Фанфики Герды.

A humongous, unordered mess

Unread postby **Архив** » 12 Jan 2011, 16:32

Пользователь Tedien отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуй Герда,



С самого начала слежу за твоим новым фанфиком. Но комментировать не спешила, так как не имела полного мнения.

Первая часть постоянно вызывала у меня чувство, что чего - то в фанфике не хватает. Было ощущение, что там все бежит. Врят ли я смогу объяснить что чувствовала, так что не буду путать тебя.

Но в основном меня радовала интересная идея и сюжет.



Сегодня прочитала начало второй части. И была очень сильно довольна! Читая в этот раз, я была полностью удовлетворена. Не было никаких странных эмоций, только удовлетворение от интересного чтения. Мне показалось, что эта глава у тебя получилась лучше предыдущих.



Очень тронул момент, когда Сакура разрыдалась и ее обнял Хаширама. Красивый момент.



И меня совсем не смущает пейринг. Если честно, то мне давно нравится пейринг Мадара/Сакура, но слишком мало хороших фанфиков про них я встречала.

Могу сказать, что меня покорил один фанфик с этой парой. Называется "Я ненавижу тебя". Может быть, ты читала?

Но теперь с ним на полочке стоит и твой фанфик. Я с нетерпением жду продолжения.

Огромное спасибо тебе и Лёле - чан за огромную работу)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 25 Jan 2011, 16:02

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Внимание!![/b] Просьба обратить внимание на то, что имя младшего брата Мадары изменено с [i]Лаи[/i] на [i]Изуна[/i], так как оно канонично.



1,1

[b]

Воздушный змей.[/b]



Всё было плохо. Хуже, чем он мог представить, когда думал об этом. Он знал — Тахашинигава уже открыл на него охоту и спустил с цепи своих лучших псов, но так же знал, что тот предпочтёт прикончить его собственноручно, что опять же большего энтузиазма не внушало.



Бесило поведение Хаширамы, который видно думал, что раз уж они сражались по одну сторону, и он видел кончину его сестры, то всё прошлое таковым и осталось, и прислал ему приглашение на похороны Дивы Сенджу. Когда Мадара получил его, ему многого стоило, чтобы не разнести половину поместья и не прибить Вильгельма, которому опять выпала радость доставить столь ”желанную” открытку.



Сейчас он разбирал документы в кабинете отца. А он и не знал — бывший Глава был редкостным лентяем. Неудивительно, что клан пришёл в упадок. Ну, ничего, он поставит его на ноги.



Положив все документы, которые нуждались в повторном просмотре, на край стола и, приготовив те, что можно было выкинуть, он вышел из кабинета и медленно побрёл по коридору. Невесёлые мысли никак не хотели оставлять его. А на похороны Дивы он всё равно попадёт, так как они в один день с похоронами его отца. Вот ирония.



Этой ночью, чтобы хоть как-то отвлечь себя от неприятных для него мыслей, он решил посетить запретную секцию местной библиотеки. Один. Без Сакуры. И… не нашёл ничего стоящего. Совсем. Ничего. Пустота. Будто кто-то специально пришёл туда и расчистил всё, чтобы ему не досталось. Кстати, это тоже могло стать возможным.



Сейчас он не знал, что ему делать и куда идти. Всё это казалось каким-то безумием! Да и Юкия, недавно буквально приползшая к нему на коленях, молящая, чтобы он не выгонял её, чего Мадара не сделал бы в любом случае. Эта женщина принадлежала его отцу, была его мачехой, и он не мог просто взять и выкинуть её из поместья на улицу, даже если бы ему этого очень хотелось. Однако, держать нахлебников он не собирался. И теперь в обязанности Юкии вошло полное управление кухней поместья, а так же почта и прочие бумаги, так как она разбиралась в этом намного лучше всех остальных, так как не раз помогала его отцу с этим.



Так называемая ”коронация” должна была пройти после похорон его отца, но была одна проблема… Невеста. Он не мог стать главой клана, не имея супруги. Через два дня ему исполнится семнадцать и придётся в связи ещё и с этим найти её. Он никогда не задумывался над тем, кого бы хотел видеть на месте своей супруги. Какой бы хотел её видеть. Сейчас же думы о подобном ему казались просто смехотворными. Однако, это ничего не меняло. И он несознательно начал приглядываться ко всем девушкам.



Мадара усмехнулся. Всё, что у него есть, так это безмозглые фанатки, бесполезно галдящие при каждом его появлении на горизонте. Хотя можно было бы принудить кого-нибудь из стоящего клана. Сенджу отпадали сразу же. Яманака? Ну, да, их девушки были достаточно красивы и сильны, но в голове вечно гулял ветер. Хьюго? Не хватало ему только ещё одной помеси. Он не хотел, чтобы его дети уродились трёхглазыми, или чего хуже — дураками. Акимичи? О, да, женщины этого клана славились своими размерами… Нара? Они были отличными стратегами, но он не хотел, чтобы ему приходилось каждый раз будить её. Да и с этими кланами у Учиха были не очень хорошие отношения. Говорят, что за горами есть ещё несколько кланов. Один недавно основанный — Харуно вроде, и Собаку но — этот клан был довольно древним. Но если о первых он не знал ничего, так как информация о них ещё не дошла до селения, то о вторых знал, что они были очень эмоциональны, а это в его клане не приветствовалось.



Он шёл между домами, когда услышал странный хруст и замер прислушиваясь. Мадара активировал шаринган и напрягся. Тахашинигава не заставил себя долго ждать… Брюнет быстро подошёл к углу и прислонился к нему, вслушиваясь в вибрации стены. Да, так и есть. Уже через секунду ему пришлось уклоняться от лески чакры, которая задень его, прицепилась бы — не отлепишь. Увернувшись от метко пущенных кунаев, Мадара замер на месте, высматривая своих противников. С помощью шарингана это не казалось сложным. Видимо поняв, что их обнаружили, они решили выступить с длинной проникновенной речью, чтобы хоть как-то отвлечь его.



— Видишь ли, Мадара, мы ничего не имеем против тебя, — начал один из них. Его голос был достаточно молод. Мадара не очень тесно общался со своими ровесниками из клана, да он вообще не часто бывал здесь, в основном он пропадал то на миссиях, то на тренировках. Из этого он смог сделать вывод, что сам Тахашинигава не явился, иначе говорил бы он, но его решение было тут же опровергнуто, когда сам громила выступил вперёд.



— Да, малыш, они не имеют ничего против тебя. Вот только считают, что я в роли Главы буду смотреться лучше. Так что если не хочешь, чтобы твою жёлтую цыплячью шейку свернули раньше времени, уступи старшим, — без особого выражения пробасил Тахашинигава. Несмотря на свои габариты, его нельзя было назвать неповоротливым или тупым. Тахашинигава сам по себе был достойным противником, это Мадара прекрасно понимал, как и то, что если он прихватил с собой человек десять, то один он вряд ли справится. Мадара не был Сенджу ни капли, даже не смотря на то, что таковая кровь в нём всё же текла, так что удар в спину его ничуть не отвращал, и он предпочитал наносить его даже не собственными руками. В его клане было много больше людей, которые пошли бы за ним против Тахашинигавы, но у него не было времени, чтобы подумать об этом, хотя он прекрасно понимал, что нападения ожидать стоило, и теперь по своей же оплошности зря рисковал собственной жизнью.



Прикинув про себя все пути отступления, и придя к неутешительным выводам, Мадара решил вступить в разговор, чтобы потянуть время.



— А не боишься, Тахашинигава, — Мадара фыркнул. Он никогда не признавал длинные фильдеперсовые имена. — Ведь если я вдруг пропаду, то подозрение падёт именно на тебя, так как ты единственный был недоволен моей кандидатурой.



— А кто пойдёт против меня?! — загоготал громила. — Я буду один, кому по силам будет возглавлять клан. Твой отец не справлялся, почему ты думаешь, что справишься ты?!



— А это уже не твоё дело. — Последний раз прикинув все возможные варианты нападения, Мадара решил атаковать первым, так как потом ему вряд ли дадут такую возможность. Быстро вытащив кунаи из кармана, брюнет запустил их в Тахашинигаву и запрыгнул на крышу. Однако дальше атаковать ему не дали. На ниндзя, напавшего на него, была маска, и поэтому Мадара не знал, из его ли клана он был. Но тот продемонстрировал неплохие бесполезные познания в тайдзюцу и пока выделывал немыслимые выкрутасы и пытался его запугать, был сметён простым и крепким кулаком в челюсть. Отделавшись ещё от двух вражеских ниндзя, Мадара огляделся и понял, что проиграл. Пока он отвлекался на ”мясо”, его окружили.



— А теперь ты что думаешь, малыш? — рябое лицо Тахашинигавы пересекла отвратительная ухмылка.

Мадара скривился. Так его называл только он, и это всегда его бесило, но из уважения, когда он был младше, Учиха никогда ничего не говорил. Но тогда он и был всего лишь малышом, глупым и наивным, сейчас же это коробило. Мадара достиг достаточно многого, чтобы, огрызаясь на подобное, быть полностью прав. Однако, он промолчал. Слова сейчас были излишни. Его окружили около десяти молодых Учих, во главе которого стаял далеко не второсортный ниндзя. Всё было спланировано. У него не было шансов с самого начала. А он даже оружия-то толком с собой не взял, пара кунаев не в счёт. Чертыхнувшись, Мадара пообещал себе, что больше никогда не проявит столь глупую несобранность, если, конечно, выживет. Как глупо ему умереть так, от рук своей же семьи. Отвратительно.



В прорезях масок горели красные глаза, может не такие сильные, как у него, но это тоже были шаринганы, так что просто игнорировать это было нельзя. В который раз подсчитав все свои итак не большие шансы, Мадара решил, что эту битву можно проиграть или просто ретироваться пока не поздно, и со скоростью молнии оказался около одного из ниндзя свернул ему шею, тем самым временно нарушив клещи, в которые его взяли и, активировав пока ещё незаконченный манкегью, с помощь которого навёл на всех иллюзию, будто просто растворился. Пока его родственники вертели головами по сторонам, он спрыгнул с крыши и побежал вдоль стен. Район его клана уже почти закончился, и он должен был выйти на оживлённую улицу, когда что-то неожиданно укололо его в шею. Мадара застыл на месте и медленно поднял руку. Игла. В его шею была воткнута игла.



— Ты проиграл, малыш… — Мадара обернулся на голос. Там, прислонившись к стене, стоял Тахашинигава. Он не казался довольным, на его лице не было ликования. Оно вообще ничего не выражало. Брюнет почувствовал, как у него помутилось сознание, а колени затряслись. Стало жарко. — Тебе интересно, что это? — безразлично продолжил Тахашинигава. — О, да, ты, наверное, уже догадался — это яд. Самый действенный из ядов и самый неизученный… От него нет противоядия. Но сама его прелесть в том, что никто не сможет доказать, даже самый искусный медик, что ты был отравлен. Твоя смерть будет выглядеть, как натуральная. У тебя просто сократятся лёгкие. Не беспокойся, ты не будешь долго мучаться, максимум три-четыре часа одышки и крови. Все подумают, что ты был болен туберкулёзом и тщательно скрывал это. Ведь все знают, какой ты любитель крови… и какой ты прекрасный актёр, когда хочешь. Да, пожалуй, это будет выглядеть немного подозрительно, но я всегда могу сказать, что знал о твоей болезни и именно поэтому был возмущён таким решением старейшин и лишь хотел уберечь тебя от совсем нежелательных стрессов. — Тахашинигава хрипло рассмеялся и, махнув на прощанье рукой, развернулся и медленной, ленивой походкой побрёл прочь, оставив Мадару задыхаться в кровавом кашле.



Прислонившись к стене спиной, парень поднёс к глазам ладонь, которой только что закрывал рот, на ней была кровь. Было такое ощущение, что лёгкие вдруг отяжелели, стали лишним балластом, который непременно должен быть извлечён. Его мозг работал медленно и полностью осмыслить слава Тахашинигавы он смог только через минут пять. Он не знал, что делать. Чёрт возьми, он умирал и не знал, что с этим делать! План по собственному спасению, не смотря на барабанную дробь в голове, созрел тут же. Пожалуй, это был его последний шанс.



~ * ~



Сакура читала очень интересную книгу о биджу, которую унесла из запретной секции местной библиотеки, когда кто-то стал долбиться в дверь. Её квартирантка после инцидента с Учиха от неё съехала и брать за месяц стала больше, но её не выселила, что было уже хорошо.



Отложив книгу и потянувшись, девушка осторожно подошла к двери, держа наготове отравленные иглы. Дверь опять содрогнулась от сильного удара.



— Кто там?



— Это я, — послышался с той стороны глухой ответ.



— Мадара? — удивлённо спросила девушка и приоткрыла дверь. Всё так же держа наготове отравленные иглы. Ей вдруг стало страшно. Страшно, что Сая не сдержала своего обещания и проболталась, страшно, что он смог догадаться, что это она расчистила запретную секцию библиотеки. Страшно, из-за того, что она больше не нужна ему…

Но Мадара пришёл к ней явно не из-за всего этого.



— О боже… — выдохнула она и, забыв про всю свою осторожность, распахнула дверь и, не глядя, положив иглы на тумбочку, подхватила еле стоящего на ногах парня. — Что, чёрт возьми, случилось?!

Парень неожиданно оказался очень тяжелым, и она чуть было сама не рухнула на пол. Позволив ему полностью облокотиться на себя, она затащила его в дом и, усадив на кресло, стала осматривать, и тут Мадара зашёлся в диком кровавом кашле.



— Да что это! — выдохнула девушка. Преодолев кашель, Мадара поднял отяжелевшую руку и показал ей отравленную иглу. Сразу же поняв его, девушка выхватила её и поднесла к носу. — Чёрт-чёрт-чёрт! Сколько? — она схватила его за плечи и встряхнула. — Сколько?!



— Час... — прохрипел он в ответ, и перед глазами всё окончательно потемнело.

Чертыхнувшись, девушка подхватила его подмышками и перетащила на пол. Разорвав с помощью чакры его рубашку, девушка провела светящимися зелёным светом пальцами от окровавленного подбородка до груди. Парень застонал и опять закашлялся, забрызгав руки Сакуры кровью. Он стал захлёбываться. Зарычав, девушка перевернула его на спину и, положив одну руку на затылок, а вторую в районе лопаток направила свою жизненную энергию вперемешку с чакрой в ладони. Засветившись голубым светом и затрещав, подобно чидори, свечение постепенно стало темнеть, а потом и вовсе чернеть.



— Ну и дрянь! — фыркнула она, с трудом сдерживаясь, чтобы не отдёрнуть руки. — Кто тебя так? — ответа не последовало. — Мадара! Я тебя, кажется, спрашиваю! Говори! Тебе нельзя спать!



— Тахашинигава… — парню показалось, будто с каждой буквой в его горло впивалось всё больше нещадных коготков. Во рту был противный привкус рвоты и крови, клонило в сон.



— Хорошо-о… — протянула Сакура, которая была сейчас сосредоточена только на выведении из организма смертельного яда. — То есть пло-охо…



— Замолчи, — прохрипел Мадара. Девушка нахмурилась, а потом, ухмыльнувшись, пустила в руки вдвое больше чакры. Брюнет зашипел. — Прекрати сейчас же!



— Ага, чтобы ты здесь улёгся баиньки? Ну, нет, дорогуша, мне не нужен труп в доме!

Мадара тихо усмехнулся. Труп! И кто?! Он! Брюнет про себя поражался этой девушке. Ну, как она могла быть такой сильной, умной и в то же время до безобразия наивной одновременно? Как она вообще умудрилась выжить в этом жестоком мире?



— Вроде всё… — неуверенно сказала Сакура, и свет нам её руках померк. Брезгливо стряхнув чёрную жидкость, приставшую к ладоням, девушка встала. — На диван переберёшься сам, — кинула она и, поморщившись при взгляде на тёмные пятна на коже, поспешила в ванну.



~ * ~



Краники всё никак не хотели поддаваться, а руки тряслись. На её лбу выступила испарина, а взгляд потерял осмысленность. Дьявол! Она и правда испугалась за него! Она никогда не видела Мадару в таком состоянии. Всегда он был лучше всех, а тут… Он был беспомощен… Он, чёрт возьми, умирал! Ещё бы чуть-чуть. Опоздай он на минут пять и всё…. Даже она бы не смогла с этим ничего сделать. Он бы, при вмешательстве с её стороны, просто умер у неё на руках ещё быстрее. Она была уверена, что в этом времени этот яд был бы смертельным и наверняка Мадара знал об этом. Теперь ей придётся выдумать правдоподобную байку о его чудо-спасении.

Краники, наконец, поддались. Тщательно вымыв руки, девушка сполоснула лицо и подняла взгляд на зеркало. Оттуда на неё смотрела большими печальными глазами совсем незнакомая ей девушка. Её отражение казалось таким далёким и неестественным, будто нарисованное кистью бездушного художника. Девушка печально улыбнулась. Ей почему-то вспомнился Сай.



— Мадара Учиха, ты невероятно везучий человек… — прошептала она, заворожено следя за движением собственных бледных губ в отражении. — Чтобы спасти твою задницу, даже в прошлое посылают… — девушка вздрогнула. Она впервые вслух призналась, что она находится в прошлом. Помотав головой и выключив воду, девушка поспешила обратно в комнату. Ей следовало спрятать книгу, которую она читала. Не дай Бог Мадара заметит её!

В комнате она застала спящего на диване Мадару. Парень был бледным, под глазами залегли тёмные тени и, если бы его грудная клетка не еле заметно вздымалась, можно бы было принять его за мертвеца.

Девушка, не теряя парня из виду, подошла к креслу, где и оставила книгу и быстро сунула её под плед. Глубоко вздохнув, девушка подошла к дивану и наклонилась, вглядываясь в столь знакомое лицо.



— Нет, Изуна всё-таки похож на Саске больше… — прошептала она и уже собиралась подняться, как Мадара резко распахнул глаза, а она уже в следующую секунду оказалась лежащей сверху на нём. Сакура почувствовала сильную боль в районе своих скудных трицепсов и сжала зубы, чтобы не застонать.



— Что ты делаешь? — зашипела она. — Отпусти меня!



— Кто Саске? — взгляд Мадары был тяжёлым и бездонным. Он будто пытался прочесть её. Сакура напряглась. А ведь он мог прочесть её мысли. Чёрт возьми! Девушка попыталась вырваться, но хватка Мадары, не смотря на то, что он только что буквально вернулся с того света, была железной.



— Какая разница? — прошептала девушка, про себя крутя детскую считалочку. Она чувствовала, как что-то тёмное, мерзкое и липкое вторгается в её сознание, заволакивает её и детская считалочка, будто ломается на слоги, потом на буквы, а потом и вовсе исчезает… — Прекрати сейчас же!



Мадара ухмыльнулся и прикрыл глаза, но её не отпустил. А девушка была рада и этому, чёрный туман в её голове отступил, оставив после себя лёгкое головокружение.



— Я зашёл слишком далеко? — спросил парень.



— Зашёл слишком далеко? — удивлённо повторила девушка. — Мадара, ты головой вниз с деревьев часто падал?! Я тебе только что жизнь спасла, а ты мне в голову залез, зараза! — возмутилась она. — Отпусти меня! — она попыталась вырваться, но парень, вместо того чтобы отпустить её, притянул ещё ближе, так, что девушке пришлось почти лечь на него.



— Ты глухой?! — взвизгнула девушка и попыталась рукой разжать пальцы Мадары, будто клещом вцепившиеся в неё.



— Нет, но если ты и дальше будешь так орать, то стану… — ответил брюнет и приобняв её за талию, откинул голову на подлокотник. Глаза его были по-прежнему закрыты. Девушка замолкла, подавившись собственным возмущением. Сделав ещё одну попытку вырваться, она решила пустить всё на самотёк. Всё равно бы он её так просто не отпустил.

Прошло пара минут. Ничего не менялось. Грудь Мадары равномерно вздымалась, а глаза под веками не шевелились.



— Эй, ты спишь, что ли? — тихо спросила девушка. Ответа не последовало. Сакура попыталась отстраниться, но Мадара до сих пор крепко держал её. Застонав, она сдалась и опустила голову ему на грудь. — Ну, что за болван…



Парень ухмыльнулся и, подняв руку, зарылся пальцами в розовые волосы девушки. Сакура тут же напряглась. Подождав немного, но рука никуда не делась, девушка резко подняла голову и уставилась возмущённым взглядом в лицо ухмыляющегося парня.



— Ты мне уже надоел! — зарычала она, на что он только мило улыбнулся, что было совсем ему не характерно, однако глаза его остались всё такими же чёрными и холодными. — А ты уверен, что тебе ещё ничего не кололи? А то ты себя очень странно ведёшь…



— Находиться в одном помещении с Таким Мадарой было ещё страшнее и безумнее чем с Мадарой, жаждущим крови. Тогда от него хотя бы понятно чего было ожидать, сейчас же он казался абсолютно спятившим и от этого ещё более непредсказуемым, чем в здравом уме. Учиха, видимо решивший довести девушку до инфаркта, резко дёрнул её на себя, от чего они столкнулись носами и быстро, настолько, что она на мгновенье подумала, что ей это просто показалось, прикоснулся губами к её губам и отпрянул, с интересом вглядываясь в её лицо.



Они смотрели друг другу в глаза пару секунд и, когда Сакура, наконец, пришла в себя и почувствовала, что её отпустили, тут же вскочила, нервно провела дрожащей рукой по волосам и отвернулась, не желая видеть безразличие на лице Мадары. Будто ничего и не было. Он опять стал всё тем же ублюдистым-гениальным-придурком-который-свихнулся-совсем-и-нуждается-в-срочном-посещении-психиатра. Девушка глубоко вздохнула, пытаясь унять расшалившиеся нервы. Она уже собиралась обернуться и наорать на него, когда из-за спины послышался спокойный, немного тягучий голос.



— Нападение Тахашинигавы открыло мне глаза. Сегодня он не смог убить меня, но это не значит, что ему это не удастся в следующий раз. В принципе, ему-то это точно не удастся, первое, что я сделаю, когда отосплюсь, так это прикончу его, но кто-нибудь другой… — он замолчал. Послышался скрип пружин. — Мне нужны союзники, — Сакура вздрогнула, — Мадара стоял прямо за ней, его голос был тихим и низким, — но не обернулась. — Но я не могу доверять кому-либо, — это заявление было хуже пощёчины, девушка резко обернулась и, уперевшись горящим взглядом в голую грудь Мадары, покраснела и отвела взгляд.



— А то, что я только что спасла тебе жизнь, это ничего, да? — мрачно спросила она и шарахнулась в сторону, когда опять почувствовала, как Мадара дотронулся до её руки.



— Я пока недостаточно уверен в тебе… — усмехнувшись, ответил парень. — Но раз уж ты мне помогла, то я, пожалуй, поделюсь с тобой своей задумкой.… Знаешь такую поговорку: «Если хочешь, чтобы всё было сделано правильно, то делай это сам»? — он опять вернулся дивану и уселся на него. Сакура, настороженно поглядывая на него присела напротив в кресло. Дождавшись кивка, Мадара продолжил: — Как тебе имя Тоби*?



