Фанфики Герды.

A humongous, unordered mess

Unread postby **Архив** » 21 Nov 2010, 16:36

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Название:[/b] Коррозия металлов.

[b]Автор:[/b] Герда

[b]Бета:[/b] Лёля-чан.

[b]Жанр:[/b] гет, любовный роман.

[b]Персонажи/пары:[/b] Сакура Харуно, Мадара Учиха, Хаширама Сенджу и так по убывающей…

[b]Рейтинг:[/b] R

[b]Предупреждения:[/b] пока никаких

[b]Дисклеймеры:[/b] всё принадлежит тому, кому принадлежит…

[b]Содержание:[/b] Мадара Учиха. У многих при упоминании этого имени начинают сдавать нервы и трястись коленки. Сможет ли Сакура изменить будущее? Убьёт ли её Мадара сразу или немного погодя? Как она вообще с ним познакомилась?

[b]Статус:[/b] в процессе.

[b]Размещение:[/b] Буду очень сильно капать на нервы, если увижу где-нибудь, где не выставляла самолично или без моего разрешения.

[b]От автора:[/b] Мадара и все остальные действующие персонажи в этом фанфике представлены такими, какими я их вижу. Прошу не писать мне комментарии в пол главы что здесь ООС и прочее-прочее, так как знать – ООС, не ООС вы, в принципе не можете, молодость основателей Конохи в Манге прописана достаточно ускользающее, чтобы сочиняя характеры я могла не получать по голове. Прошу обратить внимание, что Сакуре приходиться меняться, чтобы обратить на себя внимание, так что и здесь ООС ещё нужно доказать.



0.



На улице было солнечно, птицы завывали свои уже так надоевшие монотонные трели, и ничего бы не омрачало его настроения, если бы не разбитая губа и вывихнутая правая рука. У Хаширамы кулак был тяжёлый, а прицел с прищура левого глаза точный, даже годами отточенная реакция не помогла, так что сейчас губа Мадары напоминала огроменный мак, а сами глаза превратились в прицельные молнии, стреляющие по всему без разбора.

Девочка с мальчиком, лет четырёх, завидев на горизонте разъярённого двоюродного брата, быстро собрали все свои игрушки и слиняли, дабы не попасть под диапазон ока Мадары. Сам же парень на лицо нацепил непроницаемую маску безразличия и вечного пофигизма, однако родню, живущую с ним все свои четыре года, было не обмануть и дети прекрасно понимали — быть беде.

Обычно Мадара обходился крушением пары сотен деревьев, после таких вот бурь их деревня, как правило, увеличивалась, так как расчищенную территорию нужно было занимать. Такие бури происходили два-три раза в год и всё бы хорошо, но если разъярённому парню кто-то попадался на пути… В общем-то, обвинять Мадару было не в чем, так как ни трупов, ни даже ошмётков одежды так и не находили.

Как не странно, но если вспомнить о родословной отпрыска славного клана Учиха, то становилось странным его такое раскованное поведение. Ведь если судить по таким всплескам, Мадара не придерживался этикета, чего аристократия его семейства просто не могла позволить и парня давно бы уже пороли или даже изгнали из клана, чего, к недоумению и бурному волнению жителей деревеньки «Без имени» не происходило.

Причинам гнева одарённого отпрыска древнего клана почти всегда(или всегда), служило только одно слово… При упоминании «Сенджу» парня передёргивало, но когда он слышал и второе — «Хаширама» это действовало на него подобно «Фас!» хорошо натренированной и мореной голодом пару недель собаке. Когда же сам носитель столь длинного и, по мнению того же Мадары бестолкового имя оказывался в поле его зрения, Учиха стойчески держался, пока отпрыск столь же уважаемого и древнего клана не начинал кривляться и выводить его.

Никто не знал, почему Хаширама одним только своим присутствием заставлял терять самообладание у самого холоднокровного из клана, да и сам Мадара делиться явно не собирался. Однако ничего из этого не влияло на репутацию ни того, ни другого.

Оба были востребованы и уважаемы. Девушки бегали за ними толпами, а когда проходился по улице кто-то из них то тут, то там слышались томные вздохи. И оба абсолютно не обращали на это внимания, больше интересуясь древней литературой и техниками, которые они учили с остервенением и неприсущим больше никому воодушевлением.

Казалось бы — они настолько похожи, почему бы не сдружиться? К тому же, если учесть тот факт, что старейшины их кланов уже давно пытаются найти общий язык. И наверняка с каждым из них об этом проводили ни одну воспитательную беседу, но всё было напрасно, хотя немного и помогало.

Теперь, при встрече, Хаширама и Мадара чакру почти не использовали, сводя к минимуму разрушения родной деревни, но от этого их бои не становились менее ужасными. У каждого в глазах горела ненависть, каждый хотел уничтожить другого. Расходились они обычно, когда понимали, что набрали слишком много публики. Оба с увечьями, оба злые как голодные волки, оба обещающие себе в следующий раз прибить другого плюя на то, что потом будет с самим собой. Но если Хашираме было куда идти и те, кто мог помочь ему зализать свои раны, то у Мадары такой роскоши не было. Казалось, сами стены его дома источали холод и безразличие и даже то, что главной стихией клана был огонь, не помогало согреть огромное поместье.

Когда Мадара после очередной драки с Хаширамой ступал на порог – дома никого не было, потому что все знали, что сейчас он начнёт крушить всё под ряд, и даже собственный отец был не в силах остановить слишком одарённого отпрыска. Вот она – цена гениальности. Но кто бы мог знать, что крушил Мадара не из-за ублюдка-Хаширамы, как он называл его сам, а из-за них. Из-за своей семьи. Из-за тех, кто не оставался здесь, с ним, чтобы помочь вправить безумно болящую руку, чтобы прижечь распухшую губу.

Несколько раз, он ради любопытства, избитый, отправлялся за не менее изувеченным Хаширамой и его разрывало от боли, когда он видел, как к его врагу со всех ног мчится его младший брат. Табирама встречал брата, чуть ли не после того, как тот сделала шагов десять от места битвы и бесконечно кудахча, как наседка над своими цыплятами, позволял брату опереться на себя и приобняв за плечи, буквально тащил до поместья Сенджу. А там, у ворот его ждали близняшки, двоюрдные сёстры с кучей бинтов на перевес и так же кудахча, как и младший брат Хаширамы только завидев их, подбегали и сразу же принимались за дело.



Мадара недоумевал.



Почему они ведут себя так? Почему его сёстра и братья не помогают ему так же? Почему..? Почему..? Почему..?



Однако потом, он понял, что просто у него — Клан, а у Сенджу — Семья и это бесило. Бесило, потому что он не понимал, чем этот недоносок заслужил такое к себе внимание, столько заботы. Почему его родной младший брат ни разу не помогал ему. Почему он даже ни разу не просил его показать какую-нибудь новую технику, как это делала Табирама, а сам, стирая в кровь руки и вечно ломая себе что-нибудь и делая до кучи ошибок пока не найдёт правильный угол и разгадку техники тренировался. Однако к своим шестнадцати годам, Мадара уже окончательно смерился с этим, и изменить ничего не пытался. Стал считать что забота и нежность, проявляемая к Хашираме его роднёй — это слабость, которая того, в конце концов, погубит, но зависть, со временем незаметно переросшая в слепую ненависть осталась.



Сегодня исключений Мадара не ждал и шёл в конец деревни полностью готовый к тому, что никого не застанет. Готовый опять, по привычке разнести пару сотен деревьев и пол поместья, а потом с чистой совестью лечь спать, но какого же было его удивление, когда кто-то тихо вскрикнул и подбежав к нему со спины положил руку на плечо и тихо спросил:



— Вам… Вам помочь?



Мадара резко обернулся и с удивлением уставился в изумрудные глаза девушки с необычным, розовым цветом волос.



— Помочь… — в изумлении повторил он слово, что девушка, видимо, приняла за согласие и поднесла руку, к его лицу. Глаза заволокла пелена зелёного тумана. Стало тепло.



Девушка отняла руку от его лица и провела в нескольких сантиметрах от его тела, нахмурилась и вымолвила:



— У Вас два ребра сломано и рука вывихнута. Чтобы я смогла Вам помочь, нужно куда-нибудь присесть.



Мадара усмехнулся.



А он то думал, почему дышать так сложно?



С интересом рассматривая девушку, парень кивнул, от чего голова тут же пошла кругом и он пошатнулся. Ничуть не смущаясь, девушка подхватила его подмышки и потащила к одинокой прогнившей скамейке, прислоненной к стене одного из домиков. На улице была тишина, ставни были везде заперты.

Усадив его, девушка сразу же стала расстегивать его рубашку, из-за чего левая бровь Мадары неосознанно поплыла вверх. Замети это, девушка усмехнулась и пояснила:



— Через одежду сращивать кости не умею.



Закончив с его одеждой, она подняла руки к его груди и те, к его недоумению обволокло зелёным туманом, а грудь стало приятно щипать.



— Что это? — удивлённо спросил он, глазами указывая на её руки.



Девушка тихо усмехнулась и незамедлительно ответила:



— Я лечу Вас. «Медицинские техники», что-нибудь такое слышали?



Он кивнул и ответил:



— Слышал и даже сам владею несколькими из них, но… Я ни разу не видел ничего подобного… — нехотя сказал он, так как признавать степень своей необразованности ох как не хотелось.



Девушка заметно напряглась и, подняв на него настороженный взгляд, поинтересовалась:



— Что, вообще не слышали?



Он качнул головой не понимая, почему она так напряглась. Это ведь наоборот хорошо — владеть техниками, о которых никто и понятия не имеет. Хотя может, она просто не хотела себя рассекречивать, да и учитывая то, что она решила помочь ему… Вполне возможно, что она не местная.



— Вы не отсюда? — спросил он, когда она уже перешла к его руке. Признаться, он был удивлен, когда она и правда срастила ему рёбра, о каких-либо даже отдалённо похожих техниках он и не слышал.



Девушка как-то грустно усмехнулась и ответила, всё ещё возясь с его вывернутой рукой.



— Я из Страны Огня, но да, Вы правы, здесь я проходом…



— Так у Вас задание?



— Нет. Я просто путешествую. — Она поморщилась.



— Путешествуете? Одна?



Она кивнула, и последний раз дёрнув его за руку, отстранилась.



— Всё в порядке. Если не секрет то, кто это Вас так?.. – поинтересовалась она, испытующе вглядываясь ему в глаза, чем ещё раз удивила Мадару.



Учихам боялись смотреть в глаза. Даже те, кто не знал о их принадлежности к этом негласно проклятому клану, подсознательно боялись их тяжёлого, всё знающего и от этого опасного взгляда. А она хотела прочитать что-то по его глазам! Это было и забавно и в то же время жутко.



Кем же она должна была быть, чтобы пытаться найти что-то в глазах, которыми смотрит смерть?



Мадара поморщился. Отвечать на этот вопрос не хотелось.



— Если вы не хотите, я не настаиваю. — Вдруг сказала девушка.



— Можно узнать Ваше имя? — спросил Мадара и теперь уже сам пытался прочесть в её глазах хоть что-нибудь. Однако ничего кроме бесконечной доброжелательности там найти так и не смог.



— Конечно! Сакура Сиёко но Дже*! — она протянула ему руку. — А Вы…



— Мадара Учиха. — Ему показалось или в её глазах и правда на мгновение вспыхнул гнев? Или страх?



Парень пожал протянутую руку, не переставая вглядываться в изумрудную глубину доброжелательности.



— Наверное, можно и на «ты»… Мы, вроде, одного возраста… — Добавил он, так как этот фарс «Вы», «Вам», «Вас», ему уже порядком надоел. Ох, если она сейчас назовёт его «Мадара-кун», то он прибьет её на месте.



Ранее перебитое удивлением раздражение и злость стали возвращаться. И будто почувствовав это, девушка просто кивнула.



Посчитав, что какая-то там девчонка, даже та, которая вылечила его, не может требовать себе столько Его времени, Мадара встал со скамейки, сухо поблагодарив девушку, пошёл прочь. Ему ещё нужно кое-что сделать. Да и ещё раз посетить библиотеку не мешало бы. Кажется, он пропусти что-то очень важное и вполне возможно, что дзюцу которое она использовала чтобы вылечить его было не Семейным, а распространенным, просто не все могли его использовать и поэтому забыли… Хотя… Это было бы слишком странно…



Сакура сидела на скамейке и сверлила взглядом удаляющуюся спину Учиха Мадары. Всё пошло как нельзя лучше. Она смогла заинтриговать его. Девушка усмехнулась.



— Ну ищи, ищи… Вот только вряд ли ты что-нибудь найдёшь…





* — «Лечащий всё подряд». Если переводить с нам. б. диалекта то — «северный маг» или «северная медицина». В созвучие с «Сакура» — «лечащая вишня» ну или что-то типа того.





[b]Тёплый камень.[/b]



0,1.



Поднявшись со скамейки, Сакура побрела прочь из района, который только самим своим видом навевал уныние и опустошённость.



«Ну и место, здесь вообще никого нет, что ли?» — невольно задалась она вопросом.



Тишина плохо влияла на неё, и в голову стали лезть неприятные мысли, а главное — она невольно начала вспоминать…



*Ретроспектива*



— Сакура-чан, ну зачем нам эти камни? — пыхтел Наруто, таща в своём рюкзаке чёрт знает сколько килограммов разнообразных камней.



— Тебе что, тяжело? — Сакура остановилась и посмотрела на Узумаки.



— Да нет, не тяжело… Просто… я не понимаю!.. — пробормотал парень.



— Эти камни требуются для исследований! Исследований полезных не только нашей стране, но и всему миру! — слово в слово повторила речь их работодателя Харуно и пошла вперёд.



— Интересно, для каких это исследований? — пробормотал себе под нос блондин. — Что-то о науке под названием «Поиздеваемся над Наруто!» я ничего не слышал. Чёрт! — выругался он, когда объемный рюкзак опять зацепился за ветку.



— Ты что-то сказал? — услышал он голос Сакуры.



— Нет. Просто рюкзак опять зацепился, — ответил сквозь зубы Наруто и, пыхтя как разъярённый бык, рванул на себя рюкзак. Послышался треск рвущейся ткани. На землю посыпались разноцветные камушки.



— Наруто! — воскликнула Сакура и подбежала к нему, тут же стала собирать камни.

Горестно вздохнув, Узумаки наклонился, чтобы помочь ей, когда слышал удивлённый возглас подруги.



— А это ещё что? — поднеся к лицу отливающий красным камушек, девушка стала его удивлённо рассматривать. Наруто тоже уставился на камень, но, не найдя в его виде ничего необыкновенного, вернулся к прежнему занятию — проклянанию всей верхушки Конохи в общем, и того, кто послал их на это задание в частности.



Сакура прикрыла глаза, наслаждаясь теплом, исходящим от камня, и она бы ещё так долго просидела, если бы не Наруто, который, заметив её отстранённость, решил вернуть её с небес на землю.



— Сакура-ча-а-ан! – заорал он девушке на ухо.



Харуно вскочила и, приложив руку к пострадавшему органу, погрозила блондину кулаком.



«Ну, как после этого на него можно не ругаться?! Это должны быть воистину железные нервы!»



Железными нервами Харуно никогда не славилась. И все знали, что её вспыльчивость зачастую идёт впереди далеко немаленьких мозгов, что иногда очень расстраивало Цунаде и всегда спасало Харуно жизнь, потому что, как правило, противники попадались резвые и острые на язык. Последнее Сакура ненавидела больше, так как найти то, чем зацепить девушку, мог каждый.

Ещё один недостаток Сакуры — она была очень ранимой. Иногда и просто нелепая шутка над какой-либо частью как характера, так и внешности девушки могла привести к летальному исходу… Почему же её до сих пор ставили в команду то с Наруто, то с Саем не знал никто. Даже сама Харуно недоумевала, почему прекрасно зная о ядерной бомбе, сидящей в ней, её отправляли на задания с самыми бестактными ниндзя, которых только можно было найти на всей планете! Ну, ладно, Сай — его не жалко, но Наруто! Неужели они хотят, чтобы она прибила его?



— Сакура-чан, так мы идём?



— Наруто, я же просила тебя перестать подставлять эту дурацкую приставку! — прошипела девушка и, незаметно убрав камень в карман на бедре, встала. Боковым зрением заметив, что Узумаки набирает побольше воздуха для долгой речи, она тут же осадила его. — Потому что меня это бесит!



Наруто поморщился, но больше говорить ничего не стал. В последнее время их отношения и вправду приобрели какую-то неприятную, до рези в деснах, натянутость. Совсем всё портить парню не хотелось.



— Идём! — кинула девушка и пошла вперёд. Поморщившись от холода в её голосе и горестно вздохнув, Наруто закинул рюкзак на спину и, согнувшись под его тяжестью, пошёл за подругой.



Девушка разглядывала камень, лежащий у неё на ладони. На солнце он начинал отливать тёмно красным, а так он казался чёрным. Но что больше всего удивляло Харуно, так это то, что камень, будто сам по себе был тёплым. Ладонь приятно покалывало, а взгляд так и притягивала завораживающая чернота… Хотелось смотреть в него, именно в него, вечность. Впитывать в себя всё то умиротворение, которое он излучал.



Тогда она ещё не знала, сколько проблем может принести этот удивительный камешек…



*Конец ретроспективы*



Сакура мотнула головой. Нет, об этом не стоит думать. По крайней мере, не сейчас. Она и так слишком много думала об этом. Пути назад нет. Ей дан такой шанс! Она может сделать так, чтобы никакой войны не было. Может подарить Наруто и Саске семью… Это главное.



Она неосознанно опустила руку в карман на юбке и сжала тёплый камень.



Три месяца… Три месяца она моталась по всему миру в поисках новых техник и ценных книг. Три долгих месяца она разрабатывала стратегию по отношению к Мадаре Учиха. Каждый шаг, каждый взгляд… Казалось, она расписала всё, начиная от количества вдохов и выдохов рядом с ним и заканчивая «случайным» выбросом чакры во время его лечения… Признаться, было странным то, что он так просто позволил ей лечить себя. Хотя, возможно, в этом времени медицинскими техниками убить было нельзя, но всё же. Скорее всего, он просто был поражен, поэтому и согласился. Учитывая его биографию — поражаться и правда было чему. Она уверена, что первая и единственная за многие годы предложила ему помощь. По крайней мере, она надеялась на то, что он был всего лишь шокирован её внезапным предложением, так как если бы было обратное, а то есть он был уверен в том, что смог бы остановить её… Вот это было опаснее. За эти чёртовы три месяца она хорошо усвоила три правила Этого мира.

Первое — никому доверять нельзя, даже себе. Она даже и подумать не могла, что существовали техники, которые могут подчинять разум так, что жертва даже ничего не почувствует. Будет считать, что сделанное было её собственным желанием. Второе — спать здесь можно только одним глазом. И третье — или ты, или тебя…



Было ужасно страшно. И это время, когда не было войны! Страной фактически никто не правил. Всё было пущено на самотёк. Никаких органов управления. Никаких патрулей. Ни-че-го! Абсолютно ничего.

Убить могли прямо посреди улицы, и за это могло ничего и не быть. В карманы лезли на каждом шагу, и ничего не помогало. Это она поняла, после того как, избив трёх мужиков, которые пытались залезть к ней в карманы, поймала за руку мальчишку, который видел то, что она сделала с огромными тушами, и всё равно решился полезть к ней в карман, наверняка посчитав, раз она так защищает свою собственность, то это что-то ценное. В принципе, носить в карманах ей, кроме острого железа и камня, притягивающего взгляд всякого смертного, было нечего.



~ * ~



Мадара был расстроен. Он был расстроен, но и одновременно утешен. Он уверил себя в том, что не пропустил абсолютно ничего. Все книги — а библиотека Учих была далеко не маленькой — он или знал наизусть, или просто помнил отрывками. Ничего о Такой медицине, какую продемонстрировала ему Сакура не было. Ни слова. Он не смог ничего найти и о клане, выходцы из которого были способны лечить одним лишь прикосновением. Как говорил его двоюрдный брат: «Если об этом нет в нашей библиотеке, то этого или просто не существует, или лезть в это не решились даже Мы». Не существовать это не могло, а не лезли Учихи только или в дурь собачью или в то, за что могли навлечь на себя и клан слишком много бед. Они и так сейчас находились в подвешенном состоянии — слишком многие влиятельные и сильные кланы были ополчены на них. Вот и сейчас выходило, что она одна такая в своём роде. Он даже проштудировал пару книг об отличиях отпрысков кланов, и про розовые волосы ничего не было. Какие угодно: фиолетовые, сиреневые, насыщено малиновые, красные — любые, но не розовые. К тому же, он не заметил у неё на одежде знака её клана, хотя она сказала его название, чем заинтриговала парня. Мадара прекрасно знал, как переводится «Сиёко но Дже» с наарийского диалекта фейриских ханов севера (Знал он это из-за того, что учил несколько лечебных техник, которые считались самыми действенными и полезными, по записям тех самых ханов), но и ничего подобного не смог найти в справочниках и кратких характеристиках ни одного клана, учитывая то, что эти самые справочники пополняли каждый год старейшины — это было более чем странно. Ведь не могла же она с неба свалиться!



Мадара поморщился и, захлопнув ещё один толстый том, который был буквально пропитан пылью и, казалось, сейчас рассыплется в его руках, сел на невысокий табурет.

Он ничего не нашёл. Пусто. Он угробил всё своё время на какую-то девчонку с именем дерева и, кажется, ещё и не от мира сего притом, что собирался рассмотреть ещё парочку техник, чтобы в следующий раз точно прибить Хашираму! Ох, всё-таки хорошо, что достаточно сделать злые глазки и весь клан быстренько убирался в поместье в горах. Оно было, конечно, не очень комфортным, и сквозняки там постоянно гуляли, но прелесть его была в том, что кроме старших Учих о нём больше никто не знал. Да даже если бы и узнал то, чтобы придти туда во второй раз, нужно было быть, по крайней мере, очень опытным ниндзя. Таковых было мало. Даже сам Мадара не сразу смог найти поместье. Оно было настолько хорошо спрятано и замаскировано. Столько ловушек было вокруг него и чакры затрачено на его охрану, что даже птицы инстинктивно старались быть подальше от этого места.



