Флора...

A humongous, unordered mess

Unread postby Flora (архив) » 05 Jul 2011, 17:29

Девочки мои спасибо за отзывы.





[b]Легче шелка, мягче облаков. [/b]

[b][u]Беты: Kaede. ИреттА[/u][/b]





[b]4 глава.[/b]

4 глава

- Ками-сама, спаси мою карму, спаси мою душу от демонов, - шептали пересохшие от страха губы, руки, дрожа, сжимали ткань штанов. Они уже несколько минут шли по темному подвалу, с каждым разом спускаясь все ниже и ниже. Обшарпанные стены, запах мертвечины и плесень. Хината не понимала, почему все еще следует за духом с длинными белыми волосами? Почему она с воплями не бежит к себе в комнатку, а смирно идет и молчит.

Сдавленный воздух был настолько удушливым, что она начинала тяжело дышать и жадно глотать воздух. Рисуя страшные образы и картины своей кончины, она недоумевала.

«Бежать! Я должна бежать отсюда! Ками-сама…»



Смотря в спину духу она не увидела того, что он прошел сквозь огромную железную дверь со старинными ручками в виде гарпий. Хьюга попыталась толкнуть дверь вперед, но та не поддавалась. А когда она потянула ручки на себя, то с жутким скрежетом железная возвышенность открылась.

По полу пробежало несколько крыс, скрываясь в щелях стен и старых дырах, прорытых когда-то давно. За дверью располагалась старая темница или может даже тюрьма, потому, что в углу на подвешенных цепях была вымощена бетонная кровать, если это можно было осмелиться так назвать. В углу стоял покрытый паутиной и плесенью сундук, а за прогнившим столом, на котором все еще стояла чугунная кружка, сидели еще два призрака.

Она закрыла рот двумя руками, с ужасом осознавая, что сейчас случится, но простояв так некоторое время, поняла, что, кажется, делать с ней ничего не собираются.

- Успокоилась? – спросила женщина подпиравшая голову руками. Она выглядела очень измученной и уставшей. Хината кивнула, так и не двигаясь с места. – Извини дитя, что привели сюда, но нам тут легче говорить и находиться. – Еще один кивок с ее стороны.

- Хочешь знать, зачем ты здесь? – Хьюга тихо прошептала «да». Настолько тихо, что лишь губы выдавали звук или понятие того, что она сказала хоть что-то. – Мы первые основатели этого театра, которые застряли в этой мерзкой дыре, - женщина отвернула голову к стене, и с сожалением вздохнув, продолжила. – Мы – основатели данного заведения, как ты уже поняла, прибыли сюда около ста лет назад в поисках последнего гребня судьбы Будды.

Хината увидела, как длинноволосый мужчина поднялся со своего места и вылетел из темницы, не желая слушать историю снова, не желая испытывать ту боль и разочарование раз за разом. А она все продолжала…

- Найдя данные артефакты и соединив их в древнем фонтане, мы могли получить великое чудодейственное лекарство, залечивающее любые раны, да чего таить, восстанавливающее потерянные в боях конечности, органы… - говоря все это, блондинка так воодушевилась, начала расхаживать по комнате и разводить руками, но глаза ее потухли вновь. – Но не смогли. Седьмой гребень мы не нашли, - стоя спиной к девушке женщина бесшумно ударила по стене, но кулак прошел насквозь. Призрак усмехнулась и посмотрела на свою прозрачную руку, - никак не привыкну, - показала она конечность.

- Мы чуть ли не сто лет ждали возможности завершить начатое, но люди нас не видят, не слышат и даже не ощущают. Торчать в этом хаосе больше нет сил, нет сил даже существовать. Но тут появляешься ты! – блеск снова озарил, кажется, светло-карие, ореховые когда-то глаза. Неужели духи так могут? – Ты видишь, слышишь нас и сможешь помочь! Молю тебя дитя! – и она упала перед испуганной девушкой на колени, пытаясь сжать прогнившую солому в руках, но ничего не выходило. Сидя на полу, она усмехалась, а потом и вовсе засмеялась. Тут же возник тот призрак что ушел и, взяв ее за плечи, утащил сквозь стену.

Все это время Джирайа стоял у стены и слушал, он понял, что должен дорассказать ей историю.

- Девочка! – Хината обернулась. Стало не так уж и страшно как в первые два раза. Она медленно прошла до подобия кровати и села. Болтая озябшими ногами, она думала. Ее просят помочь, умоляют на коленях и кто?! Призраки. Древние призраки этого места. Люди, которым хочется покоя…

- Помоги нам, - умоляюще сказал Джирайа. – Я не знаю, что нас ждет там, - он взглянул в потолок, подразумевая, может, лучший мир, может рай, или еще что-то. – Ничего не могу тебе пообещать за твою помощь, но если ты действительно отыщешь то, что мы искали тридцать с лишним лет, то станешь знаменитым лекарем.

- Мне ничего не нужно, - он удивился, услышав такой ответ. – Но я могу, наверное, попробовать. – Хьюга подняла свои васильковые глаза на парящего мужчину и как смогла улыбнулась ему. Было странно видеть как оживляется его лицо, изображая неподдельную радость. Странно было смотреть, как он летает по комнате, молясь о ней всем богам, и как смеялся, словно сумасшедший. Девушка, поддавшись порыву такой радости, засмеялась вместе с духом, весело болтая ногами.

«Я всего лишь раба. Танцовщица старого театра. Что может быть хуже жизни в неволе. Наверное, ничего. Моя судьба делилась на две части, одна из которых была слезами, вторая мимолетными улыбками на арене цирка. Но теперь Ками-сама сжалился и подал мне знак. Что плохого в том, что я помогу призракам? Слезы, боль и горечь. Пусть к ним добавится радость и азарт. Прожить всю жизнь в страхе или же хоть чуть-чуть побыть собой, принимать свои решения? Была не была!»

А призраки уже кружились вокруг нее, расспрашивая, рассказывая что и с чего начать, где они были а где нет. Предстояло столько интересного, что от переизбытка эмоций, Хината, придя в свою комнату, уснула на полу…



Он получал множество цветов, поздравлений и умиленных взглядов. Рядом стояли такие же лучшие, как и он. Учиха Саске с призрением оглядел состав труппы и удалился в свои покои.

Фусума легко скользнула в правую сторону, впуская обладателя черных глаз в помещение. Он кинул цветы в дальний угол, сочтя их не достойными своего внимания и благосостояния.

С красивого тела соскользнуло праздничное кимоно, ложась змеей возле ног. Он с долей обожания посмотрел в зеркало. Есть только он, только этот человек может затмить даже императора своей красотой. Что ему Бог? Его подарки он давно разучился ценить, принимать, радоваться им.

За это у него отняли чувства, позволенные всем земным существам. Лед, нет, не лед, скорее камень, что не растопить до воды, лишь сломать. Но и сломленный он останется тверд, останется горд за себя и свою силу.

Рядом с лучшим должна быть лучшая – так он думал, выбирая себе спутницу. Поэтому в комнату тихо вошла красавица. Смотря ему в спину влюбленным взглядом, она подошла ближе и обняла сильные плечи.

- Ты был восхитителен сегодня, - прошептала Саура ему на ухо, водя коготками по оголенной груди.

- Да, я знаю, - привыкнет ли она когда-нибудь к надменности? Сможет ли вечно быть самой лучшей, чтобы оставаться рядом. Гордыня его медленно губит, а вместе с Учихой в ней утопает и Сакура.

Зачем ему глупая женщина? Саске сам не может ответить. По сути Харуно ему не нужна – никем она ему была, есть и будет. Но гордыня не позволяла иметь худшее, поэтому из всего предоставленного он выбирал только лучшее.

Пока Карин была лучшей, она была его, теперь же эта дива стала совершенством в их маленьком театральном мире и она тоже его. И если появится еще более прекрасное существо, оно тоже будет его.

А пока…

Пока она целует его шею, плечи, щеки, сладко спускается ниже, даря блаженство. А его черные глаза все смотрят не отрываясь в зеркало, восхищаясь собственным «я». Так было есть и будет, пока Господь не заметит среди миллионов того, кто молится себе как Богу…



- Нии-сан? Ты почему не спишь? – Темари грустно посмотрела на младшего брата. Еще с минуту она смотрела на то, как он облокотившись о стол смотрел в окно, но потом понимающе замолчала и легла спать. Она знала, что он страдает постоянной бессонницей. Он по нескольку часов не может уснуть, а если и засыпает, то только под утро.

Гаара накинул жилетку и одел штаны. Кимоно уже порядком надоело. Поэтому темные раздельные вещи были куда удобнее. Подвязав кушак, он встал со своего места и тихо вышел из комнаты.

Парень долго бродил по старому театру, ища место, где можно было бы подумать над сегодняшним днем. Тут он находится с раннего детства, зная каждый уголок и лучшее место это чердак. Там всегда есть что-то интересное. Он быстро свернул с главной лестницы в темный угол. Факела тускло светили в этих черных тайниках заброшенного коридора.

Он открыл старую огромную дверь и когда по лестнице поднялся наверх, открывая люк, был сильно удивлен. С последнего пребывания тут не было ни ковров, ни уж тем более спящей на полу девушки. Сабаку все же залез в эту преображенную комнату и с негодованием оглядел спящую. Она так сладко свернулась калачиком на теплом ковре, что он позавидовал. Раньше где была дверь на крышу теперь стоит большой тонсу(Шкаф).

Он сел на мягкую кровать и наклонился чуть вперед, касаясь одной рукой лба. Неужели она настолько устала, что ничего не слышит? Или может быть… Нет, такого быть точно не может. Зато девушка, ничуть не смущаясь, перевернулась во сне на другой бок и что-то просопела. Волосы давно расплелись, и теперь длинный хвост беспорядочно лежал на полу.

Сабаку глубоко вздохнул, и резко поднявшись со своего места, подошел к ней. Так дело не пойдет на полу спать. Он скептически оглядел ее положение и, легко подняв на руки, положил на кровать. От нее пахло сыростью. Неужели была в подвалах? Он не придал этому никакого значения и как тихо появился так же тихо и вышел.

Идея направиться в конюшню была спонтанной. Открывая большие двери, он зажег один из факелов и прошелся вдоль стойл. Лошади спали, и никто не замечал его присутствия. Лишь один конь встрепенулся, завидев человека. Он заржал и начал звонко бить копытом.

- А, Фудо. Тоже не спишь? – он поставил факел в выступ на стене, рядом со стойлом, и облокотился о перегородку. Конь успокоился, услышав знакомый голос и положил морду рядом с человеком. Темно-синие глаза смотрели куда-то вдаль. – И я хочу на волю…

Море в очах лошади погасло при слове «воля», словно белая пленка заволокла их. Гаара блеснул полу прикрытыми глазами. В мыслях все смешалось, и он не отдавал уже себе отчет. Проснулся зверь, сидевший внутри, который не остановится, не прекратит терзать измученную душу…

Схватив поводья не обращая внимания на то, что конь начинает беситься. Он подошел на близкое расстояние, и резко хватая животное за гриву, наклонил к себе, надевая узды. Конь не шевелился. В темных глазах зажегся огонь. Гаара снял с верхних полок седло и затянул крепко на туловище зверя.

Не боясь упасть или быть раздавленным, он резко схватил за поводья и повел смирившегося жеребца в большой загон. Закрывая за собой калитку, Гаара, долго не раздумывая, одним прыжком оказался в седле. Глаза животного приобрели бешенные оттенки, и конь встрепенувшись начал кружиться на месте, брыкаться и пробовать скинуть наездника. Мустанг бился о вольер, даже упал один раз, но Гаара все еще держался на широкой спине лошади. Сабаку потянул его за гриву на себя и когда смог достать до уха начал что-то шептать. Конь встал на дыбы и упал на бок, снова вставая, но парень лишь испачкался в грязи.

Бирюзовые глаза были полны безразличия, а мустанг чуть ли не выл от ужаса того, что кто-то посмел оседлать, использовать и сломать силы. Конь разбежался и, откинув назад голову, ударил наездника по голове. Гаара встряхнул темно-красными волосами и, придя в себя от мимолетного помутнения, ударил по бокам, натягивая узды на себя.

С час конь трепал себя и наездника, а потом, запыхавшись и опустив голову вниз, сдался. Гаара тяжело дышал, но все еще крепко держал поводья. Пот сбегал по лицу, капая на черную спину жеребца. Покорить животное, сломать волю и подчинить себе. Он был доволен. Бирюза в темных глазах сияла особенно красиво в ночи, и он победоносно улыбнулся. Зверь внутри успокоился и парень только сейчас понял, что приструнил лошадь, которую его брат мучил около месяца.

Уже уходя из конюшни, он видел, как синее море превратилось в болото… Он «убил» его.



Хината сидела на самодельном столе в конюшне, наблюдая за работой конюха. Канкуро разгружал сено по стойлам. Девушка не знала чем себя занять: все каждый день готовятся к предстоящему выступлению, репетируют, наносят грим. А она сейчас лишняя. Это чувство того, что ты как нахлебник на чужой шее.

Сегодня она проснулась слишком рано и была удивлена оказаться в кровати, когда четко помнила, что заснула на полу от усталости и потрясений.

Сабаку старший остановился у крайнего стойла. Он поставил локти на перегородку и покачал головой. Конь за оградой лежал, не двигаясь и даже не поднимая привычного шума. Его как отрезало. Будто кто-то убил в нем дух дикого мустанга, превратив в тряпку.

- Фудо, да что с тобой? – Хьюга спрыгнула со своего места, не понимая озадаченности на смуглом лице. – Ну же! Вставай Фудо! – Канкуро даже ударил ногой по дверям стойла, но конь и глазом не моргнул, а раньше бы уже точно выбил копытом пару досок.

- Что с ним Канкуро-сан? – он отрицательно покачал головой.

Она хорошо запомнила мустанга, в чьих синих глазах видела море. Но сейчас, когда он поднял взгляд, она ужаснулась. Блеклые, как будто из него выкачали всю жизнь. Он медленно умирал. Она ахнула и с болью посмотрела на парня.

- А что же делать? Ему нужно помочь, - она с надеждой взглянула на конюха, но тот покачал головой.

- Ты как святая, - усмехнулся он, - ему ничем не помочь. Сломанный мустанг не смириться с покоренностью. – И Канкуро подхватив вилы, поставил их в положенное место.

- Но все же… Сабаку-сама…

- Не знаю Хината-чан… Я не знаю.

Сабаку ушел в коморку, где делал кое-какие записи по расходам кормов. А девушка так и стояла, смотря в пустые глаза умирающего существа. Почему так больно? Почему сердце вырывается наружу и хочется плакать? Она, не понимая, что делает, отодвинула засов и зашла. Садясь на колени рядом, совсем перед носом. Ноздри жеребца выдохнули сгусток пара. Фудо тяжело задышал, отворачивая голову. Брюхо то вздымалось, то опускалось.

Столько дикой боли было в этих глазах, что она заплакала обнимая коня за шею. Горячие слезы катились вниз по щекам, падая с подбородка и теряясь в жесткой черной гриве. Он не двигался. Что может случится с сердцем лошади? Что может хрупкая и маленькая девочка? Может ли спасти или согреть? Он и за человека-то ее не посчитал…

В помутневших глазах мустанга она была нимфой. Не живым существом, нет. Аура была настолько чистой, что такая не могла быть человеком. Такая не могла обнимать монстра в лошадиной шкуре. А она обнимала. Сердце билось так быстро: страх и сочувствие смешались, слились в одно целое.

Девушка вздрогнула, почувствовав как его голова легла ей на спину, будто он хотел обнять в ответ. Только улыбка появилась на бледных губах девушки, как ее резко дернули за локоть в сторону. На нее смотрели злые и в тоже время переживающие глаза Тентен.

- Ты с ума сошла! – кричала шатенка, закрывая двери. – Ты хоть знаешь, скольких он покалечил!? Ты хоть понимаешь, что он убить мог?! – Хьюга опустила голову вниз и тихо извинилась. Щеки залились стыдливым румянцем и она, резко развернувшись, убежала.

- Хината стой! – но она уже не слышала, выбегая из конюшни и утирая подступающие слезы.

- Канкуро! – взъерошенный парень тут же выбежал на крики и пожалел. Получив законный подзатыльник, он возмутился и злобно фыркнул на девушку. – Ты что не видел, что Хината в стойле этого беса была?! Да ты вообще ничего не видишь! – она разводила руками и ходила туда суда, а бедняга лишь подумал, что «опять» и, скрестив руки на груди, поддувая спадающую челку, облокотился на стену.



Хьюга так стыдилась своего поступка, что быстрее пули вбежала в здание. Она быстро завернула за угол и тут же упала, столкнувшись с чем-то мягким.

- Ита! – потирая ушибленный зад, на полу сидел Наруто Узумаки. Он выронил какие-то свитки и реквизит. Хината подняла глаза и почувствовала, как сердце выпрыгивает из груди. Она тяжело задышала и опустила голову ниже, чтобы челка скрыла горящие щеки.

- Гоменасай Наруто…

- Кун! – весело оттарабанил он. – Меня все зовут Наруто-кун, ну, кроме теме, он зовет усаратонкачи! – он был таким жизнерадостным, что девушка лишь успела прошептать его имя, как ее вмиг поставили на ноги.

- Извини, - он почесал затылок и широко заулыбался, - э-э-э… Как тебя зовут? – Хьюга замерла. Она и глаза-то поднять боялась, а тут еще и сказать что-то нужно. В одно мгновенье все слова потерялись, заблудились и перемешались в голове, но она собралась с духом и уже хотела сказать, как услышала чужой голос.

- Усаратонкачи! Черт, где тебя носит?! – Учиха схватил парня за локоть и потащил в другую сторону, даря Хинате не самый радушный взгляд. Он посмотрел на нее как на дешевый товар…

- Хината… - тихо прошептала она, когда парни скрылись за поворотом, - меня зовут Хината, Наруто-кун.





[b]5 глава[/b]



- Значит, смотри внимательно, - Цунаде показывала девушке карты подземелий театра. Она снова была в этом жутком подвале, правда, боязнь паутины заставила немного прибраться в старой камере. Теперь даже на бетонной кровати лежал маленький коврик. Призракам ни к чему, а ей не хотелось простужаться. – Мы закончили вот в этом месте. Там есть дверь, но открыть ее нам так и не удалось.

Женщина задумалась и поправила выбившуюся прядь волос. Странно было смотреть на такие жесты со стороны привидения. Она вела себя совсем как живая, и была бы таковой не будь она прозрачной. Рядом мельтешил Джирайа, а Орочимару сидел за старым столом, пытаясь подвинуть кружку.

- Почему Цунаде-сама? – она словно прокрутила в голове события столетней давности, потому что лицо ее сморщилось, брови сошлись на переносице, а пальцы пытались постучать по чему-то твердому, но вновь и вновь проходили сквозь.

- На двери были символы. Древнекитайский, кажется. Сейчас уже не вспомню, - дух пролетела по комнате и села за стол рядом с Орочимару.

- Я поведу тебя красавица! – Хината кивнула, смотря, как воодушевился седой мужчина. Цунаде недовольно хмыкнула и отвернулась. Ведь этот любитель французских лягушек был единственным, кто мог проводить девушку до положенного места. Почему именно он, и что не дает им надолго покидать темницу, ей не объяснили.

Они снова оказались в просторных холлах театра. Под землей Хината чувствовала себя очень неуютно и не скрывала страха, а вот снаружи ей было хорошо, и дух, болтающий без умолку, уже не смущал.

Джирайа рассказывал, как они путешествовали по миру в поисках гребней, как было иногда страшно, а порой весело. Она настолько сильно увлеклась его рассказами, что в открытую смеялась и спрашивала. Проходящие мимо люди сторонились девушки, которая разговаривала сама с собой.

- А мне казалось, что Орочимару-сама очень грустен. Не могла и представить того, что он весельчак! – она хихикнула, прикрывая рот ладошкой и снова начала слушать. А мужчина и не думал замолкать или останавливаться. Только стоя у входа в библиотеку театра, он замолчал и покосился на дверь.

- Дальше мне нельзя Хината-тян, но объясняю сразу: в центре стоит подставка с огромной книгой, повернув на север, ты пойдешь прямо к стеллажу. Там, напротив, на пятой полке снизу, будет большая, уже наверное, пыльная, - говоря про пыль он мечтательно закатил глаза. – Книга. Достанешь ее и нажмешь на рычаг внутри.