— Тоби? — переспросила девушка и сразу же сжала губы в тонкую полоску, чтобы не захихикать как припадочная или не завыть в голос. Если бы Мадара не был таким истощённым или хотя бы не хотел так сильно спать, он бы обратил на состояние девушки больше внимания, но удача явно сегодня была не на его стороне. — А-а… а почему Тоби?



— Потому что тупее имени я ещё не слышал.… Но суть не в этом, — парень с трудом подавил зевок. Ему и, правда, следовало хорошенько выспаться. — Я хочу вывести этого самого Тоби в люди. Взять его из ниоткуда и приставить к самому себе…



— Извини, что прерываю, но я правильно тебя поняла, ты хочешь быть этим Тоби сам или у тебя есть кто-то на примете? — Девушка сдерживалась, чтобы её голос не дрожал от кое-как сдерживаемого смеха.



— Я всегда знал, что твоя хорошенькая головка создана не только для волос… — на этот раз он не смог сдержаться и зевнул. Девушка фыркнула.



— Но на черта тебе это нужно? И как ты это провернешь, не можешь же ты быть в двух местах сразу!

Мадара смерил её многозначительным взглядом, из-за которого Сакура почувствовала себя полной дурой.



— Ладно, не важно… — она отвела взгляд. — А что на счёт Врат?



— Мне нужно кое-что посмотреть, но если тебе будет интересно, то я уже знаю, как буду открывать первые двое врат.



— Да-а, и как же? — язвительно спросила она. — Насколько я помню, последний раз мы тренировались почти месяц назад!



Видимо, то, что она спрашивала, было недостойно особого внимания и, тем более, ответа, потому что Мадара просто улёгся на её диване и, отвернулся. Девушка закатила глаза. Ну, красота, что ещё можно сказать. Немного посидев на кресле и до конца удостоверившись, что Мадара спит, она встала и, достав тёплый плед, накрыла им парня, не удержавшись, провела рукой по жёстким чёрным волосам.



— Ну, надо же, — она усмехнулась. — Тоби, как ты интересно появился…



[i]Тоби* — Воздушный змей. Имя в Японии считается таким же, как и наш Иван-дурак, настолько бестолковое, что им называю только родители, у которых совсем нет фантазии. (Не в обиду всем Иванам. Мне это имя, например, очень даже нравится!)[/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 25 Jan 2011, 22:19

Пользователь Нэ АдЭкВаТнЫй ПсИхЕ отсутствовал в базе форума Миката.



КЛАСС! ОТЛИЧНО! СУПЕРСКИ! ГЕНИАЛЬНО! Ну наконец-то я дождалась мою любимую пару.... Ммм.... :kavai: И хде ты только муз берешь? В пункте сдачи и приёма??? :shock: Можешь и мне подкинуть???

Тэк-с, по поводу фика:

1. Есть ошибочки...Мдя.... Бэточке нужно постараться и исправить все недочёты.... А то кто же слова автора с тире начинает?? М? :beer:

2. Лучше *Ретроспективу* отмечать не словами, а шрифтом. Так красивей, а главное понятней! А то не хотелось бы из такого прелестного фанфика делать игру "Что? Где? Когда?")))

3. Не забываем писать название творения, а то можно запутаться...

4. Мало описаний... Мало и всё. Может это я такая бука, но мне не хватает...

5. Хм..... Мне так кажется, или есть небольшой ОСС Сакуры??? Я в этом деле не профессионал, так что...

Оценка: 9 из 10

Теперь по поводу фанфика "Всё будет хорошо"... Ай-ай-ай, Лёля-чан, что же за начало такое: буква н с запятой??? :cool: Или у меня опять проблемы со зрением?..[quote]н, а позже собирался воплотить в жизнь уже давно задуманный план, немного подправленный, но, тем не менее, невообразимо старый.[/quote] А в целом, очень даже мило))) От Хинаты я такого не ожидала... Тут точно ОСС. Вот только смутила невеста Гаары... Шо за мымра??? Откуда будет? :cool:

Оценка: 8 из 10

Ждём новых творений! Надеюсь ты на меня не обиделась))) Да прибудет с тобой фантазия!
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 28 Jan 2011, 01:28

Пользователь SilenaNight отсутствовал в базе форума Миката.



прекрасная работа.Подобной идеи я ещё не встречала и это очень радует.Особенно затрагивает тот факт что в пару Сакуре выбран Мадара!о да!Это очень интригует)))

хотелось бы прочитать продолжение)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Ри-тян (архив) » 28 Jan 2011, 15:57

Весело,если честно то до вашей работы я фанфиков по Сакура\Мадара вообще не встречала)

Очень у вас мне нравится то,что в конце каждой главы\части есть пояснения,это довольно таки облегчает понимание.

В общем я с нетерпением буду ждать продолжения,надеюсь на вашу бету и вашу фантазию)
User avatar
Ри-тян (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 01 Feb 2011, 18:23

Пользователь Mi_sa отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуй много уважаемая [i][b]Герда[/b][/i]. :cool:



Твой фанфик просто великолепны. Никогда ещё не читала ничего подобного... В тебе и вправду есть талант писателя!!!

Очень нравится в твоем описании пара: Сакура Харуно и Мадара Учиха:shock:



[quote]прикоснулся губами к её губам и отпрянул, с интересом вглядываясь в её лицо.[/quote]

ну наконец-то :kavai:



[quote]Тоби*[/quote]

Да, Мадара очень оригинальный... :beer:



Были некоторые ошибочки, но это ничего! :cool:

НАДЕЮСЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ БУДЕТ СКОРО! :(

Удачи, а главное вдохнавления в написании :pink:



[b]С уважением [i]Mi_sa[/i][/b] :pink:
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 07 Feb 2011, 19:28

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]1,2



[i]Тот человек, которого бы я могла полюбить… [/i][/b]



Уже давно стемнело, но Тахашинигава никак не мог заставить себя зайти в поместье. Его одолевала ностальгия. Всё ему напоминало о Мадаре Учиха. Впервые он испытывал подобное, потому это ужасно раздражало, и как бороться с этим он не знал. Постоянная мысль о том, что с этим отпрыском бывшего непутёвого главы покончено, не могла утешить его, и он даже на мгновенье испугался, что жалеет о содеянном. С этим определённо нужно было что-то сделать и чем быстрее, тем лучше. Достав из заднего кармана немного помятую сигарету, Тахашинигава зажёг её щелчком пальцев и глубоко затянулся. Кажется, стало легче. Нежеланные мысли медленно, будто нехотя, выветрились из его головы вместе с табачным дымом. Ещё раз глубоко затянувшись, Тахашинигава прислонился к стене дома и прикрыл глаза. Да, определённо стало легче…



— Есть сигаретка? — нахально вырвал его из блаженства писклявый голос. Тахашинигава распахнул глаза и злобно уставился на неизвестного ему ниндзя, на лицо которого была напялена причудливая разноцветная маска в цветочек, пересекаемая поперёк радугой. Сам человек выглядел чудаковато. Кунаи, коим место было в хорошо замаскированных карманах, висели у него на шее. Безразмерные штаны длиной по щиколотку, будто девичья юбка развивались на сквозняке, скользящим вдоль домов. А полуистоптанные дзори, которым на глаз можно было дать лет эдак сто-двести, не внушали ничего, кроме отвращения. Тем не менее, человек держался очень уверенно и нагло. Тахашинигава буквально чувствовал, как губы незнакомца растягиваются в противной ухмылке.



— Это территория клана Учиха. Убирайся отсюда, пока я не применил силу, — устало сказал Тахашинигава и опять затянулся. Ему не хотелось разбираться со всякой швалью, и он надеялся, что при таком приёме незнакомец решит мудро капитулировать, чего не произошло. Вместо этого тот прислонился к стене противоположного дома и, поигрывая одним из кунаев, которые были навешаны на манер какого-то замысловатого украшения у него на шее, заговорил противным, тягучим голосом, от звука которого у Тахашинигавы разболелись зубы.



— Между прочим, это территория не принадлежит конкретно клану Учиха. Может вы здесь с местными жителями и разделили её на таковую, для меня это не считается. Так что я могу находиться здесь сколько захочу, — Тахашинигава, зло сверкнув глазами на незнакомца, сожалеющее посмотрел на недокуренную сигарету и, отбросив её, собрался хорошенько врезать по упрятанной за дурацкой маской дурной голове, когда тот опять заговорил более низким и приятным голосом. Знакомым до дрожи. — Впрочем, неважно. Я здесь не за этим, — всё так же поигрывая кунаем, говорил он. За прорезями в маске для глаз сверкнули красные глаза, а Тахашинигве вдруг стало не по себе. Он знал этот голос. — Ты, наверное, хочешь знать для чего я здесь, Тахашинигава? — мужчина, не дожидаясь продолжения, рванул вперёд и врезал кулаком, заряженным чакрой в то место, где только секунду назад была голова незнакомца. Мурашки побежали по его спине. Такого расклада он никак не ожидал.



— Я здесь, чтобы убить тебя, Тахашинигава, — прошипели ему на ухо, и уже в следующее мгновенье он получил сильный удар в спину, врезавшись в стену, быстро развернулся и… никого не увидел.



— Что за чёрт! — рыкнул он сквозь зубы, сканируя стены домов и небо шаринганом. Ничего. Всё было чисто. Не было даже намёка на чьё-то недавнее присутствие. Повертев головой ещё несколько минут, Тахашинигава решил, что лучше вернуться в поместье. Выйдя с узкой дороги между домами, он побрёл к своему дому, нервно оглядываясь по сторонам. Свет не горел ни в одном окне. Это его беспокоило. Да, было поздно, но не могли же уже все спать, тем более Учиха ночной народ... Ускорив шаг, Тахашинигава оказался у порога своего поместья очень скоро. Рванув на себя дверь, он ворвался в холл. Там было пусто.



— Иямэ! Римм! — позвал он. Эхо, вернувшееся к нему, заставило его занервничать. Дом казался пустым. Безжизненным. — Иямэ! Чёрт! — взбежав по ступенькам на второй этаж, он ворвался в спальню. Его жены не было, а кровать заправлена. Следующая комната по счёту была комната его сына. Там было то же самое. В лунном свете тени казались ещё более зловещими и, больше не в силах смотреть на пустую комнату, Тахашинигава захлопнул дверь, прислонившись к ней спиной. Стоило всё обдумать.



Так. Великолепно. Нездоровый на голову маньяк, экипировка которого хуже чем у самого неудачливого ниндзя на свете, пришел, чтобы прикончить его. Это первое. У него определённо был шаринган. Это уже второе. Его жена и сын пропали. Это третье. И, кажется, пропали не только они. Если это четвертое, то он очень серьёзно попал. Старейшины всегда учили: «Если ты насчитал больше трёх… — быть беде. Дальше идут числа смерти, и чем больше число, тем ближе твоя кончина».



«Поиграем в прятки?» — раздалось у него в голове. Тахашинигава вздрогнул. Да, ситуация явно была не в его пользу.



— Кто ты такой?! — крикнул он. Эхо опять, растягивая слова, вернуло ему их.



«Кто не спрятался — я не виноват. Раз…» — издевательски продолжил голос.



Тахашинигава, оглядевшись, побежал вниз по лестнице.



«Два», — опять раздалось у него в голове.



Оказавшись на улице, мужчина ещё раз огляделся. Ни в одном окне до сих пор света не было. А его должны были уже услышать. Чёрт-чёрт-чёрт-чёрт!



«Два на верёвочке», — издевательски протянул голос в голове.



Тахашинигава сжал зубы. Он даже не знал, с кем сражаться. Улица была пуста, а голос был в его голове. Что это за техника?



«Два на ниточке».



— Выходи! — рыкнул Тахашинигава, готовясь к атаке.



— Кто не спрятался, я не виноват… — прошептали ему на ухо, и не успел мужчина ничего сделать, как тяжелый кулак врезал ему между лопаток. Что-то противно хрустнуло. Жуткая боль разнеслась по всему телу, на мгновенье затуманив собою рассудок. Тахашинигва упал на живот и забарахтался, зашипел. Боль была невыносимой. Кажется, ему сломали позвоночник. Кое-как пересилив боль, мужчина повернул голову набок и краем глаза увидел склонившегося над ним человека. Его причудливая маска до сих пор скрывала его лицо, но Тахашинигава уже знал, кто стоит перед ним и от этого ему, ниндзя класса S, повидавшего многое на своём пути, становилось страшно. Что-что, а вот чтобы люди с того света являлись, дабы отомстить — это было для него ново.



— Как ты… — прошипел он и закашлялся. Но видимо незнакомцу не нужно было продолжения, он и сам всё понял.

— Тебе, наверное, интересно как я выжил? — протянул он.



— Нет, ты не мог выжить… — сквозь зубы прошипел Тахашинигава. Сейчас единственное, что он мог сделать, так это направить всю чакру в то место, куда было нанесено повреждение, а это означало, что если даже он и сможет выжить, то сил на сражение точно не хватит.



— Почему же? — протянул незнакомец и провёл пальцем по контору маски. — Я даже очень живой…



— Мадара, я уверен, это лишь твоя чакра, а всё это, — он обвёл взглядом тело незнакомца, — иллюзия, ты всегда был очень талантливым… — хрипло сказал он, чувствуя, как боль отступает. Уверенность в себе возвращалась, и Тахашинигава уже почти не сомневался, что одолеет своего противника. Ему всего лишь-то нужно было рассеять остатки чакры Мадары, а остальное дело техники; и боль пройдёт, и всё травмы срастутся, и люди все вернутся.



— Мадара? — удивлённо переспросил незнакомец, что заставило Тахашинигаву побледнеть. Голос его был настолько детским и наивным. — Я – Тоби, — человек немного поднял маску и Тахашинигава узрел растянувшиеся в улыбке губы. Мадара никогда не улыбался. Никогда. А незнакомец протянул руку и, схватив его за запястье левой руки, затряс её, тем самым вывихнув мужчине плечо и причинив ещё большую боль. Тахашинигава зашипел. — Будем знакомы! — Тоби закивал как болванчик. — Ага-ага, и я хочу играть! — он подхватил мужчину подмышки, потащил по улице к детской площадке, а Тахашинигаве показалось, что его распилили надвое. Только что начавший заживать позвоночник опять отозвался дикой болью.



Усадив мужчину на качели, он стал раскачивать их, при этом, хихикая, будто делал что-то невероятно смешное. Рыкнув и собрав все оставшиеся силы в кулак, Тахашинигава выхватил из кармана кунай, вскочил с качели, чуть было не навернувшись, и воткнул лезвие в грудь Тоби, маска которого была на прежнем месте. Тахашнигава смотрел в расширенные красные глаза, в которых царило недоумение, и ему на мгновенье показалось, что он убил ребёнка, который просто хотел с ним поиграть, однако недоуменье сменило безразличие и хладнокровие. Тахашинигава, буквально повисший на рукояти воткнутого в грудь Тоби куная, вздрогнул. Немного склонив голову, Тоби медленно поднял руку и, легко оттолкнув от себя мужчину, который был в ширину вдвое его больше и на голову выше, вытащил кунай из груди и уставился на него с удивлением. Оглядев окропленное его же кровью оружие со всех сторон, он поднял взгляд на Тахашинигаву.



— Ну, убил, а дальше что?



Мужчину, облокотившегося на качели, затрясло. Он был уверен, что попал точно в то место, где должно было быть сердце. Да если бы он и промахнулся, ножевое ранение не самое приятное, что могло случиться, а Тоби, казалось, было наплевать. Будто и не его кровь была на лезвии.



— Что ты, чёрт возьми, такое… — выдохнул Тахашинигава. Тоби отбросил от себя кунай.



— Люди всегда сторонятся непонятного и неведомого, дают этому дурацкие имена, проклинают… — глубоким голосом, вразрез идущим с прежним, заговорил Тоби. — Однако это их от неведомого не спасёт.



— Это ведь ты, малыш?… — выдохнул Тахашинигава и сполз на землю. Ужас, неведомый ему доныне, сковал всю его сущность, забрался во все потаенные уголки и устроил там хаос.



А тот, кто представился как Тоби, не отвечал. Лишь смотрел красными, выжигающими всё на своём пути, глазами.



— Тебе дорог твой позвоночник? — вдруг спросил он тем же дурацким голосом, от которого сводит зубы. Тахашинигава не ответил. Тоби продолжил размышлять вслух. — Ну, раз ты так стремишься его вылечить то, скорее всего — дорог. Тоби — хороший мальчик, Тоби починит твой позвоночник! — Тоби всплеснул руками и, в мгновенье оказавшись около несопротивляющегося мужчины, перевернул его на живот и, сняв через голову своё ожерелье из кунаев, полоснул одним из них того по спине вдоль позвоночника. Стянул рваную рубашку. А мужчина, будто замороженный, лежал на земле, не двигаясь. Лишь глаза, с бешеной скоростью вращающиеся в его глазницах, говорили о боли и ужасе, которые он испытывал. Отложив кунай, Тоби нащупал позвоночник и, используя чакру, рванул его на себя, тем самым, вытаскивая его из тела. Глаза Тахашинигавы должны были вылезти из орбит, настолько широко он распахнул их. Всё тело Тахашинигавы окрасилось его кровью, а под ним образовалась лужа из мочи. До конца вытянув весь позвоночник, Тоби с интересом стал разглядывать его, не обращая больше никакого внимания на резко забившегося в конвульсиях мужчину. Наконец, обратив внимание на Тахашинигаву, он обречённо вздохнул.



— Ну, покричи-покричи, говорят — это облегчает боль, — тут же с губ Тахашинигавы сорвался первый крик, мгновенно превратившийся в душераздирающий вопль. Он кричал и кричал, не в силах остановиться даже тогда, когда в горле стала булькать кровь. Тогда, когда кровь полила из носа и ушей, а сосуды глаз полопались, он не мог видеть ничего, кроме темноты. Казалось, будто он кричал вечность, пока мозг, наконец, не перестал функционировать, а кровь не вытекла из его тела.



Подняв окровавленную руку, Тоби снял маску, запачкав её кровью. Стянул резинку, что сковывала его волосы, которые тут же непослушными рваными прядями упали ему на плечи и спину. Оглядев красными глазами поверженное тело Тахашинигавы, поднял руку и, будто что-то стирая, провёл ей по воздуху. Реальность пошатнулась, размылась, а потом и вовсе исчезла. Они оказались во всё том же узком проходе между домами, где и встретились. Тахашинигава, стоящий с широко распахнутыми глазами, сосуды в которых полопались, пошатнувшись и упал навзничь. Не удостоив мёртвого Учиха и взглядом, незнакомец в чудаковатой одежде и со странной маской на лице развернулся и, тихо постукивая давно стёртыми дзори, зашагал прочь.



~ * ~



На кладбище было светло. Солнце сегодня светило нещадно. Крышки гробов, которых оказалось больше, чем планировалось, уже закрыли, а церемония подходила к своему завершению. Гроб Главы Учих медленно и осторожно опустили в яму и стали забрасывать землёй. То же самое сделали и с гробом Дивы Сенджу и Тахашинигавы Учиха. Всё проходило в мёртвой тишине, не считая нудного, немного гундосого голоса служивца, который читал молитвы о покаянии душ усопших.



Сая, стоявшая у самой ямы, смотрела невидящим взглядом, как под землёй исчезает гроб её сестры. Она была бледнее, чем обычно. Холоднее, чем обычно. Она казалась ожившим мертвецом. Хаширама и Тобирама, подошедшие к ней, не решались положить руку на её плечо, окрикнуть её.



Монах с хлопком, от которого все вздрогнули, закрыл книгу. Теперь на кладбище говорил лишь ветер. Мадара обвёл взглядом всех присутствующих, но Сакуры не увидел. Он не сомневался, она была приглашена. Но она не пришла. Почему? Взгляд брюнета неосознанно остановился на тройке отпрысков Сенджу, сейчас стоящих прямо около ямы. На их лицах была скорбь — они горевали, когда же на его лице не было ничего. Он перевёл взгляд на людей, забрасывающих гроб его отца землей. А он и не знал, что традиция осталась — закапывать просто лопатами, без применения каких-либо техник. Что ж, вот он и стал Главой. Ну, по крайней мере, почти стал.



Когда нашли труп Тахашинигавы, пошли слухи. А когда объявился и сам Мадара в поместье, до этого отсутствовавший больше суток, некоторые Учиха стали обходить его чуть ли не за десять метров и вообще старались меньше сталкиваться. Таких Мадара взял на заметку — своим неоднозначным поведением они выдали себя. С ними в ближайшем будущем он собирался разобраться. Сам Мадара думал, что больше ничто не сможет удивить его. Однако это произошло, когда его младший брат, как только он появился на пороге, бросился к нему и чуть не задушил в своих объятьях. Он плакал, говорил, что думал, что потерял его, что тот его оставил, что его убили. Просил, чтобы Мадара всегда был с ним, а потом, когда пора было ложиться спать, чуть ли не умолял старшего брата остаться в его комнате, пока тот не заснул. Сейчас же Изуна, мёртвой хваткой вцепившийся в его ладонь, стоял рядом. Его глаза были стеклянными и вообще, казалось, будто он ничего не видит и не понимает. Мадара тяжело вздохнул. Теперь растить брата придётся ему самому. Вряд ли Юкия собиралась и дальше нянчиться с ним. Хотя даже если и собиралась, Мадара больше не подпустит её к своему младшему брату, он и так был слишком слаб и избалован.



~ * ~



Хашираме казалось, будто он летел. Поверхности под ногами не чувствовалось, и он всё никак не мог разобрать, где небо, а где земля. Это было похоже на сон. Он хотел верить, что это сон, но реальность давила на него со всех сторон. Дива, та Дива, которая всегда всё знала, та, которая заканчивала за всех предложения и находила слова ко всему, та Дива, у которой совершенно не было чувства юмора — её не было. Её теперь уже вечный деревянный дом погребли под землю. Он не знал, что чувствовала Сая. Она всегда была замкнутой и даже сейчас она казалась спокойной. Её спина была прямой, на ногах она стояла уверенно, она даже голову не склонила и смотрела в яму свысока. Хашираму передёрнуло. Он не хотел думать об этом. Он знал — Сая любила свою сестру-близняшку, и этого было достаточно.



Чья-то тяжёлая рука опустилась на его плечо. Хаширама обернулся. Позади него стоял его отец. Его взгляд был глубоким, немного грустным, но в остальном он не был похож на человека, который только что похоронил ребёнка своей сестры. Отец поманил его за собой и, развернувшись, уверенно пошёл к выходу из кладбища. Последний раз бросив взгляд в яму, где будет покоиться его двоюродная сестра, Хаширама поспешил за отцом.



~ * ~



— Отец? — он чувствовал себя отвратительно. Его сестру только что похоронили, а Сакура так и не пришла на кладбище. Он волновался. Его тошнило…



Мужчина грузно опустился в своё огромное кресло и, сложив руки домиком, пристально оглядел своего сына с головы до ног.



— Я не хотел делать это сейчас, — тихо начал он. — Но обстоятельства выше нас. Клан Учиха сменил своего правителя — ты знаешь… — Хаширама сжал губы в тонкую полоску — он знал. — Ты умён и силы тебе не занимать. Ты достаточно хитёр, не мне рассказывать тебе о твоей гениальности. Я думаю, что ты сможешь вступить на пост Главы и при этом не подвести меня.



