские пельмени.







[b]Глава 11.

Шоколадный сюрприз.[/b]



[i]«Ну, сейчас он у меня попляшет! Я ему покажу, как прогуливать тренировки после того, как придти обещал! Тоже мне, шутник нашёлся! Растерзаю! Порву, как тузик грелку — никакой хвалёный шаринган не спасёт! Этот Учиха просто не догадывается, что происходит с предателями в обычных московских школах. Ну ничего, я ему это эффективнейшим образом продемонстрирую!»[/i] — совершенно забыв о смущении, в последнее время накатывавшем на неё в присутствии вышеупомянутого субъекта, переполняемая жаждой мести Харуно решительно зашла в комнату Саске, не потрудившись даже постучать.



— Господи, Учиха! Ну что за детский сад?! У тебя что, забастовка? — возмутилась девушка, с грохотом распахивая плотно занавешенное окно и впуская в тёмную душную комнату немного солнечного света и прохладного весеннего воздуха.

— Что ты творишь? — раздался из-под одеяла тихий недовольный голос. — Закрой, холодно же!

— Так, ну хватит! — решительным шагом направившись к кровати, Сакура рывком откинула одеяло, которое Саске уже умудрился натянуть себе на голову. — Что это с тобой? — вид взъерошенного Учихи с лихорадочным румянцем, ярко пылающим на казавшемся ещё бледнее обычного лице, слегка насторожил девушку. Повинуясь внезапному импульсу, она приложила прохладную ладонь ко лбу шиноби, предварительно смахнув растрёпанную вороную чёлку. — Всё с вами ясно, о великий капитан «неуязвимость». А я-то уж решила, что ты из вредности тренировку решил проигнорировать.

— Я просто проспал, — прохрипел Саске, неохотно выбираясь из-под нагретого за ночь одеяла. Поёживаясь от ворвавшегося в комнату через открытое окно лёгкого ветерка, Учиха босиком направился в ванну, на ходу подтягивая сползающие с бёдер чёрные спортивные штаны.

— Ну, в любом случае, свежий воздух будет тебе только на пользу. Сидеть в душной комнате для здоровья намного вреднее. Помещение должно проветриваться. Тем более, на улице сейчас совсем не холодно. — отметила Харуно.

— О’кей, — донёсся из коридора почти бодрый голос Саске. В последнее время, Сакура довольно-таки часто стала замечать, что Учиха не пытается спорить с ней по любому поводу и огрызаться на каждое сделанное ему замечание. Признаться, этот факт слегка её настораживал, поскольку мог означать либо то, что Саске замышляет какую-то грандиозную пакость, либо...



[i]«Нет, наверняка он что-то мерзкое задумал. Других вариантов нет и быть не может!»[/i] — взволнованно думала Харуно, начиная спускаться по лестнице, задавшись целью отправиться на поиски градусника и попутно заварить чай с лимоном.



— Да, кстати, если ты планируешь поскорее выздороветь и всё-таки выбраться на тренировку, хотя бы к концу недели, я бы посоветовала перестать разгуливать по дому в полуголом виде и надеть на себя что-нибудь, хотя бы отдалённо напоминающее футболку и тапки, а затем вернуться в кровать. Это волшебное место становится ещё уютнее, когда болеешь. Сейчас я быстренько обнаружу градусник, и мы сможем измерить масштабы надвигающейся катастрофы, — девушка бросила быстрый взгляд на голую спину скрывающегося в коридоре шиноби.

— Это кто ещё тут болеет? Я совершенно здоров! — ледяным тоном отозвался Саске, тут же задохнувшись в приступе душераздирающего кашля.

— О, да! Мистер «я-всё-знаю-лучше-всех» вернулся! С чем я вас и поздравляю, — пробурчав последнюю фразу себе под нос, Сакура продолжила путешествие на кухню.



[i]«Упрямый до невозможности! И правда, детский сад какой-то!»[/i] — ехидно ухмыльнулась она, с облегчением отметив возвращение в его голос ледяных интонаций, возвещавших о завершении периода неожиданной покладистости.



— А чем ты тут, интересно, питался? В холодильнике же мышь давно повесилась... — вернувшись с чаем, спросила Харуно.

— У меня был неприкосновенный запас на чёрный день, — довольно улыбнулся Саске, кивая на опустошённые пачки из-под рамена, гордясь своей предусмотрительностью.

— Кажется, кто-то постепенно превращается в Наруто, — усмехнулась она, заработав испепеляющий взгляд полуночных глаз. Отыскав все необходимые Учихе вещи и накормив его обедом, девушка упорхнула на работу.



К вечеру шиноби стало хуже. Температура, как показал оставленный Сакурой на тумбочке градусник, поднялась до тридцати восьми градусов, на кровати печальными горками возвышались использованные по назначению одноразовые бумажные платочки, а из-под одеяла каждые пять минут раздавался обречённый грудной кашель. Титаническим усилием воли Саске извлёк своё активно сопротивляющееся тело из кровати и, завернувшись в одеяло, уныло побрёл в сторону кухни, лелея мечты о большой кружке горячего шоколада. Хотя мало кто мог бы об этом догадаться, Учиха был заядлым сладкоежкой. И первым человеком, который об этом узнал, конечно же, не считая погибших родителей, как ни странно была Сакура. Девушка бесшумно вошла в дом и собиралась спокойно раздеться, когда на глаза ей попалась следующая картина — практически урча от удовольствия, шиноби вальяжно развалился в кресле, и, довольно жмурясь, методично что-то уничтожал, нежно обнимая пальцами нечеловеческих размеров кружку. О содержании которой, судя по разлившемуся по кухне и постепенно просачивающемуся в прихожую густому шоколадному запаху, нетрудно было догадаться. Девушка стояла в дверях, отчаянно стремясь сдержать рвущийся на свободу дикий хохот. Ей это удавалось ровно до того момента, пока Саске, услышавший приглушённые хрюкающие звуки, доносящиеся из прихожей, не развернулся в её сторону с видом нашкодившего кота, являя миру великолепные шоколадные усы, уютно расположившиеся под слегка покрасневшим носом. Тут уже Харуно никак не смогла удержаться и, убрав наконец руки от лица, залилась оглушительным, неконтролируемым смехом, моментально согнувшись пополам. Учиха, так и не успевший проглотить находившийся у него во рту горячий шоколад, что-то совершенно нечленораздельно промычал. Судя по интонации, он был до глубины души возмущён её поведением.

— Ты бы сначала в зеркало посмотрел, а потом уже возмущался, роковой ты наш соблазнитель, — всё ещё не отсмеявшись, выдавила Сакура. — И вообще, почему ты до сих пор на кухне рассиживаешься? А ну быстро марш в кровать! — командирским тоном приказала она, стирая с лица улыбку и включаясь в рабочий режим.

— Ты мне не мамочка, Харуно! — злобно прошипел опозоренный шиноби.

— И очень этим фактом довольна, между прочим! Если ты не забыл, Учиха, я врач. А это на-а-много хуже, поверь мне! — с садистской ухмылкой протянула она, доставая из сумки свой любимый стетоскоп.



***



— Сакура, а где опять Саске пропадает? Ещё две тренировки пропустил... — удивился Наруто, после третьего сбора в усечённом составе.

— Да болеет он, — отозвалась она.



[i]«Слабак чёртов. Погулял под дождиком и свалился с температурой. Как так можно вообще?!»[/i] — возмущалась Харуно, продолжая распихивать кунаи по специально отведённым для них местам в одежде.



— Так чего же ты его не вылечишь? Это ж пять минут!! Я прекрасно помню, как ты меня за раз на ноги поставила, а я валялся с температурой под сорок... — недоумевал Узумаки, нарезая круги возле девушки. — Я тогда так удивился — дураки же, вроде, не болеют... — улыбнулся он.

— Наруто, а тебе домой не пора? — девушка окинула назойливого шиноби выразительным взглядом.

— Точно! Надо бежать! Мне Хината тройную порцию рамена обещала приготовить! Подожди-ка, Сакура, а ты не думаешь, что Саске в тебя... — начал было Наруто.

— Нет, не думаю! — огрызнулась Харуно. — И вообще, шёл бы ты отсюда, Узумаки!

— Но я ведь не договорил! — нахохлился он.

— Да с тобой и так всё ясно! Я тебя насквозь вижу! Иди уже к Хинате! И к рамену своему! — подталкивая упирающегося шиноби, пробормотала она.

— Ну, тогда пока! Но ты всё-таки подумай, Сакура!

— Не о чем здесь думать! — бросила она вслед стремительно удаляющемуся Наруто. — Не о чем, — уже не так уверенно пробормотала она себе под нос, направляясь в противоположную от той, куда убежало блондинистое чудо — Узумаки, сторону. — Сегодня я точно разберусь со всем этим балаганом, — заключила Сакура, прибавляя шагу. Девушка всегда мастерски умела обманывать саму себя... — Как будто мне кроме беготни вокруг Саске заняться больше нечем! — фыркнула Харуно, сменив курс и стремительно отправившись в поместье, вместо того, чтобы спокойно насладиться заслуженным обедом в Ичираку-рамен, от которого она, тайно, разумеется, была без ума. Девушка даже не догадывалась, что своим решением спасла от неловкой ситуации тотального разоблачения одну колоритную парочку, на головах которой, в сумме, красовалось целых пять хвостиков: четыре пшеничных и один каштановый.