Чёрт бы побрал это поместье и всех его обитателей! Как же он ненавидел свой клан. Нет, не так. Как же он презирал свой клан… Иногда ему казалось, что это не люди, а змеи. Чёртовы хладнокровные пресмыкающиеся. Но потом он перестал сравнивать свою родню со змеями. После того, как научился их понимать, научился с ними говорить… Кто бы мог подумать, но весь гадючник свято верил в правило: «Один за всех и все за одного»? Когда он узнал об этом, то ржал как полоумный. Даже не смеялся — ржал. Кто бы мог подумать, даже эти ядовитые гады знают, что такое семья.



Чем же он так не мил Всевышнему?



Сам Мадара в Бога, конечно, не верил. Считал, что Богом мог стать и сам, к чему и стремился. И в этом видел прямого соперника в лице Хаширамы Сенджу. Может, у него и не было на будущее столь грандиозных планов, но если навести его на такую мысль, то мог бы взяться рьяно, что Мадара прекрасно понимал. Именно это его и бесило. Бесило до скрежета зубов то, что не один он мог добиться такой Высоты. Хаширама был гением, чего даже Мадара не отрицал. Учиха ни разу, когда бросал колкости в сторону Сенджу, не заикнулся об его интеллекте. Внешность, характер, семья — что угодно, ум — никогда.



Мадара тяжело вздохнул и, отложив книгу, потёр переносицу. За окном уже светлело. Пора было ложиться спать. Парень усмехнулся.



— Чувствую, сегодня отец будет удивлён…





[i]Прошу оставлять комментарии![/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Эрик (архив) » 21 Nov 2010, 16:41

[b]Герда^^[/b], у вас уже есть одна тема. [url="http://mikata.ru/index.php?showtopic=24658&hl="]http://mikata.ru/index.php?showtopic=24658&hl=[/url] Предлагаю их объединить или же закрыть, а не делать по новой теме на каждую работу.
User avatar
Эрик (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 21 Nov 2010, 16:54

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



Удалите, пожалуйста, тему «Улий». Фанфик переписывается и от темы толку всё равно долго не будет.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 23 Nov 2010, 19:59

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



Пища.



0,2.



Мадара поморщился и, отодвинув от себя тарелку, встал из-за стола, за что получил грозный взгляд отца, на который не обратил ровным счётом никакого внимания. Как же он ненавидел данго...



— Куда ты собрался, сын? — низким, шипящим голосом спросил глава клана.



— Я собирался зайти сегодня в библиотеку…



— Это значит, что ты опять весь день просидишь, нюхая пыль? — высоким, срывающимся фальцетом спросила его мачеха, на что Мадара только скривился. Он до сих пор не мог привыкнуть к этой женщине и искренне не понимал, что такого особенного в ней смог найти его отец.



— Ты ответишь матери или нет?! — видя, как отпрыск отвернулся и зашагал прочь, громко спросил отец. Мадара поморщился вновь и, обернувшись, сказал:



— Она не моя мать…



Послышался хлопок. Когда белый дым рассеялся, парня в столовой не было.



— Несносный мальчишка! — заверещала Юкия-сан. Её рот искривился, от чего и без того острые линии лица ещё более заострились, а морщины вокруг рта стали глубже. Её глаза заслезились, и женщина уставилась мокрым, ненавидящим взглядом в свою тарелку так, будто это данго, лежащие на ней, были виноваты во всех её бедах.



— Перестань, Юкия. Ты прекрасно знаешь — это бесполезно, — одёрнул жену глава клана Учих и принялся за своё данго.



~ * ~



Мадара шёл по улице ровным шагом и с каменным лицом. Никто бы сейчас был не в силах определить его эмоции. Разнообразие масок у отпрыска великого клана, как бы странно это не звучало, было маленьким. Под таким камнем могло прятаться как ликование, так и всёпожирающий гнев.



Гнева Учиха не испытывал. Лишь горечь, затопившая его изнутри, мешала понять, куда его несут собственные ноги.



Юкия не была плохой женщиной. Нет. Возможно, её душа даже была самой лучшей из прогнивших душ всего его клана. Он не ненавидел эту женщину, он просто её недолюбливал. Недолюбливал за то, что отец всего лишь через полгода после смерти Его матери нашёл Юкию…. Ему тогда было шесть лет, а Юкия не могла иметь детей и пыталась всеми способами наладить с ним отношения. Если его младший брат Лаи сразу же полюбил её, как родную мать, то он — нет. Сначала он её всячески отталкивал, но потом перестал. Однако гнев и детская обида бывало, против воли просачивались через стальной замок его маски. В такие моменты он твердил себе одно и тоже: «Она не виновата. Она не виновата. Она не виновата…». Такое случалось не часто, но Юкию это сильно ранило, и в итоге они сошлись на холодной доброжелательности, односложных приветствиях и коротких, ничего не выражающих взглядах. Только потом, после того, как они с Хаширамой стали устраивать бои, пришла эта язвительность и желание с её стороны как можно сильнее уколоть его. Дело было в том, что Хаширама приходился ей двоюродным племянником, иногда Мадара задавался себе вопросом: ни поэтому ли отец решил жениться на ней? Ведь их клан уже давно хотел наладить контакты с кланом Сенджу.



А налаживать контакты было из-за чего. Прошлый глава их клана — его дед, — наделал много дел, погубил много жизней, но Мадара поддерживал его политику, так как тогда клан Учиха воистину был могуч. Когда же дед помер, главой клана стал его единственный выживший сын. Его отец был слишком мягок — это понимали все. Но становиться главой клана кроме него было некому, так как все двоюрдные братья были или совсем слабаками, ни черта не смыслящими в политике, или стариками, а достойные были убиты в боях или сморены чумой, процветавшей в то время.

Мадара знал, что старейшины спят и видят, как он, именно Он становится главой клана, и возвращает былую славу клану Учиха, становясь вторым Великим, как звали его деда, а он понимал, что не сможет этого сделать. По крайней мере, не такой политикой, точнее без отсутствия политики и здравого ума, каким был его дед — это было бесполезно. Сейчас были другие времена, и все тогда ”прижатые к стенке” знатные кланы вроде таких как Хьюга, Акимичи, Абураме, Инузука, Яманака и прочих, возродили свою былую мощь и набирали силы со стороны, чтобы отомстить Учиха за смерти своих дедов.



Сенджу — единственный великий клан, который сохранял нейтралитет и даже в чём-то симпатизировал Учиха. Против него не пошли бы даже Хьюга. Однако вражда младших отпрысков сильно тормозила переговоры. Чтобы соединить союз нужно было или отдать что-то ценное, или сыграть свадьбу, тем самым соединив кланы. О свадьбе, естественно, не могло идти и речи. Хаширама и Мадара всей душой ненавидели всех из перекрёстного клана, и обоим было плевать на то, что думают старейшины, а так как оба сына Великих были настоящими гениями, заставлять их никто не решался. Поэтому пока сходились на том, что женят побочные ветви, те, что были как можно ближе к главным.



Из раздумий Мадару вывел знакомый голос. Парень обернулся и увидел Сакуру, которая энергично махала ему рукой. В другой руке она держала пакет. Видимо поняв, что сам Мадара подходить к ней не собирается, девушка подбежала к нему, и они пошли вместе.



— Как у тебя дела? — спросила она, с интересом разглядывая его лицо.



Он поморщился.



— Нормально…



Она усмехнулась и перестала пытаться что-то увидеть в его глазах.



— Что-то не похоже. От тебя отрицательной энергией за километр разит. Хотя, знаешь, ты всегда так пахнешь… — размахивая пакетом, сказала она. Он резко остановился.



— Пахнет? Отрицательной энергией? Что за бред! Энергия не пахнет! — грозно воскликнул он.



Сакура тоже остановилась и опять стала с интересов вглядываться в его глаза.



— Оу… Ты и не можешь знать, что она пахнет, об этом знают только хорошие медики. Ты можешь только видеть её, мы же можем определять за огромные расстояния энергию, излучаемую людьми. Хотя ты прав, ты — не пахнешь. Ты — воняешь, — она пожала плечами и пошла вперёд.



— Вот это поворот, да, Учиха? — вдруг послышался из-за спины знакомый голос. Мадара мгновенно обернулся, на его лице заиграли желваки.



— Сенджу… — сквозь зубы прошипел он.



— О, я смотрю у тебя сегодня солнечное настроение! — скорчив рожу, язвительно сказал Хаширама и перевёл взгляд ему за спину. Мадара почувствовал, что кто-то вцепился в его руку. Он обернулся и смерил Сакуру удивлённым взглядом. Он думал, что она ушла…



— Привет, я - Сакура! — девушка невозмутимо помахала Сенджу рукой и, подхватив его под локоть, потянула за собой.



— Привет… — удивлённо ответил Хаширама, с недоумением смотря на то, как девушка с необычным цветом волос пытается в прямом смысле утащить с поля боя его вечного противника.



Мадара нахмурился и, выпутавшись из рук девушки, уставился на неё испепеляющим взглядом, он был уже недалёк от того, чтобы активировать шаринган. Эта девчонка умудрилась вывести его из себя быстрее, чем это удавалось Хашираме! Неужели он стал настолько чувствительным?



Она пожала плечами и пробубнив что-то вроде того что: «Ну, если тебе так хочется ходить с красной рожей…», отошла к стене дома.



Хаширама перевёл с Сакуры на Мадару оценивающий взгляд и, ухмыльнувшись, направился к девушке.



— Могу ли я вас украсть? — галантно протянув ей руку, поинтересовался Сенджу. Сакура застенчиво улыбнулась и потупила взгляд. Мадара закатил глаза.



Отвратительно.



Девушку следовало спасать. Мадара считал, что Хаширама Сенджу — это худшее, что могло с ней случиться…



— Нет, не можешь, — Сакура перевела на него удивлённый взгляд.



Шатен, сощурившись, посмотрел на него и оскалился.



— Неужели ты мне помешаешь? — прошипел он.



— А если и да, то что? — сотворив на лице не менее пугающий оскал, спросил Мадара.



— То я сверну тебе шею, Учиха…



— Так, хватит! — Сакура положила руку на плечо Хаширамы и на вид не сильно сжала. Однако лицо парня, не ожидавшего ничего подобного, скривилось от боли, и ему пришлось закусить губу, чтобы не застонать. Заметив изменения в Сенджу, девушка отдернула руку и, наигранно всплеснув руками, прощебетала: — Ой, прости! Я не хотела!



Хаширама кивнул, принимая извинения, и посмотрел на Сакуру уже другим взглядом. Девушка про себя усмехнулась.



«Чёртовы ловеласы! Чтоб вам пусто было!»



— Где ты откопал такое чудо, Учиха, тебе же обычно только на мымр везло? — Выпрямившись, кинул Хаширама, и это оказалось последней каплей.



Тихо зарычав, Мадара кинулся на Сенджу.



«Странно, — подумал про себя брюнет. — Обычно это он мчится на меня первый с кулаками».



Хаширама удачно отбил его хук справа и увёл в сторону колено, точно прицеленное ему в лицо, но от левого кулака, летящего ему точно в нос, уклониться не успел и на мгновенье зажмурил глаза, ожидая удара, которого, к его удивлению, не последовало. Сенджу распахнул глаза и уставился на кулак, застывший в сантиметре от его лица.



Сакура невозмутимо держала руку Мадары железной хваткой, от которой Учиха сразу понял - освободиться будет весьма трудно. Парень попробовал ещё раз вырвать руку, но на этот раз девушка сжала пальцы, и ему показалось, что он услышал хруст.



— Отпусти. — Сквозь зубы прошипел он.



Сакура помотала головой и, подняв взгляд в небо, глубоко вздохнула.



— Что здесь происходит? — услышали они удивлённый возглас и обернулись. К ним спешил парень лет четырнадцати со светлыми, почти белыми волосами. — Хаширама, ты же сказал, что будешь ждать меня снаружи… — встретившись взглядом с Мадарой, парень запнулся.



Табирама остановился от них в двух метрах и замолк. Молчание прервал глубоки вздох Сакуры.



— Табирама, да? — парень кивнул. — Помоги мне растащить их.



Парень тут же подбежал к своему брату и, схватив его за запястье, потащил назад. Сакура тоже самое сделала с Мадарой. Тот не сопротивлялся.



— Ладно. Нам, наверное, пора… — девушка скорчила смешную гримасу и, подхватив Мадару под руку, зашагала с ним прочь.



Они не прошли и нескольких домов, как Учиха резко остановился и, развернувшись, впечатал девушку в стену дома.



— Что. Это. Было?! — разделяя слова, зашипел он и в ответ услышал тихий смешок. — Чего ты хочешь?!



— Того же, что и ты… — Девушка оттолкнула его и, зацепившись за карниз низкого окна, запрыгнула на крышу и вскоре исчезла…



Мадара облокотился о стену дома и сполз по ней вниз.



«”Того же, что и ты…” Чего именно? Бессмертия? Власти? Славы? Чего?»



— Откуда ты вообще взялась?



~ * ~



Сакура забралась в свою комнату на окраине деревни через окно. Хозяйка сего дома была старой женщиной, которая ненавидела шум и была жутко сварливой, поэтому девушке приходилось ходить на цыпочках. Одна прелесть проживания с ней была в том, что она не задавала лишних вопросов и брала за проживание мало. Всего пять монет в месяц.



Девушка положила пакет с продуктами на тумбочку и рухнула на кровать. Ещё бы чуть-чуть, и она прокололась. Чёрт, какой же у него всё-таки жуткий взгляд. Не будь у неё до этого практики с Саске, то она бы сорвалась. Как же было сложно держать себя в руках, но она, кажется, начала привыкать. Теперь оставалось надеяться, что пищи на размышление Учиха она оставила достаточно, чтобы тот заинтересовался в её персоне в нужной ей мере. Иначе ей придётся начинать всё сначала, а тогда был большой шанс на то, что он начнёт догадываться, что это всё не спроста…
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Кая (архив) » 24 Nov 2010, 11:23

Очень интересная идея в данном фанфике. С удовольствием читаю. Буду ждать продолжения
User avatar
Кая (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 24 Nov 2010, 17:13

Пользователь Tedien отсутствовал в базе форума Миката.



И правда, хорошая идея!

Мне нравится как Вы пишите.

Буду ждать продолжения.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 24 Nov 2010, 21:31

Пользователь your friend отсутствовал в базе форума Миката.



Действительно, идея свежая, не заезженная, мне нравится. Ошибок не много, но всё же, проследите за знаками препинания.

С нетерпением буду ждать проду.^^
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 28 Nov 2010, 13:26

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]В погоне.[/b]



0,3.



Что за чёртовщина!? Нет того, что бы он не смог понять! Она рушила все его планы! Откуда она вообще взялась? Если эта девица и дальше будет так рьяно вмешиваться в его жизнь, то придётся заново писать сценарий, чего ему не хотелось.



Мадара мерил шагами свою комнату. Остановившись, он чертыхнулся и зашагал по кругу вновь.



С ней нужно что-то делать.



Учиха замер на месте. Его отсутствующий взгляд застыл на разворошенных книжных полках. Он так ничего и не нашёл...



Откуда она могла знать, чего он хочет? А может, она просто хотела его заинтриговать? Но тогда зачем?



Или она искала такого как он? Того, кто тоже жаждал бессмертия, того, кто бы был заинтересован в ней?



Парень потёр переносицу. Нужно найти её и узнать что-то большее.… То, что бы помогло ему решить её будущую судьбу.



~ * ~



Найти девушку, как ни странно, оказалось легко. Она будто и не собиралась прятаться, что, опять же, никак логически не объяснялось. Ведь она должна была догадываться, что он придёт за ней!..



Постучавшись в дверь с потрескавшейся краской, Мадара стал ждать. Послышались шаркающие шаги.



Дверь медленно и с противным скрипом отворилась. На пороге стояла пожилая женщина. Её блеклые волосы были собраны в небрежный пучок, на ней был передник, а руки были в муке.



— Чего надобно? — слишком скрипуче для своего возраста спросила женщина. Её мутные голубые глаза смотрели безразлично.



— Сакура дома? — спросил Мадара, наперёд зная ответ.



Лицо женщины сморщилось. Немного пожевав обветренными губами, она неуверенно кивнула и, обернувшись, на удивление громким и чётким голосом прокричала: — К тебе, девчонка!



Послышались быстрые шаги. Женщина шире открыла дверь, молча приглашая брюнета зайти.



— О, уже соскучился? — девушка появилась из тёмного коридора. К раздражению Мадары, на её лице не отразилось ни тени удивления.



Она знала, что он придёт.



Он ненавидел, когда кто-то знал о его действиях наперёд. Он привык быть самым непредсказуемым и гениальным. Но она как-то смогла просчитать это. Опять же — вполне возможно, что и правда, всё было спланировано.



Женщина, изобразив на лице неудовольствие, развернулась на пятках и отправилась в соседнюю комнату, которая, скорее всего, была кухней.



— Я пришёл сказать, что если ты хочешь того же, что и я, а я хочу многого… — он хрипло усмехнулся. — То я должен знать.… Будешь ты мне врагом или союзником?



Казалось, он смог её ошарашить. Наверняка, она ожидала, что он начнёт издалека. О нет. Это ублюдок-Хаширама мог мямлить, сколько ему вздумается, а он привык говорить только по делу.



Она прочистила горло и на миг прикрыла глаза, готовясь произнести то, что она так долго репетировала перед зеркалом.



Сакура прекрасно понимала, что он пришёл за ответами — не за новыми загадками. Так же она понимала, что не скажи она эти ответы добровольно, он добьется их от неё силой. Учиха Мадару не следовало недооценивать. Он был слишком умён.



Чёрт! Не будь он так красив, она бы плюнула на всё это и просто убила его!



— Мне незачем скрывать это — я хочу бессмертия. И я знаю путь к нему, — она заметила, как дёрнулся правый уголок его рта, но не могла точно сказать, зацепили ли её слова его. Если он знает то, что она сейчас ему скажет, то всё пойдёт коту под хвост! — Но без помощи я обойтись не смогу.



Он еле смог сдержать ухмылку.



Да, чёрт возьми! Он опять оказался прав! Она искала того, кто бы смог помочь ей с этим! И этим кем-то оказался именно он, что ещё раз доказывает его отличие от всей остальной серой массы общества. Как же это тешит самомнение…



— И эта помощь оказалась в лице меня… — закончил он за неё. Девушка кивнула. — Браво! — он несколько раз хлопнул в ладоши. Она нахмурилась. — Ты смогла меня заинтриговать. И что же это за путь?



— Мангекью Шаринган.



Что?! Как?! Откуда?!



На его лице заиграли желваки.



Ведь не могла же она читать его мысли! Или могла?.. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт!



Сакура сделала один шаг назад.



«Подруга, кажется, ты доигралась…»



В следующую секунду она уже была припечатала его сильным телом к стенке. Ваза, стоявшая на подставке, зашаталась как неваляшка и, не устояв, рухнула на пол. На шум приковыляла квартирантка и, увидев разыгравшуюся перед ней сцену, заохала и заахала.



— Что за молодежь пошла! Средь бела дня!.. — заверещала она, и в следующее мгновение, наткнувшись взглядом на горящие глаза отпрыска клана Учиха, рухнула на пол. Мадара перевёл бешеный взгляд на Сакуру. Девушка сглотнула.



— Откуда. Ты. Знаешь?! — зашипел он. Девушка попыталась отвести взгляд, но он схватил её за волосы одной рукой, а второй сдавил шею, заставляя смотреть в свои красные ужасающие глаза. — Отвечай! — он встряхнул её.



— Книги.… Много книг… — прохрипела она. Он немного ослабил хватку, что бы она смогла нормально говорить. — Я же говорила. Ты пахнешь. Все люди пахнут. А иногда я даже вижу слова. Каждый раз, когда я смотрю на тебя, то вижу это… Я не знала, что это пока не наткнулась на очень интересную книжку…. Там были легенды, сказки…



— Крип*? — удивлённо выдохнул он.



Она попыталась кивнуть, но, ощутив его хватку на затылке, сморщилась.



— Значит, ты хочешь бессмертия… — он отшатнулся от неё. Девушка потёрла горло и потрогала затылок.



— Знаешь, если ты так будешь реагировать на информацию, которую я тебе преподнесу, то я лучше буду молчать…



Он усмехнулся.



— В твоих же интересах говорить…



Она перевела на него недовольный взгляд.



— С помощью Мангекью Шарингана можно перемещаться в пространстве... — начала она. На что получила кивок. — Ты же его ещё не освоил?



Мадара скривился.



— Ну?



— Нет. Я ещё не выбрал жертву…



Она усмехнулась.



— Ну, да.… С твоим то характером… — заметив, как он помрачнел, она поспешила перевести тему. — В общем, не важно. Я рада, что этого ещё не произошло, — он выгнул бровь. — При убийстве близкого человека, кроме Мангекью, воспроизводящего Аматерасу, ты больше ничего не добьёшься. А мы, как ты уже понял, говорим о бессмертии. Ты знаешь, что такое Восемь Врат? — Он нахмурился. — Ну-у, тогда Сила Юности?



— Звучит отвратительно… — кривя губы, ответил он.



