Фанфики Гивс

A humongous, unordered mess

Unread postby **Архив** » 02 Jan 2012, 01:13

Пользователь Ionaka отсутствовал в базе форума Миката.



[quote name='Givs-san' timestamp='1325254712' post='691660']

а то я успела получить дофига самых отрицательных отзывов вплоть до обвинения, что по моей вине человек зря потратил два года жизни на ожидание вот такого вот окончания xD вот так я рушу людям жизни, да. [/quote]



раз на то пошло, человек мог бы просто не читать данное произведение. Вот и все) Проблемы, нэ?))))
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 03 Jan 2012, 02:11

Пользователь BAPBAPA777 отсутствовал в базе форума Миката.



Привет, сестрена, я, наконец-то, пришла к тебе в гости и жалею, что не сделала этого раньше. Прочитала пока только концовку Реквиема, до Подружек не дошла, так вот теперь не знаю, как высказать тебе те эмоции, что возникли у меня при прочтении. Я несколько шокирована таким поворотом события, хоть и знала про глубоко хранящиеся тайны Неджи, а вот насчет Сакуры... насчет нее ты жестоко.

Суйгетсу/Карин. Эта парочка для меня постепенно становится номер один и у тебя, хоть и присутствовали колкие фразочки, она получились умиляющей. Может рассмотрев их поближе, мы бы ощутили всю остроту их "чувств", но они же у тебя не являются главными персонажами, потому выглядят... романтичными что-ли. Ну, романтику же различают по разному хД Честно говоря догадывалась о будущей работе Карин, еще при первом упоминании насчет солистки и я думаю это для нее самый оптимальный вариант [s]хоть кто-то фике остался счастливым[/s] - быть известной и любимая мордаха рядом)

Ино/Пейн. Знаешь прочитав про клуб меня посетили какие-то странные чувства. Я будто на месте Ино размышляла, а правильно ли я делаю, что отшиваю Пейна. Вроде правильно, так должно быть, но ощущается глубинная тоска где-то в сердце. Вот момент выступления группы, это было что-то, я ощутила каждую нотку в своем теле. Я буквально слышала музыку силой воображения и это их превосходство, это величие создавало впечатление, что я являюсь их фанаткой и стою где-то в толпе, размахивая руками и визжа от восторга. Мальчики горячи, не оспоришь. Ну так вот к чему я веду. Вот момент когда Пейн на сцене, нажимая на клавиши, посмотрел на Ино взглядом прощания зацепил больше самого танца их уединения. Стало тоскливо на душе и на глаза полезли слезы. Вроде бы он как бы плохой, но вот этот взгляд позволил нам понять, что у него тоже есть чувства, тоже есть воспоминания и неподвластная тоска.

Ино/Сай. А вот здесь, что конкретно меня зацепило, так это взгляд Сая в окно при полной потере памяти. Такой пустой, бесцветный, безжизненный. Стало его безумно жаль, будто он не подросток, а малое дитя, которое само не знает окружающий мир, которому нужна посторонняя помощь. Прочитав его реакцию на слово "Сакура", я расширила глаза, и пытаясь отогнать те же догадки, которые посетили тогда голову Ино. Не верила, что ты так поступишь с Сакурой Оо Яманака не пошла на выпускной ради любимого, эта жертва и описания столь красивого платья навевали грусть. Почему-то я все время ждала, когда же Сай посмотрит на блондинку прежним непустым взглядом и скажет "я вспомнил", тогда она ему признается о своей измене, и какова будет его реакция на подобное заявление. Оттолкнет ее или простит? Ну если дело до этого разговора не дошло, значит у них все будет хорошо, так ведь?

Хината/Неджи. Не знаю помнишь ты или нет, но ты когда-то мне открыла тайну о чувствах Неджи к сестенке и о его замыслах, тогда я подумала, что Хьюга мужского пола у тебя задуман как негативное лицо. Мол навредит Хинате, потом придет Наруто, даст ему в [s]бьякуганский глаз[/s] рожу и, как спаситель заберет свой приз в виде скромной брюнетки. Но здесь, начав историю о его горьком детстве (действительно горьком, мне даже стало как-то не по себе, как это жить без тепла?) я с каждой строчкой начинала смотреть на этого персонажа иначе. Не хочу признаваться, но мне стало его жаль даже больше того Сая или кого либо другого. Быть отчужденным, без семьи, без тепла, без родительской любви - не пожелаешь даже врагу. Пусто, завидно, больно. А вот Хинату ты мне позволила представить в новых красках, сейчас я говорю о ее внешности. Очень красиво, ярко и грациозно ты ее описала. Я ее так четко представила, что будто не читаю сроки а онлайн фильм смотрю. Ее глаза были не блекло-серого цвета, как в аниме, а светло-фиолетового, настолько яркого, что аж светились. Не как фары ночного авто конечно, но светились... радостью что ли. Такой вот кружащейся возле зеркала девушки. Изнасилование оказалось не изнасилованием. Но как же так? Ты мне соврала? Не думаю, Подразумеваю, что ты решила изменить судьбу Неджи и посыпать его сущность специями иной правды, чтобы он не казался нам такой сволочью. И все же я рада, что конец этой истории оказался именно таким, ибо не хотелось бы видеть Неджи отброшенным, побитым физически и разбитым внутри. Ты знаешь, что я к Хинате отношусь почти безразлично, но здесь я просто не смогла удержаться. Момент, когда она села за дверью, слушая грохот брата и парня по ту сторону стены, меня заставил реветь. Ир, вот чес слово, к фикам стала относиться более сухо и не помню когда в последний раз плакала над ними, а сегодня читаю и вытираю слезы, то над одной сценой, то над другой. Какого черта! Ты не говорила, что это драма? Хината у тебя на протяжении всего фика была сверх настоящей. Столь правдоподобная и столь чувственная особа не позволяла оставаться безразличным к ее действиям. Спасибо тебе за те эмоции, которые ты мне подарила. Вот проревелась, блин.

Сакура/Саске. Главная ветка и так трагично. Как ты могла? Блиин. Читая про Саске и его поездку, я до самых похорон надеялась, что Итачи жив, ну не мог без невинный и такой красивый *.* мужчина умереть. Думала, вот как крышку гроба поднимут, Саске глядь, а там не его брат [s]а бабайка Оо[/s] Но все оказалось не так как хотелось бы. Саске все же нашел письмо и я прямо таки расплавила монитор взглядом интереса. Несколько смутили размеры этой записки, где бы такой лист поместился в том маленьком блокноте, не представляю, но то что убийца его родителей - Сакура заставило расширить глаза и смотреть, как червяк на велосипедиста. Ну, я, конечно, помню ее отрывочные воспоминания, но до сегдоня я не верила, что она могла быть убийцей. Орочимару - вот змеюка всех бед. Когда его растерзала иная Сакура я даже как-то вздохнула с облегчением, что мол все... никто ее мучить не будет, а Саске простит. А оказывается это и был Орочимаровский план? Главная героиня в психушке - это просто убило, но потом ты упомянула о проведывании Ино, именно не Саске, а Ино... я вот как представила ее реакцию, когда она узнала, что именно Харуно такое натворила с ее любимым то сразу почувствовала боль в грудной клетке. На глаза наворачивались слезы. Безысходность Сакуры, сожаление и борьба с самой сабой заставляли все внутри сжаться. Ну а что насчет Саске? Он то понял, что она больна,не без рукоприкладства ее "папочки". Он хоть понял, что она невиновна? После прочтения остаются вопросы, грусть и тоска, а ведь сначала начиналось так весело. Ощутила драму на полную.

Спасибо тебе за это произведение, Гивсен. Мне очень понравилась твоя двухгодовая работа. По Подружкам отпишусь позднее, нужно еще этот фик переварить. Желаю тебе вдохновения и много свободного времени. Надеюсь ты не покинешь фэндом наруто, я этого не переживу. Ты всегда была и будешь для меня вершиной идеального автора, к которой я так стремлюсь, за что Уважаю. Целую. Люблю.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 09 Jan 2012, 19:06

Пользователь SobakunoTemari отсутствовал в базе форума Миката.



Здравствуй Гивс. [s]Таки вылез на мику.)[/s]

Я совсем обленилась и хотя регулярно следила за обновлениями в твоем дневнике, так и не потрудилась оставить даже маленькое предложение мотивируя себя тем что обязательно напишу пару абзацев в тут. Во-первых, хочу тебя поздравить, как и все, с окончанием твоего первого и самого долгого фанфика. Во-вторых, скажу что не многие так упорно и со всей серьезностью подходят к фан творчеству, поэтому думаю что не им, не мне тебя судить. [b]"Иллюзия счастья"[/b] был вторым прочитанным фанфиком твоего авторства. Хотя первая глава, скажу честно, была воспринята с большим сарказмом из-за Саске/Сакура.) По ходу повествования я как-то втягивалась и более-менее привыкла к ребятам; сюжет первых двух глав тоже меня как-то не особо подначивал, но перевес, на тот момент, любимых пейрингов был более значим. И дальше вся иллюзия была взахлеб прочитана за одну ночь. А в мозгу клокотало страшное слово: "ПРОДУ!!!"))) Эти загадки, намеки, кошмары Сакуры, было честно говоря приятно осознавать что есть еще люди которые продумывают сюжет до мелочей. Про стиль и говорить не приходится. После него так хочется сесть за Ворд и начать практиковаться в развитии как словарного запаса, так и повествовательного изложения. [color=#a9a9a9][sub]Хотел все время тебе рассказать, но забывал. Я когда неделю посидел только на твоих творчествах у меня оценка по русскому поднялась Оо[/sub][/color] Так что не нужно думать что делаешь людям плохо своим творчеством, многих ты направляешь к самосовершенствованию, просто не все об этом говорят.) [s]Думаю если я не перейду к делу то тут точно будет целая исповедь хДДДД[/s] Каждая пара в Иллюзии и Реквиеме по-своему мне запомнилась, каждая девушка была по-своему сильна и прекрасна.

[i]Сакура[/i] меня цепляла своей тайной, а пара таким по-детски глупым поведением. Их игра заставляла улыбаться, вспоминать ощущения влюбленности - этот маленький комочек, лучинку которая приходила с постоянными мыслями о человеке, тщетно скрываемыми надеждами, чувством влюбленности, до слез в глазах обидными, порой глупыми разочарованиями и страхами.)

[i]Ино[/i] - силой, уверенностью, серьезностью и легким взглядом на мир. Сай и Ино для меня олицетворение более взрослых, серьезных и настоящих отношений. Тех которые на первый взгляд такие не сочетаемые, нелепые и глупые, но на самом деле крепкие и родные. Пейн и Ино - как новизна ощущений, глоток свежего воздуха, когда девушка может побыть не наравне, а расслабившись пойти за парнем, довериться ему. Мне очень хотелось этого глотка, но с другой стороны так не хотелось отпускать то что есть, то что твердо скажет тебе "да", то что будет чувствовать тебя, то что никогда не бросит и не придаст. Не хотелось отпускать постоянство и уверенность в будущем. Но еще больше надежду на то что девушка останется верна первым чувствам. Поэтому как бы я не рыдала на прощании Пейна с Ино, [s]о да я плакал[/s], никогда бы не жалел о выбранном блондинкой пути.

[i]Хината[/i] - женственностью, добротой, стойкостью. Наруто и Хината - тут я с самого начала знал что они будут счастливы и только вместе, поэтому думаю не особо сомневался. Хотя признаюсь немножко раздражало тугодумие блондина, но его признание... *_* считаю что это самое в характерное и реальное признание которое мог сделать только он.) Дейдара и Хината - меня не особо радовали, я весь так разрывался от негодования, потому что еще тогда я был на все 100% уверен что если гет, то только с Ино.) Но не будь этого парня Узумаки бы еще год акал и бекал или вообще не замечал девушку. А еще меня поразила чистота чувств Семпая и такое беспокойство о Хинате. Недзи и Хината - оО у меня тут возникало похожее ощущение что и с Пейном, но когда оказалось что его чувства были не реальны, как то отпустило, а отношение Наруто к сцене изнасилования тоже обрадовало, благодаря всем происшествиям он наконец-то повзрослел.

Что касается арки Сакуры, [s]о да больное место[/s], я похоже единственная кто обрадовался О.о" и воспринял как данное все что с Саске и Сакурой случилось. Наконец-то пролили свет на эту историю. А дополнение написанное [b]Катаной[/b] все еще больше протрезвляло.

В общем спасибо тебе за самый сильный и запомнившийся фанфик.) Хочу тебе пожелать дальнейшего творческого развития, и помни всегда есть те кто тебя поддержит.))
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Гивс (архив) » 23 Jan 2012, 10:21

Спасибо всем большое за комментарии как за положительные, так и за отрицательные) мне очень важно ваше мнение, потому что оно даёт ощутимый такой пинок к развитию во все стороны. Благодаря вам я расту ^^



А я пока тут нарожал целую часть третьей главы [i]"Подружки поневоле"[/i]

Приятного прочтения ^^



[center][b]Глава 3, часть 1[/b][/center]

Подползая к работе, я уже почти умирал от жары, накинувшейся на город злым коршуном, и от усталости. Да, этой ночью я практически не спал, наблюдая за подругой, которая постоянно судорожно вздрагивала во сне, попутно пиная меня или пихая локтями, так что дело тут даже не в любовании любимой девушкой, а, скорее, в неудобствах, вызванных совместным сном. Под утро вообще вышло здорово – начались дикие отходняки, из-за которых Ино то мёрзла, то покрывалась испариной, поэтому мне всё время приходилось заворачивать её в одеяло и обмахивать газеткой… В общем, сказать, что я не выспался – это ничего не сказать. Меня тошнило из-за бессонной ночи, проведённой рядом с подругой, которой я помочь никак не мог, из-за чего едва совсем не пал духом, и которая дышала мне в лицо страшным перегаром. Я в полной мере ощутил героизм Ино, когда она провела почти такую же ночь рядом с моим болеющим телом.

Новость, которой меня огорошила Яманака, не сказать, что такая уж неожиданная – в конце концов, Саске далеко не промах в таких вопросах, несмотря на всю свою показную холодность и отчуждённость. Этот мерзавец умудрялся все эти годы держать в подогретом состоянии как Сакуру, так и многочисленных поклонниц, не особо заботясь об их чувствах. Теперь вот настала пора качнуться в одну из сторон, и Учиха выбрал единственно верный вариант – жениться на той, кто с обожанием заглядывает тебе в рот вот уже дохренища лет. Я не удивлюсь, если и в прошлой жизни Харуно бегала собачкой за этим засранцем. Хотя мне, по сути, всё равно, да. Больше меня беспокоило всё-таки состояние Ино, которая вчера напоминала побитую собаку, выброшенную на улицу неласковым хозяином. Неужели эта дурочка всё ещё на что-то надеялась? Ведь от ворот поворот ей дали ещё в школе, а с тех пор прошло… да дофига лет прошло! Может, она и в самом деле его настолько любит, что до сих пор не может забыть? От этой мысли стало вообще как-то невесело. Если дело обстоит именно так, то мне тут даже ловить нечего. Придётся оставаться геем-подружкой, который всегда под боком и может помочь или утешить. Интересно, как Сасори отнесётся к такому предложению? На ум пришло только то, как друг, презрительно поджав тонкие губы, выдавливает мне пальцами глаза, а потом брезгливо вытирает перепачканные в крови руки о мою же рубашку. Фу, аж мороз по коже!..

Добравшись до офиса, я сначала дёрнулся в сторону своего кабинета, а потом вспомнил, что нужно предупредить директора о том, что Ино сегодня не будет, а то он в последнее время стал часто заваливать её поручениями, так что может хватиться, а потом впаять выговор за прогул. Справку мы ей потом состряпаем. Невелико дело, учитывая, что тётя Сакуры трудится в больнице.

Лично меня факт интереса Учихи к моей подруге, хоть это и были всего лишь рабочие моменты, дико напрягал, учитывая её слабость к обладателям этой фамилии. Помнится, когда мы только устроились сюда, Яманака во все глаза пялилась на управляющего и даже вяло пыталась подёргать меня за рукав, но всё равно промахивалась. Ох, как же я тогда разозлился! Неприязнь к нашему начальнику резко превысила все допустимые лимиты, обосновавшись где-то под желудком и иногда выделяя желчь. И хотя горячка по нему прошла спустя каких-то пару месяцев, я по-прежнему недолюбливал обоих братьев. Бесят меня подобные люди – самоуверенные, холодные и расчётливые, потому что иной раз кажется, что они и твою душу могут запихнуть в дробь и просчитать её по всем интегралам, периодически заменяя неизвестную переменную. Страшные люди, да.