- А обратно как Джирайа-сама?

- А там рычаг есть, - было сказано так флегматично и просто, как будто она и сама могла догадаться. Он помахал ей полупрозрачной рукой и улетел, скрываясь в коридорах. Хината еще раз посмотрела на свиток в руках и смело шагнула внутрь.

В библиотеке, казалось, гуляет только пыль. Было очень тихо и пусто. Место довольно странное: круглая комната с высотными стойками до потолка. Где-то в углу была лестница и лишь один маленький столик, чтобы сесть и почитать.

Хьюга сразу же нашла подставку с книгой, а вот с направлениями света запуталась. Она около пятнадцати минут мучила разные книги, но ничего не выходило, пока под руку не попалась красная библия в шелковом переплете. Она действительно была очень пыльной и старой. Казалось, открой и посыплется песок. Стоило ей дотронуться до стеллажа, как на другой стороне зала отъехала дверь-стенка, открывая вид на новые катакомбы подземелья.

Неуверенными шагами она подошла к порогу между светом и кромешной тьмой. Шаг вперед и дверь сама, скрипя каменными плитами, захлопнулась за спиной, посылая сильный порыв созданного ветра. Не было ни факела, ни даже свечи, но почему же тогда эта пещера светится? Почему темнота отступила?



Делая первый робкий шаг на освещенный голубым сиянием пол, девушка замечает, как это место отдает фиолетовым свечением и потухает. Глаза наполнены страхом и восхищением. Никогда в своей короткой жизни она не могла видеть такого чуда. Никогда и не сумела бы представить, что возможно оказаться в лазурной пещере, где со стен стекали капли воды, разбиваясь о пол и создавая этим фейерверк из точечных мерцаний.

«Ты обещала им помочь, ты дала слово Хината! А раз так, то пути назад нет. Ты докажешь не только этим потерявшимся в пространстве миров духам, но и себе, что не слабая, что способна на все!»

Хьюга еще раз ступила вниз и, привыкая к эффектам странного света, уже увереннее пошла вглубь пещеры. Под ногами пробегали мокрицы, вероятно, появившиеся из-за такой сырости. Влажный воздух не позволял вдохнуть полной грудью, а вода была холодной…

Ее танкетки промокли насквозь, но девушка побоялась снять обувь, ведь легко могла поскользнуться и упасть. Она потеряла счет времени и боялась, что никогда не найдет заветный поворот, про который говорила Цунаде. По словам духов, именно там находится та дверь, с символами. Но это еще не самое страшное и сложное.

Она увидела яркое свечение из стены, чуть дальше того места, где сейчас находилась. Минутное замешательство, и вот Хината уже идет в первый поворот. Сильный свет ничего не дает разглядеть, и шаг вперед сопровождается криком.

Она скользила вниз по крутому склону, пытаясь хоть как-то остановиться, но руки и ноги не находили ни малейшего выступа, ни единого углубления. А когда по ступням прошла волна сильной боли, она поняла, что остановилась у той самой двери.

Мокрая, словно только из купальни, Хьюга поднялась на, все еще болевшие, ноги и уперлась двумя руками о гладкую дверь. Та была очень холодной и влажной, но самое главное, такой же скользкой, как и все в этой пещере. Хината посмотрела наверх и чуть не плача осела на пол. Ей отсюда не выбраться.

Ноги подкосились, и акробатка снова оказалась на мокром полу. Опираясь спиной об эту странную дверь без намека на то, что она вообще должна как-то открываться, Хината ударила маленькими кулачками по воде и посмотрела наверх.

В зеркально-искаженном потолке отражалась она сама. Никаких иероглифов на стенах или двери не было. Ее обманули? Пошутили? Или их компании духов мало себе подобных? Она всхлипнула и обняла дрожащими руками холодные колени. Было слишком холодно.

Слезы тонкой дорожкой побежали по щекам, теряясь в длинных рукавах короткого топа. Еще днем, может, ее кто-то и услышал бы, а сейчас вечер, все на спектакле играют свои роли, а она медленно будет умирать от голода. Страх сковал все тело и нервы сдали. Девушка резко поднялась на ноги и начала стучать кулаками по двери, но лишь свечение от ударов и больше ничего.

Когда сил на удары не осталось, она рухнула на колени.

- Ками-сама за что? – тихо-тихо. – За что?! – громче и громче становился голос, но через минуту затих…

«А что ты хотела? Это наказание за твою бесполезность и доверчивость. Ты всего лишь рабыня. Якорь не дающий плыть дальше. Сперва приют, потом цирк, теперь театр, а в конце смерть…»

Хината усмехнулась собственным мыслям: грустно, с иронией и болью была та усмешка.

- Помогите… - сквозь слезы повторяла она снова и снова, ведь умирать не хотелось…







Часы в главном холле пробили полночь. Зрители уже разошлись, а актеры давно покинули сцену. Она сидела на краю лестницы, на самой верхней ступеньке. Весь задор, вся сила и язвительность куда-то исчезли. Его нет рядом, значит больше не стоит грубить, кричать и быть не собой. Хотя почему же не собой? Карин была действительно еще той стервой и дрянью, но только рядом с ним. Без него весь этот фарс не имел смысла.

И сейчас, когда все улеглись спать, а он снова пошел к какой-то кухарке, а может быть портнихе – неважно. Просто они слишком разные, чтобы быть вместе и слишком похожи, чтобы разделиться. Толи он это специально, толи действительно не нужна.

Может она просто придумала себе эту странную любовь, страсть и мнимый успех? Когда она была лучшей, он всегда был рядом, а теперь, когда она стала актрисой второго плана, он исчезает из ее жизни.

Так, посидев еще немного, она резко встала и, метнув подол театрального кимоно, ушла в свои покои, где нет его, нет ее, нет и их…





Она слышала, как бьют полночь часы и понимала, что спасать никто не будет. Но как только стоило смириться с участью смертника, дверь за спиной исчезла. Хината упала на спину и спустя мгновение резко поднялась. Наверное, пора привыкнуть к чудесам. Как и не было этой преграды. Хьюга стояла на четвереньках и ошарашено смотрела вокруг. Мокрые волосы упали на лицо, но это не помешало увидеть теплое каменное подземелье без светящихся потолков и стен. Огромная дверь, про которую говорили духи, действительно была, и на ней четко вырисовывались тысячи иероглифов.

- Спасибо, - слова в пустоту, и пусть никто не услышит, но радость спасения, а может и того что ее не обманули, придала сил. Девушка быстро поднялась с колен и увидела рычаг.

- Так вот о чем говорил Джирайа-сама! О боги! – Хьюга в миг оказалась у двери и быстро пробежалась глазами по древним знакам. С собой был лист бумаги и карта, девушка, не теряя времени, села на пол. Ни кисти, ни другого орудия для переписки символов не было, и она, окуная мокрые пальцы в грязь, писала.

Сколько Хината просидела тут, в спешке переписывая иероглифы, она не помнила, но когда закончила, то ужаснулась. Вся карта, все листы и стороны были в записях. Хорошо она помнила и писала по порядку, иначе все это не разобрать. Схватив листы уже окоченевшими пальцами, акробатка подошла к рычагу и с усилием надавила. Тот поехал вниз, а стена рядом начала крутиться вокруг своей оси перенося девушку все в ту же библиотеку.

В голове стоял лишь один вопрос.

«Как!?»

Как возможно, что она оказалась там же, где и была по началу?! Грязная, замерзшая и очень уставшая, Хината медленно побрела к себе. По дороге до комнаты-чердака она не встретила никого. Отложив записи и карту, достала ночное кимоно и полотенце.

До купальни оставалось несколько шагов, но, услышав шум и чью-то возню, девушка испугалась. Из отъезжающей двери вышел парень с полотенцем на голове. В темноте было видно лишь бирюзовые глаза. Гаара, завидев в такой поздний час девушку, немного удивился, но виду не подал, а лишь прошел мимо не удосужив ее даже приветствием…

Правда от девушки, как и тогда, пахло сыростью и землей, что не ускользнуло от чуткого обоняния и в этот раз. Чем же занимается новенькая?

Его следовало бояться, Хината и боялась, не смея сделать лишнее движение. Но что-то так напомнило ей в этом взгляде Фудо, бедного погибающего мустанга, которого еще вчера, рано утром, она старалась спасти.

Ведь все живое спасает любовь. Она верила в это. Нежно и преданно верила. А еще знала, что ни за что не бросит потерявшуюся душу животного и вернет тот живой оттенок море-глаз.

А пока тихо залезет в теплую воду и расслабится, а завтра зайдет к лекарю за травами, ведь может и заболеть.
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Flora (архив) » 31 Jul 2011, 09:12

[i]Название: [b]lupatria[/b]

Автор: Flora

Бета: kaede

Фэндом: Naruto

Персонажи/пейринги: Знаете даже я их не знаю. Пока основные Хината\Гаара: Ино\Наруто: Ино\Дейдара: Карин\Суйгетсу: Сакура\Сасори: Хината\Саске

Размер: миди

Жанры: драма

Рейтинг: NC17 может и выше

Предупреждения: возможен ООС героев, грубая лексика.

Статус: пишется

Дисклеймер: Масаси Кисимото, все права принадлежат ему, автор ни на что не претендует

От автора: счастливого конца не будет![/i]





[b]3 часть

[/b]



Сидя за школьной партой, она смотрела в окно и прокручивала вчерашний разговор. Это было странным, непонятным и каким-то отчужденным. Готова ли девятнадцатилетняя девушка на такое?

Еще подростком она мечтала о сексе после свадьбы, и тут ее мечта сбудется, но ведь не любит этого человека, совсем не любит.







***

Кошачья походка и такие воистину завораживающие глаза. Мужчины глотали слюни, ерзали на местах и открывали рты. Резкие движения в тон музыке, красивые па и такая сексуальная девочка.

Хьюга старалась как можно лучше станцевать, как можно красивее и нежнее. Длинные волосы взметнулись в сторону от одного резкого поворота головы. Ноги немного подкосились, но она тут же вильнула бедром и вернулась в прежний ритм.

Обняв ногой шест, девушка легко сделала оборот вокруг оного.

В чем секрет танца? Почему каждый готов отдать душу за такое тело и такую сексуальность. Ведь она ничего необычного не делает.

Главное попадать в нужный такт, а все остальные движения не важны. Тут все выступление идет от того, что ты сама управляешь своим телом, сама придумываешь себе роль. И медленно спускаясь в одних трусиках со сцены, ищешь клиента.



Стоило ей пройти по всему залу, оглядывая похотливых кабелей, как кто-то в самой темноте заинтересовал ее взгляд. Оттуда на нее смотрели с призрением и смехом. Кто же такой умный?

Подходя ближе, она начала различать черты лица.

- Ну что? Обслужишь меня, Хината Хьюга!

- Учиха!





Быстро надевала штаны, успевала застегнуть ремень, а заодно и распустить волосы. Девушка, словно ошпаренная выбежала из гримерной, направляясь к главному выходу. Ведь, зная его, она понимала, что Учиха пойдет искать ее у черного входа, а если не найдет, то тогда приедет к ней домой.

Видеть его? Зачем все это? Для чего окунаться в прошлое снова? Она не хотела вдаваться во все эти вопросы и, быстро протиснувшись сквозь толпу, зашагала в сторону больницы, придерживая капюшон толстовки, который так и норовил съехать с ее головы из-за сильного ветра.

Хьюга достаточно далеко отошла от клуба, сев на скамейку, запустила пальцы в спутанные волосы и тихо так заскулила, вспоминая его, ее, и то, что было между ними…



[i]Ей тогда только исполнилось пятнадцать и все казалось таким милым. Она была скромной, тихой и милой девочкой, которая тайно любовалась и восхищалась Им. Ей ничего не было нужно – у нее было все, чего пожелала бы душа. Но хватало видеть эту лучезарную улыбку каждый день, чтобы быть счастливой.

Хьюга Хината была девочкой из очень богатой семьи, где от рождения учили всему тому, что принято в высшем обществе. Одевали, учили, указывали, все это было не в тягость, но и радости особой не было. Вечно работающий отец, занятая мать и лишь возня с младшей, еще глупенькой сестрой, приносила удовольствие и веселье.



В школе у нее не было друзей: все одноклассники были жестоки и грубы, ведь дети богатых семей не умеют ценить чувства и эмоции, но если все в классе старались ее не замечать, то был один человек, который делал ее жизнь адом.

Учиха Саске, этот мальчик старался как можно сильнее ее обидеть и задеть, унизить. Для него было забавой видеть как она страдает и мучается. И ведь шутки были вовсе не детскими, а очень грубыми, злыми и пошлыми.

А вот его лучший друг был напротив очень добр и мил, его и любила Хината, но мальчик в упор ее не видел. Он был первой ее любовью, которая продолжалась очень долго, пока один роковой момент не изменил ее жизнь…

[/i]

Встав со скамейки, Хината медленно побрела в сторону спального района, ноги сами несли ее к такому знакомому дому, странному человеку и тому теплу, которое хотелось ощутить вновь и вновь. Небо сейчас показалось ей чем-то страшным. Хьюга отгоняла воспоминания, но они как на зло лезли из памяти, дарили боль и слезы…



[i]Девочка и ее старший брат сидели в подвале. Она старалась не плакать и не шуметь, ведь там, наверху, люди с пистолетами, и они застрелили ее отца, мать и младшую сестренку. Неджи был двоюродным братом, потерявшим своих родителей еще давно. Но его трясло так же, как и его сокровище. Девочка, сидевшая рядом, билась в немой истерике, в глазах читался ужас и боль, которые не передать словами.

Хьюга еще долго просидели в том подвале, не издавая ни звука, потом им удалось убежать. Оставшись на улице без денег и еды, они не знали, что им делать.

Спустя некоторое время Неджи устроился на работу на какой-то склад, и они сняли комнату в домике на окраине. В школу Хината больше не ходила, лишь сидела дома и занималась хозяйством. Брат не позволил ей работать. А как хотелось увидеть Наруто-куна! Как же ей было тяжело без его улыбки и смеха.



Но жизнь была к ней несправедлива. Рано утром, когда брат уже ушел на работу, на пороге их комнаты появился он. Саске знал все о случившемся, знал, понимал… и воспользовался.

Учиха знал слишком много, чтобы маленькая, еще такая глупая Хината могла отказаться. Еще недавно она нашла справки от врачей у старшего брата и понимала, что он больше не сможет работать, ему нужно лечение, без которого он не выживет, а тут тебе предлагают все взамен одной маленькой вещи – ее.



Она помнила все: как было больно и противно от себя самой, какой он был грубый, дерзкий и требовательный. Еще неопытная и невинная, она делала все чтобы ей не сказал этот дьявол и проклинала себя за это.

А потом он ушел, а с его уходом, жизнь покатилась к обрыву, медленно падая в бездонное дно. Брат впал в кому, требовалось лечение, которое первый год оплачивала семья Учиха, но ведь надо было на что-то и ей жить.

Проституция захлестнула ее не сразу, зато теперь она не могла выбраться, исчезнуть или раствориться.

Она перевелась в новую школу, где не было ни Наруто, ни Саске, никого, кого бы она знала, но там была девушка, такая же избитая жизнью как сама Хината, Яманако Ино. Она и стала ее подругой и поддержкой.[/i]



Хьюга остановилась перед дверью. Она даже не заметила, как оказалась у порога. Прошлое так захлестнуло, что реальность потеряла свои очертания. Хината иронично улыбнулась и села на ступеньки. Какого черта она тут расселась и чего вообще ждет?

Но дверь за спиной тихо скрипнула, и стоило ей поднять голову, как увидела Его.

- Хината. Это вы?

На его вопрос она ничего не ответила, просто резко встала и, быстро оказавшись рядом, обняла. Крепко-крепко, не давая возможности ее оттолкнуть или убрать. И когда его обе ладони легли на хрупкие плечи, она заплакала. Впервые за долгое и мучительное время она себе такое позволила.

- Я знал, что вы придете.



***

Приемное отделение…

Она уже возненавидела все и вся за такую вот систему. Сидя в приемной, Карин прокляла всех беременных женщин на свете. Эти «клуши» так мило обсуждали пинетки, памперсы, пеленки и ползунки, что ее аж затошнило. Словно разъяренная волчица, она готова была сожрать каждого, кто хоть раз ей напомнит про то, что она в роддоме.

- Девушка! – кто-то нагло оторвал ее от мыслей про убийство всех присутствующих. Карин боялась, что от мечтаний до действий ее отделял один шаг.

- Да! – рядом сидящая женщина аж подскочила.

- А вы тоже к доктору? – бедная будущая мамочка, чуть не взвыла от ужаса. Она попыталась сделать вдох и успокоиться, но эта мамаша так ей улыбалась, что Карин сорвалась.

- Слушай, корова! Ты что овса переела!? Неужели не понятно, что сидя, блять, в родильном доме, на приеме у врача, в этой гребанной очереди, я не сюда?! И после всего этого, у вас хватает ума в вашей тупой башке спросить такое?! Нет вашу ж мать я не на прием! Я блять тут просто жопу отсиживаю! И вообще вы все меня бесите! Господи. Сколько можно говорить о детских штанах, трусах, соплях и колясках! Да вы как сопли по тарелкам! А! Достали!

Ей стало так хорошо, когда она все это сказала. Зато вот весь зал сидел в ступоре. Карин это ни сколько не смутило, но вот милая улыбка этой несчастной ее пугала.

- Знаете. Я такая же была злая в первые месяцы, вы ведь на первом?

Карин только страдальчески взглянула на эту умалишенную и, закатив глаза и подперев подбородок, отвернулась, мол достали вы меня все со своей беременностью.



Когда подошла ее очередь, она спокойно встала и, стуча каблуками, направилась в кабинет врача. Карин четко решила, что родит этого ребенка, не смотря даже на то, что ей придется очень сложно с финансами и воспитанием. Ну, если бросить пагубную привычку «курить», то все вообще будет шикарно.

- Добрый день, мисс …

- Не заморачивайтесь, Карин, - пожилая женщина ей улыбнулась и попросила лечь на кушетку.

Когда делали узи, будущая мать лишь молча смотрела на изображение еще не родившейся жизни и слушала доктора. Старушка что-то говорила про роды, кормление, развитие и питание, но как-то все это не укладывалось в голове. Была лишь одна мысль о том, что спросить ведь не у кого. Мать была проституткой и умерла еще при родах, отца у нее никогда не было, поэтому еще младенцем она попала в детский дом, а потом в семью, где ее в принципе никто не любил и даже за человека-то не считал…

- Я вам дам направление, где вы сдадите анализы. Еще раз убедимся, что все хорошо.

- А? Да, конечно, - девушка отвернулась к окну и как-то отрешенно посмотрела на улицу. Никогда не любила осень, тем более такую раннюю.

- Харука-сан?

- Да, деточка.

- А я могу, ну, допустим, консультироваться? Просто у меня, ну это… - Карин не знала как сказать то, что у нее и подруг нет толком, и опыта, и вообще ничего нет такого или кого-то такого.

Кажется, старуха была очень умной и догадливой.

- Держи, - она протянула ей визитку, где уже что-то написала. – Это мой домашний номер, звони в любое время.

И она ушла. Не раздражала даже эта глупая улыбка и настроение, которое менялось как погода, только вот есть хотелось до ужаса, при чем не овощей, фруктов, как это делалось обычно, а гадости! Да! Именно гадости. И плюнув на всё и вся, Карин направилась в ближайшее кафе с фастфудом.



***



- Так! Значит, смотри… - Наруто с видом знатока расхаживал по огромному складу бытовой химии и канцтоваров и показывал что куда и как.

Ино облокотилась о бетонную колонну, думая о том, что ее прошлая работа была куда легче и требовала меньше усилий, да и работу мозга она там сильно не прикладывала, а тут что, куда, как, да еще и посчитай.

- Ты издеваешься да?! Скажи что это так!

- Ни чуть, я сам тут раньше работал, - он так воодушевился, когда начал вспоминать про свою старую должность, и когда Яманака спросила, кем он работает теперь, то парень тут же поутих и замолчал.

- Не важно.

- Ну как хочешь, - она пожала плечами и подошла к огромным коробкам рядом с выходом. – А там что?

Она обернулась на него и увидела хитрую, но такую добрую улыбку, что не сдержалась и улыбнулась в ответ.

- Что? Что ты так смотришь?

- Там рычаг! – Наруто пытался сказать это без смеха, но не выдержал и заржал во весь голос.

