Полет фантазии

A humongous, unordered mess

Unread postby Лис. (архив) » 02 Aug 2010, 16:46

Открыто)) Удачи)
User avatar
Лис. (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 02 Aug 2010, 16:58

[b]Аtаl[/b], ещё раз огромное спасибо. ^____^

А я тут как бы вернулась к фанфикшену после столь долгого отсутствия вдохновения. И принесла свое новое творение.



[b]Название:[/b] [i]“Точка отсчета”[/i]

[b]Автор:[/b] Хэлли ( [url="http://hellysfreedom.diary.ru"]http://hellysfreedom.diary.ru[/url] )

[b]Фэндом:[/b] Naruto

[b]Жанр:[/b] angst, melodrama, subtext

[b]Тип:[/b] general audience

[b]Инволвинг:[/b] Sakura, Ino

[b]Рейтинг:[/b] G

[b]Размер:[/b] min, vignette

[b]Статус:[/b] закончен

[b]Размещение:[/b] [u]без свободного распространения по Интернету![/u]

[b]Дисклеймер:[/b] все божественного Masashi Kishimoto, чтоб ему икалось

[b]Посвящается:[/b] [u]Ricka[/u], это тебе!

[b]От автора: [/b]

― [i]“Точка отсчета”[/i] входит в цикл драбблов [i]“Перед битвой”[/i];

― эта виньетка с самого начала не была запланирована, но по ходу развития действий я решила написать ее и посвятить Rick’е на День Рождения;

― я понятия не имею, есть ли в Конохе дубы, спрашивала, никто не знает, поэтому никакие придирки на этот счет не принимаются!



В такие минуты начинаешь понимать, насколько дорого тебе то, что у тебя есть сейчас. Привязанности, отношения, дружба. В такие моменты не хочется умирать. В такие минуты ты начинаешь осозновать, что жизнь все-таки не такая уж и плохая штука и ее хочется прожить хотя бы ещё немного. Хотя бы ещё чуть-чуть и сказать, наконец, тем, кого ценишь, как ты их любишь, как они тебе дороги, как ты боишься их потерять. В такие мгновения все это кажется настолько ценным, что упустить за просто так – равносильно самоубийству. Как будто убить себя изнутри, разрушая орган за органом. Долго и мучительно. Сначала не настолько нужные органы, потом самые важные в твоей жизни: почки, сердце, легкие. Проткнуть себя изнутри – надо изрядно над этим постараться.

Но когда именно в такие минуты ты не знаешь, что сказать, просто-напросто не можешь подобрать достойные слова, становится страшно. А вдруг ты не успеешь? Вдруг все, что ты чувствуешь, не будет донесено до того, кто рядом с тобой? Да, вы сейчас рядом, только протяни руку. Но тебя так колотит изнутри, что сил поднять руку, унять дрожь, – все это кажется сущим подвигом. У тебя так сдавило горло от духоты и напряжения, что ты не можешь вымолвить и слова. Даже не издать и звука.

Ино зажмурилась, подставляя свое уже изрядно красное лицо легкому охлаждающему ветерку, который был настоящим спасением в такие изнурительно жаркие деньки. Солнце нещадно палило, насмехаясь над людишками. Ни одного облачка на небе даже не наблюдалось, и это только усиливало всеобщее беспокойствие и нервозность. Небо было ярко-голубого цвета, совершенно идеальное, но от этого не менее снисходительное.

Даже птицы, насекомые и другая живность пряталась в эту жару в норках, дуплах, тени и других местах, где испепеляющие оранжевые лучи солнца не могли их достать. Не только из-за жары, что-то близилось, они чувствовали. Чувствовали и волновались.

Обе девушки сидели под одним и тем же деревом, огромным старым дубом, который давал большую спасительную тень. Сакура – по одну сторону ствола, а Ино – по другую. Они сидели и молчали, не в силах что-либо сказать.

Ино не могла понять, что больше давало ей это молчание – спокойствие или ещё большую тревогу? Эта тишина забирала ее в водоворот событий, мыслей, прошлого, все это проносилось перед ее глазами. Казалось, вся ее жизнь состояла из отдельных кинокадров. А связующие нити между этими кадрами где-то потерялись и, роясь в своей памяти, она не могла их найти.

Но одновременно она чувствовала частичку спокойствия внутри. Чувствовала, что эта связующая нить где-то рядом, осталось только ухватить ее, и связать все воедино. Всего лишь почувствовать…

Неожиданно блондинка ощутила успокаивающую руку подруги на своей руке. Яманако повернулась и увидела зеленые понимающие глаза медика, которые, казалось, хоть и были наполнены слезами, но ещё и каким-то воодушевлением, стремлением к будущему, надеждой. Ино сжала руку Сакуры в ответ, отвернулась, спиной прижалась к стволу дерева и устремила свой взгляд на небо. Оно было таким красивым в этот день. Успокаивающим, похожим на тихое море. Оно не заставляло страдать, оно не заставляло поклоняться ему, оно только дарило свою красоту, не требуя ничего взамен.

Ино ещё сильнее сжала руку подруги и, наконец, с трудом проговорила:

― Сакура, я хочу тебе сказать кое-что…

― Нет, ― перебила ее Харуно, опять выглянула из-за ствола и подмигнула, прикладывая указательный палец к губам. ― Не надо слов, я и так все знаю. Просто давай посидим вот так.

Яманако снова откинулась назад, улыбаясь уголками губ. Теперь эта предстоящая битва, которая могла стать последней для многих, не казалась настолько страшной. Хотя нет, не битва сама заставляла людей дрожать в ужасе и страхе, а боязнь потери жизни своей, друзей, семьи.

Но сейчас это уже не имело значения. Сейчас она может быть с тем, кто ей дорог, и она будет с ней. С ее лучшей подругой, которая в любой ситуации так точно может подобрать слова, когда сама блондинка этого сделать не может.

Последняя битва этой войны решит все: жить им или умереть, стереть с лица земли их родную деревню или нет. Но это уже было неважно. Пока неважно. Важен именно этот момент, именно это спокойствие, именно эта надежда. Когда Ино, наконец, нашла ту связующую нить, ускользавшую ранее. Нашла ее в своей подруге.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Bloodyrose (архив) » 03 Aug 2010, 12:49

[b]Хэлли[/b], привет =) Я посто не могла не написать комментарий )

[quote]― я понятия не имею, есть ли в Конохе дубы, спрашивала, никто не знает, поэтому никакие придирки на этот счет не принимаются![/quote]

XD Ну и правильно, пересматривать не только тебя не тянет, поэтому сомневаюсь, что будут придирки на этот счёт ;-)

драббл очень близ мне подухе, вообще, думаю, что читать про дружбу нравится многим, но мне особенно =)

Ты больше остановилась, как я поняла, на раскрытие такого персонажа, как Ино. Её чувства, эмоции переданы так реалистично, ведь и сама нередко так сидишь с подругой возле дерева ( ну, конечно, не перед войной ;-)).

Этакое примирение после небольшой ссоры, переоценка всех предыдущих поступков и нахождение чего-то нового, что на самом деле было очень близко ^_~

=_=[spoiler]ксо... Чую, что ты меня не поняла Т_Т [/spoiler]



непонятка [spoiler][quote]У тебя так сдавило горло от духоты и напряжения, что ты не можешь вымолвить и слова. Даже не издать и звука.[/quote]

Я тут вот запуталась =_= У неё сдавило горло, что она не может не издать и звука? эм... Опечатка? Или я не так поняла? Т_Т Объясни, пожалуйста. [/spoiler]

Жду твоих дальнейших работ ^^
User avatar
Bloodyrose (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 14 Aug 2010, 22:06

Пользователь Aliteo отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Хэлли[/b], добрый вечер)

[spoiler]Так давно я в Вашей темке была О_о[/spoiler]

Итак, "Точка отсчёта".

Один из тех фиков, который очень легко мной воспринялся и не потребовал никаких усилий, чтоб представить ситуацию. Плавно, душевно.

Особенно вот начало - очень близкая мне тема. Это ощущение чего-то ценного в жизни порой такое ускользающее, что его и не почувствуешь просто так, за всей суетой. Человек просто не даёт этим мыслям задержаться, полагая, что всё ещё успеется. Очень хорошо показаны рассуждения, лично для меня.

[spoiler][quote]Ни одного облачка на небе даже не наблюдалось, и это только усиливало всеобщее беспокойствие и нервозность.[/quote]

эх..а мне вот, наоборот, безоблачное высокое небо спокойствие какое-то навевает) Хотя, тут в фике обстановка, в общем-то, другая.[/spoiler]

И вот почему-то мне кажется, что если бы даже Сакура и не перебила Ино, она бы всё равно не смогла свои мысли чётко связать) Иногда слов слишком не хватает.

[quote]Не надо слов, я и так все знаю. Просто давай посидим вот так.[/quote]

Спокойствие Ино после этих слов Сакуры кажется таким естественным. Будто она теперь и умереть не боится.

Работа тёплая, читать приятно.

[quote]осозн[b]о[/b]вать[/quote]

осознавать.

[spoiler]Маленький придирон)[/spoiler]

В предвкушении новых работ) Удачи)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 17 Aug 2010, 20:03

Несколько дней назад я хотела ответить на комментарии, но, похоже, не судьба. Я кнопочку не на ту нажала. =_____=

Меня от ярости аж затрясло, плюнула и перепечатывать не стала. На комментарии мне отвечать лень, я это сделаю немно-о-ого попозже.

А сейчас новый фик.



[b]Название:[/b] [i]“Во лжи”[/i]

[b]Автор:[/b] Хэлли ( [url="http://www.diary.ru/~hellysfreedom"]http://www.diary.ru/~hellysfreedom[/url] )

[b]Бэта: [/b]Ricka

[b]Заказчик: [/b]Кагами:

[b]Фэндом: [/b]Naruto

[b]Жанр: [/b]angst, romance

[b]Тип: [/b]het

[b]Пейринг: [/b]Neji|Ten Ten

[b]Рейтинг: [/b]G

[b]Размер: [/b]min, drabble

[b]Предупреждение:[/b] AU

[b]Статус: [/b]закончен

[b]Размещение:[/b] [u]без свободного распространения по Интернету! [/u]

[b]Дисклеймер: [/b]все божественного Masashi Kishimoto, чтоб ему икалось

[b]Ключевая фраза:[/b] [i]"Это не судьба. Просто так должно быть"[/i]

[b]От автора: [/b]это явно не то, чего хотел заказчик



Девушка прислонилась лбом к холодному стеклу и тяжело вздохнула, обдавая окно своим горячим дыханием.



День стоял холодный и морозный, казалось, что вот-вот, и этот ледяной воздух просочится сквозь щели и потянется к шатенке своими наглыми зимними щупальцами. На улице гуляла снежная вьюга, не обделяя вниманием ни одной щелочки, ни одного закоулка и сквера города. Машин на дорогах ездило мало, редкие желто-красные огоньки фар проносились перед глазами. Людей же на улицах и вовсе не было видно; даже животные прятались от студеной зимы.



Тен Тен коснулась щекой окна, чувствуя, как оно приятно холодит кожу и одновременно отрезвляет. Отстранившись, шатенка аккуратно провела пальчиком по запотевшему от ее дыхания стеклу, вырисовывая немыслимые узоры: ленточки, сердечки, звездочки. Неожиданно рука остановилась и написала такое дорогое ее сердцу имя.



Неджи все не возвращался, а было уже за полночь. Тен Тен не знала, куда себя деть. Заснуть она не могла, так как тревога за возлюбленного съедала изнутри и только ухудшала ее состояние. Телефон не отвечал, друзья понятия не имели, где он. Девушка снова прислонилась лбом к стеклу, пытаясь отогнать мрачные мысли, она украдкой наблюдала за дорогой, по которой Хьюга обычно шел домой.



Просто ждать - невыносимо, а уходить из дома было нельзя, ведь они могли просто-напросто разминуться.



Встав с подоконника и стерев пар со стекла, девушка упала на кровать и лицом зарылась в пуховую подушку. Хотелось заснуть и больше ни о чем не думать. Чтобы не заметить, как пролетит время, и увидеть Неджи, здорового и невредимого. Пролежав так, наверное, с вечность, Тен Тен неожиданно услышала, как кто-то поворачивает в дверном замке ключ и входит в квартиру.



Шатенка мгновенно рванулась в прихожую и увидела его, слегка взлохмаченного после холодного забирающегося под теплую одежду зимнего ветра, с румянцем на щеках, в длинном пальто и с рабочей папкой в руке.



Тен Тен облегченно вздохнула и прислонилась к дверному косяку, держась за него, чтобы не упасть. Неджи, раздеваясь, заметил девушку, но ничего не сказал, пройдя в спальню в гордом молчании. Кинув папку на кресло и стягивая шарф, он наконец нарушил напряженную тишину:



― Почему не легла спать? ― совершенно спокойный безразличный голос Хьюги разлетелся по комнате.



Тен Тен нахмурилась, усаживаясь на то самое кресло, но спорить с возлюбленным не стала:



― Тебя ждала. Я волновалась.



― Глупо, ― небрежно бросил парень, стягивая с себя пиджак и рубашку. Бросив их на кровать, он скрылся в недрах ванной, откуда в тоже мгновение послышались звуки неприятно скрипящего крана.



Девушка отложила его портфель на пол около стены, выпорхнула из кресла, взяла в руки белую рубашку, которая несколько секунд назад была так небрежно откинута, и прислонила к себе, вдыхая аромат любимого одеколона.



Но, заметив, что что-то не так, Тен Тен принюхалась: запах духов Неджи присутствовал, но был и ещё другой, более тонкий и женственный.



― Не может быть… ― шатенка бросила льняное изделие куда-то в угол, усаживаясь обратно в кресло, поджимая ноги и обхватывая себя руками. ― Чушь.



Звук воды стих, из ванной послышалось шуршание, и через несколько секунд оттуда наконец вышел Неджи. На нем было повязано одно-единственное полотенце вокруг бедер. С длинных черных волос капала вода, она падала на плечи и перетекала на обнаженный торс с кубиками мышц пресса, исчезая где-то в недрах полотенца.



Тен Тен, засмотревшись на эту картину, смущенно отвернулась, разглядывая что-то на потолке и смахивая невидимую пылинку с плеча. Спиной шатенка почувствовала пронизывающий взгляд насмешливых светло-фиолетовых глаз и так и представила, как на губах возлюбленного появляется едва заметная усмешка.



Поерзав на кресле, она исподтишка посмотрела на брюнета, отмечая, что он делает. Парень кинул брюки в корзину для белья, примечая, что рубашки рядом нет. Осмотрев квартиру, Неджи удивленно приподнял бровь, обнаружив ее в углу квартиры, лежащей на полу.



Только он нагнулся за ней, как почувствовал хрупкие руки, обхватывающие его торс и притягивающие к себе. Тен Тен прижалась всем телом к спине брюнета, боясь отпустить даже на минуту.



― Мне… спрашивать, где ты был? ― шатенка закусила губу, вдыхая аромат тела возлюбленного, который пах лотосом.



― Не стоит, ― ответ без единой эмоции, заставляя девушку почувствовать себя ещё более одинокой. Тен Тен в порыве чувств зарылась лицом в черные волосы и прижалась к мужскому телу ещё сильнее, чтобы скрыть дрожь.



― Хорошо, ― не споря ответила девушка и отпустила парня, выхватывая из его рук рубашку и бросая ее туда же, куда и брюки.



Неожиданно шатенка почувствовала боль в руке, ощущая, как сильная рука развернула ее, не давая шанса увернуться или вырваться. Цепкие глаза смотрели с таким сильным презрением, что на шатенку накатило чувство тошноты.



― Ты так и собираешься жить во лжи?!



― Я не понимаю, о чем ты.



― Все ты понимаешь! ― Неджи в приступе ярости опрокинул Тен Тен на кровать и прижал всем своим весом, не позволяя вырваться. Девушке хотелось взвыть, биться в истерике, но она ничего этого не сделала, только ровно смотрела на своего возлюбленного, который говорил какие-то «немыслимые» вещи.



― Я тебе изменяю.



В комнате повисла напряженная тишина, по лицу шатенки невозможно было ничего прочитать, оставалось только гадать, о чём же она думает. Но, похоже, шок прошел быстро, и осознание не заставило себя ждать. Тен Тен нахмурилась, закусывая губу до крови и чувствуя соленый привкус на языке.



― Ублюдок! ― девушка с силой откинула возлюбленного от себя и, вместо пощечины, ударила его кулаком в челюсть. Уж чего-чего, а силы у нее порой на десятерых хватало.



На лице брюнета появилась довольная усмешка, он потрогал челюсть, выясняя, не сломана ли она и окинул собеседницу холодным взглядом.



― Ну хоть какая-то реакция.



― Ты, ты… ― девушка просто не могла найти слов, в бессилии терзая губы и пытаясь вымолвить хоть слово. Глаза неприятно защипало, она уже готова была удариться в истерику. Сил сдерживаться не было.



Тен Тен обессилено упала на атласное покрывало, поджимая под себя ноги.



― Я так хотела продлить наше хрупкое счастье ещё немного.



― Твое хрупкое счастье, ― поправил девушку Неджи, делая ударение на первом слове. Он поднялся, запахивая полотенце ещё раз, так как оно уже давно съехало на бок. С постели донеслось что-то подобное на рык, шатенка мгновенно приподнялась, ощетинясь, как маленький напуганный котенок.



― Как же я тебя ненавижу! ― она хотела уже чем-нибудь запустить в брюнета, но мгновенно вспыхнувший гнев куда-то испарился, предоставляя место слезам и дрожи во всем теле. Тен Тен свесила ноги с кровати, села на пол около парня и уткнулась носом в его грудь.



― Я не хочу оставаться одна, ― тихий шепот, соленые слезы и ладошки, сжимающие руки брюнета.



― Я тоже, ― последовал ровный меланхоличный ответ прямо около уха шатенки, обдавая ее своим разгоряченным дыханием.



― Значит, это наша судьба – жить во лжи?



― Это не судьба, просто так должно быть.



Девушка горько усмехнулась, прижимаясь к стальному мужскому торсу.



― Я не хочу.



― Мы можем это изменить. ― Удивленные глаза Тен Тен говорили красноречивее всего. Неджи улыбнулся только уголками губ и осторожно прикоснулся своей рукой ее щеки, стирая дорожку от слез и касаясь мягких пухлых от укусов уст. Девушка улыбнулась и робко коснулась губ брюнета.



Они жили во лжи, но сейчас они попытаются начать все с чистого листа. Потому что это их судьба.



[b]Конец.[/b]
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 01 Sep 2010, 00:35

Это что-то странное. Долго думала - выставлять или нет? В принципе, пусть полежит.

Надеюсь, [b]оно[/b] никому не мешает. Полное издевательство над Соской-тяном.



[b]Название:[/b] [i]"Нарцисс"[/i]

[b]Автор:[/b] Хэлли ( [url="http://www.diary.ru/~hellysfreedom"]http://www.diary.ru/~hellysfreedom[/url] )

[b]Бэта:[/b] Maginur

[b]Фэндом:[/b] Naruto

[b]Жанр:[/b] [s]недо[/s]humor, скорее стеб

[b]Пейринг:[/b] Саске|Зеркало Эйналей

[b]Рейтинг:[/b] G

[b]Размер:[/b] drabble

[b]Ключевая фраза:[/b] [i]"А я такой холодный, как айсберг в океане..."[/i]

[b]Саммари:[/b] долгие часы самолюбования

[b]Предупреждение:[/b] OOS Microsoft Word ©

[b]Статус:[/b] закончен

[b]Размещение:[/b] если кому-то этот бред понадобится, просто выставьте с шапкой, мне не жалко XD

[b]Дисклеймер: [/b]все божественного Masashi Kishimoto, чтоб ему икалось

[b]От автора:[/b] более укуренного произведения я ещё не писала, да-а-а; написано на Gen Fest



— Я бы, наверное, влюбился в себя, если бы не был собой! Я же так прекрасен телом, силен и пафосен! — удовлетворенно разглядывая голого себя, вдохновенно приговаривал брюнет, крутясь у большого зеркала в ванной, стараясь разглядеть каждую частичку своего накачанного тела. — Неудивительно, что Сакура готова была целовать землю, по которой я ходил. А я так жесток. А я такой холо-о-о-одный, как айсберг в океане… — напевал себе под нос парень, взъерошивая и без того растрепанные иссиня-черные волосы.