Постучавшись в дверь кабинета Итачи, я ещё раз проговорил заранее придуманную отмазку про себя, а потом решительно вошёл, так и не получив разрешения. Наш директор предпочитал выражать своё согласие молчанием – это каждый в нашей фирме усвоил на зубок. И я в том числе с тех пор, как поступил на работу и попервости проторчал у дверей кабинета битые полчаса, прежде чем рассвирепел и просто зашёл, чтобы высказать заносчивому Учихе всё, что я о нём думаю. В тот раз равнодушное замечание на тему долгих раздумий перед входом я воспринял, как ушат ледяной воды, и старался больше не совершать подобных проступков, чтобы не удостаиваться больше этого делано-недоумевающего взгляда. Чтоб вы все провалились!

Учиха сидел за столом и что-то быстро писал на листочке, не поднимая головы. Я знал, что он прекрасно понял, что к нему пришли, более того – он прекрасно понял, кто именно пришёл, но никак не демонстрировал свою заинтересованность или хотя бы раздражения от неожиданного визита. Ну до чего же противный дядька! Вот не был бы моим начальником – даже плевать с одного балкона бы с ним не стал, а тут приходится сжимать в кулак свою гордость и учтиво кланяться. Чтоб тебя клопы покусали, засранец!

Ожидая, когда директор, наконец, соизволит обратить на меня внимание, я стал оглядывать кабинет в поисках хоть какого-нибудь развлечения и тут наткнулся взглядом на скособоченный офисный стул в углу. В голове вспыхнуло воспоминание о той небылице, рассказанной Ино вчера, особенно про поломавшийся в самый неподходящий момент офисный предмет мебели, из-за которого и случилось позорное падение директора, но бархатный голос резко оборвал эти мысли:

- Извините за задержку, Дейдара-сан. – Итачи взглянул на меня, откинувшись в кресле. – Чем могу быть полезен?

Я ощутил, как по языку соскользнули язвительные замечания по поводу полезности этого человека, но сорваться им не позволила выдержка, которую я тренировал всё время работы здесь. Всё-таки трудоустройство именно в этой фирме – большая удача, а то, что начальство не нравится… ну, у всех свои недостатки. Терять уютное местечко, свой кабинет и Ино из поля зрения не хотелось, поэтому я снова задавил в зародыше свои эмоции и напрягся, готовясь к небольшому диалогу, но тут мысли о сломанном стуле и рассказе подруги полностью затмили мозг, и я выдал совсем не то, что хотел сказать:

- Что случилось со стулом? – Едва удержавшись, чтобы не закрыть себе рот обеими руками, я выжидательно выпучился на директора, усиленно делая вид, что всё так и было задумано.

Мужчина удивлённо моргнул, автоматически бросая взгляд в угол кабинета на скособоченную мебель, а затем посмотрел на меня так, словно я только что сочно отрыгнул или ковыряюсь в носу, хихикая при этом. На мгновение даже стало несколько неудобно от своего неуместного любопытства, но мне хотелось прояснить несколько деталей, потому что если всё так, как говорила моя подруга… Это звездец! Можно смело топать в суд и заявлять, что этот извращенец домогался бедной сотрудницы. Бред, но чем чёрт не шутит.

- Он… сломался. – Густой низкий голос чуть треснул, показывая, что его обладатель по меньшей мере в смятении от подобного неожиданного вопроса.

Я даже вздрогнул, понимая, что деталей знать не хочу совершенно, так как оно приведёт к болезненному бешенству, которое потом выльется на голову кому-нибудь, но почему-то изо рта вылетали вовсе не те слова, которые я хотел произнести.

- Каким образом? – Чёрт, мне нужно всего лишь сказать, что Яманака сегодня болеет! Какого чёрта я вообще творю?!

- Я решил вчера проверить его на прочность, - осторожно ответил Итачи, подозрительно прищуриваясь. - Он не выдержал и сломался.

- Какую некачественную мебель теперь делают, да? – в духе самых прожжённых старожилов протянул я, стараясь справиться с ухмылкой, которая норовила растянуть губы.

Вот лось! По сравнению с этим версия Ино выглядит просто сногсшибательно логичной. Начальник, падающий на подчинённую со стула, выглядит хотя бы солиднее, чем начальник, который валится с мебели просто так. Тогда, выходит, она и не придумала это вовсе… Но, чёрт побери, как такое может произойти случайно?! Может, этот нахальный субъект, повинуясь зову фамилии, решил всё-таки проявить свой сволочизм и устроить приставания на работе? Да я ему уши оторву!..

- Издержки производства, - дёрнул плечом директор и сжал губы, демонстрируя свою фатальную занятость. – Что-то более конкретное?

- Да, - встрепенулся я, стараясь отбросить подальше невесёлые мысли о вчерашнем событии и кровавые планы расправы, - я пришёл сообщить, что сегодня Яманака Ино будет отсутствовать. Она заболела.

- Вот как, - едва слышно прошептал Учиха и уже громче добавил: - Хорошо, спасибо, что предупредили, Дейдара-сан. С вашего позволения. – Он встал и, прихватив пиджак, направился к выходу. – У меня встреча, так что вынужден покинуть вас.

- Да ничего страшного, - пробормотал я, когда двери кабинета закрылись.

Лишь оставшись наедине с собой, я позволил себе сжать зубы до хруста и сдавленно выругаться. Индюк. Напыщенный, важный, глупый индюк! И не дай свет тебе обидеть Ино!

Развернувшись, я вылетел из кабинета, бормоча про себя всякие нехорошие слова. Как всё-таки они меня оба бесят! Что младший, что старший – оба нахальные, холёные и отмороженные настолько, что просто мурашки по коже начинают бегать. Вот почему такую умную, привлекательную девушку угораздило втрескаться по уши в одного из них? Вернее, даже в обоих сразу, но потом одна печаль прошла, а вторая вот недавно обострилась. Как-то всё через задницу, честное слово. Такими темпами я ни за что не осмелюсь признаться ей, а потом меня прибьёт Сасори, когда задолбается ждать всплеска храбрости с моей стороны. Как ни крути, а ситуация дерьмовая, хотя тут больше подойдёт словечко покрепче из отборного запасника Хидана, но я, увы, так виртуозно материться не умею, а надо бы научиться, чтобы точнее выражать некоторые эмоции.

На одном из этажей лифт замер и приветливо распахнул створки перед кем-то. Подняв взгляд от пола, я едва сдержался, чтобы не начать тренироваться в матерном искусстве прямо сейчас. Да что ж мне на них сегодня так везёт?! В кабинку бесшумно вплыл младший Учиха, глянув на меня таким взглядом, что захотелось тут же придушить этого утырка к чертям. Вот как ему удаётся создать вокруг себя такую атмосферу, что хочется пойти и застрелиться от собственной никчёмности? Я моментально почувствовал себя не то, что низшим созданием, а существом, которое даже до инфузории-туфельки не эволюционировало. Когда-нибудь я поставлю его на место. Надо только найти новую работу предварительно и умудриться перетащить туда Ино. Тогда можно смело снимать галстук и пиджак и идти бить эту холёную морду.

- Доброе утро, - произнёс Саске, выжидающе глядя на меня.

- Здрасте, - проскрипел я в ответ, сжав ладони в карманах брюк в кулаки.

Повисла напряжённая тишина, нарушаемая лишь тихим позвякиванием распахиваемых дверей и писком кнопочек на обширной панели. Я молился на свой этаж так, как не молился никогда, но лифт, как назло, тормозил почти на каждом, однако сотрудники, завидев зама директора, моментально отнекивались делами, заботами и «да я просто так в кнопочку тыкнул», так или иначе сливаясь от поездки в таком тесном пространстве. Все в разной степени боялись этого человека, но ненавидел его, по-моему, я один, что этот чёрт, несомненно, знал. И я чувствовал исходящую от него неприязнь к своей персоне, однако мы оба были связаны нормами морали и всякими никчёмными приличиями, поэтому Саске усиленно делал вид, словно всё в порядке вещей, а угольно-чёрная аура, душащая нас обоих, - это просто магнитные бури.

- Что-то не так? – спросил Учиха, буквально сверля меня чуть прищуренными глазами.

«Да всё охренительно! Если не считать, что ты, гондон штопанный, у меня в печени уже сидишь!»

- Нет, - сжимая губы, отреагировал я. – С чего вы взяли?

- У вас очень напряжённая поза, - чуть подумав, изрёк зам. – Какие-то непорядки с общественностью?

«Нет, с тобой!»

- Хидан со всем справляется прекрасно, - брякнул я и тут же поправился: - И с общественностью в том числе.

- Прекрасная новость, - благодушно кивнул Саске.

Обомлеть! Это что за божья благодать? Мне теперь надо растечься счастливой лужей от этого тона? Да чтоб тебя тоже клопы покусали, причём именно те, которые не сдохли, покусав предварительно Итачи! Бесите меня!

- Вы, надеюсь, в курсе, что через две недели празднование дня рождения Итачи? – вновь подал голос младший Учиха, вогнав меня в такой ступор, что я даже не время потерял дар речи.

Я-то почему должен быть в курсе? Я ему няня-мама-папа-любовница, чтобы знать о таких вещах? Совсем, кажется, эти братцы помешались на собственном величии! Интересно, этот товарищ у каждого встречного-поперечного спрашивает про это? Если я первый и единственный, то впору думать, что его высочество голубых кровей, раз проявляет такое внимание к моей скромной персоне.

- Нет, - буркнул я, искренне надеясь, что его удовлетворит подобный ответ.

- Теперь знаете, - произнёс Саске, скользнув по мне уничижительным взглядом и отвернувшись к створкам лифта, которые моментально распахнулись перед ним. Я на мгновение даже поверил, что опасность миновала, но тут он глянул на меня поверх плеча и бросил напоследок: - Я поручаю вашему отделу заниматься приготовлениями к празднованию. Под вашу ответственность, Дейдара.

Створки захлопнулись, и лифт послушно поехал на мой этаж. В зеркальной поверхности стенок я видел своё собственное офигевшее лицо, напоминающее смайлик из интернета. Этот засранец пошутил же, да? Ведь пошутил?! Потому что если он не пошутил, то у меня на ближайшие две недели вылезет геморрой размером с Пизанскую башню! Вернее даже, я сам стану сплошным воплощением этой гнусной болезни. Ведь это же надо найти помещение, договориться, продумать меню, составить список гостей, разослать приглашения, подобрать персонал на это мероприятие… и всё это, по словам Учихи, должен делать я?! Ведь он же несерьёзно, правда?!

Однако что-то мне подсказывало, что нифига он не пошутил, повесив на мои плечи такой груз забот, что все предновогодние авралы казались каким-то насмехательством по сравнению с этим. Всё-таки нашёл, гад, каким образом сделать мне подлянку, чтобы не прикопаться было, ведь я подчинённый, а это значит, что указание начальства не обсуждаются даже в мыслях. Провались ты в Ад, сволочь распоследняя!

Когда дверцы лифта распахнулись на нужном этаже, по коридору пролетело эхо от моего собственного крика ярости. Я вложил в этот рёв всё накопившееся возмущение и раздражение, которые капали в чашу терпения с прошлой ночи. Ненавижу вас, ненавижу, ненавижу! Я, блин, вам устрою такой праздник, что не рады будете! Как человек, который разбирается в искусстве, я уже приблизительно представлял, что именно нужно, чтобы эта вечеринка взлетела на воздух, отпечатавшись на следующее утро в каждой задрипанной газетёнке…Однако тут перед глазами возник образ моей подруги, которая плакала из-за одного из этих уродов, сидя на земле. Настолько жалобный и несчастный вид у неё был в тот момент, что я, несмотря на весь цинизм, просто смирился ненадолго с тем, что я всё ещё гей-подружка и всё ещё зависим от этого. Я не могу так поступить, потому что знаю, что Ино от этого будет только хуже… Вот только не надо совесть сейчас включать, да! Я пока ещё слишком зол, чтобы пускать сентиментальные сопли!

Залетев в свой кабинет, я шарахнул дверью так, что штукатурка не посыпалась, наверное, только из-за страха быть втоптанной в пол до первого этажа. Я ненавидел этих двоих сейчас так, что галстук стал душить, поэтому мне пришлось практически сорвать его с шеи и швырнуть на пол. Хотелось пойти и накостылять по зубам как первому, так и второму, вложив в этот акт расправы всю свою злобу. Да что, чёрт побери, они о себе возомнили?! Я им клоун, что ли?! Останавливала этот душевный взрыв снова Яманака, потому что она тоже могла пострадать от этой вспышки гнева. Как ни крути, а в эту фирму меня притащила она, что означало её покровительство и полную ответственность. Поэтому я бушевал только в пределах своего кабинета, расхаживая из угла в угол и ломая канцелярские принадлежности. Выдохшись, я практически рухнул в кресло и, упершись локтями в столешницу, закрыл ладонями лицо. Умри, дурацкий день!

Тихий стук в дверь я услышал только на третий или четвёртый раз, вздрогнув от этого звука, как от выстрела. Удивлённо моргнув, я глянул на часы и присвистнул, поняв, что провёл в таком состоянии около часа, теребя останки линейки канцелярским ножиком. Надо следить за своими нервами, а то так и свихнуться недолго. Кому же, кроме меня самого, беспокоиться о собственной психике. Ну, может, ещё Ино, но она...

Стук повторился, и я едва не подскочил, чертыхаясь про себя. Снова утонул в своих мыслях, позабыв о том, что я на работе и что ко мне кто-то пришёл. Стряхнув мусор со стола в ящичек, я прокашлялся, пригладил растрепавшиеся волосы и самым деловым тоном, на который только был способен, произнёс:

- Войдите.

Дверь приоткрылась, и в проёме показалась черноволосая макушка девушки. Она неслышно проскользнула в кабинет и замерла, не отлепляясь от двери, словно впереди были не семь метров ковролина, а как минимум ревущая пропасть Ада, в которой сидели Сатана и все его демоны. Я чуть прищурился, пытаясь припомнить, откуда мне знакома гостья, а затем, прозрев, искренне улыбнулся, расслабляясь. Ну, с ней-то хотя бы можно смириться, по крайней мере, раздражать этот человек не будет.

- Здравствуй, Хината, - кивнул я, гостеприимно указывая на кресло, стоящее рядом с моим столом. – Проходи, присаживайся.

- Здравствуйте, Дейдара-сан, - совсем тихо откликнулась девушка и, заметив на моём лице самый радушный оскал, улыбнулась в ответ, но приближаться не торопилась почему-то. – Я тут зашла, чтобы передать документы… от директора.

- Прекрасно. - Я задавил внутри очередное желание выругаться матом и снова указал на кресло. – Присядь всё-таки, пока я буду их просматривать. Никуда не торопишься?

- Н-нет. – Хьюга беспомощно оглянулась на дверь, что меня порядком выбесило – я, блин, на маньяка, что ли, похож, что она так шугается?

- Вот и славно, - стараясь удерживать на лице гостеприимность и вежливость, проскрипел я. – Тогда присаживайся, я не кусаюсь.

- Что вы, - залившись пунцовым румянцем, пробормотала девушка, - я вовсе так не думала. Просто… вы так кричали недавно, что…

Я даже подпрыгнул от удивления, поняв, что именно так напугало личного помощника директора. Так вот в чём дело! Тогда, погодите, она что, час ждала, чтобы я успокоился? Надо, наверное, научиться держать себя в руках, а то я так всех сотрудников перепугаю. Ну, вернее, старожилы ко всему привыкли, даже сами не гнушались проявлять свои не самые лучшие качества, а вот молодняк может и струхнуть.

Я постарался как можно более беззаботно рассмеяться, пряча своё смущение:

- Это были эмоции, которые, уверяю, уже успокоились. Так что там с документами?

- Да-да! – встрепенулась Хината и поспешила к моему столу, моментально успокоившись.

Однако всё в этот день, как, в принципе, и в предыдущие два, катилось в глубокую-глубоую задницу, потому что она на подходе зацепилась носком туфельки за уголок ковролина и, взмахнув руками, шлёпнулась на пол. Все документы, которые девушка прижимала к пышной груди, взметнулись в воздух и, плавно кружась, стали оседать, укрывая меня, стол, помощника директора и прочие предметы мебели белым покровом. Я только страдальчески вздохнул, понимая, что убирать весь этот безобразник теперь мне, ещё, наверное, надо поднять пострадавшую, которая испуганным ёжиком замерла на месте, круглыми глазами глядя на мою реакцию. Чёрт, как-то не задался день, ох, не задался…

Я даже вздохнуть для проформы не успел, как Хьюга вскочила с пола и, судорожно извиняясь, стала собирать весь бардак, что только что учинила. Я только изумлённо моргал, глядя на то, как она ловко и, главное, быстро всё это делает – в мгновение ока почти все бумаги оказались собраны, за исключением какого-то завалящего документа, который улетел под мой стол. Однако я и тут не успел ничего сделать, потому что Хината, заметив его, моментально рухнула на четвереньки, не выпуская из рук собранную кипу, и потянулась за ним, что-то приглушенно бормоча. Мне оставалось только бестолково таращиться на обтянутую узкой юбкой округлую попку, силясь прикинуть, что именно произойдёт сейчас, потому что ситуация подобралась самая замечательная, если глядеть со стороны двери кабинета: я сижу за столом, из-за которого выглядывают длинные стройные ноги, обутые в элегантные лодочки. Ни дать ни взять – компромат в самом соку. Хорошо, что Ино сейчас дома болеет, а то она имела привычку втискиваться в мой кабинет без предварительного стука. Сомневаюсь, что она обрадовалась бы, застав такую пасторальную картинку. Хотя, как знать, вдруг обрадовалась бы внезапной смене ориентации своего давнего друга?