- В чем подвох?

- Дерни! Нажми на него! Ха-ха-ха-ха!

- Дурак!

Но чтобы она не думала, любопытство подводило и стало так интересно что там, почему он так смеется? Ино понимала, что это явно не просто так, и она окажется в глупой ситуации, но все таки надавила на рычаг.

По большому залу раздался мгновенный визг, который был в прямом смысле завален, заглушен тысячами рулонов туалетной бумаги.

Узумаки чуть ли не валялся на полу от смеха, пытаясь что-то сказать, но из всех слов Яманака услышала только фразу «у меня истерика».

- Ты королева туалетной бумаги! Бля-я-я…

- А ну заткнись! – Ино еле встала из этой горы и запустила рулоном в парня. Тот в свою очередь весь раскрутился и даже не долетел до нужной цели.

- Ино ты криворукая!

- Идиот!

Она быстро начала хватать снаряды и запускать их в свою мишень. Парень бегал, как мог, но по голове все же получил. Они бегали, визжали и смеялись до слез, насколько это было весело. А потом Наруто умудрился замотать девушку с головы до груди.

Стоя вот так вот без движения и возможности пошевелиться, Яманака почти не слышно сказала.

- Размотай меня!

Он держал ее за плечи, смотрел и не видел мумии закутанной в «бинты», он видел девушку, которую так хотелось поцеловать.

Руки слегка напряглись, когда он медленно начал распутывать несчастную. Ино была красная и очень рассерженная, но увидев впервые такой серьезный взгляд, удивилась.

- Ты чего так на меня смотришь? Что-то не так? – он покачал в ответ головой и провел большим пальцем по нижней губе. Яманака вздрогнула.

- Наруто, не надо… - глаза были испуганными. Она не поцелуя боялась, нет. Прошлое, оно тихо скребло внутри, медленно раздирало душу. – Я…

Но он снова покачал головой и улыбнулся. Нежно так, так ласково, что на секунду девушка даже поверила в свою невинность перед этим миром. И когда его теплые губы прикоснулись к ее порочным, грешница забылась в страсти. Окунулась с головой в свой новый мир, где нет боли прошлого, его ужаса и мерзости.

«Господи, дай мне второй шанс!»

***



Хьюга лежала на его коленях и еле слышно сопела. Длинные волосы он перебирал пальцами и непрерывно смотрел вперед. Страшная картина. Словно она была жертвой, а он маньяк, чьи глаза странно блестели в темноте комнаты. Будто сумасшедший, смотря в одну точку, Гаара думал о чем-то своем, путая ее локоны.

Знал бы он, что такая душа существует немного раньше, год или два назад, может и спас бы ее. Но жизнь такая непредсказуемая, что ничего не предугадать. Что случится через день, час…

Сабаку даже не двигался, боялся ее разбудить. Ведь девушка так крепко сжимала его талию, настолько, что он даже боялся дышать.

Но идиллию момента нарушил резкий звонок ее телефона. Сабаку по звуку резко схватил раскладной мобильник и, открыв крышку, тихо ответил.

- Извините, что так поздно, но у меня для вас плохие новости.

- Простите, но Хината сейчас спит. Что-то важное?

- Да, сэр. Ее брат скончался сегодня ночью. У него остановилось сердце… - парень сжал трубку, так что та аж заскрипела.

Он не стал ее сразу будить, лишь закрыл телефон, поцеловал ее нежно в лоб и прошептал, что не бросит. Девушка этого не услышит и не узнает, но сердце предательски забьется в бешенном ритме, а кровь забурлит с новой силой.

- Хината, - он аккуратно ее растолкал, - тебе звонили из больницы.

- Что? – было сказано сквозь сон.

***

Было как-то не по себе. Тошнило постоянно, хотелось есть, но в то же время ничего не хотелось! Сейчас бы хватило одних его объятий, но их не будет. Уже ничего такого не будет. И почему она не смогла уснуть до самого утра. Сколько уже?

Карин подняла глаза и посмотрела на часы, висевшие над дверью в кухню – девять утра. Неужели она просидела тут всю ночь наедине со своими страшными мыслями. Девушка потерла глаза и сонно зевнула. Она решила все-таки пойти спать в свой единственный выходной.

Как только она дошла до постели и уже хотела плюхнутся и уснуть, как зазвонил мобильный.

- Какому идиоту не спится в такое время!?

Она резко развернулась и схватила несчастную машинку.

- Да! – слишком громко, слишком грозно, слишком…

- Госпожа Карин-сан? – в трубке слышался испуганный голос пожилой женщины.

- Да, это я.

- Мы проверили ваши анализы. Не могли бы вы придти сегодня? – девушка готова была уже кинуть телефон в стену второй раз, но передумала.

- Может, вы скажете по телефону?

- Это не телефонный разговор, и я…

- Да вашу ж мать! Что случилось! Скажите нормально! Не мямлите! – она расхаживала по комнате как фурия, гляди того набросится.

- Вам нельзя рожать. Если вы решитесь то вероятность того, что вы выживете очень маленькая.

Карин остановилась. И как-то голова закружилась, стало не по себе, и если бы она не села на кровать, то, наверное бы, ноги подкосились сами, и девушка бы упала на пол.

- Я приду. Через часа два буду, – голос у нее был как неживой и, положив телефон рядом с собой Карин заплакала. Неужели она повторяет судьбу матери?
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 08 Aug 2011, 14:12

Привет, дорогая! Я снова тут! l[b]upatria[/b]... Представляешь, я даже не знаю. как это можно комментировать! Такая бешеная смена настроений, просто дух захватывает! Но история Хинаты произвела наибольшее впечатление - грустно, жестоко, но очень красиво и просто, многое встало на свои места, очаровательное зрелище, если все себе представлять. Отношения Ино и Наруто заставили улыбнуться - но тут такой сумбур настроений - шутки, самых натуральный смех, но одновременно размышления Ино, постоянные ее воспоминания заставляют перейти от смеха к тяжелым раздумьям, ты постоянно говоришь о том, что не все так просто... но за королеву туалетной бумаги тебе отдельное спасибо)))

А вот все, что касается Карин, я читала с особым вниманием - здесь ты показала ее совершенно с другой стороны, такая Карин вызывает уважение - замечательный персонаж, будет очень жаль, если она откажется от решения оставить ребенка либо умрет. Ну просто по-человечески жаль ее, она тебе удалась просто великолепно!

Собственно говоря, впечатление от произведения непередаваемое и по мере продолжения оно не меняется, вот что главное))) Спасибо тебе, удачи и поскорей бы проду)))
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 27 Aug 2011, 23:04

Пользователь Driadella отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуй, Flora-сан. * глубокий вдох* Примешь нового читателя?

[i][b]По ту сторону зеркал[/b][/i].

Первое впечатление, когда я только-только начала читать этот фанфик – это приятное удивление. Приятное оттого, что такого я еще никогда не читала. Все так жизненно, как будто вот через скрытую камеру за ними наблюдаю… Тяжело видеть, когда ставшие друзьями, близкими, люди улыбаются с грустью и очень редко могут быть самими собой. Прямо хочется взять их за руки и соединить!

Поразила жизнь Сакуры – столько жестокости на ее молодую голову! С трудом читала момент смерти Айни.Сильно хотелось плакать. Не представляю, как человек может пропустить весь такой ужас, всю скорбь через себя. Это ж сколько времени понадобится, чтобы снова научиться улыбаться со всей душой?.. Но Сакура молодец, держится).

Вот Наруто не устает веселить. Ну, кто еще смог бы показать язык незнакомому человеку?! *Кстати, сколько ему там лет? оО* Катрина – тот еще чертик в мутном болотце, но дико понравилась. Особенно в сцене драки с Тен-Тен. Бурное восхищение вызвали эти боевые ленты, впервые слышу про такой вид оружия. Вспомнила какой-то фильм(вот только названия не помню), где две девушки дрались длиннющими желтыми шторами оО. Саскеее… Какой-то...странный( америку открыла, знаю =.= ). Чересчур без эмоций, правда, срывается иногда, и не без помощи других ^^. Как ни старалась, не могла представить его лицо, когда Сакура с глупенькой улыбкой его «ощупывала». Так на смех пробило, что воображение махнуло ручкой и отказалось работать…

Фанфик зацепил, пиши дальше! Задумка классная и просто обязана быть законченной!



[i][b]Слышишь…[/b][/i]

Боже, это нечто… Один из моих самых любимых пейрингов! Вот привыкла читать их вечно ссорящихся, а тут – БАЦ! –романтика, легкая повседневность… Момент «выдачи» Карин – если бы не прочла пейринг, то подумала бы, что Карин продали кому-то оО . Поэтому такое облегчение, что это именно Суйгецу ее вытащил! Раз Карин могла отвечать только жестами и мимикой лица, думаю, Суйгецу было так же приятно ее дразнить, как если бы она могла говорить… А лицо Карин по отношению к водяному демонстрирует просто потрясающую коллекцию эмоций ^^.

До последнего надеялась, что к ней вернутся и речь, и зрение. Мозг тут же нарисовал картинку, и я уже представляла Карин, вот она лежит на кровати и беззвучно открывает рот, но проходит минута, и я почти что слышу тихий хрип, переходящий во все более громкий голос…

Тронули слезы каппы в конце…



[i][b] Lupatria[/b][/i]

Я обещала написать отзыв о этой работе о-о-очень давно, и вот, совесть не выдержала и притащила меня за шкирку …

Рассказ переливается суровой реальностью через край. Ты взяла персонажей, кинула их в жизнь и вот, мы наблюдаем за ними, за тем, как они выкручиваются, как пытаются выжить.

Хината... ох, что бы она ни вытворяла, все равно я вижу ее маленькой беззащитной девочкой. Конечно, хентайные сцены местами шокируют неожиданностью, но ведь все это Хьюга делает для единственного близкого человека… Понимаю, что ты по сюжету ее так окружила корыстными людьми, но, имхо, можно было оставить какую-нибудь лазейку…* появления которой я с нетерпением жду ^^* А может быть, я просто невнимательно читала. Может, появление Гаары и есть та самая лазейка, невидимая опора для нее. В любом случае, я держу за нее кулачки)

Вот насчет Гаары. Его слепота поразила меня похлеще, чем работа Хинаты. Нравится мне этот пацан, ох, как нравится… Все понимает, обо всем догадывается, знает, что лучше не задавать лишних вопросов.

А Наруто с Ино? Просто замечательная парочка! Наруто мне кажется таким большим теплым солнышком, лучи которого так не хватают обледеневшей и уставшей душе Ино. * А кстати, почему Наруто подворовывает, если у его дяди есть работа? Или вакансия была только для девушек? *

Чую я, не скоро еще «королева туалетной бумаги» забросит свою… работу. Даже страшно за нее, вдруг ее Забуза найдет? Нет, я, конечно, не верю, что они случайно встретятся, когда Забуза решит пойти за покупками…хотя…* вот это сцена… Стоит Ино возле полок с т.бумагой и одним экземпляром в руке, уголки губ «притянуты ниточками» к ушам… У Забузы падает с рук корзиночка с продуктами… и пропадает интерес к блондинкам. Эх, вот это было бы… В общем, меня понесло…*

Личность Сакуры, честно, пока не заинтересовала. Но понравилось то, как ты представила ее в непривычном свете. Отрицательным персонажем.

Кукол я еще не дочитала, поэтому оставлю свой комментарий к нему и к еще нескольким работам позже, хорошо?

Так, вроде бы все высказала!

Побольше сил и вдохновения! [i]Закрывай окно на ночь, чтобы муз не улетел [/i]^^.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Flora (архив) » 12 Oct 2011, 22:48

Дорогие мои девочки, большое вам спасибо за отзывы. очень приятно, конечно, очень-очень.

Уж простите студентку за то, что я тут так редко начала выкладываться, за незаконченные старые работы. Я их часто пересматриваю и закрываю, не могу взяться, нет уже того настроя как раньше. Почему-то стала замечать насколько идеализировала все то, что писала. Я не бросаю ничего из того что имею тут, ни одну работу, просто откладываю в дальний ящик.



В этой работе могут быть недочеты, ляпы в текстах, не ошибки нет, а авторские дурости))) Но я почему-то ее люблю, странно но этот текст словно часть меня. как же не любить-то)

[b]Lupatria

Бета: Каеде.

Часть 4[/b]





Похороны…

Она стояла у могилы брата и пустыми глазами смотрела на мемориал. Как-то так получилась, что все, все чтобы она не делала, оказалось зря. Если бы знала исход, переспала бы она тогда с Учихой, стала бы работать шлюхой? Девушка истерично засмеялась, совсем тихо, но, казалось, еще минута и сойдет с ума.

Хината упала на колени и продолжала смеяться сквозь слезы. Надпись на камне с каждым разом приносила все больше боли и отчаяния. Ради чего теперь жить? Как себя оправдать перед ним? И нужно ли это оправдание?

В старые времена, рабам, преступникам, даже некоторым гейшам ставили клеймо. На ней нет выжженного знака, тело совсем чистое, но душа. Хьюга чувствовала, что если ее не спасут, она уже никогда не выберется из собственного бессилия.

- Хината, - ее тихо позвали по имени, и девушка, вытирая кулаком слезы, обернулась. Позади стояло ее спасение. Слепое, холодное, такое же безжизненное, но спасение. В нем она видела жизнь. И если бы не этот человек, то смысла бы точно не было.

- Мне кажется, что нам пора, уже холодно. Пойдем? – Гаара подошел ближе и протянул руку. Какой же глупый, ведь ему самому нужна была помощь. Но ее маленькая ладонь все-таки легла в его большую. Парень помог ей встать.

Он аккуратно дотронулся левой рукой до ее щеки и вытер слезы. Обнимать его, это уже стало привычкой, стало необходимостью, нуждой.

- Только ты не бросай меня! Не бросай, прошу! Гаара!

Сабаку не произнес ни слова, лишь только погладил ее по голове и поцеловал в лоб.

- Идем?

- Да, пожалуй…

Она последний раз взглянула на могилу брата, и все еще крепко держа его руку, пошла следом.



Уже находясь в ее маленькой квартирке, оба молча перебирали вещи ее Неджи. Точнее Хината пыталась все сложить по пакетам и сумкам. Гаара же сидел на диване, читая свою книгу, а она рядом, на полу, окруженная небольшой горкой вещей.

- Слушай, может, ты заберешь его диски? Брат любил классику, думаю, тебе понравится? – Хьюга посмотрела на красивую иллюстрацию коробочки и перевела взгляд на своего спутника.

- Нет, спасибо. Лучше избавляться от всех вещей и сразу. Зачем хранить прошлое? – может быть, он и был прав, но девушка отложила диск в сторону, чтобы потом спрятать и, наверное, слушать каждый вечер.

- Хината? – девушка снова отвлеклась.

- Ммм?

- Может, ты переедешь к нам? Тебе не придется платить за квартиру, если только готовить, - он как-то смешно улыбнулся, а может все-таки это была скрытая ирония и грусть.

- А твой брат? – парень нахмурился. Хината очень отчетливо видела, как он опускает взгляд, по привычке, нежели просто так. Смотря в его покрытые дымкой глаза, она почему-то хотела улыбнуться, но не могла.

- Думаю, ему все равно.

- Давай, я сдам экзамены, защищу дипломную работу, и тогда мы посмотрим. Хорошо?

- Угу…

Продолжая смотреть на него, Хьюга опустила голову, переводя взгляд на вещи. Глаза заметались в поисках чего-нибудь. Просто вещи. Не важно какой она будет, просто так. Потому что нужно. Необходимо.

Порой его это безразличие пугало, но оно напускное, оно понарошку, как бы сказали дети. Ведь все это время он был рядом. Все это время Хината могла рассчитывать на внезапно появившегося человека в ее жизни. И каждый раз, лежа на его коленях, чувствуя, как Гаара перебирает ее волосы, гладит по голове, хотелось благодарить богов за то, что такой как он есть.

Сабаку все еще читал книгу, а Хьюга собирала последние вещи. Она встала, отнесла последний пакет в коридор, чтобы потом не забыть выкинуть и, вернувшись в комнату, посмотрела сперва на него, а потом на лежащий диск в углу. Лицо озарила гримаса боли и безысходности.

- Прощай нии-сан… - читая книгу, он услышит лишь шорох ее тапочек и лунную сонату. Музыка тихо наполняла помещение, пока она лежала на полу и боялась потревожить это мгновение даже мыслями, даже мыслями…



***



Она ненавидела холод, а тем более снег. В ее жизни слово «ненавижу» встречалось куда чаще остальных слов. Из-за морозных дней приходилось тепло одеваться, а с росшим не по дням животом это казалось мучением. Карин прошлась по комнате, посмотрела в зеркало и надула губы.

- Я корова! Нет, я реальная корова! Урх! – возмущение росло с каждой минутой, как и чувство голода.

Пока будущая мама собиралась на улицу, она выдала целую теорию относительно еды и беременности. У нее складывалось впечатление, что все, что надо для счастья это пожрать! Много, вкусно и еще раз много! Поэтому даже в такой холод, когда на улицу скоро нельзя будет выйти без шапки, она все равно собиралась вылезти из дома и поесть в своем любимом кафе.

Карин заглянула в кошелек и шмыгнула носом, понимая, что сегодня не удастся пошиковать. Честно говоря, девушка сводила концы с концами и не понимала, как решилась рожать, как она вообще могла представить то, что она сможет дать ребенку даже маленькую надежду на будущее. Но почему-то в тот день, выходя из поликлиники, она верила, что все будет хорошо.

Еще раз взглянув в зеркало, девушка весело сказала.

- Ну, Муся, ты есть хочешь? А я-то как хочу, не представляешь!



Улица встретила ее холодным ветром и мелким снегом. Все вокруг уже начинали готовится к предстоящему рождеству, не смотря на то, что до праздника еще целый месяц. Вокруг все сияло, светилось огнями и красивыми вывесками. Только вот она ненавидела эту напущенную яркость, этот фарс и фальшь.

Когда Карин открыла дверь, зазвенели колокольчики, и к ней тут же подлетел парнишка лет семнадцати. Он был довольно милый и, наверняка, ждал ее целый день.

- Карин-сан! Я думал, вы сегодня не придете. Так холодно ведь. Вы не замерзли?! – и откуда в нем столько энергии?

- Все хорошо. Мне как обычно, только без салата сегодня.

Она не любила с ним долго разговаривать – хотелось прибить за любезность, но зато тут делали хорошие скидки. Она сняла куртку и посмотрела в отражение.

- Корова, - прошептала сама себе и села у витрины.

Девушка смотрела в окно на проезжающие машины, на людей. А ведь ее силуэт в отражение был красивым. Даже беременность ее не портила. Казалось наоборот, она даже стала выглядеть милее, что ли.

Мысли о собственной красоте прервал паренек, принесший заказ. Все как обычно, как всегда, а завтра будет нечего есть, только вот она не знала, что завтра, такое как привыкла, уже не настанет. Сегодня, именно это «сегодня» изменит ее жизнь. Но к лучшему ли?



***



Яманака впервые за долгое время сидела за учебниками. И почему они выбрали факультет связанный с искусством? И кто придумал экзамены? Девушка пыталась что-то запомнить, но в голову лезли ненужные мысли. Она делала себе чай, отвечала на звонки, писала смс, но не могла учиться. Только не история фольклора…

Раньше было проще, намного легче заработать баллы, а теперь… Почему-то именно сейчас Ино думала о том, что раньше ведь было все не так уж и плохо. Просидев еще минут пять за книгами, она не выдержала. Руки сами потянулись к телефону, ища знакомый номер в списке адресатов. Гудки, всего пару, лишь секунды и мгновенный ответ.

- Ино? Странно, ты мне давно не звонила, да… - голос этого молодого человека почему-то вызвал кучу воспоминаний.

- Ну, скоро экзамен и я бы не хотела его провалить. Понимаешь, о чем мы говорим? – голос снова стал вкрадчивым, чуть тихим. Тут же она начала накручивать челку на палец и прикусывать губы. Все получалось само собой. Она вроде и не хотела, и даже не думала что делает.

- Почему ты так не любишь искусство, до такой степени что даже готова спать со мной каждый раз перед экзаменами?

- Скажем так, секс куда интереснее, - она выдержала пару секунд и добавила, - ну так что? Я провалю экзамен?

- Нет, конечно. Как обычно в девять.