— Хорошо. Я объясню, — она набрала в лёгкие побольше воздуха и начала быстро тараторить наизусть заученные ещё в Академии Ниндзя определения. — Восемь Врат — восемь особых точек в системе циркуляции чакры, ограничивающих её поток по телу с целью уменьшения её расхода и увеличения «срока службы» тех или иных органов. Открытие этих врат позволяет ускорить поток чакры и таким образом увеличить свои силовые возможности, что, тем не менее, может навредить организму или даже обернуться смертью, в связи с чем эта техника относится к запрещённым. Врата Начала позволяют использовать технику Первичного Лотоса, первый этап которой состоит в обездвиживании противника в полёте за счёт оборачивания того с помощью лент. Врата Покоя — с мышц снимается напряжение, таким образом, увеличивая выносливость ниндзя. Врата Жизни — на этом уровне пользователь способен выполнить Обратный Лотос, являющийся более сложной версией Переднего Лотоса. Эта техника используется в воздухе, где сначала противнику руками и ногами наносятся мощные и быстрые удары, а затем его разбивают о землю. Обычно, Обратный Лотос вызывает смерть жертвы, а у пользователя забирает большое количество чакры. К данному дзюцу можно прибегнуть лишь один раз, потому как после её использования не остаётся энергии даже чтобы просто держаться на ногах. Врата Боли — сила и скорость ниндзя значительно возрастают. Тело работает на пределе своих возможностей — высокие нагрузки начинают разрывать мышцы, в прямом смысле, вызывая слёзы. Врата Предела — дальнейшее увеличение физических возможностей. Врата Вида — на этом уровне возможно исполнять дзюцу Утреннего Павлина, благодаря которому удары становятся такими быстрыми и мощными, что вокруг кулака формируется яркая чакра. Врата Потрясения — дальнейшее увеличение силы ударов и скорости перемещения. При открытии седьмых врат возможно использование т. н. техники Полуденный тигр. И, наконец, Врата Смерти — последние и самые мощные врата, открытие которых провоцирует расход всей энергии тела. Данная техника даёт пользователю силу, превышающую даже уровень Кагэ, благодаря тому, что сердце начинает работать на своём максимуме. Однако, этот эффект «большого взрыва» является временным, который, прекратившись, разрушает в теле все мускулы, включая сердечную мышцу. Человека, открывшего Врата Смерти, ждёт верная гибель,** — она вздохнула.



— Что за бред! Нельзя работать на приделе возможностей! Чёрт возьми, если бы это было возможно, то мой клан первый бы освоил это! — язвительно заметил Мадара, с пренебрежением смотря на девушку. — О, да! Всё звучит даже очень прекрасно, но такими сказками ты меня не проведёшь!



— Это не сказки! — возмутилась Сакура. — Мой друг использовал это!



— Если так, то я хочу доказательства. — Твёрдо сказал он и сделал к ней шаг. Девушка прижалась к стене.



— Какие доказательства? Его здесь нет.… Он… он… умер… он умер… — испуганно залепетала она.



— Я уже освоил первые азы Магекью, я смогу увидеть… — он замолчал, пристально смотря ей в глаза. — Ты должна только позволить мне… — он подошёл совсем близко. — Подумай об этом…



Она неуверенно кивнула, и пристально смотря в его краснеющие глаза, стала вспоминать…



*Ретроспектива*



— Ураган листвы! — Ли отбросил от себя одного из своих противников и, увернувшись от второго, подпрыгнул. Забравшись на одну из полуразрушенных крыш, он стал разматывать свои бинты.



— Ли, нет! Не надо! — Сакура кинулась было к нему, по её преградил путь один из вражеских шиноби. Парень с причёской «горшком» прикрыл глаза. Его губы сжались в плотную полоску, а лицо покраснело.



— Ли, не вздумай! Ты ещё не оправился!.. — но он не слушал её. Его мускулатура стала расти на глазах, а широко распахнутые глаза стали искать свою жертву. — Ли!



Деревня пылала чёрным огнём. Аматерасу пожирало всё: траву, дома, древние бесценные книги библиотеки, людей и даже простой огонь…



Коноха умирала.



Ли легко спрыгнул с крыши и снёс первому, кинувшемуся к нему вражескому шиноби, голову. Его взгляд остановился на застывшей Сакуре.



— Я обязан защищать то, что люблю… Сакура-чан…



— Правда? — услышали они и оба обернулись. — Ты так любишь пепел? — скалясь, спросил толи человек, толи змея.



— Кабуто… — прошипел Ли и, с умопомрачительной скорость оказавшись рядом с врагом, ударил его в грудь. Однако его рука прошла сквозь Кабуто. Тот распахнул свою пасть и залился в жутком смехе.

Ли опять ударил Кабуто — тот же результат. Тихо зашипев, он отпрыгнул назад.



— Ли, это иллюзия! — крикнула Сакура и, вырубив ещё одного шиноби, была вынуждена отступить за дом.



Парень прищурился и исчез.… Тут и там стали рушиться дома и сыпать от трения искры. Пробив насквозь стены дома, Ли оказался рядом с Сакурой, и одним ударом выпустив кишки двум напавшим на неё шиноби, опять исчез.



Взрывы, крики, повсюду кровь и огонь.… Когда буря стихнет, здесь будет только пепел…



Сакура сжала зубы и упрямо вытерла выступившие на глазах слёзы.



«Ну, и чего ты раскисла! Ещё вон, сколько нужно спасти…»



Она побежала по улице, выискивая пострадавших, и услышала дикий рёв.



Ли!



Свернув направо и, пробежав улицу, она вышла к полигонам. Ли был там…



— Седьмые врата, откройтесь! Врата Потрясения!



— О Господи… — Сакура задохнулась от переполнявших её эмоций.



Он убьёт себя! Убьёт!



Тем временем, Ли разнёс целый отряд. И, заметив зелёно-чёрную точку, рванул в её сторону. Это оказался Зецу. Он оскалился. Зецу стушевался. Он потерял много чакры, когда пробивал купол, который накрывал Коноху, и сражаться с полу спятившим ниндзя деревни Листа сейчас никак не входило в его планы.



— Полуденный тигр! — взревел Ли и, мгновенно оказавшись рядом с Зецу исчез. Где-то сверху послышался взрыв. Сакура задрала голову. С неба лился зелёный дождь.



— Что же это такое, что даже Зецу не смог восстановиться… — прошептала Сакура и, увидев падающее тело Ли, рванула к нему.



*Конец ретроспективы*



Девушка замотала головой и оттолкнула от себя Мадару.



— Достаточно, ты увидел даже больше…



— Что это было? Что это за место? — тихо спросил Учиха. Он тяжело дышал, а на его лбу выступил пот. Новая техника пока удавалось ему с трудом.



— Это мой дом.… Тоже скрытая деревня «Без имени», как и эта… — Она прикрыла глаза и сползла по стене вниз.



— Весьма…. весьма впечатляюще… — сказал он и сел рядом с ней. — Чтобы разорвать человека на кусочки одним ударом нужно очень и очень много силы… Врата… это что-то немыслимое! Но, я не понимаю, почему он не смог распознать простейшую иллюзию? Ведь он гений!



Девушка горько усмехнулась.



— Ли оказался абсолютно неспособным к каким-либо видам дзюцу… — он перевёл на неё недоуменный взгляд, а она посмотрела на него насмешливо. — Да-да, именно! Он не знает ни одного ниндзюцу, ни кегекай — ничего! Ли — гений! Он смог уложить половину наших противников, используя только тайдзюцу, будучи до этого только что вышедшим из комы и без правого лёгкого!



— Он мёртв? — Мадара больше не смотрел на неё. Ему не нравилось видеть её взгляд: знающий, хитрый, насмешливый… грустный. Но самое ужасно было то, что он не мог ей сейчас ничего сказать!



— Да… Организм Ли не выдержал такой нагрузки… Я не смогла ничего сделать. Все его мышцы были просто разорваны в клочья. Там уже было нечего восстанавливать. Всё отмерло…



— И ты думаешь, что это поможет обрести бессмертие? — еле двигающимся языком спросил Мадара.



— В какой-то степени — да, в какой-то — нет. С помощью Мангекью, достигнутым путём Врат, мы сможем перемещаться в пространстве. Пространство — время, одно и тоже… Дальше дело техники. Мы просто сможем сделать так, чтобы перемещения континимума нашего вистибюлярного аппарата призвало привыкание мозга. В итоге, выйдет пассивация и антиотмирание-замещение клеток нашего организма, что приведёт к бесконечному замкнутому кругу, то есть — бессмертию… Главное — найти грань между вратами Потрясения и Смерти и ни за что не переступать её, только в том случае, если мы действительно захотим отбыть в мир иной…



— Ты сказала «мы»? Интересно, как это ты собираешься использовать Мангекью шаринган? — Мадара смерил её задумчивым взглядом, в ответ девушка сладко улыбнулась и обвила его шею руками.



— Ну, ты же поделишься…



Мадара скрипнул зубами, — она и это знает?! — не без отвращения к себе, соглашаясь, что её общество ему далеко не неприятно…



— Обмен? — он ухмыльнулся и провёл рукой в сантиметре от её спины.



— Обмен… — промурлыкала она и резко оттолкнула его. Мадара цокнул языком.



— Ты невыносима.



— Какая есть, — она пожала плечами и перевала взгляд на лежащую на полу женщину. — Кстати, а что ты с ней сделал?



Мадара усмехнулся.



— Я не виноват, что она такая впечатлительная…





[i]Крип* — старомодные японские сказки и легенды. Сейчас книги можно пересчитать по пальцам, и хранятся они исключительно только в музеях.



** — Википедия, верная наша подруга…[/i]



[b]А вы знаете?[/b]



[i]Фикрайтеры пишут фанфики безвозмездно ради собственного удовольствия, но бывает, что размер этого удовольствия уменьшается и писать дальше нет сил. Лучший способ подтолкнуть автора к написанию продолжения - добавить фанфик в избранное, выставить высокую оценку и написать комментарий.(нагло стыбзино)[/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Кая (архив) » 29 Nov 2010, 16:51

Очень рада выставленной проде....

Хотя, если честно, не совсем понимаю, почему Сакура не сделала из Мадарыча паштет, пока он слаб....

Но надеюсь, что ты все же объяснишь причину данного её поступка...

Пы.Сы. Если что, то паштет из Мадарыча лучше всего подавать вместе с отбивной из Орыча и Акатсуки...
User avatar
Кая (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 29 Nov 2010, 22:28

Пользователь your friend отсутствовал в базе форума Миката.



К сожалению, нет времени, чтобы написать длинный комментарий, поэтому попробую короче.

Глава порадовала.... Умеешь заинтриговать. А Сакура просто невыносима, раздражает.

Интересно, что будет дальше и чем всё закончится.

С нетерпением жду проду!
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 05 Dec 2010, 10:35

Пользователь NECROprincess отсутствовал в базе форума Миката.



Восхитительно! Я в восторге!

Нечасто меня так переполняют эмоции.

Хех, автор, ты молодец. Идея потрясающая!

Жду продолжение! мы все ждем))) ;)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 09 Dec 2010, 18:01

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Байстрюк.[/b]



0,4.



Мысли, мысли, мысли… Они лезли в его голову помимо его воли. Они мучили, не давали спать, есть, пить…



Мадара тряхнул головой. Он уже второй день (и ночь) ломал голову над загадкой, которую ему преподнесла девушка с необычным цветом волос. А она дразнила его. При встрече озорно подмигивала, а иногда, подхватив его под руку, шла рядом молча. Или болтала без умолку, что, к его огромнейшему удивлению, его совсем не раздражало.



Парень зарылся длинными пальцами в чёрные как уголь волосы и прикрыл глаза, под которыми залегли тёмные тени.



Они договорились начать со следующей недели. Нет, не так. Это он договорился начать со следующей недели, она бы могла прямо тогда пойти тренироваться, это ему нужно было время, чтобы всё хорошенько обдумать, взвесить и сделать для себя выводы. И он их сделал.



Она крутила им, как хотела!



Это бесило. От этого хотелось лезть на стенку, но факт оставался фактом. Она с самого начала знала, что так будет. Она просчитала Его действия. Она знала, как Он будет ходить дальше. Он проиграл… битву, не войну…





Мадара ухмыльнулся. Нет, это он будет управлять ей, никак не наоборот. Она станет его. Она будет умолять.



Послышался стук в дверь. Парень перевёл хмурый взгляд на деревянную поверхность.



— Войдите.



Дверь тихо приоткрылась, и в его комнату проскользнул младший брат.



— Здравствуй, брат, — тихо сказал он и неуверенно перемялся с ноги на ногу у двери.



В ответ Мадара лишь кивнул на стул напротив себя. Лаи выпрямился и уверенной походкой прошёл к нему и сел. Повисло молчание. Если Лаи набирался храбрости, то Мадара принципиально не собирался начинать разговор первым, продолжая прожигать младшего брата безразличным взглядом антрацитовых глаз, от чего Лаи всё больше сжимался.



Ему было всегда сложно говорить с Мадарой. Он казался таким сильным и уверенным, что по сравнению с ним Лаи и рядом не стоял, что тот прекрасно понимал. Он уважал своего старшего брата и был горд, что его брат именно Мадара, но он в тайне и боялся его. По деревне давно ходили слухи, что Мадара убивал настолько искусно и бессердечно, что от его жертв не оставалось даже и клочка одежды и кому, как ни Лаи, было это понятнее. Он знал своего брата с самого рождения, они жили в соседних комнатах, он видел, как его старший брат разбивал в кровь руки, тренируясь, он видел, как Мадара читает старинные книги, и он знал, какой он любит чай. Он всегда был замкнут… Он всегда был гениален. А его глаза… Его глаза всегда пустые… Сколько он себя помнил — у Мадары всегда были пустые глаза.



— Брат, я… — он запнулся, зажмурился и, тяжело выдохнув, быстро протараторил. — Я хотел попросить тебя научить меня использовать шаринган! Но если ты откажешься, я пойму, ты учился всему сам и я…



Мадара поднял руку, этим жестом призывая младшего брата замолкнуть.



— Ты до сих пор не умеешь его использовать? — спросил он тихо. Лаи потупил взгляд и кивнул. — Он у тебя хотя бы вообще получается?



— Да… Но только тогда, когда я злюсь… — промямлил мальчик.



— Почему ты просишь меня? Насколько я помню, ты любишь добиваться всего сам, — всё так же сверля младшего брата безразличным взглядом, поинтересовался Мадара.



— Я просил отца, но тот сказал, что придёт время, и я сам освоюсь. Я спрашивал Колина и Одина, они сказали, что у них нет времени на это. Я даже подходил к старейшинам. Они сказали, что этому должен учить отец, — он вздохнул и поднял на Мадару умоляющий взгляд. Только брюнет открыл рот чтобы отказаться, как Лаи вскочил и, подбежав к брату, схватил его за рубашку. — Пожалуйста, не отказывайся и ты! Я знаю, у нас не лучшие отношения, да и семьёй-то нас сложно назвать, но я же пришёл к тебе, Мадара-нии-сан! Ну, пожалуйста!



Мадара вглядывался в мокрые глаза брата. Он знал, если он откажется, то тот точно разревётся. Лаи никогда не отличался железным темпераментом. Он был мягким и чувствительным. Принимал всё слишком близко к сердцу. В общем, он был самый настоящий Учиха, который Не Учиха. Учитывая то, что его шаринган начал проявляться только к тринадцати годам, когда сам Мадара уже в семь лет спокойно мог его активировать и деактивировать, и то, только потому, что Лаи усердно тренировался.



Мальчик отпустил рубашку брата и отступил. Опустил глаза, больше не в силах смотреть в два бездонных колодца и тихо заговорил.



— Я знаю, ты считаешь меня выродком. Я знаю, что меня считают выродком все. Лаи — хороший мальчик, Лаи — бесхребетный слабак… — последнее слово он буквально выплюнул и поднял горящие глаза на брата. — Но я же стараюсь! Я делаю всё, чтобы не быть слабаком!



Мадара нахмурился.



Неужели он так открыто выражал свои эмоции по отношению к своему брату? Вряд ли. Выходит, Лаи оказался достаточно проницателен, чтобы дойти до этого самому.



Да, он не мог думать о своём младшем брате, как о чём-то большем, чем просто о выродке, недостойном носить фамилию «Учиха». И сам Мадара не без скорби понимал, что его клан, некогда Великий и непоколебимый, стал разлагаться. Разложение это было нечто большее, чем ненависть к братьям и сёстрам и желание убивать, а разложение генетическое, на уровне способностей и прочего того, что присуще Учиха. Благо, ещё не рождались трёхглавые и четырёхногие. Естественно, вырождение произошло бы рано или поздно. Братья и сёстры — может, это и было нормально и странным не считалось в это время, но так нельзя — Мадаре иногда казалось, что это понимал только он один. Его мать была из клана Хоки-Кима, а её бабка приходилась его отцу троюрдной тётей. Не настолько далёкая родственница, насколько хотелось бы. А со стороны отца дед и бабка вовсе были из параллельных ветвей со стороны отца, что вообще нельзя было допускать!



Мадара тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Каким бы Лаи не был, он всё равно оставался его младшим братом, за которого он обязан нести ответственность. И брюнет, возможно, первый раз за многие годы посмотрел своим холодным, ничего не выражающим взглядом в мокрые глаза брата и… соврал…



— Я не считаю тебя выродком… младший брат… — сказал он тихо. Лаи прерывисто выдохнул. — И я помогу тебе…



Мальчишка заверещал и кинулся к брату. Мадара сначала даже опешил от такой резкой перемены настроения брата. Лаи понимал, что его поведение не соответствует его статусу, и всеми силами тренировал себя. Даже репетировал перед зеркалом, но это давало мало результатов, своё простодушие пересилить он так и не смог, и сейчас сжимал старшего брата в крепких объятьях и рыдал.



«Если бы ты был девчонкой, тебе бы было легче…» — подумал Мадара, и неуверенно подняв руку, потрепал младшего брата по непослушной чёрной шевелюре.



~ * ~



Мадара решил не тренировать брата на семейном полигоне, который находился сзади дома, потому что их могли увидеть старейшины, что повлекло бы за собой слишком много вопросов.



Пока они шли по улице, парень прибывал в своих глубоких раздумьях и абсолютно не обращал внимания на всё постороннее. Нужно было составить план, по которому он будет тренировать Лаи. И раз уж мальчишка напросился к нему в ученики, то он с него сто шкур спустит…



Вдруг Лаи схватил его за руку и куда-то потянул. Мадара перевёл на брата взгляд, а тот что-то возбуждённо шептал. Наконец, полностью вынырнув из всех своих дум, брюнет смог разобрать слова младшего брата.



— Вон она! Смотри! — мальчик махнул рукой куда-то вперёд. Мадара посмотрел туда и не увидел ничего необычного. Около ларька с молочными продуктами стояла Сакура, с которой он не хотел встречаться ещё хотя бы дня три, за ней выстроилась очередь из старушек, щебечущих о чём-то своём.



Лаи резко остановился за углом дома, так и не выйдя на дорогу, и стал наблюдать без сомнения именно за Сакурой. Её длинные розовые волосы сегодня были собраны в пучок на быструю руку, одета девушка была в простое белое кимоно. Единственное, что выделяло Сакуру из серой массы остальных девушек, это были глаза. Именно глаза — так считал Мадара. На лицо она не была страшной, но и безупречности в нём не было. Сама девушка не отличалась пышными формами и хорошо выраженной талией. Во всей её фигуре была какая-то юношеская нескладность. Волосы можно было перекрасить, да и сейчас многие девушки отращивали их. А вот такие большие, зелёные, как изумруды, мудрые, будто повидавшие не одну войну и далеко не одну смерть глаза, он видел впервые. Мудрые. Таких глаз даже не имел сам Мадара. У неё был свой стержень. Настолько прочный и уверенный, что она могла позволить себе без намёка на страх смотреть в глаза, которыми смотрит сама Смерть, в Его глаза.



Парень перевёл взгляд на сосредоточенное лицо брата. Тот будто хотел отпечатать девушку в своих глазах.



— И чем же она тебя так заинтересовала?



Лаи поднял на него затуманенный взгляд.



Мадара скривился. Ему только влюблённых подростков не хватало для полного счастья. Неужто Лаи смог пересилить себя и попросить его о помощи, только для того, чтобы привлечь Её внимание?



Парень ухмыльнулся. О да, на это будет интересно посмотреть. Мадара очень сомневался, то есть он был уверен, что Сакура ни за что, никогда не обратит внимания на его брата-выродка, тем более она была старше его минимум на два года. Но себе ему пришлось всё же признаться, что даже мысль о подобном заставляла его скривиться. Эта девушка была достойна большего, хотя бы из-за того, что умудрилась его так заинтриговать и даже почти избегать себя.



Мадара мотнул головой. А вот об этом думать не стоило. Он не избегал её, просто не хотел, чтобы она мозолила ему глаза, что она и делала почти каждый день. Чёрт.



Пока братья играли в гляделки, девушка успела купить молоко и, наконец, заметила их и уже через секунду стояла напротив Мадары. В её глазах сверкали весёлые искорки, а сама она буквально излучала спокойствие и свет.



— Привет! — она помахала ему и обратилась к его брату. — А тебя как зовут? — они с ним были одного роста.



— Лаи… — мальчик запнулся. — Лаикадо* Учиха, — сказал он уже уверенно, и на его лицо тут же была надета маска безразличия.



Мадара про себя усмехнулся. Он то знал, что Сакуру не так просто провести, тем более с такими способностями к театру, как у Лаи… Надо же, даже своё полное имя сказал.



— Сакура, — представилась девушка и протянула руку его брату. Тот кинул на неё непонятный взгляд и пожал предложенную руку. И Мадара готов был поклясться, что услышал горькую усмешку со стороны девушки, когда та уже весело расспрашивала его младшего брата, куда они шли, на что тот отвечал с напускной важностью и каплей презрения к тому, чем они собирались заниматься.



Мадара снова оказался прав.



~ * ~



Мадара заставил Лаи метать кунаи, вливая в них чакру, ранее проведя поучительную краткую речь, в которой выделил основные факты. Мальчик делал всё с самого начала хмуро. Видимо подчиняться кому-либо перед возжеланной им девушкой не входило в его планы.