Каждый Божий день, когда Саске жил у Орочимару, саннин восторгался его красотой, благотворил и лелеял. Не как фарфоровую куклу, конечно, все-таки тренироваться тоже надо было. Но с тех самых пор у Учихи появилась странная самовлюбленность, которая, порой, доходила до полного фанатизма. Команда «Хэби», конечно, втихаря крутила пальчиком у виска, но старалась не замечать сумасшедшей наклонности своего предводителя. Все-таки он был гений, а гениям сумасшествия иногда простительны. Хотя… если бы только иногда…



— Мрак мой, зеркало, скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех сильнее, всех коварней и быстрее? — процитировал знакомую сказку Саске, переиначив все на свой лад. И каково было его удивление, когда то самое зеркало ответило Шаринганистому мальчику?



— Ты, конечно, спору нет: ты, Учиха, всех сильнее, всех коварней и быстрее.



— Что, правда? — округлил глаза Саске, недоверчиво глядя на абсолютно простое зеркало, которое не подавало признаков жизни, но при этом издавало слова и даже осмысленные предложения.



— Мне повторить, о, мой глухонемой господин? Я не по-русски сказала?



Саске медленно осел на пол, пытаясь удержаться за края ванны. Неужели он действительно сошел с ума?



— Это, наверное, глюк, — ошарашено пробормотал брюнет, пытаясь встать.



— Никакого воспитания у современной молодежи! — наигранно вздохнуло (по звуку) зеркало, цокая языком (тоже по звуку). — Как вам только не стыдно, молодой человек! Я девушка пожилая, обидчивая, а вы меня «глюком» обзываете. Даже имени не спросили!



— А, простите, — смущенно проговорил он. — А у зеркал есть имя? Я просто не знал, — проявил, наконец, вежливость Учиха, недовольно потирая попу. Все-таки осел он не очень удачно, его кожа была слишком нежна, чтобы выдержать такую нагрузку. Наверняка синяк появится.



— Конечно, я легендарное зеркало всех времен и народов! — гордо возвестило зеркало. — Реликвия, так сказать. Я предсказывала судьбу самому Первому и Мадаре. Я давала советы самому Кьюби. Я… а, впрочем, неважно! Главное, меня зовут Зеркало Эйналей! Вы наверняка слышали обо мне, да? — Саске в ответ покрутил головой, что, мол, не слышал и не знает. — Ну и ладно! У вас есть ко мне ещё вопросы, о, мой на голову стукнутый господин?



— А вы точно не глюк? Ну, я так, чисто уточнить.



— О, Ками-сама! Ты, — внезапно Эйналей перешла на «ты», — самый тупой из всех людей, которых я только встречала. Ладно, я расскажу тебе свою историю…



* * *



Карин заворожено следила за голым Саске, совершенно сошедшим с катушек. Она не могла решить, какая деталь завораживает и удивляет ее больше: безумие их предводителя или его обнаженность? А ведь зрелище становилось все более захватывающим.



— Карин, — послышался недовольный голос Ходзуки позади. — Ты чего вытворяешь?



— Заткнись, зубастый придурок, не мешай! — прошипела девушка в ответ, зачаровано разглядывая в щелку спектакль, который совершенно случайно развернулся перед ее глазами.



Суйгецу проворчал что-то себе под нос о «очкастых недоразумениях, которые совершенно забыли правила приличия», потоптался неподалеку и придвинулся к Карин. Все-таки что-что, а любопытство никто не отменял.



Девушка недовольно пихнула парня локтем в бок, но потом все же немного отступила, давая обзор своему товарищу. Первое, что отметил Ходзуки, это то, что Учиха был совершенно голым. И, конечно же, мечник уже хотел уйти… Но тут до него донеслись слова монолога…



Немного позже рыжеволосая девушка пыталась всеми силами заткнуть своего в голос ржащего напарника, который все никак не мог остановиться и дать ей нормально досмотреть это фееричное представление. А ведь было на что посмотреть!



* * *



А в это время в убежище организации Акацуки Тоби катался по полу от хохота, сбивая членов организации, как мяч в боулинге сбивает кегли. И никто не мог понять, что происходит с их долбанутым другом. И только шепот сквозь всхлипы и слезы от смеха «Я же говорил, что отомщу тебе, Саске!» мог быть им ответом…
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Aira-sama (архив) » 01 Sep 2010, 18:51

[b]Хэлли[/b], здравствуйте^^

[b]"Нарцисс"[/b]

Вахэээ, я вдоволь насмеялась))) Безумно понравился фанфик *.* Без какого-либо напряга на мозги и особой смысловой нагрузки, однако при этом со смыслом. Не всем удается прочувствовать эти тонкие грани^^ вам же это удалось.

Что так же никак не могло не порадовать - это грамотное, в обоих смыслах, изложение мыслей и стиль.

[quote name='Хэлли,Среда, 01 Сентября 2010, 3:35' date='656483']— Мрак мой, зеркало, скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех сильнее, всех коварней и быстрее?[/quote]

*покатилЬсо со смеху, истерично зарж-плакал, грохнулся в обморок, встал, поржалЪ дальше, опять обморокотонулсо*

[quote name='Хэлли,Среда, 01 Сентября 2010, 3:35' date='656483']А в это время в убежище организации Акацуки Тоби катался по полу от хохота, сбивая членов организации, как мяч в боулинге сбивает кегли. И никто не мог понять, что происходит с их долбанутым другом. И только шепот сквозь всхлипы и слезы от смеха «Я же говорил, что отомщу тебе, Саске!» мог быть им ответом…[/quote]

:victory: ;) no comments XDDDD

я понимаю их долбанутого друга ХДДД



В общем, фанфик доставил исключительно приятные эмоции, что у меня даже настроение поднялось. *хотя куда уж выше? оО*

Я рада, что мимоходом забежала к вам в темку.)

Удачи и творческого вдохновения.

*побольше бы таких фиков XDDD*
User avatar
Aira-sama (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 13 Nov 2010, 00:32

[b]Aira-sama[/b], добрый вечер. Я очень рада, что фан-фик поднял настроение! Именно эту цель я и преследовала.

[quote]*покатилЬсо со смеху, истерично зарж-плакал, грохнулся в обморок, встал, поржалЪ дальше, опять обморокотонулсо*[/quote]

А вот такой реакции я и ожидать не могла. [img]http://static.diary.ru/picture/1135.gif[/img] Ну что возьмешь с Саске? Он такой, да.

Няя, мне очень приятно. Правда-правда. И комментарии такие доставляют только радость и удовольствие. ^__^



А теперь фан-фик, предположительно длинный, единственный, который я решилась выставить здесь.

Длинные фики вообще [s]как заноза в заднице[/s] очень сложны для меня.

Особенно те, которые не просто нужно писать быстро, четко и не вдумываясь, а продумывая и переделывая по нескольку раз.



[i][font="Courier New"][center][size=6]“Черный песок”[/size][/center][/font][/i]

[b]Автор:[/b] Хэлли ( [url="http://www.diary.ru/~hellysfreedom"]http://www.diary.ru/~hellysfreedom[/url] )

[b]Бeта:[/b] Tenshi-Ohime-sama

[b]Фэндом: [/b]Naruto

[b]Жанр: [/b]angst, drama, subtext, kink

[b]Тип: [/b]het

[b]Пейринг: [/b]Генма/Сакура

[b]Рейтинг:[/b] R

[b]Размер:[/b] миди

[b]Предупреждение:[/b] OOС, plot bunny

[b]Статус:[/b] не закончен

[b]Размещение:[/b] [u]без свободного распространения по Интернету![/u]

[b]Дисклеймер:[/b] все права на героев имеет Kishimoto Masasi (он имеет также все то, что имеет, а его имеет только жена, и то после предъявления документов на правообладание). Право на буквы алфавита имеет Кирилл и, возможно, Мефодий, право на свободу слова имеют (теоретически) все. Я же не имею выгоды, а имею зачетку и двух хомячков

[b]Саммари:[/b] [i]И твоя голова — пещера. Глаза — два входа в неё. Ты живёшь внутри своей головы, и видишь лишь то, что хочешь увидеть. Видишь только тени и придаёшь им некий придуманный смысл[/i] [b]© “Дневник” Чак Паланик[/b]

[b]От автора:[/b] порой употребляется намеренное повторение слов



[b][center]* 1 *[/center][/b]



Прижавшись к стволу этого почерневшего увядшего дерева и устремив свой взгляд на небо, невольно начинаешь задумываться о своей собственной жизни. И приходишь к далеко неутешительным выводам. К страшным и ужасающим выводам, которые не хотят даже в голове укладываться. В один момент все твое мировоззрение рушится, сгорает, оставляя после себя только лишь истлевшие угольки. Черные, от которых грязные разводы на руках и смятение внутри, сворачивающее живот в тугой узелок. От которых потом очень сложно отмыться.



В такие моменты на душе становится особенно гадко и противно, как будто ты погряз в этой пакости по самую глотку. Еще чуть-чуть – и окунешься туда с головой. Как будто небо и земля поменялись местами, и ты видишь все не в категоричных черно-белых красках, а в оттенках серого. А действительно ли то, что вы считали абсолютным злом и абсолютным добром, таковым является? И когда ты постепенно это начинаешь понимать, то пытаешься разобраться: а на чьей же был стороне? Как так получилось, что то, что ты раньше считал таким правильным, сейчас теряет свою весомость?



Ад уже не звучит так ужасно. Рай уже не кажется таким желанным. Но сколько бы ты об этом ни рассуждал - пути назад нет. Как бы ни хотелось вернуться в то время, когда все казалось именно таким бесповоротным, это невозможно. Да и до отвращения эгоистично это делать.



Вздохнув, девушка обессилено провела рукой по розовым волосам, пальцами путаясь в них, прикрыла глаза и тяжело вздохнула, прикусывая губу до боли, до солоноватой крови. Воздух был пропитан пылью, жаром и запахом гари, заставляя чувствовать стальной привкус на языке. Безудержно хотелось пить, но возвращаться не хотелось ещё больше.



― Тебя ждут, ― бархатистый голос в этой черной напряженной тишине казался раскатом грома в солнечный спокойный денек. Ворвавшись подобно вихрю в мысли девушки, он прокатился мурашками по всему телу, заставив куноичи вздрогнуть.



― Пошел к черту.



Лицо собеседника приобрело хмурый оттенок, брови сдвинулись к переносице, а рот превратился в тугую полоску.



― Ты пойдешь со мной, ― уже более настойчиво проговорил Генма, сверкая карими глазами и пытаясь сдержать ответные колкие реплики. Изначально ему не следовало создавать конфликт.



― Пошли все вы к черту со своими в жопу драными обязательствами, засуньте их себе в… неважно. Сгинь с глаз моих долой. ― Взгляд куноичи заскользил по заслоняющей солнце и прекрасный серый вид темной фигуре, отмечая внушительность стоявшего перед ней мужчины. В бою один на один она его вряд ли выиграет.



― Ты пойдешь со мной. Сейчас же, ― сильная рука до боли сжала локоть, рывком приподнимая девушку на ноги. ― Это приказ старшего по званию.



― Да пошел ты, убери от меня свои грязные руки! ― попыталась оттолкнуть Сакура Ширануи, вырываясь из цепкой хватки. Но это тебе не подругу отталкивать.



Генма скрутил девушку, заставляя ту стиснуть зубы, с силой приложил головой о дерево, настолько сильно, что по виску пробежала красная капля, оставляя после себя того же цвета дорожку, и зажал ее всем своим массивным телом к стволу так, чтобы она не могла даже пошевелиться. Отхаркиваясь от крови, куноичи выплевывала ругательства в адрес Ширануи, но того, видимо, это совершенно не волновало. У него был приказ, и он его выполнит.



― А теперь послушай сюда, детка. И хватит плеваться ядом, мне совершенно наплевать, что ты обо мне думаешь. Ты услышала то, что не предназначалось твоим ушам, и уже за это тебя просто-напросто могли убить. На месте. Там, под дверью. Чувствуешь себя такой униженной и оскорбленной, да? Думаешь, какие ужасные методы использовали старейшины, как они низко пали? Только вот послушай то, что я тебе скажу: когда каждый день решаешь судьбу тысяч, а порой и сотен тысяч людей, приходится откладывать совесть и честь на самую дальнюю полку. А знаешь почему? Потому что за каждого человека отвечаешь ты. Ты сам и никто другой. И каждый день ты только и думаешь, что не сможешь спасти всех. И невольно начинаешь понимать, что максимум, что ты сможешь сделать, это свести количество жертв к минимуму. А теперь заткни свой грязный ротик и иди за мной.



После такого прочувственного и длинного монолога послышался звук пощечины. Харуно все-таки смогла вывернуться из сильной хватки и оттолкнуть от себя мужчину. Одна сторона щеки Ширануи слегка алела, а Сакура, потирая руку, неприязненно впилась глазами в собеседника, пытаясь взглядом просверлить в нем дыру.



― Наверное, было за что? ― на губах шатена заиграла слегка заметная усмешка, которая больше походила на что-то кровожадное, чем снисходительное. Харуно заворожено застыла, с трудом сглотнув нарастающий ком паники в горле.



Испугавшись всего на мгновение, девушка все-таки взяла себя в руки и нахмурилась, сжимая кулаки так, что побелели костяшки. Не обращая внимания на шиноби (или попросту боясь это сделать), Сакура села на темно-серую землю и облокотилась о ствол засохшего черного дерева.



― Уходи. Не волнуйся, не сбегу, ― ровный голос медика звучал расслабленно и совершенно безэмоционально. Джоунин даже недоуменно покосился на собеседницу. С чего вдруг она стала такой покладистой, оставалось только гадать.



Генма усмехнулся своим мыслям и облокотился о ствол дерева с другой стороны.



― У меня приказ.



― Когда ты заделался верной шавкой старейшин?



― Тогда, когда ты решила сбежать.



Куноичи не нашлась, что ответить на такое заявление. Наверное потому, что это было правдой. С первых секунд, как она узнала всю (или пока что не всю?) истину, первое желание было – бежать. Бежать далеко и надолго, бежать, куда глаза глядят, лишь бы не возвращаться в эту деревню, где добро и зло смешались, где черный и белый цвет поменялись местами.



Девушка зачерпнула в руку черный песок, поднесла к глазам и потихоньку начала разжимать ладонь, следя за полетом тысяч и тысяч песчинок. Горячий ветер дул в спину, поэтому за глаза медик не боялась. Порыв суховея был настолько силен, что эти самые песчинки разлетались в разные стороны, поднимаясь и стремясь в образовавшуюся воронку черного пепла и пыли.



― Почему они меня не убили? ― Мужчина еле расслышал слабый голосок куноичи, звук которого ветром относило в противоположную сторону.



― Им это невыгодно. Ты ученица Тсунаде, старейшины потом проблем не оберутся.



Сакура задумчиво умолкла, боясь расспрашивать собеседника и дальше. Когда мир переворачивается с ног на голову в один миг, невольно хочется сбежать поскорее из этого мира. Но отпускать ее за просто так, видно, никто не собирался. Да и смогла бы она это сделать?..



― И что будет дальше?



― Тебя посвятят в сложившуюся ситуацию. Не думаю, что после этого ты так легко сможешь убежать. У тебя два пути: либо повиноваться, либо умереть. Сбежишь, я тебя найду и убью, даже пискнуть не успеешь.



― Воодушевляет, ― истерически хихикнула девушка, зажимая рот рукой. Похоже, выбора у нее не было. ― Когда ты был в это втянут? ― поставив ударение на нужное слово, Харуно настороженно выглянула из-за дерева, вглядываясь в лицо джоунина. Генма стоял, запрокинув голову назад, глядя в бледно-голубое небо. Брови его были нахмурены, руки скрещены на груди. Во рту все тот же привычный сенбон, перекатывающийся при помощи языка из одного уголка губ в другой. После непродолжительного молчания, Ширануи неопределенно хмыкнул и, наконец, произнес:



― Тогда, когда надо было. Тебя это не касается.



Девушка цокнула языком и снова откинулась назад. От этого скрытного, замкнутого в себе парня ничего определенного не дождешься. Даже пробовать не стоит.

― Это неправильно, ― неожиданно произнесла Харуно, Ширануи прислушался. ― Это подло, это бесчестно, это лицемерно, это несправедливо. Это недостойно высших глав нашей деревни. Они мне противны.



― Не тебе решать, достойно это или недостойно, ― прошипел в ответ мужчина. ― И это говорит человек, который убивает за деньги во благо своей деревни! Тебе не кажется, что это немного парадоксально?



На это Сакуре оставалось только возмущенно открывать и закрывать рот, как рыбе, выброшенной беспощадной волной на берег. Да он переиначивает все на свой лад!



― Но многие так живут!



― А ты придерживаешься стадного чувства, детка? Не знал, ― язвительно отозвался шатен, огибая дерево и уже уставившись на Харуно сверху вниз. ― А ты не думаешь, что таким вот безумным побегом ты была бы противна ещё большему количеству человек, чем старейшины своими жесткими решениями и радикальными действиями? ― Джоунин нагнулся, схватил девушку за подбородок своими цепкими пальцами и заставил взглянуть ему в глаза. Медик даже предпринять ничего не успела, мужчина с жестким взглядом и сильными руками, стоящий прямо перед ней, не усмирял - он подчинял. ― А ты противна мне. Равноценный обмен, ― выразительно приподняв бровь, усмехнулся шиноби, хищно вглядываясь в зеленые глаза. Генма видел, девушка перед ним была растеряна.



― Да пошел ты! ― откинув от себя руку шатена, куноичи неприязненно зарычала. Ширануи же только издевательски рассмеялся в ответ и снова облокотился спиной о ствол дерева, но уже так, чтобы видеть каждую эмоцию на лице Харуно. Эта девушка его забавляла. ― В тебе нет ничего человеческого?



― Да неужели? Это когда присутствие рассудка и логики стало признаком бесчеловечности?



― Да ты переиначиваешь все на свой лад! ― озвучила свою недавнюю мысль медик, от злости закусывая нижнюю губу. Генма на это только презрительно усмехнулся, смерив девушку издевательским взглядом и даже не удостаивая ее ответом.



Харуно оставалось только гневно сопеть себе под нос. Этот спор всего за несколько секунд она уже успела проиграть.



― Это не было решительно, это не было радикально. Это было жестоко и по-зверски. Такого не прощают, ― серьезно произнесла медик, снова зачерпывая горсть песка и пуская ее по ветру.



― Это уже не на твоей совести, тебе не кажется? Правда ещё не всплыла, это твое личное мнение. Будь добра, держи его при себе, детка. Договорились?



Впервые куноичи захотелось действительно врезать кому-то со всей дури. Так, чтобы выбить из головы весь тот бред, который он всего несколько минут назад озвучил. Бесчувственная сволочь, циничный козел! В эту минуту, в эту секунду она его по-настоящему ненавидела. Всем сердцем и душой, желая Генме провалиться на месте. Желательно, в Ад.



― Я знаю, о чем ты думаешь, ― хмыкнув, выговорил Ширануи, лениво растягивая слова и в упор глядя на собеседницу. ― Можешь проклинать меня сколько угодно. Что так заметалась, я все по глазам вижу. Они у тебя прямо убивают на месте. Только вот ты за что (или кого?) сейчас больше беспокоишься? Подумай хорошенько, детка. ― Шатен присел на корточки перед куноичи и буквально приковал девушку своим взглядом к земле. ― За отсутствие какой-либо нравственности у старейшин или за своего горячо любимого Саске-куна?



― Тебя это не касается.



― Не касается, ― согласился мужчина, но в глазах его блестели издевательские искорки. ― Просто я тебе напоминаю, что пора бы уже из глупой влюбленной дуры превратиться, наконец, в разумную женщину. Хотя для тебя это наверняка слишком высокая планка.



Второй раз занесенная девичья рука уже не ударила Ширануи по щеке, он был готов к такому повороту событий. До боли сжав худощавую кисть медика и услышав услаждающее слух шипение, Генма только рассмеялся в ответ.



― Второй раз я уже не попадусь на эту удочку, запомни.



Отпустив, наконец, куноичи, джоунин встал на ноги, отряхнулся и, кинув напоследок насмешливый взгляд, отправился в сторону деревни, напевая какую-то живую песенку себе под нос.



Несколько минут Харуно глядела ему вслед.



― Ненавижу!!! ― донесся до шатена гневный вскрик. Дни обещали быть забавными.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Bloodyrose (архив) » 13 Nov 2010, 15:24

[b]Хэлли[/b], привет =)

Ах, писала я комментарий ко всем трём фикам, писала, а потом, как свет выключили и как я расстроилась =/ Буду краткой: напишу коммент пока только к последнему фику под названием "Чёрные пески". остальное - позже, когда [s]лень[/s]отдохну XDD

И так- это сильно о.о Действительно, сильно написано. Каждая строчка пропитана глубокими чувствами, эмоциями. Читаешь и не можешь оторваться, фанфик гипнотизирует тебя, захватывает в плен с первых строчек и не отпускает до последних. И, видя последнее предложение, [s]ты всеми словами начинаешь проклинать автора, что он такой бяк и не написал главу с размером тома "Война и мир"[/s]невольно расстраиваешься т.т если у меня будет ломка, то сама вылечивать будешь XDD

Генма - брутальный иужчинкО, который, чую тоже не совсем по своей воле попал в эту "интрижку". Знаешь, я влюбилась в Генму о.о не дай Бог, мой ОТР изменится на Генма/Сакура... Я тебя покусаю XDD

Это "детка" - просто нечто.Я прямо не знала смеяться мне иль плакать, но, то как я это всё представляла - было действительно нечто Х)

Ах, я не могу собрать мысли в пучок т.т

Ждёмс следующей главы..