Не успел я додумать эту мысль, как ручка двери с мучительной медлительностью стала поворачиваться, возвещая о том, что сейчас ко мне кто-то вломится. Я почувствовал, что у меня душа упала куда-то в область пяток, однако тело сработало быстрее, чем мозг. Я упёрся коленом в бедро Хинаты и с усилием впихнул её полностью под стол, удостаиваясь напрочь перепуганного взгляда и, видимо, окончательно укореняясь в голове этой особы, как маньяк. Это лучше, чем быть застигнутым врасплох кем бы то ни было. Мне слухов о голубых приключениях предостаточно.

- Тихо, - шикнул я, заметив, как аккуратный ротик приоткрылся.

Хьюга послушно замолчала, сжавшись на полу в комочек и прикрываясь кипой документов, которые едва не выпадали из дрожащих тонких рук. Мне стало искренне жаль несчастное создание, волей случая ставшее моей пленницей, но что только не сделаешь, чтобы избежать…

- Да она охуела!

…вот этого.
User avatar
Гивс (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 24 Jan 2012, 00:39

Пользователь Старая миссис отсутствовал в базе форума Миката.



Милая Гивс, наконец-то появилось долгожданное продолжение "Подружки...", за что Вам огромнейшая благодарность! Правда, в этой главе события практически не развиваются, только Дей эмоциями фонтанирует, а так хочется побыстрее узнать, как там прошла встреча Ино с Итачи (обожаю этот персонаж под любым соусом:fan:), будут ли развиваться отношения Хина/Акасуна, что ещё выкинет Хидан, что на уме у Генмы, и почему... Я что-то много захотела О_о

И всё же, Гивс-сан, смиренно прошу, не мучайте поклонников Вашего творчества, продочка пусть появится побыстрее и подлиннее :)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 24 Jan 2012, 21:34

Пользователь Ionaka отсутствовал в базе форума Миката.



[quote name='Givs-san' timestamp='1327303312' post='692346']

[b]Здравствуйте, Гивс-сан![/b]

Ура, продолжение "Подружки поневоле"!

Хотя, я до сих пор не могу отойти от "Иллюзии". Все возвращаюсь и возвращаюсь к нему. Зацепило очень сильно. Еще раз оригато за такое великолепное творение!

Итак, "Подружка"...

Простите меня окаянную, но глава какая-то проходная получилась, не особо интересная (чему я даже очень удивилась).

Конец, было, набрал обороты и... оп-па... глава неожиданно закончилась о_О. На самом интересном. Но, судя по мату, это, скорее всего, был Хидан, нэ?))) Интересно, на кого это он так?..



Ревность Дейдары просто зашкаливает.



[b]"- Что случилось со стулом? – Едва удержавшись, чтобы не закрыть себе рот обеими руками, я выжидательно выпучился на директора, усиленно делая вид, что всё так и было задумано.

Мужчина удивлённо моргнул, автоматически бросая взгляд в угол кабинета на скособоченную мебель, а затем посмотрел на меня так, словно я только что сочно отрыгнул или ковыряюсь в носу, хихикая при этом. На мгновение даже стало несколько неудобно от своего неуместного любопытства, но мне хотелось прояснить несколько деталей, потому что если всё так, как говорила моя подруга… Это звездец! Можно смело топать в суд и заявлять, что этот извращенец домогался бедной сотрудницы. Бред, но чем чёрт не шутит.

- Он… сломался. – Густой низкий голос чуть треснул, показывая, что его обладатель по меньшей мере в смятении от подобного неожиданного вопроса.

Я даже вздрогнул, понимая, что деталей знать не хочу совершенно, так как оно приведёт к болезненному бешенству, которое потом выльется на голову кому-нибудь, но почему-то изо рта вылетали вовсе не те слова, которые я хотел произнести.

- Каким образом? – Чёрт, мне нужно всего лишь сказать, что Яманака сегодня болеет! Какого чёрта я вообще творю?!"[/b]



Вот над этим диалогом я просто ржал. Ржал на всю комнату! Ладно "что случилось со стулом?" - мучил видать сильно, раз вырвалось. Но "каким образом?" - меня добил! XD Находчивый паренек XD



[b]"- Доброе утро, - произнёс Саске, выжидающе глядя на меня.

- Здрасте, - проскрипел я в ответ, сжав ладони в карманах брюк в кулаки."[/b]

О, я прямо-таки, вижу, как Дейдара произносит это "Здрасте". Наверно, всю ненависть в него вложил.



[b]"«да я просто так в кнопочку тыкнул»"[/b]

По шапке за такое дать нужно - нечего лифты портить *грозит кулаком*



[b]"... Я поручаю вашему отделу заниматься приготовлениями к празднованию. Под вашу ответственность, Дейдара."[/b]

Это Саске специально сделал, ага. От Дейдары такие флюиды [s]любви [/s]ненависти исходили... Вот и решил его проучить. А, может, это [s]любовь[/s] ненависть у них взаимна?..



[/quote]



Спасибо за главу, Гивс-сан, жду продолжения!

Удачи и вдохновения!)
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Sumiko (архив) » 27 Jan 2012, 16:06

Знаешь, я вот всё же решилась до твоей темки дойти. Потому что знаю, что не буду сожалеть о том времени, что читала твою темку. А ещё было странно, что я приват твой не комментила, который ждала больше всего О.о

[b]Название:[/b] Приват-4: Заветная мечта

Это второй приват который я прочитала, остальные сама понимаешь пары не особо любимые. Ну а тут ОТПешечка, да ещё и в твоём исполнении да ещё и рейтинг хороший ;3 Я вот сейчас сидела и перечитывала и поняла, что мне безумно нравится этот твой миник. Нравится то что Саске не глупый, влюблённый юноша, который бегает за ней. Его смятения в душе, не понимание это так привлекает в этом фике. Чаще всего мы и творим всё, не особо понимая той или иной причины, а почему так. И тут... не знаю, их отношения без всякой ванили, без всяких розовых соплей, которые бывают чаще всего. Я люблю твои фики потому что ты всегда знаешь где и какая грань нужна. Поэтому можно сказать, что я люблю тебя как автора. Давно я с таким упоением не читала фики по Наруто.

А конец то, конец то какой! Конечно ожидаемый хэппи энд всех частей, нно... Зато своеобразный, каждый для своей пары. Так круто, так тепло стало этой ночью :3



[b]Название:[/b] Тонкий красный маркер

Красиво и что важно отображает знаки, на самом деле работа показалась глубже чем есть на первый взгляд. Есть о многом о чём подумать, что-то открыть, прочувствовать, проникнуться и в который раз понять, что не судьба ужасная и печальная вещь. Мне понравился миник, спокойный, без рейтинга, вся для проникновения, удовольствия души. И какой тут Какаши... наверно его сложно отличить от Кишимотовского, даже ООС как таковой не заметила и потому говорю тебе, что ты молодец, выдержать POV не сбиваясь, это многого стоит. Спасибо тебе за этот миник.



[b]Название:[/b] Что за?..

О да, мне вот только в 5 утра это читать было, со своим впечатлением х.х Жесть просто. Хотя видно, что практики в этом деле маловато у тебя, нене, получилось правдоподобно и всё такое, но всё же отчётливо видно, что ужасы это явно не сюжет для миника. Вообщем что-то, как-то... хотя хорошая идея про письмо счастья xD



[b]Название:[/b] Счастье… или что-то большее? [i](бонус «Хочется верить…»)[/i]

Атата, какая милота, какая красивая картина *О* так понравилось. Хотя слабо сказано, мне очень понравилось. Сложно даже выразить словами, как же давно... это было, это ощущение от светлых фиков с этой парой. Ты вернула меня в то прошлое, когда сидела ночами и читала всякие фики на эту пару. Года три назад, а теперь снова и я так рада, потому что светло на душе, радостно, нет щемящего ангста связанного с ними, есть лишь светлое чувство в груди и ты знаешь, таким творчеством так здорово вдохновляешь, что это сложно описать. Спасибо тебе =*



[b]Название:[/b] Реквием надежды (Иллюзия счастья-2)

Как-то… всё… знаешь вот читаешь и получается зияющая пустота. От конца, что в конце всё так получилось. И что все в итоге стали более-менее счастливы в отличие от тех, кто тоже достоин счастья. Хотя не мне судить, твоя задумка. Конечно сюжет закручен офигенски, что даже и не знаешь, что ожидать в конце. Но как-то если сравнить с первой частью, то эта лёгкость, она обманывает что ли. Я до конца верила, что всё будет хорошо. Все хоть мало-мальски будут счастливы. И даже надеялась вот сейчас в данный момент. Однако, ты меня этим ангстом добила что ли. Печально, очень печально и хочется чего-то теперь лёгкого, не такого серого. Но могу сказать по поводу написания, у тебя чёт последние главы такие тяжёлые получились для восприятия. Оно самое то по сюжету, но как-то резкий такой скачок, вот тут… тепло и уютно, а тут уже тяжело и чуток голова побаливает от осмысливания и прочувствования всего. Не знаю, у меня смутно на душе от концовки и всего фика. Но спасибо тебе за него, я не желаю, что всё же наконец до конца прочитала твой труд ;3



[b]Название:[/b] Подружка поневоле

Ох пожалуй на жаргонные сравнения тебя никто не переплюнет xD Но мне чет задумка понравилась. И весьма актуальна для нашего времени xD Но чёт пока сложно сказать что-либо более осознанное. Но с нетерпением буду ждать проды от тебя.



Спасибо тебе большое за твоё творчество, мне очень понравилось и вызвало много эмоций. И прости, что комменты маленькие я их так разучилась писать т.т Надюсь вдохновение не покинет тебя =*
User avatar
Sumiko (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Гивс (архив) » 03 Mar 2012, 18:43

[b][member=Старая миссис][/b], боюсь, с Подружкой у меня снова затык) как-то не хочется писать без вдохновения, поэтому я всё-таки лучше подзадержу эту тему до лучших времён х) спасибо за отзыв.



[b][member=Ionaka][/b], спасибо большое ^_^ я очень рада, что моё творчество нравится)



[b][member=Sumiko][/b], оооо, спасибище, Суми =* мне и пара слов от тебя крайне приятна, а уж такой большой отзыв - это награда за два года в этом супе) тискаю, целую тебя, солнце, и ещё раз пасиб =*





Так как с Подружкой у меня основательный неписец, то я пришёл с несколькими драбблами для раскачки) надеюсь, что этот вынужденный всплеск мозговой активности поможет мне продолжить писать)



[b]Название:[/b][color=#000000] Не навсегда. В последний раз [/color]

[b]Автор:[/b][color=#000000] Givs [/color]

[b]Бета:[/b][color=#000000] сами с усами [/color]

[b]Фандом:[/b][color=#000000] Наруто [/color]

[b]Персонажи и пейринги:[/b][color=#000000] Итачи/Хана [/color]

[b]Рейтинг:[/b][color=#000000] G [/color]

[b]Предупреждения:[/b][color=#000000] AU, ООС [/color]

[b]Жанр:[/b][color=#000000] драма, романтика, ангст [/color]

[b]Статус:[/b][color=#000000] закончен [/color]

[b]Размещение:[/b][color=#000000] запрещаю! [/color]

[b]От автора:[/b][color=#000000] песня-настроение SafetySuit - Life in the Pain [/color]

[b]Дисклаймер:[/b][color=#000000] Кисимото-сама[/color]



[color=#000000]Шум душа заглушает все звуки, позволяя разуму расслабиться и перестать напряжённо ждать чего-то. По телу струится горячая вода, но кожа всё равно покрывается мурашками, как будто холод, идущий изнутри, гораздо сильнее тепла. Последние годы почему-то именно так и никак иначе, словно кто-то заложил новую программу, не позволяющую расслабляться ни на секунду. Ожидание… чего-то – это так утомительно. [/color]



[color=#000000]Хана выключила воду, едва притрагиваясь к вентилю пальцами, и ещё некоторое время стояла, упершись руками в стенку душа и опустив голову. Моментально остывающие капельки скатывались по щекам к подбородку и кончику носа, щекоча. Привычный ритуал, даже почти устоявшийся. [/color]

[color=#000000]Уже три… четыре… шесть лет? Может, семь, а может, и все десять. [/color]

[color=#000000]Она уже не считала, сбившись после второго года. Просто однажды расхотелось так скоро расставаться с уединением и возможностью отвлечься от назойливых мыслей. [/color]

[color=#000000]Внезапно по коже пробежался холодок, словно кто-то открыл дверь, позволяя озорному сквозняку проникнуть в тёплое помещение и навести там свой порядок. [/color]

[color=#000000]Нахмурившись, Хана резко подняла голову и прислушалась, стараясь выловить в тишине квартиры хоть малейший намёк на движение. [/color]

[color=#000000]Если бы кто-то посторонний проник в дом, то собаки всенепременно подняли бы лай, значит, это мог быть кто-то из родственников. [/color]

[color=#000000]Однако Киба всегда приходил с шумом, оповещая о своём приходе криком, из-за чего девушка иной раз подпрыгивала. О визите мамы тут же сообщали собаки, начиная поскуливать ещё минут за пять до того, как раздавался звонок или стук. [/color]

[color=#000000]Сейчас же братья Хаймару молчали. Значит, либо это расшалившееся воображение, либо… [/color]

[color=#000000]Хана рванулась к двери, чувствуя, как подпрыгнуло внутри сердце, из-за чего она едва не задохнулась. Забыв про одежду и полотенце, девушка дёрнула за ручку и навалилась всем телом на не слишком надёжную преграду, но с ужасом обнаружила, что она не сдвинулась ни на миллиметр, как будто кто-то не пускал хозяйку наружу. [/color]

[color=#000000]- Эй! – Крик получился приглушенным и совсем не грозным, даже слегка умоляющим, из-за чего Инузука рассерженно прицокнула. - Киба! Если это ты, то тебя даже Акамару не спасёт! Открывай немедленно, паршивец! [/color]

[color=#000000]Молчание по ту сторону двери настораживало. Собаки по-прежнему не подавали никаких признаков паники или хотя бы волнения. [/color]

[color=#000000]Хана испугалась – а живы ли они вообще. Изо всех сил она кинулась на раздражающую преграду и протяжно застонала, поняв, что все усилия тщетны – кто-то позаботился о том, чтобы она не выбралась. [/color]

[color=#000000]Ударив по дереву кулаком, девушка вдруг услышала, как по паркету раздалось дружное цоканье когтей, а затем – чуть жалобное поскуливание и снова тишина. [/color]

[color=#000000]- Хаймару? – прохрипела она, сжимая кулаки. [/color]

[color=#000000]- Не волнуйся. С ними всё в порядке. [/color]

[color=#000000]Густой низкий голос, моментально заполнивший собой всё пространство в голове. Инузука отпрянула от двери, зажав рот ладонью, и в ужасе уставилась на ручку, ожидая, что она повернётся, и внутрь шагнёт тот, кто исчез уже три… пять… восемь, а может, и все десять лет назад. [/color]

[color=#000000]Однако ни единого звука, возвещающего об этом, не раздалось. Только шумные выдохи собак, недовольное ворчание, как будто кого-то из них обделили вниманием, и чуть слышный шорох. [/color]

[color=#000000]Здесь?.. Как?.. [/color]

[color=#000000]- Вернись, пожалуйста, - совсем тихо раздалось с той стороны. - Тут очень холодно. [/color]

[color=#000000]Хана чувствовала, что её колотит, всё тело дрожало от волнения, а ноги одеревенели, однако она послушно сделала шаг. [/color]

[color=#000000]Затем ещё шаг. [/color]

[color=#000000]И следующий. [/color]

[color=#000000]Пока не оказалась снова возле преграды, разделявшей его и её пространство. [/color]