— Почему сейчас? — спросил он хриплым голосом. Он знал почему, но хотел, чтобы, чёрт возьми, его отец озвучил эту до безобразия дурацкую причину.



— Я не хочу холодной войны. Поставить во главе клана тебя будет самым актуальным решением. Я знаю, ты не ладишь с Мадарой Учиха, но, уж поверь мне, против тебя он не пойдёт, хоть и ненависть его куда больше, чем твоя. Ты не хочешь сказать мне, где это начинается? — отец смотрел на него внимательно. Хаширама нахмурился.



— Это только моё дело.



— Ну, конечно, — его отец натянуто улыбнулся. — Я надеюсь, причиной была не игрушка, которую вы когда-то не поделили в песочнице? — увидев, как покраснело лицо его сына, мужчина рассмеялся. — Ладно, я пошутил.



— А что будешь делать ты? — переборов себя, спокойно спросил Хаширама.



— Ну, мне нужно было уладить некоторые дела на Севере. Я думаю, это займёт довольно много времени и в конце принесёт большую выгоду нашему клану.



Хаширама кивнул.



— Я могу идти?



Мужчина опять рассмеялся.



— О, да, ты можешь идти.



~ * ~



Это было подло. Не успел он и поиздеваться над Учиха, которому на голову свалилась вся эта головная боль в виде поста Главы клана и скорая женитьба, как угодил в тот же капкан сам. Хаширама понимал — выхода нет, здесь он бессилен. Чёрт! Но он не хотел! Как было всё легко, никто его ни к чему не обязывал, он был волен делать всё, что только ему вздумается. Хаширама подозревал, что это было такое наказание за это его своеволие и неподчинение. Отец выбрал самое изощренное наказание — чего и следовало ожидать. Возможно, сам Хаширама поступил бы так же, но испытывать это на собственной шкуре не хотелось.



Он брёл по главной улице, — сейчас она была пустой, вся деревня скорбела, — когда его окликнул столь знакомый голос. Хаширама резко остановился, но не обернулся.



— Привет! — Сакура обошла его и встала прямо перед ним. Она не казалась счастливой, вовсе нет, глаза её не блестели как прежде, а сама она была бледна, хоть и улыбка была на её лице.



Хаширама кивнул. Он не хотел говорить. Он боялся, что если откроет рот, то не сможет больше сдерживаться и просто разревётся или понесёт такую ахинею, от которой ему же потом придётся краснеть. Нет, уж лучше молчать. А Сакура, будто прочтя его мысли, не стала задавать ему столь лишние сейчас вопросы, лишь предложила:



— Пойдём пить чай…



~ * ~



Чай был вкусный. Неудивительно, она варила его по всем правилам и траву взяла самую сочную. Приятный аромат быстро распространился по кухне. Хаширама пил маленькими глотками, блаженно жмурясь. Да, чай определённо удался.



Сакура была на церемонии, просто она не хотела попадаться никому на глаза. Ни Мадаре, ни Хашираме. Она уверена, что ни к чему хорошему её присутствие там бы не привело. Уж больно ненавидели друг друга отпрыски великих кланов, а она была их общим другом (Ну, Мадаре она была больше союзником, чем чем-то большим. Она сомневалась, что он вообще знал значение слова «дружба») и, наверняка, в эту трудную для них минуту они словно канат попытались бы перетянуть её каждый на свою сторону. Она не хотела ссоры или тем более драки.



Сакура перевела взгляд на Хашираму и замерла с кружкой, поднесённой к губам для ещё одного глотка. Сенджу смотрел на неё внимательно, будто видел впервые, оценивающе и кажется, уже довольно давно.



— Что-то не так? — девушка медленно опустила кружку на стол.



— Нет, — Хаширама запнулся, но взгляд, не отвёл. — То есть, да, — девушка выгнула бровь. — Мой отец сегодня сказал, что он… — парень вздохнул. — Уходит в отставку. Ты понимаешь, что это значит? — Сакура, немного помедлив, кивнула. — И поэтому я… знаешь… Я, кажется… я…



Сакура неуверенно коснулась его руки (стол был маленький, и это позволяло коснуться напротив сидящего человека).



— Ты же знаешь, ты можешь сказать мне всё… Я… я ведь не предам тебя? — она спрашивала его, и это удивило Хашираму.



— Да, возможно… — он переплёл свои пальцы с её. — Но это другое, — он вздохнул и прикрыл глаза, наконец, решившись. — Сакура, мне кажется, нет, я знаю… — он сглотнул. Эти слова всё никак не хотели слетать с языка, будто пиявки липли к нему, но пути назад не было, он не представлял никого рядом с собой, кроме неё. Возможно, он торопился, но раз уж он начал… Чёрт возьми, он - Сенджу! А Сенджу всегда идут напролом! — Я люблю тебя и я... — она не дала закончить ему. Девушка, словно обжёгшись, вырвала руки и вскочила. Хаширама встал и сделал к ней шаг. Он не хотел пугать её. — Сакура, я…



— Нет, молчи! Пожалуйста, замолчи! — она отскочила от него, словно от огня, и закрыла ладонями уши. — Не говори больше ничего!



— Но, Са…



— Убирайся! — она подняла на него взбешённый взгляд и уверенно указала на дверь. — Сейчас же!



Хаширама нахмурился. Он не знал, почему она так отреагировала. Обычно девочки не так реагировали на такие признания, он знал это из книг, да и подобное видел пару раз. Ему тут же пришлось себе напоминать, что Сакура — необычная, чем и привлекала его.



Он опять хотел возразить, но не смог. Сакура плакала. Она смотрела на него всё тем же свирепым взглядом, а из её глаз текли слёзы. Дурацкие книги, почему, чёрт возьми, в них не говорилось о подобных ситуациях?! Что ему делать!? А он и не знал, что он такой ноль в отношениях мужчина/женщина.



Взвесив всё, Хаширама решил, что уйти будет сейчас самым правильным. Просто потом, позже, он извиниться перед ней и попросить начать всё с начала. Да, так он и сделает. Это он виноват в том, что она плачет! Он не подготовил её к этому! А что бы было, закончи он то, что хотел сказать! Да у бедной девушки бы истерика случилась! Почему он не подумал об этом раньше?! Он ведь не проявлял к ней значимых признаков внимания, конечно, это было для неё неожиданностью!



— Да-да… — сказал он заплетающимся языкам и сделал один неуверенный шаг к двери. — Я… я, видишь, уже ухожу… Только не плачь, хорошо? Сакура…



— Просто уходи… — всхлипнув, сказала девушка, всё так же указывая на дверь.



Хаширама кивнул и, быстрым шагом дойдя до двери, открыл её, на улице шёл дождь, а он и не заметил, когда он начался. Кинув на стоящую позади девушку последний взгляд, Хаширама захлопнул за собой дверь. Он просто не смог закрыть её тихо. Ему нужно было хоть куда-то выплеснуть свои эмоции. Дождь не был сильным, но он тут же сделал его волосы мокрыми. Сжав губы в тонкую полоску, Хаширама быстро зашагал прочь.



Думать не хотелось. Не хотелось ничего.



~ * ~



Сакура вздрогнула от хлопка двери.



«Он ушёл», — било у неё в голове. — «Ушёл».



Девушка, всхлипывая, опустилась на колени и, сжавшись на полу, разрыдалась. Она очень жалела, что окрикнула его тогда, на улице. Очень-очень жалела…



«Он ушёл. Ты прогнала его. Миссия важнее… Важнее глупых чувств…»



Она не думала, что может случиться подобное. И она никак не думала, что ей будет от этого настолько больно. Чёрт-чёрт-чёрт!



Девушка закрыла глаза и глубоко задышала. Ей нужно успокоиться, не хватало только ещё одного приступа. Сакура перевернулась на спину и вытерла тыльной стороной руки слёзы, которые всё никак не хотели кончаться. Хотя, ей сейчас было можно плакать. Она только что прогнала единственного человека, которого бы смогла полюбить…



[b]Я не знаю, успею ли я написать новую главу к 14 февраля, так что поздравляю всех сейчас! [/b]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 08 Feb 2011, 00:11

Пользователь SilenaNight отсутствовал в базе форума Миката.



блеск!)

мне очень нравится новая глава...столько эмоций и переживаний....хотя момент с тоби(мадарой) и его родственником немного напугал....как представишь себе всё это-вздрогнешь.Но в этом и заключается прелесть искусно написанного фанфика)

Продолжай,автор!У тебя здорово получается!
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Ри-тян (архив) » 08 Feb 2011, 14:33

Жаль что она прогнала его,но и её тоже можно понять,из другого времени всётаки,да и вообще с Мадарой по-моему ей все же будет лучше,но вот это

[quote]Она только что прогнала единственного человека, которого бы смогла полюбить…[/quote]

заставило призадуматься,удачи тебе.(если можно на ты)
User avatar
Ри-тян (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 10 Feb 2011, 18:06

Пользователь lelya отсутствовал в базе форума Миката.



[quote]Бэточке нужно постараться и исправить все недочёты....[/quote]

XD

В личку, если не сложно, тыкните в ошибки, м?^^

[quote]: буква н с запятой[/quote]

А я-то тут причем?) Выставляла же Герда.

Забавная вы.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 10 Feb 2011, 19:03

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



Дубль два, что-то не с самого начала выставилось, а я и не посмотрела!



[b]Название:[/b] Всё будет хорошо.

[b]Автор:[/b] Герда.

[b]Бета:[/b] Лёля-чан.

[b]Жанр:[/b] гет

[b]Персонажи/пары:[/b] Наруто Узумаки, Сакура Харуно, Пятая Хокаге и так далее…

[b]Предупреждения:[/b] да никаких.

[b]Дисклеймеры:[/b] всё принадлежит тому, кому принадлежит…

[b]Содержание:[/b] Всё было хорошо. И будет.

[b]Статус:[/b] весь.

[b]Размер:[/b] мини

[b]От автора:[/b] Просто захотелось, чтобы всё было хорошо.



Проснувшись за полдень, чего с ним раньше никогда не бывало, и сев на кровати, Наруто почувствовал себя рожденным заново. Всё вокруг блестело, сияло и подмигивало ему, напутствуя на подвиги, которые хоть и были способны ему и до этого, но всё же не сделаны, так как ни времени, ни настроения подходящего не было. Потянувшись и прохрустев всеми суставами гимн Страны Огня, парень спрыгнул с постели и понял, что натворит сегодня дел.



Внизу его встретила растрёпанная Сакура, которую он только вчера хитростью заставил остаться, мол, Великий Герой боится остаться один дома после ужасной битвы и на каждом углу ему мерещится всякая ересь, а то есть - Мадара с секирой наперевес и прочая нежить. Не успела Харуно и опомниться, как её уже кружили в неизвестном танце. Девушка весело засмеялась и шутливо ткнула парня под ребра, что осталось без внимания.



— А я тут… — начала девушка, указывая поварешкой на кухню, когда Наруто поставил её на место, но была им тут же перебита.



— Я сейчас! — весело крикнул он и, чмокнув её в щёку, исчез, растворившись в белом дыме.



Настроение было как никогда приподнятым. После того, как война, наконец, была завершена и все счастливы, с сердца Наруто будто камень свалился. Хотелось прыгать, бегать, танцевать, выделывать опасные для здоровья акробатические трюки - короче, гонять балду. В военное время парень часто чувствовал какое-то несогласие внутри себя. Душа верещала, как серена, что нужно выкрасить все заборы Конохи в фиолетовый цвет и расписать в нелицеприятные знаки, а с другой стороны твердила, что нужно быть хитрее и, прежде чем тратить столько усилий и краски, лучше придумать какую-нибудь более отвратительную гадость и послать на её выполнение местных подшмыгал, которые до сих пор носились за ним и боготворили словно зеницу ока. Также было и на любовном фронте. Когда нужно было действовать, да и момент был более чем подходящий, ему вдруг хотелось то поесть, то посетить комнату задумчивости (что вообще к амурным делам не располагало, если только к извращенным), или вообще вдруг неописуемо хотелось учиться. В итоге, как заборы Конохи, так и любовный фронт оставались нетронутыми, а многочисленная палитра идей заброшена в шкаф ожидания. Теперь же, когда и Мадара, и Саске, и Акацуки, да и все Даймё и Каге, наконец, отвязались от него за выполнение долга и прочего, у него как будто открылось второе дыхание.



Сейчас он шёл в цветочный магазин, а позже собирался воплотить в жизнь уже давно задуманный план, немного подправленный, но, тем не менее, невообразимо старый. Прежде чем сделать это, Наруто, раньше, наверняка бы десять раз причесался, двадцать раз почистил зубы, нацепил бы на себя выглаженный комбинезон или, чего хуже, приобрёл бы на прокат расфуфыренный фрак, а в итоге бы остался сидеть дома, размышляя над тем, сколько бы Сакура сломала ему конечностей, когда бы он к ней заявился и с какой стороны следовало бы ждать первый удар. Сейчас же он даже толком не взглянул в зеркало, а от него буквально пахло уверенностью в себе.



Накупив целую охапку розовых мисэбая у обалдевшей и более чем навязчивой Ино, которая во что бы то ни стало поклялась на собственных волосах, что узнает имя подопытной (по-другому девушку, которой посчастливиться получить от Узумаки этот букет она назвать не могла), засим не отставала от него всё то время, что он потратил на выбор цветов, и даже пригрозила, что не продаст их, если не узнает имя, что обернулось полным провалом.



Появившись на пороге собственного дома (который ему вручили после победы), и нарочито взъерошив итак стоящую торчком шевелюру, Наруто деловито кашлянул и постучался. Сакура открыла сразу же и не успела и рта открыть, чтобы возмутиться его столь нетактичным уходом, уткнулась носом в розовые мисэбая. Неуверенно взяв цветы и положив их на тумбочку, девушка подняла на парня непонимающий взгляд.



— Наруто, всё хорошо? — поинтересовалась она, смотря в счастливое лицо друга. Весело захихикав, Узумаки опять подхватил девушку и закрутил по прихожей. А потом, недолго думая, легко чмокнул в губы. Девушка переполошилась. Однако верещать, как сирена, не стала, да и брыкаться тоже.



— Наруто, ты хоть понимаешь, что я почти помолвлена? — тихо спросила она.



— К чёрту Саске, я не виноват, что у меня позднее зажигание, да и у него, между прочим, тоже! — воскликнул он и, наконец, поставил девушку на пол. Сакура хихикнула и тут же постаралась придать своему лицу как можно более серьёзное выражение.



— Это совсем не смешно! — фыркнула она, про себя то ли с ужасом, то ли с благовонием понимая, что эта идея ей нравится куда больше, чем мрачный Учиха, которого она вроде и любила, а вроде и не очень, и тёмный, настолько впитавший в себя запах крови и одиночества, особняк, в котором её Саске непременно запрёт.



Понимая, что такие вопросы и правда нужно решать не с бухты-барахты, Наруто попытался спрятать так и лезущую на лицо улыбку и, пройдя в гостиную, сел на диван. Харуно последовала за ним, понимая, что такой напор тепла и любви вряд ли сможет долго выдержать и сдастся на милость победителя. Хотя, эта мысль сейчас казалась ей более чем сладкой.



Прижимая к себе цветы, захваченные из прихожей, девушка опустилась рядом с Наруто и тут же оказалась у него на коленях, обхваченная за талию его руками.



— Наруто! Мы же пока ещё ничего не решили! — воскликнула Сакура, но вопреки своим словам облокотилась на парня и хитро улыбнулась.



— А по-моему, мы уже всё решили! — хихикнул блондин и уткнулся носом в розовые волосы подруги.



— А как же Хината? — спросила она.



— А что Хината? — Наруто расплылся в коварной улыбке и ещё сильнее прижал к себе девушку. — У Хинаты есть Неджи, он её развлечёт, а Саске скучный и мрачный, так что развлекать тебя придётся мне!



— А это вы что делаете? — послышалось у них из-за спины. Наруто и Сакура тут же обернулись. — Девичник?



В окно к ним заглядывала Пятая Хокаге, подмышкой у неё наблюдался сильно пережатый Тон-Тон. Усмехнувшись на обалдевшие взгляды молодёжи, Цунаде запрыгнула в окно и, громко клацнув о пол своими гэта, со всего размаху рухнула на диван, заставив Наруто и Сакуру подпрыгнуть. Опомнившись, девушка тут же попробовала вырваться, но Узумаки перехватил её под коленками и усадил обратно. Обиженно фыркнув и состроив оскорблённую невинность, девушка отвернулась.



Цунаде, наблюдавшая возню своих когда-то учеников, вдруг расхохоталась. Тон-Тон, до сих пор зажатый у неё подмышкой, жалобно хрюкнул. Наруто, почувствовав, что если и дальше будет так себя вести, то голову свою, даже не смотря на то, что он спас весь мир, ему долго не сносить, поэтому, тяжело вздохнув, и отпустил Сакуру.



— Наруто…



— Слушай, поставь цветы в вазу, — предложил он и повернулся к Пятой Хокаге.



Когда девушка скрылась, Цунаде ухмыльнулась. Глаза её странно заблестели.



— Не боишься перелом челюсти наработать? — поинтересовалась она.



— Нет, не боюсь, — парень усмехнулся. — А вы бы не прыгали в чужие окна, Хокаге-сама, а то выглядите то вы может и молодо, вот только склероз и маразм наверняка замучили, того гляди — промахнетесь…



— Страх потерял? — усмехнувшись, поинтересовалась Цунаде, и в следующую секунду Наруто пришлось нюхать кулак одного из сильнейших Саннинов.



Наруто расплылся в ещё одной дружелюбной улыбке.



— Да, не-ет! Просто думаю, что раз уж я и Мадару пережил, то грех не лезть к Сакуре целоваться.



— А Саске не боишься? — Цунаде наклонилась к нему, будто собиралась доверить какой-то личный секрет.



— Не боюсь, — решительно сказал Наруто, — я слишком долго боялся и за Саске, и за Сакуру, что теперь думаю, раз уж меня не убили, то бояться мне нечего, и я в силах сделать так, чтобы она была счастлива со мной… — после небольшой паузы он, вздохнув, продолжил: — Бабуля, ты Саске-то видела? Да он же безумный! Он запрёт её на десять замков, а сам с остервенением будет кидаться на любую работу, которую ему предложат. Он ведь хочет возродить былую славу своего клана. А работа эта крови стоит и сил, я не хочу, чтобы Сакура из-за него мучилась. Любовь любовью, да она и меня любит, и мне кажется, куда больше, чем этого Саске, — сказал он серьёзно и уже более шутливо продолжил: — Да и моя фамилия ей больше походит! Смотри, Сакура Узумаки!* Уж точно получше, чем Сакура Учиха!** — на последнем предложении он шутливо состроил рожицу. — Да и представляешь, как Саске взбеситься, когда у него розоволосые детки попрут? Вот умора!



— А ты, значит, не взбесишься? — с интересом спросила Цунаде и чуть отодвинулась.



— Конечно, нет! Да и не родятся у нас такие, если только девочки! — весело сказал он и встал.



— С чего это? — удивлённо переспросила Цунаде.



— Генетика, бабуля, генетика! У Учих все поколения — брюнеты, а так не бывает, ген у Харуно посильнее будет... — и, махнув рукой, быстро пошёл на кухню.



— Вот дармоед! — усмехнулась Цунаде. — Ни за что не поверю, что он это спланировал! — весело сказала она и, заглянув на кухню, где застала более чем душещипательную сцену, скрылась тем же способом, что и пришла.



~ * ~



Наруто и Сакура шли по ночной Конохе в обнимку и глушили смех, так и рвущийся из них. Когда они созвали всех своих друзей в Ичираку-рамен и сообщили новость о своей помолвке, их лица нужно было видеть. Поэтому они и прихватили с собой фотографа и запечатлели всю эту картину на плёнку с разных углов. Даже Шикомару проснулся, а Чоджи оторвался от своей тарелки. К их удивлению, спокойно себя повёл только Саске, что смерив их пустым, ничего не выражающим взглядом, сухо поздравил Наруто с Сакурой и… ушёл. Удивила Хината, которая вопреки своей необычайно тихой натуре закатила такой грандиозный скандал, который Коноха забудет ещё не скоро, а потом, после десятиминутного непрекращаемого потока слов и язв, направленных на новоявленных молодоженов, смутилась от обалдевших взглядов, устремившихся к ней со всех сторон, и, сев обратно на стул, потупила глазки. Избавиться от Ино и Кибы они не могли очень долго. Те, прыгая вокруг них, как заведённые тарахтели: «Тили-тили тесто! Жених и невеста!». В итоге Наруто пришлось припугнуть их рассенганом. Шино же, подошедший к ним самым последним и воровато оглядевшись по сторонам, сунул им в руки коробочку с двумя фиолетовыми жуками. На вопрос: «Что это?», ответил: «Они помогут вашему семейному счастью! У нас все так делают». А на вопрос: «Откуда ты знал?», лишь пожал плечами и, кинув последний любящий взгляд на насекомых, погрозил им пальцем и ушёл, оставив Наруто и Сакуру недоуменно таращиться на жуков. Только позже они узнали, что это были демонстрационные жуки, стоящие очень даже немало, и благополучно избавились от них. Ли же, как клещ, вцепившийся в ногу Сакуры в самом начале объявления, Наруто отрывал очень долго. Рок вопил, что он безумно влюблён и что хочет подержать желанную плоть последний раз в руках. Посчитав, что на сегодня потрясений достаточно, новоиспеченные будущие Узумаки отправились домой.



— Нужно ещё Гааре сообщить! — вдруг воскликнул Наруто. Сакура кивнула.



— Ага, чтоб его сердечный удар хватил!



— Почему это удар? — удивлённо скосив глаза на свою невесту, поинтересовался он.



— Да они там все, песчаные, впечатлительные. Сказывается нехватка воды, да и поджарость мозгов играет не последнюю роль… Ты его невесту-то видел? Вот мымра так мымра! — хихикнула она и, подмигнув высунувшимся из-за угла головам Конохамару, Мэгги и Удон, обвила руками шею Наруто и поцеловала.



[b]Если не пишете комментарий, то хотя бы ставьте оценку[/b]



Название: [i][b]Пять этапов Страха. [/b][/i]

Фендом: Наруто

Персонажи: Гаара, Темари, Канкуро.

Дисклеймер: всё принадлежит тому, кому принадлежит…





1 этап. Непонимание.



Голова болела, но не так как, например, вчера. Всё-таки её следовало бы поберечь, а не пускать в расход, как это сделал он.

Тело не желало слушаться, а Темари заткнуться. Она сидела возле его кровати уже, наверное, вечность и что-то бормотала. Что именно, он так и не смог понять. В принципе, его это и не волновало, просто уж очень хотелось, чтобы сестра, наконец, замолчала.

- Темари, уйди… - слабо попросил он. Девушка встрепенулась и перевела на него удивлённый взгляд.

- Нет-нет! – она замотала головой. – Тебе сейчас нужен уход и внимание!

Его лицо перекосило.

”Уход”, ”Внимание” и ”Он”, просто не то, что не должны стоять в одном предложении, эти слова просто не могут стоять в одном предложении, так как звучит это подобно бреду неизлечимого психа.