[s]Ах, да, мне тут дайри нашептало, что там есть уже вторая глава?[/s]
User avatar
Bloodyrose (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 13 Nov 2010, 17:20

[b]Bloodyrose[/b], я так рада видеть тебя здесь! Ня!

[quote]Ах, писала я комментарий ко всем трём фикам, писала, а потом, как свет выключили и как я расстроилась =/[/quote]

Как я тебя понимаю! Т_Т Особенно когда особо большой комментарий, ты его пишешь, пишешь, и тут - бац! - вечно какая-то хрень случается.

У меня в таких случаях может просто интернет отключиться. Модем меня подводит иногда так, да.

Честное слово, я очень рада слышать, что это сильно. Потому что хотелось, чтобы этот фик был именно пропитан эмоциями.

Но я чувствую, что это еще не все. Что можно лучше, но у меня пока не получается. Приходится по нескольку раз переписывать. ^^""

[quote]если у меня будет ломка, то сама вылечивать будешь XDD[/quote]

Ломка - это еще не самое страшное в жизни [img]http://static.diary.ru/picture/1135.gif[/img]

Ничего, тебя вылечим, и меня вылечим, всех вылечим! Я прилечу к тебе и буду отпаивать горячим шоколадом!

[quote]чую тоже не совсем по своей воле попал в эту "интрижку"[/quote]

Посмотрим-посмотрим... [img]http://static.diary.ru/picture/620531.gif[/img]

[quote]Знаешь, я влюбилась в Генму о.о не дай Бог, мой ОТР изменится на Генма/Сакура... Я тебя покусаю XDD[/quote]

Да, да, ДА-А-А! Так классно же, я уже давно тащусь от этого пейринга! Теперь будем тащиться вместе. xDD

[quote]Это "детка" - просто нечто.[/quote]

Ну это же Генма! [img]http://static.diary.ru/picture/1133.gif[/img] Я вообще в каждой его реплике хотела это "детка" повставлять, но решила, что переборщу. xD

[quote][s]Ах, да, мне тут дайри нашептало, что там есть уже вторая глава?[/s][/quote]

[s]Есть, но не отбэченная версия там выставлена. Отбэченная у меня на компе. Сегодня сюда часа через два, наверное, выставлю.

Так что не спеши читать там [img]http://static.diary.ru/picture/1134.gif[/img] А еще: я тебе ничего не говорила. Тс-с-с[/s]
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 13 Nov 2010, 19:05

[size=6][center][font="Courier New"][i]“Черный песок”[/i][/font][/center][/size]

[center][b]* 2 *[/b][/center]



Воздух был накален до предела, руки сжаты в кулаки, брови нахмурены, зубы стиснуты до скрипа. Более сильного напряжения в воздухе девушка ещё никогда не испытывала. Острый взгляд проницательных старческих глаз буквально прожигал ее насквозь. Позади раздался до боли знакомый нервный смешок.



[i]Чтоб ты провалился, придурок![/i]



Они не просто разглядывали куноичи, мимоходом читая мысли человека напротив. Они прикидывали в уме, как бы повыгоднее использовать медика. Они не считались с мнением девушки, они не рассчитывали на сопротивление, даже если решат убить ее, даже если решат пожертвовать ею во благо деревни. Это были взгляды практичных во всех отношениях людей, которые даже свою семью продадут во благо.



Сакура поежилась. Пять минут, десять, становилось не по себе. Вся ярость всего за несколько мгновений улетучилась, подобно выкипевшей воде. Теперь хотелось только убежать, оказаться где бы то ни было, только не в этом помещении. Разве что проблемка: без чьей-либо помощи она явно отсюда не выберется. Но ждать подмоги было не от кого.



― Будешь приглядывать за ней, Генма, чтобы эта девчонка не натворила глупостей, ― проговорила одна из старейшин, облокачиваясь на спинку кресла и прерывая зрительный контакт.



― Простите за дерзкий вопрос, но вы хотите, чтобы я, опытный джоунин, был нянькой для этой психически неуравновешенной?.. ― начал было Ширануи, но властный резкий голос прервал едкую тираду (Сакура даже ничего возразить не успела на такое грубое к себе отношение):



― Это приказ. И он не обсуждается, ― произнесла одна из старейшин и недовольно нахмурилась. Весь ее вид показывал, что если Ширануи не подчинится, то наказание последует незамедлительно. Брюнету же оставалось только неодобрительно цокнуть языком и замолчать, пряча недовольство глубоко в себе.



― А теперь послушайте меня, Харуно Сакура, ― пренебрежительно обратился к девушке второй старейшина. ― Единственное, что вам сейчас нужно знать, так это то, что малейшая ваша ошибка – и вы будете убиты. Вот этим самым человеком, который стоит позади вас. Он сделает это быстро, но очень болезненно. И вот этим самым сенбоном, который он держит во рту, по жизненно важной точке тела. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю [прим. автора: в данном случае говорится о танкетсу – узлах потока чакры в людях]. Уж не знаю, что вам дороже, свобода или жизнь, но если попытаетесь сбежать… Впрочем, вы и сами знаете, что с вами будет. У вас всего один выход – смириться и по мере сил помогать нам творить добро во благо деревни, ― злобно усмехнувшись, проговорил старейшина и взглядом пригвоздил Сакуру к стулу.



Она не могла пошевелиться, она, казалось, даже не дышала. В легких не хватало воздуха, он был как будто раскален до предела и вдыхать его было невыносимой мукой. Всего несколько предложений повергло ее в шок, и, казалось, вот-вот начнется истерика. Ах, вот каков расклад, с ней совершенно не считаются. Они даже не берут в расчет то, что Сакура все может рассказать своему учителю. Да ее просто объявят безумной! Что стоит слово девчонки против веского слова старейшин, которые всегда приходили на помощь Конохе своей мудростью и разумом?



― Это все? ― отрешенно произнесла медик, резко поднявшись с кресла.



― Да, все, можете идти.



Не удостоив собеседников, находящихся в помещении, и взглядом, куноичи быстрым шагом направилась к двери и буквально вылетела из кабинета, как пчелой ужаленная. Прикрыв за собой ту самую злополучную дверь и прерывисто вздохнув, медик издала что-то похожее на писк, облокотилась спиной о дверной косяк, прикрыла ладонями лицо и медленно сползла вниз.



Это просто невозможно. Не могло с ней такого случиться, просто не могло. Как она, такая примерная ученица своих учителей, могла попасть в такую ситуацию? Невозможно. Все тело девушки трясло, зуб на зуб не попадал, а голова слегка кружилась, заставляя стены, потолок и пол кружиться в ритме вальса. Они хотели запугать ее, они это сделали. Теперь медик всю жизнь будет помнить эти слова. Помнить и бояться.



«…Малейшая ваша ошибка – и вы будете убиты», ― эхом отдавалось в ушах. Нет сомнений, убьют и даже сожалеть об этом не будут. Девушка поежилась, нечего тут сидеть. Еле-еле поднявшись на ноги, хватаясь за дверную ручку, как за спасительный круг, Сакура побрела по направлению к лестничному проходу, подгоняемая желанием выбраться поскорее на свежий, по-зимнему холодный воздух.



Сделав всего несколько шагов, которые давались с трудом из-за дрожи в коленках, куноичи, не рассчитав сил, оступилась на ровном месте и уже собиралась пропахать лбом несколько метров, как сильные мужские руки прижали хрупкое девичье тело к себе, не давая упасть.



Облегченно вздохнув, медик взглянула на своего героя-спасителя и закусила губу так сильно, что, казалось, почувствовала соленый привкус крови на языке. Всего несколько секунд Харуно понадобилось, чтобы понять, что сейчас произошло.



― Уйди! ― с силой оттолкнула куноичи брюнета, прожигая его взглядом. Казалось, она хотела просверлить в нем дыру и, если бы могла, то, без сомнений, сделала бы это. Одно его прикосновение для нее было противно. Лучше она сама себя убьет, лишь бы только этот подонок не притрагивался к ней и не подходил даже на метр. Одно его присутствие заставляло все нутро выворачиваться наизнанку. Он ещё хуже, чем те старейшины, которые сидят там, в кабинете, и упиваются своей властью и творением во благо. Потому что они считают, что это действительно правильно, действительно так должно быть, действительно так во благо.



А Ширануи все отлично понимал, Сакура знала это. Понимал, но делал именно так, как от него требовали старейшины. Девушка скрипнула зубами и сжала руки в кулаки так, что побелели костяшки. Если она решит умереть, то точно заберет этого ублюдка вместе с собой.



― Не надо так на меня смотреть, от твоего взгляда и покойник поднялся бы, ― едко произнес Генма, скрещивая руки на груди и облокачиваясь о стену позади. Как же Сакуру бесила эта его вечно расслабленная поза!



Только скрипнув зубами в ответ и удостоив мужчину ненавидящим взглядом, медик направилась по направлению к лестничному пролету, чувствуя спиной острый прожигающий взгляд карих глаз и слыша краем уха легкую, почти неразличимую в шуме завывающего за окном морозного ветра поступь позади.



Пройдя несколько лестничных пролетов и понимая, что шуршащие шаги брюнета так и не стихли, Харуно неожиданно рванула с места и оставшееся расстояние до выхода буквально пролетела, даже не тратя времени на то, чтобы оглянуться назад. Выбежав на улицу, куноичи спряталась за углом какого-то продуктового магазинчика, подавила чакру, чтобы скрыть свое присутствие, и направилась петлять между улочками подальше от этого нагоняющего страх места, пытаясь оторваться от своего преследователя.



Вокруг, казалось, со скоростью света проносилось столько важных вещей, что просто за всю жизнь не охватишь словами. Лица: сосредоточенные, злые, счастливые, нахмуренные. Судьбы: слегка грустные, безусловно, со светлыми счастливыми полосками, подправленные горсткой ненависти и любви. Жесты: отрывистые, нервные, говорящие лучше всяких слов. Дома и связанные с ними жизни: светлые уютные домики, отчужденные серые, маленькие, но живые.



Из мыслей и созерцания обстановки вокруг девушку вывел знакомый голос где-то позади:



― Что ищешь, детка? Сбежать хотела? ― [i]Дежа вю.[/i]



― Я на это даже не надеялась. Просто хотела хотя бы на несколько минут избавиться от твоего дурного раздражающего общества.



Брюнет только хмыкнул в ответ и потихоньку направился за «пленницей», наблюдая за спешащими им навстречу людьми.



― Ты так и собираешься за мной ходить? ― спросила, наконец, куноичи после непродолжительного молчания. Это начинало надоедать. Если так и дальше пойдет, она все-таки воплотит свою мысль в жизнь. Убить себя, а заодно и этого подонка!



― Мне приказали… ― начал было брюнет, но медик его тут же перебила, повернувшись к своему оппоненту лицом, хмурясь и закусывая губу:



― Может ты перестанешь, наконец, повторять про приказы, которые следует исполнять? Я думала, у тебя нет ничего святого. А, оказалось, есть: исполнение команд этих двух ублюдков, которые дергают за ниточки, заставляя других людей купаться в крови с головой, а самим сидеть чистенькими и раздавать распоряжения? Да ты сумасшедший!



― Может быть, ― задумчиво произнес Генма, смотря куда-то вдаль, за горизонт. Девушка недоуменно покосилась в сторону собеседника. Что это с ним вдруг? Даже не съязвил в ответ? И не стал спорить?



― Почему? ― остановившись, вопросила Харуно и в упор посмотрела на брюнета. ― Почему ты не борешься? Почему принимаешь это как данность?



― Ты, что, до сих пор не поняла? ― ухмыльнувшись, ответил вопросом на вопрос Ширануи. ― Тебе повторить? ― оскалившись, брюнет начал все ближе и ближе подходить к куноичи. Последняя же испуганно отступала к стене позади, обхватывая себя руками и не зная, куда деться от этого страшного хищного взгляда карих глаз. Было ошибкой завести этот разговор снова.



Сильные мужские руки уперлись по разные стороны от медика, глаза злобно сверкали, было видно, что брюнет пытается сдерживать себя, чтобы не наговорить грубостей и лишнего.



― Послушай сюда и заруби, наконец, себе на носу, детка. По-моему, ты не до конца поняла то, что я тебе говорил ранее. У нас с тобой разные мировоззрения, а менять свое я ни в коем случае не собираюсь. Я буду находиться рядом с теми, кто будет играть и выигрывать. А предположительные победители сейчас именно старейшины. И ты помнишь выражение: «Цель оправдывает средства»? По-моему, цель у них достаточно благородна.



― И какая же у них цель? ― язвительно поинтересовалась Сакура.



― Принести мир в Коноху, тихую и спокойную жизнь. Без врагов и войн.



― Ценой смертей? При помощи подлости и коварства?



― Мне опять повторить, что я только что тебе сказал? ― гневно сверкнул глазами Генма, упираясь руками о стену и нависая над Харуно подобно разгневанному голодному зверю. ― Пора бы уже вырасти, Сакура. Перестать быть ребенком, поумнеть, посидеть и пошевелить, наконец, своими немногочисленными извилинами. Перестать делить мир на черное и белое. Нет поступков абсолютно плохих и абсолютно хороших, нет также людей-ангелов или демонов во всем. Наверное, я никогда не доживу до того дня, когда ты это поймешь, ― закончил свою гневную тираду Ширануи, отошел от девушки, презрительно усмехнулся, глядя на удивленное личико медика и двинулся в сторону резиденции Хокаге, не оборачиваясь и не смотря по сторонам, а только себе под ноги.



Девушке же оставалось только возмущенно закрывать и открывать рот, подобно рыбе, выброшенной на берег, смотря вслед уходящему мужчине. Она не понимала, как так можно относиться к жизни, к другим людям? Нет, она лучше умрет, чем поменяет свой взгляд на мир. В последнее время ее убеждения заметно пошатнулись, но больше никогда она не даст кому бы то ни было усомниться в своих принципах. Никогда.



Сильные, по-зимнему холодные порывы ветра проникали под свитер, заставляя куноичи ёжиться, а открытые участки кожи покрываться гусиными мурашками. Суховей проникал в самые отдаленные точки деревни, переулков, беспрепятственно разгуливая и шаля: наклоняя к земле ветки деревьев и траву, шелестя листья и пугая птиц, заставляя вывески магазинов и забегаловок скрипеть и танцевать, подражая ветру. Солнце игриво выглядывало из-за гор и деревьев, заглядывая в окна, играя с зайчиками и пуская наглые лучи озарять Коноху золотистым светом. Последние солнечные деньки.



Нервно заламывая пальцы, куноичи пнула стену перед ней и облокотилась на нее, щеками чувствуя приятный освежающий холод. Да будет так.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Рина сан ака Aple Rain (архив) » 14 Nov 2010, 15:30

[b]Хэлли-cан[/b], решила внести свою скромную лепту в комментарии по Вашей теме.

Начнем с [b]Нарцисса[/b]

Прелесть, какая прелесть! Самовлюбленный Саске, говорящий с зеркалом, подсматривающая Карин и сбивающий всех и вся Тоби ака Мадара.

[spoiler]Старичок решил потешиться на старости лет. Видно, остальных клоунов в черных плащиках в красными облаками мало.[/spoiler]

Очень поднимает настроение. В первый раз, когда читала, посмеялась от души.

Вот только откуда Саске знает русские сказки и понимает русский язык? Ох уж этот Орочимару, всему научит х)))

[spoiler]Не могу без дегтя, не умею х)[/spoiler]

В основном, Вы пишите агнст и дарк, но юмор тоже дается отменно. Хотелось бы увидеть что-то ещё в таком забавном духе.

[b]Черный песок[/b]

Вах-вах-вах! Генма/Cакура *_* Давненько хотела почитать по ним. Особенно ангст и особенно миди. И вот, мечты сбываются(с) Газпром х)

Стиль затягивает с головой. Тяжелый, сквозь который продираешься, но делаешь это с удовольствием. Как раз по моему вкусу. И с психологической точки зрения начало интересное. Но вот только меня грызет смутное сомнение по поводу пленницы. Почему-то возникают не особо приятные ассоциации с фиками по Cасу/Cаку. Но, полагаю, в данном произведении такого не будет.

От "детки" я в балдеже... Каждому такому мрачному, крутому типу я бы приписывала бы эту "детку" поштучно *_* Так что, очередной вах-вах-вах.

Но вот почему-то непонтки возникли с временами года. Металась между летом и зимой, но потом до [s]глупой невнимательной Рины[/s] меня дошло, что все-таки на дворе фика сентябрь.

Буду ждать третью главу.



Wuth best wishes,

Рина(Koto)
User avatar
Рина сан ака Aple Rain (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 19 Feb 2011, 01:42

[b]Рина[/b], добро пожаловать! Всегда рада видеть новые лица в своей теме. ^___^

[quote]Самовлюбленный Саске, говорящий с зеркалом, подсматривающая Карин и сбивающий всех и вся Тоби ака Мадара.[/quote]

А он, собственно, всегда был самовлюбленным. Разве что разнообразил свою жизнь... эээ... новым знакомством. [img]http://static.diary.ru/picture/1135.gif[/img]

[quote]Вот только откуда Саске знает русские сказки и понимает русский язык?[/quote]

Я в этот раз не сильно задумывалась над смыслом. Стеб и пародия, как никак. А то да, Орочимару его, видимо, многому научил. И тому, что знать не надо.

[quote]Хотелось бы увидеть что-то ещё в таком забавном духе.[/quote]

А мечты, действительно, сбываются! Шучу, шучу. Я как раз вот пишу сейчас продолжение этой истории. Часть вторая, так сказать.

Осталось запастись терпением и вдохновением. А то что-то сессия музу прогнала окончательно и бесповоротно. Уповаю на чудо.



Я давно уже хотела написать по паре Генма/Сакура, да все руки не доходили. А тут неожиданно родилась идея, почему бы не записать?

[quote]Почему-то возникают не особо приятные ассоциации с фиками по Cасу/Cаку.[/quote]

Это в смысле когда Сакуру держат в плену, а Саске над ней издевается? Ну, можно сказать и так, но это грубя говоря. Потому что плен - не кандалы.

Генма - не Саске, он не самовлюбленный убийца. Просто наглый... слегка. Все-таки они разные. Как небо и земля. (И Генму я подразумеваю в качестве неба [img]http://static.diary.ru/picture/1134.gif[/img])

Поэтому и реакция на различные ситуации будет тоже разная. Хотя, если вы имеете ввиду фанонного наглого похотливого Саске - я его в расчет не беру. Не то это.

[quote]Каждому такому мрачному, крутому типу я бы приписывала бы эту "детку" поштучно *_*[/quote]

Я бы на месте Сакуры прыгала от счастья. А она, как обычно ничего не видит. Уф, нет на нее человека, который вправил бы мозги.

Честно говоря, долго думала, как Генма мог бы называть Сакуру. Переколопатила всю свою память и кучу сайтов. И, наконец, придумала. Видимо, не зря)

Ну не обязательно сентябрь, у нас вот в Крыму и в октябре такая непостоянная погода бывает. XD Третья глава будет после продолжения [i]"Нарцисса"[/i].

Ибо во время сессии, до нее и после вообще не было никакого настроения и вдохновения. Хоть об стол бейся. Заходите еще)
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 22 Feb 2011, 00:50

Пользователь KliNa отсутствовал в базе форума Миката.



[b]Хэлли[/b], добрый вечер.Все ваши произведения произвели на меня глубочайшее впечатление.В особенности те,что с Конан,в особенности [b]”На выдохе”[/b].Эх,ну люблю я эти страстные полу-обнаженные темки на бордовых простынях,ну что с меня возьмёшь:ОООО

Мне разумеется понравилась и та чувственность,та проникновенность,которыми пропитан не только этот фанф,но и все остальные.

Я как никто другой жду ваших новых произведений.Удачи не желаю,она и так уже с вами)))
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 15 Jul 2011, 20:31

После полугода отсутствия, после кучи нервов и еще большей кучи экзаменов я все-таки написала продолжение [i]"Черного песка"[/i] и добралась до микаты.

Третий эпизод, правда, не слишком большой вышел, но так и было задумано. Зато в следующем действий будет хоть отбавляй. Бэта данного эпизода - [b]Тао[/b].