[color=#000000]Прикоснувшись к дереву ледяными пальцами, девушка прокашлялась, стараясь вернуть в голос твёрдость и хоть немного прояснить помутившийся от шока разум, но получилось, откровенно говоря, никак. [/color]

[color=#000000]Поэтому она лишь прижалась неожиданно горячим лбом к двери и снова потянулась к ручке. [/color]

[color=#000000]- Не надо. [/color]

[color=#000000]Чётко и просто, не терпя никаких возражений. Однако, вместе с тем, мягко и почти убаюкивающе. [/color]

[color=#000000]Как же она отвыкла от этого голоса, который раньше не был настолько глубоким, но уже тогда будоражил кровь. [/color]

[color=#000000]Как же она соскучилась по этому тону, который был не похож ни на кого, заставляя нервно вздрагивать и краснеть. [/color]

[color=#000000]«А Хана влюбилась! Тили-тили-тесто!» [/color]

[color=#000000]Детская дразнилка звоном повисла в ушах, мешая сосредоточиться. Инузука зажмурилась, пытаясь прогнать из головы образы из прошлого, возникающие перед глазами. [/color]

[color=#000000]Краснота, которую девочка пыталась смыть холодной водой, но получалось только хуже – щёки алели, как два сигнальных огня. [/color]

[color=#000000]Тёплая ладонь на плече, чуть сжимающая кожу и заставляющая повернуться. [/color]

[color=#000000]Его тёмные-тёмные, почти чёрные, глаза. Тёплые, добрые, в которых двенадцатилетняя Хана практически тонула. [/color]

[color=#000000]Злость, топящая сознание в своей булькающей лаве. На него. На прочих детей, которые позволили себе дразнить её. [/color]

[color=#000000]И голос. Ломающийся голос тринадцатилетнего мальчика, который, впрочем, уже тогда был достаточно убедительным, чтобы заткнуть рты всяким там недомеркам. [/color]

[color=#000000]- Не обращай внимания на них. [/color]

[color=#000000]И она перестала обращать. На всё перестала обращать внимание. Кроме него. [/color]

[color=#000000]Детская влюблённость, увлечение – называйте, как хотите. Просто почти на год целый мир сузился до одного человека, который учился в соседнем классе на год старше. [/color]

[color=#000000]Она не преследовала его, как остальные поклонницы. Гордость не позволяла опуститься до подобного уровня. [/color]

[color=#000000]Однако каждый раз, когда школьники случайно сталкивались в коридоре или на общем кружке, девочка понимала, что для маленького детского счастья нужно всего чуть-чуть. [/color]

[color=#000000]А потом он исчез. [/color]

[color=#000000]Нет, не так. [/color]

[color=#000000]Он появился однажды в её доме. Просто пришёл в гости, когда Хана была одна. Собаки, настороженно принявшие гостя, постепенно расслабились. Даже суровый пёс мамы позволил чужаку прикоснуться к своей жёсткой шерсти, затем деловито рыкнул, сразу расставляя все точки над вопросами, и ушёл в соседнюю комнату. Зато братья Хаймару, будучи тогда ещё щенками, веселились на всю катушку, дёргая визитёра зубами за штанины и слюнявя руки. [/color]

[color=#000000]Щенячий восторг от того, что он не прогонял их, как делали многие другие, не знал границ, воплощаясь в радостном повизгивании. [/color]

[color=#000000]Мальчик сидел на корточках, позволяя им творить всякие безобразия, и молчал, заставляя девочку краснеть. [/color]

[color=#000000]Она не знала о причинах, заставивших его прийти к ней домой, но неприятное предчувствие поселилось в сердце. [/color]

[color=#000000]Он поднял голову, когда Инузука готова была уже взорваться от этого напряжённого молчания. [/color]

[color=#000000]Внимательный взгляд. И голос, заполняющий всё вокруг, из-за чего казалось, что других звуков просто не существует. [/color]

[color=#000000]- Я ухожу. [/color]

[color=#000000]Просто. Чётко. Не терпит возражений. [/color]

[color=#000000]Хана поняла, что он имел в виду, но ответить что-либо не могла – просто горло перехватило. [/color]

[color=#000000]Лишь один вопрос вертелся в голове. Глупый и детский вопрос, на который он вряд ли бы ответил. [/color]

[color=#000000]- Спасибо, - произнёс мальчик, разворачиваясь к выходу. - За твоё молчание. [/color]

[color=#000000]- За… зачем? - Её голос, не в пример его, срывался и звенел, как натянутая струна, которая вот-вот лопнет. [/color]

[color=#000000]- Ты искренняя. – Ответил, даже несмотря на всю глупость вопроса. [/color]

[color=#000000]Хлопок двери, похожий на выстрел, резанул уши, заставляя девочку вздрогнуть и опомниться от почти неземного счастья, затопившего всё существо. [/color]

[color=#000000]О присутствии такого нежданного гостя напоминал только разочарованный скулёж щенков, которые тыкались холодными влажными носами в щель между дверью и полом и царапали маленькими пухлыми лапками паркет. [/color]

[color=#000000]Тогда он и вправду ушёл, как казалось Хане, навсегда. [/color]

[color=#000000]Теперь он вновь был здесь. Только находился по ту сторону двери, не позволяя ей выйти и посмотреть на него. [/color]

[color=#000000]- Ты… [/color]

[color=#000000]- Нет. [/color]

[color=#000000]- Но… [/color]

[color=#000000]- Тоже нет. [/color]

[color=#000000]- Тогда… [/color]

[color=#000000]- И тут нет. [/color]

[color=#000000]Инузука замолчала, сжимая губы. Каким-то неведомым способом он угадал все вопросы. И ответил резко, чётко, отрезая любую надежду. [/color]

[color=#000000]- Тогда зачем? – Девушка даже удивилась, поняв, что в этот раз он не перебил её. [/color]

[color=#000000]Она тяжело дышала, круглыми глазами глядя на неподвижную дверную ручку. Ожидая, когда она повернётся. [/color]

[color=#000000]Однако по ту сторону раздался тихий шорох, за которым последовало разочарованное ворчание Хаймару. [/color]

[color=#000000]Хана изумлённо прислушалась, приложив ухо к жёсткой поверхности, но вместо этого вдруг почувствовала тепло, как будто внезапный гость тоже прижался щекой с той стороны. [/color]

[color=#000000]Из-за этого захотелось расплакаться, но гордость не позволила, перекрыв солёной влаге выход. [/color]

[color=#000000]Нельзя. Она не привыкла так. [/color]

[color=#000000]- Мне просто необходимо было это. – Тихо-тихо, шёпотом. [/color]

[color=#000000]- Выпусти меня. – Просьба, похожая на приказ, вот только тон подвёл. [/color]

[color=#000000]- Нет. – Его тон никогда не подводил – всегда чётко. – Иначе я не смогу уйти. [/color]

[color=#000000]- Я… я не понимаю! – Самообладание проиграло чувствам, которые мгновенно наполнили грудь болью, из-за чего слёзы всё-таки выступили на глазах. – Ты пропадаешь на, чёрт побери, восемь лет, не объясняя причин, не говоря ничего, а теперь являешься ко мне в дом, запираешь меня в ванной и ещё отказываешься выпускать меня?! Да кем ты себя возомнил?! Выпусти меня немедленно и убирайся! [/color]

[color=#000000]Обманутая первая любовь и детская обида смешались вместе, образуя дикий коктейль из горьких отвратительных чувств, которые вскипели в душе, вырывая из горла совсем не те слова. [/color]

[color=#000000]Она хотела сказать, что скучала. [/color]

[color=#000000]Она хотела сказать, что ждала и верила, несмотря ни на что. [/color]

[color=#000000]Она хотела сказать, что безумно счастлива, что он, наконец, появился, хотя прекрасно понимает, что счастье это будет недолгим. [/color]

[color=#000000]Она так много хотела сказать… [/color]

[color=#000000]Но вместо этого Хана кричала и била кулаком по двери до тех пор, пока не заболели костяшки пальцев. Это отрезвляло, позволяя вновь и вновь проглатывать накатывающие слёзы. [/color]

[color=#000000]И она ненавидела себя за свою слабость и силу, потому что они мешали ей. Как никогда в жизни. [/color]

[color=#000000]Не здесь нужно быть сильной. [/color]

[color=#000000]Не тут нужно проявлять слабость. [/color]

[color=#000000]И поменять местами эти два качества – никак. [/color]

[color=#000000]Поэтому Инузука, выдохшись, опустилась на корточки, тяжело дыша. [/color]

[color=#000000]Казалось, что грудь пробил ржавый прут, из-за чего воздух просто не попадал в лёгкие. [/color]

[color=#000000]Хотелось царапать себе горло и выть на одной ноте, как отбившийся от стаи волк. [/color]

[color=#000000]Но все эти чувства с успехом перекрывала почти нечеловеческая радость. [/color]

[color=#000000]Живой. [/color]

[color=#000000]Вернулся. [/color]

[color=#000000]К ней. [/color]

[color=#000000]- Спасибо. – Снова стало тепло, будто он дотронулся ладонью до сердца. - За твою искренность. [/color]

[color=#000000]Хана снова зажала рот рукой, чтобы ни единого горестного всхлипа не сорвалось с губ. [/color]

[color=#000000]Только слёзы почему-то текли по щекам. [/color]

[color=#000000]Текли и текли. [/color]

[color=#000000]И снова. [/color]

[color=#000000]А потом послушался хлопок двери. Как выстрел. [/color]

[color=#000000]Контрольный выстрел, раздавшийся спустя восемь лет. [/color]

[color=#000000]Хана встала на дрожащие ноги и, секунду посомневавшись, прикоснулась к практически ледяной дверной ручке, борясь с желание отдёрнуть руку. [/color]

[color=#000000]Она боялась открыть дверь и обнаружить, что всё это ей просто привиделось. [/color]

[color=#000000]Измученный разум ведь мог подкинуть подобный выверт? [/color]

[color=#000000]Распахнув дверь, Инузука осторожно выглянула наружу и закусила губу, почувствовав аромат какой-то неизвестной туалетной воды. [/color]

[color=#000000]В комнате никого не оказалось, как и на кухне. [/color]

[color=#000000]В прихожей было тихо и безлюдно. [/color]

[color=#000000]Только братья Хаймару лежали у двери. [/color]

[color=#000000]При появлении хозяйки один из них вяло повилял хвостом, но тут же отвернулся. Остальные и вовсе проигнорировали её присутствие. [/color]

[color=#000000]Хана вздохнула и подошла к двери. Провела пальцами по блестящей ручке, словно пытаясь так ощутить прикосновение, а затем фыркнула на себя и со злостью задвинула щеколду, подсознательно понимая, что этот жест продиктован больше отчаянием, нежели желанием обезопасить себя от нового вторжения. [/color]

[color=#000000]Ей больше не нужны такие встряски. [/color]

[color=#000000]Вернувшись в ванную, она подхватила халат и, на ходу просушивая волосы полотенцем, направилась в зал, чтобы приступить к повседневным делам. [/color]

[color=#000000]Включив телевизор и усевшись на диван, девушка по привычке закинула ноги на кофейный столик и вдруг замерла, заметив небольшой листочек, придавленный пустым блюдцем. [/color]

[color=#000000]Дёрнувшись, как от удара током, Инузука ошеломлённо огляделась по сторонам, словно ожидая появления из темноты, притаившейся по углам, своего гостя. [/color]

[color=#000000]Однако в квартире никого, кроме неё и собак, не было. [/color]

[color=#000000]И записка лежала на столике. Маленький белый кусочек бумаги. [/color]

[color=#000000]Сжав губы, Хана потянулась и подхватила листик двумя пальцами, будто боясь, что он сейчас вспыхнет. [/color]

[color=#000000]Целое мгновение она сомневалась, а затем развернула его. [/color]

[color=#000000]Губы задрожали, а рука сжалась в кулак, сминая маленькое послание, отозвавшееся глубокой режущей болью в сердце. [/color]

[color=#000000]Шорох бумаги заглушил стон, полный отчаяния. [/color]

[color=#000000]Ей хотелось закричать, но получилось только это. [/color]

[color=#000000]Сжавшись в комочек на диване, Хана прижала к лицу ладони и шумно сглотнула, стараясь протолкнуть обратно внутрь все чувства, рвущиеся наружу. Они разрывали горло, пекли глаза, кривили губы, мешали дышать. Они практически поглотили всё вокруг, подменяя реальность сюрреализмом. [/color]

[color=#000000]Старая рана вскрылась и стала кровоточить. Снова. [/color]

[color=#000000]Только теперь Инузука знала, что он больше не вернётся. [/color]

[color=#000000]- Не навсегда. – Срывающийся шёпот в темноте. – Ты ушёл в последний раз, Итачи. [/color]



[color=#000000]В квартире тихо. Тихо настолько, что кажется, будто воздух звенит. [/color]

[color=#000000]Телевизор выключен, а свет погашен, позволяя темноте завладеть всем пространством безраздельно. [/color]

[color=#000000]На диване лежит девушка и горько плачет, уткнувшись лицом в подушку. [/color]

[color=#000000]Рядом с ней на полу сидят собаки и изредка поскуливают, прижимая большие мягкие уши к округлым головам. [/color]

[color=#000000]На краю кофейного столика лежит скомканная записка, в которой всего несколько слов, забравшиеся глубоко в душу. [/color]

[i]"Я ухожу. В последний раз.

PS Спасибо за то, что ты настоящая".[/i]





[b]Название:[/b][color=#000000] Украденный взгляд [/color]

[b]Автор:[/b][color=#000000] Givs [/color]

[b]Бета:[/b][color=#000000] сами с усами [/color]

[b]Фандом:[/b][color=#000000] Наруто [/color]

[b]Персонажи и пейринги:[/b][color=#000000] Саске/Хината, Хината/Наруто [/color]

[b]Рейтинг:[/b][color=#000000] PG-13 [/color]

[b]Предупреждения:[/b][color=#000000] ООС, POV [/color]

[b]Жанр:[/b][color=#000000] драма, ангст, чуточку романтики [/color]

[b]Статус:[/b][color=#000000] закончен [/color]

[b]Размещение:[/b][color=#000000] запрещаю! [/color]

[b]От автора:[/b][color=#000000] написано по заявке: "Наруто. Саске/Хината. Романтика с элементами насилия. Хината любит Наруто, что слишком задевает самовлюбленного Учиху, и он, используя свои не очень добрые методы, пытается влюбить в себя девушку." [/color]

[b]Дисклаймер:[/b][color=#000000] Кисимото-сама[/color]



[color=#000000]Я не знаю, зачем ты мне. Не знаю, что с тобой делать. Не знаю практически ничего. [/color]

[color=#000000]Однако меня всё равно распирает глубокое удовлетворение при взгляде на тебя, потому что сейчас ты сейчас принадлежишь мне, а не ему. И я сделаю всё, чтобы ты когда-нибудь посмотрела на меня так же, как на него. Пусть мне придётся убить – я привык. Пусть мне даже придётся убить тебя, но я больше не позволю ему обладать тобой, потому что сам хочу этого. Мне необходимо это, как воздух. [/color]

[color=#000000]Я смотрю на тебя: на опущенные плечи, согнутую спину и понурое лицо. Я лишил тебя свободы и возможности питаться своей любовью. Я лишил тебя его. Но у тебя теперь есть я, поэтому перестань уже вести себя так, словно тебе есть разница, кого любить! Всё равно все эти чувства – лишь сказка для маленьких. Все наши чувства – это игра разума с сердцем. [/color]

[color=#000000]Я подхожу к тебе и терпеливо жду, когда ты повернёшься ко мне, но ты лишь отводишь взгляд, чуть слышно вздыхая. [/color]

[color=#000000]Я знаю, что ты не боишься меня, не боишься больше ничего, потому что тебе удалось своей жертвой спасти Наруто. И этим ты успокаиваешь сама себя изо дня в день. Поэтому ты не боишься даже умереть. Это раздражает больше всего! Кто ты, чёрт возьми, такая, чтобы не бояться смерти?! [/color]

[color=#000000]Я хватаю тебя за подбородок и силой разворачиваю к себе, заставляя смотреть мне в лицо. Только вот глаза у тебя сейчас безжизненные и пустые. В них нет ни намёка на те чувства, которыми ты ласкала уссоратонкачи на прощание. В тот самый момент. [/color]



[i]Дикий девичий крик противным писком повис в ушах, заставляя Саске притормозить. Он моргнул, пытаясь вытолкнуть из своего сознания эту лишнюю деталь, но тут же раздражённо обернулся в сторону отвлекающего звука. Его источником оказалась девушка, которая, несмотря на собственные ранения, кинулась на помощь рычащему Наруто, которого он, Учиха Саске, повалил на землю и уже хотел добить, не особо растрачиваясь на посторонние эмоции.