***



— Шикамару! Если ты думаешь, что я не замечаю, как ты "тайком" перекладываешь мне лук из своей миски, то ты глубоко заблуждаешься! Что, так сильно не любишь? — прищурилась Темари, демонстративно зажав в палочках упомянутый выше продукт.

— Да нет. Нормально я к нему отношусь. А вот ты очень даже любишь, — пожал плечами шиноби, выуживая очередную порцию лапши из своего рамена.

— Откуда знаешь? — девушка удивлённо округлила глаза.

— Просто я довольно-таки наблюдательный. Ты ведь каждый день добавляешь его в свой бенто, — улыбнулся Нара, вызвав у куноичи ответную улыбку.



Несмотря на субботний вечер, шиноби оказались единственными посетителями Ичираку. Чему были, между прочим, несказанно рады, поскольку могли непринуждённо общаться, не опасаясь посторонних глаз. Их совершенно не впечатляла перспектива возникновения сплетен, буквально со скоростью света распространяемых по Академии непонятно кем.



— Ну что, моя луковая принцесса?

— Ещё раз так меня назовёшь, и...

— И что же тогда случится, моя луковая принцесса? — спросил шиноби с внезапно проснувшимися суицидальными наклонностями.

— И твоя голова познакомится с моим вее... — Шикамару не оставил ей возможности ни договорить, ни достать оружие, внезапно поймав за руку и притянув к себе так, что между их лицами, в результате, осталась максимум пара сантиметров.

— Мне кажется, такое знакомство будет предпочтительнее. И уж точно, намно-о-го приятнее! — до предела сократив разделяющее их расстояние, он нежно прильнул к губам Темари.

— Ну и хитрющий же ты тип, Нара! Выгадал момент, когда хозяин уйдёт на кухню и свершил своё чёрное дело! — мечтательно улыбаясь изрекла она, отвешивая ему шутливый подзатыльник.

— А вот за это ты будешь наказана! — окинув девушку коварным взглядом шепнул он, продолжая поцелуй. На этот раз намного более требовательно...



***



Одолев уже примерно половину пути до поместья, Сакура наконец-то вспомнила, что в больницу ей возвращаться в этот день уже не придётся.

Вообще-то, на дворе была суббота, являвшаяся её законным выходным. Как впрочем и воскресенье. Так что, по-хорошему, сегодня на работе её вообще не должно было быть. Но накануне девушка получила сообщение от Хокаге, в котором говорилось, что в связи с внезапным наплывом раненых Харуно придётся завтра выйти в утреннюю смену, поскольку один из молодых медиков, недавно присоединившийся к штату, был срочно вызван в соседнюю деревушку, где проживали его родители. Кажется, у парня родился младший братик. Порадовавшись за новоиспечённого коллегу, девушка стала припоминать подробности вчерашнего вечера.





[i]Отдыхая в своей комнате после утомительного трудового дня, Сакура любовалась чудесным пейзажем приближающегося лета. Дни становились всё длинней, поэтому теперь, когда Харуно возвращалась с работы, солнце ещё только-только начинало клониться за горизонт. Яркие краски за окном пестрели свежестью. Каждый листок как будто светился, покорно радуясь последним лучам уходящего дня.

Но созерцательное уединение девушки было грубо нарушено отнюдь не радостными звуками, доносившимися из комнаты напротив.



— Давай я тебя быстренько вылечу — не будешь больше мучиться, — участливо предложила Харуно, решившая всё-таки заглянуть к Саске, после того, как услышала пятое «Апчхи!» за последние пару минут.

— Лучше побереги силы, они тебе ещё пригодятся для тех, кто в них действительно нуждается. А я вполне могу справиться с небольшим насморком самостоятельно! — звонко чихая в салфетку отозвался он, наблюдая за тем, как руки девушки постепенно загораются изумрудной чакрой.

— Как пожелаешь, герой. Моё дело предложить, — усмехнулась она. — Но температуру тебе сбить в любом случае необходимо. Хотя бы потому, что меня совершенно не привлекает перспектива переодевать тебя в сухую одежду, если ты вдруг соберёшься потерять сознание.[/i]



Невольно улыбаясь приятному воспоминанию, Сакура вошла в дом. Она была крайне удивлена подобным поведением Учихи. Но, безусловно, удивлена приятно, поскольку совершенно не догадывалась о том, что гордый отказ Саске от быстрого лечения не в полной мере был продиктован благородством. Отчасти, и эта часть была довольно-таки внушительной, причиной послужило его желание подольше подержать Сакуру возле себя, пытаясь продемонстрировать ей всю безобидность и неконфликтность, на которые он только был способен. К сожалению, таланта в области актёрского мастерства Саске явно недоставало. Строить из себя нечто белое и пушистое дольше, чем один вечер, особенно с учётом не самого лучшего самочувствия, Учиха просто физически не мог. Так что миссия с треском провалилась.

Непривычный к беспомощности, гордый, как степной "арёл", сегодня шиноби сделался просто невыносимым. Он придирался к любой мелочи — будь то чересчур горячий чай, недостаток, или избыток соли в еде, каждый раз заставляя Харуно делать всё заново.



За время работы в больнице девушка привыкла потакать раздражительным пациентам. Но в то же время следует отметить, что даже серьёзно раненые шиноби обычно ведут себя намного приличнее, чем этот избалованный субъект.

Войдя в комнату с очередной чашкой чая (предыдущая оказалась слишком сладкой), Сакура заметила на тумбочке таблетки, которые Учиха должен был выпить во время обеда. До этой минуты полностью контролировавшая нараставшее возмущение, Харуно наконец не выдержала. Лёгкое бытовое издевательство, будучи человеком достаточно выдержанным, она ещё вполне могла стерпеть, но вот неподчинение её медицинским предписаниям — уже нет.



— Саске, так нельзя. Если не будешь нормально лечиться, у тебя начнётся пневмония, — пока ещё спокойно, хоть и довольно строгим голосом, начала она, полностью переходя в режим "суровый доктор".

— Ну, ты же меня не бросишь одного. Правда, Сакура? — хитро прищурившись произнёс тот, хватая девушку за руку и усаживая рядом с собой на кровать.

— Учиха, это уже чересчур эгоистично, даже для тебя. А кто вчера пел о нуждающихся в моих силах раненых? Твой клон? Голограмма? Я, конечно, понимаю, что тебе доставляет садистское удовольствие валяться в постели, наблюдая за тем, как я прыгаю вокруг, словно дрессированная обезьянка. Вон, какой довольный лежишь — аж противно! Но нужно ведь иметь хоть каплю совести, а? Сколько можно, Саске!? — повысила голос куноичи, прекрасно понимая, что её возмущение искренне лишь наполовину. Просто девушка сама себе боялась признаться, что уход за шиноби не доставляет ей никаких проблем. Даже в такие дни, как этот - когда он начинает вести себя, как капризный маленький мальчик, Харуно нравилось, что он хоть немного, но нуждается в ней. — В любом случае, если ты в ближайшие пару дней не позволишь мне полностью тебя вылечить, учитывая твой "ответственный" подход к выздоровлению, даю стопроцентную гарантию — мне придётся запихнуть тебя в больницу, а лишних мест там на данный момент не наблюдается. Так что будешь валяться в коридоре, выставленный на обозрение всего медперсонала. И пациентов заодно. А они, как известно, большие любители поболтать — заняться-то там всё равно больше нечем. Так что придётся нашему Великому и Ужасному весь день развлекать раненых товарищей! — торжественно, со злорадной ухмылкой на лице произнесла Сакура, прикладывая горящие изумрудной чакрой руки к груди шиноби. Вот уж кому-кому, а Харуно актёрских данных было не занимать! Величайшие звёзды всех драматических театров мира просто рыдают от зависти!



— Ну вот, весь кайф обломала! — надувшись проворчал Саске, явственно ощущая, что возможность подолгу находиться с Сакурой в одном помещении, не придумывая при этом никаких специальных предлогов, только что была безвозвратно утеряна. — Могла бы ещё пару дней поиграть в домашнего доктора, — лукаво пропел он, как бы невзначай положив свою ладонь поверх руки Харуно. Наблюдая за тем, как её щёки постепенно заливает румянец, Учиха не сдержался.

— Ты такая милая, когда смущаешься... — совершенно неразборчиво пробормотал он. Внезапно осознавая, что он только что озвучил пришедшую в голову мысль шиноби остолбенел и с ужасом принялся ждать реакцию девушки на столь неуместную реплику.

— Что ты сказал? Извини, я не разобрала, — отвлекаясь от работы переспросила она.