Звонок был окончен, и когда девушка захлопнула крышку телефона, тут же побежала к шкафу. Ино еще с час выбирала какое белье сегодня надеть, как накраситься, что взять… Она совсем забыла о своем недавнем порыве – жить как нормальная девушка. Она даже забыла о Наруто, который ухаживает за ней целый месяц. Ей казалось, что паренек какой-то не такой. Их отношения не дошли дальше поцелуев, что безумно раздражало. Но еще больше бесило то, что весь этот месяц у нее не было секса.

До назначенного времени оставалось два часа. Яманака определила себе час на сборы и еще один на дорогу до его квартиры. Ведь в отличии от своей студентки, сенсей жил в центре.



Еще один взгляд в зеркало перед выходом. Ино улыбнулась сама себе. Вульгарная, на высокой шпильке, такая, какой она привыкла себя видеть. Та, которую хотели тысячи, но только вот хотели тело, а не душу. Она забыла об этом, обо всем, когда выбегала из дома, когда отключала телефон, чтобы ей не мешали. Весь смысл, все желания приобрели призрачный оттенок, словно их и не было.

Те, кто погрязли в бездне похоти оттуда уже не выходят. Она это помнила, знала, призирала и все равно шла. Секс это как наркотик, главное чтобы не было передозировки.



***



Мимо небольшого кафе в центре города проезжали тысячи машин, останавливались у светофора, потом снова ехали дальше. Казалось поток бесконечный, а если не напрягать зрение, то он словно одна сплошная нить.

Так же как и все, он ехал в одной из тысячи машин, за рулем личный водитель, рядом лучший друг. Беседы, переговоры, встреча с семьей…

- Что ты будешь делать? – спросил молодой рыжеволосы парень, разглядывая заснеженные улицы. – Ты ведь обещал им.

Мужчина вздохнул и посмотрел на тротуар. Тысячи людей, все куда-то спешат, так же как и он. Дела, дела, дела… Итачи так погряз в этой суете, что даже забыл о рождестве, о девушке, которая не выдержала отсутствия внимания.

- Не знаю. Если я скажу, что мы расстались, меня не поймут. Карин уже семнадцатая. Мать мне все мозги выест. Сасори, что делать? – второй аж засмеялся.

- Это ты меня спрашиваешь?! Ха-ха-ха. Я тебе, что, бабу на время найду? Хочешь, свою одолжу, меня все равно насильно женят.

Итачи лишь закатил глаза. Сейчас они приедут в отель, а через неделю надо уже показаться дома. Он снова пробежался взглядом по знакомым улицам. Внимание вдруг привлекла небольшая кафешка, а точнее девушка, смотревшая сквозь витрину. Она выглядела довольно смешно, держа в руках огромный гамбургер и так старательно пытавшаяся пережевать то, что укусила. Вокруг нее стояло еще куча тарелочек с тортиками, салатами и даже горячим.

- Она же лопнет, - Учиха и не понял как произнес это вслух, но Акасума уже сидел рядом и тоже наблюдал за маленькой обжорой.

- Ага, я хочу это увидеть. Как можно столько есть.

Оба переглянулись и дверь дорого Порше тут же открылась. В глаза ударил яркий свет от фонарей, снег ложился на черные волосы и тут же таял из-за тепла. Итачи быстро прошел через пару машин и оказался на тротуаре.

- Учиха! Ты псих!

- Проверим!

Дверь машины закрыли изнутри, мужчина, сидевший в салоне, мечтательно улыбнулся и приказал водителю ехать дальше.



Карин смотрела на свой заказ и, сверкая изумрудными глазами, думала. Что теперь съесть? Торт, пирожное или свинину с грибами? Выбор был наитяжелейший, но она не сдавалась. Она уже было хотела притронуться к торту, как уловила запах любимых духов. Это были KENZO, мужской аромат, который она так мечтала подарить Суйгетсу. При мысли о парне торт есть перехотелось, и она подвинула к себе отбивную. Только взяв нож, Карин заметила, что перед ней кто-то сидит. Брови медленно поползли вверх, но потом тут же сошлись на переносице.

- Вы кто такой? – прямо перед ней сидело божество. Карин еще не видела таких красивых мужчин.

- Ну, обычно здороваются, а потом знакомятся. Я Итачи Учиха, очень приятно, - он так красиво улыбался, что Карин не знала что ответить, а когда этот красавец протянул ей руку. Она невольно потянула свою.

Минутное замешательство длилось не так долго и, девушка, придя в себя, тут же завозмущалась:

- Не могли бы вы уйти? Или, например, сесть за другой столик? Не видите, я ем! – он немного удивился. Буквально минуту назад эти ярко-карие, почти красные, глаза были в его власти, но спустя мгновение она превратилась в фурию.

- Вас смущает мое общество?

После таких слов она чуть не подавилась куском мяса.

- Имейте совесть, мужчина, я беременная! – все кафе обернулось на парочку. Итачи ничего не оставалось как встать и уйти.

Карин посмотрела ему вслед и, убедившись в том, что молодой человек ушел, спокойно вздохнула. Иногда то, что ты скоро будешь мамой, отпугивало назойливых любителей женщин.

Девушка еще раз пробежалась глазами по всем вкусностям и отодвинула тарелку.

Она не верила в любовь, она ее дико боялась, страшилась, но верно любила. Ведь вправду любила. Искренне, нежно, совсем как дети умеют дарить тепло, ласку. Просто маска так и не дала проявить все это. Но Карин будет любить своего ребенка, до безумия, и никогда не бросит.



Мысль о ребенке заставила ее погрустнеть.

- Пупс, мы же справимся? – она посмотрела на свой живот и мило улыбнулась.



Уже выйдя из кафе, Карин еще раз улыбнулась такой погоде и хотела было идти домой, но только вот не вышло. Совсем не вышло.





***



- Да ты с ума сошел!? Тебе совсем голову снесло! Она шлюха! Слышишь?! – брат в последнее время часто кричал, злился, нервничал, но Канкуро знал, все его крики бесполезны – младший даже не слушает. – Тебя вообще не волнует ничего? Тебе плевать на то, как я корячусь сутками, как зарабатываю на этот дом и тебя! Ты обуза! Слышишь?! – Сабаку старший стоял прямо перед Гаарой, но тот даже носом не повел. Он развернулся и зашагал наверх.

- Я думаю, мы закончили, брат. Она будет жить с нами, я хотя бы буду есть нормальную еду.

- Язви-язви! Только вот ничего не изменит тот факт что я с ней спал! Слышишь?! Я спал с твоей девочкой, я платил ей и трахал ее! – парень остановился посреди лестницы, скорее привычное движение головы, нежели он действительно хотел оглянуться.

- Неужели ты настолько жалок, что женщины тебя не хотят?

И разговор закончился.

Продолжать не было смысла. Гаара все понимал, и принимал ее. Неважно было кто или что эта девушка, просто рядом с ней было тепло, было уютно, не смотря на всю ее отчужденность от этого мира. Пусть говорят что угодно, ему достаточно того, что она рядом.



Хината стояла у дверей и не решалась позвонить. Она все слышала, до последнего слова. Почему-то ей везет на такие моменты. Теперь ночная бабочка понимала, почему старший брат Гаары так смотрел на нее.

Она глубоко вздохнула и нажала на маленький звонок. Пусть! Все что угодно, все. Хьюга выдержит! Она справится.

Прошло минут пять, прежде чем ей открыли дверь. Родное лицо было приятнее всего видеть. Ее озарила сияющая улыбка. Тут же последовали теплые объятия.

- Я тут тебе испекла кое-что, - ведь вправду, стоит ему так отстраненно улыбнуться, Хината забывала все. Неужели это зовется любовью?

- А я как раз подумал, что есть рис брата сегодня не буду.



***

- Еще! – слово, которое тревожит каждого мужчину, но сегодня Дейдаре было все равно. Она словно изменилась, стала агрессивнее, жестче и настойчивее.

- Ты лучшая, - он целовал ее шею, спускался к плечам, прикусывал возбужденные соски. Ино же готова была порвать его, или же заставить любить ее пока не умрет. Смешалось все: их голоса, стоны оргазма, ее крики и такое привычное «еще». Яманака сходила с ума, она мысленно послала к черту все и вся в этой жизни. Секс оказался на первом месте, все стало на свои места. Не нужен был уже тот мальчик, эта пыльная работа – ничего, только секс.

- Я знаю, милый, я это знаю… Еще! Еще!



***



- Значит, вы предлагаете мне и моему ребенку кучу денег, чтобы неделю я побыла вашей невестой? – уже другое кафе, нет, это была уже не местная забегаловка, а дорогой ресторан, где в меню были странные названия, удивительные блюда и огромные цены.

- Вы все правильно поняли, - а у Карин в голове мелькали мысли, что никогда бы на нее такой и не взглянул, никогда бы…

- А как ваша семья отнесется к этому? – она указала на живот, а сама невольно улыбнулась.

- Обрадуются, потом я все улажу сам.

- Я могу подумать? – Итачи кивнул и, взяв в руку бокал вина, встал со своего места и куда-то пошел. Девушка же посмотрела вокруг, это был не ее мир, не ее люди. Но деньги, боже, какие деньги он предлагал, таких, ей не заработать даже за всю жизнь. А ведь малышу нужны игрушки, одежда, коляска, кроватка…

Стало грустно, стало не по себе, весь мир словно перевернулся с ног на голову, да и Суйгетсу не выходил из головы. Любовь к этому человеку была огромной, ее невозможно было понять, принять или оттолкнуть. Почему она его понимает? Почему не винит? Не ненавидит?

От мыслей ее прервал вкрадчивый голос:

- Вы решили? – Карин набрала в грудь побольше воздуха и согласилась.



Весь вечер они разговаривали о его семье, о ее выдуманном прошлом, о всем том, чего никогда не было. Оказалось она не так одета, не так накрашена и вообще все не так. У девушки была ровно неделя. И для нее это показалось адом, но таким теплым. Ее одевали, учили говорить, учили быть леди, которой она никогда не была.



Такое разве случается? В чем подвох?



***



- Добрый вечер Сасори-сама, - девушка, стоящая пред ним глубоко поклонилась и предложила сесть.

Брак по расчету, брак без расчета – ему было все равно. Самое главное это получить статус женатого мужчины, наконец-то перенять фирму родителей и продолжить бизнес, а вот это создание с зелеными глупыми глазами было лишь формальностью, так, пешка и только. Он видел, как она дрожит, боится.

- Добрый. Значит, вас зовут Сакура? – кивок с ее стороны. Контракт подписан, все условия просчитаны, каждая деталь, осталось лишь сделать банкет для вида и приручить девочку, молодая…

- Ты читала условия контракта?

- Да…

- Понимаешь ведь, что ты не в выгодном положении? У тебя даже нет толком никаких прав, ты как кукла…

- Я знаю, - голос девочки был тихий.

Он приподнялся и потянул к ней руку. Больно сжимая ее подбородок, пристально смотрел в опущенные глаза. Сакуру передернуло от такого жеста, она испугалась этого мужчину еще когда впервые увидела. Первой мыслью было: а улыбается ли он?

Она тихо заскулила, когда Сасори заставил ее подвинуться ближе, еще грубее сжимая пальцы. Послушная…

- Сядь!

Указывая на свои колени, он смотрел, как она задирает кимоно, чтобы выполнить указание. Шелк соскользнул с плеч, щеки залил румянец. А когда он притронулся к груди, задрожала всем телом. Хотелось убежать, но она не могла, боялась или, может, не хотела. Руки скользили по ее талии, бедрам и каждое прикосновение отдавалось жаром. Что еще надо для желания? Он красив, опытен, сексуален: и где-то далеко в сознании она хочет этого монстра.

- Мило, даже очень мило, девочка…

Акасума провел рукой по животу и медленно опустил руку в трусики. Сакура только сжала ткань своего наряда и прикусила губу. Влажная, горячая, ему это доставляло удовольствие, в глазах бегали чертики, хотелось сломать девчонку, просто взять и ударить так, чтобы на всю жизнь запомнила. За что? Он сам не понимал. Такое желание пришло вместе с осознаем власти над ней, пониманием своего преимущества и превосходства.

Два пальца резко вошли внутрь, девушка аж выгнулась и вскрикнула, но не убежала, не возразила, не имела прав.

- Сасори-сама…

- Вставай и раздевайся! – он резко оттолкнул ее, продолжая так же седеть. Девушка послушно развязала пояс и, вся трясясь от страха, сняла бикини.



Харуно даже не успела ничего понять. Она просто лежала животом на кожаном диване и беззвучно плакала. Было больно, обидно и страшно от того, что она представляла какого будет дальше.

Грубый, резкий, слишком жестокий. По ногам стекали небольшие ручейки крови смешанные с соком желания, она горела от стыда и ужаса. Внутри был пожар и его не потушить ничем. Сакура укусила собственную руку и еще больше зарыдала. Совсем не так ей представлялась эта жизнь, совсем не так ей показывали этот мир, совсем не так…



Спустя еще минут десять, она уже ничего не чувствовала, смотря в обивку стеклянными глазами. Про таких говорят «она как бревно». А какой же быть, если тебя просто насилуют? Цвет ярких очей приобрел мутный и блеклый оттенок. Она продержалась буквально еще тридцать секунд и потеряла сознание, медленно разжимая кулаки.



***



- Итачи! Сынок, я не думала, что ты приедешь так рано! – Карин видела ее когда-то, только где? Такая высокая, красивая и утонченная. Женщина, олицетворяющая грациозность и изящество. На лице Микото были уже морщинки, кое-где рыхловатая кожа, но это ее не портило. Подобно дорогому коньяку, она становилась еще лучше.

Стоя в сторонке, девушка тихо завидовала ему. Странный человек этот Учиха: такая любящая семья, столько ласки, любви, а он небрежно обнимает мать и сухо целует ее в лоб. У нее и такого не было, она сирота на всю жизнь.

- А это, наверное, Карин? – и как так совпало, что ее имя и имя той девушки одинаковы? Судьба? Случайность?

- Добрый вечер, - мило улыбнуться и подать руку, но она не успела, так как ее крепко сжали в объятиях. Это шокировало и удивляло, но было до боли приятно, до слез невозможно.

- Ну что вы стоите на морозе?! Итачи! Скорее в дом, девушка простынет же!

- Мам, прекрати эту суету, - Учиха одним движением руки отодвинул женщину в сторону и вошел в дом.

- Ох, милая, и как ты его терпишь?

- Сама не представляю, - было сказано так мило, что Карин удивилась самой себе.

Огромный холл, прекрасный дом. В зале стоит камин, как она всегда и мечтала, высокие потолки, яркие стены и лестница на второй этаж.

Когда Карин сняла полушубок, что ей купили буквально на днях, то замерла и мать, и, спускающийся с лестницы отец ее экс жениха.

«Да, Муся, тебе точно не спрятаться, а уж тем более не спрятать! И чего так пялиться? Беременных не видели?» - Карин казалось, что она сейчас свихнется от глупой улыбки и желания всех убить.

Первой начала Учиха:

- Вы бы предупредили дети, а то как-то неожиданно…

Ее испуганные глаза смотрели на невестку и на сына, в то время как сзади муж обнял за плечи и спокойно сказал.

- Кажется, нам сделали сюрприз, бабушка, - обычная шутка, а Микото уже пихнула мужа в бок и весело улыбнулась.



Только сидя в большой комнате вместе, Карин спокойно вздохнула. C ним было как-то легче, или может привыкла.

- Знаешь, у тебя очень хорошая семья, я даже завидую немного.

Итачи снимал рубашку, вешая ту на вешалку с брюками, и на ее слова лишь ухмыльнулся.

- Самая обычная: вечно озабоченная мать, сдержанный отец и, конечно, экземпляр «в семье не без урода», - девушка улыбнулась, вспомнив, что есть еще один член семьи.

- Зря ты так о брате. Кстати, - она встала и подошла к окну. Там уже во всю сыпал мелкий снег и, казалось, дул сильный ветер. – Как ты потом объяснишь наше расставание, ну или что там еще?

На плечи опустилась мягкая накидка.

- Придумаю, ты главное не подведи меня.

Посмотрев через правую руку на Итачи, Карин только ему подмигнула и продолжила созерцать двор.

- Одевайся теплее, тут ночами холодно, - говорил Учиха, выходя из комнаты.

- Меня муж согреет, - съехидничала она, не поворачивая головы.



Какая красивая сказка, только сердце болит о другом. Как он там? Забыл ее или, может, еще иногда вспоминает вечерами? Ни одной эмоции не появилось на лице, лишь захотелось спать и есть. Собственные желания веселили ее, забавляли и не давали скучать. Поэтому с чистой совестью Карин направилась к выходу в поисках кухни.

Она спускалась вниз, долго думая о всей ситуации. В голове вертелось столько мыслей, что еще мгновение и лопнет. Не делать так, не говорить то, не, не, не…

С такими рассуждениями будущая мама добралась до холодильника, и какой же была радость, когда там было столько всего вкусного и сладкого.

- Жизнь прекрасна, - произнесла она, доставая полпирога и бананы.

- Думаете?

Поднос чуть не выпал из рук, но она быстро сообразила. Чего ей стеснятся, она же вроде часть семьи. Карин ожидала увидеть всех троих, но не младшего брата Итачи. Из его рассказов, маленький Саске – редкостная скотина и бабник, что ж, и не таких видели.

- Несомненно!

Интересно, какая она сейчас со стороны? Эти длинные волосы, настолько яркие, что ослепляли, эти глаза так похожие в ярком свете на изумруды, пышная фигура и живот. Беременность шла ей, определенно шла.

- Мне жаль тебя, - Саске сел на высокий стул у стойки, в его руках был стакан вина, а может и нет, она не разбиралась, но зато явно понимала чего он добивается. От него пахло дорогими сигарами и дешевыми борделями. Как же этот, еще юный, мужчина прожигал ее глазами, что он искал в ней?

- Как хочешь. Будешь? – Карин подвинула к нему тарелку.

Он покачал головой и уставился во все глаза на то, как девушка начала есть. Это выглядело так, словно он голодный, несчастный подарил ей пирог, а теперь винит ее в том, что она его взяла. Но только вот Карин смотрела на это с улыбкой, понимая что за человек перед ней.

Саске не видел ни ее живота, ни форм, он не обратил внимания, так как сработала старая привычка. Он не уводил женщин брата, нет, он спасал его от них, наверное.

- Ты красивая, даже очень. Сколько он тебе платит? – Карин подняла на него скучающие глаза, все еще жуя банан, и покачала головой.

- Не стоит даже пытаться.

- А ты не дура, - он подвинулся к ней ближе настолько, что почти касался своим лбом ее. Сидя так через весь стол, Саске смотрел незнакомке в глаза и ничего не понимал. Как и его черные очи ее были пусты. Яркие, безумно красивые и пустые.

Он хотел сказать еще что-то, но она его перебила:

- Молчи, разговор получается без смысла, да и не стоит обижать беременную, - кончиком указательного пальца Карин толкнула младшего брата Итачи в лоб, улыбнулась и, встав со своего места, гордо пошла в комнату.

А Учиха так и остался сидеть, переваривая ее слова и понимая, что его только что заткнули и мягко говоря послали.



А Карин сытая и довольная вернулась в комнату, залезла под одеяло и, обняв подушку, начала засыпать. Она в полудреме еще слышала как медленно открылись двери, как шуршало одеяло и кто-то заботливо ее укрывал, жаль она не почувствует как среди ночи, его теплые руки нежно ее обнимали, как мирно он спал рядом, забыв о том, что все понарошку.
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 13 Oct 2011, 09:56

Пользователь ==БезУмнаЯ ШляПницА== отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Flora[/b], привеет))

как дела??? я тут пришла новую главу, и я первая))

Вот, что я могу сказать? Звезда в шоке ХД)

Наконец-то начались медленные шаги к романтике... Пара из Гаары/Хината и Итачи/Карин это нечто! Странно так... Вообще меня шокировало, что Хинато ну как бы занималась этим с Канкуро... Ужас...=-=" Не то, чтобы Канкуро мне не нравится, просто представить их вместе, ну ты поняла в каком смысле я просто не могу...

Её мне очень жаль, так трудно ведь. Всё, что делала было впустую(( Т_ Т

А Суйгецу, хоть и паразит, всё равно люблю =* Просто Карин не самый любимый персонаж, однако если судить со стороны, то Ходзуки вообще скотина! Мда...Беременность Карин ты хорошо описала! Кушать, кушать и кушать ^^

Самое, что шокировало меня это, так Сасори/ Сакура...*_* Мать моя...Мне аж самой не по себе стало...ДОказывает твой талант, передавать все эмоций через простое письмо)) Чувство мерзости что ли... Кошмар...