Однако его чёткий и безупречный план был вдребезги разбит какой-то посторонней девицей, которую парень даже не узнал поначалу.

Приподнявшись, но продолжая удерживать обессиленного джинчуурики на земле рукой, Саске чуть внимательнее пригляделся к куноичи и даже позволил себе замешкаться, давая ей шанс подобраться поближе.

- Хината! – прохрипел Наруто, вцепившись в руку Учихи и пытаясь оторвать её от своего горла, но тот лишь язвительно ухмыльнулся, понимая, что чакры у него не хватит даже на это, не говоря уже о дальнейшем сражении.

Поэтому нукенин не беспокоился на этот счёт, вновь обращая своё драгоценное внимание на замершую девушку, которая остановилась, услышав придушенный голос. Она испуганно смотрела на последнего из клана Учиха круглыми фиалковыми глазами и сжимала руки в кулаки, пытаясь, видимо, решить, что делать в первую очередь – спасать Узумаки или нападать на врага.

- Хината, уходи! – Наруто изо всех сил пытался повернуться к ней, совсем не обращая внимания на то, что ему самому угрожает опасность.

Это покоробило Саске настолько, что он со злости ещё сильнее сдавил горло ненавистного друга, заставляя его подавиться своими словами.

- Но, Наруто-кун… - Взгляд с нукенина переместился на распростёртого Узумаки и моментально потеплел.

Никогда до этого он не видел, чтобы на другого человека смотрели с таким обожанием и восхищением. Даже несмотря на весьма бедственное положение обоих, несмотря на смертельную опасность и то, что сейчас, возможно, один из них погибнет. Или погибнут оба, если у одного из них не включится голова, которая даст сигнал ногам.

Однако Хината вдруг решительно сжала губы и повернулась к Учихе. На висках мгновенно вспухли вены, активировался бьякуган – отличительная черта клана Хьюга. Теперь Саске вспомнил ту девчонку, которая раньше лишь застенчиво краснела, когда сталкивалась с этим бестолковым уссоратонкачи. Вот только тогда взгляд светлых глаз не был наполнен такой яростью, как сейчас. От нежности, с которой она смотрела на Наруто, не осталось и следа, стоило ей обратить свой взор на человека, причинившего любимому боль. Это заставило парня заскрипеть зубами от злости.

- Уходи! – прорычал нукенин, чувствуя, как из-за этого внутри разгорается такая ненависть, что становилось трудно дышать.

- Нет! – с непривычной решимостью отозвалась девушка, перенося вес тела на ногу, оставленную чуть назад. – Стиль мягкой руки: двойной кулак льва!

Вспыхнувшие голубой чакрой руки на мгновение ослепили Саске, заставив зажмуриться, но он быстро опомнился и тут же прижал лезвие кусанаги к горлу Наруто, заставляя куноичи остановиться. Она замерла, тяжело дыша, но руки не опустила, готовясь моментально атаковать, если выдастся возможность. Это взбесило так, как если бы слона попыталась цапнуть собачонка. Кем эта слабачка себя возомнила?!

- Хината! – Глаза Узумаки стали наливаться кровью, потому что он понял, что именно грозит его подружке, но Учиха прекрасно знал, как потушить разрастающуюся чакру Лиса, поэтому зарождающаяся ярость так же быстро потухла. – Не смей трогать её, ублюдок!

- Тебе не обязательно это видеть. – Саске усмехнулся и ударом рукоятью катаны вырубил бывшего друга, решив, что займётся им чуть позже. Как только покончит с этой надоедливой девчонкой.

Хьюга держала руки перед собой, следя за каждым движением врага. Лишь на мгновение она позволила себе отвлечься и кинуть полный боли взгляд на любимого. Этого хватило Учихе, чтобы моментально оказаться возле неё и перехватить атаку прежде, чем она стала бы мешать.

Испуганно охнув, Хината дёрнулась назад в попытке освободиться, но парень только крепче сжал тонкие запястья, причиняя боль. Это отразилось в глубине её светлых глаз, но ни единого признака не проявилось на лице – губы по-прежнему были упрямо сжаты, а брови нахмурены. Однако больше всего Саске взбесило не это, а то, что её взгляд был направлен прямо на него, однако смотрела она всё ещё на Наруто. Смотрела так, как никто и никогда не посмотрит на него, на последнего из клана Учиха: с восхищением, желанием защитить, уберечь. С любовью.

Зарычав, Саске ухватился свободной рукой за длинные чёрные волосы и с силой дёрнул их, заставляя девушку запрокинуть голову. Ни единого стона не сорвалось с нежных губ. Только взгляд стал твёрже. И ещё там появилось сострадание. Сострадание к нему, к Учиха Саске! Кем эта дрянь себя возомнила?!

- Что ты будешь делать, если я убью его? – едва размыкая губы, спросил Учиха, пытаясь справиться с острым желанием сейчас же свернуть шею этой девице.

- Ты не убьёшь его, - улыбнулась в ответ Хината. Несмотря на грозящую ей опасность, она улыбалась! Чёртова девка! – Ты просто не сможешь его убить. Наруто-кун одолеет тебя.

Вот этого Саске спустить не мог. Он резко выкрутил тонкие запястья, заставляя девушку выгнуться дугой от боли, и поволок её к распростёртому на земле телу. Демонстративно поставив ногу на равномерно вздымающуюся грудь Узумаки, он наклонился, заставляя и её склониться тоже.

- Он сейчас полностью в моей власти. Я могу сейчас же убить его, - по-змеиному зашипел Учиха на ухо куноичи, заставляя её задрожать. – Однако я могу и пощадить его на этот раз. – Хината замерла, услышав последние слова. Чуть повернув голову – насколько это позволяла поза, - она недоверчиво покосилась на него, силясь распознать подвох. – Если ты пойдёшь со мной.

Это заставило девушку нервно вздрогнуть и сжаться, как от подлого удара в спину. Хотя это, в принципе, ударом и было.

Саске сам не знал, зачем ему эта девчонка, но перед глазами всё ещё стояло то выражение, с которым она смотрела на уссоратонкачи. Это заставляло всё внутри переворачиваться от жгучей ненависти. Вот только что именно являлось источником этой ненависти –оставалось загадкой.

Молчание стало затягиваться, нукенин нарочито небрежно повёл плечами и почти сокрушённо вздохнул, словно сетуя на нерешительность девушки.

- Ну, что ж, раз ты отказываешься, то…

- Я согласна.

Тихий голос, прервавший его, Саске сначала и не расслышал. Просто запястья, которые он продолжал удерживать одной рукой, резко напряглись, как и спина. Учиха покосился на свою пленницу, желая убедиться в своей правоте, и увидел слёзы. Она плакала, не во все глаза глядя на лицо Наруто. И даже сейчас, в этой ситуации, этот взгляд был наполнен восхищением, приправленным толикой сожаления.

- Обещай, что не тронешь его, - повернувшись к Учихе, почти потребовала Хината, стараясь сморгнуть свою слабость и придать лицу соответствующее выражение.

- Ты не в том положении, чтобы ставить условия, - ехидно протянул он, приподнимая бровь. - Если ты согласна, то идём. Если нет – не обессудь.

- Я согласна, - повторила Хьюга и, бросив ещё один полный тоски взгляд на Узумаки, расслабилась, давая понять, что больше не будет сопротивляться.

Медлить Саске не стал. Через несколько минут тут окажутся джонины, а справиться с несколькими он вряд ли сможет – всё-таки битва с Наруто значительно истощила запасы чакры. Рисковать не стоит.

Поэтому он резко сорвался с места, удерживая одной рукой свою пленницу, которая больше не проронила ни слова. Лишь губы беззвучно шевелились иногда. Из всего сказанного в пустоту Саске разобрал лишь «прости» и «навсегда».[/i][color=#000000] [/color]



[color=#000000]Теперь ты тут. И не тут одновременно. Мне временами кажется, словно я заточил лишь часть тебя, в то время как другая осталась там, рядом с израненным Наруто. И я понимаю, что эту часть тебя я никогда не завоюю, что бы я ни делал. Ты даже представить не можешь, как меня это бесит. [/color]

[color=#000000]Я смотрю на твоё бледное лицо и сжатые губы, ожидая, когда хоть малейшая эмоция промелькнёт в глазах. Однако там лишь глубокая скорбь и сожаление. А ещё всепоглощающая вера в то, что тебя когда-нибудь спасут от меня. Ты веришь в него так, как никогда и никто не верил в меня. Поэтому я ещё больше ненавижу Узумаки. Он, сам не понимая этого, обладает таким сокровищем. Обладает даже тогда, когда сокровище похищено. [/color]

[color=#000000]- Зачем я тебе, Саске-кун? – спрашиваешь ты, заставляя меня скривиться от ненавистного суффикса. [/color]

[color=#000000]Я отвлекаюсь от своих мыслей и смотрю на тебя, силясь распознать в вопросе подвох. Однако ты слишком честная и открытая, чтобы что-то таить. Такая, как все жители этой чёртовой деревеньки. Даже старейшины умудряются сохранять этот статус, несмотря на свой паскудный поступок. Какое лицемерие. [/color]

[color=#000000]Я не удостаиваю твой вопрос ответом и склоняю голову набок. Взгляд скользит по твоему лицу, отмечая где-то на подсознательном уровне, насколько ты красивая и ладная. Уссоратонкачи невероятно повезло, вот только ценить он это не научился, как ни странно. Хотя и вправду не странно, потому что он как был клиническим идиотом, помешанным на том, что любого человека можно так или иначе оправдать, так и остался. И ты подарила ему свои чувства? Как это глупо. [/color]

[color=#000000]- Я бесполезная и слабая, - не дождавшись ответа, говоришь ты и опускаешь глаза. [/color]

[color=#000000]Нет, не смей! Смотри только на меня! [/color]

[color=#000000]Я резко дёргаю тебя за руку, заставляя подняться со стула и вновь взглянуть на меня. Фарфоровая кожа, мерцающая в неверных отблесках свечи, стоящей на столе. Хрустальные светло-фиалковые глаза, в которых отражается огонёк. И его лицо. Хоть ты и стоишь передо мной, я всё равно вижу в отражении твоих глаз не себя, а его! [/color]

[color=#000000]Едва ли контролируя свои действия, я поднимаю руку и наотмашь бью тебя по щеке. На бледной коже моментально вспыхивает алый след от удара, а взгляд на мгновение проясняется, и я, наконец, вижу именно себя там, в твоих глазах. Это доставляет невероятное наслаждение, сравнимое, разве что, с возбуждением. Поэтому я притягиваю тебя к себе и прижимаюсь к твоим губам, прекрасно осознавая, что отклика на это действие я не получу. Да он мне и не нужен. [/color]

[color=#000000]Ты несколько мгновений стоишь неподвижно, лишь потом упираешься маленькими узкими ладошками в мою грудь и пытаешься оттолкнуть. Вот только у тебя, естественно, ничего не получается, потому что мои силы почти полностью восстановились, в то время как твои истощились из-за тоски и отказа от еды. Это мне даже на руку, потому что я знаю, что если ты попытаешься со мной драться, то я попросту убью тебя, не особо растрачиваясь на осторожность. [/color]

[color=#000000]Я отрываюсь от тебя лишь тогда, когда самому надоедает это противостояние. Ты тяжело дышишь и стараешься справиться с краснотой, которая всё равно наползает на бледные щёки, придавая тебе сходство с разрисованной куклой. И даже взгляд такой же стеклянный. Понятно, значит, я украл то, что предназначалось вовсе не мне. И никакой радости от этого. [/color]

[color=#000000]- Зачем я тебе, Саске-кун? - вновь спрашиваешь ты, сжимая руки, упирающиеся мне в грудь, в кулаки. - У меня нет таких сил, чтобы их использовать. [/color]

[color=#000000]- Мне нужна ты, - произношу я таким тоном, что ты испуганно замираешь, глядя на меня, как кролик на удава. - Твой взгляд, - поясняю я следом, вновь сжимая подбородок огрубевшими за годы тренировок пальцами. - Он не похож ни на один взгляд, виденный мной. [/color]

[color=#000000]- А как же Сакура-чан? – ошеломлённо шепчешь ты, прижимая дрожащую руку к губам. – Она же так восхищалась тобой все эти годы, старалась стать сильнее, чтобы… [/color]

[color=#000000]- Нет. – Я усмехаюсь криво. Наивная и глупая ты, оказывается. Какая неприятность. – Сакура восхищалась мной для себя. Ей необходимо было это больше, намного больше, чем мне. Я же хочу, чтобы мной восхищались ради меня самого, чтобы придать сил мне, а не себе. – Наклоняясь к твоему лицу, заглядываю в глубину глаз, стараясь распознать там хоть что-то, но там всё равно его образ. Это начинает злить не на шутку. [/color]

[color=#000000]Хватаю тебя за горло и чуть сжимаю пальцы. Ну вот, другое дело, теперь там снова я. [/color]

[color=#000000]Ты смотришь на меня с испугом и состраданием, а это вовсе не то, чего мне хочется, но я подожду. Итачи научил меня терпеливо ждать своего часа. [/color]

[color=#000000]Разжав руку, я отшвыриваю тебя обратно к окну и разворачиваюсь. Мне многое ещё нужно успеть за сегодня. Вечером, когда я вернусь, ты будешь учиться послушанию. [/color]

[color=#000000]Я научу тебя принадлежать мне, Хината. Даже если для этого придётся убить всех, кто тебе дорог.[/color]





[b]Название:[/b][color=#000000] Флёр [/color]

[b]Автор:[/b][color=#000000] Givs [/color]

[b]Бета:[/b][color=#000000] сами с усами [/color]

[b]Фандом:[/b][color=#000000] Наруто [/color]

[b]Персонажи и пейринги:[/b][color=#000000] Минато/Кушина [/color]

[b]Рейтинг:[/b][color=#000000] G [/color]

[b]Предупреждения:[/b][color=#000000] ООС [/color]

[b]Жанр:[/b][color=#000000] романтика, юмор, флафф [/color]

[b]Статус:[/b][color=#000000] закончен [/color]

[b]Размещение:[/b][color=#000000] запрещаю! [/color]

[b]От автора:[/b][color=#000000] написано по заявке [/color]

[b]Дисклаймер:[/b][color=#000000] Кисимото-сама[/color]



[color=#000000]- Ты не умеешь мыть посуду! [/color]

[color=#000000]- Угу. [/color]

[color=#000000]- Ты постоянно разбиваешь тарелки! [/color]

[color=#000000]- Точно-точно. [/color]

[color=#000000]- Ни одной целой пиалы не осталось после того, как ты взял губку! [/color]

[color=#000000]- Верно. [/color]

[color=#000000]- А ещё у тебя мерзкий характер! [/color]

[color=#000000]- Да-да. [/color]

[color=#000000]- Ты же меня не слушаешь! [/color]

[color=#000000]- Ты права. [/color]

[color=#000000]- У тебя сопля на носу повисла. [/color]

[color=#000000]- Угу… Погоди, что?! [/color]

[color=#000000]Ошеломлённо моргая, Минато повернулся к супруге, уловив в её тоне резкую перемену. Она стояла, скрестив руки на груди, и ехидно усмехалась, притоптывая ногой. В тонкой ручке был зажат увесистый половник, который Кушина с радостью пустила бы в ход, но наверняка жалела кухонную утварь, которой, к слову, действительно осталось мало после последнего «похозяйничать» Намикадзе. Кто ж виноват в том, что жена в тот раз была на миссии, и Хокаге, стремясь её порадовать по возвращении (а заодно уберечь свою голову от тумаков за непотребный вид захламлённого жилища), решил прибраться. Нет, порядок он, несомненно, навёл, но только Кушина почему-то была явно не в восторге, когда приползла домой едва живая от усталости и обнаружила, что её стратегические хозяйственные запасы знатно поубавились за счёт отсутствующей посуды. [/color]

[color=#000000]Теперь Минато чувствовал себя не в своей тарелке, потому что с одной стороны на него давила работа – отчёты, донесения, рапорты и прочие бумажки, а с другой – жена, которая была не в самом радужном расположении духа. Кстати, не первый день уже в этом самом расположении. [/color]

[color=#000000]Вздохнув, мужчина отложил очередной доклад и встал со стула, стараясь как можно более радушно улыбнуться. Хотя он прекрасно понимал, что уж его-то жена не купится на жалобную моську и бровки домиком. [/color]

[color=#000000]- Я всё прекрасно слушал, не преувеличивай. – Он чуть повёл плечами, стараясь стряхнуть рабочее напряжение. – Ты какая-то нервная в последнее время стала. [/color]

[color=#000000]Девушка вдруг резко напряглась, лицо её окаменело, словно муж сейчас сказал такую гадость, за которую и убить не грех. [/color]