— Я сказал, что ты раздражаешь, Харуно. - отчеканил Саске, вкладывая во взгляд всё презрение, на которое только был способен.



[i]«Что же я опять несу, кто-нибудь может объяснить? Уже ведь давно вышел из того возраста, когда девочек было принято "дёргать за косички"! Но нет, опять нарываюсь. И чего, интересно, я пытаюсь добиться, постоянно её оскорбляя? Давно ведь понял, что она больше не та наивная дурочка, что всё детство пробегала за мной по пятам...»[/i] — шиноби прекрасно осознавал, что подобное поведение уж очень сильно отдаёт детсадом, но ничего не мог с этим поделать. У него не получалось заставить себя признаться в чувствах, когда оставался хотя бы намёк на то, что Сакура просто посмеётся над ним, или же вообще не поверит. А в данный момент шансы на подобный исход были как никогда высоки.



— Свинья неблагодарная! Вот ты кто, Саске! Всё, я умываю руки - надоело! Бардак это будешь сам убирать! — звенящим от злости голосом выпалила Сакура, красноречиво указывая на царящий в комнате беспорядок, возникший за время её отсутствия в доме. Учихе удалось задеть девушку за живое, напомнив Харуно, с каким пренебрежением он всегда к ней относился. — Моя работа на этом завершилась, разрешите откланяться. Насчёт ужина можешь даже не заикаться. Питайся своими неприкосновенными запасами, или всем, чем пожелаешь! Я переезжаю к Ино!

— Подожди, Сакура! Тебе же понравилось жить здесь... — придержав девушку за руку произнёс он, виновато заглядывая ей в глаза.



По спине Харуно пробежал небольшой табун мурашек. В голове молниеносно пронеслись самые унизительные кадры прошлого, связанные с её наивной, детской влюблённостью в этого эгоистичного упыря (как она теперь любила его называть). [i]«Нет-нет-нет-нет-нет! Не бывать этому! Ни за что и никогда!»[/i] — замотала головой Сакура, мысленно пятясь в сторону двери. Со стороны это выглядело так, будто Харуно заснула стоя, не отводя при этом полыхающего злобой взгляда от лица парня. Пару минут понаблюдав эту необъяснимую ситуацию, Саске начал потихоньку волноваться. Не похоже было, что Сакура собирается выходить из ступора в ближайшее время. А что делать с людьми, находящимися в шоке он, естественно, не знал. Учиха вообще имел слабое представление о нормальном общении с людьми. Точно знал он только то, какими наиболее унизительными фразами можно сопроводить процесс их переправки "на тот свет". К счастью, его замешательство продлилось недолго.

— С чего ты это взял?! — холодный голос куноичи прорезал образовавшуюся напряжённую тишину. Саске уже было открыл рот, чтобы высказать ей все причины, но моментально лишился этой возможности.

— Это был риторический вопрос, Учиха. Знаешь, я тебе настоятельно рекомендую пересмотреть тактику своего поведения. Похоже, ты в очередной раз слишком много о себе возомнил! — вырвавшись из стальной хватки шиноби она пулей вылетела из дома, громко хлопнув дверью на прощание.



Маленьким, но очень злобным ураганом пролетая по улицам деревни, Сакура потихоньку стала задумываться о причине своей столь внезапно нахлынувшей ярости. К слову, эта самая причина в данный момент, чуть ли не первый раз в жизни, в полнейшей растерянности стояла посреди комнаты, силясь понять, что же именно здесь произошло минуту назад. И почему, оставаясь один на один с Харуно, он начинает вести себя как полнейший кретин и идиот...



С одной стороны, девушка понимала, что отрицать очевидное глупо — старые чувства возвращались на издавна облюбованное место. В её собственное сердце. Им было глубоко наплевать на то, что разум, на пару со здравым смыслом, не своим голосом вопили о том, что это страшная, чуть ли не роковая ошибка! Пожар! Ахтунг! Катастрофа!

А с другой, Харуно никак не могла поверить, что снова попалась на крючок. Ну что она в нём в очередной раз нашла?! Эгоцентричный, грубый, упрямый, злопамятный, инфантильный собственник... Список его недостатков можно было продолжать до вечера. К сожалению, все дурные качества мира были уже не в силах уберечь Сакуру от неумолимо надвигающейся "беды".

Поглощённая своими мыслями, она практически уже пронеслась мимо старого дерева, уютно примостившегося на обочине, как вдруг взгляд зацепился за чей-то силуэт, едва различимый в тени раскидистой кроны. Присмотревшись повнимательнее, Харуно осознала, что на самом деле силуэтов там два. И оба были хорошо ей знакомы.



[i]«Да я прям экстрасенс!»[/i] — с гордостью подумала Сакура, вспоминая посетивший её в Деревне Скрытого Песка сон. [i]«Чур меня, чур!»[/i] — вздрогнула девушка, припомнив остальные подробности «вещего сна», заботливо подсунутые неумолимым внутренним голосом. [i]«Да что же это такое! Будет мне сегодня от него спасение хоть где-нибудь? Даже в собственной голове стало небезопасно!»[/i] — сокрушалась она, продолжая путешествие с твёрдым намерением залить свою печаль чем-нибудь покрепче.



А в это время высокий парень с перечёркнутым протектором Конохи на голове и длинным хвостом иссиня-чёрных волос медленно, но верно приближался к деревне...
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Эрик (архив) » 02 Mar 2012, 15:24

Какая-то совершенно бредовая первая сцена. Во-первых, ничего не знать о "друге". Во-вторых, получать от него и признаваться в любви - верх мазохизма. Или..умственной отсталости. Не думаю, что нормальный человек будет вот так вот стоят и ждать, пока "боксер" наиграется с "грушей".



А вообще-то идея интересная.
User avatar
Эрик (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 25 Apr 2012, 15:58

Пользователь Joahino Alban отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуйте Melamori

Я читала не очень много фиков, но все же выскажусь.

На самом деле задумка очень неплохая. Оригинальная. Мне особенно понравилось, что Наруто придумали благодаря сигналам из Конохи ну и далее по тексту.

У меня этот фик читается на одном дыхании. Я скачала его в электронную книгу и перечитываю от и до.

Очень жду проду, если таковая будет.

Ах да. Были незначительные опечатки(ИМХО).

Жду продолжения этого чуда *__*
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 09 May 2012, 18:07

Пользователь Melamori_Blimm отсутствовал в базе форума Миката.



[quote name='Эрик' timestamp='1330691072' post='693552']

Какая-то совершенно бредовая первая сцена. Во-первых, ничего не знать о "друге". Во-вторых, получать от него и признаваться в любви - верх мазохизма. Или..умственной отсталости. Не думаю, что нормальный человек будет вот так вот стоят и ждать, пока "боксер" наиграется с "грушей".



А вообще-то идея интересная.

[/quote]





Большое спасибо за комментарий! Особенно за критику - это всегда очень полезно ^___^



На собственном опыте убедилась, что можно долгое время общаться с человеком и при этом ничего не знать о том, что у него имеются психологические проблемы. Десять лет была знакома с девочкой и ничего такого не подозревала, узнала совсем недавно.



По-поводу того, что она не начала отбиваться. Парень ведь сильнее и крупнее, если бы она начала активно сопротивляться, он бы только сильнее разозлился. Она таким образом пыталась его успокоить, надеясь, что его удовлетворят её слова.



А в целом я согласна, что первые несколько глав не особенно удались. Дело в том, что я писала их примерно четыре года назад, так что в то время они не казались мне настолько неудачными :(



[quote name='Joahino Alban' timestamp='1335358680' post='695324']

Здравствуйте Melamori

Я читала не очень много фиков, но все же выскажусь.

На самом деле задумка очень неплохая. Оригинальная. Мне особенно понравилось, что Наруто придумали благодаря сигналам из Конохи ну и далее по тексту.

У меня этот фик читается на одном дыхании. Я скачала его в электронную книгу и перечитываю от и до.

Очень жду проду, если таковая будет.

Ах да. Были незначительные опечатки(ИМХО).

Жду продолжения этого чуда *__*

[/quote]



Вы даже не представляете, насколько мне приятно было читать Ваш комментарий! :) Хотя я и не заслуживаю такой оценки.

Да уж, опечатки наверняка имеются. Я пишу в основном ночью, так что когда начинаю проверять, глаза уже слипаются :)

Я не стану забрасывать фанфик, обязательно допишу до конца, так что, прода будет. И не одна =^__^=









[b]Глава 12.

Обернись![/b]



До заветной двери питейного заведения, в котором, конечно же, подпольно, саке подавали даже несовершеннолетним шиноби, оставалось буквально метров пять. Сакура радостно прибавила шагу, практически переходя на бег, как вдруг краем глаза заметила какое-то расплывчатое движение слева от себя. Остановившись, девушка присмотрелась. Трудно было описать её изумление, когда в этой пошатывающейся фигуре, с третей попытки, наконец-то, сумевшей уцепиться за ближайшее дерево, она узнала своего недавнего "возлюбленного". Заметив, что шиноби уже начинает потихоньку сползать на землю, Харуно подскочила к нему, отработанным движением подхватывая за талию.