Сакура же устроилась рядом с ним в тени раскидистого дерева, крона которого была подобна шевелюре его младшего брата, вечно торчащую в разные стороны.



— Ну, так, когда мы начнём? — он ожидал этого вопроса, но не смог себя подготовить к нему. Мадара перевёл на девушку взгляд.



— Скоро…



— А это когда — скоро? Сегодня, завтра, через год? — с издёвкой протянула она.



Парень напрягся. Он не позволит её так разговаривать.



— Не бери на себя слишком много. Я знаю, кто ты, — он ухмыльнулся на её вытянувшееся лицо. Казалось, в её глазах проскользнул самый настоящий страх, но он должен был отдать ей должное, девушка быстро взяла себя в руки.



— И кто же я? — хрипло спросила Сакура.



— Байстрюк.**



— Чтоо-о?! — закричала девушка и еле сдержала себя, чтобы не наброситься на нагло ухмыляющегося парня.



— Только не говори мне, что не знаешь значения этого слова, — он наклонился к ней.



Девушка прикрыла глаза и выдохнула.



«Хорошо хоть не амазонка, блин!» — подумала она про себя.



— Как ты догадался? — тихо спросила она, всеми силами стараясь играть смущение.



— Я искал твой клан в архивах. Потом искал всё о медицинских техниках. Сиёко но Дже нигде не было. А это могло значить или то, что ты байстрюк, придумавшая себе свой клан, чтобы не быть безымянной. Или твой клан был настолько далёк от цивилизации, что о нём даже не слышали.



— Почему ты выбрал именно первое? — она испытующе смотрела на него.



— Потому что я видел, что ты жила в поселении, а любое поселение, даже очень скрытное, может отсутствовать на карте, но в родовых книгах великие жильцы столь необычных кланов… — Он перевёл взгляд на брата, который остановил свои тренировки и сейчас пристально смотрел на них. — Ты же не хочешь, чтобы об этом узнала вся деревня, не так ли?



— Ты угрожаешь мне? — Сакура склонила голову к плечу. Её губы растянулись в сладкой улыбке.



— Нет, — он нагнулся к ней, — просто предупреждаю. А тренироваться мы начнём тогда, когда я буду свободен.



Она рассмеялась. Мадара отстранился и смерил девушку недовольным взглядом. Её непосредственность раздражала. Казалось то, что он узнал, нисколько её не цепляло. Хотя это было очень важно. Байстрюки тщательно скрывали своё происхождение, так как из-за этого, будь они выходцами даже из самого знатного из кланов, в семью их могли и не принять и работы особо оплачиваемой тоже не найти.



— Неужели ты думаешь, что я тебя ждала? Да я уже четвёртый месяц тренируюсь по Вратам и, кстати, уже могу открывать первые два, — с весёлыми искрами в глазах заверила она его.



Мадара предпочёл перейти на другую тему.



— Я так же просмотрел пару томов о временных континуумах. Можно использовать некоторые камни для усовершенствования результатов, — невозмутимо продолжил он.



— Это плохая идея, — её голос был резок, а сама девушка вдруг напряглась и смотрена на него уже тёмными жгучими глазами. — Забудь об этом.



— Почему же? — он ухмыльнулся. Его забавляло то, как она напряглась из-за каких-то камушков, которые он и не воспринимал всерьёз.



— Это плохая идея, — повторила она. — Обещай мне, что не сделаешь что-то подобное.



— С чёго мне тебе что-то обещать? — Мадара скривился. Опять он упустил что-то важное. Последнее время это происходит слишком часто.



Она опять использовала свою слащавую улыбку.



— Ну, хотя бы с того, что только я могу показать тебе технику Врат. Так что без меня ты вряд ли бессмертия достигнешь…



Он нахмурился.



…без меня ты вряд ли бессмертия достигнешь…



Могло ли это значить, что она знает другие способы? Чёрт!



— Что ты знаешь о бессмертии? Другие ходы?! — он вперил в неё ледяной взгляд, от которого девушка неосознанно поёжилась. Сейчас он был очень похож на того Мадару, которого она знала до своего фантастического путешествия.



Кто бы мог подумать…



— Поверь, тебе не нужно это знать, — сказала она ровным голосом и отвернулась.



— Почему же? — он шипел.



— Ты же не хочешь потерять всю свою чакру, не так ли? То, что я знаю, ведёт только к гибели или разложению рассудка. Я предложила тебе то, что реально.



— Откуда ты вообще можешь знать так много?



— От верблюда? — она показала ему язык и весело расхохоталась.



Лаи на другом конце полигона стиснул зубы и продолжил тренироваться, про себя как молитву шепча:



«Я буду лучше… Я буду лучше…»





[i]Лаикадо* — с древне японского переводится, как умная конфета. В созвучии с «Учиха» переводится как «умный веер в карамели» (в сладком).



Байстрюк** — в древние времена быть внебрачным сыном или дочерью было, так сказать, не очень хорошо. Байстрюк можно прировнять к ублюдку. Вообще, такое слово в высшем обществе не должно произноситься (как и таких людей в высшем обществе быть не должно). Своё происхождение байстрюки тщательно скрывали, но чаще это всё равно выплывало наружу. Так же им, обычно, не доставалось никакого наследства (если, конечно, завещания не было). [/i]





[b]Автору будет интересно узнать ваше мнение.[/b]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 25 Dec 2010, 15:15

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[i][b]Начало конца. [/b][/i]



0,5



Мадара шёл по улице уверенно. Его взгляд был прямым и безжалостно пилил всякого на своём пути.

Сегодня. Это начнётся сегодня.



Он, наконец, привёл все свои мысли в относительный порядок. Пора было начинать. За всю свою жизнь Учиха хорошо усвоил главное правило, которое относилось непосредственно именно к нему: кто не может управлять собой, тот не может управлять другими. Мадара был далеко не дурак, так что понимал — он должен держать всё в своих руках. Возможно, в какой-то степени это было глупо

— взваливать всё на себя, но по-другому он не мог.



Мадара свернул с главной улицы, и его прямой взгляд упёрся прямо в неожиданную пару, которых вместе он никак не думал встретить. Парень отступил на шаг и стал прислушиваться. Место, где он стоял, было удобным для подслушивания. Хотя Мадара мог сам замаскироваться так, что его бы ни нашла и стая хорошо обученных собак. Тем временем пара продолжила свой разговор.



— Я всего лишь предупреждаю, — шипел Хаширама. — Ваша ”дружба” с Учиха не приведёт ни к чему хорошему.



— Уж поверьте, решить, дружить мне или не дружить с Мадарой, я смогу самостоятельно, — гневно сказала Сакура и попыталась уйти, но Сенджу схватил её за руку.



— Он — убийца. Вы знаете о том, что его клан проклят?!



— Это всё трепло бабушек, грызущих семечки на прогнивших скамейках. Не знала, что вы предпочитаете такое общество, — сказала она язвительно и вырвала свою руку. — Если вы не хотите приобрести себе нового врага в лице меня, Сенджу, то попрошу вас больше никогда не разговаривать со мной в таком тоне, а тем более указывать мне, что делать! — прошипела она в лицо Хашираме и, развернувшись на пятках, пошла прочь.



На лице Мадары заиграли желваки. Да как смеет этот ублюдок приставать к ней! Ему так хотелось сейчас выйти и хорошенько врезать Хашираме, лицо которого приобрело идентичное выражение с его. Какого чёрта он вообще вмешивается?!

Учиха вдохнул и медленно выдохнул. Драка сейчас ни к чему. Однако желание крушить не пропало. Грязно выругавшись, Мадара по стене забрался на крышу и поспешил за Сакурой. Не смотря на то, что настроение было опущено ниже некуда, отменять то, что он уже запланировал, брюнет не собирался.



Сакура шла быстро, едва не переходя на бег. Ей было страшно… Она только что разговаривала с Первым Хокаге. С человеком, которого боготворила вся её деревня. С человеком, давшему Конохе жизнь. Чёрт возьми, с человеком, который создал шиноби! И она нагрубила ему, когда он всего лишь пытался предостеречь её! Просто сейчас ей было не до Хаширамы с его вечным благородством... Она рисковала своей жизнью здесь, когда пыталась внедриться в ближний круг к Мадаре Учиха. Он был невменяем — она это прекрасно понимала. Его детские травмы сделали его жестоким и неуязвимым. Неуязвимым эмоционально. Хотя уже сейчас его физическому и духовному могуществу можно было позавидовать. Иногда ей казалось что, смотря на него, она была в состоянии всадить ему кинжал по самую рукоять в грудную клетку или перерезать горло. Но когда он поворачивался к ней лицом и смотрел своим проницательным взглядом в глубины её души, она понимала, что не сможет убить эту… красоту? Да, красоту. Мадара был великолепен и… он бы похож на Саске. Слишком похож. Часто она ловила себя на мысли, что говорила не с Мадарой Учиха, а с Саске. С тем Саске, ради которого они с Наруто могли свернуть горы. Милым, родным Саске. С тем Саске, который предал их…



Горькие слёзы текли по её лицу, а она была не в состоянии остановить их. Чёртов четвёртый месяц, она как молитву твердила себе лишь одно: «Я должна быть сильной!», но что, если всё это было бесполезно? Что, если то, зачем она здесь, для того, чтобы в будущем случилось так, как она видела? Что, если это она виновата в том, что Мадара Учиха был непобедим? Что, если это она сделала его непобедимым? Думать об этом было свыше её сил. Если бы это было так, то это убило бы её. Сломало, разорвало в клочья. Заставило бы стелиться безвольной тряпкой и сломало бы её стержень, благодаря которому она до сих пор не свихнулась.

Сакура остановилась, схватилась за горло и захрипела. Она задыхалась. Перед глазами заплясали тёмные мушки, а по коже побежали мурашки. Это началось после двух недель её пребывания здесь. Когда она волновалась, её лёгкие сжимались и отказывались выполнять свои функции, что приводило к удушению. Она не знала, что это и не смогла с этим ничего сделать. Если сейчас ей не дадут воды, то это может привести к летальному исходу. Но ей ещё рано... Рано... Она почувствовала, как кто-то подхватил её подмышки, а потом вдруг стало холодно и мокро.



Сакура распахнула глаза и судорожно закашляла. Вода забилась в нос и уши, от чего все звуки были приглушенными. Когда она, наконец, смогла восстановить дыхание, то с удивлением обнаружила себя в фонтане, на бортике которого сидел никто иной, как сам Учиха Мадара. Он бесстрастно разглядывал девушку, однако его губы искривились в презрительной ухмылке.



— И что это было? — протянул он и, опустив кончики пальцев в воду, начертил на её поверхности круг.



— Голова заболела… — сказала она смущённо и, оперившись о бортик фонтана, вылезла, задаваясь лишь одним вопросом: как они смогли за несколько секунд очутиться почти на другом конце деревни? А он будто, читая её мысли, заговорил таким же бесстрастным и тягучим голосом:



— Тебе, наверное, интересно, как мы здесь очутились? Что ж, пожалуй, я тебя просвещу: Учиха являются самыми быстрыми, а я являюсь самым быстрым из Учих. — Сакуре пришлось отдать ему должное. Прекрасно зная, что она лжёт, он не стал допытываться до неё, тем самым мучая и делая ещё хуже.



— Да неужели… — недовольно пробурчала она, стягивая с себя насквозь промокшую кофту.

Прохожие смотрели на них с интересом, однако подойти никто не решался, понимая, что Мадара Учиха не стал бы просто так купать в местном фонтане неизвестную девушку. Тем временем брюнет, с хорошо скрываемым под тонной напускного безразличия интересом, разглядывал девушку. Казалось то, что она стояла перед ним, да и не только перед ним, в одной сетчатой майке, чёрная ткань которой едва прикрывала её грудь, Сакуру ничуть не смущало. Поэтому он не смог себя сдержать от ехидного вопроса.



— И давно ты это делаешь?

Девушка перевела на него недоуменный взгляд.



— Что именно?



— Оголяться на публику... — сказал он, и его губы изогнулись в ухмылке. Видимо, девушка ещё не отошла от шока, поэтому и не заметила голодных взглядов со всех сторон. Тихо пискнув, она принялась натягивать на себя мокрую кофту. Дождавшись, пока девушка оденется, Мадара встал с бортика и поманил её за собой. Харуно с кислым лицом поплелась за ним.



~ * ~



Они опять сидели под тем же деревом. Только на этот раз Мадара чувствовал своё превосходство. Сакура дрожала, и он мог поклясться, её тошнило. И поэтому он не мог упустить такой момент и именно сейчас собирался решить все недомолвки между ними.



— Тренировки начнутся с сегодняшнего дня на самом крайнем полигоне. Можно вообще найти какую-нибудь поляну и тренироваться там, я не хочу, чтобы кто-нибудь знал о том, чем мы занимаемся… — начал он. — Так же мы будем через день посещать библиотеку,

— поймав на себе недовольный взгляд девушки, он пояснил: — Нам нужно найти что-нибудь, что облегчит задачу. Если будем искать поодиночке, это может затянуться надолго. — Сакура фыркнула. — Библиотеки в обоих поместьях я знаю наизусть, по этой тематике чего-нибудь стоящего нет. У нас есть ещё одно поместье в месяце отсюда, там стоило бы проверить, но для начала нужно посмотреть в местной.



— А ты её ещё наизусть не знаешь? — язвительно поинтересовалась она.



— Знаю, — заверил он её. — Но не запретную секцию. Многие книги списываются за негодностью. Они слишком дряхлые, но выкидывать их не могут, так как они ценны, так что их откладывают до лучших времён, когда это всё можно будет переписать. Я узнал об этой секции недавно.



Девушка смерила его недовольным взглядом, но промолчала. То, что у неё в скором времени появится работёнка, Сакура понимала. Нельзя дать Учиха докопаться до чего-то. Запретная секция есть запретная секция. Может, он там и наткнулся на теорию о биджу? Насколько она помнит, в эти времена проблема джинчурики стояла «боком», и правительство стран пыталось нажиться, так как сами биджу на время залегли на дно. Вообще, они не больно-то буянили со времён Рикудо, а Девятихвостый сейчас должен быть в спячке, из которой он не пробудится ещё минимум полтора года.



Приняв молчание девушки за согласие, Мадара поднялся.



— А теперь приступим... — сказал он с насмешкой, глядя на вытянувшееся лицо девушки.



— Приступим? К чему? — недоуменно переспросила она.



— К тренировкам, конечно, — сказал он немного раздражительно и, жестом приказав Сакуре следовать за собой, уверенным шагом направился в лес.



Тихо застонав, девушка встала и последовала за ним.



"Тренировки после приступа. Ну, просто как доктор прописал!" — хмыкнула она про себя и закатила глаза.



Мадара был просто невыносим, неудивительно, что у него не было друзей. Да, он мог вести за собой, он мог добиться всеобщего уважения. Ведь даже в глазах Хаширамы проскальзывал тот огонёк признания, когда он презрительно кривя губы, говорил о Мадаре, но те, кто бы был готов пожертвовать жизнью за него, таких преданных... Наверное, это должны были быть фанатики. Хотя и без них не обошлось...
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 25 Dec 2010, 22:52

Пользователь Ir-4an отсутствовал в базе форума Миката.



здравствуй Герда!!! Тут я пишу впервые, но раньше по твоему фанфу уже отписывалась на наруто клане, и уже говорила своем мнение, но черкну еще и тут пару строк!))

фанф очень интересный и необычный, написан очень хорошо, на уровне, на высоком уровне! Если честно, то Мадару не когда не воспринимала, не самый любимый персонаж, хотя он и красавчик Учиха (чего только маска его стоит)))) но в твоем фанфе посмотрела на него с другой стороны, и эта сторона мне очень жаде понравилась))

Интригу ты держишь, очень стало интересно что это с Сакурой, так понимаю это последствие ее перехода, та и их отношения с Мадарой тоже захватывают, только очень верю в нее и надеюсь что в конечном итоге Учиха изменится, а не Сакура предаст свою затею... ведь любовь великое дело)))

Удачи, вдохновения и не переживай, могу с точностью сказать у твоего творчества много поклонников, хотя и мало кто коммент!
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 30 Dec 2010, 19:20

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]В ожидании. [/b]



0,6.



Сакура сдула длинную чёлку с лица и, поправив марлевую самодельную маску, продолжила перелистывать старый, полуразложившийся том, от которого несло чем-то тухлым и... улитками. Определённо пахло давлеными улитками. Девушка поморщилась и отшвырнула от себя прогнившую книгу. Что её услышат, она не боялась. Настоящий шиноби знает, как сделать свою работу более комфортной.



— Не то... — прошипела она сквозь зубы и, горестно вздохнув, поплелась к следующему стеллажу, про себя, чтобы хоть как-то поднять настроение, представляя взбешенное выражение лица Мадары, если бы он узнал, что она роется в запретной секции без него. С фантазией у Сакуры всегда было хорошо, так что картинки менялись с бешеной скоростью. От Учихи, у которого пар идёт из ушей и красное, словно спелый помидор лицо, до Учихи сдержанного с глазами льдинками, обещающими все муки ада. Тихо посмеиваясь, девушка, зацепившись взглядом за старый, годами сморщенный кожаный корешок, потянула книгу на себя. Стеллаж, на котором находилась книга, заскрипел, и Харуно замерла. Здесь, конечно, и так был полный беспорядок, но вряд ли смотритель не заметит такого изменения... С самого начала девушка хотела просто поджечь библиотеку, или хотя бы именно эту секцию, но из-за своей любви к книгам не решилась на это, да и Мадара мог что-то заподозрить. Так что теперь ей приходилось дышать гнилым воздухом и пылью, горбатиться под тонной ненужной информации и ходить на цыпочках, дабы прогнившие насквозь стеллажи не рухнули.



Когда она только шла сюда, Сакура думала, что книг будет не так уж много — стеллажа два-три, не больше. Однако, пробравшись в хранилище, она горестно вздохнула — стеллажей оказалось даже не двадцать-тридцать, их было намного больше и, если бы не теневая техника, которой научил её Наруто, то она бы не справилась и за месяц. Комната была вдвое меньше открытой секции, но зато забита старыми томами под завязку. Сама Сакура про себя невольно задавалось вопросом: откуда столько книг в это время? Ведь массовое книгопечатанье началось только во времена Второго Хокаге.



Клонов девушка создала довольно-таки много, так как все книги ей нужно было просмотреть до следующей ночи, так как Мадара назначил дату вторжения в хранилище именно тогда. Ещё утром ей пришлось тренироваться с ним и провести не маленькую лекцию о Вратах. Одно было хорошо, Мадара был замечательным слушателем: слушал, не перебивал, не отвлекался, глупых вопросов не задавал, хотя он вообще никаких вопросов не задавал, да и смотрел так, будто он это всё знает, и знает больше — это жутко раздражало, ведь Сакура была уверена, что до этого он не имел никакого понятия о Вратах, да и его представление о Чакре в общем, было смазанным и даже частично не точным. В эти времена не было экспериментаторов, никого не интересовало, откуда берётся сила и вообще, почему она есть у кого-то в большем количестве и с самого рождения, а у кого-то даже изнурительные тренировки не помогают наработать её. В книгах была краткая теория, которую Мадара наверняка знал, но то, что она рассказала ему... Чёрт возьми, он даже не поблагодарил её! Как будто, так и должно было быть!



Стопочки книг, которые следовало уничтожить, предварительно прочитав и хорошенько запомнив, всё росла. И росла она не только у настоящей Сакуры — её теневики уже обзавелись примерно такими же. Голова гудела, а тело отказывалось двигаться, глаза слезились, благо, она догадалась о маске, а то бы вообще задохнулась в это затхлости.



Клоны одновременно обернулись, показывая, что закончили работу, безмолвно ожидая своей "кончины". Девушка, тяжело вздохнув, развеяла чакру и сжала зубы, чтобы не застонать, когда клоны, исчезнув, передали всю прочитанную ими информацию ей. Тяжело дыша, девушка опустилась на пол, тонкие пальцы зарылись в розовых волосах, желая хоть как-то уменьшить боль, из глаз потекли прозрачные слёзы.



~ * ~



Весь день Мадару мучило плохое предчувствие. С этим же ощущением он лёг спать, с ним же проснулся. Интуиция никогда не подводила его, но парень не привык доверяться лишь ощущениям, поэтому вёл себя всё также безразлично, хотя где-то в глубине он всё же чего-то ожидал. И это ожидание оправдалось...



Когда он шёл в зал к старейшинам, он уже знал то, что ему скажут, не принесет ему особой радости, это же говорили мрачные и даже напуганные лица самих старейшин. Сев за длинный стол, Мадара вперил свой холодный взгляд в самого старшего и уважаемого из всех старца. Тот, тяжело вздохнув, заговорил тихим, но властным голосом.



— К нашему клану поступил заказ... — он сделал небольшую вступительную паузу. — Ты должен будешь доставить очень... — старейшина скривился, — очень ценную посылку в Страну Тумана...



Мадара выгнул бровь. Такие заказы поступали часто, но зачем вся эта официальность, обычно ему просто давали сухие указания: "где", "когда" и "как", и он отправлялся на задание.



Старейшина продолжил:



— Этот заказ ты будешь выполнять не один, так как посылка и правда ценна, как для нашей страны, так и для страны Тумана...



— С кем? — как можно холоднее спросил Учиха, уже подсознательно зная, о ком говорит старейшина, и всё же надеясь на то, что это не так. Потому что тогда он не сможет выполнить это задание...