[color=#000000]- Ну давай, добавь! – Кушина упёрла кулаки в бока и чуть наклонилась вперёд, ядовито усмехаясь. [/color]

[color=#000000]- Добавить что? – опешил Намикадзе, глупо моргая. [/color]

[color=#000000]- Что я и раньше подарком не была, а теперь совсем с ума сошла, - фыркнула она, прищуриваясь. [/color]

[color=#000000]- Да я об этом даже не думал! – выставив вперёд руки, воскликнул Минато, будто стремясь уберечься от намечающегося скандала. [/color]

[color=#000000]- Ага! – победно вскинув половник, провозгласила Узумаки. – Значит, не отрицаешь! Ах вот ты как, да?! [/color]

[color=#000000]- Да ты… да я… - совсем растерялся Хокаге, боясь вообще хоть что-то произнести, чтобы не получить в ухо увесистой кухонной утварью. Хотя он успел порадоваться, что это не сковородка. [/color]

[color=#000000]- И даже не отмазываешься? Дожили. – Супруга поджала пухлые губки, всем своим видом демонстрируя глубокую обиду. – Значит, я истеричка, да? Хорошо, я запомню. [/color]

[color=#000000]- Да о чём ты вообще?! – Минато взъерошил волосы, силясь уцепиться хоть за какую-то логичную мысль в этом полностью нелогичном скандале. [/color]

[color=#000000]- О том, что если я тебе так не нравлюсь, то мог бы и не жениться! – топнула ногой Кушина и, широко размахнувшись, запульнула в мужа половником. – Подумать только, лучшие годы потратила на тебя, неблагодарный! [/color]

[color=#000000]- Мы всего полгода женаты! – попытался возразить тот, едва успев увернуться. [/color]

[color=#000000]- Значит, вот как ты заговорил? – недобро усмехнувшись, прошипела девушка. – Значит, как сваливать на меня всю домашнюю работу, так пожалуйста, потому что я твоя жена! А как взять на себя ответственность за некоторые вещи, так «всего полгода женаты»?! [/color]

[color=#000000]- Что за муха тебя укусила?! – рассердился Намикадзе, стараясь разобраться в этом беспорядочном потоке упрёков. [/color]

[color=#000000]Узумаки затормозила на полслове и закрыла рот, натужно сопя. В тёмно-серых глазах всё ещё сверкали жалящие молнии, однако с языка они больше не срывались, оставляя Четвёртому надежду на то, что он, возможно, уйдёт невредимым после этой стычки. Супруга вскинула голову, сжав губы, и твёрдо посмотрела на него. Округлый подбородок задрожал, а по щекам заскользили прозрачные слёзы, из-за чего Минато едва успел словить обеими руками летящую к полу челюсть. Да что, чёрт побери, творится с ней в последние дни?! С тех пор, как жена вернулась с последней миссии, жить с ней стало просто невыносимо! Она могла расплакаться на ровном месте или устроить такие выяснения отношений, что Хокаге потом до поздней ночи просиживал в резиденции, боясь возвращаться. Потом на пару дней устанавливалось шаткое перемирие – и снова в бой. Где потерялся здравый смысл?! [/color]

[color=#000000]- Прости, - выдавила Кушина, зажимая рот ладонью, чтобы спрятать трясущиеся губы, - я такая несносная. [/color]

[color=#000000]- Ч… что? – Намикадзе едва не упал от подобной перемены. От трагического инфаркта его спасло только то, что нужно было до завтра разобрать вон ту стопку бумаг, поэтому умирать сейчас – это как-то несвоевременно. [/color]

[color=#000000]Размазывая слёзы по щекам, девушка всхлипывала и причитала, бормоча что-то о том, что не понимает, как такой важный и уважаемый в деревне человек вообще женился на ней, прекрасно зная о том, какое именно сокровище берёт в жёны. У Хокаге медленно ехала крыша от подобного эмоционального диапазона. Настолько сильная встряска с утра пораньше была для него в новинку. «Надо пораньше на работу уходить, а не ждать завтрака», - пытаясь сообразить хоть что-то, чтобы утешить рыдающую супругу, подумал он. [/color]

[color=#000000]- Эм… Кушина? – Минато щёлкнул пальцами, привлекая внимание. – Милая, что с тобой творится? Это утро какое-то особенное? [/color]

[color=#000000]- Почему? – внезапно нормальным голосом поинтересовалась Узумаки, вытирая фартуком остатки слёз с щёк. Теперь о недавней истерике напоминали лишь чуть припухшие глаза. – Нет, всё в порядке. [/color]

[color=#000000]- Ох, понятно. – Намикадзе глубоко вздохнул и улыбнулся, направляясь к жене. Заключив её в объятия, он на некоторое время замер и, стараясь не обращать внимания на настороженный взгляд, произнёс: - Кстати, о твоих словах по поводу замужества и всего прочего. Узумаки Кушина, скажи мне такую вещь – разве может человек связать свою судьбу с другим человеком, если не будет считать его самым лучшим? [/color]

[color=#000000]Глядя в родные глаза, лаская взглядом родное лицо, чувствуя родной запах, исходящий от её волос, Минато хотел сказать, что полюбил её всей душой именно за несносный характер, за силу и несгибаемость, за способность противостоять трудностям, несмотря ни на что. Однако… [/color]

[color=#000000]- Я сейчас не в настроении, - скривилась жена, смешно наморщив нос. – И вообще, принеси мне половник, чтобы я им могла тебя стукнуть. [/color]

[color=#000000]- За что? – опешил Хокаге. [/color]

[color=#000000]И весь флёр романтичности лопнул, как мыльный пузырь, оставив в воздухе лишь брызги, которые тут же исчезли. Вот так обламывают в самых лучших побуждениях. [/color]

[color=#000000]- За то, что ты вместо того, чтобы заниматься работой, намекаешь мне тут о всяких непристойностях, - фыркнула Кушина и решительно отодвинулась от мужа. – У меня ещё дел полно, так что не мешай. [/color]

[color=#000000]Минато ещё несколько мгновений глупо моргал, уставившись на прямую спину девушки, затем вздохнул и развернулся к столу, чтобы собрать все документы, нужные в работе. Чмокнув супругу в щёчку, он попрощался и вышел на порог, вздыхая при этом так горестно, словно его вдогонку ещё скалкой исколошматили. Подумав о том, что ему, наверное, никогда в жизни не постичь тонкой душевной организации всех женщин в общем и своей жены в частности, Хокаге отправился на работу, тихо радуясь тому, что работа – это всё-таки превосходный предлог, чтобы улизнуть из дома, давая второй половинке остыть. [/color]

[color=#000000]Узумаки Кушина в это время мрачно намывала посуду и думала о том, что, наверное, пора бы обрадовать будущего отца, а то нервы у него и так не железные, а эти ср… нехорошие перепады настроения вообще его доконают. Хотя… Кушина улыбнулась, рассматривая вымытую дочиста тарелку. Наверное, надо ещё недельку подождать. Это будет месть за бардак, который он тут разводил в её отсутствие.[/color]





[b]Название:[/b][color=#000000] Свобода [/color]

[b]Автор:[/b][color=#000000] Givs [/color]

[b]Бета:[/b][color=#000000] сами с усами [/color]

[b]Фандом:[/b][color=#000000] Наруто [/color]

[b]Персонажи и пейринги:[/b][color=#000000] Минато/Кушина, Наруто [/color]

[b]Рейтинг:[/b][color=#000000] G [/color]

[b]Предупреждения:[/b][color=#000000] ООС, AU [/color]

[b]Жанр:[/b][color=#000000] драма, мистика, ангст, романтика, чуточку психодела [/color]

[b]Статус:[/b][color=#000000] закончен [/color]

[b]Размещение:[/b][color=#000000] запрещаю! [/color]

[b]От автора:[/b][color=#000000] написано по заявке Нес) посвящается ей же. [/color]

[color=#000000]Песня для настроения [/color][i]Jamin Winans − The City Surf[/i][color=#000000] [/color]

[b]Дисклаймер:[/b][color=#000000] Кисимото-сама[/color]



[color=#000000]В больнице тихо-тихо. Лишь лампы дневного света чуть потрескивают. Некоторые из них перегорели и теперь «моргают», вызывая головную боль. [/color]

[color=#000000]По коридорам уже никто не ходит – глубокая ночь накрыла здание своим покрывалом и теперь убаюкивает пациентов и персонал, который, в принципе, не должен спать. [/color]

[color=#000000]Только кого это волнует? [/color]

[color=#000000]В одной из палат на кровати сидит светловолосый мальчик и хмурится, глядя в сторону окна. [/color]

[color=#000000]У него скверный характер, у этого мальчика, поэтому с ним никто не дружит. [/color]

[color=#000000]Практически никто. [/color]

[color=#000000]С ним дружит она – девушка, которая сидит сейчас на подоконнике и болтает ножками, свесив их на улицу. [/color]

[color=#000000]У неё яркие-яркие волосы красного цвета. И дли-и-инные. [/color]

[color=#000000]Ещё у неё колючие тёмно-серые глаза и заразительная улыбка, с которой она иногда оборачивается к мальчику. [/color]

[color=#000000]Но вовсе не присутствие постороннего человека в палате смущает маленького пациента, а то, что у девушки есть крылья. Белоснежные, блестящие в лунном свете. Даже с перьями. [/color]

[color=#000000]Она приходит к нему каждую ночь и садится на подоконник. И разговаривает. [/color]

[color=#000000]У неё такой знакомый голос, что голова начинает болеть от попыток вспомнить, но каждый раз - безуспешно. [/color]

[color=#000000]Её улыбка, её голос и вообще она вся остаётся не знакомой, как бы он ни старался. [/color]

[color=#000000]- Наруто, - зовёт она тихо-тихо и почему-то смеётся. [/color]

[color=#000000]Мальчик недоумённо смотрит на неё и хочет сразу же отвернуться, но не может отвести взгляд. [/color]

[color=#000000]Девушка невероятно красивая. Как ангел. [/color]

[color=#000000]Старая нянечка, которая приходит три раза в неделю, рассказывала ему когда-то об ангелах. Она говорила, что они ослепительно красивы, очень добры и… если человек видит ангела, значит, он скоро уйдёт с ним. На небеса. [/color]

[color=#000000]Поэтому мальчик старательно отворачивается и делает вид, что её тут нет. Он не хочет на небеса. Что там делать? [/color]

[color=#000000]- Наруто, - шепчет она у самого его уха и снова смеётся, когда он вздрагивает и быстро отползает на другой конец кровати, в ужасе глядя на её лицо. – Почему ты боишься меня, Наруто? [/color]

[color=#000000]- Потому что ты не существуешь, - нехотя бурчит ребёнок и отворачивается, напряжённо сопя. [/color]

[color=#000000]- Не существую? – изумлённо моргнув, переспрашивает девушка и тут же заливается хохотом. – Вот ты глупый! Я же тут. Вот. – Она протягивает руку. – Потрогай, чтобы убедиться. [/color]

[color=#000000]Несколько мгновений мальчик мешкает, а затем тянется к её руке и касается маленькими мягкими пальчиками ладони. [/color]

[color=#000000]Кожа у неё сухая и прохладная, как у всех взрослых. Вернее, Наруто думает, что наверняка у всех взрослых такая вот кожа – сухая и прохладная. [/color]

[color=#000000]Настоящая. [/color]

[color=#000000]Шок ребёнка трудно передать словами. Он хватается обеими руками за протянутую руку и ошеломлённо выдыхает. [/color]

[color=#000000]- Существуешь! – радостно говорит он. [/color]

[color=#000000]- Вот видишь, - мягко улыбаясь, произносит она и садится на край кровати. [/color]

[color=#000000]Невесомо, потому что матрас даже не прогибается. [/color]

[color=#000000]Однако мальчику всё равно, ведь девушку можно потрогать, значит, она не дух, значит, она не заберёт его на небеса, ведь она настоящая. [/color]

[color=#000000]Тётенька с крылышками. [/color]

[color=#000000]Она говорит, что её зовут Кушина. [/color]

[color=#000000]Ещё она говорит, что будет с ним, с Наруто, до рассвета, а потом уйдёт по делам, но завтра обязательно вернётся вновь, потому что хочет с ним повидаться. [/color]

[color=#000000]И на следующую ночь – тоже. [/color]

[color=#000000]Мальчик засыпает в её руках, положив голову на плечо. И улыбается во сне. [/color]

[color=#000000]По-детски радостно и безмятежно. [/color]

[color=#000000]Не видя, как девушка, прижимая его к груди, плачет. [/color]

[color=#000000]Вы думаете, что ангельские слёзы похожи на золото или жемчуг? [/color]

[color=#000000]Нет, это неправда. [/color]

[color=#000000]Ангелы плачут точно так же, как и люди. Только слёзы их не солёные. Они похожи на воду или на росу. [/color]

[color=#000000]Поэтому их никто не видит – просто не замечают. [/color]



[color=#000000]На следующую ночь Кушина приходит снова. [/color]

[color=#000000]Она садится на край кровати и распахивает объятия, тепло улыбаясь. [/color]

[color=#000000]И мальчик, всё ещё недоверчиво косясь, подползает к ней. [/color]

[color=#000000]Лишь почувствовав тепло, он расслабляется и спокойно устраивается удобнее, слушая её тихий смех из-за его возни. [/color]

[color=#000000]Что-то привлекает внимание ребёнка, и он, перестав копошиться, во все глаза смотри на чёрное-чёрное перо в белоснежных крыльях, которое смотрится так, словно его кто-то тщательно выкрасил. [/color]

[color=#000000]- Что это? – спрашивает Наруто, дотрагиваясь до смоляной черноты пера и поражаясь, насколько оно, оказывается, жёсткое. [/color]

[color=#000000]Тут же он перемещает ладошку на остальные перья, но нет – они все мягкие и пушистые. [/color]

[color=#000000]А вот чёрное жёсткое. [/color]

[color=#000000]- Ах это… - Девушка вздрагивает и поспешно прячет его, смыкая крылья за спиной. – Просто неудачная шутка. [/color]

[color=#000000]- Ты должна наказать шутника, - важно говорит мальчик и тут же забывает об этом. [/color]

[color=#000000]Кушина увлекает его сказками о великих путешествиях и сильных рыцарях. Про драконов и принцесс. Про ведьм и колдунов, которые творят зло. [/color]

[color=#000000]И ребёнок постепенно засыпает, убаюканный её голосом. [/color]

[color=#000000]Девушка осторожно выскальзывает из кровати, укрывая Наруто одеялом. [/color]

[color=#000000]Она подходит к окну и расправляет крылья. [/color]

[color=#000000]Долго-долго смотрит на чёрное перо, неряшливой кляксой выделяющееся на яркой белизне. [/color]

[color=#000000]Затем со злостью вырывает его и выкидывает на улицу. [/color]

[color=#000000]Однако до земли оно не долетит, рассыпаясь зловонным пеплом. [/color]

[color=#000000]Девушка вытирает щёки и вновь оглядывается на мальчика. [/color]

[color=#000000]«Ты не должна…» [/color]

[color=#000000]- Я знаю. [/color]

[color=#000000]«Мы сможем это перенести…» [/color]

[color=#000000]- Ты – да. А я слабая. [/color]

[color=#000000]«Неправда. Ты сильная! Ты нужна ему…» [/color]

[color=#000000]- И ты ему нужен. Наш мальчик очень одинок. [/color]

[color=#000000]«Я и так с ним. Внутри него. Ты же знаешь…» [/color]

[color=#000000]- Знаю. От этого ещё больнее. [/color]

[color=#000000]«Не делай этого, пожалуйста!» [/color]

[color=#000000]- Прости… Просто прости, ладно? Я освобожу вас обоих! [/color]

[color=#000000]«Кушина!» [/color]

[color=#000000]Едва слышно хлопнет створка окна. [/color]

[color=#000000]В комнате больше никого. [/color]



[color=#000000]Она приходит каждую ночь. Садится на кровать, обнимает его и рассказывает сказки. [/color]

[color=#000000]Иногда она начинает с ним играть, щекоча бока и смеясь в голос. [/color]

[color=#000000]Ещё реже она поёт. [/color]

[color=#000000]Тогда мальчик замирает и боится даже дышать. Головные боли отступают немного. [/color]

[color=#000000]Она никогда не спрашивает про его болезнь, хотя наверняка в курсе. [/color]

[color=#000000]- Ты заберёшь меня на небеса? – спрашивает он однажды. [/color]

[color=#000000]- Что? – удивляется девушка, но тут же смеётся, чуть запрокинув голову. – Зачем тебе туда? Что там делать? [/color]

[color=#000000]- Вот и я думаю, что там делать, - бурчит ребёнок и косится на несколько чёрных перьев, которые уже невозможно скрыть. [/color]