— Канкуро! Объясни мне, ну как можно было так нажраться? — естественно, вопрос был риторическим, поскольку ответить на него "собеседник" был явно не в состоянии. — Я же помню, сколько в тебя раньше влезало. И никогда потом не заканчивалось подобным состоянием... — видимо, услышав знакомый голос, какие-то проблески сознания вернулись к шиноби. Но выдавить из себя он смог лишь одно слово. И то нечленораздельное.

— Саакурууааа... — натягивая эксклюзивную, предназначенную специально для ограниченного круга лиц, улыбку от уха до уха, промямлило "тело", плавно опускаемое на скамейку.

— Чудо ты в перьях! — усмехнулась упомянутая выше "Саакурууааа", поудобнее устраивая голову парня у себя на коленях. — Что же мне с тобой теперь делать? Не к Ино же тащить. Вряд ли она придёт в восторг от такого "подарочка"... — к счастью, ответ не заставил себя долго ждать. Тишину прорезал оглушительный вопль.

— Канкуро! Чёрт бы тебя побрал, алконавт недоделанный! Урод ты, симфонический! Куда уже успел уползти? Я же знаю, ты сейчас на ногах еле стоишь! — судя по тому, что голос неумолимо приближался, Сакура поняла, что буквально через несколько секунд столкнётся с разъярённой особью женского пола, настроенной явно недружелюбно. Судя по звучному меццо-сопрано, она ожидала увидеть этакую мужиковатую, накачанную тётку средних лет, рангом не ниже чуунина. Иначе что бы она могла делать в сопровождении Канкуро? Какого же было её удивление, когда из-за угла на полном ходу выбежала миниатюрная брюнетка. Как только она добралась до пункта назначения, в виде скамейки, с сидящей на ней Сакурой, на коленях которой уютно расположилась голова успевшего уйти в нирвану Канкуро, выяснилось, что она, к тому же, небольшого роста. В лучшем случае, её макушка достигала уровня глаз не такой уж и высокой Сакуры.

— Ах вот ты где, прелесть моя! — прощебетала девушка, довольно грубо хватая шиноби за ухо и поднимая с колен Харуно. — Оставила на пять минут. Думала, ты уже спишь без задних ног! В баре ведь валялся на диване, как труп! Когда только слинять успел! И тут же к девушке пристал. У тебя что, радар в голове? Простите, пожалуйста, Сакура-сан! Не знаю, что на него нашло! Вообще не представляю, как в человеке физически может уместиться столько алкоголя, боюсь даже вспоминать, сколько он всего успел высосать. Весёленькое ж у тебя будет утро, чудовище! — обхватывая незадачливого шиноби за талию и забрасывая его руку себе на плечо, потеплевшим тоном произнесла она. — Ой, забыла представиться! Я Куроками Рин. Имею несчастье быть девушкой этого недоразумения. Знаете, Сакура-сан, мне кажется, вам просто памятник ставить надо! Как вы умудрились с ним месяц продержаться? Мы встречаемся всего две недели, а у меня от него уже просто волосы дыбом встают! — судя по нежным взглядам, которые девушка мимоходом бросала на стоящее с бессмысленным взглядом, практически повисшее у неё на руках «недоразумение», степень своего возмущения она явно преувеличивала.



— Да уж, настоящее чудовище! — иронично усмехнулась Сакура, глядя на сладко сопящего с блаженной улыбкой на скамейке Канкуро, периодически подвывающего «Рин-чаааан».



[i]«Мда, не долго мучилась старушка в высоковольтных проводах»,[/i] — усмехнулась она. — [i]«А я-то переживала, что сделала ему больно. Да он, наверное, не больше пары дней грустил. А как только в его жизни появилась Рин, всё сразу же встало на свои места»,[/i] — Харуно поймала себя на мысли, что её совершенно не расстраивает факт наличия "Рин-чан". Даже наоборот, она была рада, что у шиноби всё так удачно сложилось. Сакура совершенно его не ревновала. Неожиданно, она представила себе, как бы на месте Канкуро выглядел Учиха. Сначала она тихонько рассмеялась, поскольку представить себе этого напыщенного идиота, нежно шепчущим во сне какое-нибудь женское имя, уже верх абсурда. Отсмеявшись, она вдруг осознала, что злится. Горячая волна тихой ярости начала подниматься у неё в груди. Ошарашенная девушка на секунду застыла, осознав неутешительную правду — она только что приревновала воображаемого Саске к ещё более воображаемой девушке.



[i]«А это ведь ещё даже не реальная ситуация! Господи, что же со мной творится!»[/i] — это уже было патологией. Решив срочно отвлечься на что-нибудь, Харуно снова взглянула на Канкуро. Он, конечно, уже проснулся, благодаря непрерывным стараниям Рин, но по-прежнему находился в абсолютно неадекватном состоянии, вовсю пытаясь уложить активно сопротивляющуюся девушку рядом с собой. Благо, скамейка оказалась довольно-таки широкой и вполне допускала подобное обращение.



— Знаешь, Рин, а у меня появилась идея. Как я понимаю, вас, в качестве послов Суны, разместили в резиденции Хокаге? Его, — она невежливо ткнула пальцем во временно угомонившегося шиноби, — в таком виде уж точно не стоит туда тащить, а то опозорится ведь на всю Коноху! Гаара вам потом обоим головы поотрывает! Да, я в курсе, что он сильно изменился, — примирительно добавила Сакура, заметив, что Рин собралась заступиться за своего Казекаге, — но за такой "подарочек" любой, даже очень спокойный глава деревни, спасибо не скажет. Так что предлагаю отвести это чудо природы к Наруто. Его дом как раз на соседней улице.

— А что, вроде бы, вполне логично. Вот только, я очень извиняюсь, но тебе придётся мне помочь. Дотащить его одна я, конечно, могла бы. Но с Наруто я не знакома, да и как найти его дом тоже не представляю! — виновато улыбнувшись, ответила Куроками.

— Не переживай, я в любом случае собиралась пойти с тобой, — успокоила собеседницу Сакура. — У меня как раз есть важные дела неподалёку, — добавила она, закидывая левую руку Канкуро себе на плечо. Рин последовала её примеру, проделав то же самое с правой. Обменявшись понимающими взглядами, девушки осторожно приподняли шиноби со скамейки и неспешно направились в сторону жилища Узумаки.



Во время их короткой, но увлекательной прогулки в обнимку с "бездыханным телом" по стремительно погружающимся во мрак улицам Конохи, Сакура узнала некоторые подробности, которые Куроками посчитала нужным поведать ей по дороге.

Рин предпочитала наряжаться в короткие кожаные юбки, кожаные же куртки с заклёпками, поверх плотно прилегающих, чаще всего белых, топов и тяжёлые сапоги на головокружительных каблуках. Она была просто без ума от различного вида кинжалов, катан и мечей, являлась мастером холодного оружия. Но в отличие от Тен-Тен, призывающей оружие с помощью свитков, Куроками извлекала свой арсенал непосредственно из собственного тела.



Выгрузив свою ношу на пороге квартиры Наруто, девушки выяснили у удивлённого хозяина, что он, в целом, ничего не имеет против неожиданно свалившегося ему на голову гостя. Спускаясь по лестнице, они договорившись как-нибудь, при случае, отправиться на прогулку по деревне. Возможно, даже вместе с "этим обормотом", как они уже начали между собой "ласково" называть несчастного Канкуро. Прощаясь, Харуно пообещала в первую очередь отвести Рин в самые стоящие оружейные лавки.

Куноичи, что с них возьмёшь? Новые шмотки и разнообразные "девчачьи мелочи" интересуют их уже в третью очередь.

Решив претворить в жизнь свой коварный план побега из дома неблагодарного и тираничного Учихи в дружественное, уютное жилище лучшей подруги, Сакура быстрым шагом направилась к Ино.



Деловито постучав, девушка глубоко вздохнула и приготовилась к долгому ожиданию. Она уже привыкла к тому, что Яманака никогда даже близко к двери не подходит до тех пор, пока не нанесёт полную боевую раскраску и не принарядится. Застать хозяйку на пороге своей квартиры в халате, с огурцами на глазах и глиняной маской на лице было решительно невозможно. Иногда ожидание могло затянуться минут на двадцать, но это происходило исключительно в тех случаях, когда Ино была уж совсем не готова к появлению гостей. Отдавая ей должное, необходимо заметить, что за годы непрерывной практики девушка наловчилась приводить себя в полный порядок с поистине космической скоростью. В результате, чаще всего, стоять под дверью приходилось максимум пять минут.