Учебный год был долгим, и он, наконец, закончился. Теперь можно и творчеством заняться, и отдохнуть, и почитать что-нибудь чужое. Лето прекрасно! Только вот на микате стало совсем тихо...



Здравствуйте, [b]KliNa[/b]. Рада видеть в своей теме! Ой, я такое тоже очень люблю. Назовем это так: легкая эротика. Очень красиво и изящно, я считаю.



[center][font="Courier New"][size=6][i]“Черный песок”[/i][/size][/font][/center]



[center][b]* 3 *[/b][/center]



Природа только-только выбиралась из пут черной ночи, сбрасывая с себя лунные лучи, сонливость и наваждение, пытаясь встрепенуться. Редко птичка устраивала сольный концерт, тем самым заставляя пробудиться соседей и мелких зверьков: белок, мелких пташек, волков, лисиц, зайцев и другой лесной живности.



Даже солнце еще не выглядывало из-за горизонта, посылая спасающие краски оранжево-золотого рассвета. Облака сверху от такого освещения касались желтоватыми, напоминая маленьких утят. Они, как пушистое махровое покрывало, окутывали небо, убаюкивая и успокаивая.



И вот постепенно начало восходить солнце - сначала только желтая полоска появилась из-за невысоких гор, покрытых еле заметным белым снегом, и облака над самой головой медика теперь освещались солнечными лучами, пронзавшими их подобно острому копью насквозь, прорываясь и в самые высокие слои покрывала.



Неизвестно откуда взявшийся холодный сухой ветер слегка всколыхнул покрытую инеем траву под ногами, будто пробуя на вкус свои возможности. И всего несколько секунд спустя, поднабравшись сил, чуть ли не повалил куноичи с ног, заставляя ее отступить на шаг назад.



Неожиданный запах дыма заставил медика остановиться и оглядеться. Наверняка, где-то неподалеку какой-нибудь охотник развел костер и теперь грелся около него. Невольно Харуно захотелось попасть туда, к теплу, но ноги уже несли ее вглубь леса.



Кутаясь в теплый вязаный свитер и согревая руки горячим дыханием, девушка шла, цепляясь за стволы деревьев, за крепкие сучья, ощущая под шершавой корой течение потоков постепенно замедляющейся, благодаря приходу осени, жизни. Это чувство успокаивало, заставляя сердце биться размеренно, в такт медленным легким шагам.



Выйдя из густого леса на открытую поляну, куноичи почувствовала, что ветер подул еще более беспощадно, уже взметая ввысь коричневые листья деревьев, которые еще не успели попрятаться от наступающей на пятки зимы.



Перед ее глазами предстала все та же знакомая картина: черный песок, смешанный с пеплом сгнившие деревья и запах горелой травы.



― Я знала, что ты будешь здесь, ― неожиданно послышался голос за спиной.



― Откуда? ― только и прошептала медик, но ветер донес ее слова до подруги.



― Видела тебя здесь несколько раз, когда с командой возвращалась с миссий, ― пояснила блондинка, неодобрительно косясь на собеседницу. Последняя же промолчала в ответ и направилась к огромному черному увядшему дубу, уже такому родному и близкому.

Облокотившись спиной о почерневший ствол, Сакура глубоко вздохнула. Напряженное молчание с каждой секундой чувствовалось все отчетливее и невыносимее.



― Что происходит, Сакура?



― Я не понимаю, о чем ты, ― незамедлительно ответила медик.



― Все ты понимаешь, ― выплюнула Яманако в ответ. ― Не держи меня за дурочку, Сакура. Я знаю тебя с детства, и ты думаешь, я не замечу перемен в твоем поведении? Я не Наруто, мне простудой и наигранным болезненным видом голову не заморочишь.



Харуно устало прикрыла глаза, не в силах что-либо ответить. Сердце рвалось наружу в надежде предупредить, рассказать, снять груз с души, но разум твердил обратное. Расскажет – подвергнет близкого человека опасности. Смертельной опасности.



― Скажи мне, прошу. Я не чужой человек тебе, мы постараемся вместе решить твои проблемы, ― умоляюще.



Сакура так легко рассуждала о противостоянии, борьбе, справедливости, а сама не смогла даже предать огласке то, что недавно узнала, опасаясь за свою жизнь. Она даже не могла броситься в омут с головой, рискуя всем, что у нее было, чтобы сбежать. Страх поселился глубоко в душе: найдут и зверски убьют.



А теперь девушка, стоящая напротив нее, просила рассказать все. Рассказать и подвергнуть смертельной опасности. Причем, если правда всплывет наружу, Сакура уверена: уже никто не будет колебаться, убить Яманако или нет.



― Сакура…



И проблема уже не в том, что куноичи боялась за свою жизнь. Теперь она понимала это отчетливо, как никогда: за жизнь друзей она боялась еще больше. Сейчас она видила собеседницу в смятении, с болью глазах и рвением помочь. И от этого становилось совсем гадко.



― Сакура, ― рука Яманако легла на плечо медика, сжимая и поддерживая. Это был пик.



Сиюминутный порыв заставил Харуно съежиться, еле сдерживая истерику. В глазах предательски защипало, а руки как будто слегка тряслись, но девушка не могла ручаться за это, кажется, глаза застилала пелена слез.



Вдруг на другом конце поляны Сакура заметила какое-то движение. Взяв себя в руки и присмотревшись, куноичи застыла. Даже слезы мгновенно высохли, как и не было, руки перестали трястись. На нее смотрел, ухмыляясь, брюнет, поигрывая в кунаем руках.



Подступившие рыдания застряли в горле, заставив откашляться и с силой сжать руки в кулаки. Она не могла больше вымолвить и слова, в упор глядя на своего предположительного палача. Дура, какая же дура! Да о чем она думала? Что хотела сделать? Рассказать все Ино?! Идиотка! И буквально отдать ее в руки старейшинам, которым чихать на жизнь рядового шиноби.



В глубине души куноичи была благодарна Ширануи, который своим появлением отрезвил ее, но его кровожадная ухмылка, похожая на оскал, засела глубоко внутри, пугая и заставляя страх в душе разрастаться еще больше и буквально парализовать своими щупальцами все здравые мысли.



Оторвавшись от созерцания джонина, куноичи повернулась к своей подруге, совершенно не понимающей, что случилось, и почему произошла такая перемена.



― Ино, со мной все нормально, ― твердым, не терпящим возражения тоном, произнесла Харуно. ― Я действительно слегка приболела, это правда, да и настроение было ни к черту, ― улыбнулась уголками губ Сакура. ― И не надо искать во всем потайной смысл. Все хорошо, ― добавила девушка, сжала руку флористки в ответ, развернулась и направилась в противоположную от опушки сторону.



Яманако же осталась стоять на том же самом месте, непонимающе глядя вслед твердо шагающей подруге. Обернувшись, Ино увидела, что на другом конце поляны никого нет.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby RiMa (архив) » 20 Jul 2011, 12:54

[b]”Во лжи”[/b]



очень понравилась работа. такая грустная, чувственная. при прочтении можно ощутить ту безысходную боль, что испытывает Тен-Тен, когда понимает, что может навсегда потерять. остаться одна. и даже не знаю, что лучше - счастье, которое создано подсознательно, своими иллюзиями или реальный крах жизни без того единственного.

фанфик действительно заставил задумать, проанализировать собственную жизнь. а все ли в ней правда? не игра ли это собственной иллюзии счастья?

а фраза Неджи (я тоже) - вообще молчу. восхитительно.
User avatar
RiMa (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 31 Jul 2011, 22:25

[b]Rima[/b], очень рада видеть в теме новые лица Особенно если учесть то, что я здесь так редко появляюсь.

Я очень-очень рада, что вам понравилось. Хотелось что-то грустное передать, хотелось передать боль. И рада, что это удалось.

Спасибо огромное, заходите еще! ^__^



[center]Я тут с новыми миниками. Летнее баловство да и только, глубокий смысл плачет по мне крокодильими слезами.

Один - юмористический Шикамару/Сакура, другой - драматический Наруто/Сакура. Радует хотя бы то, что этим летом хоть какая-то видимость бурления творчества.[/center]

____________________________________________________________________



[b]Название:[/b] [i]”Неожиданная мысль”[/i]

[b]Автор:[/b] Хэлли ( [url="http://\"http://www.diary.ru/~hellysfreedom\""]http://www.diary.ru/~hellysfreedom[/url] )

[b]Бeта:[/b] Maginur

[b]Заказчик: [/b]Яна Гузырь

[b]Фэндом:[/b] Naruto

[b]Жанр: [/b]angst, humor

[b]Тип: [/b]het

[b]Инволвинг: [/b]Сакура, Шикамару, Тсунаде

[b]Рейтинг: [/b]G

[b]Размер:[/b] min, drabble, vignette

[b]Статус: [/b]закончен

[b]Размещение: [/b][u]без свободного распространения по Интернету![/u]

[b]Дисклеймер:[/b] все божественного Masashi Kishimoto, чтоб ему икалось

[b]От автора: [/b]выполнено на летний [b]naruto fest[/b]



Девушка прикрыла рукой глаза, пытаясь спрятаться от проглядывающих сквозь гущу веток нещадно палящих лучей. Темно-зеленые листочки приятно шелестели, услаждая слух и заставляя с интересом вслушиваться в окружающий мир: треск цикад был уже привычным звуком, пение незнакомых Сакуре птиц казалось целым оркестром, исполняющим неведомую одной ей мелодию.

Южный сухой ветер вместо того, чтобы нести с собой прохладу и спасение от жары, только усугублял обстановку, взметая ввысь тысячи и миллионы пылинок и неся с собой удушающую жару. Он был таким горячим, что, казалось, им совершенно нельзя было дышать, задыхаясь и чувствуя, насколько сильно он опаляет легкие.

― Говорят, это самое жаркое лето за последние двадцать-тридцать лет, ― жмурясь и еле ворочая языком, заметила Харуно.

― Ага, ― неопределенно ответил Шикамару, вглядываясь в небо, еле виднеющееся между ветками огромного дерева.

Сакура недовольно цокнула языком. Похоже, джоунин ее совсем не слышал, пытаясь отыскать на небе хотя бы одно-единственное облачко, хотя бы одну-единственную тучку. Нервно хихикнув, девушка сжала в кулаке клок травы и выдернула с корнем, не рассчитав силу. Небо было совершенно чистым, синим и бескрайним. Казалось, что выражение «хмурое небо» вообще не из этого мира.

― Кажется, сегодня еще жарче, чем вчера, ― снова попыталась завести разговор Харуно.

― Ага, ― лениво произнес Нара, слегка хмурясь и витая где-то в своих мыслях.

Девушка вздохнула. Что возьмешь с этого лентяя?

Этим летом весь мир застыл в ожидании осени. Человечество попряталось в своих домах, дожидаясь, когда же закончится эта пытка. Заданий в Скрытые Деревни поступало ничтожно мало, а если они кому и доставались, то шиноби пытались их выполнять, как правило, ночью. Задание заданием, но даже обученные в элитной академии ниндзя еле выдерживали такую жару, выдыхаясь уже после двух часов непрерывного бега. Даже в больнице пациенты стали редкими гостями.

Единственное, что спасало этим летом – это тень. Хотя «спасало» – это слишком громкое слово. По крайней мере, терпеть жару в теньке, под навесом или дома, было куда приятнее.

― Ты придурок, Нара. Ты меня вообще слушаешь? ― недовольно спросила медик, скрещивая руки на груди.

― Ага.

Куноичи еще раз тяжело вздохнула, расположившись поудобнее и вглядываясь в черты брюнета, нависшего над ней. Точеный подбородок, слегка грубые черты лица, черные волосы, собранные в высокий хвост. Не то, чтобы они были парой. И не то, чтобы Сакура любила Шикамару. Просто им было удобно быть вместе.

― Как же ты меня бесишь, ― прорычала медик, размышляя, стукнуть наглеца, или пусть еще поживет?

― Ага.

Сакура мысленно плюнула на лентяя и невольно задумалась. Цунаде этим летом была на удивление добра к своей подчиненной, поэтому медик от силы раза два-три получала какое-либо задание. А ведь было уже начало августа! Даже в больнице она появлялась редко и в самых крайних случаях. Сама же сенсей пряталась в своем кабинете, иногда выбираясь на водопад неподалеку. Вот где можно было хорошенько охладиться и почувствовать себя действительно живым человеком.

Откровенно говоря, в такую пору делать вообще ничего не хотелось. Только лежать и буквально чувствовать, как каждая клеточка твоего тела тает.

Неожиданная мысль закралась к девушке в голову, от чего Сакура рывком приняла горизонтальное положение и впилась глазами в брюнета. От такой перемены настроения Шикамару слегка вздрогнул, но ничего не спросил, ожидая, пока Харуно сама все объяснит.

― Нара, знаешь что?..

― Что? ― настороженно и слегка удивленно спросил брюнет, чувствуя какой-то подвох. Сакура же тяжело вздохнула, разочарованно прикрыла лицо одной рукой и ответила:

― Мы проебали это лето.

____________________________________________________________________



[b]Название:[/b] [i]”Секунда до взрыва”[/i]

[b]Автор:[/b] Хэлли ( [url="http://\"http://www.diary.ru/~hellysfreedom\""]http://www.diary.ru/~hellysfreedom[/url] )

[b]Бэта:[/b] Maginur

[b]Фэндом:[/b] Naruto

[b]Жанр:[/b] angst, drama

[b]Тип:[/b] het

[b]Инволвинг:[/b] Сакура, Наруто

[b]Рейтинг:[/b] G

[b]Размер:[/b] min, drabble

[b]Предупреждение:[/b] POV, AU

[b]Статус:[/b] закончен

[b]Размещение:[/b] [u]без свободного распространения по Интернету![/u]

[b]Дисклеймер:[/b] все божественного Masashi Kishimoto, чтоб ему икалось

[b]Саммари:[/b] [i]”Кто мы – незнакомцы из разных миров? Или, может быть, мы случайные жертвы стихийных порывов? Знаешь, как это сложно, нажать на курок? Этот мир… так хорош за секунды до взрыва”[/i] [b]© Fleur[/b]

[b]От автора:[/b]

• писалось под две песни, частично под песню [i]«Fleur – Русская рулетка»[/i] и под песню [i]«Rihanna – Russian Roulette»[/i]

• [url="http://\"http://cool-pictures.ucoz.ru/_ph/157/2/549431097.jpg\""]иллюстрация револьвера[/url]. Писалось именно с него. Долго разбиралась в устройстве револьвера и в русской рулетке в целом, потребовалось даже мнение специалиста. Давно я так долго не сидела во всяких онлайн-энциклопедиях



[i]― Сыграем в русскую рулетку?[/i]

Приглушенный свет, интимная обстановка, свечи, романтический ужин. Смотри, милый, я ведь так старалась для нашего последнего раза. Желтенькие огоньки легонько колышутся от едва заметного дуновения ветра и останавливаются в неподвижном напряженном ожидании. Ожидании чего?.. Разве мне нужно ожидать ответа? Нет-нет, не нужно, ты же все равно ничего не ответишь, правда? Не разрушай мои надежды, я и так слишком сильно разочарована.

Тишина – это так приятно, не правда ли? Сейчас я как будто могу ее почувствовать, взять, потрогать рукой. Она, наверное, такая склизкая и мокрая на ощупь. Только в нашей семье бывает настолько мерзкая тишина.

Ну что же ты молчишь, Наруто? Ничего не сделаешь? Ты же и подумать не мог, что я так использую твой дорогой подарок. Говорят, ты отвалил за него кучу денег. Коричневая деревянная ручка, серебряный ствол с узорами, какой-то круглый знак со вставшим на дыбы жеребцом. Наверное, это знак коллекционного оружия: жаль, я в этом не разбираюсь. А так хотелось бы знать, насколько ценно то, что решит нашу судьбу.

Поглаживая ствол револьвера, я аккуратно взвожу курок, откидываю барабан, вставляю в камору одну-единственную пулю и с силой вращаю цилиндр с патроном. Звук вертящегося барабана револьвера услаждает слух, заставляя буквально ликовать в душе. Легким движением я возвращаю блок на место. Щелчок. В эту игру мы будем играть по всем правилам, дорогой, ведь нам некогда мухлевать.

Ты даже представить не можешь, насколько мне весело наблюдать за настороженным удивлением в твоих глазах. Неужели за столько месяцев я наконец-то смогла тебя удивить? Ведь ты думаешь, что знаешь меня, как облупленную. Хочешь, я удивлю тебя еще раз, напоследок? Сейчас я серьезна, как никогда, сейчас нет места шуткам, ведь у нас осталось всего два часа до рассвета…

Легкая сумасшедшая усмешка касается моих губ, и ты, замечая ее, начинаешь паниковать. Или просто глаза выдают желаемое за действительное?

― Сакура?.. ― неуверенно произносит ее благоверный. Теперь, кажется, моя усмешка становится кровожадной, опаляя вены невыносимым огнем адреналина и азарта. Это будет лучшая партия в моей жизни.

Небольшой моросящий дождик за окном скрывают бордовые шторы, расшитые золотого цвета нитками. Капли, словно тиканье часов, отсчитывают секунды рокового выстрела. Тук-тук-тук. Никогда не любила эту дождливую погоду. Мне всегда больше нравилась тихая и спокойная ночь с холодной серебристой россыпью звезд на небе. И почему-то я знаю, что, если луна вышла из-за туч, она была бы пугающе красной.

Почему же ты меня не останавливаешь, Наруто? Впрочем, я и так знаю ответ. Будь то кто-либо другой, ты непременно бы стал сопротивляться, но это же я, твоя подруга детства, твой лучший друг на протяжении жизни. Ты же веришь мне, правда? Но, прости, Узумаки, я всегда знала, что лучшие друзья никогда не сделают друг друга счастливыми, просто забыла тебе об этом сказать, а когда вспомнила, оказалось слишком поздно.

Мы отравили друг друга одним лишь своим существованием. И теперь это надо исправить.

Направляю дуло ствола к виску блондина и вглядываюсь в удивленные бездонные голубые глаза. За время нашей совместной жизни ты стал только красивее, я же увяла прямо на глазах. Ты за это заплатишь, Наруто. Вероятно, не сейчас, но я обещаю, хотя бы после смерти я ввергну тебя в пучины ада и уволоку за собой.

Облизываюсь, проводя языком по нижней губе. Кидаю мимолетный взгляд на праздничный стол. Куриная грудка в соусе с розмарином сиротливо стоит на столе, застеленном белоснежной скатертью. Бокалы с красным сухим вином и легкий салат на закуску дополняют картину несостоявшегося романтического ужина. А жаль, ведь я приготовила все, что ты так любишь.

Во мне нет сомнения, я совсем не боюсь. Руки не дрожат, они словно срослись с револьвером. Я точно знаю, что нужно делать и когда нужно выстрелить. Это будет наш собственный апокалипсис, Наруто. Это будет наша собственная секунда до взрыва. Это грань нашего общего безумия. Это наша последняя игра – русская рулетка.

Невероятной мощи раскат грома раздается за окном. Сверкает молния, освещая нас на несколько секунд ослепляющим белым светом. В голубых глазах горит отчаянье, в моих, я уверена, прыгают огоньки сумасшествия. Осталось только нажать на спусковой крючок.

Три.

Два.

Один.

[i]― Ну что, сыграем?..[/i]
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 06 Aug 2011, 14:43

[color="#C0C0C0"]Два эпизода [i]"ЧП"[/i]. Затишье перед бурей~ И еще: теперь моей постоянной бэтой будет [b][u]Kaede[/u][/b]. Спасибо ей за это огромнейшее-преогромнейшее [img]http://static.diary.ru/picture/1177.gif[/img][/color]



[center][font="Courier New"][size=6][i]”Чёрный песок”[/i][/size][/font][/center]



[center][b]* 4 *[/b][/center]



Лихорадочно заламывая пальцы и кусая губу до крови, медик нервно перешагивала с ноги на ногу и все никак не могла успокоиться. Каждый раз, когда удавалось унять дрожь, новые картинки развития событий всплывали в голове, заставляя проклинать внезапно проснувшуюся фантазию на чем свет стоит.



В конце концов, глубоко вздохнув, девушка сжала руки в кулаки так, что побелели костяшки пальцев, и мысленно сосчитала до десяти, чтобы унять сверхскоростное биение взбесившегося сердца, никуда не торопясь и специально оттягивая роковой момент. Затем попыталась думать о чем-то альтернативном, заставляя разум отогнать мысли, которые тучей нависали и буквально давили одним своим существованием. И, наконец, попробовала усмирить фантазию и не думать о том, что, возможно, за этой дверью медика ждет смерть.