— Сенджу, Хьюго, Инузука и ещё одна девушка. Я не помню её клан... — ответил старейшина и, увидев, как скривилось лицо гениального отпрыска, быстро продолжил, не давая тому вставить и слова: — Это приказ свыше, здесь мы бессильны, и отказать не можем. Ты должен понимать это, Мадара. К тому же, нам не помешало бы наладить с этими кланами отношения. Я не прошу тебя стать "лучшим другом" для Хаширамы, завербуй хотя бы Хьюго и Инузука. К тому же, идёт не только Хаширама, но и его сёстры — Сая и Дива*, они будут следить за его языком и прочим... Они умны, я им доверяю. К тому же, одна из них при смерти, так что не надо лишнего каламбура.



— При смерти? Какая именно? — недоверчиво переспросил Мадара.



— Лейкемия. Та, что слепая. Ей осталось неделя-две, может даже меньше. Спасти её всё равно невозможно, а ты же знаешь этих чокнутых Сенджу, для них смерть — только смерть в бою, остальное так... Накачали девчонку всякой дрянью и отравили помирать, — презрительно фыркнул старейшина и, прокашлявшись, продолжил: — Мальчишка Хьюго туп, как пробка, но у него есть талант. С ним особых проблем не должно быть. Инузука двое, брат и сестра, не помню их имён, но они будут с собаками, так что будь с ними осторожен. Никогда не знаешь, что на уме у животных: сейчас они ластятся, а в следующую секунду уже могут хрустеть твоими костями...



Наступила тишина.



— А кто девчонка? — наконец спросил Мадара.



— Понятия не имею… — скривив губы, недовольно признался старейшина. — Наши уже работают над этим, — мужчина, сидящий напротив Мадары кивнул. — Может, ты знаешь… У неё волосы розовые. Такой в толпе затеряться сложно, однако она как-то умудрилась это сделать, когда я послал за ней команду. Будто испарилась, чертовка!



— Сакура?.. — удивлённо выдохнул брюнет и тут же замолк. Надо же, не смог сдержать себя. Почему, когда дело доходит да этой девчонки, он никогда не может быть сдержанным?!



— Ты знаешь её? — прищурившись, спросил старейшина. Все остальные чуть склонились в сторону Мадары, так как вопрос о девчонке, сумевшей сбежать от Шарингана, интересовал всех.



— Знаю... — недовольно потянул Мадара, наконец, вернув самообладание. — Сакура Сиёко но Дже. Я с ней в положительных отношениях. Довольно... — он усмехнулся, — милая особа.



— Сиёко но Дже... — протянул старейшина, а остальные что-то застрочили в своих пергаментах. — Впервые слышу... Что ты о ней знаешь?



— Ничего, кроме того, что она великолепный медик, — соврал Мадара. Соврал искусно, так, что ни один мускул не дрогнул у него на лице, ничего не изменилось. Почему-то то, что девушка оказалась байстюком, ему говорить старейшинам не хотелось.



— Великолепный медик, говоришь? — задумчиво сказал старейшина и махнул рукой, приказывая всем разойтись.



Мадара встал и быстрым шагом покинул душное помещение. Новость оказалась и правда неприятной. Выполнять что-то с кем-то, да ещё и если этим кем-то будет Хаширама... Он ничего не имел против тех же близняшек или даже Сакуры, которая только своим существованием постоянно отвлекала и странным образом врывалась в его мысли, но Хаширама...



~ * ~



Сакура сидела на подоконнике и пустым взглядом смотрела в небо. Звёзд не было. Луны тоже. Ничего не было. Только пустая чернота, такая же, как его глаза…



Она смогла добиться того, чтобы её включили в состав команды, но чего это стоило... Вспоминая, как она доказывала своё мастерство, девушка тяжело вздыхала. Её заставляли сражаться для начала в спарринге, потом и вовсе толпой на одного и никого не интересовало, что она вообще-то медик, а не сумасшедшая кувалда, способная уложить десять бугаёв, что она, собственно, и сделала. За то теперь у неё есть Имя. Расстраивало только одно — Хаширама Сенджу тоже получил это задание, что много усложняло ситуацию, зная "дружеские" отношение гениальных отпрысков Учиха и Сенджу. Да и то, как он начал тогда с ней разговор. Невооруженным глазом было видно, да он и не скрывал этого — он был заинтересован в ней, когда самой Сакуре эта заинтересованность была совсем не к чему. Она хотела привлечь только Мадару, а не всех брутальных парней деревеньки "Без имени". Да её ж местные бабки заклюют и закидают шелухой от семечек!



Девушка хихикнула и слезла с балкончика. Пора было собираться. В конце концов, это её первая миссия!.. Здесь, первая миссия...



~ * ~



Хаширама только что пришёл из кабинета отца и, пока ещё не успевший затмиться гневом, здравый рассудок остановил его. Когда ему стали перечислять состоящих в команде, и он услышал о Сакуре, Хаширама был готов расцеловать весь мир за такой подарок, ведь он не хотел ссориться с этой девушкой, но когда было названо последнее имя, специально оставленное его отцом на десерт... Это было ужасно...



Мадара Учиха! Чтоб гнил он в аду! Мадара Учиха!



Хаширама сел на кровать и зарылся побледневшими грубыми пальцами в волосы.



Отказаться? Нет! Ни в коем случае! Такой шанс! Он сможет показать Сакуре чего он стоит в деле и, наконец, сорвет маску с Учиха! Он спасёт её от Черноты, чем и являлся сам Мадара. Он обязательно покажет ей его настоящую сущность и приложит к этому все усилия...



— Брат, можно? — услышал он и поднял голову. В дверях стояла его слепая сестра. Её чёрные волосы были распущены, а белая повязка, скрывающая глаза почти сливалась с неестественно бледной кожей.



Он кивнул, и девушка вошла. Она так и не сказала ему, как видит... Она не сказала никому, разве только Сае...



Дива села рядом с ним на кровать, пружины которой даже не прогнулись под её невесомым весом. Дива была бледна, худа, слепа и больна. Она была полуживой... или полумёртвой... Хотя Хашираме больше нравился первый вариант.



— Как ты себя чувствуешь? — спросила она и, положив руку поверх его ладони, чуть сжала.



Парень усмехнулся.



— Замечательно, — ответил он. — Только я не понимаю, почему ты идёшь? Они отправляют тебя? Я мог бы... — но она прервала его.



— Нет, я сама захотела этого. Ты же знаешь, спасти меня не сможет уже ничто... — она говорила о своей дальнейшей далеко нерадостной судьбе так легко, будто рассказывала о погоде за окном, от чего сердце Хаширамы сжималось от боли.



— Как ты можешь так спокойно говорить об этом?.. — спросил он, и крепко обняв сестру, вздрогнул, — она была холодной, почти ледяной, — но не отстранился, а лишь опустил глаза, чтобы не видеть бледного лица. — Скажи, тебе холодно?



— Ты влюблён... — невпопад вдруг сказала девушка и отодвинулась от брата, обратилась к нему лицом, будто изучая. Хаширама удивлённо смотрел на неё. Диву и Саю он никогда не понимал. Они вечно говорили загадками. Они не были гениальны в искусстве ниндзя, но и слабыми их назвать было нельзя. Однако, они были проницательны и будто видели всё наперёд. И они были связаны. Он не знал, что станет с Саей, когда Дивы не станет...



Девушка засмеялась заливистым смехом и, потрепав его холодной рукой по щеке, выпорхнула из комнаты, оставив брата в больной задумчивости.



[i]Сая и Дива* — да-да, это персонажи из Blood+ . Я взяла именно их, потому что, по-моему, они подходят на эту роль больше всего. Я взяла лишь их внешность и имена, не более. Характеры и прочее придуманы уже мной.[/i]





[b]Кандалы, сжимающие рёбра. [/b]



0,7



Мадара мягко перешёл от режущего выпада к колющему, а потом к продольному. Всё это было сделано настолько мягко и пластично, будто в руках он держал не зазубрившуюся и потемневшую только ему ведомо от чего катану, а любимую девушку или, в его случае, дорогую семейную фарфоровую вазу, с которой его заставили танцевать. Лаи смотрел на него с открытым ртом — такого мастерства ему не добиться никогда. А Мадара не обращал на младшего брата никакого внимания, продолжая танцевать танец с призраком. Учиха закрыл глаза и начал серию ударов, которую только что придумал сам и вместо того, чтобы звучно разрубить воздух послышалось звяканье, а его катана замерла на месте, сдерживаемая наверняка стальной преградой, которая тут же исчезла и Мадара, всё так же в слепую увернулся от скользящего удара под дых и, распахнув глаза, утонул в изумрудном водовороте.



Сакура стояла прямо перед ним, а то, с чем столкнулась его катана, был кунай, который девушка сейчас сжимала в левой руке, расписанный различными иероглифами, значение которых ему непременно захотелось узнать.



— Ты опоздала, — холодно заметил он и бесшумно вогнал катану в ножны.



Девушка пожала плечами и лучезарно улыбнулась. Она хотела было что-то сказать, но была внезапно прервана его непоседливым братом.



— Сакура-чан! — позвал Лаи и уже в следующую секунду обнаружился рядом с девушкой. Мгновенно взяв себя в руки, он неумело попытался скрыть счастливую улыбку. — Давно не видел тебя, — заметил он более глубоким голосом.



Мадара ухмыльнулся. Сакура замялась. Попросить Лаи уйти сейчас было бы равно открытому оскорблению, а если не избавиться от него в ближайшие пять секунд, то отделаться от него не получится вообще!



— Са... — начал братишка Мадары, но тот перебил его.



— Мы должны обсудить задание, — сказал он, безразлично смотря в тёмные глаза брата, в которых тут же вспыхнуло негодование и... гнев? На что Мадара не обратил никакого внимания. — Лаи...



— Я понял, брат, — прошипел мальчик и, развернувшись, быстро пошёл прочь с полигона.



— Зря ты так... Это тебе потом ещё аукнется... — сказала девушка, с грустью смотря на удаляющегося Лаи.



— Не надо строить из себя святую невинность. Я знаю, ты хотела избавиться от него, — сказал он жёстко, впившись в лицо девушки ледяным взглядом.



— Возможно... Но он твой брат! И если бы он был моим братом, то я бы прибила тебя, скажи ты хоть что-то отдалённо похожее на это! — сказала она возмущённо.



— Я не сказал ему ничего неприятного и я не солгал ему, — зашипел Мадара. И только через мгновение понял, что оправдывается перед ней. Оправдывается! Он! Это разозлило ещё больше, чем то, что она не хотела принимать его таким, какой он есть, и спорила с ним из-за какого-то выродка.



— Ты прекрасно знаешь,что унизил его!



Учиха прикрыл глаза. Где-то пискляво чирикала птичка, которую ему захотелось сейчас же прикончить. Он чувствовал, как Сакура сверлит его своими невыносимо зелёными глазами. Осуждающими.



Мадара распахнул глаза и вперил пылающий взгляд в девушку, от которого та вздрогнула и чуть было не попятилась.



— Не тебе решать!.. — зашипел он и сделал к ней шаг. На этот раз она не смогла удержать себя и отступила. Былую браваду как рукой сняло. Она знала кто перед ней, в отличие от Мадары — это было её преимущество, но в тоже время это было убийственно знать, что в любой момент ты можешь стать пеплом или обнаружить у себя между лопатками свой же кинжал. Потерявшись в собственном страхе, она и не заметила, когда он схватил её за шею, только тогда, когда её взгляд окончательно затуманился от недостатка кислорода, она стала вырываться. Но Мадара не держал её. Он не собирался делать ей больно или тем более убивать её. Эта девушка была слишком ценным экземпляром, чтобы вот так, в один момент, прекратить её существование. Он хотел изучить её. Знать о ней всё. Иметь над ней полный контроль.



На мгновенье Учиха растерялся, когда девушка согнулась пополам и закашлялась, схватившись за горло. Но ведь он не душил её! Мотнув головой, отгоняя странное чувство, парень подхватил девушку и быстро пошёл к ближайшему пруду. Девушка хрипела, её грудная клетка судорожно сокращалась. Она задыхалась.



Опустив её на колени около источника он, схватив её за длинные волосы, окунул её голову в воду и быстро поднял. Сакура закашлялась, но задышала. Одеревеневшими пальцами она вцепилась в его рубашку, а он, как-то несмело приобнял её за плечи, и тогда она разрыдалась. Нет-нет, её слёзы не были ни синими, ни чёрными и даже ни зелёными в тон её глаз. Обычные, прозрачные слёзы, а ревела она как самая обычная девчонка. Чёрт возьми, она была всего лишь девчонкой! Самой обычной! Мадара не знал, разочаровало его это или наоборот, порадовало. Она всегда казалась ему не к месту, не от мира сего... Она была настолько другой. Настолько отличалась от всех остальных девушек, а уж каких он только не знал... А она всё ревела. Цеплялась за него, как будто он был самое последнее, что у неё только осталось, и ревела...



— Успокойся… — сказал он, стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно мягче, но прозвучал он ещё ледянее обычного. Чертыхнувшись про себя, Мадара похлопал рыдающую девушку по спине, не зная, как ещё можно её успокоить, чего ему не пришлось делать, потому что после этого девушка вдруг замолкла и выпрямилась в его объятьях по струнке.



Сакура подняла на него изучающий взгляд.



— Что… что ты делаешь? — сказала она немного пискляво и шмыгнула покрасневшим носом. Мадара презрительно скривившись, отстранился от неё и, насмешливо изогнув бровь, сказал:



— Успокаиваю истеричек, как видимо…



— Урод, — сказала она беззлобно и отвела взгляд. Мадара усмехнулся. «Урод» — так его ещё ни одна девушка не называла. Быстро собравшись с мыслями, парень спросил то, что интересовало его больше всего:



— Как ты смогла получить это задание?



Сакура вздрогнула и опять подняла на него взгляд. На мгновенье ему показалось, что там промелькнул страх.



— Мне нужна работа, поэтому я пошла к вашему Главе, и он устроил для меня испытания.



Мадара усмехнулся.



— Представляю через что тебе пришлось пройти, он у нас требовательный… Особенно к женщинам… — он смерил её неоднозначным взглядом, от которого девушка залилась краской и уже открыла было рот для долгой возмущённой тирады, как на его лице расцвела гаденькая ухмылка, от которой она опять покраснела.



— Прекрати! — взвилась она и вскочила. Ноги подогнулись, а перед глазами будто взорвались петарды. В голове настойчиво застучал похоронный марш. Застонав сквозь зубы и массируя виски, девушка опять опустилась на землю. Мадара наблюдал за всеми её действиями с интересом маньяка, который только что оторвал своей жертве конечность и жаждал узнать, что будет дальше: насколько сильно будет орать, как будет орать (матом или просто булькать), сколько литров крови выльется и прочие метаморфозы больного воображения.



— Ты никуда не торопишься? — как бы между прочим спросил он, уже не обращая внимания на тихое поскуливание со стороны девушки. — Надеюсь, ты не забыла, что у нас сегодня планы… — он многозначительно оскалился.



— А не пошёл бы ты к чёрту! — огрызнулась девушка, до сих пор массируя виски и болезненно кривясь.



— Я всегда с ним, дорогая, — протянул он лениво, на что девушка фыркнула.



— Я тебе не дорогая! — взвизгнула она, когда до неё дошёл полный смысл сказанной им фразы.



— Ну, это вопрос времени… — ухмыльнулся он и увидев, как бешено заблестели зелёные глаза, поспешил перевести тему. Не хватало ему тут ещё одного срыва! — Так что ты думаешь о задании? Ты знаешь, что именно мы будем переправлять? — его лицо тут же приобрело каменное-деловое выражение.



Девушку, видимо, этот переход не впечатлил. Глаза Сакуры всё так же блестели, но она смогла успокоиться и как можно безразличней пожать плечами. Цепкий взгляд Мадары заметил, как девушка непроизвольно почесала ладонь, и выгнул бровь.



— Так ты знаешь, что там?



Сакура подняла на него бешеный взгляд.



— Ох, не лез бы ты не в своё дело, Учиха, — прошипел она. — Те, кто заказал Это, были не глупы и позаботились о том, чтобы ни единая душа не узнала, что внутри, и я бы тебе не советовала лезть в это дело. Нам хорошо заплатят — остальное тебя волновать не должно.



— Я смотрю, к тебе это не относится, — стальным голосом заметил Мадара.



Девушка гордо вскинула голову.



— Да, ко мне — нет.



Чтобы удержать себя и не придушить её прямо здесь ему пришлось затратить много усилий. Чёртова сучка смела ему указывать и тыкать носом в своё же дерьмо! Когда-нибудь он припомнит ей всё это, но не сейчас. Он всё равно рано или поздно узнает, что кроется пот этой миловидной маской, а пока… а пока нужно поставить её на место.



— Не забывайся, байстрюк. — Сакуре показалось, что всё в метре от Мадары покрылось инеем, настолько холоден был его голос и взгляд. Девушка прикусила язычок, чтобы не вывести его из себя окончательно, а как хотелось кинуть ему что-нибудь тухлое, чтобы задеть побольнее. А что сказать ей было.



Ей было обидно, что он до сих пор относится к ней как к мусору, не более. Это бесило. От кислоты его слов, пожирающей её гордость, не спасало даже осознание собственного превосходства. Он сказал сейчас не правду, но даже это не уменьшало её желания сейчас же перегрызть ему глотку. Господи, как же она устала!



Тяжело вздохнув, она протянула Мадаре руку, на которую парень уставился с бешеным непониманием.



— Мир? — тихо спросила она и прикрыла глаза, не в силах больше противостоять воззрившемуся на неё взгляду дьявола.



Мадара мрачно кивнул, но руку не пожал. Встав и тихо кинув её место и время встречи, мгновенно исчез, оставив девушку сидеть с закрытыми глазами и протянутой рукой, которая тут же сжалась в кулак. Что ж, по крайней мере, она определённо добилась хоть каких-то результатов — он научился сдерживать свою ярость, что уже было хорошо.



[b]Если будут комментарии, то эту часть до конца выставлю прямо завтра (или сегодня). С наступающим![/b]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 30 Dec 2010, 22:20

Пользователь Nin-chan отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуйте Герда, ну сначала хочу поздравить вас с наступающим Новым Годом! желаю кучу всего чудесного и еще тележку прекрасного, верной музы и много свободного времени!

этот фанфик начала читать еще на НК, простите что пишу отзыв только сейчас, никак не могла собраться с мыслями. но то, что вы пишете это чудесно! у меня нет слов чтоб выразить восторг! настолько интересно, свежо! так хорошо прописаны характеры, чувства... ощущается что фик тщательно продуман от и до! юный Мадара и его вечный соперник Первый *_* у меня глаза горят огнем (куда там Учихам xD) в чудесном любовном треугольнике... это... это просто НЯ! ня ня ня и еще раз НЯ, читаю ваш фанфик и мне хочется прыгать, мурлыкать, смеяться и... ай да много чего. давненько такого не было, я просто не могу оторваться от фанфика! новую главу жду с большим нетерпением чем мангу. чудесно, божественно, великолепно! ай, Нин-чан в таком восторге что уже писать не может (особенно если подумает что прода может появится уже сегодня) ах какая отличная интрига, что произошло таки в будущем, как же Сакура вернулась, что уже успела изменить + Мадара по любому ведь ее помнить будет... ох-ох я даже боюсь представить что вы закрутите, а закрутите по любому, ведь одна только задумка чего стоит. НЯ! а еще видно что по мере написания вы как бы "разгоняетесь" ну то есть чем больше читаешь тем интереснее становится, а это уже....ОХ! потому что начало у вас тоже было мега-супер-ультра-класс! Автор-сама я вас люблю!

с уважением, и диким визгом, искренние ваша Нин-чан^^v
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 31 Dec 2010, 11:27

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



0,8.



Состояние настояния.



Хаширама шёл к мосту, где была назначена встреча, ленивым, искусственно замедленным шагом. Ему хотело нестись туда со всех ног, чтобы вновь увидеть её, но проницательные взгляды, изредка бросаемые со стороны Саи и хмыканье Дивы, когда её сестра что-то спрашивала её тихим шепотом, останавливали его. Сенджу не хотелось признаваться в очевидном. Он уже и сам осознал свою глупую влюблённость, которую испытывал не к тому человеку и не в то время — и не знал, что из этого было хуже.



Всё было так, как он и предполагал. Когда он с сёстрами уже подходили к мосту, она была уже там. Облокотившись о парапет, Сакура пустым взглядом смотрела куда-то вперёд. Её глаза переливались всеми оттенками зеленого, а поза была расслабленной, но в то же время и уверенной. На этот раз удержать себя и не прибавить скорость шага, ему было намного труднее. Но проницательные сестры всё равно заметили, как напряглись его ноги, и опять тихо зашушукались, точнее, шушукалась только Дива, Сая была как всегда спокойна, а лицо её было будто вымощено из камня. Их бабкой была женщина из клана Учиха — самая настоящая, хотя она и не была в составе главных ветвей, она была самой настоящей Учиха: сдержанная, хитрая, умная и холодная ко всему. Считалось, что Сая именно от неё унаследовала эту ”учихость”. Но от этого нелюбимой она не становилась. Близняшки были невероятно талантливы. Да, они не превосходили его, но часто Хашираме казалось, что они умышленно не показывают всех своих способностей и, когда он застал Саю шипящую с ужом, его догадки подтвердились. Застать же Диву за чем-то подобным было просто невозможно. У него были догадки на счёт того, как она может видеть, но всё это было настолько смазано, что даже рассмотрению не подлежало. Дива всегда ходила в лёгкой обуви почти не имеющей подошвы или вовсе без неё, что невольно наводило на некоторые мысли. Возможно, у неё была хорошо развитая вибрационная чувствительность или она просто не любила высокую обувь. Или у неё был невозможное для простого человека обоняние — он часто замечал, что сестра странно принюхивалась, прежде чем делать что-либо.



Сакура заметила их только тогда, когда Дива встала с ней рядом, так же облокотившись о парапет. Обведя их быстрым, ничего не выражающим взглядом, девушка опять отвернулась. Он не знал, может, она чем-то заинтересовала Саю, так же как и ранее его или сестра просто захотела поговорить (что было невероятно), но она спросила:



— Сегодня прекрасная погода, не так ли?