Однако, к немалому удивлению Харуно, дверь ей открыл закутанный в уютный красно-синий клетчатый плед, взъерошенный темноволосый парень. Судя по сонно прищуренным глазам и отпечатавшемуся на щеке следу от подушки, он явно только что выбрался из-под одеяла. Поскольку его лицо украшала робкая, но невероятно нежная улыбка, Сакуре далеко не сразу удалось узнать в парне Сая. Привыкнув видеть на его лице либо насквозь фальшивую ухмылку, либо полное отсутствие каких-либо эмоций, она не ожидала от него такого проявления искренности. Проследив направление его взгляда, Харуно разглядела и стоящую в тени рядом с ним, естественно при полном параде, Яманака.

Нет, Сакура конечно же замечала, что у Ино с ним явно что-то намечается. Но даже предположить не могла, что они могут жить вместе... Почему-то в её голове даже не промелькнула мысль о том, что Сай мог всего лишь зайти в гости, а Сакура привыкла безоговорочно доверять своей интуиции. И не безосновательно — она в очередной раз сработала на все сто.



— О! Привет, Сакура! Заходи, чего ты на пороге-то стоишь? Сай, постарайся отлипнуть от дверного косяка, ты мешаешь девушке пройти. Я, конечно, понимаю, что ты практически всю ночь дописывал мой портрет, в то время как я беззастенчиво дрыхла под твоим внимательным взором, но Сакура в этом не виновата, — кокетливо провозгласила Ино, бросив лукавый взгляд на подругу. — Мы теперь, как видишь, вместе живём! — радостно начала рассказывать она, провожая подругу в гостиную. — С тех самых пор, как после смерти Данзо расформировали Корень АНБУ.



[i]«То есть, уже целых пять дней»,[/i] — ухмыльнулась про себя Харуно. — Поздравляю! — к сожалению, улыбка получилась не до конца искренней. Кажется, план побега в "дружественное, уютное жилище" с треском провалился. Нет, Сакура, конечно, не сомневалась, что после того, как она подробного объяснит Ино обстоятельства, в которых оказалась, подруга с удовольствием её приютит. Проблема заключалась в образе мыслей самой Харуно. Она ненавидела становиться "третьей лишней". И ей было абсолютно неважно, что чаще всего никто, кроме неё самой, лишней её не считал. Благодаря ослиному упрямству, которым девушку щедро одарила природа, переубедить её в чём-либо было решительно невозможно. Поэтому, поболтав где-то полтора часа с Яманака и уничтожив парочку аппетитных пирожных с заварным кремом, Сакура вежливо извинилась. Сославшись на какие-то мифические неотложные дела, которые ей непременно нужно доделать до полуночи, не дожидаясь возмущённой тирады, которой с минуты на минуту должна была разразиться Ино, она улизнула из уютного гнёздышка новообразовавшейся парочки. Захлопнув за собой дверь дверь, девушка остановилась в нерешительности, судорожно пытаясь сообразить, что же ей, всё-таки, делать дальше...



[i]«Вот чёрт! Остальные девчонки живут с родителями, а становиться соседкой Наруто... В общем, лучше не стоит. Тем более, всё свободное место в его так называемой квартире в данный момент занимает полуживой Канкуро. Придётся ведь к Учихе возвращаться!»[/i] — подумала она и резвым шагом отправилась в путь. Но пройдя пару метров в сторону поместья, Харуно внезапно осознала, что не имеет ни малейшего желания в данный момент видеть недовольно перекошенную рожу этого злодея. А перспектива того, что ей ко всему прочему ещё и извиняться придётся за своё "недостойное" поведение и вовсе приводила ей в тихий ужас.



[i]«Даже не думала, что я такая обидчивая»,[/i] — пожала плечами Сакура, возвращаясь в бар, до которого ей так и не удалось добраться раньше.



Владевшее девушкой всю дорогу до бара сильное желание напиться основательно ослабело, как только она подошла к стойке и заметила стоящего за ней Такаги Рея — молодого, лет двадцати пяти, приветливого бармена, нередко помогавшего им с Наруто вытаскивать на свежий воздух изрядно подвыпившего Джирайю. Вместе с воспоминанием, насколько неприглядно каждый раз выглядел саннин после очередного алкогольного приключения, возник образ вдребезги пьяной Тсунаде, заплетающимся языком отдающей последние распоряжения подчинённым в конце трудового дня. Сакура стремительно помотала головой. Конечно, она очень уважала свою наставницу и во многом старалась на неё походить, но уж точно не в этом. Мысль о паре бутылочек обжигающего саке тут же перестала казаться Харуно столь соблазнительной.



— Привет тебе, Сакура! — взмахнул полотенцем Рей, отрываясь от увлекательного протирания и так уже сверкавшего винного бокала. — Трудный день? — деловым тоном осведомился он, заметив, что девушка не улыбнулась в ответ, продолжая хмуриться. Поскольку практически каждый шиноби, заглядывавший вечером в этот бар, стремился излить душу, Рей наловчился неплохо разбираться в настроении посетителей, только лишь взглянув на их лица.

— И не говори. Просто отвратительный! — устало кивнула Харуно, забираясь на стоящий перед стойкой высокий табурет.

— Расскажешь, или лучше не надо? — поинтересовался парень. Ему было отлично известно о том, что Сакура не любит распространяться о своих проблемах. Но не спросить он тоже не мог — вдруг на этот раз, в виде исключения, девушке захочется высказаться? В таких случаях он всегда был готов подставить дружеское плечо.

— Лучше не надо, — покачала головой Харуно. И на этот раз исключения тоже не последовало.

— Ну, нет, так нет, — улыбнулся Такаги, ловким движением, наконец-то, освобождая стакан от своего пристального внимания. — Тебе как всегда? Или, на этот раз, что-нибудь покрепче?

— Ну, всё не настолько плохо, чтобы заказывать"что-нибудь покрепче", так что, давай как обычно... — сделав заказ, Сакура не спеша побрела к своему излюбленному столику, располагавшемуся возле окна в углу зала. С этой точки открывался отличный обзор на весь бар, включая периодически открывающуюся входную дверь. Из-за висящего над ней небольшого колокольчика, каждое прибытие очередного посетителя сопровождалось приглушённым мелодичным перезвоном.



Не успела девушка усесться поудобнее, как рядом неожиданно материализовался Рей, проворно выгружая на стол содержимое подноса. Так перед ней по очереди возникли литровый чайник зелёного чая с мятой, чашка и небольшое блюдце с лежащим на нём вкуснейшим, тающим во рту печеньем, приготовленным Реем собственноручно и не входящим в меню. Оно доставалось в подарок только его хорошим знакомым, да и то не всегда.



Такаги периодически бросал из-за стойки сочувствующие взгляды на Сакуру, одиноко сидящую за столиком, методично уничтожая чай и размышляя о том, какой же Учиха всё-таки козёл и какая она дура, что в очередной раз попалась на крючок. Это ж надо! Хотя, что уж тут говорить — запретный плод, как известно, сладок. Как оказалось, это нехитрое утверждение действует даже в тех случаях, когда запрет ты поставил себе совершенно самостоятельно, не прибегая к помощи посторонних лиц. К сожалению, или к счастью, подобные чувства, несмотря ни на какие внутренние запреты, абсолютно не поддаются сознательному уничтожению и не принимают во внимание человеческие желания и предпочтения.



Зато, при должном самоконтроле, их можно очень умело замаскировать. Поскольку за время, проведённое на Земле, Харуно научилась прекрасно владеть собой, умудряясь оставаться собранной и хладнокровной даже в критических ситуациях, она поклялась себе, что Учиха не заметит и намёка на её чувства, пока она не будет абсолютно уверена, что повторения давней истории не случится и она не будет унижена и опозорена на всю деревню. В общем, Сакура решила ничего не предпринимать, пока Саке не сделает первый шаг.



[i]«Я влюбилась в Учиху. Опять. Вот же чёрт!»[/i] — подумала Харуно, незаметно для себя погружаясь в сон.



Заметив, что девушка уже начала клевать носом, Рей на цыпочках подошёл к ней. Бережно подняв Харуно на руки, благо, весила она совсем немного, Такаги отнёс её в небольшое помещение, служившее приютом ему самому в те дни, когда он чересчур уставал после очередного рабочего "дня", чтобы дойти до своего небольшого дома на окраине деревни.



У стены возле окна в комнатке стоял видавший лучшие времена диванчик, на который он аккуратно, чтобы не потревожить, опустил спящую девушку, накрыв лежавшим на стуле пушистым пледом. И хотя диванчик не был большим, или, тем более, новым, на нём всегда было невероятно уютно.



— Спи, Сакура, — тихонько шепнул Рей и вышел, беззвучно прикрыв за собой дверь. Ему пора было возвращаться за стойку — поджидать припозднившихся посетителей. Он помнил Харуно совсем ребёнком, в те времена, когда за стойкой ещё дежурил его дядя — Такаги Акира, а сам он болтался под ногами, с интересом наблюдая за его работой. Рей прожил с дядей всю свою сознательную жизнь после того, как погибли его родители, когда ему было три года.

Периодически он замечал в зале пятилетнюю девочку, которая частенько по вечерам появлялась в баре вместе с несколькими взрослыми шиноби, видимо, праздновавшими окончание очередной миссии. Девочка была настолько очаровательна и непосредственна, что всё время получала в подарок от дяди Рея то мороженое, то какой-нибудь леденец.