[i]«Успокоиться,[/i] ― мысленно наставляла себя Сакура. ― [i]Не показывать страха ни при каких обстоятельствах. Твердо держаться на ногах, отвечать уверенно и не допускать ни единой панической нотки в глазах и голосе. А также не давать ни единого повода усомниться в себе и своих намерениях».[/i]



Ещё раз, для верности, глубоко вздохнув, куноичи медленно потянулась, чтобы открыть дверь, но неожиданно остановилась. Пугающие мысли тот час же хлынули в сознание, заставляя снова потерять самообладание. А что, если Генма рассказал старейшинам, как она колебалась в разговоре с Ино? Наверняка рассказал, он же должен был докладывать о каждом шаге медика. И какие из этого старейшины сделают выводы? Что Харуно может в любой момент рассказать все своей подруге, и та, несомненно, ей поверит. Тут даже великая мудрость и их непоколебимый авторитет не помогут, а если Яманака ввиду амбициозности своего характера начнет под них копать…



Девушка ужаснулась. Закономерный вопрос: как не допустить, чтобы нужный тебе человек и слова плохого не молвил в твой адрес? Шантажировать. Шантажировать жизнью близкого тебе человека. Лучшей подруги, например.



Внутри все буквально похолодело, а живот сделал сальто, заставляя пытаться вырваться наружу все съеденное с утра. Схватившись за горло, куноичи облокотилась о дверной косяк, пытаясь восстановить дыхание и придти в себя.



Они не могут. Они этого не сделают. Только не с Ино.



Мысленно сосчитав до десяти и уняв дрожь в коленках, Сакура попыталась рассудить здраво. Если быть достаточно честной с собой, необязательно было ее шантажировать жизнью близкого человека, просто стоило достаточно сильно припугнуть – и медик уже не вымолвит ни слова. А если старейшины не уверены в Харуно, они могут просто убить ее. Здесь. Сейчас, когда она войдет в эту злосчастную дверь.



Расправившись с порывом убежать из этого места как можно дальше и как можно быстрее, Сакура уже в третий раз глубоко вздохнула, напомнила себе о том, что шиноби не боятся смерти, и дернула ручку двери.



Кабинет каге Деревни Скрытой в Листве встретил медика мрачной обстановкой. Солнце за окном уже давно спряталось за горами, поэтому в помещении было достаточно темно, хотя и не настолько сильно, чтобы не видеть лиц и силуэтов, находящихся здесь. Неизменный стол, заваленный кипами документов, ручками разных цветов и какими-то обертками от конфет. Настольная лампа включена не была, видимо, хозяйка не посчитала нужным ее зажигать, не настолько сильно еще стемнело. Уже такой привычный бардак в этой комнате даже заставил девушку чуть-чуть улыбнуться, слегка нервно и неуверенно.



― О, Сакура, заходи, мы как раз о тебе говорили, ― махнула рукой Тсунаде, приглашая пройти внутрь. Бывший учитель медика стояла спиной к двери и упоенно вглядывалась в виднеющиеся вдали кровавые лучи закатного солнца, как будто пытаясь найти в них что-то знакомое и родное.



Харуно, закрыв за собой дверь, прошла на середину комнаты и недоуменно покосилась на присутствующих в кабинете. Старейшины сидели в креслах около стола Хокаге, сбоку от девушки Генма подпирал стену спиной в своей неизменной позе. Значит, все-таки ее не будут убивать. Но куноичи была уверена в одном: этого случая они ей так просто с рук не спустят.



Три пары враждебных глаз внимательно следили за каждый движением медика, за каждым жестом, вздохом, за каждым мимолетным взмахом руки. Сакура чувствовала себя загнанным в угол подопытным кроликом, за которым следят доктора, вколовшие ему один из опасных препаратов и с кровожадным нетерпением жаждущие побочного эффекта. Это было невыносимо больно чувствовать, как тебя загоняют в тупик, не давая возможности даже на последнее желание.



Они ждали. Ждали, когда девушка что-нибудь скажет. Ждали, когда она сломается и сделает неверное движение, за которое ее можно будет убить на месте. Но напряженная тишина нависла над кабинетом Хокаге, не желая отступать перед мрачной атмосферой. В глазах Ширануи плясали злобные насмешливые искорки, а пальцы легонько и как будто бы азартно постукивали по запястью. Старейшины своими внимательными взглядами буквально пригвоздили Харуно к полу, не давая возможности даже вздохнуть спокойно, не то, что сказать хотя бы слово.



Вдох-выдох. [i]«Спокойно, Сакура!»[/i]



― И все же я настаиваю, Тсунаде, чтобы вы послали на эту миссию именно Харуно, ― неотрывно глядя на девушку, произнесла старейшина, поглаживая огромный темно-синий перстень на своей дряхлой костлявой руке. ― Она, как никто другой, подходит на эту роль. Первоклассный медик, ваша ученица, ученица Копирующего ниндзя Хатаке Какаши. Она подает огромные надежды, и мы надеемся, что в этом задании она проявит весь свой потенциал.



― И все же я настаиваю на том, чтобы она дождалась команды номер семь… ― попыталась возразить ничего не подозревавшая Пятая, но ее перебили:



― На это нет времени, Тсунаде! ― на повышенных тонах произнес второй старейшина, грозно сверкнув глазами. ― У нас нет времени дожидаться Копирующего ниндзя и джинчуурики из дружественной поездки в Суну. Конохагакуре может быть в опасности как никогда, вы это знаете не хуже меня.



― Но почему Сакура…



― Тсунаде, вы не отправляете эту девушку на задание по каким-то личным мотивам или причина достаточно веская, чтобы опасаться за ее жизнь и разум? Если последнее, так скажите нам о ней, и разговор будет окончен прямо здесь и сейчас. Если нет, уж простите, хоть вы и Хокаге, этот вопрос больше не обсуждается! ― привстав со своего места, практически прокричал старейшина, яростно жестикулируя руками.



― К тому же, ― спокойно добавила другая старейшина, снова уставившись на медика и пытаясь проделать в ней дыру, ― они с Генмой уже нашли общий язык, и не составит трудности в том, чтобы эту миссию они выполнили вдвоем. Не правда ли, Сакура?



Четыре пары глаз одновременно обратились к человеку, стоящему посреди кабинета. Один взгляд насмешливый, забавляющийся ситуацией. Другой – высокомерный, холодный и в то же время обжигающе сухой. Третий – злобный, ненавистный и даже в чем-то настороженный. И четвертый, родной, но сейчас такой далекий, непонимающий и ждущий ответа.



Девушка задушила в зародыше желание поежиться и легонько улыбнулась одними уголками губ, произнеся всего одно слово:



― Конечно.



Кажется, или медик слышала какой-то странный смешок откуда-то сбоку? [i]«Наверное, показалось».[/i]



― Вот и замечательно, ― хлопнула в ладоши старейшина, не сдерживая ликующий тон. Пятая недоверчиво покосилась сначала на свою бывшую ученицу, потом на старейшин, попыталась внимательно вглядеться в лицо Ширануи, но, не найдя в нем ничего пугающего, скрестила руки на груди и произнесла одну-единственную фразу, которую, Сакура могла поклясться, где-то уже слышала:



― Да будет так.



[center][b]* 5 *[/b][/center]



Ино была далеко не дурочкой, как считали некоторые в Деревне Скрытой в Листве. Эта девушка всегда знала себе цену, ни в чем себе не отказывая и не ущемляя в желаниях. Ей нравился мужчина – она его добивалась. Ей хотелось стать сильнее – она тренировалась и становилась сильнее. Она хотела узнать что-либо, ради этого знания она могла поставить вверх дном всю деревню, лишь бы добиться информации. Единственный большой недостаток, который, как считала сама куноичи, в ней был – излишняя амбициозность, выходящая за общепринятые моральные рамки. Но ее это даже забавляло.



И Сакура все это знала как никто другой.



Яманака не думала, что доживет до тех дней, когда медик попытается что-либо скрыть от своей подруги. Блондинке это не нравилось. Не нравилась та нервозность, которую Харуно старательно хотела скрыть. Не нравилась та задумчивость, которая постоянно летала вокруг девушки подобно парфюму. Не нравились панические нотки, периодически мелькавшие во взгляде изумрудного цвета глаз. Что-то было не так, и Яманака была уверена, она выяснит, что именно.



Девушка глубоко вздохнула, душа в корне остатки утренней раздражительности, и тихонько постучалась, осторожно приоткрывая дверь и заглядывая в помещение. Пятая сидела за своим столом, угрюмо уткнувшись в огромную стопку бумаг, перебирая их и на некоторые ставя, по-видимому, подписи и печати. Казалось, она даже не заметила куноичи.



Ино прокашлялась, пытаясь доложить о своем присутствии, и, чтобы уже наверняка вывести саннина из задумчивости, проговорила:



― Тсунаде-сама?



Пятая устало потерла переносицу, тяжело вздохнула, отложила перо в сторону и угрюмо взглянула на нарушившую ее бурную деятельность девушку. Похоже, у Хокаге было сегодня не самое лучшее настроение.



― Я вам не мешаю? ― запоздало поинтересовалась Яманака, уже садясь в кресло напротив.



― Да что уж там… ― устало махнула рукой Пятая, недовольно поглядывая на совсем не редеющую кипу бумаг. ― Каждый раз, когда я ставлю подпись на последнем листке и уже собираюсь расслабиться с небольшой чашечкой саке в руках, в помещение с какой-то довольной садистской улыбкой постоянно врывается Шизуне и приносит новую стопку этих адских бесполезных бумажек, которые читать наверняка еще скучнее, чем ставить на них подписи. Она словно чувствует… Хоть с твои приходом отдохну.



Блондинка усмехнулась. В последнее время Шизуне портила жизнь не только своей начальнице, но и всем шиноби, слонявшимся по деревне без дела. Самое интересное, что она всегда как будто бы знала, где находится лентяй, которому нечем заняться. Трудоголизм у нее, похоже, был в крови.



― Тсунаде-сама, я пришла вот по какому вопросу, ― решив не юлить, прямо заявила куноичи, ― вы вчера не заметили, Сакура не вела себя… странно?



― А почему она должна вести себя странно? ― недоуменно спросила Тсунаде. ― Если подумать, да, она была на удивление тихой. И даже не попыталась противиться решению старейшин отправить на миссию только ее и Генму, не дождавшись команды номер семь.



― С чего вдруг старейшины стали интересоваться рядовыми шиноби?.. ― задумчиво произнесла куноичи, потирая подбородок и другой рукой нервно стуча пальцами о столешницу.



― Срочная миссия, не требующая отлагательств. Большего тебе знать не надо, ― немного резко произнесла Пятая, становясь серьезнее на глазах. Похоже, это было действительно что-то срочное и важное, поэтому было неудивительно, что старейшины присутствовали в этот момент в кабинете.



― Поэтому вы отправили их, не дождавшись команды номер семь? ― поинтересовалась девушка, жадно ловя каждую подробность разговора. ― Но почему Сакура?..



― Старейшины объяснили это тем, что они с Ширануи за последнее время нашли общий язык.



Что? Ей послышалось? Ино недовольно нахмурилась. Ничего подобного Харуно ей и в помине не рассказывала. Да и вместе их девушка тоже ни разу не видела. И откуда старейшины вообще об этом узнали?



― А что Сакура? ― недоуменно спросила блондинка, нетерпеливо заглядывая в ничего не понимающие карие глаза.



― Согласилась. Ино, что все это значит? Что с Сакурой?



― Я сама не знаю, Тсунаде-сама. Пока еще не знаю. Она очень странно себя ведет. Я позже посвящу вас в подробности, когда хотя бы что-нибудь узнаю. Единственное, что мы можем сейчас сделать – это ждать, пока она вернется. А когда она вернется, постарайтесь внимательно следить за ней. Сейчас каждая новая подробность на счету. Здесь что-то нечисто, и я обязательно узнаю, что!
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 16 Aug 2011, 16:06

[color="#808080"]Целая неделя напряженной работы, битья об клавиатуру головой, борьбы с ленью и дрессировки силы воли оправдали себя. Я, наконец-то, закончила новый шестой огромнейший эпизод, который вышел аж на одиннадцать страниц. Если этот эпизод не оправдает себя, я просто пойду и убьюсь об стенку. А еще с нетерпением жду критики, потому как я не уверена, передала ли я в достаточной мере переживания Сакуры, ее чувства и вообще ситуацию в целом. Ну, вот все, что я хотела сказать в предисловии.

Ах да, бэта все та же [b]Kaede[/b]. И теперь постоянно редактировать мои фан-фики будет именно она. Итак, продолжение [i]"Чёрного песка"[/i]. [b]Эпизод 6[/b].[/color]



[center][b]* 6 *[/b][/center]



Смеркалось. Могучий ветер свистел в ушах, развевал волосы, забирался под одежду и заставлял кожу покрываться мурашками. Девушка ежилась, пыталась запахнуть куртку посильнее, но в свои права вступал вечер, сменяя день, и воздух становился все холоднее и холоднее. Солнце уже лениво падало за горизонт, даря последние прощальные красные лучики уходящего света. Птичье пение постепенно стихало, сходило на нет, заставляя девушку ужасаться такой пугающей тишине. Ни щебетания птиц, ни шуршания лесных зверьков, только свист в ушах и тихий шелест травы и листиков деревьев.



Зябко поежившись, медик в очередной раз оттолкнулась от устойчивой ветки дерева. Несколько часов беспрерывного бега по направлению к Амэгакуре без перерывов и остановок на отдых вымотали Сакуру. Она буквально не чувствовала своих ног, которые уже не слушались хозяйку. Растеряв всю внимательность, девушка постоянно пропускала небольшие веточки, которые неприятно царапали лицо, руки и колени, чуть ли не падала, ступив на особо неустойчивый дряхлый сучок. Правда, до сих пор не упала. [i]«Даже удивительно»[/i], ― усмехнулась своим мыслям Харуно.



Ужасная усталость тяжелым грузом наваливалась на плечи, заставляя горбиться и еле стоять на ногах. Она знала: еще час, и она точно не выдержит – свалится, не дойдя до намеченной цели.



За весь вечер брюнет не сказал куноичи ни слова, постоянно мозоля глаза и маяча впереди черной точкой. Усталость он не выказывал, уже не говоря о том, чтобы хотя бы о чем-то заговорить, и останавливаться пока, видимо, тоже не собирался. А Сакура злилась все больше и больше. Если он хотел загнать ее, чтобы она не могла даже двинуться, а, соответственно, не смогла сражаться – это у него получилось отменно. А если все же нет… хотя бы назло девушка свалится посреди пути, и пусть этот гад будет тащить ее по направлению к Амэгакурэ на своих двоих.



Харуно вздохнула, пропустив еще одну небольшую веточку, которая неприятно ударила по рукам, оставив после себя постепенно алеющую незаметную царапину. [i]«Да что же за день сегодня такой![/i] ― скрипнула зубами куноичи. ― [i]Он вообще в своем уме? Хочет всю ночь перепрыгивать с ветки на ветку?»[/i]



Сил догонять Ширануи и высказывать все, что она о нем думает, не было. Наверняка парень именно на это и рассчитывал, специально не приближаясь и не отдаляясь, держа дистанцию, чтобы Харуно хотя бы видела силуэт и ни в коем случае не останавливалась.



Девушка задумалась: а в правильном направлении они двигаются? Солнце уже зашло, не проверишь, компас медик не взяла, на небо набежали тучи, разве что по мху, но пока этого растения не было видно и за версту. Куноичи чертыхнулась. Глупым поступком было довериться Генме. Еще неизвестно, куда он может ее завести и для каких целей…



Неожиданно Сакура остановилась, недоуменно мотая головой и понимая, что слишком сильно задумалась. Брюнета нигде не было видно. Страх медленно, но верно подкрался, сковывая движения и заставляя сердце панически биться.



Тишина. На одной из веток дерева неподалеку сидела сова, в темноте сверкая желтыми глазами с небольшими черными зрачками. Она повернула голову в сторону куноичи и внимательным немигающим взглядом следила за любым, даже совсем незаметным, движением, словно хищник наблюдала за своей ничего не подозревающей добычей. Это был филин. Достаточно большой для своего вида. Прекрасный и опасный в своей красоте.



Девушка отвела глаза, чтобы лишний раз не бередить фантазию. На другом дереве какая-то небольшая зверушка шуршала в дупле, устраиваясь на ночлег. Видимо, белка. Лес засыпал и просыпался одновременно. Дневные животные укладывались спать, чтобы, не дай Бог, не попасться на глаза только-только просыпающимся ночным хищникам.



Неожиданно что-то хрустнуло. Медик замотала головой, пытаясь определить, откуда доносится звук. И когда она поняла, что он доносился снизу, было уже поздно. Почему-то Сакуре даже в голову не могло придти, что ветка дерева не сможет выдержать ее веса.



Последняя пролетевшая мысль в голове была о том, насколько высоким было дерево, и больно ли будет падать. Отдавшись на волю случая, Сакура зажмурилась, но внезапно почувствовала, что кто-то схватил девушку прежде, чем она встретилась с землей. Харуно осторожно открыла глаза, опасаясь увидеть своего спасителя.



― Знаешь, детка, при случае я должен тебя убить, а по факту постоянно спасаю, ― ухмыльнулся брюнет, внимательно наблюдая за медиком уже на земле. Сакура даже заскрипела зубами от злости. ― Знаешь, я мог бы быть вражеским шиноби, и так просто ты бы не отделалась.



― Можно подумать, ты не враг! Отпусти меня! ― приказала-прорычала Харуно в ответ, и Генма, на удивление, подчинился, хотя ухмылка с лица так и не сошла.



― Тебя родители хорошо воспитывали в детстве?



― Нет. Меня родители плохо воспитывали в детстве, потому что благодарить тебя я не собираюсь, ― прищурившись, ответила медик, гордо вскидывая голову.



― Только не нарывайся на неприятности, ― заметил Генма совершенно серьезно, вытаскивая сенбон изо рта. Мужчина огляделся, рассматривая небольшую полянку посреди леса, спрятанную высокими зарослями кустарников. ― Я так понимаю, силенок двигаться дальше у тебя больше не хватит, а тащить на себе я тебя не собираюсь, ― как будто прочитав мысли, подвел итог брюнет, окидывая взглядом местность вокруг. Харуно скрипнула зубами. Рядом с этим человеком у нее это уже входило в привычку. ― Поэтому здесь мы останемся на ночлег. Несколько шагов на восток, ― парень показал направление, ― и найдешь маленький чистый холодный ручей.



Девушка критически оглядела полянку и отметила, что место действительно неплохое. Из-за кустарников, высоких деревьев и веток издалека ее не увидишь, только если случайно наткнешься или знаешь, что идти надо именно сюда. Да и слишком темно сейчас, чтобы хоть что-нибудь разглядеть среди этого леса.



Она скинула рюкзак на землю, разминая затекшие от боли мышцы, вытащила из кармана пару запасных кунаев на всякий случай и двинулась к ручью, ощущая на себе внимательный взгляд проницательных прожигающих карих глаз.



Идти было недалеко; только-только отойдя от полянки на пару шагов, Сакура стала отчетливо слышать робкий звук ручья, не вписывающегося в эту ночную меланхолию. Полная луна, разогнав тучи и предоставив для себя самой целое небо, освещала небосвод и пробивалась своими лучиками меж переплетениями веток деревьев. Звезды робко сияли на небе, все еще боясь, что грозные черные тучи вернутся и заполонят все небесное пространство, но те лениво закатывались за горы, оставляя небосклон в полном распоряжении ночного светила и звезд.



Медик вдохнула ночной промозглый воздух полной грудью. Закашлялась. Поежилась. Становилось все холоднее. Ветер хоть и дул не слишком сильно, чересчур много преград было на его пути, но все равно заставлял плотнее закутываться в верхнюю одежду и мечтать о камине, теплом пледе, кресле-качалке и чашке горячего настоящего кофе. Куноичи помотала головой, отгоняя наваждение – фантазия разыгралась не на шутку.



Ручей действительно оказался небольшим и на удивление чистым. Харуно присела на корточки и зачерпнула немного воды рукой, попробовав ее на вкус. Такая холодная, что немели руки. И слегка сладковатая. Нечасто встретишь такой ручей. Среди деревьев и кустарников его совсем не было видно, сверху переплетение из веток, листьев и сучков совсем не давало его разглядеть, даже редкие лунные лучики еле-еле пробивались в этот дивный, темный и оттого еще более удивительный мир.



Достав уже пустую флягу из-за пояса, медик начала наполнять ее ледяной водой, надеясь, что та не потеряет свой дивный вкус. Наполнив емкость до краев, девушка снова повесила ее на ремень и огляделась по сторонам. Вся земля была устлана покрывалом из ровного слоя желтых осенних листьев, только-только начинающих опадать.