Его родственнички будто с ума сошли, после того, как он вдруг, в порыве безудержной благодарности, что они всё-таки пришли за ним, не оставили, поблагодарил их. И он сейчас ужасно жалел об этом.

Не привыкший к такому обилию внимания и заботы к собственной персоне, он не знал, что и делать. Вроде это было приятно, но всё же несказанно раздражало… И ещё бесило то, что картина разговора с Узумаки никак не желала выветриться из его головы, заставляя его задумываться над его словами, вникать в их смысл, завидовать ему…

Это злило. Хотелось рвать и метать, но это он сможет сделать только через пару дней, а пока ему следует отлежаться.

Темари опять что-то забормотала. Он попытался вслушаться, понять, но кроме обрывков фраз ничего так и не уловил. Сестра говорила слишком быстро… И тут его осенило!

Его сестрица всегда была суеверной. Верила в приметы, в Богов и Демонов…

Неужели она молится? Зачем? За него?

- Тема… - он закашлялся.

Девушка опять вышла из своего транса и перестала бормотать.

- Тебе нельзя говорить! Спи! – приказала она и опять прикрыла глаза.

- Темари, прекрати… Меня это раздражает… - прохрипел он.

Блондинка нахмурилась, но больше говорить ничего не стала. Просто сидела рядом, время от времени как бы невзначай дотрагиваясь до его руки.

Она бы ни за что так не делала, будь он в нормальном состоянии…

Неужели он настолько жалко выглядит?



2 этап. Безумие.



Глупости! Всё это глупости!

Гаара схватился за голову и, сжав зубы, зашипел.

Он не хочет об этом думать! Не хочет и не будет!

Заскрипели половицы. На Кухню зашла Темари и, заметив его, тут же замерла.

- Ты… ты уже очнулся? – она попыталась изобразить заботу, но скрыть страх до конца, так и не смогла.

В положении лёжа, он нравился ей куда больше. Так было легче. Так он был беспомощнее… Так он был всего лишь пострадавшим капризным ребёнком, которому нужно было дать максимум заботы…

Он одарил её злобным взглядом, но отвечать не стал, только выпрямился и нацепил на лицо серую маску, ровным счётом не выражающую ничего, кроме усталой неприязни и призрения.

- Тебе не хорошо, да? – с трудом поборов себя, опять поинтересовалась она.

Его глаза потемнели от бешенства.

Неужели он настолько страшен, что даже его сестра боится его, чуть ли не до дрожи в коленках?!

- Уйди… - прошипел он и отвернулся, не желая видеть, как исказилось в ужасе лицо сестры.

Песок зашелестел у его ног. Темари грустно вздохнула и вышла.

Гаара сжал кулаки.

Почему? Почему он не знает?! Почему они боятся его?!

Старая, так давно и далеко спрятанная боль нахлынула на него, сшибая все барьеры, которые он наставил, отгораживаясь от неё.



3 этап. Цель.



Солнце полило нещадно, но ему было всё равно. Он сидел на крыше и думал…

Какая у него цель?

Убивать?

Он фыркнул.

Это не цель. Это прихоть. Желание…

А какая цель была у Узумаки?

Стать Хокаге…

Даже он это знал. Этот ненормальный так орал об этом, что, наверное, о его цели уже знает весь Мир! Вся Вселенная!

- Дурацкая цель… - Он брезгливо поморщился, будто рассуждал не о цели, а о детской неожиданности.

Но Гаара не мог не согласиться, что лучше уж Дурацкая цель, чем бесцельная жизнь…

Он не обладал большим воображением, да и сама мысль о том, кем он хочет стать в будущем, казалась ему ненормальной, до ужаса детской, но он уже давно не ребёнок, поэтому он додумался только до того же, что и Наруто…

С этого дня его целью будет стать Кадзекаге. А это значит, что ему следует спрятать свою жажду крови куда подальше.

А была ли это его жажда?

Сейчас Шукаку молчал. Демон спал и набирался сил, уж больно сильно его потрепали. И Гаара был даже рад, ведь не спи это Чудовище, то вряд ли бы он пришёл к таким умозаключениям, если бы вообще хоть к чему-нибудь пришёл…

Сейчас, в полном одиночестве, без тихого шепота чудовища запечатанного в нём, он чувствовал себя по настоящему свободным и даже в какой-то степени счастливым. Сейчас он мог правильно мыслить. Мыслить так, как мыслит только он без чьего-либо давления.

И именно сейчас в его мозгу всплыла новая-старая мысль.

Почему из него сделали чудовище? Зачем?

Его превратили в какое-то народное пугало. Сделали из него какого-то психа-маньяка! Ведь даже он понимает, что расти он в нормальной, любящей семье, то он был бы обычным шиноби, просто очень сильным. Он, как и все бы был готов отдать за свою деревню жизнь. И он был бы счастлив… может даже, но это если бы очень сильно повезло, любим…

Место этого его пытались убить и не оставили эти попытки до сих пор, а его ненависть росла вместе с ним превращаясь во что-то настолько ужасное, что даже Песчаный Демон заточённый в нём не мог сравниться с этим.

У него нет друзей…

Брат и сестра… Прикажи им убить его, сделали бы они это?

Он не знает.

Он виноват в гибели своей матери. Он виноват не только в её гибели… Он убил многих… Некоторых просто так, забавы ради… Некоторых заслуженно...

Он. Виноват.

У него нет друзей. У него нет врагов. И он только сейчас нашёл сомнительную цель в своей жизни. Да какой там нашёл! Он скопировал её!

Он должен чувствовать себя живым, потому что в банальном существовании нет смысла.

Но теперь у него есть цель… Призрачная и глупая… недостижимая…



4 этап. Безысходность.



Он опять сидел на крыше. Он мог сидеть здесь и днём и ночью. Гаара любил это место. Он сам не понимал почему и за что, ведь все крыши Суны одинаковы… Почему же ему полюбилась именно эта?

Откуда-то снизу раздавались весёлые голоса. Там, внизу, дети играли в мяч.

Это были его ровесники, некоторые даже старше, но он не мог воспринимать их как равных себе. Иногда ему даже казалось, что он старше Темари.

Он стал вглядываться в их лица.

Это были те самые дети, которым он когда-то достал мяч, а они с диким писком, от которого закладывало уши, умчались от него. Те, кто не захотел взять его к себе. Понять его. Дружить с ним.

Возможно, разыграй они ту ситуацию по-другому, и он бы сейчас не сидел бы на этой раскалённой крыше, а играл с ними, а может, его бы уже не было в живых…

Он стал разглядывать каждого по отдельности. Внимательно, будто сканируя, заглядывая в саму душу.

Они жалкие. Его ровесники, а что-нибудь посильнее ”хенге” осилить не смогут. Даже сосредоточить в ногах толком чакру, могут не все. А некоторые и вовсе – самые обычные Не шиноби.

Пёстрый мячик полетел в него и задумавшийся Гаара, чуть было его не проворонил, благо песок действовал зачастую сам. Мяч был пойман и завис рядом с ним на песчаной подушке.

Недавний шум испарился, осталась давящая на нервы тишина.

Нет, они не бросились в рассыпную, как тогда, но на некоторых из них лицах был написан страх и ужас.

Гаара задумчиво посмотрел на пёстрый мячик, а потом так же задумчиво на застывших внизу детей.

А почему бы и нет?

- Можно с вами? – угрожающе шипящим голосом спросил он и, спрыгнув с крыши, приземлился рядом с долговязым пацаном, с подбитой коленкой. Тот сглотнул и еле заметно кивнул.

Легенды о безжалостном джинчурики ходили ужасные, залитые кровью, пёстрые от смертьи, поэтому мальчику посчитал, что не согласиться было бы подобно самоубийству.

Отчасти он был прав…

Первые минут десять игра проходила в гробовом молчании, но дальше видя, что Ужасный Джинчурики вроде как не собирается никого убивать, все стали входить во вкус.

С ним было даже интересней, ведь из-за того, что шар ловил и тут же отправлял в полёт его песок, игра приобрела бешеную скорость и времени, чтобы задумываться с кем они играют, у детей не было.

Игра была проста. Две команды становились по разные стороны черты и пытались вышибать играков мячом.

Гаара чувствовал себя идиотом. Всё это было сродни мужику в годах, который вдруг сел рядом с грудничками и, сунув в рот соску, стал её сосать. Но он считал, что раз уж начал, то пойдёт до конца, но как он не старался, а смысл игры так понять не смог.

Ну, кидают они этот чёртов мяч! И? А толку от того, что он вышибает кого-то? Никакой пользы! Никакого удовольствия! Никакого риска…

Из команды противника, в которой было изначально десять человек осталось всего трое, когда кто-то уже вышибленный из его команды стал его подбадривать. Конечно же, его имя не произносилось, но мяч был у него, а это значило, что орали именно ему.

Он был удивлён. Обескуражен.

Взбешён…

Неужели нужно так мало, чтобы заслужит всеобщее одобрение?

Пыль в глаза… Дружба – это всего лишь пыль в глаза…

Почему же ей так дорожат?

Команда, в которой он был, выиграла, чего и следовало ожидать.

На него до сих пор смотрели с подозрением и неприязнью. Он смог нормально вздохнуть…

Кто бы мог подумать, что он будет счастлив от того, что его не примут? Сами не подозревая того, эти дети спасли себя, потому что просто бешенство, могло превратиться во что-то более тёмное и ужасное, и тогда бы Он мог проснуться…

Но, не смотря на это, долговязый парнишка стал представлять ему всех. Когда же он закончил, то с ожиданием посмотрел на Гаару. Тот, поняв, что от него хотят, глубоко вздохнул.

- Собаку но Гаара… - сказал он и немного подумав, с издёвкой в голосе добавил: - Джинчурики страны Ветра.

Кто-то из девчонок ахнул. Видимо, все и без этого прекрасно знали, кем он является, просто не ожидали, что он представится именно так…

- Последнее мог бы не говорить… Сам понимаешь… наверно… - прошептал ему на ухо Мардж, так представился тот долговязый мальчишка.

- Но это же для вас, кажется, важно… - безразлично бросил Гаара и, развернувшись на пятках, пошёл прочь, оставив детей удивлённо смотреть ему в след.

Для них это важно?

Это глупо…



5 этап. Страх.



Он чувствовал…

Он скоро проснётся и ему придётся вступить в борьбу с собственным вторым разумом… И если он победит, то сможет нормально жить и у него даже может появится надежда на осуществление своей Цели…

Если, конечно, не свихнётся или не заблудится в закоулках собственного сознания.

Полнолуние. Да, оно уже сегодня. И чудовище, живущее в нём, наконец, проснётся.

Он опять сидел на той же крыше, на которой, наверное, сейчас можно было бы без проблем пожарить яйца… Иногда ему казалось, что он уже их пожарил, но он всё равно не уходил, не искал тени.

Эта крыша… Эта потрескавшаяся черепица… Они так давно с ней знакомы, что на месте, на котором он всегда сидит краска было абсолютно стёрта. Наверное, эта крыша была его единственным другом…

Вдруг кто-то наступил на его песчаный барьер и Гаара резко обернулся, но, увидев своего брата, успокоился.

Канкуро плюнул на палец, потрогал раскалённую крышу и, сморщившись, все же сел рядом с Гаарой.

- Как у тебя только задница до сих пор в шашлык не превратилась? – усмехнувшись, поинтересовался он и закинул ногу на ногу.

Гаара промолчал. Лицо его брата вытянулось.

- Что… уже? – попытался он пошутить, но кроме злого взгляда ничего так и не получил, чего и следовало ожидать.

Канкуро кашлянул в кулак и опять неуверенно заговорил.

- Я слышал, что ты играл с дворовыми…

Гаара перевёл на него недовольный взгляд.

- Ну, в смысле… - Старший брат замялся.

- Не беспокойся, я никого не убил… - безразлично протянул младший и опять отвернулся.

Канкуро обалдело открыл рот и хотел ещё что-то сказать, но Гаара опередил его.

- Увечий никому не нанёс… А если ты по поводу коленки Мардж, то я тут не при чём…

Канкуро выпучил глаза.

- Я не… - опять попытался сказать он, но Гаара опять его перебил.

- Нет, мне было не сложно держаться, потому что я, и не собирался кого-либо убивать. Тебе стало легче?

Шатен выдохнул.

- Что-то ты разговорчивый стал… Видать всё-таки перегрелся… - протянул Канкуро. – Я просто хотел убедиться, что с тобой всё и правда в порядке… Просто ты ведешь себя немного… странно… Да и полнолуние сегодня… - Канкуро замолчал.

Молчал и Гаара.

Хотя он и не показал, но всё же он был удивлён тем, что его брат решил поинтересоваться его самочувствием. Может, не всё потеряно?

Из раздумий его вырвал тихий голос брата.

- Что он тебе сказал?

Гаара удивлённо уставился на него.

- Кто?

- Этот… джинчурики… - Канкуро замялся. – Узумаки Наруто, да?

- Ничего особенного… - Гаара отвернулся.

- Не ври! – вдруг горячо воскликнул его брат, и ему даже на секунду показалось, что он от негодования, хотел вскочить или даже накинуться на него и хорошенько встряхнуть. – Ведь ты из-за него решил так поменяться!

- Поменяться? – Гаара удивлённо захлопал глазами. А Канкуро так и остался сидеть с открытым ртом, в шоке глядя на такое необычно невинное выражение лица своего младшего брата.

- Вот! Опять ты это делаешь! – истерическим голосом заверещал он и ткнул пальцем в Гаару.

Лицо джинчурики приобрело обычное состояние.

- Уйди отсюда, а? – как-то устало попросил он.

Канкуро буквально захлебнулся собственным возмущением.

- А ты не офигел?! – взвизгнул он и вскочил.

- Вот так вот… стоит только с недельку не убивать и люди уже начинают возмущаться… - философским голосом протянул Гаара. – Ну, что ж… раз такая паника, то я пошёл… - он привстал.

- Нет! Не надо! – Замотал головой его брат.

Гаара усмехнулся.

- Я… я, в общем, хотел тебе удачи пожелать… вот… - запинаясь, сказал Канкуро и спрыгнул с крыши.

- Вот как… - протянул Гаара и, сощурившись, посмотрел на солнечный диск.

- Значит, это для тебя важно, Канкуро… - Его губы растянула самая добродушная ухмылка, на которую он был только способен. – Значит, это для меня важно…



[i]Что ни вечер, то мне, молодцу,

Ненавистен княжий терем,

И кручина, злее половца,

Грязный пол шагами мерит.

Завихрился над осиною

Жгучий дым истлевшим стягом;

Я тоску свою звериную

Заливаю пенной брагой.

Из-под стрехи в окна крысится

Недозрелая луна;

Все-то чудится мне, слышится:

Выпей, милый, пей до дна!..

Выпей - может, выйдет толк,

Обретешь свое добро,

Был волчонок - станет волк,

Ветер, кровь и серебро.

Так уж вышло - не

крестись -

Когти золотом ковать,

Был котенок - станет рысь,

Мягко стелет, жестко спать!

Не ходи ко мне, желанная,

Не стремись развлечь беду -

Я обманут ночью пьяною,

До рассвета не дойду;

Ох, встану, выйду, хлопну дверью я -

Тишина вокруг села -

Опадают звезды перьями

На следы когтистых лап.

Пряный запах темноты,

Леса горькая купель,

Медвежонок звался ты,

Вырос - вышел лютый зверь.

Выпей - может, выйдет толк,

Обретешь свое добро,

Был волчонок, станет волк,

Ветер, кровь и серебро...



(Hellawes – Оборотень)[/i]



Название: [b][i]Нецелованный. [/i][/b]

Автор: Герда

Бета: длиннющий пробел…

Персонажи: Сакура, Саске, Наруто.

Жанр: Гет, ангст и… юмо-оррр! Да-да, сочетать ангст с юмором может только хорошо ударенный на голову, но возможно, это я и есть? Всё возможно, м-да… всё возможно…

Размер: мини.

Дисклаймер: все принадлежит тому, кому принадлежит.

Содержание:

1. Сакура, наконец, соглашается на свидание с Наруто, но вот беда, бедный Узумаки боится сесть перед любимой девушкой в лужу, ведь он не умеет целоваться!

2. О том, как какая-то нелепость может разрушить дружбу и убить любовь.

От автора: написано для ДК



P.S. Саске таки снизошел до простых и немощных, вернулся обратно в родную деревню.



За окном лил дождь, гроза резала небо на неровные куски, волки-оборотни, попрятавшись под кустами, тихо завывали свою заунывную песню. Сталкиваясь, чёрные тучи трещали, боролись за первенство и, наконец, обессилев, сплетались воедино и проливались на землю ещё большим потоком хрустальных слёз.



Старая прогнившая насквозь лачуга стояла накренившись, и будто вздыхала при каждом новом раскате грома и боязливо вздрагивала при лязге железа, повторяющегося размеренно и как-то по особенному спокойно. Из маленького, косого окошка домишки светился неяркий свет. Он, то мерк, то вспыхивал, то танцевал, будто куклой управляя тенью, то тень управляла им…



- Саске, а Саске, ты же мне друг?



Учиха оторвался от уже идеально наточенной катаны и уставился на Наруто своим самым холодным взглядом, что, к его огромнейшему сожалению ничуть не смутило блондина, а казалось только наоборот, раззадорило и дало повод довести начатое до конца. А начинать было что, Саске хорошо видел это в расширенных от возбуждения зрачках и подрагивающих губах. Узумаки был напряжён, а это могло значить только одно, сейчас он будет нести такую ахинею, от которой последнему наследнику великого клана захочется заткнуть уши, а лучше вообще бежать отсюда без оглядки…



Саске поморщился, подсчитывая все свои шансы показать Узумаки что всё то, что только могло взбрести ему в голову не с лучшей стороны и отговорить его, а заодно обезопасить себя. Увы, шансы были ничтожно малы…



- Ну, чего тебе? – обречённо протянул Учиха и опять стал точить кунаем лезвие своей верной катаны, пытаясь показать этим всё своё безразличие к сидящему напротив субъекту. Наруто облизал вмиг пересохшие губы и, набрав в лёгкие побольше воздуха, выпалил:



- Саске, я целоваться не умею!



Учиха замер, кашлянул, отложил катану, медленно поднял взгляд и вперив его в зардевшуюся физиономию Узумаки ехидно поинтересовался:



- И ты хочешь, чтобы я тебя научил?



Наруто тут же оживился и так закивал головой, что Саске даже показалось, что она у него сейчас просто отвалится.



В чёрноволосой голове что-то щёлкнуло, и Учиха еле удержал себя, чтобы не расхохотаться на весь лес, в коем они на данный момент застряли.



- Дурацкая шутка... – фыркнул он, но всё же кончики его губ так и норовили взлететь к самым ушам.



Узумаки резко перестал кивать, на миг его взгляд стал неосмысленным, а потом он уставился на Саске самым невинным взором, на который был только способен. Зная эту светлую голову не один год, Учиха смог заключить, что с расчетами он ошибся…



- Нет! – резко бросил брюнет и отвернулся.



- Ну, Са-аске-е-е! – растягивая гласные, заныл Наруто. – Мне очень, очень надо!



- Зачем?! – зашипел на него Учиха и его тень, казалось, увеличилась вдвое, и нависла над Узумаки,

ожидая команды «нападать». С ответом Наруто не заставил себя долго ждать.



- Сакура согласилась пойти со мной на свидание, а я не хочу выглядеть перед ней, как идиот!



Саске косо взглянул на блондина.



- Согласилась? Не ожидал…



- А что в этом такого? – тут же насупился Узумаки.



- Да ничего… Если только не брать в расчёт то, что она отказывала тебе…ммм… дай посчитаю… - Учиха стал загибать пальцы. – О! Восемь лет! Она отказывала тебе восемь лет и тут вдруг согласилась? – Саске ещё раз пробежался взглядом по загнутым пальцам и несколько рас сжал и разжал их.



- Дождь не может идти вечно, Саске! – с деловым видом фыркнул Наруто и, парадируя Учиха, брезгливо поджал губы, что в сочетании со сказанными им словами больше походило на неудачную шутку, чем на что-то более глубокое. Брюнет хрипло усмехнулся и положив себе на колени катану провёл по ней кончиками пальцев.



- Я смотрю, ты книжки стал читать… Похвально… - обрадовавшись, что разговор постепенно стал уходить от темы, философски протянул он, не хватало только воздетого к потолку пальца.



- Та-ак, Саске! Не уходи от темы! Так ты научишь меня целоваться? – Всё желание Учиха дальше философствовать сдулось на глазах.



- Нет. – категорично заявил он.



- Как «нет»? Это ещё, почему это «нет»?! – взвился Наруто.



- Да хотя бы потому что я понятия не имею как Этому можно учить! – зло сверкнув глазами гаркнул Учиха. – Да и с чего ты вообще взял, что я умею?! – немного поколебавшись, выставил он свой последний аргумент.



Ну, да ладно, на войне все средства хороши!



Наруто удивлённо уставился на брюнета, поднёс руку к лицу, ущипнул себя за щёку, и захохотал. Учиха недовольно поморщился.



- Ты… ты меня что, совсем за тупого держишь? – вытирая выступившие на глазах слёзы, пропищал он сквозь смех. – Саске… Саске Учиха не умеет целовать! – он схватился за живот и рухнул на пол, от чего бедный, давно ушедший на пенсию домик ощутимо покачнулся, а недавно заделанная ими дыра в крыше вновь открылась. Три керосиновые лампы, стоящие по углам моргнули и стали меркнуть.



- Прекрати выплёскивать чакру, придурок! – зашипел Учиха и, встав, стал обходить лампы прикасаясь к каждой рукой и устанавливая барьер.



- Ладно… ладно… я… - Узумаки кашлянул, пытаясь замаскировать хихиканье. – всё… Всё я…



Саске поморщился и уселся на прежнее место.



- Так научишь? – перестав смеяться, упёрто спросил Узумаки. Учиха глубоко вздохнул, взвесил все «за» и «против», и перевёл на Наруто свой ничего не выражающий взгляд. Хоть взгляд его ничего не выражал, внутри Учиха шла настоящая атомная война, но вид буквально светящийся изнутри энергией Узумаки решил всё…



Род Учиха всегда сам по себе был пассивным. Они делали всегда то, что им приказано, не больше и не меньше, не бросались грудью защищать Родину, такие поступку у них вообще не уважались. Приветствовалась хитрость, ум и изворотливость… Они знали, кто самый сильный и этого им хватало. Но, вот беда, последнее поколение шло вразрез со всеми правилами своего древнего клана. Возможно, сказывалось отсутствие воспитания в подростковые годы, но Саске хоть и был скрытным, пытался всегда всё держать в себе, но всё равно всегда и везде старался всех превзойти и показать кто главный. Сейчас же Саске решил поддаться течению. Мол, будь что будет…



- Ладно… - неохотно протянул он и осмотрелся по сторонам. Так и не обнаружив ничего подходящего, он перевёл взгляд на чуть ли не подпрыгивающего от счастья Узумаки.



- У тебя из еды что-нибудь осталось?



Наруто удивлённо захлопал глазами и помотал головой.