Проработав в баре двадцать лет и скопив необходимую сумму, Акира-сан отправился путешествовать, оставив заведение на Рея. Бар, за время долгой службы, успел обзавестись постоянной клиентурой, так что финансовых проблем возникнуть не должно — с такой мыслью и лёгким сердцем Акира отправился в путь и оказался абсолютно прав. Вот уже пять лет бар, под руководством Рея, процветал, принося доход даже выше, чем был при прежнем владельце, поскольку младший Такаги отличался большей разговорчивостью, чем дядя, с искренним вниманием выслушивая бесконечные жалобы посетителей на жизнь и нередко помогая им дельным советом.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 15 May 2012, 17:48

Пользователь Joahino Alban отсутствовал в базе форума Миката.



[b][size=2]АААААА![/size][/b]

[b][size=2]ПРОДА!!!! НЕУЖЕЛИ Я ЕЕ ДОЖДАЛАСЬ?!?![/size]![/b]

Спасибо, превеликое аригато за эту проду.

Я чуть не умерла пока ждала. Первые главы раз пять прочитала.

Теперь непосредственно о тексте.

Когда не так много диалогов читать конечно интересно.

Много описаний и размышлений героев. Иногда именно этого не достает фикрайтерам с хорошими амбициями и огромным потенциалом. Их отличный, по задумке фик становится детским лепетом, так ка он наполнен диалогами.

Я вообще-то не ожидала, что это Канкуро. Думала, что Саске :)

У тебя(можно на "ты"?) хороший стиль текста. Ошибок в этот раз не заметила. Но я не особо вчитывалась в текст. Ошибки ищу как бета. Советую выложить фик и на другом ресурсе. Возможно, там ты получишь конструктивную критику. Сайт кинуть?

Естественно проду жду. Добавляю в избранные авторы.

Фик, конечно качаю на эл. книгу.

Замечательный фик, ну^^
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 14 Aug 2012, 13:45

Пользователь Melamori_Blimm отсутствовал в базе форума Миката.



[quote name='Joahino Alban' timestamp='1337093330' post='695722']

[b][size=2]АААААА![/size][/b]

[b][size=2]ПРОДА!!!! НЕУЖЕЛИ Я ЕЕ ДОЖДАЛАСЬ?!?![/size]![/b]

Спасибо, превеликое аригато за эту проду.

Я чуть не умерла пока ждала. Первые главы раз пять прочитала.

Теперь непосредственно о тексте.

Когда не так много диалогов читать конечно интересно.

Много описаний и размышлений героев. Иногда именно этого не достает фикрайтерам с хорошими амбициями и огромным потенциалом. Их отличный, по задумке фик становится детским лепетом, так ка он наполнен диалогами.

Я вообще-то не ожидала, что это Канкуро. Думала, что Саске :)

У тебя(можно на "ты"?) хороший стиль текста. Ошибок в этот раз не заметила. Но я не особо вчитывалась в текст. Ошибки ищу как бета. Советую выложить фик и на другом ресурсе. Возможно, там ты получишь конструктивную критику. Сайт кинуть?

Естественно проду жду. Добавляю в избранные авторы.

Фик, конечно качаю на эл. книгу.

Замечательный фик, ну^^

[/quote]

Конечно, можно на "ты"! Спасибо большое, что продолжаешь читать! :magic:

Мне очень приятно, что тебе нравится и я даже не могу выразить словами, насколько меня обрадовало то, что ты решила скачать мой фик на эл.книгу! Огромное спасибо! :crying:

Была бы очень благодарна за ссылку! Конструктивная критика никогла не бывает лишней! :)

Прода на этот раз небольшая, поскольку это завершение 12 главы. Но я в скором времени выложу 13. Буду очень благодарна, если ты продолжишь читать и высказывать своё мнение! :oh:









***



А в это время в кабинете Хокаге назревала настоящая буря, имя которой — Узумаки Наруто.



— Тсунаде-баачан! — вопило блондинистое нечто, возмущённо размахивая руками, нарезая круги по кабинету. — Это не честно! Я ведь тоже джойнин! Почему тогда вы предлагаете задание только этим вот, — тыча пальцем в сторону стоящих немного позади Саске, Чоджи, Ли и Кибу взвыл он.

— Наруто, угомонись! — прикрикнула Тсунаде, уже занося руку для своего коронного удара, нередко отправлявшего очередной стол в нокаут. Видимо вспомнив, чем в прошлый раз подобное обращение закончилось для предыдущего предмета интерьера и какую дыру в её бюджете оставила покупка нового, Тсунаде вовремя остановила занесённый было кулак. Поскольку Шизуне запретила взбалмошной начальнице использовать казённые средства для покупки вещей на замену тем, что она собственноручно уничтожила, теперь ей приходилось брать деньги из собственного кармана. — Хокаге здесь, пока что, я! Так что решать, кого именно послать на миссию тоже мне. Это во-первых. А во-вторых, Узумаки, в ближайшие полгода я тебя из деревни вообще никуда отпускать не планирую! — грозно сверкнула глазами Тсунаде.

— А почему именно полгода? Думаете, мы за это время успеем переловить всех Акацки? — поинтересовался Киба.

— Не хочу, чтобы Хината потеряла ребёнка из-за переживаний за этого балбеса! Вот почему!

— Тсунаде-баачан! — обиженно протянул Наруто. — Мы ведь ещё никому не говорили!

— Ну, считай, что только что сказали, — отмахнулась она. И уже давно пора было, вообще-то! Вы два месяца об этом знаете, между прочим!

— Хорошо хоть Нейджи тут нет, — с облегчение вздохнул Узумаки.

— Вообще-то, уже есть, — донесся приглушённый от ярости голос со стороны двери. — Я прошу прощения за опоздание, Хокаге-сама. А ты, Узумаки, готовься к смерти! — прорычал Хьюга, занимая место в шеренге до крайности удивленных шиноби.

— Итак, повторяю для опоздавших, — бросив выразительный взгляд на Нейджи сказала Тсунаде. Через четыре дня кто-то из вас, кроме тебя, Наруто, — ещё один выразительный взгляд, на этот раз адресованный Узумаки, — под руководством Шикамару отправится на миссию S- ранга. В принципе, один из вас наиболее предпочтителен для этого задания, но сейчас я не буду говорить, кто именно — хочу проверить вашу интуицию. Надеюсь, что через три дня увижу именно его в своём кабинете для получения дальнейших инструкций. На этом всё, можете идти, — подытожила она, принимаясь перебирать лежащие на столе бумаги. — Ах, да, чуть не забыла! Саске, останься. К тебе у меня есть ещё одно дело, — загадочно улыбнулась она, переводя взгляд на медленно открывающуюся дверь.



— Извините, Тсунаде-сама. Я не опоздала? — робко осведомилась Харуно, полностью появляясь из-за двери.

— Тьфу ты! Сакура! Проходи быстрее, не порти момент! — возмутилась Хокаге, нетерпеливо взмахнув рукой. В дверь негромко постучали. — Войдите! — в голосе Тсунаде явно слышались нетерпеливые нотки, во взгляде читалось неприкрытое предвкушение. Глаза стоящих перед ней шиноби округлились от изумления, когда они увидели вошедшего. — Итачи, наконец-то! — тепло улыбнулась Хокаге, жестом приглашая старшего Учиху пройти в кабинет.



Он неспешно подошёл к Хокаге, на ходу стягивая с головы перечёркнутый протектор и протягивая руку за новым, на котором красовался нетронутый сияющий символ родной деревни.



— Итачи-сан! — радостно воскликнула Сакура, восторженно разглядывая старшего Учиху и старательно не замечая ни испепеляющего взгляда, которым в ту же секунду одарил её Саске, ни гуськом просачивающуюся к двери четвёрку ошарашенных шиноби, вовремя почуявших, что дело пахнет керосином и решивших поскорее исчезнуть с поля предполагаемой битвы, прихватив с собой активно сопротивляющегося Наруто. — Вы вернулись? Насовсем? — от радости Харуно чуть не начала заикаться.

— По-крайней мере, надеюсь, что очень надолго. Свои немногочисленные пожитки в поместье я уже отправил, осталось дойти туда самому, чтобы официально можно было сказать «Я дома!».

— Цунаде-сама, мы что теперь втроём будем жить? — с подозрением глядя Хокаге в глаза спросила девушка.

— Нет, Сакура. Ты пока ещё не настолько провинилась перед Отечеством, чтобы я решила бросить тебя на произвол судьбы в огромном доме на растерзание сразу двум Учиха. Это было бы слишком жестоко. Боюсь, такое "счастье" ты можешь и не пережить.

— Куда же мне, в таком случае, идти? — о том, что этим утром она уже, вполне безуспешно, пыталась подыскать себе новое место жительства девушка благоразумно решила умолчать.