[color=#000000]Он давно заметил, что мягкие крылья его ночной гостьи постепенно чернеют. [/color]

[color=#000000]Однако не спрашивает – почему. [/color]

[color=#000000]Она же не спрашивает, почему он в больнице. [/color]

[color=#000000]Однако мальчик просто боится, что после этого вопроса она больше не придёт. Исчезнет, оставив его совсем одного. [/color]

[color=#000000]Поэтому он молчит, замечая эти изменения. И каждую ночь ждёт её возвращения. [/color]

[color=#000000]Он также молчит о том, что головные боли становятся сильнее, вытесняя мысли и заставляя скулить, сжимаясь на кровати в крохотный комок. [/color]

[color=#000000]Он не говорит ей, что лекарства больше не помогают, что врачи уже отводят взгляд, а нянечка плачет, стоя у окна. [/color]

[color=#000000]Он молчит, потому что не хочет видеть, как она грустит. [/color]

[color=#000000]Красивая девушка. Красивая, как ангел. Им ведь не к лицу грустить. [/color]

[color=#000000]И ребёнок улыбается изо всех сил, прижимаясь к тонкой фигурке, с головой зарываясь в распущенные огненные волосы, греясь в их тепле. [/color]

[color=#000000]- Они красные. Красный – это огонь. Огонь – это тепло, - однажды говорит он. – Всё просто! [/color]

[color=#000000]- Ты прав, - смеётся она в ответ. – Всё действительно так просто. [/color]

[color=#000000]Она смеётся, но крылья всё чернее и чернее. [/color]

[color=#000000]Как будто что-то неведомое поглощает доброту и силу, заменяя их на что-то иное. [/color]

[color=#000000]Наруто смотрит на это, но всё равно молчит. [/color]

[color=#000000]Лишь однажды, когда белых перьев остаётся так мало, что хватает пальчиков на одной руке, чтобы пересчитать их, он спрашивает, глядя в тёмно-серые глаза: [/color]

[color=#000000]- Ты больше не ангел? [/color]

[color=#000000]Кушина вздрагивает и неуверенно смеётся. И качает головой. Как будто бы отрицая, но в то же время нет. [/color]

[color=#000000]Но не отвечает. [/color]

[color=#000000]Когда головные боли становятся такими, что невозможно встать с кровати, мальчик всё равно старается весело улыбаться, встречая свою гостью. [/color]

[color=#000000]И она улыбается в ответ. Делает вид, что не замечает, как наполняются слезами яркие голубые глаза ребёнка от особо сильных приступов. [/color]

[color=#000000]Единственное перо ярким белым пятном выделяется в черноте, окутавшей крылья. [/color]

[color=#000000]Наруто смотрит на него, отвлекаясь от своей боли. [/color]

[color=#000000]Смотрит долго. А потом закрывает глаза и шумно вздыхает. [/color]

[color=#000000]- Осталось одно перо, - говорит он. – Одно. И я один. Это ведь значит, что мы похожи? [/color]

[color=#000000]Мальчик открывает глаза, но тут же закрывает – слишком больно. [/color]

[color=#000000]Поэтому он не видит, как кривятся губы девушки, как несколько слезинок быстро-быстро скользят по щекам. И прячутся в распущенных огненно-рыжих волосах. [/color]

[color=#000000]Как будто огонь их сушит на лету. [/color]

[color=#000000]Наруто чувствует, как в его ладошку ложится что-то мягкое и невесомое. Автоматически сжав неожиданный подарок, он с удивлением узнаёт – перо. То самое белое перо. Единственное оставшееся. [/color]

[color=#000000]- Теперь вас двое, - говорит Кушина, и голос у неё такой же весёлый, хоть и ощутимо дрожит. – Одно белое перо и один Наруто – теперь вас двое. [/color]

[color=#000000]Он улыбается и едва заметно кивает. На большее сил нет. [/color]

[color=#000000]Кушина прижимает ребёнка к своей груди и шепчет на ухо: [/color]

[color=#000000]- Хочешь послушать сказку? Я такую тебе ещё не рассказывала. [/color]

[color=#000000]Мальчик молчит. Согласно молчит. [/color]

[color=#000000]И дыхание всё тише. Медленнее. [/color]

[color=#000000]- Однажды жила-была девушка, - шепчет она, поглаживая спутанные светлые волосы. – Девушка, заточённая в собственную жизнь. Она могла попасть куда угодно, быть кем угодно, получать всё, что угодно. Но одного у неё не было никогда – свободы. Были те, кто владел волей девушки, её жизнью. Те, кто ей распоряжался, держа её на длинном поводке, позволяя всё и не позволяя практически ничего. Так она и жила - со всеми и без всех. Заточённое в золотую клетку одиночество. [/color]

[color=#000000]Долгое время она не могла смириться с этим, билась, сражалась, пыталась убежать, но каждый раз её возвращали на место. И когда она уже готова была смириться с этим, появился красивый юноша, который протянул ей руку и улыбнулся. Так, как не улыбался ещё никто. Он вырвал её из плена невольной жизни и сказал, что теперь не позволит ей быть одной, потому что у неё теперь есть он, чтобы защитить и уберечь. Впервые в жизни девушка поверила чужим словам, хотя привыкла не полагаться ни на кого. Она полюбила юношу и захотела променять всё – свою бессмертную жизнь, свою вседозволенность на поводке – лишь бы быть с ним рядом. [/color]

[color=#000000]Однако об этом прознали те, кто держал девушку в неволе. Они отказались выполнить эту просьбу. Более того – они разлучили девушку и юношу, вселив в него смерть. Казалось бы, что счастье утеряно навсегда, но они ещё не знали, что девушка носила под сердцем самое драгоценное, что могла только подарить любовь двум пленникам собственной жизни. [/color]

[color=#000000]Она холила и лелеяла этот секрет, ожидая, когда на свет покажется тот, кому она сможет подарить всю свою нерастраченную любовь. Однако и об этом узнали нехорошие люди. Они забрали у девушки её тайну, решив наказать точно так же. Они взяли ту же самую смерть, которая была в теле юноши, и поселили её в ребёнка. Но чего они не могли предугадать – это то, что юноша, умирая, сумел передать часть себя в этом вирусе. Поэтому смерть не смогла сразу забрать их ребёнка, но всё равно потихоньку высасывала силы, как бы ни старался отец его защитить. [/color]

[color=#000000]Девушка тем временем билась в своей западне, металась и плакала, умоляя отпустить и позволить быть рядом с сыном. Когда надзирателям это надоело, они отпустили её с тем условием, что если она будет с ребёнком дольше указанного времени, то сама погибнет, теряя капля за каплей свою бессмертную душу. Однако девушку это не остановило. Её сердце рвалось к самому дорогому человеку на свете, поэтому она, забыв об опасности, стала проводить с ним куда больше времени, чем ей разрешили. [/color]

[color=#000000]Когда от жизни девушки осталась последняя капля, она решилась на отчаянный шаг – подарить эту каплю своему сыну, чтобы излечить его от смерти. [/color]

[color=#000000]Шёпот стихает. Даже дыхание мальчика, кажется, останавливается. [/color]

[color=#000000]Кушина всхлипывает, закрыв ладонью глаза, и наклоняется к нему, накрывая маленькое тельце иссиня-чёрными крыльями. [/color]

[color=#000000]- Ты больше не один, Наруто. [/color]

[color=#000000]Она плачет. Плачет от радости, потому что сумела найти брешь в безупречном плане тех, кто управляет её судьбой. [/color]

[color=#000000]И спасла его. Пусть ценой собственной жизни. [/color]

[color=#000000]Девушка вздрагивает, когда чувствует, как по щеке скользит холодок. [/color]

[color=#000000]Открывая глаза, она видит лицо любимого. Его улыбку и невероятно тёплый взгляд. [/color]

[color=#000000]«Он так похож на тебя…» [/color]

[color=#000000]- Нет, - шепчет она, поднимаясь и убирая с умиротворённого личика прилипшие волосики, - он больше похож на тебя. [/color]

[color=#000000]«Внешне. Несгибаемый характер он унаследовал от тебя…» [/color]

[color=#000000]- Может быть. – Кушина смотрит на свои руки. Они испаряются пеплом, моментально рассеиваясь в воздухе. – Скажи, Минато, мы когда-нибудь ещё увидимся? [/color]

[color=#000000]«Обязательно. Мы же будем приходить сюда, чтобы навещать нашего сына…» [/color]

[color=#000000]- Верно. – Она смотрит на него и улыбается. До тех пор, пока не исчезает полностью. [/color]

[color=#000000]Утром мальчик откроет глаза и изумлённо уставится в потолок. [/color]

[color=#000000]Боли нет, нет даже давящего комка в голове, словно что-то оттуда вынули и выбросили, оставив только невероятную лёгкость и ощущение полной свободы. [/color]

[color=#000000]Он спрыгивает с кровати и удивлённо вертится из стороны в сторону, пытаясь привыкнуть к тому, что теперь не приходится быть осторожным, чтобы не потревожить голову. [/color]

[color=#000000]Это вызывает улыбку, полную счастья, на губах. [/color]

[color=#000000]Наруто подбегает к окну и распахивает створки, вдыхая полной грудью запах утра и свободы. И смеётся. [/color]

[color=#000000]Так, как не мог смеяться раньше. [/color]

[color=#000000]Лишь потом он обнаруживает на подоконнике небольшой листик, сложенный вдвое. [/color]

[color=#000000]На нём неровными буквами выведены слова: «Ты никогда не будешь один». [/color]

[color=#000000]А внизу ещё более корявым почерком приписка: «Свобода!»[/color]
User avatar
Гивс (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Гивс (архив) » 30 Apr 2012, 19:00

[b]Название:[/b] Best I Can

[b]Автор:[/b] Givs

[b]Бета:[/b] сами с усами

[b]Персонажи и пейринги:[/b] Киба/Хината, Акамару

[b]Рейтинг:[/b] G

[b]Предупреждения:[/b] ООС

[b]Жанр:[/b] романтика

[b]Статус:[/b] закончен

[b]Размер:[/b] драббл

[b]Размещение:[/b] запрещено!

[b]От автора:[/b] написано по заявке "Киба/Хината. Хината испугалась какой-то мелочи (паук, страшная тень на стене, шорох). Киба сначала смеется над ней, но потом... на ваше усмотрение. Желательно использовать фразу: "Не бойся! Я с тобой."

[b]От автора 2:[/b] Песня-настроение Art of Dying - Best I Can

[b]Дисклаймер:[/b] Кисимото-сама



Она маленькая и трогательная. И ещё храбрится, старательно так, почти по-мужски. Вернее, она так думает.

Хмурит тонкие брови и решительно сжимает губы, но всё равно остаётся до безумия маленькой и трогательной, как и три года назад, когда их только-только распределили по командам. Тогда она не стеснялась своей слабости, лишь стремилась стать сильнее, чтобы стесняться было больше нечего.

Теперь она сильнее – это без сомнения. Но и слабой быть не перестала. Потому что девушки – они такие. Маленькие, трогательные, слабые. Их до дрожи в коленках хочется защищать. Всех.

Но особенно её. Потому что она старательно не принимает ничью помощь.

Сакура будет биться до последнего. Ученицу Цунаде жалеть опасно. Тем паче опасно предлагать свою помощь.

Ино слишком горделива, чтобы принимать заботу о себе, хотя иногда всё-таки изображает из себя беспомощную девушку и картинно падает кому-нибудь в объятия, стараясь это сделать так, чтобы волосы как можно удачнее легли.

Тен-Тен подчёркнуто не нуждается в помощи. В помощи простых смертных. Оберегать её может только Хьюга Неджи, потому что он умеет это делать так незаметно, что даже воинственная Такахаши с сильным волевым характером не может прикопаться.

Все эти девушки остаются в той или иной степени слабыми. У каждой есть что-то такое, что заставит твёрдую руку дрогнуть, а глаза – наполниться слезами. Злыми или горькими – неважно.

Хината выделяется на их фоне хотя бы тем, что чуточку слабее каждой, потому что не уверена в собственных силах. Ей бы немного от характеров каждой из куноичи, потому что она не раз говорила, что хочет быть такой же мужественной, как Тен-Тен, сильной, как Сакура, решительной, как Ино. Складывается впечатление, словно она не видит недостатков, которые скрываются за каждой из этих девушек. Она видит только свои недостатки, причём в таких количествах, что достоинств за ними и не разглядеть.

Киба наблюдает за её тренировками, лениво развалившись прямо на земле и покачивая ногой. Акамару ровно и спокойно дышит, изредка поднимая голову и тоже поглядывая в сторону Хьюги. Девушка изо всех сил оттачивает техники, которым успела научиться. До блеска. Сверкания бриллианта.

Инузука гордится напарницей, чувствует её волю и снова гордится, потому что на его глазах она выросла из маленькой неуверенной слабой девчонки, которую так легко побил Неджи на экзамене, в не менее неуверенную, но сильную куноичи. И он знает, что и свои детские комплексы она тоже перерастёт. Нужно только чуточку подождать. Она сможет это сделать, потому что не раз и даже не два доказывала, что может всё – нужно лишь чуточку подождать, набраться смелости, вдохнуть воздуха и нырнуть в собственное подсознание.

Поворачиваясь, Киба зарывается носом в густую мягкую шерсть Акамару и фыркает – несколько волосков забиваются в ноздри.

Он улыбается, когда пёс поворачивает морду к хозяину и озадаченно приподнимает большие уши. Любимый питомец всегда понимает, чего именно ему требуется.

- Она молодец, правда? – говорит парень, протягивая руку и касаясь пальцами мокрого холодного носа.

Тёплый бархатный язык моментально облизывает подставленную ладонь, и верный друг скулит согласно, подметая хвостом землю так, что из кустистой травы вспархивает рой потревоженных бабочек.

Да, Акамару тоже гордится Хинатой. И Киба радуется, что он соглашается. Пёс всегда понимает хозяина. Всегда-всегда. Наверное, потому, что он делится с верным другом всем. Даже своими тайными симпатиями, от которых прячется в густой шерсти. Ненадолго прячется – лишь для того, чтобы перевести дух перед новым броском.

Да, Киба тоже временами чувствует себя неуверенно, потому что многое видит, многое замечает.

И верит, очень верит в Хинату. Потому что если она сумеет побороть свои страхи, то он тоже сможет. Для того, чтобы быть на ступень ближе к ней – не перегонять и не отставать. Чётко и рядом. Чтобы поддержать, если она оступится, или подтолкнуть, если она застопорится на одном месте.

Так уже три года, да, Акамару?

Друг лишь тяжело вздыхает, по-собачьи недовольно ворча. И Киба улыбается, понимая, что, наверное, уже достал его своими пространственными рассуждениями.

Когда дикий девичий крик разрывает тишину, окружающую эту опушку, на части, Инузука резко вскакивает на ноги, доставая попутно кунай и пытаясь быстро сориентироваться.

Вдох – посторонних запахов нет.

- Акамару!

Пёс лишь вопросительно пыхтит в ответ. Значит, врагов тут тоже не наблюдается.

Тогда что?

Обернувшись в сторону Хинаты, парень от неожиданности роняет кунай. Девушки нет.

Сорвавшись с места на такой скорости, что пыль поднимается с земли только спустя несколько мгновений, Киба замирает на том самом месте, где совсем недавно стояла напарница, и беспомощно оглядывается, ругая себя за безалаберность. Как он мог потерять её из виду? А вдруг… А вдруг?! Вдруг?! Он же себя не простит!

Хотя обоняние Акамару никогда не подводило, да и он сам бы почувствовал присутствие кого-то постороннего, потому что у врагов запах заметно отличается.

Что произошло? Что?!

- Киба-кун… - слабо доносится из-за соседнего дерева.

Парень в изумлении оборачивается и видит Хьюгу – живую и невредимую. Только белую, как полотно. Облегчение затапливает голову, и колени едва не подгибаются от распространяющейся по телу слабости из-за этого.

Ками-сама, не пугай так больше!

- Хината, - выдыхает он и делает шаг, но тут же натыкается на предостерегающий крик.

- Стой! Там змея!

Изумлённо моргнув, Инузука в один присест оглядывает всю поляну, но ни единого движения не видит. Даже осевший на травинках слегка пряный запах змеиной шкуры постепенно испаряется, уносимый едва заметным ветерком. Так, выходит, из-за этой гадости случился такой переполох?

- Блин, Хината. - Инузука смеётся, но это от облегчения – с ней ничего не случилось, просто испугалась змеи, слава Ками! – Да она твоего крика перепугалась и уже уползла. Выходи, нет тут никого.

Девушка осторожно выступает из-за дерева, и он видит, как заметно дрожат тонкие бледные руки. А в уголках светло-фиалковых глаз блестят слезинки.