- Нет, ничего… Я всё ещё утром съел… - На укоряющий взгляд Учиха он только вспылил: - Ну, откуда я знал, что Сакура так задержится! Да и дождь…



Саске вздохнул и полез к себе в сумку. Вскоре между брюнетом и блондином стояла коробочка с данго без палочек. Наруто удивлённо захлопал глазами. Он прекрасно помнил, как Саске всегда воротил нос от сладкого, а тут на тебе! Он данго с собой таскает!



Узумаки недоверчиво потыкал шарики пальцем, тем самым, убедившись, что это вовсе не иллюзия. Блондин понюхал вымазанные в золотистом сиропе пальцы и, наконец, облизал их. Лицо Наруто блаженно вытянулось, но он не собирался оставлять свой появившийся вопрос без ответа.



- Ты же не любишь сладкое! – подозрительно щурясь, сказал он.



- Не люблю… - согласился Саске. – Но это не повод, чтобы не иметь его при себе…



Наруто поморщился. Понимание пришло к нему мгновенно. Это была, пожалуй, самая отвратительная черта характера Саске.



Он не любит, это да… А вот противоположный пол…



- Но я всё же не понимаю, зачем нужно было тащить это… - Наруто щёлкнул по коробке с данго пальцами. – В такую даль. Неужели нельзя было купить здесь?



Саске неопределённо пожал плечами.



- А-а… а зачем ты это… Оно что, протухло? – Наруто сморщился.



- Ты же сам хотел научиться целоваться. Ну, что ж, начинай!



Наруто уже в который раз удивлённо выпучил глаза.



- А-а… Как?



Саске вздохнул, потёр переносицу и спросил:



- Как ты вообще себе это представляешь?



Наруто задумался. Вдруг его лицо просветлело и, взяв один шарик, вытянув губы, стал неумело тыкаться в него.



Саске недовольно поморщился и жестом руки остановил его.



- Уж поверь, если ты будешь целовать Сакуру Так, то это будет твоей первый и единственный поцелуй… - безразлично протянул он.



- Так, а я тебе, о чём говорю? Научи, а? – взмолил Наруто.



Саске цокнул языком и немного поколебавшись, взял второй шарик, оценивающе оглядел его со всех сторон и впился в него своим аристократическим учиховским поцелуем. Данго оказалось настолько приторно садким, что Саске зажмурился. Когда же он, наконец, открыл глаза, то обнаружил, что Наруто уже не сидит на своём месте, а с интересом разглядывает его сбоку. Положив уже порядком помятую сладость рядом с коробкой, Учиха вперил свой тяжёлый взгляд в Наруто. Тот вздохнул и покачал головой.



- Я ничего не понял…



Саске скрипнул зубами. Не стоило и ожидать, что это будет легко, тем более, что поцелуи с данго он сам практиковал впервые…



Казалось, легче было поцеловать самого Узумаки, чем учить его каким-либо другим способом.



Саске замотал головой.



Что за дурацкие мысли?! Целоваться с Наруто?! Нет, всё-таки блондинизм заразен…



Хотя…



Он перевёл на поникшего Узумаки задумчивый взгляд.



Ведь он отстанет, да и не узнает всё равно никто об этом…



- Знаешь, учиться так, бесполезно… Нужна практика…



Наруто поднял на него взгляд и тут же стал сосредоточенным так, как будто брюнет собирался не целоваться его учить, а какой-то очень сложной и ужасно засекреченной технике, из чего Саске понял, что обреченность тот всего лишь изображал. Потомок великого клана зло чертыхнулся про себя, но слова уже были сказаны, а Саске не привык отступать.



- Так… ммм… - Наруто вдруг зарделся. Да и Учиха сам еле сдерживался.



Господи, какой абсурд!



- Ладно, иди сюда... – сказал Саске и повернулся к Наруто.



Блондин хихикнул, пододвинулся ближе и вытянувшись к Саске закрыл глаза и оттопырил губы, мысленно благодаря Саске, что тот всё-таки не бросил друга в беде, но если бы он сейчас видел его лицо, то вряд ли бы Узумаки посещали такие мысли…



Это был, наверное, самый противный поцелуй в его жизни. Зубы стукали друг о друга, во рту было слишком много слюны, а от осознания того, что он целуется с Наруто(!) с этим чёртовым датебайо, ему хотелось выйти под дождь, вставить два пальца в глотку и хорошенько выблеваться.



Наруто испытывал почти то же самое, нет, Учиха целовался просто превосходно, но тошно становилось оттого, что это именно Учиха целовался с ним, и теперь идея просить Саске о том, чтобы он научил его этому древнему искусству, уже не казалась такой уж гениальной.



Они собирались оттолкнуть друг друга, когда дверь вдруг скрипнула, и раздалось тихое «Ох!». Наруто и Саске мгновенно оторвались друг от друга, вскочили на ноги, а дверь в унисон с громом хлопнула. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, кто застал их за таким сомнительным занятием…



Оба парня рванули на улицу. Дождь лил как из ведра, и они мгновенно промокли, но сейчас это их абсолютно не волновало.



Волки-оборотни, казалось, стали завывать ещё громче, гром греметь всё чаще, а гроза рвать небо на неровные куски с большим усердием. Ветхий домик облегчённо вздохнул, а керосиновые лампы стали меркнуть.



Сакуру они нагнали быстро. Да она и не пыталась убежать от них.



- Сакура! Сакура, подожди! – Наруто подбежал к ней и схватил за руку. Саске же шёл чуть поодаль.

Харуно обернулась и посмотрела на Наруто. Сейчас было непонятно, плачет она или нет, но Наруто казалось, что он видит в её глазах ту картину, ту в которой он и Саске… Он и Саске… Он… и Саске…



- Ты всё неправильно поняла! Я… я могу объяснить!



- Ненужно… - девушка выдернула свою руку из его пальцев. – Я… знаешь, я всегда подозревала…



- Подозревала? – Наруто удивлённо застыл рядом. Саске поморщился, но ничего говорить не стал, не потому что считал это ненужным, а потому что просто не знал, что можно сказать в подобной ситуации…



- Да, чёрт возьми! Я думала об этом! – закричала девушка. – Но, тогда скажи мне, зачем? Зачем ты звал меня… звал меня на свидание с тобой столько лет?!



Слова Харуно задели не только Наруто, но и Саске.



Как она могла подумать такое?! Что они… Они!.. О, Господи…



Наруто молчал. Молчал и Саске.



Сакура шмыгнула носом.



- Я не понимаю… Зачем? – прошептала она.



- Сакура… Ты всё неправильно поняла… - убито ответил ей Наруто. Девушка усмехнулась. Переубедить её сейчас было невозможно. Женское упрямство и уверенность в своей правоте…



Хотя, если бы кто-то из них забыл свою обиду на её слова, возможно… Возможно…



- Хотел отомстить мне? – стала рассуждать она вслух, пытаясь подавить так и рвущиеся наружу всхлипы. – Если так, то у тебя это получилось! Ты разбил мне сердце, доволен?! – опять перешла она на повышенные тона.



Годами выстроенная дружба рушилась на глазах.



- Нет… - Наруто замотал головой. – Я… я не хотел… - Он попытался взглянуть ей в глаза, но девушка упорно не поднимала взгляд. – Сакура, поверь мне…



- Дождь не может идти вечно… - прошипела она сквозь зубы и подняла на него горящий от ненависти взгляд. – Так ты, кажется, сказал тогда?! Тогда, когда я согласилась?!



Наруто неуверенно кивнул.



- Так ты был не прав! – вспылила девушка. – Он может идти вечно! – она неопределённо махнула в изливающее на землю свои слёзы небо и, развернувшись, побежала прочь.



Наруто сжал зубы. Саске было дёрнулся за девушкой, но остановился. Было прекрасно понятно, что единственное, на что она сейчас была способна, так это только на драку. Хороший, проветривающий мозги мордобой.



Они знали друг друга много лет, но этого не хватило им, чтобы разгадать друг друга.



А возможно во всём виновата нелепость ситуации?



~ * * * ~



Последние слова Сакуры больше походили на пророк, чем на просто бездумно выпаленную фразу. Дождь шёл уже второй месяц…



Саске сидел, откинувшись на неудобном стуле со спинкой и уже в который раз читал одну и ту же бумагу.



«23 июля, н-ного года, без вести пропала Харуно Сакура…

2 августа н-ного года, без вести пропал Узумаки Наруто»



Отложив бумагу, Учиха встал и подошёл к шкафу, достал оттуда чистый, дорожный плащ и рюкзак. Наскоро накинув на себя рюкзак и плащ, Саске вышел из дома.



Дождь лил всё так же, как и в первый день. Улицы Конохи пустовали. Да, в принципе, даже если бы и была солнечная погода, то было бы так же тихо.



Траур. В деревне шиноби был траур…



Саске поднял лицо к небу и хрипло усмехнулся.



- Значит, Наруто всё же ошибся… - протянул он в своей обычной манере. – Хотя… он всё равно не может идти вечно…



«…29 августа, н-ного года, без вести пропал Учиха Саске»



Кто же мог знать, что такое весёлое начало может привести к столь трагическому концу? Никто не знал… даже они…



[i]- Дождь не может идти вечно…

- Почему это?

- Потому что тогда бы земля стала слишком тяжёлой и упала…[/i]



Название: [b][i]Несовершеннолетним вход воспрещён. [/i][/b]

Автор: Герда

Жанр: гет, стеб, юмор.

Персонажи/пары: Сакура, Саске, Ино, Наруто, Хината, Сай, Киба, Шикамару.

Рейтинг: PG-13

Дисклеймер: всё принадлежит тому, кому принадлежит…

Размер: Мини.

Статус: Закончен.

От автора: Пыталась написать что-нибудь весёлое и необычное. Что-то такое, что могло зацепить. Старалась. Надеюсь вам понравится.





Благородная птица рода королевских ястребов летела важно, раскинув огромные крылья, и смотря на всех земных с презрением. Самого ястреба чуть ли не раздувало от гордости, ведь ему доверили письмо родственники Кадзекаге! Прибыв к нужному дому, птица отклонилась назад, чтобы начать тарабанить своим огромным крепким клювом в окно, как оно само распахнулось и важную, переполненную гордостью птицу втащили за левую лапу, куда было привязано столь же важное с красной печатью самого Кадзекаге письмо, внутрь.



— Прибыло! — заорал кто-то сверху, и в следующую секунду письмо было сдёрнуто с лапы ястреба, а сама важная, белых кровей птица была небрежно вышвырнута в окно. Птица возмущённо пискнула, но так и не найдя в лицах своих обидчиков никакого раскаянья, ощетинилась и улетела, про себя вынашивая кровавый план расплаты за своё унижение.



— Ну, что она там написала? — к Наруто подскочил Киба и попытался прочесть письмо из-за плеча блондина.



— Между прочим, она мне отвечала. — сонно причмокнув сказал Шикомару и перевернулся на другой бок. На реплику главного стратега войны никто не отреагировал.



— Ну, что там?! — Сакура и Ино возбуждённо нарезали круги вокруг сощурившихся парней. — Ну, быстрее! Читать разучились что ли?! — заверещали девушки хором и попытались добраться до письма, но были остановлены фирменным учиховским взглядом а-ля айсберг в холодильнике.



Наруто перевернул письмо, и его лицо просияло. Киба кивнул, и прежде чем углубиться в содержание сего текста пробормотал:



— Вот так вот понятнее…



Саске презрительно фыркнул — шаринган выполнял много функций, переворачивание текста соответственно.



— Она пишет, что ты должен сам это увидеть, Шикомару! Что за хрень, она не сказала, что там! — разочарованно заскулил Наруто и передал письмо девушкам, которые после прочтения были столь же расстроены, как и он сам.



Нара перевернулся лицом к своим гостям и зевнул.



— Если она не ответила прямо, значит это всё-таки стоит увидеть… тем более нам… — протянул он и опять отправился в сладкие объятья Морфея.



Сай перевёл взгляд со своих неровно намазанных чёрным лаком ногтей на Шикомару и, придав своему лицу более важный вид, сказал:



— Я думаю, что кличка для этой блондинки подойдёт больше «кактус», чем, как ты её там называл? А, «женщина»! Да, «кактус» будет звучать определённо лучше… Да и волосы у неё…



— Сай, заткнись! — рыкнула Сакура и посмотрела на сопящего Шикомару. — Разбудите его кто-нибудь, иначе я разнесу этот дом к чёртовой бабушке!



Хината, до этого неуверенно переменившаяся с ноги на ногу у двери встрепенулась и, подбежав к дивану, застыла перед Шикомару и покраснела до кончиков ушей, только сейчас до неё дошло, что ей придётся прикоснуться к нему.



Теперь уже точно единственный и неповторимый отпрыск славного клана Учиха страдальчески закатил глаза и, облокотившись одной рукой о подлокотник дивана, пустил по нему электричество. Хината отползла от дивана, а Шикамару тут же подскочил, его итак торчащий во все стороны хвост, вздыбился ещё больше. Лицо самого невозмутимого стратега-гения исказила ужасная гримаса гнева, рваный широкий шрам на правой щеке, подарок войны, вытянулся и стал ещё безобразнее. Сон Шикомару — это святое, а если кто-то этого не понимает, то он — не жилец. Это относилось ко всем, кроме Темари, она будила его несколько другими способами, против которых Нара ничего против не имел (цветочками нос щекотала. ничего криминального!), ну и естественного неповторимый Саске Учиха, который после войны немного хромал на голову и стрелял молниями во всех по поводу и без, причём эти молнии могли вылетать у него из разных мест… До сих пор было не известно, что Узумаки делал с Саске в пещере целых два дня, после того как победил Мадару, раз оттуда Учиха Наруто притащил на спине и всего в слезах. Ходили слухи, что Наруто умудрился победить Саске, показав ему новую технику, смысл которой состоял в том, что враг видел себя только в розовых трусах в белый цветочек. А потом целый день рассказывал ему пошлые анекдоты Джираи, от чего рассудок Учиха немного пошатнулся, и теперь у Саске даже при виде колодца и опускающегося в него ведра начиналась истерика.



После того, как Сакура согласилась на неожиданное предложение Саске, сходить куда-нибудь и ей пришлось тащить его в больницу, так как её техники не помогли, после того как он увидел протирающего изнутри фужеры официанта, она его избегала и чаще на людях появлялась в компании Наруто, от чего тот был безмерно счастлив.



Шикомару перевёл взбешенный взгляд на облокотившегося о диван Саске и с горечью проглотил всё то, что хотел высказать подлецу посмевшему прервать его сон.



— Ну, и что мы теперь будем делать? — возбуждённо закричали Ино и Сакура хором.



Шикомару перевёл на них взгляд и горестно вздохнул.



— Будем брать на живца…



Девушки недоуменно переглянулись. Хината при получении повода опять покраснела. А парни заухмылялись.



А дело было в том, что каждый вечер, когда толстая стрелка, наконец, доползала свой круг, Коноха преображалась. Над обшарканными неприметными днём дверьми загорались интригующая надпись «Несовершеннолетним вход воспрещён». А вышибала стоящий на входе пропускал туда и отправлял в нокаут примерно одинаковое количество людей.



Темари была совершеннолетней уже как пять месяцев, а компании из Конохи оставалось ждать ещё около полтора года. Однако девушка развёрнутого ответа не дала, но у коноховцев уже были некоторые идеи насчёт того, что могло скрываться там…



Шикомару предполагал, что там находится какая-то сверхсекретная база с новейшими технологиями, от габаритов размаха которых несовершеннолетний разум может просто сойти с ума. Высказывая свою теорию, он неоднозначно поглядывал на Саске. Сам Учиха предположил, что там находится туннели по которым можно было попасть в любую точку планеты, но в связи отсталости некоторых умов, тогда он бросал неоднозначные взгляды на Ино, и блондинка тут же начинала строить ему глазки, и развязности ртов, неоднозначный взгляд опять на Ино, девушка опять усердно строила последнему отпрыску великого клана глазки, до совершеннолетия индивидам эта тайна не открывается. При том всё это было сказано настолько заумным языком, что Шикомару потом приходилось переводить, что его ужасно бесило, так как сама речь Учиха была минут пятнадцать, а это надо было слушать и запоминать, и за имением тех, кто любил переспрашивать, особенно если это была речь Саске, грозный в сторону Ино. Сакура согласилась с Шикомару, Ямонако согласилась с Саске. Сай не согласился ни с кем и своего ничего не предложил. Наруто же уверенно заявил, что там находится макаронная фабрика и несовершеннолетних не пускают туда в связи с их обжорством. Когда же спросили мнение Хинаты, она от такого большого внимания к своей скромной персоне просто упала в обморок.



Итак, наши герои стали искать способ прорваться внутрь. Они пробовали всё: начиная от глаз Хинаты и хенге, заканчивая тараном. Пытались давить авторитетом — бесполезно. Вышибала там оказался на редкость крепким, и ему было абсолютно по барабану, Сакура Харуно это, великий целитель, героиня войны, Учиха Саске это, последний отпрыск великого клана или Узумаки Наруто...



После того как они уже пяты раз повалялись в ближайшей мусорке, Сай пошутил, мол, Наруто прятать не на живом острове надо было, а в том самом месте. Один вышибала выиграл бы им всю войну. Наруто тогда обиделся. Как же, Его, победителя непобедимого и бессмертного Учиха Мадары сравнивают с каким-то там тупоголовым мужиком. То, что это самый тупоголовый мужик уже пятый раз заставляла его отплёвываться от чешуи тухлой рыбы, Узумаки благополучно забыл.



За неимением другого варианта, друзьям пришлось штудировать библиотеку. Библиотекарь, завидев на горизонте Наруто, сразу же спрятался под стол и так оттуда и не вылизал ни под каким предлогом, так что ребята могли брать всё, что им вздумается. Как ни странно, но именно Узумаки и наткнулся на решение проблемы.



— Смотрите! Вот оно! Ну, точно оно!



Коноховцы, столпившись вокруг Наруто, принялись читать. Всё оказалось до безобразия просто.



— Мне кажется, что это не так просто, как кажется… — протянула Сакура. Шикомару кивнул.



— Показал им бумажку и всё, это вряд ли… Тем более нам ещё придётся это сделать… — протянул он. — К тому же нужны пары, — он обвёл всех взглядом. — Кто не традиционной ориентации? Признавайтесь!



Парни скривились. Хината покраснела и вцепилась в стол, чтобы не упасть в обморок и тихо прошептала.



— Я могу попросить Неджи-нии-сана…



Шикомару усмехнулся.



— Зачем нам Неджи-нии-сан, у нас девушек не хватает! — весело сказал он, и легко хлопнув ещё более зардевшуюся девушку по плечу, прошептал ей на ухо: — Или он того?.. И за девушку сойдёт?



Девушка побледнела и перевела на Нара испуганный взгляд.



— Ннн…нет! Неджи-нии-сан не такой! — Девушка уже была готова упасть в обморок.



— Успокойся, Хината, знаем мы, что не такой он! — сердито сказала Сакура и погрозила кулаком Шикомару. — Темари всё расскажу!



— Так что делать то будем? — спросил Наруто. Все взгляды обратились к нему. — Это же всего лишь расписка, ничего особенного! Расторгнем потом, если что!



Так они и сделали. Ничьё вмешательство для этой «расписки» нужно не было. Провели ритуал они сами. Хотя и ритуалом то это назвать сложно было, смешать кровь в стакане и прошептан немудрёную формула, а потом влить в стакан чакру. Под немудрёной формулой подразумевалась непонятные звуки, которые произносились на распев, коноховцы не стали себя утруждать переводом, только потом они узнали, что следовало бы…



Шикомару не долго думая, попросил прислать флакончик с кровью Темари, естественно не сказав для чего именно. Правда, перед тем как прислать кровь, девушка прислала возмущение в десяти страницах мелким подчерком. Да и птица, которая носила письма, было до ужаса упрямой и даже нагадила Нара напоследок на голову. Откуда кровь взял Сай не знал никто, но и не беспокоились — кровь должна быть отдана добровольно.



И, наконец, нога слишком любопытных несовершеннолетних переступила порог… самого крупного борделя во всей стране Огня.



Саске упал в обморок ещё на входе, как только увидел бегущую к ним раздетую девицу. Хината упала в обморок, после того как девушка полезла её щупать. Сакура с Ино с оглушительным визгом пулей выскочили на улицу. Шикомару, ум которого сейчас бесновал где-то намного ниже головы, кое-как смог выпутаться из длинных рук двух девиц и быстрым шагом выйти на улицу.



Ох, и пожалел Наруто, что вызвался нести деньги… или не пожалел?



Благо Ино и Сакура бегали быстро, и уже через пять минут в бордель ворвалась взбешенная Цунаде и зевающая Шизуне с Тон-Тоном на руках.



~ * ~



— Где были ваши мозги?! Саске и Хината в больнице с нервным расстройством! Уму не постижимо! И это будущий Хокаге! — верещала Цунаде. Однако успевшие напиться за пять минут Наруто и Киба только что-то невнятно мямлили ей в ответ, периодически икая. Цунаде обратила испепеляющий взгляд на Шикомару и прижавшихся к нему с двух сторон девушек. — А вы?!..



— Ну, мы же не знали… — пробормотал Нара, а Сакура и Ино интенсивно закивали, подтверждая слова парня.



Цунаде провела рукой по лицу и села в кресло.



— Как вы вообще смогли туда пробраться? Я же всё предусмотрела! — сказала она уставшим голосом.



— Ну, мы в общем… — начала Сакура. — ритуал провели. Всё оказалось очень просто…



— Ритуал? Какой ритуал? — удивлённо спросила Цунаде.



— Ну, вот этот… — девушка протянула своему бывшему сенсею клочок бумаги, где был подробное описание самого ритуал.



Цунаде пробежалась по строчкам глазами и хихикнула, но тут же взяв себя в руки, подняла взгляд на сидящих перед ней подростков.



— И вы это сделали? — спросила она и передала листок Шизуне. Брюнетка спрятала лицо за листком, и с её стороны послышалось сквозь кое-как сдерживаемое хихиканье:



— Ну, вы попали…



Сакура на вопрос Пятой Хокаге кивнула. Блондинка протянула ей руку. Девушка удивлённо уставилась на неё. Цунаде усмехнулась.



— Поздравляю, молодожёны…



~ * ~



Из кабинета Пятой Хокаге все вышли более чем протрезвевшими. Наруто усердно прятал глаза. Сакура то краснела, то бледнела. Шикомару размышлял над тем, дадут ли ему выспаться на том свете. В том, что его в скором времени туда отправят, он не сомневался. Довольными сейчас оставались только Ино и Киба. Первая была счастлива примерить на себе столь желанную фамилию, а, учитывая то, что тот ритуал оказался настолько древним, что обратить его просто невозможно, то Саске от неё никуда не денется, а Кибе уже надоело пытаться обратить внимание Хьюго на себя. Правда, он всё же опасался реакции её родни. С кем с кем, а вот с Инузука Хьюго точно породниться никак не планировали…



Шикомару обвёл всех взглядом и вскинул бровь.



— А где Сай?



[i]Все три работы написаны для ДК. Работы победившие. [/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 27 Feb 2011, 20:34

Пользователь Mi_sa отсутствовал в базе форума Миката.