Ино типа ученица Дейдары да? Эх.... Странно эже это она сдаёт экзамены)) Еще и в Наруто потихоньку влюбляется))

Давай дорогая продолжай)) Я жду!!!
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 17 Oct 2011, 19:33

Флора, привет, как здорово, что ты снова выставила главу))) И еще более здорово, что эта глава как раз того твоего произведения, которое я с таким удовольствием читаю)))

Итак, Хината... До боли жаль здесь эту девушку, нет ничего хуже того, что с ней случилось. Она так старалась ради брата, забыла ради него все, включая собственную честь, а осталась стоять возле могилы с выжженным ей же самою клеймом. Горько... Но тут же мне очень нравится Гаара, не знаю, как будет дальше, но здесь он просто идеален, нежный заботливый и ни единого упрека Хинате. Даже обидно будет, если он изменится.

Карин... Вот в этих местах я тихо умилялась. Не, серьезно, такая теплая история получается, так мило и естественно здесь выглядит Карин, так смешно порой, но при этом чувствуется, насколько она сильная, никогда бы не подумала, что мне понравится эта героиня, но сейчас это так и есть. Мне нравится ее жизнелюбие, ее любовь к ребенку, которого она носит, ее стремление достойно встретить все непиятности, а уж ее диалог с Саске меня просто покорил. Из всех здешний героинь она - моя любимая. Хочется пожелать ей счастья с Итачи, ведь по ходу к этому пока все и стремится. Да, и Итачи здесь неподражаем, с незабываемым удовольствием читала и о нем. Не представляешь, сколько хорошего настроения получила, пока читала сцену знакомства с родителями, спасибо тебе за это, ты пишешь просто великолепно.

Теперь Ино. Жаль, конечно, что она не может измениться, не может быть рядом с солнышком, но это ты как раз очень просто объяснила:

[quote]Те, кто погрязли в бездне похоти оттуда уже не выходят. Она это помнила, знала, призирала и все равно шла. Секс это как наркотик, главное чтобы не было передозировки.[/quote] - очень интересные мысли, бьют в точку.

Теперь Сасори и Сакура... Действительно немного мерзко, но так обреченно показана Сакура. Отвратительно быть куклой, и это ты показала просто и понятно. За эту простоту и прямоту, что ли, показывающую всю сложность нашей жизни, всю ее многогранность я и люблю твои произведения.

Солнышко, желаю тебе удачи, пиши, твори, конечно же, учись, как же без этого, но и не забывай о своих произведениях и своих читателях. Всего-всего тебе!!!
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Flora (архив) » 25 Oct 2011, 16:54

[i]Дорогие мои девочки. Большое вам спасибо!

Честное слово, так стало сложно писать, ваши слова очень бодрят и поддерживают. Мне безумно приятно, особенно то, что пишут те, кто всегда читал и был на протяжении всех работ тут.

Спасибо девочки.

[/i]



[b]Легче шелка мягче облаков 6-7 глава.

Бета: Rima[/b]



6 глава

С самого раннего утра она сидела в библиотеке. Грязную одежду пришлось постирать, и на девушке было темно-синее кимоно с золотисто-сиреневым оби. Волосы она оставила распущенными. Сейчас перед носом стояли чернильница, кисть и длинный чистый свиток. Она переписывала начерченные вчера грязью иероглифы. Самое странное, что она никак не могла понять, так это то, как открылась та дверь.

Склонив низко голову, Хината выводила черной краской разные знаки и ни на что не обращала внимания. Темные волосы полностью спрятали ее лицо от посторонних глаз. Длинные, немного грубые, но всегда ухоженные. Еще в детстве учили, что волосы женщины - это ее достоинство и благосостояние так же, как и ухоженные руки и ногти. Поэтому Хьюга следила за собой.

Не отрываясь от свитка, она убрала за ухо волосы, но непослушные пряди снова упали на стол. Хината проделала то же самое несколько раз, пока не устав делать одни и те же движения, просто скрутила их и засунула в воротник кимоно.

Последний иероглиф был написан и когда взгляд был брошен на часы, она ужаснулась. Висевшие на стене, они показывали, что уже почти четыре часа дня. Удивительно, как она смогла вчера все написать лишь за шесть часов.

Хината посмотрела на аккуратно выполненную работу и была удовлетворена. Руки и ноги затекли так, что она потянулась на стуле и, встав со своего насиженного места, наклонилась вперед чтобы достать руками до пола. Немного закружилась голова, и потемнело на миг в глазах.

- Ого! Хината-тян ты просто умница! – заговорил появившийся из стены Джирайа. Девушка вздрогнула: никак не могла привыкнуть к такому роду появлениям.

- Аригато, - Хьюга провела ладонью по написанному и, убедившись, что все засохло, начала сворачивать бумагу.

- А ты знаешь китайский? – она отрицательно закачала головой. Дух сел на ее место и пробежался глазами по тексту. – Ничего не понимаю!

- Джирайа-сама, могу вас спросить? – он вскинул бровь, уловив в ее движениях невысказанный вопрос. – Та перегородка из синего камня, как она убралась?

- А… - протянул призрак, он почесал затылок и глупо заулыбался в знак извинения. – Забыл предупредить, она в полночь исчезает. Извини, девочка.

Она смутилась от слова «девочка», но постаралась как можно мягче извиниться и тут же поклонилась. Ее путь лежал в конюшню, где она должна была спасти его. Любой ценой, любыми способами, но должна!



Вот уже огромные двери конюшни открывают перед ней знакомую обстановку. Но что-то не так. Она видит, как Канкуро кричит, как расхаживает из стороны в сторону, как руки его то и дело взметаются вверх в порыве ярости. Подойти ближе? Узнать? Но ведь это не красиво - вмешиваться…

- Да ты сумасшедший, Гаара! Мне теперь везти этого только на бойню! Я месяцы убил на его усмирение, чтобы, черт возьми, и себе, и людям, а ты за вечер сломал животное! – «бойня»? Хината широко раскрыла глаза и, подбегая к парням, схватила Сабаку-старшего за рукав.

- Канкуро-сан! Прошу вас, не нужно Фудо на бойню! – на глаза навернулись слезы, а она упала на колени, смотря в пол. – Я обещаю, что выхожу его! Только не нужно бойни… Умоляю, - он даже сглотнул, видя, как она поднимает на него васильковые глаза, полные слез.

- Встань Хината-чан, - конюх поднял ее, поставив на ноги, - не отправлю я его, но и тебя не подпущу.

- Пожалуйста, Канкуро-сан, - ну как он мог устоять перед молящими глазами, да и плачущие женщины всегда брали верх над ним.

- Хорошо! – неужели одно слово способно сделать человека счастливым? – Но! Если только я увижу хоть один намек на твою угрозу, ты прекратишь!

Она не испугалась серьезного взгляда, не побоялась, что ее могут задавить какие-то тысячу килограмм, а просто развернулась и побежала к стойлу. Девушка даже не заметила младшего брата стоявшего все это время у стены, не увидела, с каким удивлением на нее смотрели эти яркие глаза.

Сам же Канкуро был удивлен не меньше, но вспомнив рассказ невесты о том, как та сидела в обнимку с мустангом, решил, что есть шанс спасти это чудовище.

- Гаара нагадил, а хрупкая девушка убирай, - Младший резко сорвался с места и, схватив брата за горло, придавил к стене. – Что, братец, неприятно?

- Умолкни! – наверное, он бы и, правда, задушил Канкуро, не услышь, как падает на пол железная миска, а когда обернулся, увидел ее полные страха глаза. Гаара отпустил брата и, чуть ли не рыкнув на юную особу, ушел.

- Не обращай внимания, Хината, он всегда был таким, - она растерянно опустилась на корточки, поднимая миску с разлитой водой, и лишь кивнула в знак согласия.



Оставшиеся дни до начала своей работы, своего вклада в театр, она целыми днями сидела рядом с изнеможенным какой-то внутренней усталостью Фудо. Рядом лежали свитки с переводами древних символов, слова по китайскому и письменные принадлежности. Конь с неподдельным любопытством нюхал баночки с чернилами и фыркал. «Странные запахи был у этих склянок…» - могло подуматься ему. Хината лишь звонко смеялась, делая очередную запись. Так как все переписывалось вручную и иероглифы порой настолько похожи, что невозможно отличить, она делала перевод в одном и втором варианте, а иногда их было и три, и четыре.

- Фудо, не переворачивай чернила! – девушка нахмурилась и отодвинула баночку, но любопытство, наверное, есть и у мустангов, потому что пусть и лежа, но он потянулся к этой странно пахнущей жидкости и снова перевернул закрытую банку. Хината засмеялась и решила убрать предмет в другую сторону, наблюдая за ним. А Фудо снова перевернул поставленный сосуд. Ему возможно больше нравилось лежачее положение баночки. И, когда девушка не стала передвигать интересную ему вещь, мустанг задрал голову и удовлетворенно фыркнул. Хьюга лишь погладила его по голове и вернулась к записям.

Рядом с ней стояло ведро с морковкой, которое ей дал Чоджи, приговаривая, что ради такой девушки и два ведра не жалко, поэтому конь целыми днями наслаждался морковкой, а иногда она приносила яблоки и даже сахарок, что было роскошью.

- Фух! – она театрально утерла лоб и посмотрела на сделанные переводы, - иногда мне кажется, что ты встанешь раньше, чем я все это закончу.

Девушка отложила листки в сторону, но коню видать было очень интересно, какого на вкус это странное полотно.

- А! Фудо не ешь! – Хината резко убрала от любопытного зверя бумагу и вздохнула с облегчением. Тентен вчера закончила шить для нее новый костюм: он был теплый из бархата с выжитыми синими розами и другими цветами. Длинные рукава очень хорошо согревали и штаны, которые были привычным делом, оказались удобными и, сидя на полу, в конюшне, она ничуть не замерзла.

В помещении раздались голоса, и она быстро вскочила на ноги, чтобы посмотреть, кто зашел. Сам господин Матахаси посетил конюшню. Рядом с ним было несколько незнакомых ей людей. Женщина в темно-синем кимоно с красивым красным цветком в волосах. У нее были такое красивые глаза и пронзительный взгляд, что Хината от восхищения чуть не открыла рот. Рядом с красавицей стоял высокий статный мужчина с рыжими волосами.

- Как видишь, Нагато, мы процветаем. Давно вас не было тут. – Мужчина улыбнулся хозяину театра и обнял стоящую рядом женщину.

- Вы же знаете, Яно-сан, что театр мы не забудем никогда, - отвечала Конан, еле заметно поднимая уголки губ. – Тут прошла наша жизнь.

- Да, я помню вас еще юными актерами.

- Как Саске-кун и Наруто-кун? – спросила женщина, оглядываясь по сторонам. Она медленно подошла к одной из лошадей и погладила по приветливой мордашке.

- О! Ребята делают большие успехи. Правда Учиха и Сабаку не очень ладят, но…

Из разговора Хината поняла, что эти люди раньше были актерами, а теперь путешествуют по миру. Она так засмотрелась, что не заметила, как Фудо съел пару чистых листов, которые она забыла убрать, и только чавкающий звук вывел ее из состояния восхищения.

- Фудо! Нельзя есть это! – теперь все внимание было обращено к ней. Хьюга сглотнула и, повернувшись к гостям, поклонилась, извинившись.

- Ну что ты, Хината, - ласково начал Матахаси. – Я слышал от Канкуро, что ты решила помочь нашему Фудо, и очень хвалю такое поведение, - он уловил немой вопрос в чертах лиц своих старых воспитанников и тут же представил акробатку. – Это Хината Хьюга, наша новая танцовщица, она прибыла к нам из цирка.

Девушка зарделась краской и еще раз поклонилась. Ей стало почему-то неловко и, извинившись, она вновь села рядом с Фудо, доедавшим чистый лист. Эти люди пробыли в конюшне недолго и ушли.

Фудо посмотрел на свою маленькую фею и, понимающе что ли, качнул головой. Девушка взяла его за морду с обеих сторон и заглянула во все еще мутные болотные глаза.

- Ну, встань же, прошу тебя, - он видел лишь как наполняются болью ее почти прозрачные глаза, как слегка приподнимается подбородок и дрожат веки, но не слышал, не понимал, что она хочет от него. Маленькая и хрупкая, не нужен ему покоритель, ему нужен ангел.

- Бесполезно, он больше не встанет, - от ледяного голоса она выпрямилась струной. Почему он появляется так неожиданно, а повернуться ведь страшно. – Что может дать коню рабыня? – с усмешкой, желчью и издевкой. – Рабы ни на что не способны.

«Откуда!? Откуда он знает?!»

Вдруг что-то оборвалось в ее душе, и полетели все барьеры. Она резко вскочила на ноги и развернулась лицом, чтобы поднять взгляд к этим страшным, жутким и пугающим бирюзовым глазам. В хрупком стане почувствовалась решимость, и это забавляло его.

- Нет! Вы не правы! – а ведь решиться на кого-то накричать сложно, она дрожала. – Пусть я и раб, но, в отличии от вас, у меня есть сердце и я не умираю от одиночества и сумасшествия!

- Что ты сказала, потаскуха!?

Гаара напрягся и чуть поддался вперед, но тут же почувствовал удар по переносице и что-то липкое. Проведя рукой по лицу, он посмотрел на ладони, которые были все измазаны чернилами…

Лишь доли секунд она строила решительный вид, но, когда в нем что-то изменилось, когда зло словно окутало ноги и руки, она испугалась. Не было в его глазах усмешки, издевательства. Она задела, да за самое живое, трогая жуткие для него темы, но мало того, она облила его чернилами. Перед бирюзой диких глаз начали проплывать картины прошлого, и это раздражало. Он выходил из-под контроля.

- Беги, девочка! Беги, иначе я убью тебя! – нет, он не пытался ее спасти, говоря эти слова. Гаара лишь поддавал жару в огонь. Ее страх был лучшим лекарством от этой болезни. Девушка лишь шагнула назад ведь больше некуда.

Она сжалась как маленький ребенок, боясь поднять глаза, стыдясь своих слов, страшась его глаз, а сзади горой уже стоял Фудо и синими, как ночное небо, глазами прожигал обидчика. Никто не смеет обижать его цветок, его ангела, маленькую фею, что дарит куда больше, чем любое существо на земле. Когда Сабаку попытался приблизиться к ней, конь ударил передними копытами по полу и дико заржал прямо в лицо врагу. Хината вскрикнула и опустилась на корточки, закрывая лицо.

- Он не всегда будет рядом, девочка, - бросил напоследок уходящий актер и скрылся за огромными дверьми.



«Иногда казалось, что вся жизнь - это череда бесконечной черной дороги, порой, на этой полосе ночного цвета появлялись маленькие яркие пятна, в которые всматриваешься и задаешь себе обычный вопрос: «Почему?». Но эти яркие моменты проходят так же быстро, как и показываются на черной дороге моей жизни. Вот и сейчас сидя на лестнице в главном холле я понимаю, что буквально пару часов назад нажила себе врага. Не бывает чего-то одного. Все в этом мире в противовес, только вот моя черная гиря висов всегда перевешивает белую. Фудо поднялся на ноги и теперь никого не подпускает, кроме меня. Зля Гаару-сана, вызывая у него ненависть к своей персоне, я тем самым помогла мустангу понять, что - единственная, кому он мог доверять. И тем более Сабаку-сан был тем, кто так издевался в ту роковую ночь над Фудо. Но что теперь делать?

Призраки просят о том, чтобы я скорее нашла этот гребень, хотя не имею понятия, как он выглядит, скоро начнутся занятия по танцам, подготовки к спектаклям, а я никак не могу закончить перевод. Но самое жуткое, что среди всей театральной труппы, человек знающий китайский, это Гаара-сан…»

Хината сжимала подол ночного кимоно, она не хотела идти к себе, но и тут оставаться тоже не видела смысла.





7 глава



Вот уже минут пять она сидит, чувствуя, как его глаза пронизывают ее тело. Еще чуть-чуть и станет решетом. Девушка сжалась еще сильнее, скрючилась, как ракушка, и исподлобья посмотрела на друзей: Ино весело рассказывала, как вчера случайно нарисовала Сакуре полоску на лице, Сай, мило улыбаясь, все это выслушивал – бедный. Тентен все еще дулась на будущего мужа за то, что тот позволил Хинате сидеть с монстром по имени Фудо, Темари болтала о чем-то с Ли. Ли Кавасаки был мастером, он делал что-то из дерева металла и вообще много интересных вещей. Киба Инудзука пытался рассказать что-то ей самой и приглашал в псарню, но девушка думала лишь о том, как попросить того, кто мечтает о ее смерти, помочь ей с переводами.

- Темари-сан? Можно задать вопрос? – Хината не могла поднять головы.

- Конечно, спрашивай! – девушка сжала кулачки на коленях и выпалила.

- Гаара-сан злится на меня и мечтает убить, а мне срочно нужно перевести китайские иероглифы и я боюсь к нему подойти! – даже Ино замолчала, поднимая вверх брови. На лице блондинки читалось: «А долго она это учила?» Наступила тишина. Все смотрели на нее странно – она чувствовала, а когда подняла глаза на присутствующих, увидела сочувствующие удивленные и очень настороженные взгляды.

- Хината, что вчера произошло между вами? – Темари озадаченно посмотрела в стеклянные глаза. Ее же веки сузились, и выражение лица приняло некую… враждебность?

- Извините! – Хьюга быстро встала с места и убежала. Ну как она могла признаться в том, что рабыня? Рабов обычно избегают, ненавидят и не признают в обществе.

Выбегая из столового зала, она с кем-то столкнулась, но упасть так и не успела, чьи-то крепкие мужские руки схватили ее за плечи. Поднимая глаза на своего спасителя, Хината залилась краской, переводя взгляд то на свои плечи в любимых руках то на такое родное лицо.

- Ты в порядке? – и почему кроме кивка и прерывистого дыхания в обществе этого человека ничего не выходит. Вот Наруто отпускает ее плечи и уходит. Девушка стоит в замешательстве и еще несколько секунд приходит в себя, а потом срывает с места и снова бежит. Только вот куда?



Весь день она просидела в библиотеке пытаясь сопоставить текст, но выходила полная чушь. Девушка один раз даже разозлилась и ударила кулачком по столу, зарываясь в собранные в хвост волосы.

«Все фрукты, овощи и рис приводят к лису: жизнь, смерть и гонцы - единое целое: ключ будет жить в ананасах»

Она определенно ничего не понимала. Огромный текст, на который она убила уйму времени, а перевод выходит крошечный и ничего не значащий. Нужна была помощь, но оную просить было страшно и опасно для жизни.

Как в подтверждение в зал библиотеки зашел тот самый «опасно для жизни». Она с ужасом посмотрела на него в боевом китайском костюме и вжалась в стул. А Гаара, как ни в чем не бывало, подошел к полкам и начал что-то искать. Ее для него не было. Неужели забыл? Хината сглотнула и медленно поднялась со своего места. Подходя ближе к эпицентру ненависти и злости, она физически чувствовала негатив. Набравшись решимости танцовщица, стоя на расстоянии метров двух, сказала:

- Сабаку-сан, я хотела бы извиниться за вчерашнее, - он замер, держа одну руку на верхней полке, до которой дотягивался, а голову опустил вниз медленно поворачивая к собеседнице и искоса разглядывая ее: опущенная голова, хвост пышной копной лежит на правом плече, глаза прикрыты и вся дрожит. Ни один человек после ссоры с ним еще не извинялся, обычно он либо не доживал до извинений, либо был слишком покалечен, чтобы попросить прощения. Тишина давила на перепонки. Хьюга еще раз сделала глубокий вдох и продолжила. – Е…если… В…вам не трудно, не могли бы в…вы мне помочь?

Зрачки Сабаку расширились, и он, убирая руку с книги, теперь с явным непониманием смотрел на эту самоубийцу. Мало того, что она осмелилась оскорбить его, она рабыня! Так теперь еще и просит о помощи. Он ничего не ответил, а лишь быстро покинул помещение, одарив девушку призирающим взглядом.

«Я хотя бы попыталась…»

От этой мысли становилось грустно, и она решила, что нужно идти дальше по той пещере. Духов замечено не было глубже этой странной комнаты, поэтому она четко решила, что с наступлением ночи пойдет исследовать прекрасные голубые подземелья….