За спиной ухнула сова. Сакура обернулась, вглядываясь в немигающие в ночи ярко-желтые глаза. Казалось, что это на ветке сидит все тот же филин, который следил за ней всего несколько часов назад. Девушка покачала головой, немного ежась от этого странного пугающего взгляда хищных глаз. Уже паранойя развилась. [i]«Это всего лишь обман зрения»[/i], ― решила куноичи и потопала в сторону ночного лагеря.



Когда девушка вернулась на поляну, Генма уже развел костер и устроился около него, подложив под голову рюкзак и укрывшись покрывалом. Харуно пристроилась по другую сторону костра, чувствуя теплый согревающий жар сбоку, уставившись на звезды, которые мигали на небе словно маячки, и слушая приятный ушам треск небольшого костра.



― Сколько бы я ни пыталась, я не могу тебя понять, ― как бы между прочим заметила медик, глядя в темно-синее, почти черное, небо. Она так и представила, как губы брюнета расползаются в усмешке.



― А тебе и не надо меня понимать, ― без раздумий ответил Ширануи. ― Ты бы лучше о себе и своих друзьях подумала, дура.



Девушка удивленно повернула голову в сторону парня. Тот перекинул сенбон из одного уголка губ в другой и повернулся на бок, спиной к костру, посильнее укутываясь во что-то наподобие одеяла.



Харуно не понимала его. Иногда он был слишком серьезным и как будто видел девушку насквозь. Иногда он был слишком циничным и говорил страшные ужасающие вещи, которые, впрочем, заставляли задуматься о жизни, о смерти, о человеческих ценностях. Иногда он то и делал, что издевался над ней и подшучивал, в такие моменты медику хотелось кого-нибудь убить. Желательно его. Желательно очень медленно и мучительно. Она его не понимала, не понимала его взглядов, выходок, не могла даже предположить, как он отреагирует на самый безобидный вопрос. Он действительно был странным, как будто его мировоззрение менялось с каждой секундой, добавляя какие-то противоречивые подробности. Или, может, только Сакуре так казалось? Он был очень странным. Либо это Харуно была слишком простым, наивным и прямолинейным человеком.



Сакура отогнала назойливые мысли и тоже повернулась спиной к костру. Она не будет над этим задумываться. Несмотря на все непонимание, куноичи до сих пор чувствовала, что она загнанный в ловушку зверек, а Генма – хищник с кроваво-красными глазами и голодным оскалом, который только и ждет, чтобы животное сделало хотя бы одно неверное движение. Или достаточно было всего одного приказа «фас», и от девушки останутся одни ошметки. И от этого чувства, несмотря на всю сложность натуры и взглядов Ширануи, не избавишься.



За размышлениями медик не заметила, как уснула. Сон был беспокойным и нагоняющим страх. Кошмары о собственной смерти и смерти своих друзей преследовали девушку уже не первый день и заставляли просыпаться в поту с дрожащими руками и чувством панического бессилия. К моменту, когда куноичи просыпалась, ночные ужасы забывались, но не без последствий. Страх, ненависть, ужас, бессилие заставляли стискивать кулаки так, что белели костяшки, заставляли скрипеть зубами и каждый раз с утра разбивать кулаки в кровь о спинку кровати в беззвучных рыданиях и истерике.



Но в этот раз все было иначе. Харуно проснулась после очередного кошмара, готовая расплакаться, но это был не тот случай. Здесь был Генма, и ему нельзя было показывать, насколько она слаба, напугана, как боится потерять своих родных и близких и умереть сама.



Девушка устало и грустно взглянула на уже давно потухший костер, на брюнета, до сих пор мирно спящего в той же позе, до боли стиснула зубы и свернула плед так, чтобы он занимал как можно меньше места.



― И как давно тебе снятся эти кошмары? ― упаковывая покрывало, медик вздрогнула и буквально побледнела на глазах. Внутри все похолодело и ухнуло вниз, заставляя сердце отбивать чечетку. Девушка сглотнула. Смысла врать уже не было.



― С того дня, ― еле ворочая языком произнесла она и застыла. Сакура не могла пошевелиться. Да что там, она не могла даже двинуть рукой, ожидая издевки. [i]«Лишь бы это была именно издевка, лишь бы он отшутился в ответ»[/i], ― мысленно взмолилась куноичи с замиранием сердца слыша шуршащие шаги позади.



― И не зря-я-я, ― шипящий шепот брюнета прямо в ухо опалил кожу горячим дыханием, от чего по телу пробежали мурашки. Мурашки страха и ужаса, от которых внутри все замерзало и подгоняло рвануться с места и убежать, куда глаза глядят. Но страх сковал, буквально пригвоздив к земле, заставляя все также, не двигаясь, сидеть на корточках и опираться руками о рюкзак, чтобы не упасть. Только лишь бы не упасть.



Смешок. Шуршащие отдаляющиеся шаги позади.



Практически не дыша и не шевелясь, Харуно медленно повернула голову в сторону удаляющегося парня. Похоже, он направлялся к ручью. Сакура схватилась за горло, царапая его ногтями, чувствуя, как задыхается, как в легких не хватает воздуха, и стук сердца отдается в ушах.



Наконец, отдышавшись, девушка судорожно начала искать спички. Было слишком холодно, страшно внутри, ей срочно нужно было согреться, ей нужен был до боли обжигающий жар, который развеет по ветру этот разговор хотя бы на несколько минут, уже не говоря о часах и днях.



Куноичи дрожащими руками поднесла спичку к бумаге, подожгла и кинула в костер, добавляя новых, хоть и слегка влажных от росы дров. Когда пламя разрослось, медик поднесла руки к обжигающим язычкам и закрыла глаза, попытавшись сконцентрироваться на ощущениях и забыться. Приятное тепло расползалось от рук и привносило спокойствие и ясность в мысли. Страх ушел, оставив после себя разве что дымку беспокойства и прозрачные воспоминания.



Девушка открыла глаза и глубоко вздохнула. [i]«Это всего лишь слова»,[/i] ― несколько раз повторила про себя Сакура. А где-то глубоко внутри добавила:



[i]«…слова от самого опасного человека, которого я когда-либо знала»[/i].



А в это время лес вокруг просыпался. Птички постепенно скидывали сонное покрывало и начинали хоровое пение, звук которого медленно, но верно нарастал со вступлением новых голосов в этот утренний этюд. Солнце выкатывалось из-за гор, озаряя своими ленивыми утренними лучиками просветы между деревьев и небольшую уютную полянку. Рассветная прохлада заставляла тело еле заметно дрожать и кутаться в покрывало, кожу покрываться мурашками. Ко всему прочему, чувство беспокойства после разговора с брюнетом не покидало девушку, и Харуно все не могла понять: ее бьет озноб от холода или от пережитого недавно диалога?



Куноичи вздохнула, кинула в костер пару веточек, села на рюкзак и подтянула ноги, обхватив их и положив подбородок на коленки. Есть совсем не хотелось.



― Зачем разожгла огонь? ― даже не взглянув на Сакуру, спросил уже вернувшийся парень, недовольно поглядывая на разожженный костерок.



― Было холодно, ― без всякого участия ответила медик.



― Не стоит лишний раз привлекать внимание, ― медленно проговорил Генма и залил огонь водой. ― Выдвигаемся.



Следующие часы бега снова прошли в молчании и немой боли. Как оказалось, сон девушке совершенно не помог, окончательно вымотав. Ноги нещадно болели и ныли, на каждое движение отзываясь протестующей ломью, уже не говоря о том, что из-за усталости куноичи не замечала ничего вокруг, лишь пыталась попадать шаг в шаг за брюнетом. Харуно не выспалась, не успела отдохнуть, у нее все болело и, к тому же, она застудила спину. День начинался просто замечательно!



Медик чихнула, подтверждая свою последнюю мысль. Единственное, что радовало – двигались они не слишком быстро, сохраняя силы для дальнейшего выполнения миссии. Конечно, Харуно очень сомневалась в том, что Генма сжалился над ней и специально сбавил темп. Но все же куноичи была даже немного благодарна ему, хотя признаться в этом себе так и не смогла.



О недавнем происшествии девушка предпочитала не думать, старательно отгоняя непрошенные мысли всеми известными ей способами. Пока получалось неплохо. Да и боль затмевала любую мысль, мельком пролетавшую в голове.



Пейзаж вокруг все не менялся. Солнце висело уже высоко, опаляя голову последними в этом уходящем году теплыми лучами, которые заставляли ученицу саннина чувствовать себя еще хуже, чем было.



Неожиданно Ширануи остановился, спрыгнул на землю и взмахом руки подозвал к себе девушку, приказывая спуститься к нему. Оказавшись внизу, Сакура недоуменно воззрилась на джоунина, но тот совершенно не реагировал на испытывающий взгляд куноичи, высматривая что-то впереди, заметное только ему одному. Харуно попыталась найти эту заинтересовавшую мужчину деталь, но безрезультатно. Вдали виднелись только деревья, камни и кустарники.



Брюнет всем корпусом повернулся к куноичи и посмотрел на нее в упор своим проницательным взглядом, от чего та поежилась и совсем незаметно отступила на шаг назад.



― Планы меняются, ― тоном, не терпящим возражений, твердо сказал Ширануи, еле заметно хмурясь. Девушка отступила еще на шаг назад, вжимаясь в ствол дерева и предчувствуя беду. Что все это значило? Сакура не имела понятия, поэтому решила ничего не говорить и дождаться продолжения. ― У нас особый приказ от старейшин.



― Что значит особый приказ? ― настороженно поинтересовалась Харуно, догадываясь, к чему все идет.



― Эта миссия всего лишь прикрытие для нашего настоящего задания. К тому же надеяться на то, что нас впустят в Деревню, Скрытую в Дожде, по меньшей мере, глупо, ― усмехнулся брюнет. ― Знать тебе нужно только минимум информации, который я расскажу сейчас, поэтому можешь даже не пытаться задавать какие-либо вопросы.



Медик судорожно стиснула руки в кулаки, морально готовясь ко всему, что припасли для нее старейшины. Какой ужас, какую мерзость они хотят заставить ее совершить?



― Сейчас мы находимся вблизи границы страны Огня с Амэгакурэ, но в Деревню, Скрытую в Листве мы не отправимся. Впереди, ― брюнет кивнул куда-то назад, ― расположился небольшой затхлый дом, покинутый во время раздора в Амэ. Надеюсь, ты помнишь, что это поселение в одно время стало полем битвы ниндзя различных сильных государств, так и норовящих оттяпать себе кусок побольше. Такие брошенные дома не редкость на границе, к тому же, когда земли страны Огня немного расширились, все живущие у границы потянулись в центр. Сейчас там никто не должен жить, так считалось уже несколько лет. Но недавно ниндзя Конохагакурэ обнаружили вражеских шиноби. Нам следует выяснить, откуда эти шиноби, и непременно убить их. Вот все, что тебе следует знать.



Не заметив, как задержала дыхание, медик выдохнула, чувствуя, как пересохло горло. Вот как, значит… Ни разведать обстановку, ни взять в плен, ни узнать об их планах, ни выяснить, опасны ли они, а просто определить, какие шиноби посмели вступить на землю Огня и просто убить без суда и следствия. Это так характерно для старейшин.



― Вот как старейшины решают проблемы, ― скрипя зубами, прорычала девушка, пытаясь мыслить благоразумно. ― Я не собираюсь этого делать, ― твердо произнесла медик, стискивая руки в кулаки так, что белели костяшки, а ногти больно впивались в кожу.



― Ты все больше меня удивляешь, детка, ― посмеиваясь, проговорил Ширануи, подходя вплотную к девушке и наклонившись к самому ее уху. ― Мне казалось, что у тебя хватит ума хотя бы не спорить и выполнить задание соответствующим образом, но ты меня все больше и больше разочаровываешь. Кажется, ты не в том положении, чтобы спорить со старейшинами и мной, ― последние слова мужчина практически прошипел на ухо опешившей куноичи, которая стояла, как громом пораженная. Впервые на ее памяти Ширануи вышел из себя.



Генма отошел от медика, презрительно оглядел ее с головы до ног, отвернулся и кинул через плечо:



― Я выясню, откуда эти шиноби. А ты пока подумай над тем, чьи жизни тебе дороже: этих наглых вражеских ниндзя, которые решили, что вторгнуться на землю Огня окажется забавной и прибыльной идеей, или жизнь твоих друзей и твоя собственная?



Вопрос напряженно повис в воздухе, давя на виски и заставляя душу сжиматься, пытаясь отрешиться от реальности. Убить или быть убитой – в этом был весь ответ. Тут даже и думать не стоило. Только вот тошнота почему-то волнами накатывала, а голова кружилась настолько сильно, что девушке казалось, что вот-вот и она упадет.



Куноичи всем телом оперлась о ствол дерева, чувствуя, как под руками бьется увядающая жизнь. Тяжело дыша, девушка пыталась найти какой-либо приемлемый выход, но в голову как назло не лезло ничего путного. [i]«Почему же все это происходит именно со мной?»[/i] ― в отчаянии подумала медик, скатываясь вниз по стволу. Горло душили рыдания, но слез не было. Как назло.



В последнее время Харуно только и делала, что спасала жизни людей в госпитале. Она лечила, она помогала, она вытаскивала из бездны боли, она заставляла становиться на ноги даже безнадежных больных. Еще никто не умер на ее руках, кроме Чие. Это было слишком больно, это было слишком страшно. Медик уже забыла, как это, убивать человека? А снова вспоминать кровавые картинки из прошлого, окрашенные в черно-красный цвет, совершенно не хотелось.



Сакура отчаянно обхватила руками ствол дуба, пытаясь перенять от него спокойствие, неторопливость и уверенность, но становилось только хуже. Только почерневшее дерево могло ее успокоить, только чёрный песок мог подарить иллюзию хладнокровия. Куноичи с силой закусила губу, чувствуя соленый привкус крови на губах, ногтями до боли впилась в древесину и прислонилась лбом, прикрывая глаза и пытаясь унять истерику.



Сейчас следовало бы взять себя в руки, отбросить сомнения, забыть о страхе и выполнить приказ, как поступали настоящие шиноби, но Харуно не считала себя машиной, созданной ради убийства. Она была всего лишь человеком. И этот человек не мог отогнать мысли о том, что у людей, убитых ею, тоже есть друзья, тоже есть семьи, они также дорожат своей жизнью. И эта мысль все никак не хотела покинуть куноичи, бередя болезненные точки сознания еще больше.



Когда Ширануи вернулся с разведки, девушка сидела на земле, спиной опершись о ствол огромного желтого дуба, и бездушно смотрела в одну и ту же точку перед собой. В глазах ее ничего не было, лишь пугающая бездонная пустота.



Мужчина присел на корточки перед девушкой и внимательно вгляделся в пустые зеленые глаза, которые даже не отреагировали на появление джоунина. Генма вздохнул.



― Трое. Отступники из Киригакурэ. Находятся на северо-востоке примерно в двухстах метрах от нас. Вооружены кунаями и сенбонами, опасности представлять не должны, ― брюнет помедлил, вглядываясь в изумрудные глаза, и продолжил:



― Ты ими займешься. Убей всех.



Девушка вздрогнула, фокусируя испуганный взгляд на брюнете. Она вжалась в кору дерева так, что, казалось, хотела слиться с ней и стать единым целым, лишь бы отрешиться от этого мира, отрешиться от этого жестокосердечного приказа. Но что она могла еще ожидать от старейшин и их прихвостня?..



― Я не могу…



― Можешь.



Медик в отчаянии обхватила себя руками, пытаясь хоть как-то согреться. Почему каждое слово, сказанное этим джоунином, заставляет ее чувствовать всепоглощающий ужасающий бездонный холод внутри?



― Я не могу, ― уже собираясь броситься в истерику, тупо повторила Харуно и до боли закусила губу.



― Возьми себя в руки, идиотка! ― вышел из себя Генма, с силой хватая куноичи за руки и рывком поднимая на ноги, от чего медик чуть ли не упала, покачнувшись. ― Как же я терпеть не могу таких наивных куриц, считающих, что мир делится только на черное и белое, ― Харуно попыталась вывернуться их стальной хватки, но безуспешно. Брюнет только сильнее сжал ее локоть и хорошенько встряхнул, заставляя больно удариться о ствол дерева головой. ― Считающих, что их наивное мировоззрение сквозь розовую призму очков всегда самое правильное и всегда самое верное, как будто по-другому и быть не может, ― голос Ширануи уже скатился на рык, а Сакура теперь неподвижно стояла, даже не пытаясь спастись от разъяренного мужчины, одолеваемая страхом, боясь сделать лишнее движение, лишь бы это еще больше не спровоцировало его. ― Считающих, что к ним, как к особым любимцам и паинькам, должно быть особое отношение. Боящихся запачкать свой безупречный маникюр, боящихся оказаться в грязи с ног до головы, боящихся получить несколько кровоподтеков и ссадин. Только смею тебя огорчить, детка, ― Генма выплюнул последнее слово, при этом презрительно поморщившись, ― что к тебе никакого особого отношения не будет. Ни от меня, ни от старейшин, ни даже от Тсунаде, потому что в случае чего черта с два она тебя сможет защитить. И черта с два сможет спасти дорогих тебе людей! Ты никто. Надеюсь, твои извилины теперь хоть немного зашевелятся, ― ненавистно оттолкнув от себя медика, Ширануи еще раз поморщился, сплюнул и, как можно быстрее, скрылся среди деревьев.



А девушке только оставалось смотреть мужчине вслед и массировать запястья, чтобы после яростного монолога не осталось и следа. Фиолетовые синяки не входили в планы ученицы саннина.



Харуно нервно рассмеялась. [i]«Тупая наивная курица… в розовой призме очков… Никто, значит»[/i]. Девушка смахнула несуществующую слезинку и нахмурилась. Да, может, она слишком наивна, слишком идеалистична, слишком много времени проводит в своих фантазиях, но все же она не дура. И если куноичи некому помочь, она поможет себе сама. Она сильная. Она выкрутится. В ком она уверена, так это в себе и своих силах. Она терпелива, она может очень медленно идти к цели, но все же добиться ее. Не время было сдаваться, время было начинать бороться за свою жизнь и за жизнь своих родных.



Сакура нагнулась и прихватила рюкзак, незаметно выпавший из рук. Пока она может не думать о том, кем являются те люди, которых ей было приказано убить. Пока она может смести все сожаления, сомнения, голос разума и совести в пустой ящик у себя в голове, чтобы не чувствовать, только видеть, только слышать, только делать. На автомате выполняя давно отточенные техники и движения. Отгородиться и не замечать… Сейчас главное выжить, чтобы не дать погибнуть близким людям.



Она, возможно, будет сожалеть о своем решении. Но сейчас нет времени на раздумья.



Куноичи глубоко вдохнула вечерний прохладный воздух, взглянула на руки, которые дрожали, как при болезни Паркинсона, спрятала их за спину и медленно двинулась в путь, осторожничая сверх меры.



В этих вечерних сумерках не было ничего особенного: красноватый закат, усиливающийся прохладный ветер, как и вчера, готовящаяся ко сну дневная живность. Эту завывающую ветряную тишину нарушали разве что все еще бодрствующие стрекочущие кузнечики в траве. Молодая луна уже давно висела на небе, напоминая своим присутствием, что пора бы уже солнцу закатиться за горизонт и предоставить небо новому владыке.



Харуно осторожно перебралась повыше на ветку дерева, осматривая дряхлый дом, в котором, казалось, и не живет никто. За одним исключением: в одном из окон был еле-еле виден маленький огонек, видимо, от свечки. Замаскировав свою чакру, медик огляделась и перебралась по длинной ветке дуба на крышу полуразвалившегося деревянного дома, который, казалось, держится на одном добром слове. Куноичи как можно осторожнее и как можно тише пролезла через разбитое стекло окна на втором этаже и огляделась. Похоже, наверху действительно никто не обитал. Ничье присутствие Сакура не чувствовала. А вот внизу…



Бесшумно подойдя к лестнице, девушка немного спустилась вниз, внимательно прислушиваясь и пытаясь не упустить ни одной детали.



― И что мы будем с ними делать? ― недовольно проворчал один из голосов, видимо, главный среди этой троицы.



― Как всегда, босс, ― недоуменно ответил второй голос как будто бы подразумевая вопрос: «А что еще можно с этим сделать?»



― Они слишком мелкие, идиот, думай, что говоришь. Никто их не купит, даже если мы скинем цену раза в три! ― прорычал «главный», ударяя, по-видимому, по столу.



― Извращенцы разные встречаются, босс, ― загоготал третий голос на весь дом.



― И то верно, ― добросклонно проговорил «босс», внезапно повеселев. ― Удивительно, насколько глупы бывают богатые люди и как плохо у них работает фантазия, когда дело доходит до траты денег. Пожалуй, мы смогли бы набрать компромат на некоторых наиболее влиятельных людей этого мира, чтобы шантажировать их… ― заинтересованно размышлял первый голос.