— Не торопись, у меня есть для тебя сюрприз! — в этот момент в кабинет постучали, и в приоткрывшуюся дверь просунулась голова капитана Ямато. — А вот и он. Ямато недавно вернулся с миссии и любезно предложил помочь нам с реконструкцией твоего дома к сегодняшнему дню. Хокаге бросила подозрительный взгляд на девушку. — Ты ведь не забыла про свой День Рождения, правда? — прищурилась Тсунаде. — Не говори мне, что забыла! — возмутилась она, разочарованно покачав головой.

— Ну, вообще-то, так и есть. — смутилась Сакура, опуская взгляд.

— Саске! А ты почему её до сих пор не поздравил? Живёте же в одном доме, как не стыдно! — в ответ на обвинение Учиха лишь презрительно хмыкнул, окинув Сакуру преувеличенно недружелюбным взглядом. — Да, Саске, всегда знала, что ты у нас настоящий "джентльмен" — недовольно протянула она. — Как я понимаю, Итачи, ты-то у нас прилично воспитан, так что не откажешься сопровождать нашу именинницу в осмотре её старого-нового жилища? — проворковала Хокаге, бросая убийственный взгляд на Саске.

— Конечно нет, Тсунаде-сама. Я как раз собирался предложить Сакуре проводить её до дома. Так что, если она конечно не против, я с удовольствием предложу ей своё скромное общество.

— Я не против, Итачи-сан. Как я понимаю, мне уже можно заселяться, Ямато-тайчо? — с плохо скрываемым возбуждением в голосе спросила Харуно.

— Можно, Сакура. Все уже готово к переезду, — улыбнулся тот.

— У вас наверняка ещё много дел, так что, предлагаю всем удалиться! — усмехнулась Хокаге, окидывая хитрым взглядом Харуно и старшего Учиху.



Выбравшись из резиденции, Учиха старший галантно предложил Сакуре взять его под руку, а затем направился вслед шагающему немного впереди Ямато, удивленно улавливающему фрагменты их разговора: «... И я говорю — малыш, не стоит портить прическу Учихе-сенсею! И Саске тут же оказывается с ног до головы в ярко-розовой краске!»



В то же время, сам Саске, вышедший вместе со всеми, остался неподвижно стоять у дверей, прислушиваясь к взрыву хохота, донесшегося со стороны неспеша удаляющихся от него шиноби. Если бы только Сакура догадалась обернуться, то увидела бы, с какой тоской во взгляде наблюдал за ней Учиха. С другой стороны, если бы он только мог слышать, о чём они c Итачи в тот момент говорили... Но тогда это была бы уже совсем иная история!



Проводив долгим взглядом скрывающийся за поворотом розовый хвост, он резко развернулся и быстрым шагом, неразборчиво бормоча замысловатые проклятия, щедро приправленные отборнейшей нецензурной бранью, припустил в сторону своего дома, испытывая смешанные чувства по-поводу возвращения старшего брата а родную деревню. События, несомненно, долгожданного, но несколько омраченного захлестнувшей Саске ревностью.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 10 Oct 2012, 13:48

Пользователь Joahino Alban отсутствовал в базе форума Миката.



Jxtm понравились глава. На этот раз без критики, просто жду проду :*
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 16 Dec 2012, 21:28

Пользователь Joahino Alban отсутствовал в базе форума Миката.



Боже, видимо автор заморозил это произведение.

Вы бы отписались что ли.

Но я жду и надеюсь что выйдут еще главы к этому произведению

Самый популярный это ficbook.net

Туда тоже стоит выкладывать фанфики.

Мне очень нравится этот фф, и было бы очень жаль если вы его забросили :с
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 18 Mar 2013, 23:15

Пользователь Melamori_Blimm отсутствовал в базе форума Миката.



[center][b]Глава 13.[/b]

[i]Гордость, глупость, долг, игра.[/i][/center]





Трудно было себе даже вообразить радость Сакуры от возвращения в собственный дом. Причем на этот раз, к счастью, поток воспоминаний милостиво не сбивал девушку с ног.

Харуно казалось, что она никогда и не забывала того, что связывало её с этим местом. Конечно, атмосфера в доме кардинально изменилась: исчезли все небольшие детали, наполнявшие его раньше, оставляя определенное впечатление о своих обитателях. Будь то рамки с семейными фотографиями и снимками команды № 7, располагавшиеся на каминной полке, небольшое винное пятнышко, которое так и не удалось вывести со светлой плюшевой обивки дивана, или едва заметные чернильные узоры, еще в детстве старательно намалеванные Сакурой на стене возле спальни. Что совершенно не вызывало удивления, ведь этот дом являлся всего лишь копией сгоревшего оригинала. Но копией весьма искусной.

Расположение комнат, судя по всему, осталось прежним, так как у Харуно не возникало совершенно никаких проблем с поиском нужного ей помещения, будь то ванная комната, или спальня. У девушки появилось забавное ощущение, что кто-то пристроил ей в голову GPS-навигатор. Она отчетливо представляла себе маршруты, которые, передвигаясь по дому, необходимо было прокладывать для того, чтобы пробегая через гостиную не споткнуться о ножку дивана, или не врезаться в очередной коварный дверной проем — один из тех, что постоянно вставали у нее на пути.

Судя по всему, в помощниках у Ямато-тайчо состояли подруги детства Сакуры — Ино, Тен-Тен и Хината, поскольку вряд ли кто-либо ещё в деревне, кроме этой неугомонной троицы, так досконально мог воспроизвести все милые сердцу интерьеры жилища.



Вечером второго дня, блаженно проведенного Сакурой под собственной крышей, нежась на уютном диване в обнимку с книжкой после очередного утомительного рабочего дня в больнице, Харуно услышала ненавязчивый стук в дверь. Девушка неохотно вернулась к реальности из мира сражений, рыцарей и драконов, в который всегда погружалась, читая любимую книгу, лениво потянулась, не торопясь выпуталась из мягкого пледа и направилась открывать дверь.

— Добрый день, Итачи-сан. Пожалуйста, заходите, — улыбнулась она, пропуская старшего Учиху в гостиную.



***



Шли уже третьи сутки, проведенные Саске на тренировочном полигоне в стремительно терпящей крушение попытке "очистить свой разум и успокоить душу". Он покидал поле лишь дважды — для того, чтобы помыться и сменить одежду.

Первое посещение усадьбы прошло без каких-либо происшествий. А вот вечером второго дня на пути к дому он увидел направляющегося широким шагом в противоположную сторону Итачи с необъятных размеров рюкзаком за спиной, в который без труда могли бы поместиться походная палатка и пара спальных мешков заодно. Младший Учиха удивился, но не придал увиденному особого значения, продолжив путь с единственным не дающим покоя после многочасовой тренировки желанием — поскорее оказаться в душе! Недоброе предчувствие добралось до него только в тот момент, когда он начал одеваться, готовясь провести на полигоне еще одни трудовые сутки.

Заглянув в комнату напротив и не обнаружив там решительно ничего, Саске окончательно убедился в том, чьи именно вещи находились в рюкзаке Итачи.



Комната была тщательно прибрана, выстиранные простыни аккуратной стопкой возвышались на кровати. А на подоконнике лежала короткая, написанная убористым аккуратным почерком записка «Большое тебе спасибо за проявленное гостеприимство!» Эта издевательская благодарность окончательно переполнила чашу терпения Учихи и он, нацепив своё самое страшное выражение лица, полетел вымещать свою злость на доступных ему предметах, в порыве “нежности” значительно сократив запас непокалеченных боевых манекенов Конохи...



Большинство деревьев на поляне, которую на следующее утро избрал своей жертвой не в меру старательный шиноби, уже носили знаки отличия, полученные в неравной схватке с самим “Великим и Ужасным”. В данный момент нападению подвергалась ни в чем не повинная мишень, расположенная на одном из наименее пострадавших деревьев.



— Саске! — знакомый звонкий голос заставил Учиху оторваться от утыканной кунаями мишени, которую он заканчивал очищать для новой атаки.

— Сакура? Что... — впившиеся в него настойчивые мягкие губы куноичи не позволили Саске закончить вопрос.



Хотя изначально инициативу в свои руки взяла Сакура, шиноби, стряхнув с себя мимолетное удивление, моментально перехватил бразды правления в свои руки. Он настойчиво прижал Харуно к ближайшему дереву, по-прежнему не отрываясь от поцелуя. Девушка выражала явное одобрение, ловкими пальцами ласково перебирая его непослушные волосы, сильнее, чем обычно, торчащие в разные стороны на затылке. Поцелуй продолжался примерно десять минут, после чего Харуно игриво оттолкнула Саске и бегом устремилась в сторону деревни. На оклик шиноби она лишь обернулась, засмеялась и кокетливо погрозила ему пальцем, как бы предупреждая, что ему не стоит даже и думать о том, чтобы направиться за ней следом.



Простояв в оцепенении несколько секунд, ошеломленный Учиха вернулся к тренировке, молниеносными движениями машинально отправляя очередную партию кунаев в центр мишени.