Но в этот раз Хината надумала подстраховаться и написала письмо с четким указанием, где она может находиться в случае пропажи. Пусть все узнают тайну духов, но она не хотела так быстро прощаться с жизнью. Из конюшни пришлось взять теплые сапоги, в этом случае они были как раз в пору, найти теплую жилетку в своих старых вещах и длинные мешковатые штаны, которые можно было бы заправить в длинные, почти до колен, сапожки. Взять веревку акробатка она решила спонтанно, заметив висящее кольцо каната на гвозде в конюшне.

Идя по коридору подземелья, Хината даже улыбалась, нечасто можно увидеть такую красоту. Она уже прошла тот поворот, и теперь шаг стал медленнее. Девушка разглядывала стены, ища, возможно, другие символы или знаки, но длинный коридор тянулся и тянулся. Капли воды создавали музыку, ударяясь о водяной пол. Они так красиво падали, что Хьюга начала любоваться брызгами радуги на полу.

- Интересно, а что же все-таки светится? – акробатка, залюбовавшись яркими вспышками, не заметила, как прошла мимо высеченной в стене полки со странной статуей, а когда оглянулась назад, то пол затрясся под ногами, и она запаниковала. Голубой пол под ногами начал трескаться, и Хината быстро побежала назад, залезая на высеченный выступ.

Камни осыпались и водой разлились внизу. Выглядывая из своего укрытия, она увидела внизу странную комнату, подобную месту в первой половине пещеры. Там тоже стояла большая дверь и несколько рычагов, а еще то, от чего она вскрикнула и закрыла рот руками, смотря вниз с испуганным взглядом: скелеты, штук десять, наверное, расположились в углу этого места. Она прижалась к холодной стене и медленно выпрямила ноги.

- Что делать?

Переводя свое внимание на небольшую статую, Хьюга решила привязать к ней веревку. Ведь, если что, она сможет подняться обратно, а там как-нибудь допрыгнуть до края обрыва. Подвязав свой небольшой канат и кинув его вниз, она начала медленно спускаться.

Оказавшись на мокром и грязном полу темной комнаты, она посмотрела на дверь. Точно такие же иероглифы, что и на той другой. Но тут было несколько рычагов - каждый на одной стороне помещения. Но, видя эти скелеты, она понимала, что скорее всего в чем-то подвох.

- Пути назад нет, Хината, - она сделала глубокий выдох и подошла к одному из рычагов. – была - не была!

Рукоять медленно поехала вниз, но после того, как ее конец почти коснулся земли, не произошло ничего. Только где-то в отдаленном звучании донесся скрежет. Она тут же поняла, что где-то открылась либо дверь, либо что-то другое. Уже смелее она нажала на другой рычаг. Медленно вода под ногами начала подниматься. Девушка быстро перевела взгляд наверх, где по углам скапливался снова пол. Она быстро разбежалась и, прыгнув вверх, зацепилась руками за канат. Времени было в обрез, и она что есть сил начала быстро подниматься наверх!

Еще секунда и ее бы заморозило во льдах. Теперь было понятно, что пещера не из камня, а изо льда. Хьюга снова сидела в своем укрытии и тяжело дышала. Руки были прижаты к сердцу, что вырывалось из грудной клетки. Все тело охватил страх, но зато она знает, какой рычаг не стоит нажимать. Если верить ее предположениям, то где-то открылась дверь. Первая мысль – та, что вначале и, не теряя времени, Хината побежала в обратную сторону, перепрыгивая зону обвала и оставляя веревку как знак того, что тут стоит остановиться.

Уже помня о крутом спуске, акробатка легко спустилась вниз, а из-за того, что время за полночь, то она без труда проехалась по склону, оказавшись в комнате. Как и было по ее предположениям - дверь открыта. Но в том месте было настолько темно и пахло мертвечиной, что Хината подумала, что лучше придет завтра с фонарем и свечами, а сейчас отправится обратно. Как только Хьюга нажала на открывающий вход знак, то дверь со звуком захлопнулась, поднимая клубы пыли.



Оказавшись в библиотеке, Хината уткнулась руками в колени и облегченно выдохнула, понимая, что осталась жива. Она села на пол, так как ноги уже не держали, и подумала о том, что знаки на дверях ни к чему, но тут же возникал другой вопрос: зачем же их изображать? Для отвода глаз или же они имеют смысл?

Дверь скрипнула, и в комнату вошел человек. Хината не видела ни лица, ни даже тела, потому что было темно. Силуэт прошелся по залу и, оказавшись перед ней, высокомерно взглянул.

В ночи сверкнули, казалось, зеленые глаза, но она поняла, кто это только вот что от нее хотят? Неужели собираются убить?

- Что ты тут делаешь? – ей вдруг стало весело, и Хьюга отстраненно улыбнулась. Этот парень сейчас казался таким маленьким, как ребенок, который пытается воображать из себя взрослого.

- Сижу.

- Я только минуту назад ушел и, вернувшись, вижу тебя. Как ты тут оказалась?! – а вот теперь пора поволноваться. Девушка уже не видела ребенка перед собой, стало не по себе и, избегая разговора, она быстро встала и хотела было уйти, но резкая хватка за руку, и ее швырнули к стене с книгами. Больно ударившись головой, Хината лишь громко вдохнула и съехала по стенке вниз, роняя за собой несколько книг, а он грозой навис сверху, хватая за подбородок.

- Думаешь, я забыл то, что ты сделала?! – его голос был напрасен. Она от такого потрясения или же от страха перед ним просто отключилась и, пребывая в бессознательном состоянии, только покатилась дальше вниз. На пол.

Голова парня резко заболела, острая боль нарастала с каждым разом, и Гаара, упав рядом с бесчувственной девушкой на колени, схватился за волосы и закричал. Как дикий загнанный зверь, он взвыл от боли. На внутренней стороне закрытых век вырисовывались картинки жуткого прошлого, и он обезумел. Разум медленно покидал тело, но он боролся, до последнего боролся, крича.

Хьюга через минуту пришла в себя, но подумать над тем, что произошло ей не дал дикий крик. Он чуть ли не рвал волосы на себе и почти катался по полу. Она вжалась в стену.

- Гаара-сан? – он не слышал, а только упал на холодный бетонный пол и, сватаясь за волосы, громко орал, словно его убивали, медленно и жестоко. – Гаара-сан! Что с вами?! Гаара-сан!

Весь страх пропал, нет, он перевоплотился в страх за него. И, уже не боясь этого человека, Хьюга быстро оказалась рядом и попыталась схватить его за плечи и встряхнуть, но он отшвырнул девушку в сторону. Она не стала сдаваться и еще раз, попытавшись приблизиться, была отброшена. Сабаку смотрел на акробатку жуткими сумасшедшими глазами, но резкая боль вновь ударила в голову, и он опять взвыл.

Хината заплакала, но, подбежав, села сверху бившегося в какой-то дикой агонии парня и сильно схватила за руки. Она держала, что есть мочи, но он так бесился, что она думала -сил не хватит.

- Гаара-сан! Прошу вас, успокойтесь!

Последним усилием она просто прижалась к парню, как когда-то к Фудо. Слезы ручьем стекали с глаз, и откуда эта вода только берется? И, как только она начала что-то шептать ему на ухо, что-то про успокоение и про то, что все хорошо, что никто его больше не тронет, Гаара начал затихать. А когда вовсе умолк, то резко сбросил с себя ничего не понимающую девушку и быстро вышел из библиотеки, оставляя ее сидеть на грязном полу и гадать, что же такое произошло.
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 05 Nov 2011, 02:40

Привет, Флора, пока Lupatria еще не вышла, решила почитать Легче шелка мягче облаков. Знаешь, а мне очень понравилось. Это все так необычно: призраки, старый театр и Хината. Я начала читать с четвертой главы, но обязательно начну сначала, потому что влюбилась и в это произведение. Оно такое мягкое, легкое как и Хината, и при этом в нем очень много боли, я еще не знаю, почему Хината рабыня, но ее сравнение с Фудо меня покорило, и вообще образ сломленного мустанга очень поразил. Конечно же хочется узнать, что там за тайна у призраков и что за гребни и чем все кончится, но вместе с этим хочется, чтобы это произведение продолжалось и продолжалось. Ты пишешь настолько красиво, что просто нет слов. Теперь ожидаю выхода новых глав еще и этого произведения, обязательно откомментирую, когда прочитаю его сначала. Удачи тебе и не забрасывай, пожалуйста, ведь без твоих фиков уже сложно представить мою жизнь. Спасибо тебе за все!
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 07 Nov 2011, 23:30

Ну вот, теперь я прочла все главы Легче шелка мягче облаков. Знаешь, а ведь это просто безумно... Получается красивая история, одно содержание звучит словно музыка:

[quote]Окунемся в средневековую Японию? Посмотрим на театр и древние легенды? А можем познакомимся с призраками и одной маленькой акробаткой? И познаем всю суть боли, счастья, понимания, любви и надежды...

Она пройдет все муки ада, познает самое светлое чувство на земле и может быть, может быть поймет одну простую истину....[/quote] - знаешь, когда человек так говорит, за ним хочется идти хоть на край света... А еще ты действительно не обманываешь: здесь есть и боль, и счастье, и понимание, и любовь, и надежда, муки ада и самое светлое чувство на земле, дело осталось за одной простой истиной. Я сто раз говорила, что без ума от твоего стиля и повторю это еще раз. Флора, от твоих работ невозможно оторваться, они такие легкие и вместе с тем наполнены философскими размышлениями, полны человеческой трагедии, но вместе с тем отражают жизнь и во всех самых счастливых и светлых ее мгновениях, здесь есть место юмору, жестокости, беспощадности, любви и самым наивным надеждам. При этом все находится в гармонии, нет напора и перебора: и сопли не распустить, и не расплакаться, и не рассмеяться, потому что все это хочется сделать одновременно.

Ну вот самые светлые впечатления для меня оставили сцены, когда Хината знакомилась с остальными актерами и когда она "знакомилась" с призраками. Еще удивило то, как ты описывала Саске, так метко, спокойно, словно так и должно было быть, но мне показалось, что за этим всем скрывается и презрение, а еще усталость от такой бессмысленной жизни. Ну а в остальном присоединяюсь к предыдущему комментарию. Удачи тебе.
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Flora (архив) » 10 Nov 2011, 19:12

[b]Naruto в юбке[/b]

Здравствуй, прелесть моя.

Заходишь так в темку, читаешь и думаешь: за что мне такое чудо? Я безумно рада комментарию от тебя, хотя я всегда рада любому, но тут отписываешься щас только ты, поэтому за такие слова буду писать быстрее и выкладывать)



Вообще фанфик "Легче шелка мяшче облаков" начался писаться еще год назад, пришла идея и никуда от нее не убежишь же)

Осталось не так много, чтобы закончить, так что думаю порадую окончанием этих фиков, не обещаю что очень скоро, но порадую.



[b]Легче шелка, мягче облаков.

Бета: Rima[/b]

[b]8 Глава.

[/b]

Бегать от него по небольшому загону было весельем для нее, зато вот Канкуро грыз ногти от мысли, что позволил ей сделать это. Хината носилась из стороны в сторону, играя с огромным мустангом. Со стороны смотрелось страшно, ведь Фудо был больше ее раза в четыре и тем более девушка еще совсем ребенок.

- Хината-чан! Может, на сегодня хватит?! – сквозь смех и топот копыт по мокрой земле она не слышала и продолжала подтрунивать коня, то хватая за прядь гривы, то слегка оттягивая ухо. Она играла с ним, как с собачкой, а тот и рад был.

Хьюга не пыталась приручить или заставить его подчиниться ей, она даже не касалась руками спины, чтобы не спугнуть его. Рядом с вольером стояло целое ведро с яблоками, которые конь ел чуть ли не каждые десять минут. Фудо был в восторге от такой игры. Будь он на воле, резвился бы со своей нимфой вот так вот каждый день.

Хината еще долго смеялась над тем, как она ухищрялась поддеть коня за длинное ухо и убежать от таких резких рывков в ее сторону. Мустанг, не оставаясь в стороне, аккуратно хватал ее то за рукава, то иногда мог нежно коснуться губами ее длинного хвоста, которым синие, как море, глаза восхищались.

Секунда, и огромное животное встает на дыбы и кружится на месте, не пуская девушку из-за спины. Он буквально подлетает к ограде, пытаясь спугнуть опасность, но человек стоит непоколебимо. Синие глаза так и прожигали его насквозь, он дышал прямо в лицо опасности и бил копытом о землю.

Хината сразу увидела так бросающиеся в его внешности глаза, и быстро подбежала к Фудо, успокаивая и отгоняя от человека. Гаара же не придал этому особого значения.

- Вы что-то хотели, Гаара-сан? – он смотрел сквозь нее и немного отстраненно произнес:

- Тебе нужна помощь, - пробуя слова на вкус, Сабаку призадумался. Он редко когда помогал кому-то из семьи, а тут посторонний человек. – Я помогу в обмен на твое молчание о случае в библиотеке.

Девушка изумилась такой просьбе и лишь кивнула, парень больше ничего не сказав, ушел. Она еще долго смотрела ему в спину, пока силуэт не исчез в другом выходе длинной конюшни. Канкуро, который явно ничего не понимал, тут же начал приставать с расспросами, но девушка лишь глупо махала руками и молчала. Говорить поздно – дала обещание.

Пол дня Хьюга провела в конюшне, пытаясь хоть как-то оседлать непутевого Фудо. Наверное, он привык к играм с ее стороны, и, когда она с бордюра загона постаралась аккуратно сесть на ничем не прикрытую спину, мустанг шагнул в сторону так, что Хината шлепнулась на промерзлую почву, покрытую тонким слоем инея.

Оставшуюся половину дня где-то до одиннадцати вечера она провела в темном подземелье с духами, уговаривая их о том, чтобы хоть кто-то ей помог, а именно Гаара-сан.

- Ну как вы не понимаете Хината-чан?! – кричал Орочимару. – Вы нам поверили не сразу, а этот сумасшедший уж точно не сможет!

- Но!

Цунаде тут же показала жестом, что рот ей пора прикрыть. Женщина захватила обоих духов и куда-то испарилась, оставив Хинату сидеть и болтать ногами. А ведь она так хотела, чтобы ей помогли в этом нелегком деле. Трупы и кости умерших никак не выходили из головы, а ведь, не успей она забраться наверх, то навечно осталась бы там среди скелетов.

Хьюга смотрела по сторонам, но духи так и не появились. А чего думать? Что они ей сделают? Девушка решительно спрыгнула с бетонного выступа и вышла из маленькой темницы. Сейчас была почти полночь, что шло только на руку. Она схватила бумажный фонарь со свечей внутри и, оказавшись у библиотеки, осмотрелась и тихо вошла.

То, что под светом лампы за единственным столом сидел тот, кого она так боялась и хотела видеть, нисколько не смутило, даже не заставило испугаться или стыдливо покраснеть. Ведь он может помочь.

Одарив девушку равнодушным взглядом, Сабаку продолжил читать какой-то старый свиток. Хината напряглась, но решила, что если и заговорит с ним, то вряд ли сейчас. Поэтому она не боясь ни гнева духов, ни его реакции, спокойно подошла к нужной книге и нажала на рычаг.

Хьюга заметила, как он медленно поднимает голову, как тень удивления скользит по его до этого непроницаемому лицу, и как у самой девушки подкашиваются ноги. Все-таки страх перед этим странным человеком всегда брал верх над хрупким созданием.

- Что это? – чуть на повышенном тоне спросил Гаара.

- Но вы же хотели мне помочь? – ответ на его вопрос последовал не сразу, но Хината старалась говорить увереннее и четче, чтобы не показать такого явного ужаса и неподатного страха.

Сабаку медленно отодвигая стул, поднялся и прошел к границе между библиотекой и сиявшей лазурью пещерой.

- Объясни.

Хьюга вздохнула и села на пол по привычке. Ее рассказ был долгим, изнурительным и до невозможности фантастичным. Духи, Будда, пещера, которая светится радугой от прикосновений. Нет, скелеты были не такой фантастикой, как самозакрывающийся потолок.

- Я обещала…

И он тоже. Поэтому без лишних вопросов Гаара уже хотел переступить «порог», но девушка почти неслышно сказала:

- Там скользко и холодно, вам стоит переодеться.

Пока ее новоиспеченный помощник переодевался, девушка, по его приказу, доставала словари. Она и подумать не могла, что он может согласиться на такую затею, а еще и поверить про рассказы о духах.

Хьюга спокойно ждала его у входа в пещеру, как медленно открылась дверь. На Гааре были немного мешковатые штаны сапоги и жилетка, в руках он держал фонарь, а в маленькой сумке, что висела на плече, были, как она поняла, толи ножи, толи перья.

Хината молча шла вперед, слыша, как хлюпает подошва его ботинок по полу. Сабаку молчал, но все же его немного восхитило это лазурное зрелище. И девушка, которая быстро шла впереди, не казалась похожей на остальных людей, но и была настолько жалка, что он просто не мог посчитать ее за человека.

Хината прислушалась к бьющим часам наверху и, уже дойдя до нужного поворота, прыжком скользнула вниз. Не долго размышляя о ее поступке, Гаара сделал тоже самое.

А потом, потом они долго сидели на холодном полу, делая перевод. Сабаку-младший, наверное, через час заговорил с ней по-нормальному. Он спрашивал что-то, иногда даже рассказывал.

- Так значит духи, говоришь? – его глаза на миг устремились в пустоту, будто обдумывая свой вопрос.

- Да, Гаара-сан. Цунаде-сама, Джирайя-сама и Орочимару-сама.

- Это основатели театра, как я помню, - девушка кивнула и продолжила искать в словаре нужный иероглиф. Где-то еще через час, когда перевод был закончен, Сабаку странно посмотрел на запись и ничего не понимая.

- Бессмысленный текс, а может, просто шифр, только вот ни по вертикали, ни по горизонтали не читается.

Хьюга спросив, взяла в руки текст и быстро пробежалась глазами по листку.

«Все изысканные леди стремятся быть смертью.

Открытые ключи будут там - покажешь глазами.

Все дороги ведут в бездну снов.

Ужасное, милое солнце, в кровавой тьме.

И увидишь ты миф. Подземелье дракона.

И никто не даст тебе воды.»

Потом девушка пробежалась по диагонали и закрыла рот рукой. Ее всегда пугали такие странные послания и слова.

- Что там? – Хината показала диагональную полоску и заглянула в зеленые глаза. Он не изменился в лице. Казалось, что ему вообще плевать. – Тебе ведь нужен был только перевод? – эти его слова заставили ее погрустнеть, ведь девочка думала, что он поможет ей до самого конца. Хьюга неуверенно кивнула и забрала лист из холодных рук. Они забрали все принадлежности и тихо, не говоря друг другу ни слова, вышли из подземелья.

Пути разошлись так же быстро, как и сошлись, она даже не поняла толком, что это за человек и почему он согласился, почему она все еще жива. Эти вопросы крутились в маленькой головке, а ноги вели уже к знакомой конюшне. Фудо звонко заржал, завидев свою маленькую фею, посмотрев в ее лучистые глаза, он недовольно фыркнул и качнул головой, спуская гриву на глаза.

- Ах, Фудо. Я такая никчемная! – она опустилась рядом с закрытой дверью на пол и шумно выдохнула. – А ведь я думала, он мне поможет…

- Я же говорила, что этот сумасшедший тебе не поверит! – Хината уже привыкла к таким появлениям духов и устало откинулась на вольер, преграждающий Фудо путь к свободе.

- Он помог мне, Цунаде-сама, а значит, наверное, поверил. Гаара-сан - хороший человек, я знаю.

- Глупая, маленькая девочка. Он сумасшедший. – Повторилась высокая женщина и будто бы присела рядом. Хьюга удивленно на нее посмотрела, как и мустанг, он видел духа, только не мог понять, почему не испытывает желание убить и растоптать.

- Почему вы так говорите? Гаара-сан вовсе не сумасшедший, он просто замкнутый и одинокий, - ее слова и наивность поразили не только духа. Он стоял у задней двери, не дыша. Никто не хотел видеть в нем нормального человека, никто не мог разглядеть это состояние души, а эта глупышка, рабыня из цирка, так легко и непринужденно говорит в пустоту такие слова.

- Нет, милая моя, этот человек - самый последний в этом месте, к кому ты должна была обратиться. Его семья сгорела заживо по его вине. Выжил лишь этот мальчик. – На глаза девушки навернулись слезы, которые она быстро стерла.