[b][i]Где продолжение "Эффект бабочки???"[/i][/b] :laugh:
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Лис. (архив) » 27 Feb 2011, 22:25

[b]Mi_sa[/b], а где обязательное чтение правил подфорума?
User avatar
Лис. (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 19 Mar 2011, 18:39

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[i]Приношу свои глубочайшие извинения за столь долгую задержку! Больше таких не будет (ну, я надеюсь). Помните, что ваше внимание для меня самое важное! И стараюсь я, как для себя, так и для вас (для вас, наверное, даже больше^^)[/i]



[b]1,3



Аматэрасу[/b]



Солнце сегодня, казалось, было особенно ярким. Как ни странно, это только раздражало. Ей хотелось дождя, урагана, мрака. Пение птиц никак не подходило под музыку, которая играла внутри неё. С каждым его взглядом она чувствовала себя всё хуже и хуже. Она не знала, делал он это специально или нет, но, пожалуй, достать ему её удалось.



«Чёрт! Почему я не осталась дома?» — уже в который раз проносились мысли в голове. Она знала ответ, но не хотела даже думать об этом. Она так устала каждый раз изображать из себя сильную куноичи. Даже тогда, когда казалось, что сердце должно вывалиться изо рта вместе с рвотой ото лжи, что выходила из неё каждый день, каждый час, она всё равно шла вперёд, когда всё тело и душа подыхали и жалобно умоляли её остановиться, прилечь и отдохнуть.



Она так давно уже не слушала себя, делала лишь то, что должна, что это уже превратилось в какую-то назойливую привычку, от которой нет избавления. Вечный долг никому, ни перед чем. Долг, присягу которому она не давала. А когда она уже собиралась отступить, забыть, к чему всё шло, перед её глазами всплывало лицо Наруто. Нет, он не винил её, не было в его глазах и капли укора или отвращения к ней. Он лишь хитро улыбался и качал головой, будто она сделала что-то настолько забавное и не похожее на неё. И она опять взваливала на себя этот чёртов долг и тащила его на себе. Она не знала, почему делала это.



— Сакура! — Мадара схватил её за запястье и развернул, чтобы видеть её затуманенные глаза. — Сколько можно?..



— Что? — она удивлённо моргнула.



Мадара нахмурился. Что-то прикинув в уме, он настойчиво потянул её за собой к дереву, под которым они всегда отдыхали после утомительной тренировки. Он усадил её у его подножья и присел перед ней на корточки.



— Что беспокоит тебя? — спросил он спокойно, и Сакура с удивлением поняла, что в его глазах было беспокойство. Оно было настолько хорошо запрятано за миллиардом масок Учиха, что, наверняка, он и сам-то даже не подозревал о нём.



— Н-ничего… — выдохнула она.



Мадара поморщился. Он никогда не тянул из кого-то слова. Всегда предпочитал выбить их быстро силой, но Сакура — это было другое. Тем более, его удивляло, что его вообще волновали её душевные терзания. Он тяжело вздохнул.



— Нет, тебя что-то беспокоит, — он протянул руку и дотронулся до её щеки. Девушка вздрогнула, её взгляд забегал — Мадаре это показалось забавным. Сакура вжалась в ствол дерева, желая прекратить этот контакт с ним, но он, будто издеваясь, опять потянулся к ней.



— Что ты делаешь? — еле слышно поинтересовалась она и отвела взгляд. Девушка с раздражением поняла, что её щёки начинали гореть.



— Так что тебя беспокоит? — проигнорировав её вопрос, повторил он.



Сакура нахмурилась и опять посмотрела на него.



— Я же сказала, что ничего! — более твёрдо ответила она и, оттолкнув его руку, резко встала. — Давай продолжим тренировку, — она быстро обошла его и направилась на полигон. Мадара остался сидеть перед деревом. Его руки сжались в кулаки.



Он тут нянчится с ней, а она отвечает ему таким пренебрежением?!



Учиха сжал зубы. Он никогда ещё ни к кому не проявлял такого рода внимание, а тут какая-то девчонка… Наверняка, Сакура не понимала, как близко сейчас она находилась к смерти.



Он не знал, почему это так взбесило его. Да, должно было быть неприятно, что она ответила ему так, но он был в бешенстве. Мадара закрыл глаза и тяжело вздохнул. Он должен очистить свою голову. Было бы просто невыгодно причинить ей сейчас вред. У неё была информация, важная ему, и нельзя было просто забыть об этом. Но отыграться он был должен. Уж слишком она задела его.



Мадара встал и быстрым шагом направился к Сакуре, которая сейчас метала кунаи в мишени. Её движения были резкими и даже неправильными, она, конечно, попадала по ним, но понять, что метание кунаев была далеко её не самая сильная сторона, парню не составило труда. Она, казалось, не замечала его, когда он был всего в метре от неё, однако, когда он подошёл к ней достаточно близко, она замерла.



— Чего ты хочешь? — выдохнула она. Её пальцы дрожали, и поэтому она сжала их в кулаки. Он не стал отвечать ей. Резко схватив девушку за плечи, он развернул её к себе лицом и впился в губы. Он не целовал её по-настоящему, лишь покусывал её нижнюю губу и чуть не рассмеялся в голос, когда она стала икать.



Неужели поцелуй с ним был настолько страшен для неё?



Он хихикнул ей в губы и, кончиками пальцев проследив её позвоночник вверх, закопался ими в её розовые волосы. Они стояли так не долго, когда он вдруг почувствовал, что ему упирается что-то острое под рёбра. Он оторвался от её губ и, взглянув вниз, поднял брови. Он видел, как она избавилась от всех своих куниев и саев, когда кидала их в мишени, но она оказалась не так проста, Сакура прицепила к их ручкам нити чакры, и сейчас ему под рёбра упиралось больше десятка разнообразного острого железа.



— Отпусти, — ледяным голосом приказала она. Мадара пожал плечами и, оскалившись, отошёл от неё. — Никогда больше так не делай.



— А то что? — издевательски поинтересовался он.



— А то вот это, — она кивнула на оружие в руке. — Я затолкаю тебе в задницу.



Мадара выгнул бровь. Девушка опять икнула и поморщилась. Икота — об этом стоило только мечтать.



— А ты у нас недотрога, да? — спросил он, разглядывая её, будто видел впервые. Сакура в ответ лишь фыркнула.



— Я думаю, на сегодня хватит… — сказала она и пошла к дереву, где лежал её рюкзак. Мадара последовал за ней.



Вытащив два яблока, девушка перевела взгляд на парня и, вздохнув, протянула ему одно. Он никогда не приносил с собой что-нибудь. Мадара взял яблоко не колеблясь, но она видела в его глазах недоумение.



Они сидели под деревом, жевали яблоки и… это было так естественно. Правда Сакура всё равно чувствовала себя немного нервной. Не то чтобы ей не понравилось, что он сделал, даже очень наоборот, но он не целовал её по-настоящему! Почему он не поцеловал её?! Она скосила глаза на Мадару: тот беззаботно жевал своё яблоко. Девушка сжала губы в тонкую полоску. Неужели из-за того, что он считал её байстрюком, он не мог даже поцеловать её по-человечески? Она опять перевела взгляд на своё яблоко. Она даже не знала, было это банальное любопытство или что-то большее, но, чёрт, как же ей хотелось услышать его ответ.



— Зачем ты это сделал?



Мадара удивлённо посмотрел на неё.



— Что именно?



— Ну… — она замялась. — Это… — она кивнула на то место, где всё и произошло.



Мадара тоже посмотрел туда. На его губах расцвела слащавая улыбка.



— Так тебе понравилось? — поинтересовался он. Сакура отвела взгляд.



— Нет, — Она сжала губы в тонкую полоску.



Мадара наклонился, чтобы лучше видеть её лицо и тихо усмехнулся. Похоже, ему удалось здорово смутить её. Но ведь он этого и добивался, чтобы она почувствовала себя также неудобно, как и он несколькими минутами назад.



— Да неужели? — протянул он и опять облокотился о ствол. Сакура не ответила. В принципе, он не ждал её ответа. Здесь и так всё было понятно.



~ * ~



Она явно не хотела видеть её, а уж тем более говорить, но Сакура нуждалась в ней. Поэтому даже после того, когда Сая открыто проигнорировала её приветствие, девушка поспешила за ней.



— Сая! — она позвала её, но Сенджу не обернулась, а только ускорила шаг. Однако Сакура знала, что если бы Сая действительно не хотела говорить с ней, то она бы могла легко сбежать. Она подбежала к ней и схватила за руку, пытаясь остановить. Сая остановилась, но не обернулась. Сакура огляделась и поняла, что они были совсем близко к поместью Сенджу, но эта улица редко использовалась, поэтому людей здесь было мало, на данный момент не было никого. Сакура вдруг поняла, что Сая специально завела её сюда. Она отпустила руку брюнетки.



— Ты специально это сделала, да? — поинтересовалась она тихо. Она спрашивала себя, могла ли Сая напасть на неё. Она не знала из-за чего, но, казалось, девушка была зла. Сая резко обернулась. Её чёрные пустые глаза смотрели как будто не на неё, а куда-то дальше. Сакуре даже захотелось обернуться и посмотреть, что так заинтересовало Сенджу.



— Ты должна оставить его, — вдруг сказала девушка. Сакура удивлённо подняла брови.



— Кого?



— Моего брата, Хашираму, ты ещё помнишь такого? — зашипела она.



— Причём здесь он? — удивлённо спросила она.



— Ты делаешь ему больно. Ты не сможешь ему подарить ничего, кроме страданий. Ты должна оставить его.



Сакура нахмурилась.



— Я никогда и не была с ним… — прошептала Сакура.



— Вот именно! — зашипела Сая. — Тебя больше интересуют ублюдки, такие, как твой ненаглядный Учиха! Скажи, ты уже трахалась с ним, а? И как, приятно? Надеюсь, тебе понравилось! — в каждом её слове было столько яда и гнева, что Сакуре стало плохо и на мгновенье, она почувствовала себя настоящей шлюхой. Она сама удивилась, как смогла удержать маску безразличия на своём лице.



— Это не твоё дело, — сказала она тихо.



— А мне кажется, что это как раз таки моё дело! — крикнула она. Сакура вздрогнула. Так странно было видеть Саю, всегда такую сдержанную и спокойную в таком состоянии. — Он - мой брат, и я люблю его! А ты ломаешь его! Выбирай, или ты остаёшься с ним и будешь всецело принадлежать ему, или делаешь так, чтобы он тебя больше никогда не видел!



— Ты прекрасно знаешь мой ответ, — Сакура выдохнула и прикрыла глаза. — Но я не собираюсь покидать эту деревню.



— У Учих есть много поместий, я думаю, твой ублюдок сможет обеспечить тебе четыре стены, — зашипела Сая в ответ.



— Не называй его так! — Сакура насупилась. Она не понимала, из-за чего это происходило, она всего лишь хотела наладить с Саей отношения, ведь теперь она единственная знала о том, кто она. — И это вовсе не из-за него! Я могла бы любить Хашираму и я… я люблю его, но не так, как он бы этого хотел.



— Знаешь, ты здесь не нужна, лучше бы ты вообще не появлялась, — тихо, будто и не услышав того, что сказала Сакура, прошептала Сая и потянулась к своему поясу, где у неё была закреплена катана. — Теперь мне придётся убить тебя…



Глаза Сакуры расширись.



«Она не могла говорить это серьёзно, так ведь? Или…» — девушка не успела закончить мысль, как ей пришлось уклоняться от катаны Саи, которая рассекла воздух всего в нескольких сантиметрах над её головой.



— Сая, ты же не можешь… — начала она, пытаясь образумить взбешённую девушку, но Сая перебила её.



— Почему же, могу! — зашипела та. — Ещё как могу!



Сакура не хотела сражаться с ней. Она не видела в этом абсолютно никакого смысла. Сая ей не была врагом. Увернувшись от ещё одного выпада девушки, Сакуре пришлось отступить, и здесь она поняла, что её завели в тупик. Неужели Сая планировала нападение на неё? Улица, на которой они были, была узкой. Здесь было много тупиков и лишних стен, и Сакура совсем не знала её. Казалось, Сая чувствовала себя здесь более чем хорошо. Она выглядела уверенно, и всё её движения были точными, будто не раз отрепетированными.



— Сая! Прекрати! — крикнула Сакура, и на этот раз её пришлось использовать чакру, чтобы не попасть под лезвие. Девушка ей не ответила.



Сакура понимала, что долго увёртками она не продержится и, скрипя сердцем, потянулась к кунаям закреплённым у неё на бедре, когда вдруг прогремел взрыв. Земля под ними задрожала. Девушки подняли головы, чтобы увидеть чёрный дым, поднимающийся откуда-то с окраины деревни. Опять прогремел взрыв. На этот раз он был сильнее и, чтобы удержаться на ногах, девушкам пришлось опереться о стену дома.



— Что за чёрт! — зарычала Сая. Её взгляд горящих бешенством глаз метался от Сакуры к дыму и обратно. Защита деревни — это был её долг. Грубо чертыхнувшись и пообещав продолжить разговор, Сая сорвалась с места и помчалась вперёд по улице.



Сакура судорожно втянула воздух носом и, облокотившись о стену, сползла по ней вниз. Она не знала почему, но ей было ужасно больно от того, что Сая сказала ей:



«…ты здесь не нужна, лучше бы ты вообще не появлялась…».



Сакура помотала головой. Она не хотела быть здесь, так уж вышло. И тем более она не могла навсегда остаться с Хаширамой. И она защищала Мадару вовсе не из-за того, что он ей нравился. Да, в будущем его можно было бы назвать ублюдком, но сейчас… сейчас он был просто Мадара Учиха. Никакой ни Тоби, ни тиран или маньяк, а просто Мадара. Мальчик, сердце которого была настолько мало, что могло вместить в себя всего несколько однообразных эмоций, таких как гнев, ненависть и презрение. Это общество сделало его таким, он был виноват во всём этом меньше всего.



Сакура закрыла лицо руками. Ну, вот, она опять его защищает.



Опять прогремел взрыв. Земля запрыгала под ногами. Сакура оторвала руки от лица и посмотрела на них. Ничего не изменилось. Она осталась всё той же Сакурой, Мадара остался всё тем же Мадарой, а Сая была такой же, как и раньше, просто сегодня она показала одну из своих сторон, раньше которую усердно сдерживала.



Сакура встала и, оглядевшись, побежала прямо по улице. За это время эта деревня успела cтать её домом, а дом в случае нападения нужно защищать.



~ * ~



Изуно был напуган. На их деревню ещё никогда не совершали столь масштабных налётов, да и кто! Клан Сиройин*! Как можно нападать на свой же дом? Сиройин Нойкаре** был его лучшим другом, и Изуно был уверен, что тот был здесь, среди этих варваров. Мальчик присел и зажмурился, когда над его головой просвистели кунаи с взрывными печатями. Прогремел взрыв. Он распахнул глаза, как раз тогда, когда стена дома стала падать на него. Он даже не понял, что случилось, как Мадара появился из ниоткуда прямо перед ним, разрубил эту стену пополам ударом руки и обернулся к нему:



— Уходи отсюда! Спрячься! — приказал он. Изуно сжал губы в тонкую полоску. В глазах его брата было столько презрения. Он презирал его! Он думал, что его младший брат не мог сражаться на равных с ним… и это было правдой. Перед глазами всё поплыло от слёз накопившихся в них. — Изуно! Не испытывай моё терпение! — бросил Мадара под конец и с хлопком растаял в воздухе.



Изуно знал, что помочь ничем не сможет — он был слишком слаб, но просто взять и уйти… Это было просто отвратительно. Сакура наверняка была здесь, и она сражалась, как настоящий воин, хотя была девушкой! Неужели он вот так просто возьмёт и уйдёт? Конечно, нет, чёрт возьми! Он ни за что не уйдёт без неё!



Мальчик поднялся и огляделся. В пыли, поднятой взрывами, было почти ничего не видно, поэтому Изуно попытался активировать шаринган, что у него не вышло. Чертыхнувшись сквозь зубы, мальчик выставил вперёд руки и медленно пошёл вперёд. Вскоре туман из пыли рассеялся, и он смог различать силуэты, а потом и самих людей. Глаза Изуно расширились от ужаса, когда он увидел Сакуру, зажимающую кровоточащее правое бедро и… Сиройин Нойкаре. Тот улыбался своей зубастой улыбкой, смотря на раненую девушку, его белая шевелюра торчала во все стороны, а глаза были переполнены чуть ли не нежностью.



— Ты очень красивая… — услышал Изуно слова своего лучшего друга.



— Да неужели? — зашипела ему в ответ девушка и выпрямилась. Младший Учиха с удивлением понял, что её бедро уже не кровоточило.



— Ты не хочешь быть со мной? — плаксиво поинтересовался Нойкаре, не дожидаясь её ответа, он продолжил: — Хорошо, тогда я убью тебя.



Изуно показалось, что на мгновенье его сердце остановилось, а потом зашлось в бешеном ритме. Его лучший друг собирался убить Сакуру? Он не мог позволить ему убить её, но в то же время он не мог предотвратить это — он был слишком слаб. Ему так часто это говорили, что он даже перестал сопротивляться этой ауре слабости, так плотно окутавшей его. Он знал Нойкаре так давно, он знал, насколько тот был силён и безумен, насколько он был горяч и непредсказуем. Он был ему неровня.



Изуно сжал кулаки, его ногти впились ему в ладони, оставляя на них красные кровоподтёки, когда Нойкаре словно веер распределил в руке кунаи и метнул их в Сакуру. Она не могла увернуться, так как это было слишком быстро, а она ещё не оправилась от прошлой раны, девушка выставила перед собой руки и сжала зубы.



~ * ~



Она выбежала на главную улицу, когда её вдруг окрикнули. Голос был незнакомым, и он ей сразу не понравился. Сакура обернулась и встретилась взглядом с мальчишкой лет четырнадцати-пятнадцати. Она была готова поклясться, что где-то уже видела его. Она пригляделась: на его одежде были три разноцветных круга, она вспомнила — он был из клана Сиройин. В её времени этот сильный клан считался почему-то вымершим, хотя сейчас их представителей было много, в самом селении людей этого клана было около пяти десятков, а на территории всей страны Огня их было сотни.



— Чего тебе? — спросила она грубо. На его губах расцвела мальчишеская улыбка.



— Пойдём со мной… — он протянул к ней руку. Сакура нахмурилась. На его деревню напали, а он тут флиртует с ней! Да где его честь?!



Девушка отвернулась и пошла вперёд, она не хотела разговаривать с такими людьми, её от них буквально выворачивало.



— Это значит «нет»? — услышала она из-за спины, но отвечать не стала — не видела смысла. Даже когда за спиной послышалось тихой рычание, она не обернулась, за что тут же поплатилась. Она успела заметить кунаи, летящие в неё, но из-за неожиданности нападения не успела увернуться. Правое бедро взорвала боль. Шипя, Сакура резко обернулась, зажала царапину руками и сразу же приступила к лечению.



Какого чёрта он напал на неё?



— Никогда не поворачивайся ко мне спиной, когда я говорю с тобой, сука! — зашипел ей Сиройин. Сакура издевательски выгнула бровь, пытаясь скрыть своё недоумение.



— А то что?



Казалось, взбешенная чакра парня потянула свои горячие руки, и Сакура еле удержала себя, чтобы не отступить. Этот Сиройин был силён.



— Какого чёрта ты сделал это? — кивнув на своё раненое бедро, спросила девушка. — Мы же по одну сторону! — Прогремел взрыв. Сакура зашипела, так как чтобы удержаться на месте, ей пришлось усилить давление на раненую ногу. Когда пыль рассеялась, она обнаружила Сиройина намного ближе, чем он был, что её совсем не радовало. Она знала, что техники Сиройинов очень похожи на техники Инузука, но, в отличие от вторых, они не разводили животных, так как были слишком дики и неусидчивы для занятия подобным. Она знала, что Сиройины как-то пытались промышлять этим, но уже через полгода все собаки чудесным образом испарялись с их территории.



Сакуре совсем не нравилась эта дурацкая улыбка на губах парня. Казалось, он сейчас подойдёт к ней и потреплет по голове, как несмышлёного ребёнка, будто она сказала что-то невообразимо глупое. Но они же были по одну сторону, так ведь? Не могли же они напасть на свой собственный дом? Да и зачем это?



Сакура знала, зачем можно нападать на свой дом. Здесь было много вариантов: банальная власть или столь же банальная месть. Даже просто нужная клану информация могла привести к подобному.



— Ты очень красивая… — Сакура недовольно поморщилась от его слов.



«Прям эталон красоты!» — фыркнула она про себя. — «Здесь у них мода, что ли? У меня поклонников столько за всю жизнь не было, а тут… Прям на части разорвать готовы!»



— Да неужели? — язвительно зашипела она ему в ответ.



— Ты не хочешь быть со мной? — плаксиво поинтересовался Сиройин, не дожидаясь её ответа, он продолжил: — Хорошо, тогда я убью тебя.



Сакура подняла брови. Поведение этого мальчишки ей казалось безумно забавным. Однако, когда в его руках сверкнули острые кунаи, и в следующую секунду они уже летели к ней, смеяться ей мгновенно перехотелось. Подняв руки, закрывая лицо и важные органы, Сакура зажмурилась. Послышался звон металла. Девушка изумлённо распахнула глаза и сжала губы в тонкую полоску.



«Ну, красота! Просто замечательно!» — раздраженно думала она про себя, смотря на спину Изуно, застывшего перед ней. — «Теперь ещё и его спасать! За что мне столько счастья?!»



— Нойкаре… — выдохнул Изуно. Он не знал, звал он его или просто произнёс его имя. Сиройин же смотрел на него своими большими голубыми глазами, которые были сейчас похожи на льдинки. Вдруг он резко поднял руку и указал в сторону.



— Уйди, — приказал он.



Изуно помотал головой.



— Нет.



— Сейчас же уйди! Ради нашей дружбы, уйди! — рука Нойкаре задрожала то ли от напряжения, то ли от кое-как сдерживаемого гнева.



— Нет никакой дружбы, — прошептал Изуно и опустил взгляд, он не мог смотреть на своего старого лучшего друга. Нойкаре предал свою родину, значит, он придал и его, так ведь?



— Хорошо, — резким голосом сказал Нойкаре. — Как пожелаешь! — и потянулся к своей короткой катане, закреплённой у него на поясе. И Изуно вдруг понял, что Сиройин спокойно убьёт его — это было написано в его глазах. Он так легко отказался от их дружбы, и ради чего? Ради войны, крови,.. ради своего клана, своей семьи? Пожалуй, это было правильно, но не в глазах Изуно. В его глазах — это было предательство, гнусное и жестокое. Он почувствовал, как его дрожащие пальцы сомкнулись на отравленных иглах, которые веером лежали в его кармане. Ему всегда лучше получалось работать с ними, они были маленькие и удобные, лёгкие и, главное, одного попадания было вполне достаточно, чтобы закончить этот абсурд. Изуно ни разу не убивал, и он не желал попробовать, но сейчас, видя эту ненависть, внезапно вспыхнувшую в глазах Нойкаре, он понял, что он должен ответить ему тем же, иначе он не сможет победить, не сможет выжить.