Сакура не ответила, хотя все находящиеся на мосте прекрасно понимали, что вопрос был обращён именно к ней. Не желая, чтобы это неловкое молчание царило между ними, ответила Дива:



— Да, самое то, чтобы умереть… — попыталась она пошутить, что опять же у неё не вышло. Лицо Хаширамы посерело, а у Сакуры, кажется, дёрнулась щека, Сая отвела взгляд, больше не в силах смотреть на исхудавшую сестру и тяжело вздохнула.



«Вот и поговорили…» — одновременно пронеслось в голове троих Сенджу.



Но Сакура видимо так не считала. Обернувшись к ним лицом, она села на парапет и чуть отклонилась назад, рискуя в любую секунду упасть в неглубокую речку.



— Да, погода и правда, просто великолепна! — сказала она, и её губы растянулись в улыбке, продолжать которую блестящие цианом глаза отказались.



Дива хмыкнула и, чуть придвинувшись к Сакуре, что-то шепнула ей на ухо, от чего лицо девушки тут же залилось краской и, отшатнувшись от ухмыляющейся девушки, чуть было не свалившись в реку, перевела неверящий взгляд на Хашираму, что ему очень не понравилось. Его тёмные брови сошлись на переносице, а лицо помрачнело ещё больше. Сая гадко ухмыльнулась, но в следующую секунду её лицо опять стало непроницаемым.



— Я всегда мечтала умереть в бою… — тихо сказала Дива и, проведя тонкими пальцами по повязке скрывающей глаза, задрала голову, будто желая увидеть облака.



Сая хмыкнула и пошла к сестре. Хаширама опустил голову. Он чувствовал себя виновным. Не знал почему, но чувствовал. Как будто это он отправляет свою двоюродную сестру на верную гибель.



— А о чём ты мечтаешь, Сакура? — чуть склонив голову в сторону девушки, спросила она загробным голосом. Сакура вздрогнула и, быстро пробежавшись взглядом по бледному лицу, отвернулась. — Нам ещё задание вместе выполнять. Мы должны чувствовать хоть какую-то гармонию. Это чтобы ты не подумала, что меня реально интересуют твои тайные фантазии. — Губы Дивы расползлись в язвительной ухмылке. Она ненавидела, когда кто-то отворачивался от неё.



Сакура резко обернулась, и на этот раз её взгляд застыл на белых бинтах.



— Ты видишь меня? — сказала она насторожено. Сая усмехнулась. Дива же стала серьёзной.



— Я знаю, кто ты… — вдруг сказала. Сакура судорожно втянула воздух и вцепилась в парапет, но смогла себя быстро успокоить, так как Мадара тоже ”знал” кто она. Дива громко хихикнула. — И я знаю, откуда ты и чем ты здесь занимаешься… Сложно? — этот вопрос заставил Сакуру остолбенеть.



Она знала! Правда знала! Но как? Откуда?



Хаширама хмурился, пытаясь зацепиться за ниточку разговора, которая позволила бы ему понять, о чём идёт речь, но её не было. А Сакура казалось, хорошо понимала, о чём с ней говорят, и белела, то ли от ужаса, то ли от ярости.



— Откуда… откуда ты знаешь?! — спросила она тихо. Старательно сдерживаясь, чтобы не накричать на Диву.



Девушка подняла руку к лицу и указала на повязку.



— Это — моё преимущество, — она сделала эффектную паузу, — И моё проклятье. Ты ведь знаешь о… моём недомогании… — она скривилась.



— И именно поэтому у тебя такое отвратительное чувство юмора? — съязвила ей в ответ Сакура, на что Дива лишь усмехнулась.



— Она не скажет нам, о чём мечтает, может тогда ты, братик? — она повернулась к застывшему Хашираме. — Ты ведь поделишься?



Парень перевёл взгляд на Сакуру, которая старательно прятала глаза, и поклялся, что обязательно выведает у Дивы, о чём именно они говорили. Но пока он решил, что его идею должны услышать. Он был уверен, что сёстра именно для этого и завела весь этот разговор.



— У меня есть мечта, — начал он, не сводя пристального взгляда с Сакуры. — Я хочу создать селение, которое будет защищать свою страну, Страну Огня. — Девушка вздрогнула и подняла на него печальный, неожиданно полный слёз взгляд. — Я хочу устранить коррупцию в нашей стране, хочу, чтобы восторжествовала справедливость. И я хочу быть во главе этого селения. Селения ниндзя. Деревня скрыта в Листве — вот моя мечта — Конохагакурэ но Сато*.



Повисла пауза, которую неожиданно прервала Сакура. Неожиданно для Хаширамы. Сая и Дива оставались спокойными.



— И… и что… что бы там было? — спросила Сакура срывающимся голосом. Сая смотрела на неё с тоской, а Дива, не способная выражать чувства глазами, склонила голову в её сторону, но, казалось, Хаширама не замечал странного поведения девушек, и воодушевлённый тем, что его идея кого-то заинтересовала, продолжил:



— Первое, что бы я создал, это была бы охрана и служащие, так сказать «[b]Ан[/b]сацу Сэндзюцу Токусю [b]Бу[/b]тай»**. Неуязвимые и непобедимые воины, способные на жертвы ради своей Родины, ради своей Деревни. Ну и конечно — Академия ниндзя. Там будут растить настоящих ниндзя. И… и я лично, сам напишу Кодекс… Кодекс Шиноби***! Шиноби — не ниндзя, потому что эта Деревня, Моя Мечта не будет прямо подчиняться Даймё****! Шиноби — наёмники, я не хочу, чтобы люди были повязаны целиком и полностью у грязных ног Даймиос*****! — казалось, это откровение опустошило его. Хаширама нахмурился.



— А... — Сакура сглотнула. — А какой он будет, Кодекс Шиноби?



— Кодекс? — на мгновение Сенджу задумался. — Если честно — я ещё не придумал, — и, смутившись под насмешливым взглядом Саи, заговорил с новым запалом: — Я уверен, что он будет не маленьким, но в Главе я поставлю это: Каждый шиноби должен помнить о смерти и делать все как в последний раз. Если шиноби помнит о смерти, значит, он готов к встрече с врагом. Если шиноби готов к встрече с врагом — он непобедим.



Сая усмехнулась и процитировала:



— «Любой, кому посчастливилось родиться в клане Сенджу, будь то старик или юнец, должен помнить о смерти и делать всё как в последний раз. Если ты помнишь о смерти, значит, готов к войне и намерен выйти из неё победителем. Если ты готов к войне — ты не победим, даже если вражеская меч уже проткнула твоё сердце, а твоим собственным кинжалом тебе перерезали горло». Стащил из нашего устава? — хмыкнула она.



— Весёлый уставчик… — прошептала Сакура и попыталась изобразить на лице подобие улыбки, что у неё никак не получалось, и лицо не желало делать что либо приятнее, чем отвратительной мины, от которой всё в радиусе десяти метров было готово скиснуть. Воображение стало рисовать неприятные картины, разыгравшиеся всего пять месяцев назад перед её глазами. Стало тошно. Сакура отвернулась к реке, она знала, что сестер не обмануть, но ей не хотелось, чтобы Хаширама заметил её состояние.



*Ретроспектива*



Было больно. Очень больно. Что-то тяжелое давило на грудь, мешая дышать. Сакура попыталась разлепить глаза, но ничего не вышло. Веки будто слиплись. Подняв руку, она прикоснулась к ним. Пальцы тут же стали мокрыми. Тихо всхлипывая, опираясь на саднящий локоть, девушка поднялась и оперлась о стену полуразрушенного дома. Протёрла тыльной стороны руки глаза и, наконец, смогла разлепить веки. Перед глазами тут же запрыгали разноцветные мушки, мешая ориентироваться в пространстве.



Где-то вдалеке громыхали взрывы и волком выл лязгающий металл, но на фоне всего этого шумного безумия приближающиеся шаги казались оглушающим громом. Девушка попыталась отползти за угол, чтобы хоть как-то спрятаться, но руки и ноги отказывались слушаться. Сакура зажмурилась и прижалась к тёплой стене, будто желая слиться с ней в одно целое. Шаги, прозвучав совсем рядом, вдруг замолкли.



— Ну, здравствуй, Сакура… — голос был глух и глубок, с хрипцой, присущей юнцам, у которых только начали ломаться связки, перестраиваясь под новый тембр. Что-то холодное прикоснулось к её подбородку и заставило поднять голову. Но она не открывала глаза. Ей не хотелось видеть лицо своего палача. Послышался тихий вздох, и в следующую секунду её лицо обжигало теплое дыхание, от которого девушка непроизвольно вздрогнула.



— Ну же, открой свои прекрасные глаза… — будто уговаривая, чужой палец провел дорожку от её глаз до губ. От такого прикосновения девушка буквально задрожала от страха. Как же ей было страшно. Как страшно. Ей так не хотелось умирать… В розоволосой голове неожиданно проскользнула мысль: «Может, если я буду подчиняться, он не убьет меня?», которую девушка тут же отмела и мысленно заклинила себя за неё. Отвратительно! Как она могла только подумать о таком?!



Чужое дыхание до сих пор опаляло ей лицо, а палец передвигался то на её брови, то обводил овал лица, то невесомо проводил по губам. Приготовившись к худшему, девушка приоткрыла глаза и замерла. Перед ней сидел ни кто иной, как сам Учиха Саске. Его глаза был пустыми, стеклянными, будто мёртвые, а лицо бледным и сосредоточенным. Он до сих пор прикасался к её лицу, безразлично следил за передвижениями своего пальца.



— Са… Саске… — прошептала девушка. Парень вздрогнул и перевёл на неё вмиг оживший удивлённый взгляд, от которого у девушки тут же покрылась кожа мурашками. Было такое ощущение, что он даже не сразу понял, что она назвала его по имени. Его имя — он будто даже не узнал его сразу. Это было странно, Саске всегда был собран.



— Я не отдам тебя ему… — сказал он загробным голосом и, схватив её за запястье, резко встал, заставляя девушку тоже подняться. Голова тут же закружилась, а ноги подкосились. Сакура попыталась вырваться, но хватка Саске было железной. — Идём.



— Нет! — воскликнула девушка и повторила свою попытку. — Отпусти меня! Никуда не пойду!



Саске перевёл на неё бешеный взгляд, от которого волосы на затылке Харуно зашевелились. Только секунду назад он был спокоен как обожравшийся удав, а сейчас от него буквально пахло кое-как сдерживаемой яростью.



— Нет, ты пойдёшь… — зашипел он и быстро зашагал вперёд, всё так же удерживая девушку за запястье и таща за собой.



Сакура вцепилась в балку, торчащую из полуразрушенного дома, и опять попыталась вырваться. Брюнет резко развернулся и наотмашь ударил её по лицу. От неожиданности девушка расцепила пальцы и на этот раз не больно церемонясь, Саске подхватил её и, закинув на плечо, пошёл вперёд. Ошарашенная таким обращением к собственной персоне, Сакура стала извиваться, будто змея и, крича, тарабанить Учиха по спине.



— Отпусти меня, ублюдок! Никуда я с тобой не пойду! — шипела она.



Саске резко остановился и, сдёрнув её со своего плеча, резко толкнул к стене ближайшего дома и, поставив руки по обе стороны от её головы, заговорил:



— Мне плевать, пойдешь ты со мной добровольно или мне придётся тащить тебя силком на поводке. Плевать, что ты об этом думаешь. Плевать, понимаешь?! — его рука резко переместилась на её шею и не сильно сжала. Однако Сакуре показалось, будто ей перерезали горло. У Саске была очень шершавая рука, будто наждака, она резала нежную кожу. — Я не знаю, зачем ты ему понадобилась, но отдавать тебя я не собираюсь…



— Кому? — пискнула девушка, вцепившись в руку, до сих пор сжимающую её горло. Саске выругался и опять собирался схватить её, но девушка извернулась и, выскользнув из кольца его рук, побежала по улице.



Чертыхнувшись и вытащив катану из ножен, Саске последовал за ней и вскоре догнал. Сакура была вымотана, ноги дрожали, а перед глазами плясала радуга, так что и бежать то толком она не могла, поэтому, споткнувшись, она упала и попыталась отползти с дороги. Через какое-то мгновение Саске уже стоял перед ней, а кончик его катаны упирался ей в горло.



— Ты идёшь со мной? — спросил он.



— Пошёл к чёрту! — это всё, на что хватило у Харуно сил. Выдавить из себя что-то более длинное и вменяемое у неё никак не получалось.



— Хорошо, — кивнул Саске. — Тогда я просто убью тебя, — и он резко поднял катану, чиркнув её кончиком по шее, след на которой тут же покраснел и зазудел. Яркое солнце отразилось на металле, ослепив Сакуру, да она всё равно ничего не видела и не слышала, кроме воющего где-то внутри неё голоса, не желающего умирать. Кто бы мог подумать, что она умрёт от руки Саске? Какой ужас… Как несправедливо…



Сакура зажмурилась. Но удара всё не было. Было тихо. Что-то жгло бедро, и девушка медленно подняла руку и залезла в карман юбки. Камень. Это тот самый камень. Она так и не смогла пересилить себя и положить его обратно. В принципе, она не видела в этом ничего страшного. Там же их много было! Одним больше — одним меньше — какая разница?



Время тянулось со скоростью хорошо пришлепнутой улитки, и девушка не в силах больше ждать приоткрыла один глаза и сглотнула. Крик, должный вырваться из её рта, застыл где-то в глотке, мешая дышать. Перед глазами вдруг всё стало красным.



— Сас… ке… — хрипло выдохнула она.



А Саске Учиха смотрел на неё теперь уже точно мёртвыми глазами. Из его груди, там, где должно было быть сердце, торчало лезвие его же катаны. Девушка не сразу заметила фигуру, стоявшую позади её недавнего друга-палача. Но она была настолько в ужасе, что даже не смогла на это нормально отреагировать. Лишь тупо таращилась в красные глаза, выглядывающие из-за плеча Саске, с чёрными узорами запятых и судорожно сжимать всё нагревающийся в её кармане камень.



С тихим хлюпаньем катана вышла из тела брюнета и, покачнувшись, Саске рухнул лицом на землю. Сакуре показалось, что её сердце сначала и вовсе перестало биться, а потом зашлось бешеным темпом. Резким движением стряхнув с Кусанаги кровь своего потомка, Мадара Учиха отбросил от себя оружие. Жалобно звякнув, оно упало рядом с Саске. Поверженное и осквернённое убийством собственного хозяина. Сакура знала, что это именно он, так как видела его в облике Тоби и теперь, когда она знала, что Тоби и Мадара одно…



На его лице была маска, но на этот раз другая. Более зловещая. Его глаза блестели, переливаясь с ярко-алого до тёмного кардинала. Чёрные запятые, будто гнилые зубы, то смыкались вокруг расширенных зрачков, то резали радужку. Мадара сделал к ней уверенный шаг, и Сакура, царапая о разбитый грунт ладони, поползла назад. Однако её опять приперли к стенке.



Дрожа от ужаса и не переставая отталкивать руками, будто желая проползти сквозь стену, Сакура смотрела, как Мадара медленно подошёл к ней и присел, также как и Саске несколькими минутами раньше, провел по её лицу указательным пальцем, очерчивая овал лица. Харуно даже на мгновение показалось, что весь её страх был перебит волной отвращения, но лишь на миг. В следующую секунду из её глаз текли прозрачные слёзы. Он-то её точно не пощадит…



Из-за маски послышался приглушённый смешок, и в следующее мгновение Мадара резко дёрнул её к себе и, легко подхватив на руки, пошёл по разрушенной улице. Под его ногами будто снег, хрустела разбитая дорога, а от самого него пахло нарциссами и кровью. Сакура опомнилась только тогда, когда поняла, что у неё будет ожёг от камня, который до сих пор лежал в её кармане. Дерзить Мадаре она не решилась, так как не знала, что от него ожидать, ровно также и не знала, зачем он убил своего единственного потомка и почему сейчас несёт её куда-то. Связать что-нибудь хорошее и радужное с Учиха Мадарой она не могла. Наверняка, она нужна была ему, чтобы шантажировать Наруто или что-то в этом роде. Чёрт! Она не могла позволить ему достать Наруто! Лучше смерть!



Она знала — нужно сопротивляться, кричать, спровоцировать его, но желание жить, чувствовать биение собственного сердца, было сильнее. Тихо захныкав, она упёрлась руками ему в грудь, будто пытаясь отодвинуться. Мадара остановился и перевёл на неё взгляд своих тяжёлых алых глаз. Опустил её на землю и, схватив её за плечи, встряхнул.



— Ты не помнишь?.. — это прозвучал настолько безразлично и без выражения, что она даже не смогла понять, был это вопрос или же он утверждал.



Она сглотнула. Казалось то, что она молчала, начинало бесить его. Волны злости, вдруг начавшие исходить о Учиха, были почти осязаемы. Девушка вздрогнула от картины своего размазанного по стенке тела.



«Видимо у всех Учих очень и очень плохая психика… Их и ведро валерьянки не угомонит,» — отстранённо подумала она.



— Ну, конечно, наверняка Цунаде позаботилась об этом. Чёртова Сенджу! — прошипел он и собирался опять подхватить её на руки, как девушка со всей силы наступила ему на ногу каблуком и, выпутавшись из на мгновенье потерявших свою хватку рук, побежала по улице. В голове совсем не к месту всплыли вполне адекватные мысли: «Ну, вот всё и повторяется… Он убьёт меня…. Дурацкий день!», что для такой ситуации были для неё странным. Но стоило ей завернуть за угол, и эти мысли покинули её голову. Она со всей скоростью въехала в Мадару Учиха, который стоял так, как будто уже заждался её!



— Набегалась? — язвительно поинтересовался он и сделал к ней шаг, заставляя девушку отступить. Мадара протянул к ней руку, от которой Сакура шарахнулась как от огня, а он, будто не заметив этого, заговорил:



— Я так долго искал тебя… Так долго… Так долго, что даже до сих пор не могу поверить, что ты стоишь передо мной. Это, наверное, уже вошло у меня в привычку — вглядываться в лица, искать среди них твои глаза…



— Вы… вы сумасшедший! — пискнула девушка и отступила ещё на два шага. Стена дома позади неё всё приближалась, а Сакура уже в который раз жалела, что дорожки улиц такие узкие, особенно здесь…



Мадара покачал головой и преодолел расстояние, разделявшее их за секунду. Схватил девушку одной рукой за запястья, лишая возможности убежать и медленно потянулся к своей маске. Сакура смотрела, как открывается перед ней лицо убийцы тысяч заворожено. Где-то в животе уже готовился крик, который должен был вырваться после того, как она увидит обезображенное лицо, но единственное что она сделала, когда маска, со стуком упав на дорогу, покатилась, это всхлипнула, не то от ужаса, не то от удивления.



Молодое, красивое лицо, обрамлённое колючими чёрными волосами, тонкая полоса бледных губ и, если бы не красные глаза самого Дьявола, то он бы сошёл за красивого мужчину лет двадцати пяти. Просканировав выражение лица девушки внимательным взглядом, он вдруг засмеялся — холодно, без выражения. Так, как будто даже понятия не имел до этого, как нужно это делать, от чего смех этот был хуже лязга кунаев. Опять потянув девушку на себя, он прижался к ней, обхватил длинными руками и тихо, словно змея, примеряющаяся к укусу, уткнулся в шею.



Сакуру затрясло, истерика была не за горами. Пожалуй, столько Учих за день её психика не выдержит. А говорят, что это вымеряющий род!



Сакура сдерживалась из последних сил и инстинктивно пыталась встать так, чтобы пылающий в кармане камень не сильно жёг бедро, но тут реальность вдруг стала расплываться, будто она падала в обморок, что было пока рано, так как предобморочного состояния у неё ещё не было. Мадара прижал её к себе крепче и тогда она поняла, что должно быть они переносятся в пространстве… В кармане будто что-то взорвалось и Мадара резко поднял голову и уставился на неё пристальным взглядом. Что-то пошло не так — это поняла даже Сакура, которая в пространственных тканях ни разу не путешествовала. Вокруг вдруг замерцали звёзды, всё то темнело, то взрывалось фейерверком красок и, почему-то у неё в голове отчётливо зазвучал голос Цунаде — слова, которые она сказала ей совсем недавно.



~ * ~



«Время — странная вещь. Изменяя что-то, мы не уверены приведёт ли это к лучшему…» — сказала Пятая Хокаге с тихим вздохом и грузно опустилась в своё кресло.



«Я… я не совсем понимаю, о чём вы,» — Сакура перевела взгляд на своего сенсея.



«Просто если выпадет шанс, нужно вести всё к лучшему, а не отсиживаться, пытаясь не задеть оболочку, думая, что это может уничтожить,» — эти слова Цунаде говорила задумчиво, разглядывая потолок, но своё напряжение в голосе от лучшей ученицы скрыть всё же не смогла.



Сакура нахмурилась. Она совсем не понимала.



~ * ~



Резко оттолкнув Мадару, который сейчас бы сосредоточен только на том, что творилось у неё в голове, она сжала камень и зажмурилась, больше не в силах выносить игру красок. После того, как она очнулась на поляне, со всех сторон обнимаемой деревьями в её голове повторялось одно и тоже. Слова Учиха Мадары.



«Ты не посмеешь уйти! Я слишком долго искал тебя!»



*Конец ретроспективы*



Сакура распахнула глаза и поняла, что перила, в которые она вцепилась мёртвой хваткой, помялись под её пальцами. А Хаширама, который до этого пытался оторвать её руки от них или хоть как-то привести в чувства, застыл слишком близко. Сёстра Сенджу смотрели на неё с жалость.



Помотав голевой и оттолкнув от себя Хашираму, она тихо зарычала, то ли от досады, что опять не смогла удержать всё в себе, то ли от вновь пережитого ужаса, картины которого переполняли её отвращением.