― Но, босс, ведь если мы раскроем нашу незаконную деятельность…



― Я знаю, ― грубо перебил «главный». ― Я подумаю об этом в ближайшее время.



Осторожно, плавными скользящими движениями девушка дотянулась до лодыжки и легким движением вытащила из-за сандалий кунай. Потом также медленно, но уверенно рука скользнула куда-то за спину, доставая из сумочки, висящей на ремне, несколько сенбонов. Зажав последние между зубами и азартно сверкнув глазами, Сакура легко скользнула в темный угол помещения, до которого не дотягивался свет свечей. Вражеские шиноби ее даже не заметили, увлеченные разговором.



Комната, в которой находились люди, была достаточно просторной и казалась жилой, хотя страшные паутины по углам потолка доказывали обратное. Большой деревянный прогнивший темный стол, который, казалось, вот-вот и упадет – настолько непрочными были его ножки – стоял посредине комнаты. На поверхности стола творился полный бардак: какие-то карты, которых куноичи не могла разглядеть издалека, перья с чернилами, печать, кучи изрисованных белых листков, несколько тетрадок, пара бутылок саке и несколько небольших рюмок. Вокруг было разбросано несколько таких же прогнивших стульев, а в углу валялась разбитая масляная лампа с разлитой вокруг нее горючей жидкостью. Удивительно, как этот дом еще не сгорел.



Сакура перевела взгляд на ободранные тяжелые коричневые шторы, которые тряпкой висели на окне; на одинокий шкаф, стоящий сбоку от большого окна; на местами спаленный, а местами продырявленный когда-то ковер с красивым узором из лилий.



― Пока нам надо подумать о том, кому продать этих ребятишек, ― продолжив, преступник ухмыльнулся, указывая на дверь напротив него. Харуно вся обратилась в слух, ловя каждое слово бандитов. ― Не каждый возьмет такой товар, все-таки они сироты, ― за дверью послышался детский плач и несколько голосков, которые старались разговаривать шепотом.



― Не будем же мы приводить их в порядок, как будто на убой ведем, ― загоготал третий, и остальные находящиеся в этом доме преступники вторили ему.



Харуно как будто облили ушатом с ледяной водой. Она прислушалась: это действительно были высокие детские голоски. Еще не до конца осознав ужасающего факта, девушка посильнее стиснула холодное оружие в руке. Вмиг на нее накатило безудержное чувство гнева, которое, подобно воде в котле, вскипало, будоражило каждую частичку тела и так и норовило вырваться наружу. Скрипнув зубами, медик еще яростнее стиснула оружие в своей руке настолько сильно, что ногти до боли впились в мягкую податливую кожу. Она чувствовала, как кровь вспыхивала в венах, она чувствовала, как гнев затмевал рассудок. Глаза в приступе ярости как будто налились кровью. Сволочи, подлецы, ублюдки! Это же дети!



Не до конца осознавая своих действий, куноичи буквально подлетела к ближе стоящему преступнику и легким движением руки хладнокровно перерезала тому горло. Оставшиеся двое шиноби (или все же это были не вражеские шиноби, а простые бандиты?) даже не успели ничего понять, как Харуно в прыжок одолела расстояние между ней и вторым преступником и занесла кунай для удара. Но этот ниндзя все же оказался куда смекалистее, схватив девушку за руку и коленкой со всего размаху ударив медика в живот.



Сакура согнулась пополам.



Бандит усмехнулся, уже было празднуя победу и доставая из-за спины что-то наподобие ножа, но не тут-то было: куноичи быстро вскочила на ноги, заломила руку преступника за спину и с характерным звуком ударила холодным оружием прямо в район сердца. Мужчина застонал и осел на пол, закатывая глаза. Несколько капель крови выступили на его губах, скатились по подбородку и исчезли в недрах рубашки.



Девушка, не обращая внимания на двух убитых преступников, быстро обернулась назад, но третьего бандита не обнаружила. Похоже, пока она разбиралась с остальными двумя, последний сбежал, бросив своих дружков-партнеров. Сакура презрительно сплюнула кровь изо рта и взглянула на листки, находящиеся на столе. Там лежали карты страны Огня, страны Молнии, страны Ветра и еще нескольких мелких деревень. Куноичи нахмурилась, смотря на места, отмеченные красным маркером. Что же там находилось?..



Медик настороженно застыла, слыша странное шуршание и шаги за одной из дверей, выводящих в коридор этого достаточно большого дома. Сакура судорожно стиснула кунай и спряталась в темном углу комнаты, напоследок задув все оставшиеся свечи.



Несколько напряженных секунд прошли в молчании. Девушка как будто застыла и боялась даже лишний раз вздохнуть.



А шаги становились все ближе и ближе, вот они уже были за самой дверью и… Грохот, дверь слетела с петель, и на пороге оказался Ширануи с третьим бандитом на спине, у которого была свернута шея.



― Тебя родители никогда не учили убирать за собой? ― недовольно прорычал брюнет, кидая тело на середину комнаты и презрительно морщась. Харуно облегченно выдохнула.



― Так прибирать – нет, ― усмехнувшись, ответила девушка, проводя холодным оружием по столу и оставляя после себя тоненькую длинную бежевую царапину.



― Как думаешь, что это? ― указывая на карты с отмеченными деревеньками, поинтересовалась ученица саннина.



Брюнет нахмурился, сгреб бумажки в охапку, взял свечу с края стола и зажег ее. Медленно, набирая силу, маленький огонек разгорелся, освещая помещение с затхлым воздухом внутри. Генма поднес карты к огню.



― Лучше тебе этого не знать, ― проницательный взгляд черных глаз буквально пригвоздил к полу, заставив замереть и задержать дыхание. В это время пламя медленно, но верно пожирало уже совсем старую пожелтевшую бумагу, слегка потрескивая от удовольствия. Медик поежилась, но все же отвела глаза и… неожиданно ее взгляд уткнулся в черную дверь.



― Дети! ― кинулась к заветному помещению Харуно, ногой откидывая стул со своего пути и с размаху выламывая дверь ногой.



Помещение было таким темным, что просто-напросто не было видно ни зги, здесь даже не было ни одного небольшого окна, чтобы хоть немного осветить комнату. Хотя это даже походило не на комнату, а скорее на какой-то подвал. Сакура поморгала, пытаясь привыкнуть к такой мрачной обстановке. Принюхавшись, куноичи закрыла рот ладошкой и отступила на шаг назад. В помещении витал настолько сильный тлетворный запах, что, казалось, медика сейчас вот-вот вырвет.



Глаза наконец-то привыкли к отсутствию освещения и стали различать хотя бы силуэты. Помещение было слишком маленьким, чтобы даже поставить туда стол. У стены стояла табуретка, на ней находился чан с водой. У противоположной стены на полу лежали какие-то старые порванные в разных местах теплые тряпки. Взгляд нашел два маленьких дрожащих силуэта на покрывале у стены. Дети, укутавшись с головой, жались друг к другу, от страха даже спрятав головы.



Девушка прикрыла рот рукой, но уже не от тошноты, а от подступавших рыданий. Как вообще можно было делать детям что-то плохое? Харуно не представляла. Как вообще можно было строить планы, чтобы наживаться на их жизнях? Каким нужно было быть ублюдком, чтобы вот так просто продать кому-то ребенка? Медик думала об этом и без сожалений, мысленно убивала этих подонков еще и еще, еще и еще, раз за разом растягивая боль, раз за разом издеваясь над ними и показывая, что они так просто не умрут и не найдут спасения в пучинах ада. Яростно скрипнув зубами, Харуно смело шагнула внутрь комнаты, чувствуя не только запах тлена, но и мочи, и грязных немытых тел. Она быстро подбежала к детям и выдрала у них из рук тряпку, которой они укрывались.



Девочка бесшумно плакала, цепляясь за одежду маленького мальчика, прижимаясь все ближе и ближе к пареньку от страха и горько всхлипывая. Мальчуган же зажмурил глаза, руками отчаянно прижав к себе подругу и приготовившись к худшему. На их измазанных грязью лицах темнели кровоподтеки, царапины на руках были отчетливо видны в темноте даже невооруженным глазом.



Сакура медленно подняла руки и положила их на маленькие головки ребят, легонько поглаживая. Дети недоуменно подняли на куноичи зареванные глаза, не понимая, что происходит.



― Теперь все будет хорошо, ― вымученно улыбаясь, проговорила она воодушевленно, хотя на глаза наворачивались слезы. Девочка настороженно всхлипнула и еще больше прижалась к мальчугану. ― Теперь точно все будет хорошо, ― шепотом повторила медик, улыбаясь сквозь слезы.



― Уже ничего не будет хорошо, Сакура, ― донесся голос брюнета из-за спины. Харуно, затаив дыхание, настороженно повернулась, испуганно глядя на шиноби и боясь услышать ответ.



― О чем т-ты? ― запинаясь и еле ворочая языком, медленно выговорила куноичи, с ужасом взирая на брюнета.



― Ты же понимаешь, о чем я, ― ответил Генма, опершись о дверной косяк и скрестив руки на груди. В его жестах не сквозило и грамма насмешки, только убийственная серьезность.



― Ты шутишь?.. ― на выдохе произнесла девушка, чувствуя, как сердце начинает отбивать чечетку.



― Не шучу. Убей их.



Харуно почувствовала, как начинает задыхаться. Убить кого? Убить детей?



― Пожалуйста, прошу тебя, скажи, что ты шутишь, ― едва ли не плача, держась за горло и сдерживая подступившие рыдания, Харуно прижимала руки к сердцу, пытаясь унять нервную дрожь.



Брюнет только ухмыльнулся, ничего не ответив.



[i]«Как он может говорить такое? Убить детей? Собственными руками? Это все просто кошмар, самый настоящий кошмар»[/i], ― повторяла про себя девушка, как будто читала мантру, в ужасе глядя на бессердечного мужчину.



Медик глубоко вздохнула, попытавшись унять дрожь в теле, встала с корточек и бесстрашно в упор посмотрела на брюнета, хмурясь и с силой стискивая кулаки.

― Я не подчинюсь приказу, ― твердо произнесла она, понимая, что сделала как никогда правильный выбор.



Генма хмыкнул, оттолкнулся от дверного косяка и вплотную подошел к бывшей ученице саннина.



― Да неужели? ― издевательски посмеиваясь, спросил Ширануи. ― По-моему ты не в том положении, чтобы устраивать бунт, детка.



― Нет. Эти дети не умрут сегодня.



― Ну что ж… ― задумчиво произнес брюнет, потирая подбородок. ― Раз так… тогда это сделаю я сам!



Не успев понять, что происходит, девушка даже не смогла толком среагировать или перегруппироваться. В тот же миг Ширануи со всей силы оттолкнул Харуно с дороги, от чего девушка больно врезалась в стену, сильно ударившись головой и почти что потеряв сознание.



Генма осторожно, как будто в замедленной съемке, вытащил кунай из-за спины, скалой возвышаясь над жмущимися друг к другу и плачущими детьми.



― Не надо… ― только и смог пропищать маленький мальчик, зажмурившись.



Словно во сне, очухавшись, медик подняла голову, в ужасе глядя на разворачивающуюся перед глазами картину. Ширануи занес руку с холодным оружием над детьми. Сакуру пробил озноб, на глаза навернулись слезы, она прикрыла глаза рукой, чувствуя, что вот-вот упадет в обморок.



― Нет! ― эхом разнесся по округе отчаянный крик молодой девушки.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Хэлли (архив) » 16 Feb 2012, 20:11

[color=#a9a9a9]Новый седьмой эпизод [i]"Чёрного песка"[/i]. Бэта все та же прелестная [b]Kaede[/b].[/color]



[center][b]* 7 *[/b][/center]





Жизнь забавная штука, никогда не знаешь, что она преподнесет в очередной раз: ударит посильнее очередными граблями или погладит по головке, как одного из любимых домашних животных, которым остается только урчать от неожиданного удовольствия. До следующего Жизненного пинка, так называемого удара под зад за то, что нагадил Бытию в его любимые тапочки. Но не всегда случалось именно так. Бывали в истории люди совершенно успешные и совершенно уверенные в себе, Жизненные любимчики, у которых все всегда получалось с первого раза: зачастую радовал карьерный рост, знания укладывались в голове легко и непринужденно, отношения с родными и близкими всегда были теплыми и доверительными, любимый человек всегда любил и всегда был рядом, поддерживая и оберегая, родители всегда гордились своим чадом, а еще, в итоге, окружающие признавали заслуги, ум, рассудительность, гениальные идеи. Но еще были люди. Другие люди, которых Жизнь, казалось, ненавидела. Они сетовали на злодейку-судьбу, впадали в депрессии, встречали черную полосу одну за другой, совершали самоубийства, не в силах справиться с тем, что творилось в их голове, терпели крах и неудачи, теряли веру в себя, ссорились с близкими людьми, убивали, мстили, завидовали и в целом катились по наклонной, прослывали свою жизнь, сжигая ее в лелеянии своего любимого и обиженного на весь мир эго, а также трусили. Трусили, проклинали свою Жизнь, но все же отчаянно и безнадежно боялись ее потерять, цепляясь за нее, как только могли, совершая самые гадкие поступки, на какие только способен человек. Предавали, продавали, продавались, убивали из зависти, изменяли себе, родным и своим собственным принципам, воровали, лгали и гордились всеми теми пакостями, которые они совершали в жизни.



Сакуре было сложно сказать, к какому типу людей она себя относила. Но уж точно не к Жизненным любимчикам, у которых в жизни всегда было все тихо, счастливо и спокойно. Тихое и размеренное существование Харуно закончилась в тот день, когда она решила стать шиноби и пошла учиться в академию. И, наверное, это была самая огромная ошибка в ее жизни, о которой она пожалеет еще не раз.



Раньше девушка предпочитала считать, что ее жизнь – это равномерное распределение черных и белых полос, которые непременно каждый раз уравновешивали друг друга. Да, может быть, и случались сбои, но в конечном итоге все становилось на свои места. Но в последнее время жизнь девушки скатилась в Ад. В самую настоящую Геенну Огненную, с девятью адскими кругами, с мучениями, со страданиями. Только одного Сакура не могла взять в толк: чем она так разозлила Жизнь, что та ее настолько возненавидела и не смогла простить?



Медик отрешенно обвела взглядом кабинет, особо не задерживаясь на определенных деталях интерьера и отдельных людях, и мысленно невесело усмехнулась. Похоже, успокоительное, наконец, подействовало, потому как бессмысленные слова беседы присутствующих в помещении в голове не задерживались, со скоростью света влетая в одно ухо и сразу же вылетая из другого. Обстановка вокруг сливалась в одно огромное серое пятно, и как не пыталась медик, так и не смогла сфокусировать взгляд на определенной точке. Хотя на действие успокоительного было не похоже. Усталость? Или все-таки это были последствия шока?



― …в общем, как и ожидалось, в Деревню, Скрытую в Дожде нас так никто и не пустил. Ровно в 19:35 мы повернули обратно в Коноху. И добрались до Деревни, Скрытой в Листве примерно за сутки, ― закончил свой устный отчет Генма, все также в своей неизменной позе опираясь плечом о стену.



― Не понимаю. Каге Амэ был предупрежден и дал добро на сотрудничество. Что такого могло случиться, чтобы всего за день старейшины и глава объявили военное положение во всей стране? ― Тсунаде нахмурилась и скрестила руки на груди, потирая подбородок.



Казалось, было видно, как в ее голове роем проносились мысли, рождались идеи. От самых безобидных до самых… нежелательных. Нет, в Стране Дождя всегда были строгие законы, когда дело касалось чужаков из других городов, деревень, стран. Но Тсунаде никак не могла взять в толк: ведь они же договорились…



Сакуре хотелось кричать, объяснить, сказать, наконец, что все это ложь, но язык не ворочался и как будто прирос к небу. [i]«Вот теперь успокоительное точно подействовало. Или все же это трусость?..»[/i] ― отсутствующе подумала куноичи, задумчиво и немного брезгливо проводя пальцем по пыльному столу Пятой. Не то чтобы он был настолько грязен, просто кабинет, казалось, не убирали целый месяц.



― Да мало ли что могло произойти, ― всплеснула руками старейшина, добродушно улыбаясь своей «подопечной». ― Раз нашим посланникам не сообщили подробности, значит, на то были причины. А если бы случилось что-то действительно серьезное, глава Деревни обязательно бы нам сообщил.



Чуть ли не рассмеявшись старейшине в лицо, медик прикрыла рот ладошкой и отступила подальше в угол комнаты, чтобы темнота скрыла ее нервную перекошенную ухмылку. Какая игра, какая экспрессия, какое актерское мастерство! Просто бабушка-одуванчик!



Безобидная старушка, которая пожуряет и наставляет свою воспитанницу на путь истинный. Сакура брезгливо скривилась, не в силах сдерживать эмоции, чувствуя тошнотворный комок в горле. Зная истинное лицо этих престарелых интриганов, девушка могла только подивиться наглости и лживому лицемерию, которые ничуть не мешали этим двум людям жить.



Вот кто действительно относился к личностям, которых ненавидела не только Жизнь, но и знавшие правду люди вокруг. И, похоже, старейшины нисколько не страдали от этой ненависти.



А еще было похоже, что кого-то вся эта ситуация даже потешала. Опираясь спиной о противоположную от медика стену, шатен самодовольно ухмылялся, видимо, забавляясь всей этой ситуаций, а в карих глазах, казалось, плясали искорки смеха. Или это была всего лишь игра светотени?..



В это время ветер за огромным стеклянным окном рвал и неистовствовал, заставляя золотистые осенние листья, перемешанные с серой пылью дорог, взмывать в небо и танцевать в каком-то диком безудержном танце, то поднимаясь высоко в небо, наслаждаясь близостью со все еще чистым голубым сводом, то огорченно опадая на землю в новой попытке подпрыгнуть и взлететь повыше. Последние осенние деньки радовали теплом и солнцем, и невольно Сакура неистово ненавидела эту прекрасную погоду, которая была глуха к страданиям девушки. Птицы щебетали свои последние трели, вкладывая в эти мгновения уходящей желтой осени все свои мысли и всю свою душу. Казалось, природа всем существом хотела показать, насколько прекрасна порой могла быть эта противная дождливая пора. Буйством теплых красок. Звуками (хоровым пением, шелестом листьев и травы, копошением маленьких зверьков и завыванием ветра), которые наполняли лес неподалеку жизнью. И, несмотря на бушующий ветер, лес казался до отвращения уютным и теплым. Почему же до отвращения? Потому что у медика весь этот пейзаж вызывал только перекошенную от горя ухмылку и отрешенный взгляд.



Что-то сломалось в Сакуре. Что-то очень важное и дорогое. Что уже не вернешь.



― Хорошо. Тогда я свяжусь с главой Амэгакуре, чтобы первой узнать все подробности и, возможно…



― Не стоит, Тсунаде, ― немного поспешно перебил другой старейшина, нетерпеливо постукивая кончиками пальцев по деревянной ручке кресла. ― Не будем мешать разбираться Стране Дождя с ее проблемами. И даже если ты обратишься к нему, вряд ли тебе раскроют больше информации, чем узнали наши осведомители. Не стоит, ― пожилой человек предупреждающе поднял руки, как бы пытаясь удержать Пятую от необдуманных действий.



Хокаге задумчиво потерла подбородок, медленно встала со своего кожаного потертого кресла коричневого цвета, грузно опираясь ладонями о стол, и отвернулась к окну, вглядываясь в пейзаж на улице и пытаясь взглядом словить бушующий теплый ветер, который прыгал с места на место, словно реактивный кузнечик. Казалось, тень сомнения пронеслась по красивому, но все же изможденному морщинами бледному лицу, но девушка решила, что это всего лишь обман зрения.



― Хорошо. Раз вы настаиваете. Все свободны.



Тихонько прерывисто облегченно вздохнув, Харуно вышла из темного угла комнаты, где стоял небольшой стеклянный шкаф с кипами документов внутри, и пошла за старейшинами, которые взглядом показали следовать за собой. Чувствуя, как внутри сердце предупреждающе сжимается от чувства опасности, медик подавила безудержное желание выпрыгнуть в окно и сбежать, куда глаза глядят, настолько быстро, насколько это было возможно. И если сама спрятаться девушка более-менее могла, то спасти и спрятать своих друзей она была не в силах, реально оценивая возможности малоопытного ниндзя-медика.



Чувствуя напряженный взгляд карих глаз на себе, куноичи немного нервно дрожащими пальцами схватилась за ручку двери, чтобы ни в коем случае не упасть и не показать, насколько сильно она шокирована и как тяжело на ней сказались последствия принятия успокоительного.



― Ах да. Сакура, задержись на минутку.