— Изуно! — услышал он голос Сакуры и обернулся. Она смотрела на него внимательным взглядом. — Я сама, хорошо? — Она тоже не верила в него…



Резко рванув к Сакуре, он ударил её двумя пальцами в шею по сонной артерии, и девушка, сделав большие удивлённые глаза, из-за которых Изуно почувствовал себя настоящим подлецом, рухнула наземь.



— Прости… — выдохнул он и обернулся к Нойкаре. Тот усмехнулся.



— Не уж-то ты сдохнуть так стремишься, а, друг? — поинтересовался он. Изуно сжал иглы между пальцев и встал в позицию. Сиройин же, закинув голову, заливисто рассмеялся. — И ты… и ты, правда, думаешь, что сможешь победить меня? — отсмеявшись, поинтересовался он. Учиха не ответил.



— Посмотрим… — прошипел себе под нос Нойкаре и резко помчался к Изуно. Тот, понимая, что попасть в него, когда тот двигался с такой скоростью, было невозможно, приготовился к обороне. Увернувшись от первого выпада, брюнет попытался зацепить его иглами, но Нойкаре, смеясь, ударил рукоятью своей катаны ему по запястью. Изуно зашипел от боли. Иглы выпали из его руки.



— Ты слабак, Изуно! И всегда им останешься! — весело крикнул Нойкаре и опять замахнулся катаной. Кое-как увернувшись от выпада Сиройин, Изуно отбежал от него и попытался сжать и разжать пальцы повреждённой руки. Мальчик прикусил губу, когда понял, что пальцы стали неметь и слушались очень неохотно, а всё запястье пульсировало болью. Нойкаре оказался с ним рядом быстро, но не так быстро, как он мог бы — Сиройин просто играл с ним, зная, что победа всё равно будет за ним. Увернувшись от ещё одного удара, Изуно присел и здоровой рукой запустил в своего бывшего друга кунай. Тот без каких-либо проблем отбил его. На этот раз увернуться не получилось, острое лезвие катаны Нойкаре распороло ему и так больную руку. На глазах Изуно выступили слёзы. Не успел он и опомниться, как получил удар ногой под дых и, свалившись на землю, тут же стал медленно вставать. Нойкаре помотал головой и медленно пошёл к нему. Изуно уже в который раз попытался активировать шаринган, что у него опять не получилось. Хотелось разреветься от обиды. У него опять ничего не получалось. Ему опять приходилось надеяться на других. Он поднял взгляд и увидел размытый силуэт Нойкаре и услышал, как тот вставил свою катану в ножны. Он даже не считал нужным использовать оружие, чтобы победить его! От этого стало ещё хуже. Сиройин знал его как облупленного. Он знал, что сделает ему ещё больнее, чем уже было.



Изуно с трудом выпрямился и схватил здоровой рукой последний кунай, который остался у него, когда получил ещё один удар с ноги. Он был уверен, что в этот удар Нойкаре вложил немало чакры, так как он пролетел метров десять, пока не столкнулся с землёй. Что-то в груди хрустнуло, стало труд дышать. По подбородку потекла тёплая кровь. Изуно не открывал глаз, когда на его грудь опустилась тяжёлая нога Нойкаре, он даже смог удержать себя и не застонать от боли.



— Сдох, что ли? — поинтересовался Нойкаре, будто о погоде, а Изуно вдруг как никогда хорошо почувствовал холод куная в его левой руке. Сиройин убрал ногу с его груди. Изуно услышал шорох, и теплое дыхание защекотало ему лицо. Он не знал, почему он сделал это именно сейчас, он был даже не уверен, где именно тогда был Нойкаре: сбоку или над ним, но его здоровая рука с силой рванула вверх и столкнулась с чем-то твёрдым. Послышался тихий всхлип. Изуно отпустил рукоять куная и его рука безвольно упала ему на грудь. Опять шорох ткани и удар, будто мешок картошки опустился с ним рядом, и всё затихло. Изуно медленно повернул голову и распахнул глаза. На мгновение показавшееся перед глазами, навсегда застывшее лицо Нойкаре вспыхнуло чёрным огнём. Глаза Изуно расширились, и он обезумевшим взглядом обвёл всё тело своего бывшего лучшего друга и, будто повинуясь ему, чёрный огонь поглотил всё тело Сиройин. Рот младшего Учиха распахнулся в немом крике, слёзы навернулись на глазах, ему показалось, что он задыхался.



— Тихо... — услышал он голос Мадары, и на его лицо опустилась грубая чёрная ткань. — Тихо-тихо… всё хорошо… Успокойся… Всё хорошо…



Он никогда не желал убивать, но он знал, что этот день когда-нибудь настанет. Он не хотел, чтобы его первой жертвой стал Нойкаре, так получилось…



Он не хотел…



~ * ~



В его голове не укладывалось то, что он только что увидел. Его брат, его глупый несмышлёный брат, слабый и больной, всего секунду лежащий на земле сломанной куклой сейчас, прямо на его глазах убил Сиройин Нойкаре и потом спалил его мёртвое тело аматэрасу. Тогда, когда он стоял на крыше дома и смотрел на их бой, он думал, что смерть его брата будет только к лучшему, а сейчас…



Мадара зажмурился, баюкая на руках обмякшее тело своего младшего брата. Вот ирония, его маленький выродок умудрился добиться того, к чему он так давно стремился всего за какую-то секунду, и он был уверен, Изуно и понятия не имел, какой властью он теперь обладал. Да что там, он даже названия-то этому не знал!



Мадара перевёл взгляд на Сакуру, распластавшуюся в метрах десяти от них, и тихо усмехнулся. Он должен был признать, что недоумение на её лице было очень редким явлением, которое наблюдать было только одно удовольствие. Жалко, что это недоумение вызвал не он. Учиха опять перевёл взгляд на своего брата и тяжело вздохнул. Никто не должен знать о том, чего достиг его младший брат, уж слишком он был наивен и добр.



[i]Сиройин* — белый пёс

Нойкаре** — ярость (ну и вместе — Яростный белый пёс)[/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 28 Mar 2011, 18:58

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]1,4



[i]Биджу[/i][/b]



Только сейчас он понял, как много времени потратил на эту девчонку. Бесценное время, угробленное на тренировки с ней, и эти дурацкие Врата, когда его младший братишка смог добиться всего так быстро и просто... Надо же, его теория была правдива! Достаточно убить дорогого тебе человека, и манкегью приходит к тебе! Он помнил, что Сакура сказала ему по этому поводу, но сейчас это казалось настолько глупым! А его выродок даже и не подозревал, какой властью и силой был наделён. Ах, если бы и для него всё было так же просто. Но проблема была в том, что у него не было настолько близких друзей. У него вообще не было друзей. Разве только…



Сакура?



Нет, он не мог убить её. Не из-за того, что она была ему настолько дорога — у неё было слишком много важной для него информации. К тому же, девушка была такой забавной. Пожалуй, на данный момент она была его единственным развлечением — без неё он просто помрёт со скуки. Но манкегью достичь он должен был. Сейчас это было больше похоже на дело чести.



~ * ~



Книги, книги, книги и ещё раз книги. Он не знал, почему старейшины не приказали перевести из северного поместья столь благотворную библиотеку к ним на родину. Единственный охранник — давно обвитый паутиной годов скрипучий дед, страдающий склерозом и ужасным ревматизмом, вряд ли бы смог защитить поместье от воров. А книги здесь были воистину бесценны.



Он был не прав, когда говорил, что знает здешнюю библиотеку «от и до». Оказывается, его во многие места просто не пускали. И сейчас он навёрстывал упущенное...



Здесь было много интересного, но это было всё не то. Мадара недоумевал, почему такую вкусность прятали от него раньше, ведь все прекрасно знали его больную тягу к знаниям, хотя, он был рад этому: тогда он вряд ли бы смог понять и запомнить всё написанное правильно, раньше у него были совсем другие цели.



Вытащив ещё одну пыльную книгу с верхней полки, Мадара с шумом опустил её на стол. Облако пыли поднялось над толстым томом, и Учиха, зажав рот и нос рукой, закашлялся. Фыркнув, парень сел на скрипучий стул и раскрыл книгу. С первого же слова, прочтённого им, книга заинтересовала его.



«Биджу».



Мадара склонился над книгой и стал бегать своим цепким взглядом по смазанному годами тексту. Прочтя три страницы, Мадара разочарованно покачал головой — это опять было не то. Ничего стоящего, а значение имён демонов он знал и раньше. Пролистав книгу почти до середины, Мадара замер и, недоверчиво моргнув, опять уставился на текст перед ним.



«Временной континуум».



Мадара вцепился в книгу и стал жадно поглощать информацию. Там было то, что он и искал всё это время. Здесь был даже расчет на достижение манкегью шарингана. Мадара с интересом прочёл составляющие теста и решил проверить прямо сейчас, могли ли его глаза выдержать такую нагрузку и как долго. Ещё раз внимательно прочтя инструкцию, Мадара поднял правую руку, сосредоточил в ней чакру и соединил кончики среднего и большого пальцев. Руку взорвала боль. Мадара зашипел и, тут же прервав эксперимент, прижал её к груди. Было чертовски больно. Настолько больно, что парень не смог удержаться и забарабанил здоровой рукой по столу, чуть ли не свалившись со стула. Наконец, когда боль чуть поутихла, Мадара уселся обратно на стул и, оторвав руку от груди, недоверчиво взглянул на неё.



Этого не могло быть.



Сжав губы в тонкую полоску, парень опять прочёл составляющие теста. Нет, всё было предельно просто, и он сделал всё правильно. Но этого не могло быть. Там говорилось, что боли не должно было быть, если глаза могли выдержать нагрузку макегью шарингана, но если так, не значило ли это, что он никогда не сможет перейти на этот уровень? Нет, это было невозможно, если уж его брат-выродок смог это сделать…



Ниже были ещё несколько тестов, которые Мадара не преминул выполнить.



~ * ~



Это был четвёртый тест, который опять сказал, что его глаза просто не выдержат нагрузки манкегью шарингана, а чакра уничтожит его изнутри, пожрав свирепым огнём. Это был конец. Чёртов тупик.



Мадара схватился за голову. Он шёл к этому ни один год. Он мечтал об этом. Длинные побелевшие пальцы с силой вцепились в смоляные волосы. Лицо без пяти минут Главы клана Учиха перекосилось в страшной муке. Не то чтобы Мадара был способен отчаяться из-за какой-то древней книжонки, просто первый и третий тест были основаны на простом физическом строении человека, он знал об этом и раньше, просто не догадался, что это может быть связано*. Руки и глаза, пальцы — всё это представляет замысловатую систему. Взаимодействует друг с другом. И это была правда. Он всегда стремился к манкегью шарингану, но его никогда не интересовало, сможет ли его зрение, его тело, его чакра выдержать такую нагрузку, он был уверен в себе. Сейчас же, на мгновенье он потерял поверхность под ногами. Но это был бы не Учиха Мадара, если бы не новый, столь же гениальный, сколько же безумный и жестокий план стал формироваться в его голове…



Мадара резко оторвал руки от головы и выпрямился. С презрением отсканировав книгу перед собой, он резко перевернул книгу на форзац. О, да, он знал, что делать…



~ * ~



Идя по разрушенным улицам своей родной деревни, он испытывал то ли грусть, то ли ностальгию… Сейчас была ночь, и вся деревня спала. Скрипели ставни опустевших, поломанных и сожженных домов. Он знал — совсем скоро всё станет как прежде. Деревня отстроится и станет ещё больше и прекрасней. Она будет жить, пока последний её обитатель не падёт под лезвием врагов или сгинет от старости…



Весь клан Сиройин будет казнён завтра на рассвете. Будет проведено несколько видов казней: повешенье, обезглавливание, медленное травление ядом, скармливание пустынным жукам и простое, безболезненное усыпление. Казнены будут все, даже дети. На этом настоял Даймё Страны Огня, так как в момент нападения здесь была его дочь, и она была зверски убита — ей было всего шесть. Труп девочки был настолько изуродован, что пришлось проводить опознание по крови.



Свернув с улицы, Мадара вышел из рядов домов и направился к дому, одиноко стоящему у самого леса. Сакуре повезло, до её дома добраться не смогли. Быстро дойдя до здания, Мадара, постояв немного перед дверью, наконец, постучал в неё. Ему долго не открывали и, когда парень уже потерял всякое терпение и собирался выломать дверь, послышались тихие шаркающие шаги. Дверь медленно отварилась, и перед Мадарой предстала Сакура с растрёпанными волосами в смешной ночнушке, заспанными глазами, отпечатком подушки на щеке и с опасно блестящим в её руке кунаем.



— А-а-а, — она зевнула. — Это ты…



— Я…



Девушка пожала плечами и поманила его за собой.



— Заходи…



Мадара переступил через порог и захлопнул входную дверь. В доме было темно. Девушка не стала включать свет, просто зажгла свечи, которые стояли на кухне, и загремела посудой. Мадара уселся на стул и безразличными глазами стал наблюдать, как девушка наливала им чай. Учиха вздрогнул, когда Сакура опустила перед ним чашку. Сама она садиться не стала — прислонилась к гарнитуру и, скрестив ноги, медленно стала попивать чай. Мадара поднял кружку, будто жидкость, плескавшаяся в ней, могла ответить ему на все вопросы, уставился в неё.



— Зачем пришёл? — он повернулся к ней и отхлебнул чая. Весь организм будто тут же стал работать. Стало хорошо. Мадара прикрыл глаза.



— А я что, не могу прийти к другу просто так? — спросил он бархатным голосом и, открыв глаза, подмигнул ей. Девушка фыркнула и подняла голову, чтобы посмотреть время на часах, которые висели на стене. Она опять повернулась к нему и насмешливо выгнула бровь.



— В час ночи?



— Тебя что-то не устраивает? — он сделал большие удивлённые глаза. Казалось, забавно было здесь только ему одному, глаза Сакуры опасно потемнели — она явно была в ярости.



— Мадара, я не дура, чего тебе надо? — спросила она сердитым голосом и со стуком поставила свою кружку на стол. Парень выгнул бровь:



— А ты уверена?



Девушка недоуменно моргнула.



— В чём? — спросила она.



— Что ты не дура? — у него никогда не было проблем со слухом, поэтому услышать скрип её зубов он был в состоянии. Не то чтобы он правда думал, что она была дурой - очень даже нет, просто ему хотелось её побесить.



Она собиралась открыть рот, чтобы вылить на него поток очень грязных и обидных слов, которые обязательно привели бы если ни к драке, то к грандиозной ссоре точно, как он вдруг резко встал и, в мгновенье оказавшись около девушки, обнял её. Сакура опешила. На её грудь опустилось что-то тёплое.



— Эй! — она оттолкнула его. Мадара, тихо смеясь, отступил, игриво держа руки вверх. — Ты что?.. — её взгляд опустился на грудь, и она замерла. Дрожащий рукой она дотронулась до кулона и подняла его к глазам, чтобы лучше разглядеть. Да, определённо, это было оно — ожерелье Первого Хокаге. Девушка подняла на Мадару испуганный взгляд.



— Как? Откуда?..



Мадара нахмурился.



— Я сделал его сам.



— Сам? — она тяжело вздохнула и опять опустила взгляд на ожерелье. — Тогда почему…



Мадара не дал ей договорить.



— Носи его, хорошо?



Сакура закрыла глаза и вцепилась в столешницу, чтобы не упасть от шока, переполнявшего её.



Ожерелье Первого Хокаге сделал Учиха Мадара?! Бред какой-то… Но она не могла не верить ему. Мадара бы не стал врать по такому пустяку, а уж тем более красть что-то у Сенджу. Он бы лучше поцеловал свинью, чем прикоснулся к вещам, побывавшим в руках Хаширамы.



— Я нашёл кое-какую информацию. Я думаю, нам следует обсудить её… — сказал Мадара своим бархатным голосом.



Сакура сглотнула и, подняв на него взгляд, кивнула. Парень улыбнулся и, опять приблизившись к ней, провёл указательным пальцем по ожерелью. Девушка отвела взгляд. Между ними повисла неудобная тишина.



*Ретроспектива*



Вливание чакры в предмет забрало у него много сил. Мадара, тяжело дыша, лежал на полу. Вся его футболка промокла от пота, а лицо разрумянилось. Руки и ноги дрожали от испытанного ими напряжения. Он был поражён, как умудрился не надорвать их. Мадара разжал кулак и ошалевшим от боли взглядом уставился на прозрачный камешек, лежавший на ладони. Он знал, ему предстояло ещё задать ему форму и цвет, что возьмёт ещё много его сил, но он не сомневался в надобности этого. Никто не сможет догадаться. Никто никогда не узнает. Он должен был подстраховаться, если его жизнь вдруг прервётся — он не мог просто уйти. Нет, Мадара нисколько в себе и своих способностях не сомневался, вот только узнав то, что манкегью шаринган с помощью техники Врат открыть в себе не сможет, соответственно, остановить время для своего тела, он понял, насколько его жизнь была хрупкой. А он и не знал, что ему даже простой шаринган желательно не использовать. Он может ослепнуть или, чего хуже, в его голову во время боя прильёт слишком много крови, что приведёт к неминуемой смерти. Его глаза были испорчены. Всё дело было в них.



*Конец ретроспективы*



Девушка вскочила.



— Я же просила тебя не лезть в это! — закричала она. Её руки сжались в кулаки, а брови сошлись на переносице. — Ты обещал мне!



Мадара, не отводя взгляда от девушки, покачал головой.



— Это биджу — демоны. Я не собираюсь убивать кого-то, — сказал тот спокойно.



— А как же джинчурики?! Они, по-твоему, не люди, что ли?! — завизжала она и её глаза расширились, когда она увидела, как Мадара нахмурился. Девушка хлопнула себя по губам и отвернулась.



— Джинчурики? — спросил тихо Мадара. — Кто это?



— Никто. Забудь, — пробурчала девушка и, всхлипнув, закрыла лицо руками.



Мадара испытующе смотрел на спину девушки и, наконец, вздохнув, встал, подошёл к ней и обнял её. Сакура вздрогнула и стала судорожно вытирать слёзы. Учиха опёрся подбородком о её макушку и прошептал ей на самое ухо:



— Почему ты плачешь?



Девушка, громко всхлипнув, помотала головой.



— Я… я… Просто так много сегодня произошло… Я устала… Да, я просто устала… — залепетала она.



Мадара попытался взглянуть ей в лицо, но девушка продолжала упорно отворачиваться. Тогда, тяжело вздохнув, он спросил:



— Тогда, мне, наверное, лучше уйти?



— Д-да…



Парень прикрыл на мгновенье глаза и, поцеловав девушку в макушку, разжал объятья и направился к выходу. Тогда, когда он уже потянулся к ручке входной двери, он услышал голос Сакуры:



— Нет! Лучше останься…



Глупая улыбка расползлась по его лицу и, развернувшись, Мадара быстро зашагал обратно в комнату, по дороге яростно воюя с этой странной гримасой, исказившей его лицо, такой непривычной, что от неё даже свело скулы.



~ * ~



Он смотрел на спящую Сакуру и ловил себя на мысли, что это ему нравилось: сидеть и смотреть на её умиротворённое лицо. Пожалуй, нравилось даже больше, чем должно было быть. Но он не мог не признать, что эти её секреты очень напрягали его. Он хотел знать о ней всё. Они были командой. Она была близка ему. У них были общие цели, так почему же между ними так много недомолвок? А её реакция на то, что он нашёл? Она должна была быть рада - такой шанс! Но вместо этого, казалось, она была так сильно расстроена. Ей было больно. А джинчурики — кто это? Много ли она знала о биджу? Из того, что произошло, он мог точно сказать, что не мало. Чёрт возьми, почему вокруг неё должно быть так много тумана? Было бы гораздо проще, если бы она была чуть менее скрытной. Он усмехнулся. Скорее всего, такой бы она ему не нравилась…



Мадара вздрогнул и перевёл взгляд на лицо Сакуры. Она нравится ему? Он медленно поднял руку к её голове и провёл кончиками пальцев по её розовым волосам.



Да, она ему определённо нравится.



Учиха грустно улыбнулся и убрал с её волос руку. Он только что признался, что он мог испытывать к другому живому существу что-то большее, чем просто презрение. А ещё он сегодня впервые беспокоился о ком-то…



[hr]



[i]* — Итак, кто знает хорошо биологию, руку вверх? Есть такие? Эээ… Сложно судить, смотря в экран монитора. Ну, что ж, для тех, кто не знает. Маленьким детям покупают разнообразные шарики с пупырышками, коврики, учат рисовать их кисточками или теми же пальчиковыми красками (не спрашивайте, откуда я это знаю^^’). Делается это, конечно не просто так, всё для развития.

На всём нашем теле, к каждой клеточке подходят нервные окончания, особенную связь имеют нервные окончания кончиков пальцев, ладоней, с глазами (не только с ними конечно, но сейчас речь идёт о них). То есть, если нарушить систему нервов на конечностях, то это может напрямую повлиять на глаза. Хочу заметить, что отрубить руку/кисть/палец и нарушить нервную систему в руке это абсолютно разные вещи. Иначе бы, например, порезал палец и бамс — я слепой! Докажите, глупо? Приведу пример нарушения нервной системы пальца:

Сломал палец, да так, что зацепило нерв и порвало его. Весё. Но это ещё смотря какой нерв, правда. Не все же они напрямую с мозгом связаны>.> Может, кто знает, что восстановить нерв намного труднее, чем даже кость ни-к-чёрту-которая-раздроблена-на-фиг. Вот так.

Ещё одно. При потере зрения идут к офтальмологу, там перво-наперво наши руки ощупываю, и отправляют на диагностику нервной системы именно конечностей, а только потом на всё остальное.[/i]



[b]Тыкайте оценки, пишите комментарии, а то я так не играю! Докажите, тяжело водить хоровод одной, нэ? [/b]



[i]P.S. Не бейте меня! Ну, потянуло меня на ээ… вот-это-то-что-сверху… В следующей главе обязательно кого-нибудь убью! Ну, если не убью, то душевных терзаний обеспечу! [/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 28 Mar 2011, 20:10

Пользователь TAN6KA отсутствовал в базе форума Миката.



Очень интересное произведение! Затягивает сюжет - многие моменты нам не известны (например, как всё это началось и как Сакура вообще оказалась в прошлом) и открываются как мысли героев или их воспоминания. Спасибо, уважаемая Герда, за такой талантливый и действительно захватывающий фанфик! Пожалуйста, продолжай в том же духе и по возможности не затягивай с продолжением (а то без новой главы читатели, как наркоманы без дозы - ломка) :laugh:
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 28 Mar 2011, 21:55

Пользователь Ir-4an отсутствовал в базе форума Миката.



ммм..... какая милая глава, так бы и расцеловала бы Учиху за его поведение в конце главы)) конечно жаль Сакуру, вернее что все ее силы были пока потрачены напрасно, хотя и была у нее прекрасная возможность убить Учиху, вернее просто не помочь при его отравление, но видно чистота души не дала, и теперь все в опасности... хотя очень надеюсь на хороший конец... эх...
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 31 Mar 2011, 22:06

Пользователь Feelable отсутствовал в базе форума Миката.