Мадара, всё это время сидевший под мостом, уже собиравшийся показаться и опять искупать девушку, задумчиво выводил на воде неведомые узоры. Размышления его начинались от странных приступов Сакуры и заканчивались откровением Сенджу. Это можно было бы заставить работать. Надо же — выдумать такое. Где-то в глубине он даже чувствовал зависть. Пожалуй, стоит получше узнать об этом, но… для этого придётся использовать всё своё актёрское мастерство по полной, чего ему в отношение Сенджу ох как не хотелось. Какую честь он собирается ему выказать! Отвратительно!



Мадара усехнулся.



— Вот чем мы с тобой отличаемся, Сенджу, — прошептал он. — Ты простак, способный поверить даже в меня…



[i]Конохагакурэ но Сато* — Деревня, Скрытая в Листве (яп. Конохагакурэ но Сато), она же Коно́ха.



«[b]Ан[/b]сацу Сэндзюцу Токусю [b]Бу[/b]тай»** — АНБУ. досл. «Особая команда по тактике и убийствам». Члены АНБУ защищают лидера деревни, а также само селение от исключительных угроз и проводят различного рода миссии, связанные с большим риском, будь то выслеживание кого-либо или же убийство врага, в том числе за границей.



[url="http://shinobi.ucoz.com/index/0-4"]Кодекс Шиноби***[/url]



Даймё**** — Даймё (яп. 大名, даймё:, букв. «большое имя», устар. Даймиос) — крупнейшие военные феодалы средневековой Японии. Если считать, что класс самураев был элитой японского общества X—XIX веков, то даймё — это элита среди самураев.

В переводе это понятие значит «большой землевладелец», возникло оно одновременно с появлением устойчивой военной прослойки — буси — в IX—XI веках.



Даймиос***** — ну, это уже понятно. См. выше.

[/i]



[b]Я говорила. Будут комментарии — будут главы в срочном порядке)[/b]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 31 Dec 2010, 16:54

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



0,9.



[b]Знакомство.[/b]



Солнце святило нещадно, а Мадары всё не было. Команда ждала его уже пол часа, когда сам Учиха, пришедший раньше всех, сидел под мостом и слушал, что о нём на самом деле думают его будущие сокомандники и тихо, про себя, посмеивался, ставя галочку над именами, кому что припомнить. Как ни странно, но больше всего возмущался именно Хьюго, сдержанность выходцев клана которого могла соревноваться разве что с Учиха. В принципе, это было неудивительно, учитывая то, что Учиха и Хьюго когда-то произошли из одного… Единственные, от которых Мадара не услышал и звука, были Сакура и, к его величайшему удивлению, Хаширама.



Посчитав, что на сегодня оскорблений в свой адрес достаточно, Мадара, даже не пытаясь скрыть что-то, вышел прямо из-под моста, заставив Хьюго замолчать на полуслове, а Инузука отшатнуться. Их клан не очень любил Учих, а если выражаться точнее, то ненавидел и боялся. Ненавидел за унижение, нанесённое его дедом, но об этом они знали только со слов старших, а боялись Мадару, того Мадару, в глазах которого можно было прочитать либо ничего, либо ярость — жгучую, страшную в своём воплощении, невообразимо бешеную и непредсказуемую. Поэтому страх зачастую превышал ненависть, и даже сейчас они вздрагивали с каждым его уверенным шагом, а их псы, спрятавшись за хозяев, тихо поскуливали и чуть ли не мочили благородное дерево, из которого был выстроен мост.



Смерив презрительным взглядом Инузука, сейчас больше похожих на бездомных шавок, хотя Мадара должен был отдать им должное — они изо всех сил старались скрыть свой страх, мальчишка даже осмелился взглянуть ему в глаза, но потом сразу же побледнел и отвёл взгляд. Девчонка же пыталась делать вид, что ничего не произошло, а полы моста и правда выложен очень интересным рисунком, мгновенно ставшим вселенной её внимания.



Сакура прикусила внутреннюю сторону щеки, чтобы не сказать что-нибудь язвительного. Он заставил их ждать его, будто был королём! Но, переводя взгляд на бледных Инузука, клан которых славился вспыльчивостью и бесстрашием, она не знала, что можно добавить. Они, правда, его боялись. Боялись до дрожи в коленках. До тумана в глазах. Девушка перевела взгляд на близняшек. Те оставались спокойны.



Молчание затягивалось и со временем превратилось в напряжение, из-за которого стало трудно дышать. Разряжать обстановку опять пришлось Диве.



— Итак, нам нужно узнать, кто на что способен. Нам, как-никак вместе работать. Начну, пожалуй, я, — сказала она бодрым голосом. — Дива Кенмейна Собаку но Бара* Сенджу. Специализируюсь на щитах, охват которых предел километр в диаметре. Так же — разведка, но только в экстренных случаях, так как это забирает у меня слишком много как чакры, так и жизненной энергии. Абсолютно слепая, — она ткнула пальцем в повязку, — но вижу лучше всех вас, так что иллюзии на меня не действуют. Ну, пожалуй, всё… — девушка пожала плечами и кивнула Сае.



— Сая Ято но Си** Сенджу, — все с интересом уставились на неё, так как даже Хаширама не знал, на чём специализируется его сестра. Однако продолжения не последовало. Сакура понимающе хмыкнула и заговорила:



— Сакура Сиёко но Дже. Специализируюсь на медицине и мордобое. Как говорится: с чем боремся, на то и напоремся! — сладким голосом пропела она и помахала ручкой. Инузука переглянулись. Хьюго прищурился. А уголки губ Хаширамы медленно, но верно поползли вверх и тут же опустились, когда, будто специально, представился Мадара.



— Учиха Мадара, — сказал он ровным, без полутонов голосом. И усмехнувшись на скривившиеся лица, продолжил: — Думаю, мою биографию все знаю достаточно хорошо… — искрой, промелькнувшей между Мадарой и Хаширамой, когда они встретились взглядами, можно было поджечь небольшой деревянный домик.



Прокашлявшись, чтобы обратить на себя внимание, начал представляться Хьюго.



— Маиндо*** Хьюго, — сказал он горделиво, а Сакуре почему-то тут же представился павлин, выпятивший грудь и распушивший хвост. — Мне восемнадцать, — тем временем продолжал он. — Мой бьякуган самый сильный в клане на расстояния. Специализируюсь в основном на ветреных техниках. — Маиндо открыл рот, чтобы сказать ещё что-то, но был резко перебит мальчишкой Инузука, видимо, наконец вернувшим свою браваду. Сам он выглядел на лет четырнадцать не больше, однако, он оказался умнее, и афишировать свой возраст не стал.



— Уруфу**** Инузука. Могу частично перевоплощаться в собаку. Найти противника на большом расстоянии. Так же имею интуицию зверя*****. А это, — он указал на сестру, до сих пор стоящую чуть позади него самого. — Тимоку******. Она очень зоркая и может разговаривать со зверями. — Девочка что-то пискнула и тут же залилась краской.



— Хаширама Сенджу, — говоря своё имя, парень смотрел в глаза Мадаре, который как ни старался, но не мог понять, в чём заключается перемена в его вечном противнике. Но Хаширама не заставил его долго ждать и, вдруг протянув в его сторону руку, сказал: — И я хочу, чтобы Мадара Учиха принял меня как соратника, а не врага. Хотя бы на время этой миссии.



Мадара не смотрел на поданную ему руку, он смотрел в глаза Хаширамы. По-настоящему чёрные, с тусклым блеском, почти похожие на его и видел там решимость. Такую, с которой Хаширама раньше сражался с ним.



Сакура смотрела, как Мадара медленно, будто нехотя, протянул Хашираме руку и пожал её с замиранием сердца. В Академии им рассказывали, что Первый Хокаге и Мадара Учиха были друзьями. История была написана именно так. Но когда она попала сюда и поняла расположение вещей, то была шокирована. Ведь они были врагами, и вряд ли даже это сможет что-то сделать с этим. Они ненавидели друг друга. Ненавидели всё душой. И это нельзя было изменить. Никак. Что бы она не отдала, чтобы узнать: с чего началась эта ненависть, почему? Но Сакура была уверена: ни Хаширама, и тем более Мадара (в этом случае она рисковала получить кунай в лоб), никогда бы ей это не рассказали.



Kenmeina sabaku no bara* — мудрая роза пустыни.



Yazutsu no shi** — смерть в колчане (длинные имена присущи выходцам из очень древних кланов, но НЕ отпрысков главных ветвей. Поэтому у Мадары, Хаширамы и остальных имена однозначные, так как им возможно ещё перепадёт вести за собой клан, и в связи с этим имена более короткие. Близняшки же двоюрдные сёстра Хаширамы, то есть их ветвь побочная. Да и как вы себе это представляете, глав кланов и старейшен надо полностью по имени завать. Например: Хаширама бла-бла-бла-бла-бла-бла-бла-сан или Мадара-бла-бла-бла… и т.д.! Да это же задолбаешься выговаривать!)



Maindo*** — ум.



Urufu**** — волк.



***** — звериной интуицией человек обладать, в принципе, не может. Но такие явления зарегистрированы. Это конечно хорошо, иметь такую точную интуицию, но одновременно это означает, что человек неполноценен, то есть инвалид. Уруфу не сказал, в чём заключается его недуг, но он есть.



Chinmoku****** — тишина.



Мадара — крапинка, пятнышко; пятнистая окраска; пестрая пряжа. Так же можно перевести как «кровь». Тогда получается: Мадара Учиха — Кровавый веер ну, или веер в крапинку (это уже как вам больше нравится)



Иногда нам кажется, что мы способны сотворить Мир, но этот предрассудок рушится сразу же после своего появления на свет. Он рушится не потому что это невозможно, а потому, что мы вдруг вспоминаем, что где-то там высоко-высоко сидит Бог, который создал Наш Мир, а значит нам этого не дано.







[b]Конец[/b]● • [i]первой части[/i]



Вот это, наконец, и наступило!

Но мы с вами ещё встретимся в этой истории, так как предполагается трилогия.

Ждите вторую часть — «Эффект бабочки»!

Общее название пока не придумала, так что пока так)



[i]Отдельное Спасибо тем, кто комментировал и, конечно же, моей Бете — Лёле-чан. Не знаю, что бы я без неё делала. Отправляя ей текст, я не беспокоюсь о его дальнейшей судьбе, так как знаю, что Алёна знает, что делает)[/i]



[b]С Новым Годом![/b] °желаю вам всего-всего°





[i]Ах, да! Я ухожу на, надеюсь, заслуженный двенадцатидневный отпуск)[/i]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Кая (архив) » 31 Dec 2010, 16:58

[b]Герда^^[/b],

Очень рада, что, зайдя в твою темку, я обнаружила столь долгожданную проду)))

Мне весьма интересны и замысел и его реализация.

Все еще продолжаю надеяться, что небезызвестное розововолосое дерево наконец-таки соберет мозги в кучку и посадить Мадару на кол.

С Новым Годом))) желаю тебе вдохновления и верных вдохновителей...
User avatar
Кая (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 11 Jan 2011, 22:04

Пользователь Герда^^ отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Название:[/b] Трилогия: Гореть. Эффект бабочки: Теория хаоса.

[b]Автор:[/b] Герда.

[b]Бета:[/b] Лёля-чан.

[b]Жанр:[/b] гет, приключения во времени, любовный роман (в какой-то степени любовный треугольник)

[b]Персонажи/пары:[/b] Мадара Учиха/Сакура Харуно | Хаширама Сенджу

[b]Рейтинг:[/b] R

[b]Предупреждения:[/b] те, кто верит в мораль — вам однозначно не сюда.

[b]Дисклеймеры:[/b] всё принадлежит тому, кому принадлежит…

[b]Содержание:[/b] Иногда нам кажется, что мы способны сотворить Мир, но этот предрассудок рушится сразу же после своего появления на свет. Он рушится не потому что это невозможно, а потому, что мы вдруг вспоминаем, что где-то там высоко-высоко сидит Бог, который создал Наш Мир, а значит нам этого не дано.

[b]Статус:[/b] Коррозия металлов — закончен; Эффект бабочки: Теория хаоса — в процессе.

[b]Размещение:[/b] Буду очень сильно капать на нервы, если увижу где-нибудь, где не выставляла самолично или без моего разрешения.

[b]От автора:[/b] Гореть — название трилогии можно воспринимать больше как существительное, чем глагол, так как это общее состояние всего фанфика. Когда я только начинала писать вторую часть, я не знала с чего начать. Сперва хотела описать их задание, но так как оно всё равно не играло бы в самом фанфике большой роли решила описать всё кратко, мыслями Мадары. «Эффект бабочки» обещает быть почти заключительным, так как я более чем уверена, что третья часть «Ангелы радиации» будет самой короткой — так сказать заключение и вывод. Надеюсь, эта часть понравится вам больше чем предыдущая. За героев всё так же буду пинаться ногами-руками. Приятного прочтения.

P.S. Возможно, кого-то смущает пейринг? Есть такие?

[b]От беты:[/b] *хочет фантазию Герды >.>*, нет, люди, я еще долго буду восхищаться всем этим :3



[b]1[/b]



Иногда мне кажется, что я уже проиграл свою игру. Упустил тот момент, который бы доказал смысл моей жизни. Доказал мне, а не другим. На других мне плевать.



Иногда мне кажется, что белый цвет полностью исчез из меня, делая моё существование более похожим на жалкое. Коричневый коридор жизни, своим цветом навевающий дурные ассоциации, ведёт в пустоту, а то, к чему я стремлюсь - не более чем театр одного актёра.



Иногда мне кажется, что я высох будто старик, а чувства притупились, оставив только слабое зрение, зачастую лживое, и глухой слух, нежелающий слышать желаемое.



Иногда мне кажется, что я уже мёртв, а клоун-садист вытащил меня из загробного мира и заставил дышать мои ссохшиеся лёгкие уже давно забытым и ненужным мне воздухом.



Но когда я открываю глаза, я понимаю, что это не больше чем сентиментальный бред, который постоянно взбредает мне в голову, когда я не мыслю, не планирую, не убиваю. И мне больно. Больно оттого, что я так молод, а уже думаю об этом. И я проклинаю свою гениальность, сделавшую меня в шестнадцать лет измученным жизнью стариком. И поэтому я хочу вечности. Хочу доказать, что я могу быть другим. Хочу доказать Себе, что моя гениальность не была фарсом и пылью в глаза. Хочу…. Нет, я просто хочу.



~ * ~



— Сегодня будет дождь? — спросила Дива. Её невидящий взгляд водянистых глаз устремился куда-то вдаль.



— Да. Я чувствую его… — Сая печально улыбнулась.



~ * ~



— Куда ты ведёшь нас?! — ответа не последовало. — Я не пойду неизвестно куда! Счастливо оставаться! — гневно выкрикнул Хьюго и, остановившись, стал оглядываться по сторонам, будто выискивая ближайший путь возвращения в родную деревню. Мадара усмехнулся, прекрасно понимая, что этот Хьюго ни за что не уйдёт. Он считает себя здесь самым главным, а их — несмышлёными детьми. Ему не повезло с мозгами — это понимали все. Иметь бьякуган и не придавать значения чакре, бушующей в их телах…



Как ни странно, но задание прошло как по маслу. Они благополучно получили ящик у хмурых ниндзя, с головы до ног закутанных в черные, бесформенные тряпки, и также благополучно, если не считать пару низкосортных, не представляющих никакой угрозы для них, банд, которые возомнили, что смогут справиться с ними, продолжили свой путь домой. В Стране Тумана их приняли не очень радостно и как только получили посылку в целости и сохранности, тут же справили обратно, даже не дав передохнуть, сославшись на неспокойное время и прочее невесомое…



Мадара обещал Сакуре не лезть не в своё дело. Что-то кому-то он ни разу ещё не обещал, так что постоянное одёргивание себя же, наконец, его взбесило, и он, чтобы утвердиться перед собой же (выходило, что он подчинялся какой-то девчонке!), активировал шаринган и… чуть не ослеп. Ящик буквально светился! На него было невозможно смотреть! Позже Мадара долго злорадствовал над Хьюго, который тоже рискнул посмотреть, что внутри ящика. В отличие от Мадары: его шаринган мог видеть лишь чакру и некоторые очертания предметов по их энергии, и поэтому Учиха не так сильно пострадал при просмотре, вернее попытке просмотра ящика — ему просто щипало глаза. То Хьюго потерял ориентацию в пространстве и врезался в дерево, в итоге им пришлось потратить два часа, чтобы привести его в чувство и вернуть зрение.



После того, как их буквально вышвырнули за границу Страны Тумана, Хаширама будто взял след и нёсся куда-то с невероятным остервенением. Изначально он был их проводником и поэтому шёл впереди, но когда они поняли, что движутся в отклонении от их деревни, то стали недоумевать. На все вопросы Сенджу отмалчивался, а его сёстры только и говорили, что нужно идти за ним, и он знает, что делает. Куда и зачем, естественно, они как всегда умалчивали. Инузука перестали задавать вопросы после ответа сестёр и просто следовали за Хаширамой. Сакура выглядела странно, её лицо менялось каждую минуту. То она казалась грустной, то возбуждённой, то даже злой. Было такое ощущение, что она знала, куда они идут.



Горестно вздохнув, Маиндо оставил попытки привлечь к себе внимание и вскоре нагнал их. Лес постепенно стал редеть, а деревья — молодеть и уменьшатся. Поэтому им пришлось передвигаться по земле.



Впереди показалось огромное высушенное поле, конца которого не было видно. Хаширама резко остановился, — на мгновенье Мадаре даже показалось, что он перестал дышать, — а потом вдруг зашёлся в диком хохоте. Сакура, сейчас стоящая по левую руку от Учиха, вдруг звучно всхлипнула и, опустившись на землю, вцепилась в высушенную траву пальцами, будто единственное, что она хотела от своей жизни — так это быть здесь, на этом помершем от жары поле, что совершенно выбило его из колеи. Сейчас он откровенно не понимал, что здесь происходит. Видимо ни черта не понимал не он один, потому что Инузука таращились на Хашираму и Сакуру, как на душевно больных, и будто цыплята сбились в кучу, шарахаясь от неустойчиво стоящего на ногах Сенджу. А на лице Хьюго было выражение самого обиженного человека на земле — свою непросвещенность он принимал слишком близко к сердцу, так как до сих пор свято верил, что все они пускали на него, взрослого и могучего, слюни. Сёстры Сенджу были как всегда спокойны: Сая без особого интереса оглядывалась по сторонам, Дива же присела и, прикоснувшись тонкими пальцами к земле, закрыла свои пустые глаза.



— Ты уверен, что это — то место? — от голоса Дивы все вздрогнули. Настолько он был отчуждённым. Хаширама резко, от чего это показалось ненатуральным и от того стало неприятно, как будто от скрежета зубов, перестал смеяться и застыл на месте.



— Да, я уверен. Это оно… — он глубоко вздохнул, а потом заорал во всю глотку: — Это оно, чёрт возьми! Я нашёл его! Нашёл! — и опять стал нарезать круги и орать на древне японском проклятья, как ненормальный.



Учиха перевёл хмурый взгляд на Сакуру, на щеках которой сейчас блестели слезы, и присел рядом с ней. Взгляд девушки казался пустым, а губы только и шептали: — Он нашёл… нашёл…



Мадара потянулся к её лицу и, подхватив катящуюся слезинку указательным пальцем, стал рассматривать ее, будто видел такое зрелище в первый раз. Постепенно взгляд девушки стал осмысленным, и она недоуменно захлопала всё ещё блестящими и чуть припухшими от слёз глазами, когда Мадара медленно поднёс к губам её слезу и медленно, словно наслаждаясь этим, провёл по пальцу языком.



— Что… что ты делаешь? — с придыханием сказала она. Казалось, этот инцидент не заметил никто. Всех сейчас больше занимало состоянии Хаширамы, который до сих пор скакал по полю. Мадара пожал плечами.



— Ты не кажешься несчастной… — сказал он тихо и склонил голову к плечу.



— А с чего я должна быть несчастна? — прошептала она и покраснела. Этот их разговор и вообще то, что Мадара сделал несколькими секундами раньше, казалось ей очень интимным.



— Ты плачешь… — ответил он, будто это всё объясняло. Сакура сглотнула. Она вдруг вспомнила, где и с кем она находится, и тут же взяла себя в руки. Перед Мадарой нельзя было показывать слабость. Если она даст ему управлять собой раз и позволит ему думать, что он сильнее, то она навсегда останется дня него не больше слуги, с которым можно делать всё, что угодно. Такой участи она не хотела, потому что в таком случае её смерть будет только вопросом малого времени.



— И что?! Это вообще не твоё дело! — зарычала она и, быстро вытерев тыльной стороной руки слезы, встала и тут же встретилась взглядом с пустыми глазами Дивы. Они не выражали ничего, однако сочувствие, которое исходило от девушки, можно было буквально потрогать. Антрацитовые глаза Мадары поглотила чернота расширенного то ли от бешенства, то ли от недоумения, зрачка. Он поднялся с корточек и, кинув на Сакуру предупреждающий взгляд, уставился на уже притихшего Хашираму.



— Теперь ты может, объяснишь, по какой причине ты плясал здесь танец бабуинов и выделывал эти кульбиты? Может, убедишь, и мы попрыгаем вместе с тобой... — язвительность в голосе Учиха была подобна хлысту, и Сенджу сразу же показалось, что его, да и весть его род, оскорбили вплоть до десятого колена.



— Мадара, мы же с тобой вроде бы договорились… — предупреждающе зашипел на него Хаширама. Хорошее настроение, которое буквально минуту назад рвалось из него, мгновенно испарилось, из-за чего Сенджу разозлился ещё больше.



— Мы договаривались на время миссии, Сенджу, — равнодушно бросил Мадара и, развернувшись, зашагал прочь, наверняка намереваясь отправиться обратно в деревню.