- А как его брат и старшая сестра?

- Не родные, его приютили и отдали сюда.

- Но это не делает его сумасшедшим! – она даже вскочила на ноги, осуждающе смотря на духа. – Он просто многое пережил. Я тоже была свидетелем смерти родных. – Ее голосок стал тише, - отца убили, мать посадили на кол, объявив ведьмой, брата забрали в войска императора, а меня спрятала подруга мамы в цирке, когда мне было еще три года, именно там я и стала рабыней без звания, без семьи, без жизни. А ведь мой статус не ниже вельмож императора.

Хината села на пол, снова зарылась носом в колени.

- Я всегда вижу сон, как казнят маму, как забирают брата и ищут меня. Я больше похожа на сошедшую с ума, разговаривая с вами, нежели Сабаку-сан.

- Ты святая, Хината Хьюга. Будда воздаст тебе за твою невинность. – Хината так и не поняла, почему эта женщина так восхваляет чужого Бога…

Хьюга, уходя, немного раскраснелась и быстро направилась в свою комнату. Дух знала и видела его за дверью. Видела шок радости и даже надежду в бирюзовых глазах, которые впервые увидели то, что не должны были. Цунаде как-то озорно улыбнулась и исчезла в клубках дыма. Только Фудо, ничего не понимая, уставился в пустоту конюшни и отвернулся, ложась на стога сена.
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 11 Nov 2011, 21:24

Флора, вай, неужели ты мне ответила! Нях, я так рада)))

[quote]поэтому за такие слова буду писать быстрее и выкладывать)[/quote] - как здоровски))) А я буду быстрее и быстрее читать)))

Вот, прочитала новую главу, порадовалась тому, что Гаара наконец-то стал помогать Хинате, тому, что план Цунаде все же удался, надеюсь вскоре увидеть развитие отношений Гаары и Хинаты, уверена, это будет очень красиво)))

А еще ужаснулась страшному прошлому этой пары, они действительно многое пережили, а еще я поняла, откуда у Хинаты знания о том, что нужно следить за собой и т. д. Вот... А еще я очень наивно надеюсь на то, что ты подаришь им счастье, они ведь его заслужили, ня?

Желаю тебе удачи и жду продолжения!!!
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Flora (архив) » 11 Jan 2012, 19:30

[b]Легче шелка, мягче облаков[/b]

[b]Бета: Rima[/b]

[b]9 [/b][b]глава.[/b]



- Хината, глубже наклон! Ну же! Вот так! – голос нового учителя разносился по небольшому залу. Она стояла среди танцовщиц, облаченная в новый костюм, и счастливая. Все казалось таким легким, таким красивым, что она невольно начала подпевать мальчику, игравшему мелодию на трубе. Его игра отличалась от целого оркестра музыкантов, но была такой душевной и пронзающей, что девушка напевала эту мелодию не только вслух, но и в сердце.

Они вертелись по комнате, иногда шумя цепями, что были декорациями костюма. Столько разных движений, стилей и даже западных заимствованных «па».

- На сегодня закончили, девочки! Вы все молодцы, если на выходных будете так же танцевать, то все получится. Завтра репетиция на сцене.

Хьюга, довольная окончанием репетиции, побежала в коморку Тентен - отдать костюм. Ее так сильно смущало это «нечто», что сильный румянец, появившийся на щеках, стал под цвет полупрозрачной юбки.

- Хината! – голос блондинки заставил ее остановиться на полпути и медленно повернуться. – Ты куда? К Тентен?

- Да Ино-сан, - ответила акробатка в поклоне.

- А! Брось немедленно эти «сан»! Ужас! Как тебя вообще такую тихоню пустили сюда, - наигранно отвечала Яманако, хватая девочку под руку. – Сегодня великий день! К нам приезжает дочь императора! Ты представляешь?! О, Ками-сама, что за счастье! Интересно, а какие у нее наряды? Наверное, самые дорогие!...

Ино рассказывала и рассказывала, заставляя Хьюгу иногда краснеть и невольно смущаться.



Вечером она одна репетировала танец в уже опустевшем зале, вокруг вился старик Джирайа, которого то и дело била по голове Тсунаде за пошлые мысли.

- Хината, спой нам! – весело сказал седовласый старик, поудобнее размещаясь в воздухе.

- Я не умею, Джирайа-сама. Вот Сакура-сан поет восхитительно. У нее такой голос и ее игра бесподобна, - мужчина громко рассмеялся.

- Эта курица красиво поет?! Ха-ха-ха-ха. Вот рассмешила! Бесподобная игра?! Убила ты меня, красавица, да у нее же груди нет! Ай! – рядом уже висела грозная женщина, потирая кулаки.

- Старый извращенец! А ты спой, и ведь Джирайа прав, она совсем не умеет петь, не скажу что у нее плохой голос, но лучшего в театре нет. И людям простым не понять тонкости вокала… - пока дух рассказывала что-то об умении петь, голосах от бога, Хьюга вспоминала ту игру мальчика и начинала петь.

[center]«В ту дивную ночь из сапфиров Непала,[/center]

[center]В те древние горы вливался свет.[/center]

[center]О, Ками-сама, я ведь не знала,[/center]

[center]Каким чистым бывал рассвет…»[/center]

Ее мелодичное пение, смешанное с умелыми движениями рук и ног, разнеслось по всей комнате. Звук был настолько прекрасен, что так и искал щели в стенах, дыры и сквозняки, чтобы вырваться наружу. Духи замерли, даже старый Орочимару прилетел на ее голос. По всем уснувшим коридорам разносилась ее странная песня. Слова, взятые из самой души, из потаенных уголков сердца, из того времени, когда все было иначе, когда ее наряжали в кимоно тысячи слуг, когда маленькую девочку вели по роскошным залам, когда хрупкое девичье сердце не знало боли и потерь.

Матахаси уже хотел уйти в свои покои, закончив письмо императору с приглашением на новый спектакль, как услышал тихую мелодию чьего-то голоса. Он замер, прислушиваясь, откуда идет звук, и быстро перебирая гэто, направился в ту сторону шума. Он тихо, почти неслышно, открыл дверь и замер. Мог ли он подумать, что у кого-то есть такой голос, такая грация и умение держать ритм. Она действительно казалась нимфой, сказкой, но никак не человеком, не рабыней из цирка. В голове родилась безумная идея, которая должна была перевернуть жизнь театра.



[i]- Ты ведь знал о ее голосе, старый хрыч![/i]

[i]- Знал, и что?[/i]

[i]- У нее будут проблемы, - сказал Орочимару, растворяясь в клубах дыма.[/i]



На следующий день все началось вроде как обычно. Они, уже одетые в свои костюмы, стояли чуть в стороне от центра стены и делали растяжку, пока главные актеры репетировали свои роли. Только вот господин Матахаси уже не восхищался Сакурой, а постоянно указывал на ошибки и недочеты, что выводило девушку из себя, а иногда и заставляло слезы навернуться на глаза.

- Харуно-сан! Вы можете петь на ноту ниже, иначе ваш голос как у конюха, - он отвернулся от сцены и добавил. – Может, вас заменить? – глаза Сакуры расширились от ужаса. – Сама дочь императора, знатная особа, та, кто поет как колокольчики в садах Кьетти, приедет на эту постановку, а ваш голос как у любителя. Ваша пластика требует доработки! – актриса чуть ли не рыдала от ужаса, у нее дрожали губы и уже прослезились глаза.

Стоявшая позади Карин уже была счастлива, что возможно сейчас поставят ее на главную роль, но вспомнив, как когда-то провалилась с оперным пением, поникла. Да и кем можно заменить? Ведь больше в театре никто не поет.

- Хьюга Хината! – танцовщица, шумя цепями, подбежала к Яно и низко поклонилась.

- Да Матахаси-сан!

- Станцуй роль Харуно-сан и спой, девочка, - не только актеры, но и все остальные: танцовщицы, гримеры, костюмеры и даже уборщица - были удивлены. Бедная девочка боялась оглянуться назад, чувствуя на себе столько взглядов.

- Но… - ее голос дрожал.

- Это приказ! – сказав, что она слушается и, понимая свои права, Хината ушла на середину сцены. Не то чтобы она не знала роль и движений, наоборот, она отлично помнила любой взмах руки, поворот головы и каждую ошибку Харуно. Только вот взгляд ведущей актрисы, взгляд черных пустых глаз был устрашающим, одна смотрела с завистью и ненавистью, а другой с каким-то купеческим умыслом. Хината чувствовала себя товаром.

Несмотря на все это, краснея, смущаясь и чуть ли не трясясь от страха, она начала танцевать. Звук цепей будто слился с ее голосом, насколько тонко и звучно она пела, а движения рук…

Затаив дыхание на нее смотрел весь персонал, все актеры и прочие люди в зале. Хината закрыла глаза, чтобы не видеть этих лиц, чтобы не чувствовать себя в центре внимания, потому что голова начинала кружиться, и она готова была вот-вот потерять сознание.

Когда акробатка остановилась, и, затаив дыхание, открыла глаза, то зал наполнился странным шумом, который она так часто слышала в цирке. Это были аплодисменты, овации и даже чей-то свист. Хьюга, уловив эти звуки, раскраснелась, и тут же спохватившись, увидев, как на нее смотрит Сакура, выбежала из зала.

- Стой! – крикнул такой знакомый и, кажется, уже полюбившийся голос. – Да постой же ты! – Хината остановилась и, не смея повернуться, прошептала его имя. Настолько это было тихо, что даже сама девушка не услышала.

- Хината-чан! Ты потрясающе поешь! – Наруто тут же оказался перед ее носом: счастливый, такой довольный и вечно улыбающийся. – Так ты будешь петь?

- Что?

- Ну, Матахаси-сама сказал что заменяет Сакуру тобой, ты разве не счастлива?! – она помотала головой и, прежде чем успела что-то ответить, посмотрела на это прекрасное лицо из под челки, увидела улыбку, адресованную ей, и потеряла сознание…





Открыв глаза, Хината увидела перед собой задумчивое лицо Джирайи, повернув голову влево, заметила Шизуне и господина Яно, а еще там был кто-то третий, но этого человека не хотелось рассматривать.

Хьюга глубоко вдохнула и медленно поднялась, принимая сидячее положение. Ее тут же окружили все находящиеся здесь люди, расспрашивая, задавая вопросы и создавая ужасный шум.

- Хината-чан! Нам надо репетировать! – ее кто-то схватил за руку и заставил бежать в зал.

И началось…

Репетиция с утра до поздней ночи, новый костюм, новая роль, другое отношение. Она даже начала замечать, что на нее как-то косо смотрят бирюзовые глаза. Что опять она делает не так. Духи качали головами, но ничего не говорили.

Когда настал день спектакля, когда ей рукоплескали, аплодировали, восхищались и дарили цветы, Хината просто стояла и беззвучно плакала, не веря в чудо, не веря, что такое вообще может быть…

- Ну, какого быть звездой? – спросила подошедшая к ней Ино, радостно вручая цветы.

- Ино-сан, я не хотела! Я не достойна! – Яманако обняла бедную девочку и засмеялась.

- Кто-кто, а ты так говорить не должна. Жизнь не дает того, что мы не можем выполнить, а такая награда, я думаю, дана тебе не зря.

Хьюга утерла подступившие слезы и поблагодарила подругу. Было еще множество поздравлений со стороны новых друзей и знакомых. Сам директор театра сказал, что она прекрасно играла свою роль. Только вот злобный взгляд Сакуры никуда не делся. Девушка с волосами цвета молодого заката с завистью смотрела на все это и понимала, что Саске теперь не удержать.

- Сакура-чан, как тебе новая актриса?

- Хм!

- Да. Я тоже думаю, что ты самая лучшая! – Наруто добродушно улыбнулся и приобнял девушку за плечи, только вот именно у этой пассии в голове созревал коварный план по устранению соперницы.



Хината осталась одна в большом зале с опустевшими местами для зрителей и убранными декорациями. Она была так счастлива, что кружилась по пустой сцене и улыбалась. Потом акробатка села на пол и посмотрела наверх, где висели мешки с песком и были старые балки, и лестница с балконом.

Послышались чьи-то шаги, и девушка быстро вскочила на обе ноги и посмотрела на силуэт в темноте. По мере приближения человека, Хьюга понимала кто это. Учиха Саске – звезда театра, сам пришел к ней, только вот зачем?

- Значит, теперь ты у нас лучшая? – она молчала. – Знаешь, что ждет самых-самых в этом месте? – девушка помотала головой и отошла на шаг назад. – Они становятся моими, теперь твоя очередь!

Хината распахнула глаза и закрыла рот рукой. Он был страшен и ужасен, она боялась его больше, чем дикого мустанга в конюшне. Все еще пятясь назад, Хьюга мотала головой в знак несогласия и, когда дошла до самого края, резко спрыгнула и убежала наверх, теряясь в темноте огромного помещения и хлопая большими дверьми.

- Ничего, еще никто не отказывался…



[b]9 [/b][b]глава [/b]



- Ну, как твои успехи, моя милая? – Цунаде сидела за столом и смотрела на Хинату. Хьюга, как обычно, сидела на том каменном выступе и болтала ногами.

- Мы перевели тексты на дверях. Но я ничего не могу понять. Такое чувство, что в том подземелье ничего нет. Когда я нажимала тот рычаг, то чуть не осталась погребена в тех местах навечно.

- Хм… Может, мы ошиблись? Может, действительно, подземелье ничего из себя не представляет?

Девушка внимательно слушала духа и думала о том, что нельзя сдаваться и опускать руки. Этому ее научили тут, это то, что теперь она никогда не забудет.

- Я еще не ходила дальше двух рычагов, может быть, там есть еще что-то, но боюсь, одной мне не справиться, Цунаде-сама. В прошлый раз я чуть не погибла, и, если что-то случится, то я никого не смогу предупредить.

- Ты права, но… Этот парень, ведь он больше не поможет тебе. Да и никто больше не поможет, потому что поверить в духов очень трудно. Вероятнее всего тебя примут за сумасшедшую, или того хуже казнят за колдовство.

Хината грустно посмотрела на заплесневевшую стену и выдохнула. В один миг комната наполнилась запахом многолетней пыли и затхлости.

- Ты можешь прекратить, дитя мое, тебя никто не заставляет.

- Я помогу вам! Я ведь обещала, - тихо сказала она и, взяв факел, быстро ушла из помещения.





Сакура сидела на ступеньках в главном зале и теребила подол расписного кимоно. Неужели так сложно придумать, как можно убрать девочку? Ведь вчера она видела, как Учиха зашел в пустой зал, где сидела эта мелкая пакостница, только вот та скорее его боится, нежели мечтает о нем. Это, конечно, было здорово, что Саске ее не интересовал, но такое нельзя сказать о самом Учихе.

Девушка не очень то и хотела разрабатывать план мести или что-то в этом роде. Ведь по сути дела, девчонка не виновата в том, что хорошо поет, да и кишка тонка, чтобы все это было проделано специально, но либо она сама будет стараться, либо Хинату придется убрать.

- Сакура? Что ты тут делаешь в такое время? – по лестнице вверх поднималась Карин, слегка приподнимая подол пышного европейского платья.

- А ты это куда так вырядилась?! – Харуно засмеялась, прикрывая рот ладонью.

- А ты, похоже, новый сценарий не читала, лобастая? И, конечно же, костюмы не видела? Господин Матахаси велел привыкнуть к костюмам и тугим корсетам. Платье весит около десяти килограмм.

Карин снова подхватила подол, и было уже видно, что она с трудом его поднимает. Сакура грустно перевела взгляд на само платье. Надо было признать, ее главной бывшей сопернице оно безумно шло.

- А почему ты босая?

- Ха! Да чтоб я еще раз надела европейские туфли!

Актриса высокомерно подняла подбородок и зашагала вперед. Спина ее была ровной и очень красивой. Иногда Харуно завидовала ей, ведь та больше не любит Учиху.

Сакура думала, что, наконец-то, настанет тишина и покой, но внизу услышала возмущенные вопли, нет даже не вопли, а грозные ругательства и угрозы.

- Что вы на меня нацепили?! Да я лучше надену платье той кикиморы, чем это! – девушка, все еще сидящая на ступеньках, узнала голос человека, а потом и увидела его самого. Суйгетсу Ходзуки выглядел, по меньшей мере, нелепо, и она не сдержала смеха. Но и Карин, не успевшая подняться наверх, захохотала, да так истерично, что, кажется, перепонки лопнут.

- Это не смешно! Заткнись, швабра! Стекла треснут!

- Могу одолжить свое платье, - сквозь смех сказала девушка, делая реверанс.

- Суйгетсу еще повезло, а вот я реально клоун! – наверх поднялся Наруто, размахивая длинными рукавами и звеня бубенчиками. Теперь смех был еще громче, так как даже Ходзуки хохотал во всю глотку. Парень аж присел и схватился за живот, чтобы не лопнуть.



- Смейтесь, смейтесь! – Узумаки надул губы и отвернулся.

- Усаратонкачи, ты и без наряда клоун.

Все обернулись на звезду театра и замолчали. Что уж сказать – он украшал любое одеяние. Манжеты, красивые туфли и даже бакенбарды шли ему. Парни хмыкнули, а девушки томно вздохнули.

- Теме, а ты вылитая принцесса, где твой прекрасный принц?

Учиха только начал говорить, но его перебила Сакура, с завистью говоря.

- А кто же будет в главной роли?

- Ты, - быстро ответил Наруто, он рассматривал длинные рукава и бубенчики, но успевал везде: слушал, отвечал…

- А как же эта?

- Девушка из цирка? Господин сказал, что она будет танцевать. Там роль, требующая большей физической нагрузки. Вы почти на равных!

Наруто выпалил сию новость, даже не подозревая, какого это было слушать Харуно. Она позеленела, покраснела и даже побледнела от зависти. Карин, увидев злость в глазах Сакуры, усмехнулась. Суйгетсу сидел почти рядом, и эта прекрасная фурия дернула его за волос.

- Ай. Ты глупая баба! Что ты делаешь?!

Карин весело засмеялась, наверное, впервые так искренне и, показав ему язык, побежала вниз.

- Догони меня, придурок!

- Дрянь!

Он резко соскочил с места и рванул за ней. Девушка только быстро убежала за угол, поднимая пышный подол платья и смеясь. Было так здорово. Как когда-то в далеком детстве, бегать от него и смеяться.

Она быстро сняла туфли и, собирая юбки в одну руку, бежала по пустым коридорам, ведущим в заброшенную студию.

Ходзуки еле бежал в этих туфлях и, снимая их по дороге, ускорил бег. Почему она такая? Зачем? Кто она ему? Он не понимал, за что так ее ненавидит, за что так относится? Вроде бы ничего такого она ему не сделала. В памяти лишь всплывал один момент. Тот когда он зашел к Учихе и увидел ее. Тело, идеально-красивое, страстный взгляд и стон, что преследовал его неделями. Что она для него? Кто?



Карин отдышалась, вставая перед огромной дверью, и уже отодвигая ее, девушка обернулась. А вдруг он не идет за ней? Вдруг ему все равно? Отчаяние накатило так же быстро, как и веселье. Все эмоции смешались, стало тяжело дышать, и Карин с шумом села на пол, бросая в сторону прекрасные туфли. Но актриса не успела даже ни о чем подумать, как резко распахнулась дверь. В комнату ворвался ветер, растрепав ее волосы, и растворился в огромном пространстве.

Карин только наклонила голову вбок, разглядывая его. Так красив. Почему он так прекрасен? Откуда это солнце вокруг?

- Глупая женщина, что ты вытворяешь?! – он замолчал, пытаясь отдышаться, а она тихо встала со своего места, шурша подолом тяжелого платья и пытаясь сохранять спокойствие, шла вперед, все ближе и ближе к нему…

И когда расстояние между двумя было чрезмерно мало, он продолжил свою тираду.

- Ты должна знать свое место! Иначе никто на тебе не женится и… - а ей так надоело слушать все это, раз за разом, что девушка не выдержала и заткнула ему рот поцелуем. Не ожидая ответа, она настойчиво и требовательно целовала эти губы, боясь отпустить, отстранится, потерять…

- Карин?

- Замолчи, идиот!

Ходзуки уже сам потянулся к ее губам, крепко держа за талию одной рукой, а второй захлопывая огромную дверь.