Привет, дорогой писатель! =)



Давно не заходила на Микату, но несколько дней назад заприметила вашу тему здесь и решила прочесть. И удачно же как! Удивительная работа) Это один из тех фиков, которые буквально затягивают. Даже усталость после очередного дурацкого будня, когда хочется завалиться спать не заставила оторваться. Интересно, интригующе, необычно. Супер. Идея с перемещением во времени, безусловно, превосходна. А пейринг так и орет: "Гуляй, фантазия!".



"Название: Коррозия металлов." Почему именно такое?



Характеры описаны хорошо, Мадара в особенности. У тебе получилось его сделать непохожим на всех остальных Учих. Что-то есть конечно (эти безразличные гримасы аля "пофиг" и ухмылочки) похожее, но это только улучшает понимание его персоны.



Хаширама очень удачно изображен. Именно таким, каким и должен быть будущий хокаге и противник Мадары. У меня почему-то после прочтения точно провелась параллель между этими двумя и Наруто с Саске. Мне это особо понравилось.



Сакура описана отлично. Не новый персонаж, но и не скучно видеть ее именно с таким характером: сильная, но в то же время и ранимая (не беспощадная стерва, как иногда встречается). Молодец. ^^



Еще заметила несколько опечаток, но это, впринципе, не столь важно, так как их было 4-5 не больше. (надо же какое-то замечание для приличия =)) Ну а так ошибок не заметила, бета хорошо постаралась.



Единственное, что мне кинулось в глаза, так это некоторые повторемые епитеты. И иногда они не слишком корректны, как-то так вобщем... Не хочется тошнотно выискивать, то скажу то, что запомнилось:



"прозрачные слезы" ну а какие они еще могут быть? мне как-то не очень сочетание понравилось. Да и оно неоднократно употреблялось. Есть там еще горькие, душащие, кристальные, ненавистные... и т. д.



Фанфик полон романтики, драматизма, приключений, изюминок и, конечно, не лишен юмора. Автор - молодчина, удачи и вдохновения. Жду продолжения.



С ув. Feelable =)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 07 Apr 2011, 13:41

Пользователь lelya отсутствовал в базе форума Миката.



[i]/разрешение на размещение глав мною получено/[/i]



[b]1,5



То, чем я дорожу.[/b]



Было так хорошо. Лёгкий бриз шевелил её волосы и ласкал лицо. Рядом шуршали волны, кричали чайки. Не хотелось открывать глаза. Не хотелось портить эту идиллию, но любопытство узнать, где же это она находилась, пересиливало. Она медленно раскрыла глаза и вздохнула не то от страха, не то от удивления. Вокруг неё было море, а сама она стояла на маленьком песчаном островке, длина и ширина которого не позволяла сделать и десяти шагов, а вокруг неё над водой зависли бледные тени. Глубоко вздохнув, она обвела тяжёлым взглядом тени. Она знала их всех и остановилась на столь знакомом силуэте, таком родном…



— Наруто… — выдохнула она и, сделав в сторону тени шаг, вздрогнула, когда ледяная вода коснулась её босых ног.



Он смотрел на неё своими голубыми глазами, сейчас безжизненными и затуманенными, из-за чего они казались рыбьими. Она протянула к нему руки и сделала ещё один шаг навстречу в воду, несмотря на то, что кожа, казалось, онемела от обжигающего холода. Но Наруто смотрел на неё всё также бесстрастно и явно приближаться не собирался. Её побелевшие губы опять прошептали его имя, к которому блондин был безразличен. Когда она сделала к нему ещё один шаг, Наруто вдруг тряхнул головой в бок, и послышался звон колокольчика. Он сделал так ещё несколько раз, что вызвало в девушке настоящую панику.



— Наруто, п-почему ты звенишь? — спросила она дрожащим то ли от холода, то ли от страха голосом.



Наруто замер и медленно, всё с тем же звоном вернул голову в нормальное положение. Он смотрел на неё своими голубыми глазами, но теперь она видела там заинтересованность, они не были пустыми и холодными. Он открыл рот и закрыл его, губы Узумаки зашевелились, будто кто-то выключил звук. Наконец, кашлянув, он тихо и сипло спросил её:



— А почему ты бросила меня? — его лицо приняло обиженное выражение. Другие тени забормотали. Некоторые трясли со звоном головами, как это делал недавно Наруто.



— Я… я не бросала тебя! — она попыталась сделать к нему ещё один шаг, тогда бы вода доходила ей до колена, но та, будто превратившись в липкую жижу, не дала поднять ей ноги. Или она просто отморозила их?



Наруто нахмурился.



— Ты бросила меня! Нет, ты предала меня! — крикнул он ей рассерженно. Девушка вздрогнула. Сейчас Наруто озвучил все те мысли, которые кружились у неё в голове не один день.



Она правда предала его? Она не знала…



— Н-нет! Я не хотела! Я не предавала!.. — попыталась она оправдаться.



Наруто помотал головой. Опять зазвенели колокольчики, будто они были в его голове. Он поднял на неё взгляд вновь опустевших глаз и зашипел:



— Предательница! — другие тени подхватили. Они стали надвигаться на неё и шипеть это ужасное слово.



Отступив, девушка зажмурилась и зажала уши руками, но ничто не смогло спасти её от ощущений мёртвых прикосновений теней. Они все пытались толкнуть её, ударить…



— Не трогайте меня! — в отчаянье закричала она и попыталась оттолкнуть теней, но её руки проходили сквозь них.



Окутав её, словно кокон, тени бессвязно шипели, шептали отвратительные слова. Сводило руки и ноги, в горле вдруг образовался огромный болезненный ком, мешающий дышать. Девушка распахнула рот в немом крике, и тени поползли и в него. Резко закрыв рот и помотав потяжелевшей головой, девушка распахнула глаза и вздрогнула, встретив разгневанный взгляд голубых глаз Наруто. Все звуки вокруг вдруг стихли, как будто в уши ей запихали ваты.



— Ты ненавидишь меня? — спросила она охрипшим голосом. Наруто по-птичьи опустил голову к плечу, опять послышался звон колокольчика.



— Дело не в том, ненавижу ли я тебя. Здесь важно: ненавидишь ли ты себя? — сказал он ей и резко вернул голову в нормальное положение. Его рот распахнулся, показывая ей острые белые зубы и его покрасневшие гланды. Громко зарычав, Наруто бросился на неё. А девушке показалось, что она полностью уходит в его пасть.



~ * ~



Сакура резко села на кровати. Она тяжело дышала, а с её лба тёк пот. Ошалевшим взглядом обведя комнату, девушка выдохнула и, закрыв глаза в надежде успокоиться, тут же распахнула их - перед ними до сих пор была ужасная пасть Наруто. Именно пасть, потому что назвать эти острые зубы, этот пупырчатый посиневший язык, эти вздувшиеся гланды ртом — нет, это было бы слишком отвратительно и страшно. Правда, она не могла утверждать, что «пасть» делала то, что ей приснилось менее страшным.



Наконец, успокоившись, девушка встала с кровати и на негнущихся ногах пошла в ванную. Хлопнув по выключателю, Сакура подошла к раковине и, облокотившись об неё, уставилась в зеркало. Её воображение опять превзошло себя, когда она поняла, что в отражении видит не себя, а Наруто. Тяжело вздохнув и помотав головой, девушка перекрутила краник холодной воды и, умывшись ею, выключила его.



Оставаться в ванне, чтобы помыться, понимая, что каждый раз смотря в это чёртово зеркало, будешь видеть всякие кошмары, не было никакого желания. Поэтому, оттолкнувшись от раковины и старательно отводя от зеркала взгляд, девушка вышла из ванной комнаты.



Только когда она вышла из ванной и оглядела комнату, Сакура вспомнила вчерашний вечер… или ночь?



Мадары не было.



Наверное, это было только к лучшему. Вряд ли бы он задавал много вопросов и интересовался её мнением, прежде чем залезть ей в голову. Девушка поморщилась. То-то у неё совесть проснулась. Вон даже, что сниться стало! Однако девушка не могла не признать, что её сон не был исключительно бредом. То, что она делала, было непростительным! Она не только вмешалась в ткань времени, она, возможно, порвала её, испоганила к чертям собачьим! Она даже до сих пор не знала, было ли всё то, что произошло в том времени, будущем для всех и прошлом для неё — её вина. Хотя если вспомнить её встречу с Тем Мадарой, то, похоже, он её помнил… и имел с ней счёты. О, да, пожалуй, ей только Мадары Учиха в списке врагов не хватало. Почему она не думала об этом раньше?!



План! Она составила план! Это было просто смешно! Мадара был настолько непредсказуем и гениален, что даже если бы она имела мозги десяти Шикомару, то она бы не справилась с ним. Казалось, это Учиха медленно и методично окутывал её своими липкими, хорошо спланированными сетями, чем она пыталась сделать что-то с ним.



Это было, чёрт возьми, безнадёжно! Она не впервые думала об этом. Пожалуй, первый раз был тогда, когда она начала ловить себя на косых взглядах на Учиху. А то беспокойство за него, которое она испытала, когда напали на деревню! Это нельзя было игнорировать! Но точку поставил именно этот сон… или тот вечер. Она привязалась к нему. Она попросила его остаться. И если даже забыть на мгновенье, что он — Мадара Учиха, вашу же мать, она не могла остаться здесь навсегда, она была из будущего, как бы смешно и одновременно сумасшедшее это не звучало, а Мадара не был ослом, чтобы в конце концов сложить дважды два и прийти к вполне логичному выводу. Он и так уже много знал о ней, и дойти ему не составит труда, когда начнётся построение Конохи. В конце концов, он был там, в её воспоминаниях, а из истории она знала, что её родную деревню со времени построения почти не меняли, сохраняли в первоначальном виде, а Мадара на склероз не жаловался.



Всё было против неё. Все были против неё.



А Хаширама. Даже здесь был тупик, настолько тупой и безоговорочный, что ей иногда очень хотелось задушиться шнурками собственных сапог. Да и его чокнувшаяся сестрица не внушала особого доверия. Казалось, ещё чуть-чуть, и она дойдет для того, чтобы насолить ей - расскажет всем её тайну.



Сакура закрыл лицо руками, собираясь разреветься. Она постояла так с минуту в полной тишине и, наконец, оторвав руки от лица и недоверчиво посмотрев на них, рассмеялась.



Они были сухими.



Она, Рикудо за бороду*, что, теперь даже и поплакать по-человечески не сможет?!



Девушка, также как и начала, резко перестала смеяться. Взгляд изумрудных глаз устремился в полуоткрытое окно, через которое комнату освещала бледная луна.



— А не пошло бы всё к чёрту.



~ * ~



Хаширама чувствовал себя нервным. Неудивительно, он только что наблюдал все виды казней и теперь стучал в дверь дома Сакуры. Он не хотел идти на площадь, где были казнены все представители Сиройин, но, как Глава клана Сенджу, он был обязан быть там. Всю так называемую «церемонию» он простоял молча и смотря в одну точку. Последними казнили детей, правда, одной девочке сохранили жизнь, так как она была слишком маленькой, и одна высокопоставленная семья согласилась принять её. Было понятно — никакое светлое будущее эту девочку не ждёт, но она хотя бы осталась в живых.



Узнать, почему клан Сиройин проявил такую агрессию, Хашираме так и не удалось: то ли скрывалось это слишком хорошо, может быть, узнай он причину, и сам бы принял их сторону, а может, сами Сиройин толком причины не знали, на них вполне возможно могли давить те же самые власти.



Ему до сих пор не открыли, да и шагов он пока не слышал.



После их разговора, если таковым его можно было назвать, он долго думал, осмыслял всю ситуацию, взвешивал все свои слова и пришёл к выводу, что он был настоящим козлом. Тупым-безмозглым-животным! Так что теперь в руках он держал букетик мисэбая** и постоянно одергивал себя, чтобы не теребить хрупкие бутоны.



Вообще, Сенджу себя чувствовал помимо нервозности до ужаса глупо. Речь, которую он готовил для Сакуры не один час перед зеркалом, он очень сомневался, что она вообще станет слушать. Сам Хаширама был превосходным стратегом. Прекрасно подмечал все промахи и позиции противника, что помогало ему угадывать его следующие ходы***, так было и с Сакурой. За чертежами её поведения он просидел очень долго. Короче, он знал, что она сделает, когда откроет дверь и увидит его с букетом этих сомнительных цветов, а то есть выхватит этот самый букет и хорошенько отлупит им по его козлиной роже. В прочем, поэтому он и купил их: мисэбая получать по лицу намного менее болезненно, чем колючими розами или той же ацикубата****.



Наконец, послышались шаги. Они затихли где-то в метрах двух от двери, из чего Хаширама понял: узнала. Он уже подумал, что девушка просто не откроет ему, как дверь медленно отварилась, и он увидел хмурое лицо Сакуры, под глазами которой залегли тёмные тени. Сенджу почувствовал себя совестно. Ну, вот, она из-за него ночами не спала, плакала.



Смерив стоящего на пороге парня тяжёлым взглядом и остановившись на цветах, так странно смотрящихся в его больших руках, сразу же задавшись вопросом, из-за которого у неё дёрнулась рука, чтобы ударить себя по лицу: а как бы этот букетик смотрелся в руках Мадары? Девушка сжала губы в тонкую полоску и махнула рукой, приглашая парня зайти.



Вся стратегия и планы великого гения Сенджу полетела коту под хвост, чему он был несказанно рад.



Хаширама неуверенно вошёл внутрь и, закрыв за собой дверь, повернулся к Сакуре, которая, скрестив руки на груди, стояла напротив, прислонившись к стене.



— Как дела? — выдавил он из себя и натянул на лицо глупую улыбку. Не найдя такой же неуместной и глупой улыбки на лице Сакуры, он неудобно уставился на цветы, которые держал в руке. Девушка не ответила. Опомнившись, Хаширама потупил взгляд и протянул их Сакуре. — Э-это тебе…



Послышался тяжелый вздох, тихие шаги, и Сенджу почувствовал, как Сакура коснулась его ладони, забирая цветы. Не дав ей отойти, он схватил девушку за руку и, притянув к себе, впился в её глаза испытующим взглядом. Букет с шумом шлёпнулся на пол. Сакура не сопротивлялась, не кричала, что подтолкнуло Хашираму продолжить.



— Нам нужно поговорить, — низким голосом прошептал он.



Девушка вздохнула, от чего-то этот вздох Сенджу показался обречённым, как будто уставший в битве воин, потерявший всю свою команду, покарав всех своих врагов, наконец, сдавался смерти.*****



— Хаширама, пожалуйста, отпусти меня, — тихо попросила она. Седжу повиновался. Девушка сделала от него шаг и, остановившись, подняла на него взгляд сейчас пустых зелёных глаз. — Я думала, мы с тобой обо всём уже поговорили.



— Нет, — Хаширама помотал головой. — Я знаю, тогда я… Я повёл себя неправильно, нельзя так сразу… — он замялся и уже собирался продолжить, как Сакура прервала его.



— Хаширама, — позвала она его. — Прекрати.



Сенджу замолк. Они стояли и смотрели друг на друга, пока Сакура не отвела взгляд.



— Хочешь чаю? — поинтересовалась она.



Парень помотал головой.



— Это мы уже проходили.



Она, улыбнувшись, кивнула и подняла на него взгляд вдруг погрустневших глаз.



— Тогда, пока?



— Ты уверена?



— Нет, — Хаширама затаил дыхание. — Но так будет лучше для всех.



— Лучше для всех? — хрипло повторил он. — Лучше для всех?! Почему?! — он сделал к ней шаг и, зарычав, отступил, увидев, что девушка сделала шаг назад. — Ты же знаешь, я не сделаю тебе больно!



— Да причём здесь это, — проворчала девушка и устало провела рукой по волосам. — Слушай, давай так, если поменяю своё мнение, то я приду к тебе, хорошо?



Хаширама отвернулся. Он не мог смотреть на неё сейчас.



— Хорошо.



— А пока… Останемся друзьями? — девушка протянула ему руку для рукопожатия.



Сенджу не смотрел на неё, когда пожимал её маленькую ручку. Это прикосновение было так далеко от того, что он хотел… Скользнув полным боли взглядом по девушке, от которого она съёжилась, Хаширама развернулся и пошёл к двери. Он уже открыл её, когда обернулся и сказал:



— Я буду ждать тебя.



И резко захлопнул за собой дверь.



Сакура отвернулась от закрытой двери. Её лицо исказила гримаса боли. Девушка подняла руки к лицу и, кончиками пальцев проведя по нижнему веку, подняла их к глазам. Они были мокрыми.



— Хаширама, ты опять заставил меня плакать, — дрожащим голосом от кое-как сдерживаемых всхлипов прошептала девушка и, закрыв лицо руками, разревелась.



Он опять заставил её чувствовать себя живой.



~ * ~



— Я знаю, что на самом деле ты думаешь обо мне! — крикнул Изуно в след Мадаре. Тот, резко остановившись, обернулся.



— И что же? — поинтересовался он безразлично. Его антрацитовые глаза, сейчас будто бархатные, завораживали. Он был змей-искуситель, немую просьбу-приказ которого было невозможно не выполнить, но Изуно слишком хорошо знал своего старшего брата, чтобы поддаться на эту уловку. Мадара просто не хотел говорить с ним. Он до сих пор не воспринимал его как что-то большее, чем просто выродок. Руки мальчика сжались в кулаки.



— Ты думаешь, что я слабак, да?! — громким дрожащим голосом он скорее утверждал, чем спрашивал. Мадара тяжело вздохнул и, закрыв свои гипнотизирующие глаза, поняв, что толку в них никакого не было, обречённо помотал головой, будто случай перед ним, в данный момент которым был Изуно и его дурацкий разговор, что тот пытался навязать ему, был совсем безнадёжен.



— Допустим, да, я так думаю. Ну и что?



— Я не слабак! — дрожа от кое-как сдерживаемого гнева, зарычал Изуно.



Губы Мадары сжались в тонкую полоску, но мальчик заметил, что их правый уголок так и норовил подняться вверх. Его старший брат смеялся над ним и даже не пытался этого скрыть! Конечно же, Мадара знал, что он заметит это, не мог же он считать его настолько неспособным?..



Да, чёрт возьми, он считал его неспособным! Да весь его клан, да что там, вся деревня думала о нём так! И так будет всегда, настолько этот транспарант закрепился за ним, что взять и содрать его в один миг было просто невозможно. Из этого нужно было выбираться, но он не знал как. Он вообще не знал, почему он вдруг захотел другого отношения к себе. Что он такого сделал? Неужели убийство его лучшего друга прибавляло ему чести?



А Изуно всё это просто надоело. Он не собирался быть этой грязью до конца своих дней и, почувствовав, что он может быть чем-то большим, он сразу же ухватился за эту идею, за эту мечту. Наверное, поэтому он сделал то, что он сделал.



— Мадара Учиха, нии-сан, я, Изуно Учиха, вызываю тебя на дуэль*(6).



Вот только он не учёл того, что его старший брат был гением, каким он стать никогда не сможет, и что в людях Мадара разбирался лучше, чем Рикудо в зверях*(7).



[hr]



[i]* — хо-хо, у Рикодо бороды не было) Так что это я так, «чёрт возьми» в пятый раз не хотелось писать, а фанф как бэ без мата идёт, ну, думаю, пусть и дальше так идёт^^



мисэбая** — японские цветочки^^ [url="http://www7.plala.or.jp/miransyo/nonisaku6/misebaya.htm"]Вот ссылочка[/url]



*** — улавливаете? Нет? Поясню: романтики в Хашираме Сенджу ни на грамм. Он даже любимую девушку анализировал, как врага на поле боя. Почему я пришла к такому выводу? Если вспомнить всё то, что рассказывалось нам о Первом Хокаге в манге то, по-моему, к этому легко можно прийти. Да и вспомнив только его лицо (мордочку) кирпичиком, то всё сразу становится ясно. Вот. В Мадаре и то романтики больше. Взять того же Тоби! Чем не кавай и романтика, а?



ацикубата**** — тоже цветы, но ссылки я на них не нашла. Ну, короче опишу. Они бывает разные (чёрные, белые, красные), колючие такие, чем-то напоминают гладиолусы, но меньше и листочки у них похожи на ножовку (не то чтобы ими пилить что-то можно, формой^^). Стебель часто бывает голубоватый… ну, как иголки у наших голубых елей. Что-то в этом роде.



***** — итак, это психологический ход. Хаширама был хорошим воином. А каков же хороший воин, который ни черта не смыслит в психологии? Так вот, Сенджу смыслит и очень даже хорошо. Вот только из него делали хорошего Воина, то есть психологию он женскую не знает. Да и не только женскую. Знай он психологию простого человека, то стычек с Мадарой у него бы не было. Мыслит Хаширама исключительно как воин, он не знает как по-другому. По своему любит. По своему опекает и поощряет. Любую ситуацию из жизни сравнивает с поединком, не потому что так правильно, а потому что ему так легче и пару-тройку раз до этого срабатывало. Ну, так уж вышло, Сакура в эту таблицу не вписывается и никакие знания в ведении боя вряд ли помогут ему с ней.



*(6) — пишу сразу, чтобы не вталкивать это в следующую главу. Дуэль нашего мира и дуэль ниндзя очень сильно отличаются. Во-первых, никаких пистолетов естественно. Во-вторых, не нужны секунданты. В-третьих, дуэль по меркам ниндзя тот же бой только не до первой крови, а насмерть. Не убить своего противника считается сильнейшим нарушением и возможно об этом никто и не узнает, но для самого ниндзя это позор.



*(7) — (я что-то себя превзошла! До шести звёздочек дошло!). Все помним кто такой Рикудо? Ну, что ж, для тех, кто не помнит, напомню: Рикудо Сэннин (яп. досл. «Мудрец Шести Путей») — легендарный основатель мира шиноби, первый обладатель риннэгана. За много лет до начала основного действия манги, он заточил в себе ужасного Десятихвостого монстра, таким образом, став первым дзинтюрики. (подробнее ищите в Википедии, ну, или ещё где…). Итак, вспоминаем сам процесс запечатывания. Не каждый мог запечатать в себе дзинтюрики и жить себе дальше припеваючи. Столько народу угробили! Теперь перейдём к самой чакре и психологии Наруто, ну, или того же Гаары. Я считаю, что у обоих есть неплохое взаимопонимание с животными(хо-хо), а если нет этого, то они зачастую сами напоминают зверей. Я думаю, нарисовав у Наруто такие своеобразные шрамы на щеках, Масаси Кисимото тем самым показал эту ипостась в Узумаки. Итак, выходит, чтобы иметь в запечатанном виде в себе бидзю (это те же самые животные, только в мире Наруто они имеют разум), взаимопонимание должно быть. К тому же эта самая «звериность» должна быть в самом дзинтюрики.



Вот я вам пишу-пишу, поясняю, а ответьте мне, многие ли это читают? Может всё это лишняя работа? Не то чтобы я перестану это делать, но всё же?.. [/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 09 Apr 2011, 21:36

Пользователь TAN6KA отсутствовал в базе форума Миката.



Читают, конечно, да ещё как читают - взахлёб (по себе сужу) :oh: Даже и не думайте перестать писать, иначе, что же мы будем читать без вас? :da_ny:
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

PreviousNext

Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 3 guests

cron
Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php