— Стой, — казалось, зубы Сенджу должны были стереться в порошок, с такой силой они скрипнули, когда он пытался выдавить из себя это слово. Мадара застыл, но не обернулся. — Я знаю, ты слышал, о чём мы говорили на мосте, — ответа не последовало. — И я так же знаю, что это заинтересовало тебя, — Мадара оставался неподвижным. — Один я не смогу воплотить свою мечту в жизнь…



Учиха усмехнулся и, повернувшись, сложил руки на груди.



— И ты хочешь, чтобы именно я помог тебе, — закончил он за Хашираму. Тот медленно кивнул, будто разговаривал не с человеком, а с диким зверем, которого любое резкое движение могло взбесить, и в следующую секунду ты бы уже лежал с перегрызенной глоткой. — А тебе самому-то не смешно? К тому же, у тебя полно верных шавок, — он кивнул в сторону замерших и позабывших как дышать Инузука. — Почему именно я?



Сенджу еле сдержался, чтобы не наброситься на Мадару, и зажмурился, чтобы не видеть искажённое презрением лицо Учиха.



— Ты прекрасно понимаешь, почему. И… — он прервался и открыл глаза.



— И? — издевательски переспросил Мадара.



— И они не мои… — на ладонях наверняка останутся кровоподтёки от впившихся в них ногтей, настолько сильно он сжал кулаки, — шавки…



— Да-а? — издевательски протянул Мадара. — И кто же они тогда?



Сенджу уже собирался броситься вперёд и собственноручно придушить Мадару, а Хьюго уже достал кунаи, чтобы запустить ими в Учиха, когда голос Сакуры заставил их вздрогнуть.



— Хватит! Прекратите вести себя как несмышлёные дети!



Хаширама тут же успокоился. Хьюго, поползновения которого никто не заметил, пристыжено сунул кунаи обратно в карман. Мадара оставался всё также спокоен. Похоже, в этой ситуации он единственный, кто не вышел из себя. Даже Дива и Сая казались более чем недовольными.



Учиха перевёл взгляд на Сакуру. Казалось, будто смысл того, что она только что сказала, только дошёл до неё и, одновременно, удивил и напугал. Она наверняка не знала, какой ждать реакции, поэтому он решил воспользоваться ситуацией и удивить её.



— Идём. — От его голоса, разрезавшего тишину, девушка вздрогнула и, находясь до сих пор в обессмысленном состоянии, тут же повиновалась. Однако с приближением к нему девушка шла всё медленнее. Хаширама смотрел на неё не верящим взглядом. Она только что отрекалась от него.* Она выбрала Учиха. Этого чертового ублюдка Мадару! Что-то тёмное стало закипать у него внутри. Что-то настолько неприсущее ему, что у него перехватило дыхание и чуть не привело к удушью.



Когда девушка уже почти подошла к Мадаре, Дива вдруг рванула вперёд и дёрнула её за руку в сторону. На месте, где мгновение назад стояла девушка, были воткнуты три иглы.



— Чёрт! — сквозь зубы чертыхнулся Мадара и, резко развернувшись, отступил на пару шагов. Уже начинало темнеть, а в темноте сражаться с противниками, попрятавшимися по кустам, когда ты стоишь на пустыре, никого не прельщало.



— Их много, — зашептал Маиндо, который уже активировал бьякуган и стал считать врагов. — Они из Страны Травы. Чёрт! Мы, кажется, зашли на их территорию!**



— Это плохо… — пискнула Тимоку и прижала к себе своего щенка. Поймав непонимающий взгляд Сакуры, она просветила её: — Страна Травы и наша Страна… наши Даймё не очень ладят, да и война за территорию только недавно закончилась, поэтому они сейчас все злые...



— Но мы же победили? — неуверенно спросила Сакура.



— Победили, — Мадара усмехнулся, — но территорию-то пока не разделили. Сейчас только переговоры ведутся. Эта территория должна стать нашей, но она пока числиться за Страной Травы, поэтому они ищут хоть что-нибудь, что позволит им оставить себе территорию и выставить нас гнусными захватчиками перед другими Странами. И мы сейчас собираемся им в этом содействовать. Снимите протекторы. Сейчас же! — Никто не стал возражать. Протекторы тут же собрала Дива и быстро запечатала их в свою цепочку. Сакуре осталось только удивлённо смотреть на неё, когда для остальных это не казалось необычным, поэтому девушка решила воздержаться от вопросов.



— Точно дождь пойдёт? — спросила Дива. Сая перевела на неё взгляд и скривила губы в ломаной улыбке.



— Пойдёт… куда он денется.



— Кто вы такие? — послышалось из кустов. Только Хаширама собирался раскрыть рот, как был тут же прерван Мадарой.



— Давай лучше я, — сказал он тихо и уже более громким и, что всех удивило, доброжелательным голосом продолжил: — Мы просто переселенцы. Не имеем постоянного места жительства и работы. Выполняем мелкие задания. Сейчас идём в страну Огня. Мы немного заблудились, но надеемся, что вы поможете нам.



— Откуда вы знаете, что мы не воры или бандиты? — опять послышалось из кустов, но на этот раз голос был другой.



— Бандиты и воры обычно сразу же нападают… — доброжелательный голос Мадары хрустнул, пропустив через себя толику его вечного презрения ко всему, чего не заметили ниндзя Травы, но точно определили его сокомандники, что дало им понять, чего стоит Мадаре говорить так.



— То есть, вы хотите сказать, что несовершеннолетние без сопровождающих путешествуют по странам? Да ещё и знают, как отличать воров и бандитов от служащих?! — кусты резко раздвинулись, и из них вылез кругленький мужичок, голову которого уже давно проела плешь, с секирой за спиной и катаной, явно неправильно приспособленной к его одежде и мешающей ходить.



— Это не ваше дело, — Мадара шипел, про себя, прекрасно понимая, что их сейчас легко опознают. Хьюго есть только в стране Огня, а те, кто пытается сбежать от клана, будут сразу же убиты, глаза Маиндо выдавали их с потрохами, да и слепых девчонок, которые сражаются лучше хорошо обученной гвардии ниндзя, тоже не так много на свете. Дива давно этим прославилась. Мадара и сам был далеко не последней личностью, и завяжись сейчас бой, ему придётся использовать шаринган, и в итоге, чтобы это не повлияло на их Страну, им придётся убить всех и хорошенько развеять их прах по ветру. — Мы идём вдоль границы. И мы не находимся в розыске. К тому же у нас есть совершеннолетний сопровождающий, — и только сейчас Мадара понял свою ошибку, тогда, когда сам озвучил её. Какого чёрта переговоры ведёт именно он, если он не является совершеннолетним?! Хьюго видимо сам понял это, потому что тут же напрягся и сильнее сжал карман с кунаями, но он бы всё равно не смог вести переговоры и прятать глаза.



— А вот на базе и выясним, в розыске вы или нет! — гаркнул мужичок и сделал знак своим людям, которые, не ожидая подвоха от них, тут же повылазили из кустов.



— Мы подадим жалобу в вашу Резиденцию… — предупреждающе зашипел Мадара.



— Взять их! — плюясь слюной, завопил мужичок, и ниндзя Страны Травы кинулись к ним.



— Убить всех, — спокойно сказал Мадара и, мгновенно высвободив катану из ножен, разрубил пополам кинувшегося на него ниндзя. Тот, истошно заверещав, упал наземь и забился в судорогах, послышалось бульканье, и вскоре всё затихло. Ниндзя Травы замерли. Похоже, они не ожидали подобного от, фактически, ребёнка. Спохватившись, плешивый заверещал проклятья и уже сам кинулся к ним. На пути у него тут же появился Хаширама, который отправил его в долгий полёт.



Их было много. Слишком много. К тому же им приходилось прикрывать Инузука, так как те в ближнем бою были почти ноль, специализировались только на поисках. И если Уруфу хоть как-то да мог постоять за себя, то Тимоку им приходилось заслонять со всех сторон. Девочка сначала растерялась, потом напугалась и пока успокаивалась, Мадара чуть не получил скользящее ранение в живот, когда защищал её от летящих в неё кунаев, Уруфу распорол руку, а Хаширама чуть не лишился своей шевелюры. Наконец, взяв себя в руки, Тимоку таки смогла зацепить одного вражеского ниндзя и натравила на врагов местных белок. Белки оказались весьма агрессивными и оставили многих ниндзя без мелких частей тела, таких как: нос, уши, пальцы, позже, уже от девочки они узнали, что это Даймё Страны Травы выжег большую часть леса, превратив его в жжёное поле, и хотел сделать здесь полигоны.



Уклонившись от летящих в него игл, Хаширама сосредоточился, и в следующую секунду его противника уже повязало неожиданно выросшее дерево. Было довольно темно, и только лязг металла, да звуки борьбы говорили, что лес вовсе не спит. Враги всё не иссякали, а силы кончались. Они понимали, что так продолжаться долго не может…



— Они из Страны Огня! Не дайте им уйти! — их рассекретили. Да, в принципе, Мадара понимал, что не узнать, кто они, было очень сложно. Пора было закругляться.



Уклонившись от летящих в него ядовитых игл, Учиха подлетел к неуклюжим Инузука и, схватив обоих за шкирки, уволок в кусты. Те лишних вопросов не задавали, что было хорошо для них же самих, потому что Мадара был совсем не в настроении, чтобы объяснять несмышлёным малолеткам что-то. Да и взбешён, что на такое задание отправили совсем детей, не способных толком постоять за себя.



— Самэрето но рай***! — рыкнул он, и к своему же удивлению отметил, что все его тут же послушались, очистив поле боя и попрятавшись по кустам.



Противники недоуменно переглянулись, но заметив Мадару, тут же направились к нему. Сложив печати, Учиха набрал в лёгкие побольше воздуха и выдохнул столб голубого пламени. Огонь, будто живой, пополз к жертвам по и так истлевшей траве. Перекидывался с одного на другого и пожирал жестоко, причиняя невыносимую боль, такую, из-за которой было невозможно даже кричать. Однако пламя не сожгло ниндзя Страны Травы в пепел, помучив их несколько секунд, — отступило, но и этого мгновения хватило для того, чтобы их сердца разорвались от боли, а повреждённые ткани не давали никакой надежды на жизнь.



Повисла тишина. Мёртвая тишина.



Сакура подошла к Мадаре сзади. Парень стоял неподвижно и невидящим взглядом смотрел вперёд. Она не знала, что он чувствовал. Она не знала, чувствовал ли он что-нибудь вообще. Она отвела взгляд и положила руку ему на плечо. Ей было его жалко.



— Мне не нужна твоя жалость, — сказал он холодно и небрежно сбросил её руку. — Все живы?



Девушка спохватилась. А ведь и правда, она не знала, живы ли все? Инузука, до сих пор сидящие в кустах, заёрзали на своих местах и закрутили головами. Они чуяли кровь. Кровь…



— Дива… — прошептала Сакура и тут же бросилась на место бойни. Она знала — Мадара уже знал. — Дива!



Девушка лежала на сожжённой земле и смотрела пустыми глазами в небо. На мгновенье Сакуре показалось, что она мертва. Бок девушки был распорот, и рана была несовместима с жизнью. Поэтому Харуно поспешила приступить к лечению, но когда она хотела прикоснуться светящимися живительным светом руками к ране, её запястье было хвачено и заведено за спину. Она резко обернулась, ожидая нападения, которого не последовало. Она смотрела в чёрные глаза Хаширамы. Парень покачал головой и отпустил её руку. И она всё поняла...



— Чёрт! — прошептала она. — Чёрт-чёрт-чёрт-чёрт-чёрт!



Уголки губ Дивы приподнялись в беззаботной, но усталой улыбке. К ним медленным шагом подошла Сая и, присев рядом с сестрой, положила её голову себе на колени.



— Ты обещала, что сегодня пойдёт дождь… — вдруг тихо сказала Дива. Уголки её губ вновь опустились, а лицо приняло обиженное выражение. Сакура закусила губу, чтобы хоть как-то остановить рвущиеся из неё рыдания. Кто-то неуверенно прикоснулся к её плечу, она скосила вбок глаза и опять встретилась взглядом с Хаширамой, и это заставило её разреветься и резко развернувшись, прижаться к нему в поисках хотя бы чего-нибудь, в поисках хоть каких-нибудь эмоций. Сенджу неуверенно обнял её и уткнулся носом в спутанные и заляпанные кровью и грязью розовые волосы. Он видел, как сражалась Сакура. Это было красиво, завораживающе, но в то же время это заставило его насторожиться. Она сражалась, так, как будто делала это не один раз и настолько натренировала свои руки перерезать глотки, что даже не понимала того, что уже убила немало человек. Отточенные и ровные движения. Она сражалась также как и Мадара. Это его беспокоило. Очень беспокоило.



— Почему, чёрт возьми, ты молчишь?! — вдруг закричала Дива. Из её пустых глаз полились тёмные, кровавые слезы. Сая вздрогнула, но её лицо осталось беспристрастно к происходящему. Она не смотрела на сестру. — Ты же обещала! Обещала, что пойдёт дождь! — девушка всхлипнула и отвернулась, будто больше не в силах вынести безразличного вида сестры. Будто могла видеть её.



Сая сидела прямо, будто стояла на параде ниндзя перед самим Даймё. Лишь дрожащие пальцы, запутавшиеся в длинных, смоляных волосах сестры могли выдать её. Дива дёрнулась в предсмертном спазме. Выгнулась дугой в руках сестры и залив все её колени своей кровью, до сих пор обильно сочащейся через рану в боку, замерла сломанной фарфоровой куклой.



Громыхнул гром. Дождь полил сперва неохотно, а потом, будто издеваясь, целой непроглядной волной. Плечи Саи задрожали, сжав зубы и вцепившись в волосы сестры, она склонилась к ней и соприкоснулась лбами.



— Ещё бы чуть-чуть… Подождала бы ты ещё чуть-чуть… Ведь я же обещала, что перед… перед тем, как покинешь нас, ты увидишь… увидишь дождь… — сквозь кое-как сдерживаемые всхлипы заскулила она. — Да будьте вы все прокляты… Будьте прокляты!



~ * ~



Стоило Мадаре переступить порог родного поместья, как к нему тут же подбежал один из подхалимов старейшин и его отца и, стараясь сделать как можно более смеренное выражение лица, чуть ли не хрюкая от возбуждения, пропищал:



— Вас ждут за Столом, Мадара-сан…



Злобно сверкнув на него мгновенье покрасневшими глазами, Учиха сквозь зубы поблагодарил подхалима и пошёл в зал к старейшинам. Он очень надеялся, что то, что они ему скажут, это не новость об ещё одном его задании, в котором будут учувствовать отпрыски Сенджу.



Толкнув тяжелые резные двери, он вошёл в зал. На него тут же воззрилось больше тридцати пар глаз. Что-то было не так. С чего бы старейшинам созывать совет Учих? Да и эти взгляды, которые он ловил на себе, пока шёл по деревне, да и сейчас… Что-то случилось. Что-то настолько непоправимое, что сделает ему в будущем очень сильную головную боль. К тому же, Мадара всё никак не мог найти взглядом своего отца, что было странно при таком сборище, если только…



— Мы собрались здесь, вы все понимаете почему… — Мадара обернулся на голос. Говорил Вильгельм, он не был главным старейшиной, но так уж повелось, что именно он сообщал наиболее неприятные новости, случившиеся с их кланом. Вильгельм скосил глаза на Мадару и тяжело вздохнул. Горячность брюнета его немного пугала. Он надеялся, что он всё-таки сможет сдержаться и не придушит его. Ведь Вильгельм, в принципе, был совсем не при чём… — Мы все очень любили и уважали нашего бывшего Главу, — Мадара почувствовал, как его руки сжались в кулаки, а глаза подёрнуло белой пеленой. — Мы похороним его в роскоши и будем вечно помнить его, — это было слишком. Мадаре было сложно вынести это. Девчонка Сенджу, подохшая так некстати, выбила его из колеи, в которую он ещё не успел вернуться, а теперь ещё и это…. Почему это происходит именно с ним?! Он хотел увидеть Сакуру… — Скорбь по нему поселиться в наших сердцах, но это не означает, что мы должны ослабнуть. Мадара-сан! — от голоса Вильгельма Мадара вздрогнул и поднял на него горящий ненавистью взгляд. Он знал, что произойдёт сейчас, и не хотел этого. Он был не готов. Впервые, чёрт возьми, он был не готов, когда он должен был быть готов! Он должен поднять свой клан на ноги — от него этого ждали, и всем было плевать, что он не готов! — Мадара-сан, — повторил Вильгельм. — Вы, как старший и завещанный наследник, должны возглавить клан Учиха.



Мадаре показалось, что его ударили чем-то очень тяжёлым по голове. Неужели вот так всё просто?



— А с чего это он должен возглавить клан? — послышалось у него из-за спины, и чья-то огромная лапища опустилась ему на плечо и с силой сжала, приведя в чувства. Мадара сжал зубы и, резким движением сбросив руки, обернулся. Перед ним стоял громила Тахашинигава. — Да у него же даже сопли не высохли! Как вы можете ставить его во главе нашего клана?!



Было видно, что на секунду Вильгельм смутился. Он вообще не завещал такими вопросами. Ему на помощь пришёл Глава старейшин.



— Титул Главы клана передаётся Кровью, Тахашинигава. И это не обсуждается, — его сухой голос был подобен наждачке, и Тахашинигава скривился. — К тому же, Мадара единственный, кто может привести наш клан к процветанию, я уверен в этом.



Мадара усмехнулся. Вот и решена его судьба.… Все взгляды обратились к нему, а ненависть исходящая от Тахашинигавы, который до сих пор стоял у него за спиной, отвратительно «пахла». Мадару стало подташнивать. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что в скором времени ему придётся отбивать хорошо наточенное, летящее в спину железо.



Посчитав, раз уж к нему обращено такое внимание, то нужно было что-то сказать. Мадара заговорил:



— Я постараюсь привести наш клан к более процветанию, чем он является сейчас, и прекратить все конфликты с другими кланами — это, прежде всего. Также, я хочу вывести наш клан в новую эру. В эру ниндзя-наёмников по собственному желанию, а не зависимом и подвешенном перед Даймё. Также, собираюсь искоренить выродков, — глаза Мадары сверкнули. Люди вздрогнули и зашептались. Все ждали продолжения, которого так и не последовало, поэтому был задан вопрос, который и следовало бы ожидать.



— Вы… вы собираетесь искоренить выродков в физическом смысле?



Мадара не видел того, кто его задал, что, в принципе, его не волновало, он просто ответил:



— Конечно. Все новорожденные выродки будут сразу же уничтожены. Нет, те, кто до этого дня живут в нашем клане, этому подвергнуты не будут. Также, я запрещаю браки между братьями-сёстрами, кузенами и так далее вплоть до десятой ветви. А теперь я, пожалуй, удалюсь. Мне нужно попрощаться с отцом.



Двери за Мадарой тихо закрылись, скрывая его прямую спину от его родни, и он опрометью кинулся в свою комнату. Он не хотел видеть отца. Он не хотел видеть никого.



Будь они все прокляты! Будь всё проклято!



[i]* — времена, как вы помните, древние, а тогда, согласие женщины в таких вопросах, как беспрекословное «Идём» (больше похоже на приказ, не так ли?), воспринималось как, так сказать, её принадлежность этому мужчине. Во-во, и я о том же! Несправедливо. В Японии на это особо обращали внимание во времена самураев, и плевать что это за женщина, если она молча соглашалась в подобном с мужчиной, все автоматически приписывали её ему. Местные э-э…, женщины лёгкого поведения, которым захотелось выбраться из всего того дерьма, что они засели, часто пользовались этим и, выделив для себя какого-нибудь мужчину подходящего к оценке более-менее (чтобы если что били не сильно) и во всём поддакивали ему и соглашались, следовали за ним, заставляли их приказывать им в обществе, что часто приводило к женитьбе, так как ни одна нормальная японка из хорошей семьи, не выйдет замуж за кабеля, похождения которого хорошо известны в её обществе, тем более, если его общая оценка это — «более-менее, короче, сойдёт»)



** — если кто помнит или найдёт карту Мира Кишимото, то увидит, что границы Страны Огня и Травы рядом с Конохой. Из манги (я уже не помню, какая глава), нам известно, что раньше Страна Огня была много меньше, чем она является сейчас, а войны во времена Первого Хокаге ожесточённо велись именно со Страной Травы, так что я взяла на себя смелость отдать часть территорий и территорию самой Конохи именно этой Стране. Да взаимно возненавидит меня Кишимото за эксплуатацию и прочее его истории!



Самэрето но рай*** — можно перевести, как «летящая лягушка». Такой, так сказать, ”пароль” часто использовали на вылазках ниндзя, так как орать: «Пошли все прочь!», то прочь пойдут не только друзья, но и враги и от задуманной ловушки толку никакого не будет. Почему именно летящая лягушка? Ну, у японцев полёт фантазии, как вы помните) Так у них и это что-то да означало, я не очень разбираюсь во всей этой херомании, так что, вы уж извините, но информация не такая большая, как в предыдущих двух. О, и вопрос на засыпку, почему они любят всякую дрянь есть, а лягушачьи ножки как у нас курица? Может там вы и найдёте ответ столь странного пароля(:



Я чувствую, как я травлю свой мир мечтой своей.

Я чувствую, как что-то рвётся у меня внутри.

И будто всё зависит от души моей

И тело бьётся в бешеной агонии.



Перевернуть перо, где сторона белей

И окунуть его в чернила пыль.

И написать пером мечты моей

Души скряжённою крапивой.



Признаться, я уже давно б ушёл

Иль спрятался за тенью непроглядной.

Но я боюсь всей тьмы морей

Теней проклятой душ невнятной.[/i]



[b]Хэй! Вот и началось безумие![/b]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Next

Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest

cron
Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php