Кажется, костюмы придется надеть снова и на репетицию они явно опоздают…





Хината быстро двигалась по площадке. Ее платье было легкое и почти невесомое. Казалось, не человек вовсе, а лебедь. Она была легче, чем перышко, нежнее, чем самый натуральный шелк. Ее руки, ее ноги, голова, все эти части тела находили что-то общее, создавая особую картину, образ, который никто не сможет понять, кроме нее.

Что такое фея? Что за существо? Может, их нет? А может, есть? Музыка не имела значения, ее просто не существовало, не было в ее воображении, как и в памяти. Она жила танцем, воплощала в нем не только суть или смысл, а всю свою жизнь, боль, страдания.



Сколько усилий она приложила для того, чтобы надеть эти пуанты, чтобы встать на носочки и, подобно европейской танцовщице, кружиться, убивая возможность дышать.

Когда она закончила репетицию, ее расхвалили и отпустили на заслуженный отдых. Девушка села на скамейку и начала развязывать шелковые ленты. Когда Хината сняла их, то ужаснулась, смотря на свои пальцы. Они были все в крови и очень болели, но когда она танцевала, этого не было видно.

- Девочка моя, подожди, - говорила Куренай, останавливая ее у выхода. – Ты должна будешь еще отрепетировать завтра танец с Гаарой, у вас ведь целый акт этого танца.

Удивленная девочка лишь кивнула, поклонилась и выбежала из зала прочь. Она неслась по коридорам, прижимая к груди костюм и пуанты, и боялась остановиться. Почему никто не предупредил, что им придется танцевать вместе? Почему никто не сказал?

Страх? Или это что-то иное, что-то теряющее понимание в ее сердце.



Хьюга быстро поднялась наверх, к себе, и села на теплый пол. Перед глазами плыли картинки, и она откинулась назад, кидая вещи в сторону. Копна пышных волос легла на плечи, прикрыла грудь и устлала мягкий ковер. Что с ней происходит?..



- Харуно-сан! Да что с вами!? Девочка моя, вы отвратительно играете! Никуда не годится! Где ваша утонченность и грация! Приедет сама ее высочество, а вы так похабно и унизительно относитесь к роли!

Сакура лишь опустила голову и молча слушала, скрестив перед собой пальцы. После того ужасного провала, после той замены, к ней стали относится еще хуже, еще требовательнее, чем раньше. Никто так не должен был выкладываться, как она. Ведь, не имея таланта и шарма, она должна, обязана была быть лучшей.

- Мне надоело! Наруто! Приведи Хинату! Девочка будет играть две роли.

Директор театра резко развернулся, взмахнув длинными рукавами, и ушел, сказав, что вернется через десять минут.

Глаза прекрасной девушки налились кровью, и она, дабы никто ничего не увидел, медленно развернулась и пошла прочь. В сердце кипели ненависть, злоба, страх и обида. Уже заворачивая за угол, она знала, что никто не отнимет у нее роли, ее любимого и мечту, а уж тем более маленькая акробатка.

- Я изведу тебя, дьяволица!

- Не обо мне ли?

- Не достойна! – Харуно посмотрела на Карин и, если бы можно было прожечь глазами, то в рыжеволосой были бы дырки.

- Не на новенькую ли ты зуб точишь?

- Не твое дело!

- Поплатишься ты, Сакура, за свою ненависть и зависть. Столько грехов в одном человеке.

Актриса закричала в голос и Карин исчезла, скрываясь в темном коридоре. Кому хочется быть поглощенным пороками другого?..





- И… Раз, два, три, раз, два, три…

Он держал ее за талию, за одну руку и не понимал ничего. Касаться девушки так близко ему еще не доводилось. Бросало в дрожь и становилось плохо, но не от ее прекрасного вида, а от ужаса, поднимающегося с недр его сознания.

- Закончили!

Куренай покинула помещение. Хината подошла к скамье и начала складывать аккуратно свой костюм, выданный буквально час назад. Она впервые танцевала такой танец. Никогда еще не доводилось танцевать в паре, так близко…

Это смущало, даже слишком, а смотреть в глаза было еще страшнее, ведь его взгляд был самым страшным, самым диким и самым живым.

Сабаку седел в другой стороне комнаты и, запустив руки в волосы, чуть ли не выдирал их. Хьюга с опаской смотрела на это зрелище, но подойти не решалась. Ведь тогда он ее так отшвырнул, что голова еще неделю болела.

- Чего уставилась?! Пошла вон!

От звуков его голоса она вздрогнула, и, быстро схватив вещи, выбежала из зала. Когда огромные деревянные двери были закрыты, Хината прижалась к ним спиной и, спустя минуту, даже меньше, услышала его крики, услышала, как кулаки стучат о стены, но она ничего не могла сделать. Ее разрывало от чувства вины, только за что? Так хотелось ворваться туда и помочь, но страх ее останавливал.

Акробатка быстро встала и побежала прочь, лишь бы не слышать этих криков, его мук и боли.

«Ками-сама, спаси его душу, спаси его!»



Пока она бежала по коридорам, пряча полные слез глаза, ее везде искал Наруто. Белокурый актер не желал зла маленькой и хрупкой девушке, но и не хотел, чтобы она так легко занимала чужую роль. Она не виновата в том, что лучше, чем Сакура, но…

Сердцу голубоглазого блондина трудно было все это объяснить, и он злился, злился на Хинату за то, что его любовь страдает и плачет по ночам от безысходности.

- Хината! – он заметил ее пробегающей мимо главной лестницы. – Я тебя обыскался!

Девушка остановилась и медленно обернулась на голос. Щеки тут же залил румянец и она, вытерев уже сухие дорожки от слез, кивнула в ответ, что готова слушать.

- Тебе добавляют еще одну роль, будешь играть вместо Сакуры.

Узумаки сказал это так грубо, что Хьюга удивилась, но еще больше она испугалась, когда он схватил ее за руку и потащил в зал.

Откуда от него такой холод? Почему эти руки больше не приносят тепла? Хината так испугалась этого дикого чувства, что одернула руку и тихо сказала:

- Я следую за вами, Наруто-сан, - почему она такая покорная?

Парень ничего не сказал, лишь пошел дальше.



Репетиция проходила очень жестко, никогда еще директор театра от них сколького не требовал. Хинату настолько устала, что, придя к себе на чердак, упала на кровать и забылась глубоким сном.





Харуно же бродила из стороны в сторону. Ей не давала покоя эта девчонка, она просто выводила из себя. Она была ведь куда красивее, грациознее и ее волосы… Боже, как она завидовала этой прекрасной прическе, таким шелковым, длинным волосам, они словно были подарены ей богом.

- Мерзавка не заслуживает их! Не заслуживает! – истерично кричала актриса, сидя уже на полу и сжимая края матраца.

Она подскочила и быстро подползла к зеркалу и столику с украшениями.

В ночи блеснули ее зеленые глаза и ножницы…
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 23 Jan 2012, 19:25

Пользователь М. М. Хината отсутствовал в базе форума Миката.



Урааа, прода. Я её ждала с прошлого года и наконец то дождалась. Флора-сан вы знаете чего хотят читатели, все главы читала на одном дыхание. Вы заставляете Хинату так работать над собой, ай, ай, ай нехорошо. Шучу, всё просто восхитительно, так и хочется продолжения. Жду продолжения и надеюсь что дождусь ^о^
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Flora (архив) » 24 Jan 2012, 15:43

[left][b] [b][url="http://www.mikata.ru/index.php?/user/15693-m-m-hinata/"]М. М. Хината[/url][/b][/b]



[size=4][font=comic sans ms,cursive]Большое спасибо, что ждете, читаете и оставляете комментарии) Надеюсь и дальше вас не огорчать) Спасибо большое)

[b]Название:[/b]Мужчина

[b]Автор:[/b]Flora

[b]Бета:[/b]Rima

[b]Жанр:[/b]Драбл, Виньетка

[b]Персонажи/пары:[/b]СаскеСакура

[b]Рейтинг:[/b]PG-13

[b]Предупреждения:[/b]AU

[b]Дисклеймеры:[/b]Все принадлежит Такеи

[b]Содержание:[/b]- О чем ты думаешь? – она тихо подошла, села рядом на песок и посмотрела на море.

- О Сакуре.

Она удивилась и улыбнулась.

- Красивое растение, особенно в цвету, оно не может расти на болотах или в неблагополучных местах, - говорила она задумчиво, прекрасно зная, что речь идет не о дереве. – А еще, - женщина вновь улыбнулась мужу, улыбнулась его задумчивости и внешней сухости, - ты безумно любишь наблюдать ее цветение. Да?

- Да…



[b]Статус:[/b]Окончен

[b]От автора:[/b]Посвящается моему другу, надеюсь и он найдет свое счастье.

Он ненавидел большие чемоданы, шумных женщин, истерики и ложь, не переносил запаха пота, дешевый табак, аспирин и «Сhanel». Часто исчезал, еще чаще забывал и менял номера. Мужчина, который за свою недолгую жизнь сменил сотни дорогих отелей, тысячи женщин…

В этой спешке, неуловимой суете серых будней, окрашенных в тусклый цвет мартини и густоту американского виски, он давно потерял ту нить, за которую держался. Слишком все стало одинаковым. Менялись лишь лица, формы, позы и счета, но он…



Поиски казались уже смешны и, возможно, глупо было вообще искать ту, ту единственную, когда повидал их тысячи, когда есть, с чем сравнить, на кого посмотреть и что рассказать. О да! Рассказать он мог многое, даже слишком.

Учиха видел всяких: красивых, не очень, умных, утонченных, глупых, крикливых, властных, робких, тех, кто хотел поставить его на колени, тех, кто сам готов был упасть к его ногам. Да, и если перечислять, то можно просто сбиться со счету. Каждое женское движение-уловку, смысл слов, намек: он знал всё! Знал и верил в то, что врет каждый первый, что всем нужна лишь личная выгода и деньги. Так бы оно и было пока, как в типичной американской мелодраме, он не встретил ее.



Легкая, веселая, не глупая, но такая наивная. Встреча с Сакурой показалась ему глотком воздуха в газовых облаках. Той самой недостающей его частью.

Учиха сам бы ни за что не признался себе в том, что такое чувство, как влюбленность, настигло и его. Это было странно и непонятно, грубо, возможно, жестоко по отношению к ней, но он не умел по-другому…



[i]- О чем ты думаешь? – она с неподдельным интересом посмотрела ему в глаза и улыбнулась.

- Хм. Ни о чем, - в который раз они вдвоем, снова вместе и очередные разговоры. Ее глаза говорили сами за себя. Она бы жизнь за него отдала, если бы Учиха попросил. Но нужно ли это ему?

- Знаешь, - Харуно снова заулыбалась и достала телефон. – Мой знакомый держит целое ранчо, может съездим на выходных?

Саске нахмурился и заглянул в ее лучистые глаза. Какая же она наивная, милая, добрая.

- Хорошо, как скажешь.

Он привык отвечать спокойно, с единой интонацией, четко.

- Хей, ну что ты как статуя! Мог бы ну чуточку порадоваться, правда! – и откуда в ней столько энергии и энтузиазма? [/i]



День, месяц, год…

Отношения стали может крепче, может, нет. Она никогда не закатывала истерик, шла на компромиссы и старалась понимать. Девушка, которая училась жить по мужским законам, но ему было мало. Жизнь вдвоем начинала становиться скучной, обыденной и слишком серой. Нет, даже хуже. Все, что он так долго строил, словно заросло паутиной, все стало потихоньку меркнуть и превращаться в рутину, что он ненавидел больше всего. Ее улыбка, смех, радость - все это меркло.

«Любовь живет три года»

Эта фраза часто посещала голову и не могла уйти из мыслей.



И когда подходил к концу третий год, он исчез. Пропал, растворился, прихватив с собой лишь пару вещей, то, что было необходимо и важно.

Жизнь в очередной раз приобрела запах сигар, дорогого алкоголя и ненавистного парфюма. Она была прекрасна, он никогда не забудет эту красивую девочку, нежный цветок, который он, возможно, загубил, а может, дал ему возможность вырасти еще прекраснее.

И если Саске Учиха снова начнет вспоминать список женщин и их характеров, то наверняка в голове промелькнет только ее образ. Нежность с оттенками розовых тонов, ее улыбка и яркие красивые глаза. И если кто-то его спросит о том, а любил ли он, то Саске промолчит и ухмыльнется, пряча внутри образ женщины, которая была единственной из тысячи, стала одной из многих.

Не каждый мужчина создан для семейной жизни, не каждый способен прощать, любить или проявлять нежность. Он был тем, кто мог, но боялся, не желая признать страх.

И, возможно, лет через десять он еще раз вспомнит о ней, сидя где-то на берегу моря, совсем один, с бокалом коллекционного вина, вспомнит улыбку, характер, ее наивность, которую он искал все годы своей жизни в других. Учиха, конечно же, представит ее, ее семью, детей, мужа. Он не сможет вообразить себе реальную картину, лишь подарить ей мысль о том, что идеал есть.

К нему подойдет его жена. Она будет безумно красивой женщиной, спокойной и уверенной. Это будет брак по расчету, брак без особой любви и страсти. Два человека, которые будут просто рядом, просто вместе, для того, чтобы не сойти с ума.



[i]- О чем ты думаешь? – она тихо подошла, села рядом на песок и посмотрела на море.

- О Сакуре.

Она удивилась и улыбнулась.

- Красивое растение, особенно в цвету, оно не может расти на болотах или в неблагополучных местах, - говорила она задумчиво, прекрасно зная, что речь идет не о дереве. – А еще, - женщина вновь улыбнулась мужу, улыбнулась его задумчивости и внешней сухости, - ты безумно любишь наблюдать ее цветение. Да?

- Да…

Она привстала, поправила подолы длинной летней юбки и обняла его за плечи.

- А знаешь, что больше всего люблю я? – он молчал. – Правильно, не знаешь. Я люблю солнце, до безумия…

Она убрала руки, вдохнула свежесть вечера и посмотрела на закат. Саске лишь ухмыльнулся и развалился на песке, иногда приоткрывая глаза и смотря на ее силуэт.[/i]



Жизнь свелась к той самой обыденности, от которой он бежал, но, спустя годы, он научился видеть краски, принимать жену, любить сына и просто жить, жить в свое удовольствие. [/font][/size][/left]
User avatar
Flora (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 24 Jan 2012, 16:56

Пользователь М. М. Хината отсутствовал в базе форума Миката.



^-~ комментировать такие шедевры стало моим любимым занятием, и я надеюсь что скоро увижу продолжение легче шелка, мягче облаков. Пусть Ками-сама даст вам сил что бы вы закончили его, с/у Маргарет ^^
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Naruto в юбке (архив) » 08 Feb 2012, 15:32

Привет, Флора))) Как давно тут не была... Знаешь, я прочитала последний твой миник. Ммм, так ненавязчиво и, я бы сказала, мило. Спокойная такая, легкая, но чем-то красивая история получилась. Что-то в ней очень зацепило, но что - ускользает. Нет, мне очень понравился этот фанфик, но объяснить не смогу))) Просто скажу тебе спасибо))) А еще очень понравилась вот эта фраза:

[quote]

[font="Comic Sans MS"]Два человека, которые будут просто рядом, просто вместе, для того, чтобы не сойти с ума.[/font]



[/quote] - красиво, горько и со вкусом.

Обязательно жду чего-нибудь еще)))
User avatar
Naruto в юбке (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 10 Feb 2012, 13:40

В последнее время в поисках качественных фан-фиков я облазила множество сайтов. И мои ручки дошли до микаты.

Поэтому здравствуйте, [b]Flora[/b], я решила зайти и в вашу тему. Правда, наткнулась пока только на последний фан-фик [i]"Мужчина"[/i], я слишком придирчива в пейрингах.

Легкий, словно слепой дождик в весенний день. Трогательный, словно бабочка, неожиданно севшая на цветок прямо у твоего кончика носа. Оставляющий после себя не грусть, нет, только самые светлые чувства, даже не смотря на то, что хэппи эндом это трудно назвать, скорее легкой такой альтернативой.

У вас есть свой стиль, текст чист, без ошибок. Читать безумно приятно.

Правда, начало мне совершенно не понравилось. Хотя это скорее придирка, чисто мое собственное мнение. Когда фан-фик начинается с подобного пафоса, как упоминание мартини, виски и какого-либо другого дорогого алкогольного напитка, с упоминаниями названия духов, сигар и подобных вещей, количества женщин или мужчин, которых было в жизни главного героя, читать совершенно не хочется. С первых строчек хотелось закрыть фан-фик и не вспоминать о нем, потому что подобный пафос "дорогих людей" только отвращает и отворачивает от себя.

Но, быть может, думаю так только я. И скорее всего это просто придирка.

Но позволю себе посоветовать вам: лучше не начинайте с этого. Знаете, сколько текстов начинается с подобных слов описания жизни богатеньких людей? Их, наверное, тысячи. А если учесть, что ваш фан-фик совсем не таков, и мое первое впечатление было ошибочным, то что уж говорить о тех людях, которые оценивают произведение по первым строчкам, не дочитывая до конца? А если это действительно надо, если это часть задумки, лучше упоминайте об этом где-нибудь в середине, мимоходом, душа подобные описания потрясающими мыслями и размышлениями.

В общем, можете прислушаться ко мне, а можете и нет. Вполне возможно, что моя точка зрения в корне отличается от вашей.

Удачи вам в дальнейшем! Пишите еще и радуйте новыми произведениями своих читателей.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 09 May 2012, 15:42

Пользователь М. М. Хината отсутствовал в базе форума Миката.



Флора-сан, недавно дочитала ваш фанфик Куклы и он вдохновил меня на это [url="http://runo97.beon.ru/photos/2232-361-sasori-i-hinata.html"]http://runo97.beon.ru/photos/2232-361-sasori-i-hinata.html[/url]
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 14 May 2012, 19:00

Пользователь Huyga-hime отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуйте, уважаемая Флора.

Я очень давно читаю ваши фики. начинала ещё с "по ту сторону зеркал", когда вы выкладывали его на NW. и теперь я очень рада, что могу лично высказать вам свою благодарность.

знаете, я прочитала что-то около 300 фанфиков, не преувеличивая. разных жанров, пейрингов и прочее. но из 300 я помню по сюжетам лишь штук 30. и ваши в первых рядах.

это действительно что-то невероятное. в ваших фиках не хочется искать ошибок, какие бы они ни были: грамматические или стилистические. вы просто погружаете читателя в свой мир настолько, что обо всём другом просто забываешь. огромное спасибо вам за это.

больше всего мне в ваших шедеврах нравится сюжет. он, какой бы ни был пейринг, всегда настолько оригинален и идеально обыгран, что мне нечего дополнить. у меня даже слов восхищения не хватит, каким поистине божественным талантом и фантазией нужно обладать, чтобы делать это так, как вы.

некоторые фразы и мысли, которые несут ваши фики очень хорошо запомнились и даже сейчас дают мне повод задуматься над философией жизни.

каюсь, сейчас совсем нет времени, посему не прочитала вашего последнего фика и продолжение "легче шёлка, мягче облаков". но позвольте высказаться о зеркалах и куклах.

зеркала- это нечто. я до сих пор очень жалею, что у вас не получается его продолжить. я, конечно, не надеюсь, что мои скромные слова восхищения подвигнут вас на продолжение этого фика и вернут ту мысль. просто прошу вас, если вдруг вы почувствуете, что мысль вернулась, пожалуйста, попробуйте продолжить. я с неописуемым удовольствием прочту его, каким бы оно ни было.

куклы тоже оставили после себя невероятное впечатление. в таком стиле фф мне особенно нравятся, сама пишу в похожем. здесь моя оценка - 100 из 100. моя безмерная благодарность вам за это чудо.

из ваших последних работ особенно впечатляет lupatria. он настолько реалистичен, настолько жизненен, что заставляет меня задуматься над моей собственной жизнью. вы словно показали в нем некоторые проблемы этого мира, причём сплетенные между собой. благодаря этому фику у меня появился новый взгляд на ино. и, что самое главное, я стала чаще задумываться, правильно ли поступаю в тех или иных ситуациях.

ещё раз непередаваемо огромное спасибо вам. я, как всегда немного заговорилась и отняла много времени-_-но, надеюсь, мои слова послужат если не стимулом, то хотя бы толчком к такой же продуктивной и высококлассной работе.

Ваш преданный читатель, Huyga-hime. Всего наилучшего!
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

PreviousNext

Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 2 guests