Спустя примерно сорок минут безостановочного поединка с одним из манекенов, когда из головы Саске уже постепенно начали исчезать странные мысли о внезапном поцелуе, с трудом отложенные до возвращения домой и настойчиво вытесняемые разрабатываемым планом предстоящей тренировки, Учиха вновь услышал голос Сакуры. Только на этот раз звала девушка совсем не его...



— Итачи-сан! — раздалось в утренней тишине безмолвного леса. Голос доносился с излюбленной живущими в Конохе влюбленными парочками прогулочной дорожки, находящейся прямиком за забором, окружающим тренировочный полигон и наискосок пронизывающей весь лес.

Стоявший посреди дороги Итачи с улыбкой обернулся и раскрыл объятия идущей в его сторону девушке. Неожиданно, когда расстояние между ними сократилось до нескольких метров, Харуно хитро ухмыльнулась и с разбегу запрыгнула в объятия старшего Учихи, обвив ногами его талию.

Аккуратно придерживая руками спину девушки, шиноби повернул голову в ту сторону, где стоял его младший брат. Встретившись с ним взглядом, Итачи прижался губами к уху Сакуры и что-то быстро ей прошептал. Получив в ответ легкий одобрительный кивок, он еще крепче прижал девушку к себе и начал осыпать поцелуями её шею. Поднимаясь все выше, он наконец добрался и до её губ. В момент, когда Итачи прикоснулся к ним в первый раз, Харуно слегка отстранилась и что-то горячо зашептала. Ответив ей понимающей улыбкой, старший Учиха повернулся вполоборота, чтобы Саске мог видеть его спину и, соответственно, лицо Сакуры.

Вызывающе глядя Учихе-младшему в глаза, Харуно начала страстно целовать Итачи, быстрыми пальцами пробегая по его волосам, что буквально пару часов назад проделывала с самим Саске, который безмолвно стоя в данный момент за забором, был не в силах отвести своих распахнутых в немом изумлении полуночных глаз от агрессивно впившегося в него изумрудного взгляда Сакуры...



— Саске! Саске-теме! Да проснись ты уже! САСКЕ-ТЕМЕ! — лениво приоткрыв глаза, Учиха ничего не видящим взглядом уставился в глаза нависающему над ним другу, со свойственным ему рвением трясущего Саске за плечи, так и не переставая истошно орать. — Ты чего тут дрыхнешь? Итачи из дома что ли выгнал? — усмехнулся Наруто, даже не понимая, насколько он оказался близок к истинному положению вещей. При упоминании имени брата младший Учиха невольно вздрогнул.



[i]«Да ты уже напрочь рехнулся, Саске. Совсем крыша поехала!»[/i] — подумал он, вспоминая содержание своего "чудесного" сновидения. — [i]«Что за параноидальные бредни тебе сегодня снились?!»[/i]



— Ладно, не важно. Ты не забыл, что нам пора к Тсунаде-баачан? Или передумал уже? А то я всех ребят успел предупредить, чтобы дома сидели, — радостно осведомился Узумаки, окрыленный надеждой избавиться от последнего "оставшегося в живых" конкурента.

— Тебе-то зачем туда идти? Она ведь все равно никуда тебя не отпустит, — ухмыльнулся Учиха. Хотя он знал новую Хокаге совсем недолго, но уже с уверенностью мог сказать, что принятого однажды решения, даже с кунаем, приставленным к горлу, она никогда не изменит.

— Ну, попытка же не пытка! — улыбнулся Наруто. — Вдруг повезет?

— Не повезет, — злорадно ухмыльнулся Саске, неохотно поднимаясь с мягкой травы и уныло направляясь вслед за вприпрыжку ускакавшим к ожидающему его "светлому будущему" Узумаки. В тот момент Учиха даже сильнее, чем обычно, завидовал неубиваемому оптимизму Наруто, не покидавшему обладателя ни при каких обстоятельствах.



Но, к сожалению, боевой настрой и безоговорочная вера в свои силы, как и прочие приятные бонусы высокой самооценки, не всегда помогают добиться желаемого. Вот и на этот раз Наруто постигло тотальное разочарование.



После того, как на волне энтузиазма Узумаки первым заскочил в кабинет, единственным признаком того, что его существование вообще было замечено начальством, стал лишь холодный кивок, которым наградила его Хокаге.

В дальнейшем создалось впечатление, что Наруто и вовсе отсутствует в помещении, поскольку внимания на него обращали не больше, чем на пробегающего по стене муравья.



— Поздравляю, Саске. Как и ожидалось, интуиция у тебя работает вполне приемлемо. На самом деле, я как раз хотела видеть на этой миссии именно тебя, — поймав удивлённый взгляд Учихи, она решила пояснить. — Видишь ли, твой испытательный срок подошёл к концу, поэтому я решила, что настало время оказать тебе немного больше доверия.

Хотя, если подумать, что может быть важнее, чем воспитание будущего поколения? — хмыкнула она, — Если ты приспособился к подобной работе и она начала вызывать у тебя какие-либо эмоции, помимо отвращения и жажды убийства, я буду рада поручить миссию любому из ребят. Кроме Наруто, разумеется! — поспешно добавила она, заметив лихорадочный блеск в голубых глазах Узумаки.

— Что вы, Хокаге-сама! Я безмерно благодарен за предоставленную возможность оправдать ваше доверие. Буду счастлив отправиться на миссию! — мысль ещё хоть об одном дне, проведённом в персональном чистилище, наполненном визжащими, орущими, скачущими вокруг него малолетними спиногрызами наполняла Саске леденящим душу ужасом.

— Ну Тсунаде-баа...

— Все, Узумаки, ты меня достал! Выметайся отсюда, немедленно! — ощутив на себе недовольный взгляд Хокаге, Наруто в кои-то веки осознал, что привлекать внимание к своей персоне на этот раз все же не стоило... — Иди тренируйся, поглощай в нечеловеческих количествах свой обожаемый рамен и не смей доводить Хинату. Это и будет твоей миссией на ближайшие полгода. Ранг "А", так что будь так любезен, не облажайся! — рявкнула она, — В случае провала наказание, можешь мне поверить, будет пострашнее, чем вражеский кунай, застрявший в правой ягодице! — оскалилась Хокаге, с трудом сдерживаясь от смеха при виде того, во что превратилась физиономия Наруто, побагровевшая от стыда при упоминании позорного "ранения", полученного им на последней миссии.

Пробормотав что-то, имевшее равные шансы оказаться что извинением, что прощанием, что проклятием, окончательно униженный Узумаки апельсиновым торнадо вылетел из кабинета.



Поймав на себе крайне заинтересованный взгляд Тсунаде, Учиха моментально начал подозревать какой-то подвох. Но то, что затем произнесла Хокаге, напрочь выбило его из колеи. Появилось ощущение, что кто-то забрался к нему в голову, изучил все мелькавшие в ней за последние пару дней тревожившие его мысли и теперь вываливает на него их квинтэссенцию.



— Знаешь, Саске, я почему-то была абсолютно уверена, что сегодня придешь именно ты. Мне кажется, что с момента возвращения Итачи ты просто места себе не находишь, не так ли? — поскольку вопрос явно был риторическим, ответа на него не последовало, что заставило Тсунаде невольно улыбнуться, ведь если бы ей взбрело в голову завести подобный разговор с Наруто, сейчас пришлось бы выслушивать подробнейший отчет о душевном состоянии Узумаки. Причем не за упомянутые несколько дней, а как минимум за несколько месяцев... — Что, не терпится доказать ему, что ты тоже чего-то стоишь? — как ни в чем ни бывало ехидно продолжила она.

— Нет, Хокаге-сама, — ледяным тоном отчеканил Учиха.

— Значит, ей... — с улыбкой заключила Пятая. Несмотря на убийственный взгляд, которым непрерывно прожигал её Саске, он промолчал, продолжая неподвижно, вытянувшись в струнку, возвышаться над её столом с самым осуждающим выражением лица, на которое только был способен.

— Ладно, детишки, разбирайтесь в своей песочнице без меня. В конце-концов, пока ситуация у вас не докатилась до активного применения шарингана, или хотя бы до истеричного метания друг в дружку кунаев, сюрикенов, чидори и тому подобной пакости, меня ваши дела касаться не должны, — махнула рукой Хокаге. — Суть миссии тебе растолкует Шикамару, а я и так потратила на вас, балбесов, большую часть утра. Теперь настало время хоть немного поработать, — от Саске не укрылся полный предвкушения взгляд Тсунаде, любовно метнувшийся к верхнему ящику стола, где у неё, как все давно прекрасно знали, всегда была припасена бутылочка - другая нежно любимого ею саке.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 30 Mar 2013, 01:37

Пользователь Abecuno-chan отсутствовал в базе форума Миката.



*-*

ПРОДАААААА!!!! ДОЖДАЛАААААСЬ

Мне понравилось. Я почти поверила во, что сон Саске - реальность о.о

Жаль, что мало :с

Надеюсь на продолжение без задержки^^

Удачи вам ;3
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06


Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest

cron
Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php