[i]«Всего несколько слов, но звучат словно приговор»,[/i] ― мысленно усмехнулась девушка, переводя панический взгляд с шатена на пожилых людей впереди, которые застыли, словно изваяния. Они ничего не говорили, не вымолвили и звука, но смотрели так, словно уже успели убить Харуно собственными руками, обагряя усохшие руки в ярко-красной крови.



― Уч-ч-читель, я немного устала и хотела бы отдохнуть. Это срочно? ― заикаясь, переспросила куноичи, молясь всем богам, чтобы Пятая ответила отрицательно, не вмешиваясь, просто отпустив свою ученицу домой.



― Не срочно, но не волнуйся, я задержу тебя всего на пару минут, ― услышала в ответ Сакура, понимая, что с этими словами все ее надежды потерпели крах.



Обреченно кивнув и пытаясь судорожно вспомнить, какую ошибку в словах, поведении или поступках могла совершить, и каким мог стать для бывшего учителя повод для подозрений, девушка аккуратно присела на край кресла, напоследок услышав звук захлопывающейся двери. [i]«Словно вколачивают гвозди в крышку моего гроба»,[/i] ― невольно подумалось ей.



Яростно стискивая красную ткань юбки в руках, медик приказывала себе успокоиться, всеми силами усмиряя высокоскоростное биение сердца в груди и надеясь на то, что ни одна паническая эмоция не проскользнула на ее лице. Не сейчас. Не время. Нельзя было, чтобы Пятая узнала хоть какие-то подробности неожиданных проблем своей ученицы. Ведь если она вмешается, уже ничто не спасет ни Ино, ни саму Сакуру, ни, может даже, родителей Харуно и команду номер семь.



― Сакура, ты нездорово выглядишь. У тебя что-то случилось? Ты заболела? ― участливо поинтересовалась Пятая, озабоченно вглядываясь в отрешенные зеленые глаза, которые как будто были подернуты дымкой. ― Расскажи мне.



[i]«И что же вы мне скажете, учитель, если я вам все расскажу? Как утешите? Чем бы вы могли мне помочь? Я даже сомневаюсь, поверите ли вы в мою историю. В историю о том, как маленькая наивная девочка попала в сети своей же глупости и наткнулась на злобных старых пауков, которые свили еще более крепкие сети, но уже совсем другие: из интриг, страха, ненависти, лжи и коварства. Поверили бы вы в эту сказку? Поверили бы вы в то, что могли услышать о тех людях, которые помогали вам принимать решения, облегчали вашу работу на протяжении стольких лет? На которых вы, как ни на кого и никогда, могли положиться, на которых в любую минуту могли рассчитывать. На их мудрость, на их рассудительность, на разумные доводы, на логичные выводы, на опыт стольких лет.



Может быть, поверили бы. Может быть. Но, наверняка, больше не захотели видеть того человека, который принес вам подобную весть. Кем бы он ни был – рядовым шиноби или любимой ученицей, которую вы до недавнего времени пытались защитить от страшного коварного мира, посадив ее под замок в больницу к пациентам.



Знаете, Тсунаде, в своих странных методах защитить мою ранимую душу от страшного реального мира вы немного дали маху: попав в подобную ситуацию, я не знаю, как вести себя, что делать, как жить дальше, в какую сторону двигаться, и не могу понять, возможно ли выбраться из этой грязи такой же чистой и наивной, как раньше? Наверное, за подобное отношение ко мне я могла бы вас возненавидеть. Да, наверное, ниндзя-медикам необязательно быть на поле боя, убивая врагов своей деревни и своей страны. В мирное время им можно сидеть в тылу, роясь в медицинских свитках и залечивая в приемном кабинете незначительные раны и ушибы местных жителей. И я бы, наверное, с удовольствием так и жила бы дальше. Если бы не одно «но». Если бы не это противное «если».



Вы сделали меня сильной, но не показали, как эту силу использовать. Вы сделали меня стойкой, но не научили, не рассказали, для чего она нужна. Вы сделали меня выносливой, но не предупредили, насколько часто придется напоминать себе мысленно, внутри, что я выносливая. Чего я стою.



Что я сто раз сильная. Что я столько же раз стойкая. Что я выносливая, черт побери! Я сильная-сильная-сильная!



С каждым разом повторять это, словно молитву. Каждый раз с утра. И перед сном, боясь, что очередной кошмар заберет меня в пучину беспамятства. Или безумия, смотря что злодейке-судьбе больше понравится со мной сотворить.



Но сколько бы раз я не терпела неудачи, сколько бы раз страх не сковывал мое тело, сколько бы раз я не чувствовала, как смерть подбирается сзади все ближе и ближе, все быстрее и быстрее, я все равно буду любить вас, как свою вторую мать. Я никогда не смогу винить вас в своих несчастьях, я никогда не смогу ненавидеть вас. Вас, которая всегда оберегала меня, пыталась защитить, хотела мне лучшей доли и тихой счастливой жизни в своем собственном теплом уютном мире.



И как бы мне хотелось произнести это вслух, глядя глаза в глаза. Убедить, что это действительно так, а никак не по-другому. Но язык не поворачивается, а слова словно закончились. Их нет».[/i]



Харуно только горько улыбнулась своим мыслям, устраиваясь в кресле поудобнее, и устало потерла виски, пытаясь подобрать как можно более правильные слова. Но в голову, как всегда, ничего не лезло. Единственное, что радовало девушку – бушующие эмоции внутри сменились ледяным спокойствием, которое накрыло Харуно с головой, даря уверенность в завтрашнем дне.



― Со мной, правда, все в порядке, учитель. В последнее время я немного приболела…



― Надеюсь, ничего серьезного? ― озабоченно поинтересовалась Пятая, переваливаясь через весь стол и пытаясь дотянуться до лба медика рукой. На подобное поведение любимого учителя Сакура лишь тихонько рассмеялась – настолько забавно это выглядело со стороны.



― Нет, всего лишь простая простуда. Насморк, небольшая температура была, но я ее уже сбила. Правда, в последнее время опять мучают головные боли.



Хокаге обошла свой рабочий стол, заваленный творческим беспорядком, и потрогала тыльной стороной руки лоб девушки, проверяя температуру. Недовольно цокнув языком, она сжала правое плечо медика в попытке поддержать.



― Тебе стоило бы пройти медицинское обследование.



― Нет, не надо. Со мной все в порядке. Это из-за погоды, организм слишком тяжело реагирует на ее смену. Мы же уже говорили об этом.



― Это все? Тебя точно больше ничего не беспокоит? ― нахмурилась саннин, заглядывая своей ученице в глаза и пытаясь в них найти ответ на свой вопрос.



― Нет. Не совсем. Я… волнуюсь, ― запнувшись, проговорила куноичи, попытавшись изобразить на лице беспокойство, чтобы убедить женщину напротив. ― Наруто, учитель и Сай все не возвращаются… ― кажется, Сакура заметила, как по лицу Пятой пробежала тень облегчения и послышался тихий прерывистый вздох. Сакура перевела дыхание. Поверила!



― Не волнуйся, Сакура. Всего день назад мне пришла весть от Хатаке, что они уже возвращаются. Так что нет повода для беспокойств. Разве что с этой неугомонной троицей случится что-то на пути назад, ― улыбнулась Пятая, и медик не могла не улыбнуться в ответ.



Только на душе было гадко. От лжи. Ведь всего несколько дней назад Харуно пришла практически такая же, возможно даже, совершенно идентичная весточка от команды номер семь.



― Тогда ступай домой и хорошенько отдохни. Пару дней посидишь дома, в постели. Подлечись, и через несколько дней я пришлю к тебе Шизуне, чтобы она проверила твое состояние. И не смей перенапрягаться, это приказ Хокаге! ― сурово закончила Годайме, легонько пристукнув по деревянному столу рукой, слегка хмурясь.



― Хорошо, учитель, ― вымученно улыбнулась медик в ответ, поспешно встала с кресла, чувствуя, как нервное подвешенное состояние возвращается к ней, прошла до середины помещения и в нерешительности остановилась. Что-то мешало ей уйти, что-то очень важное, подгоняя внутри сделать шаг назад, броситься к учителю в ноги и расплакаться навзрыд. Девушка прикусила губу, невольно вздрогнув от осторожного вопроса Хокаге.



― Сакура, ты что-то еще хочешь сказать?..



Вопрос застрял в воздухе, словно в липкой трясине, погружаясь туда все глубже и глубже и, кажется, разумом утягивая за собой Сакуру. До боли сжав кулаки и прикусив губу до крови, чтобы, наконец, очнуться от этого опасного наваждения, девушка повернулась и снова лживо улыбнулась женщине перед ней.



― Нет, всего лишь закружилась голова. Похоже, мне действительно нужен отдых. Я пойду, ― произнесла куноичи и буквально вылетела из кабинета, осторожно прикрыв за собой дверь, щекой прижимаясь к холодной поверхности мягкой обивки и коря себя всеми ужасными эпитетами, которые только пришли в ее голову. Хотелось биться головой об дверь и в ярости ударить по ней, вкладывая в кулак всю свою чакру, до остатка, но нельзя было. Нельзя было показываться в таком виде Тсунаде, иначе она уверится в своих подозрениях. А то, что подозрения были, Харуно была уверена на сто процентов. Не зря же учитель вела себя сегодня так осторожно, расспрашивая медика.



― Черт, ― сквозь зубы выругалась Сакура, буквально пробегая коридор и лестничный пролет, от греха подальше. Чтобы не натворить еще больше ошибок, а то в последнее время их и так было слишком много.



Вылетев из резиденции Хокаге и ничего и никого не замечая на своем пути, девушка мчалась по уже такой родной и знакомой тропке между золотистыми деревьями, чувствуя, как теплые лучики солнца забираются под одежду, и становится слишком жарко. Сняв с себя красную кофту, повязав ее на талию и оставшись в одной только прозрачной футболке в сеточку, Харуно всем телом ощущала, как почерневшее засохшее дерево притягивает ее, словно магнит. И с каждым шагом медик чувствовала, что уверенность в себе снова возвращается к ней, спокойствие и какая-то шальная умиротворенность расползается по телу, словно нега.



Ступая теперь совершенно спокойно и словно неохотно, смакуя каждый шаг и ловя теплые лучики света кожей, медик шла, дотрагиваясь до каждой веточки на ее пути, редко поднимая золотистые опавшие кленовые листочки с земли и медленно ощипывая их.



Замечательная погода словно проникала внутрь, расставляя по полкам все, что случилось за эти, страшные на первый взгляд, дни, усмиряя разбушевавшиеся чувства и восстанавливая нервы, пытаясь показать Сакуре, что все не настолько плохо, как есть на самом деле. Нет, девушка не тешила себя ненужными надеждами и оправданиями, все было так, как есть, но хотелось хотя бы на мгновение отрешиться от жизни и насладиться тем, что дарила ей природа.



Куноичи, наконец, вышла из густого леса и обвела взглядом местность вокруг, в очередной раз удивляясь тому, что как будто бы попала в другой мир. Только этот мир был намного ближе девушке в душе, чем тот, из которого она только что вышла.



Пустыня, это была самая настоящая черная пепельная пустыня, которая, казалось, протянулась вперед на несколько миль, пожирая около себя все живое, расширяясь каждый день и убивая все вокруг. Но это казалось только на первый взгляд, это были всего лишь отголоски того пламени, который уничтожал здесь все, до чего смог дотянуться, совсем недавно. Всего лишь год назад. Целый год назад, но мать-природа так и не смогла восстановить это место от разрушительной силы: снова взрастить траву, посадить несколько саженцев деревьев, поселить здесь насекомых, зверей и птиц.



Нагнувшись и набрав в ладонь горсть иссиня-черного пепла, девушка целеустремленно направилась к наполовину сгоревшему, наполовину усохшему черному дереву, которому, казалось более тысячи лет, как будто это дерево было старше всего человечества вместе взятого. Тонким ручейком пропуская через щель в кулаке черные песчинки, Харуно заворожено наблюдала за их полетом, словно заколдованная. Они медленно неохотно опадали на землю, редко вздымаясь в небо от легких порывов теплого задорного ветра, который как будто играл с ними, то заставляя вихрем подниматься в небо, то придавливая к земле всем своим весом.



Отряхивая руки от черных пепельных разводов, девушка, осторожно переступая через выступавшие из-под земли корни, приблизилась к огромному стволу почерневшего дерева и обхватила его руками.



Какая-то странная умиротворенность, уверенность и уют исходили от этого дерева, словно оно отдавало остатки своего тепла и жизни в мир, пытаясь хотя бы напоследок оставить за собой след в истории.



Все также прижимаясь щекой к почерневшему стволу, Сакура присела на наиболее близко выступающий из земли корень, поворачиваясь спиной к дереву и облокачиваясь об него, запрокидывая голову вверх, пытаясь лицом поймать ускользающие лучики солнца.



Где-то сбоку послышались уже такие знакомые тихие шаги, которые она уже, казалось, могла узнать из тысячи. Харуно немного нервно улыбнулась. История повторяется?



― Знаешь, после всего, что случилось, я совершенно забыла спросить у тебя очень важную вещь, о которой размышляла очень долго в пути, ― не поворачивая головы, неуверенно задала вопрос медик, боясь, что ответа так и не последует, ― почему?..



Позади послышался смешок, Сакура отчетливо представила, как губы шатена расползаются в самодовольной усмешке, ведь он наверняка предвидел этот вопрос.



― Детка, ты меня в который раз удивляешь своей наивной глупостью. Что ты хочешь услышать от меня? ― послышался треск ломаемой ветки и, кажется, скрежет холодного оружия, но ручаться девушка не могла. ― Что у меня прогнившая душа, но золотое сердце? Или, может, что я ношу маску ублюдка и циника, но на самом деле я добрый и пушистый? Или как тебе такой вариант? Я двойной шпион, работающий на Тсунаде, который должен убедительно играть свою роль, пресмыкаясь перед старейшинами, но – о боже! – подобный поступок, несмотря на свое задание, я совершить никак не мог, ― Генма увлеченно выдавал версию за версией, от каждой из которых Харуно становилось тошно. ― Еще, возможно, один из этих ребят мог напомнить мне о давно погибшей или потерянной сестре или брате. Или обоих, которых я так сильно любил, что мог пожертвовать ради них жизнью! ― до отвращения лживо и патетично произнес Ширануи, в запале размахивая руками, но девушка этого, к сожалению, не видела. ― Правда, актер из меня никакой? ― усмехаясь, шатен обошел дерево с другой стороны и, опираясь одной рукой о ствол, навис над Сакурой, словно грозовая туча.



― Почему ты не можешь хотя бы раз сказать мне правду? Почему ты не можешь хотя бы раз быть серьезным, не скатываясь на оскорбления? Почему бы не сказать все, как есть? Зачем эти тайны и недомолвки? Почему ты постоянно пытаешься себя очернить? ― медик внимательно вглядывалась в карие, практически черные от тени глаза, и действительно не могла понять этого человека, сколько бы ни пыталась, сколько бы ни искала ответа в зрачках собеседника. Сколько бы раз она туда не заглядывала, она каждый раз все отчетливее видела пустоту и отчужденность. Они были безжизненны, словно у мертвого человека.



Неожиданно, удивленно поморгав несколько раз, Ширануи рассмеялся, скрючившись пополам и держась за живот. Девушка же недоуменно глядела на сумасшедшего мужчину, не понимая причину его безудержного веселья.



Отсмеявшись, шатен выпрямился, смахнул несуществующую слезу и оперся о почерневший ствол уже обеими руками, лбом прижимаясь к черной коре, насмешливо сверху вниз глядя на куноичи, недоуменные зеленые глаза которой смешили его еще больше.



― Очернить? Сказать правду? ― усмехаясь, переспросил шатен. ― Господи, когда же ты включишь свои мозги, мне уже так надоело раскрывать тебе глаза на столь очевидные вещи. Не знаю, что ты ищешь во мне, благородного рыцаря или достойного защитника справедливости и всех болезных, обнищавших и умалишенных, но ты этого никогда, я повторяю, ни-ког-да, не найдешь, ― уже совершенно серьезно произнес Генма, сверкая темно-карими глазами. И девушке даже подумалось, что в этот момент, он совсем немного походил на Саске. ― Я не пытаюсь очернить себя, я такой и есть, ни больше, ни меньше. И сколько бы ты ни пыталась искать во мне хотя бы частичку доброты и соучастия, уж прости, детка, ― мужчина невесомо провел дорожку кончиками пальцев от виска до щеки Сакуры и грубо схватил ее за подбородок, не позволяя отвернуться, приблизив свое лицо настолько близко, чтобы ее кончика носа касалось его горячее дыхание, ― ты их не найдешь. И я тебе настоятельно рекомендую больше не копаться в мотивах моих поступков, просто принимай все, как данность. А если я вдруг снова удивлю тебя своими, ― мужчина хмыкнул и отпустил девушку, отчетливо видя страх в ее глазах, ― действиями, то вспомни, почему в этот раз я отпустил тех ребятишек.



― И почему же? ― сквозь зубы поинтересовалась Харуно, еле сдерживая гнев и понимая, какой дурой она была до этого. И насколько ее собеседник сейчас был прав.



― Просто из прихоти, ― просто ответил Генма, сжимая зубами такой привычный уже сенбон. ― И, знаешь, я уже жалею. Ведь убив тех детей, мы бы наверняка сделали им одолжение. Сомневаюсь, что одни, неподалеку от границы Амэгакуре (ведь в эту деревню их наверняка не пустят) и настолько далеко от поселений Огня, они продержатся хотя бы пару недель. В лучшем случае их убьют разбойники-рабовладельцы, ведь те трое, я уверен, не последние. В худшем случае они будут долго и мучительно умирать от голода. Так что…



― Сволочь! Ублюдок! Урод! Ты сказал, что с ними все будет в порядке! ― в гневе прокричала девушка, вскакивая и пытаясь достать этого беспринципного подлеца кулаками, но тот с легкостью перехватил ее руки, сжимая их, словно в тисках. ― Ты сказал, что они выживут!



― Прости, детка, я соврал, ― губы шатена расползлись в кривоватой усмешке.



Харуно, чувствуя, как от ненависти и гнева помутняется рассудок и темнеет в глазах, попыталась взять себя в руки, попыталась убедить себя в том, что все это неправда, но мужчина говорил слишком убедительно. Глаза неприятно защипало, и девушка ощутила непреодолимое желание очутиться снова в том заброшенном обветшалом доме. Чтобы защитить, помочь, позаботиться, лишь бы не чувствовать это паническое бессилие внутри.



―Ты… ты… ― медик не могла даже подобрать слов, достойно характеризующих ее чувства. ― Я тебя ненавижу! Я тебя так сильно ненавижу! Будь ты проклят, Генма, будь ты проклят!



― Боюсь, ты немного опоздала. И чем проклинать меня и беспокоиться о тех, считай, мертвых детях, ты бы лучше подумала о себе и собственной безопасности. Тебе ведь так хотелось узнать правду, не лучше ли после стольких шишек и граблей теперь не пытаться ее искать? Иначе тебя уже точно ничто не спасет. Мало было опыта со старейшинами? Хочется окончательно поставить на себе крест? Так что я предупреждаю тебя последний раз: лучше делай то, что тебе говорят, и не пытайся лезть не в свое дело. А то до старости не доживешь, ― хмыкнув, выразительно проговорил Ширануи, за руки отшвырнув от себя девушку, отчего та больно ударилась спиной и на глазах у нее выступили злые слезы.



― И еще кое-что: помни, что приказ не покидать Коноху без ведома старейшин все еще в силе. Надеюсь, ты не забыла, что последует за его нарушением, ― напоследок произнес мужчина и исчез со звуком хлопка в дымке техники перемещения*.



Сакура присела на корточки, прижимаясь к стволу засохшего черного дерева и уже совсем не чувствуя той уверенности, которая витала вокруг всего пару минут назад, обхватила себя руками и горько расплакалась.



[b]Справка: [/b]

* – джутсу перемещения называется Шуншин но джутсу. Но я не стала писать полное название, так как в своих фанфиках обычно не использую японские слова и названия. Ниже справка об этой технике.

Шуншин но джутсу - одна из базовых техник ниндзюцу, изучаемых еще в академии. Данная техника позволяет на мгновение повысить рефлексы пользователя. Благодаря ей возможно перемещаться на короткие расстояния на практически непрослеживаемой скорости, появляясь перед присутствующими в клубах дыма. Диапазон техники зависит от количества вызванной чакры, поэтому она редко используется на покрытие длинных расстояний, для которых требуется большая затрата энергии.

В этой технике часто используются соединительные элементы: туман, песок или листья, чтобы маскировать появление или исчезновение. Также эта техника является базой для каварими.
User avatar
Хэлли (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

PreviousNext

Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest

cron