Смех моментально застревает в горле, и Киба, ругнувшись в очередной раз на себя за дурацкое поведение, решительно шагает к ней.

Хьюга смотрит в землю и теребит пальцами рукава кофты. И улыбается. Неуверенно так, как бы говоря «какая же я глупая, взяла и напугала друга своим визгом».

Инузука снова злится на себя за то, что добавил к стойкой неуверенности ещё толику своим идиотским смехом. Он берёт её за руки и садится на землю, утягивая за собой.

Хината подчиняется, садится и опирается спиной на покрытый шершавой жёсткой корой ствол. И продолжает улыбаться. Ещё более неуверенно. Явно же костерит себя за пугливость.

- Киба-кун, изви…

- Ты устала, - перебивает парень, придвигаясь ближе и расслабленно поводя плечами. – Слишком много тренироваться не стоит. Нужно же иногда и отдыхать.

- Н-но… - Она моргает удивлённо. – Я же хочу стать сильнее, - тихо шепчет, совсем тихо, почти беззвучно.

- Сильным людям тоже нужно отдыхать, - подмигивает Инузука и широко улыбается, глядя, как её глаза наполняются такой всепоглощающей благодарностью, что становится даже немного душно. – Ты поспи немного.

- А как же… - Девушка замолкает, когда он кладёт руку ей на спину и двигает к себе так, что голова очень удобно располагается на его плече.

- Не бойся, - говорит Киба, искренне надеясь, что покраснеет уже после того, как она закроет глаза, - я с тобой. – И тут же спешно добавляет: - И Акамару тоже. Мы постережём.

- Спасибо.

Хината засыпает моментально. Её тело обмякает, и парень чуть меняет положение, чтобы было удобнее, располагая напарницу у себя на груди и поддерживая её, чтобы окончательно не сползла.

Акамару поворачивает голову к сидящей у ствола крепкого раскидистого дерева парочке и озадаченно скулит. Затем приподнимает уши, разглядев на щеках хозяина два ярких алых пятна, которые перекрывают даже краску, и, вздохнув, отворачивается.

Если бы собаки умели смеяться, то он, наверное, сейчас бы глумливо хихикал, уткнувшись носом в лапы.

Так уже три года, да, Киба?





[b]Название:[/b] Западня

[b]Автор:[/b] Givs

[b]Бета:[/b] сами с усами

[b]Персонажи и пейринги:[/b] Суйгецу/Карин

[b]Рейтинг:[/b] R

[b]Предупреждения:[/b] ООС

[b]Жанр:[/b] романтика, юмор

[b]Статус:[/b] закончен

[b]Размер:[/b] мини

[b]Размещение:[/b] запрещено!

[b]От автора:[/b] написано по заявке "Наруто. Суйгецу/Карин. Что-нибудь про них. Желательно с акцентом на их способности."

[b]От автора 2:[/b] до НЦы не дотянул, как ни пытался Тт"

Песня-настроение Lifehouse - You and Me

[b]Дисклаймер:[/b] Кисимото-сама



- Ну что, очкастая, ещё разок? – Суйгецу ухмыляется, косясь на напарницу, и силится приподняться хоть немного, но неудобная поза и прижатые к ушам коленки мешают это сделать, из-за чего уже двадцать восьмая по счёту попытка проваливается.

- Вот ты идиот! – злится Карин и пытается пнуть напарника, но тоже не может пошевелиться и поэтому сердится ещё сильнее. – Не рыпайся, каппа, если не хочешь провалиться ещё глубже!

И надо же было попасть в такую ситуацию – вытаскивая из плена Конохи эту занозу, Хозуки был серьёзно ранен. Фактически именно поэтому они и угодили в хитрую ловушку природы - довольно глубокую и узкую яму, в которой и детям-то было бы тесно, а уж двум взрослым людям – практически невозможно.

Подбородок Карин упирается в переносицу Суйгецу, а он, в свою очередь, практически обнимает её своими ногами. Упираясь ступнями в противоположную стену, он изо всех сил старается держаться так, чтобы не полететь дальше, где ещё меньше места и ещё меньше шансов выбраться на поверхность.

Чакры бы чуть-чуть, чтобы можно было начать двигаться, но битва с джонинами Конохи сильно подорвала и без того не шибко богатый запас. Ещё и Обезглавливатель наверху валяется. Сопрут же – вот как пить дать!

Мечник тяжело дышит и часто облизывает губы, как будто ему не хватает влаги и он пытается выпить чуть-чуть пыльного воздуха, окружающего их. Ему очень, вот просто очень хочется чуть-чуть жидкости, чтобы не чувствовать себя рыбой, выброшенной на берег.

Девушка морщится, чувствуя его обжигающее дыхание у себя на шее. Ей неприятно, тесно, колко, противно! И, чёрт бы его побрал, волнующе, что вообще ни в какие ворота не лезет! И надо же было угодить в такую передрягу! А всё из-за этого недоумка, который вдруг решил, что вправе что-то решать за неё!

- Спину что-то тянет, - произносит Хозуки, морщась и снова пытаясь пошевелиться. – Очкастая, сделаешь мне массаж, когда всё закончится?

Карин злится и, чуть отодвинув голову, бьёт его подбородком в переносицу. Руками она ничего не может сделать – только крепко держаться за плечи напарника, ощущая, как перекатываются под пальцами напряжённые до предела мышцы. Она чувствует, что он потихоньку слабеет.

Если они провалятся ещё дальше – каюк!

- Слушай сюда, кретина кусок, - рычит девушка, гневно сверкая глазами, - только попробуй тут сдохнуть! Вытащил меня из Конохи только для того, чтобы таким вот образом убить?! Жить надоело, каппа?!

Мечник некоторое время молчит. Грудная клетка поднимается и опускается – плавно, медленно, словно парень экономит силы на случай отчаянного последнего броска. Затем поднимает голову и лучезарно скалится, обнажая острые зубы:

- Наоборот – мне безумно хочется жить, но одна дура может тут растрепать всяким нехорошим людям из враждебной деревни о наших секретах. Поэтому я и пришёл. – Он выразительно подмигивает и кивает сам себе. – Если не вытащить, то хотя бы убить. Первая часть плана с треском рушится, а вот вторая как раз имеет все шансы на успех.

- Ох, завались, убоище! – вспыхивает Карин, намереваясь снова «клюнуть» напарника, но тот внезапно опускает голову и утыкается лбом ей в шею, вызывая такое смятение, что весь съеденный накануне завтрак подступает к горлу. – Ты чего это удумал, урод?!

- Ты можешь… немного… помолчать, очкастая? – задыхаясь, скрипит парень, пытаясь сконцентрировать остатки чакры в ногах, чтобы суметь вскарабкаться по отвесным стенам их общей ловушки. – Я тут думаю, что твоя толстая задница ещё должна послужить во благо народа, так что молчи и не мешай мне.

Карин замолкает и удивлённо косится вниз, пытаясь разглядеть выражение лица Суйгецу.

Мелкие бисеринки пота выступают на коже лица и плеч. Некоторые, сбившись в достаточно крупные капли, скатываются вниз, оставляя дорожки. Чёлка прилипает ко лбу.

Брови нахмурены, глаза зажмурены, мышцы вот-вот лопнут от усилий. Явственно слышен скрип сжатых до боли зубов.

Ма-а-а-аленький шажок, и Хозуки едва не срывается обратно в яму. Лишь кунай, вытащенный вовремя из подсумка, спасает положение, позволяя зафиксироваться.

Вот только это ненадолго – рыхлая земля совсем скоро раскрошится под острым лезвием и тяжестью двух тел, опершихся на него.

- Фух, аж сердце ёбиться перестало, - сипло шепчет напарник и старается ухмыльнуться развязно, но дрожащие уголки губ и испарина выдают истинное состояние. – Ты там как, очкастая? Не обделалась? А то я умру прямо тут же от позора – это твой шанс, дерзай!

- Хочешь сказать, что мне надо навалить на тебя кучу, чтобы ты сдох? – фыркает девушка, маскируя беспокойство в голосе сарказмом, но тут же меняет тон на крайне деловой. – Слушай, каппа, если я сейчас немного отклонюсь, то дотянусь до своей ноги и смогу её починить. Тогда мы выберемся отсюда.

- Ты тупая? – недоверчиво тянет Хозуки, вздёргивая брови. – Хотя зачем я спрашиваю… В общем, поверни свою голову вправо, затем влево и назад. Видишь, сколько у нас свободного места? Для лечения пораненной лапки тебе надо как минимум минут десять висеть вниз головой. Хочешь полетать – я не против, но тянуть и меня за собой не надо. Я как-нибудь потом кони двину, подальше отсюда.

Карин обиженно поджимает губы и вздыхает, мысленно соглашаясь с его словами. Надо же было так неудачно сломать ногу, падая в эту расщелину. А всё тот сучок, который где-то у поверхности торчит. «Надо будет его обломать, когда поднимемся», - мстительно думает она и снова косится на напарника.

Вид у него не самый радостный. После битвы с джонинами чакры осталось так мало, что впору складывать лапки и умирать, потому что просвета нет никакого. Если только…

- Каппа, - девушка морщится, понимая, что иного выхода уже нет, - я могу поделиться с тобой чакрой. Помнишь, как Саске-кун…

- Нет! – резко обрывает её Суйгецу, злобно сверкнув фиолетовыми глазами. – Нет и ещё раз нет! Спасибо, но «доедать» за Учихой я не собираюсь!

Напарница ошеломлённо моргает, пытаясь проглотить сказанные только что обидные слова, и силится придумать фразу поострее, но в голову, как назло, ничего не лезет. Поэтому она лишь поджимает губы, оскорбляясь до глубины души, и замолкает. Вот так вот помогай всяким недоумкам!

- Ну и в жопу пошёл, - шепчет она, прекрасно осознавая, что он всё слышит.

- Извернуться так не могу – уж прости. Но как только – так наклоняйся, всегда рад, - скалится Хозуки и вздыхает, морщась от боли – его нехило так потрепали в битве. Оказывается, воровать дур из вражеских деревень – это преступление. Беда-то какая.

Вот только предложение отведать её чакры не выходит из головы. Рот моментально наполняется слюной, а в горле першит. Сухо, как в пустыне, безумно хочется пить. Хотя бы чакру.

Суйгецу поднимает голову и смотрит на напарницу, которая всё ещё молчит, не глядя на него. Взгляд устремлён в дальнюю стену расщелины, а щёки алеют от сказанных едких слов.

- Ой, вот только не надо делать вид, что я тебя смертельно обидел, - ворчит Хозуки, стискивая зубы от пронзающей тело боли и усталости, из-за которых хочется расслабиться и послать всё к чертям, но одна рыжая идиотка, которая корчит из себя невесть что, сидя у него на животе и вынужденно домогаясь, мешает это сделать. Парень и сам не знает, зачем (какая, чёрт побери, вша его тюкнула), но ему хочется вытащить эту мегеру на поверхность. И там уже отыграться за всё. – Эй, очкастая! Да повернись ко мне уже, коза, я с тобой разговариваю!

- Умри, кретин! – моментально сатанеет Карин и пыхтит в приступе бессильной злобы. Ударить его она сейчас ну никак не может.

- Только вместе с тобой, - парирует напарник и демонстративно морщится, прижимаясь носом к её шее. – Слушай, а если я тебя укушу – не отравлюсь?

Девушка краснеет, сливаясь по цвету с собственными волосами, и напряжённо сопит, но не может никак эту фразу парировать, поэтому лишь качает головой, едва удерживаясь от того, чтобы не оторвать руки от его плеч и не садануть по бестолковой башке, в которой наверняка нет ни грамма мозгов.

Нельзя идти на поводу у своих эмоций – это станет фатальной ошибкой.

- Тебе нужно прокусить кожу, а я сумею влить тебе в рот нужное количество чакры, чтобы ты излечился, - холодно чеканит она, пытаясь придумать способ, чтобы оголить шею. Однако руки крепко зафиксированы. Убрать опору – смерть. Что же делать? – Только вот у нас проблема, тупоголовый, - бормочет Карин, - я не могу расстегнуть ворот кофты.

- Обязательно шею? – приподнимая бровь, интересуется Хозуки. – Помнится, Саске обгладывал твою руку.

- Хочешь держать меня зубами за руку? – ехидничает девушка. – Шея – единственное, до чего ты можешь дотянуться, не рискуя скинуть меня.

Напарник ухмыляется хитро. Так хитро, что у неё начинает свербить под лопатками.

- А что насчёт лица? – прищуривается он. – Оно ведь не скрыто одеждой.

- Хочешь цапнуть меня за скулу? – удивляется Карин. – Неудобно – задолбаешься кожу прокусывать…

- Нет, - парень качает головой и ещё хитрее ухмыляется, вызывая зуд уже по всему телу, - я не про скулы.

- За нос кусать не дам, - хмурится она. – У тебя зубы острые – ещё оттяпаешь.

- Послал же Ками тупую напарницу, - сокрушается Суйгецу. – Про губы я говорю, дура, про губы!

- Ч-что?! – Изумлённый рёв заполняет собой всё пространство, из-за чего кажется, будто стены сейчас обрушатся, погребя под толстым слоем земли двух неудачливых шиноби.

- Не ори, - морщится Хозуки, - и так еле держимся. На губах мягкая кожа – прокусить легко. И следов сильных не останется. Что ты так разволновалась-то, убогая? Будто я тебе замуж предлагаю.

Карин бледнеет и краснеет одновременно, вызывая у напарника здоровое любопытство – как именно она умудряется это делать. Ноздри раздуваются, как у загнанной лошади, а губы сжаты в тонкую-тонкую ниточку, как будто она пытается уберечь их от посягательств. И Суйгецу просто до чёртиков любопытно – согласится ли она. Ему, в принципе, было всё равно, в какую часть тела ей вгрызаться – всё-таки острота зубов позволяла даже сквозь одежду прокусить кожу. Вот только напарнице это вовсе не обязательно знать.

- Х-хорошо, - едва слышно шипит она, нервно сглатывая, что крайне веселит парня.

Он подставляет лицо и ждёт, когда девушка чуть опустит голову, чтобы отдать свои нецелованные (в чём Суйгецу просто не сомневается) губы на растерзание мечнику. Это почему-то здорово будоражит кровь, заставляя отодвинуть всепоглощающее чувство слабости на задний план.

Подумать только, повелась! Такого шокирующего и внезапного успеха у него не было уже давно. Видать, звёзды сегодня под правильным углом легли, либо карма, наконец, срослась – хрен его знает.

Карин, чуть помедлив, зажмуривается, наклоняется и, сглотнув, касается его кожи своими дрожащими губами.

- Эм… очкастая, - она распахивает свои ясные очи и удивлённо таращится прямо в фиолетовый глаз, - ты промазала – это щека. Я ею кусаться не умею.

Девушка ещё раз сглатывает и быстро прижимается к его губам, снова крепко зажмуриваясь. Лишь бы поскорее закончилось. Ками-сама…

- Ты мне сейчас зубы через затылок выдавишь. Причём свои! – бубнит напарник, страдальчески закатывая глаза. – Расслабься, припадочная, я тебя насиловать не собираюсь.

Получив едва заметный кивок и ощущая, как сжатые губы постепенно делаются мягкими-мягкими, словно спелые ягодки, Суйгецу впервые понимает, что, наверное, далеко зашёл в своём желании поддеть эту барышню. Потому что это действо может вылезти боком именно ему.

Небольшие, пухлые, сочные и такие лёгкие. На вкус, как будто земля с привкусом какой-то травы. На зубах скрипит песок, но это вовсе не делает это лечение (поцелуй?) менее приятным.

Хозуки прикусывает нижнюю губу Карин и втягивает её в свой рот. Вот только кусать не торопится – только языком проводит, лаская нежную плоть. Царапает чуть-чуть зубами, но не до крови – так, чтобы подразнить и не выпускать из плена.

Девушка дышит чуть взволнованно и не открывает глаза, жмурясь так сильно, что кажется, будто сейчас очки потрескаются от напряжения. Это веселит, и мечник продолжает игру, не получая сопротивления.

Он проталкивает язык в рот напарницы и проводит им по зубам, вот только до нёба не дотягивается – она не так близко. Это немного раздражает, и парень жалеет, что не может сейчас оторвать руку от стены и прижать к себе эту глупую бестию, которая всё ещё не может понять, что это уже ну никак не передача чакры.

Хотя, в принципе, это только доказывает, что она ни разу до этого не целовалась.

Суйгецу тянется чуть выше, чтобы приблизиться, но Карин упрямо отстраняется, не давая полностью углубить поцелуй.

- Да наклонись же ты, - хрипло рычит Хозуки. – Я же не могу из твоего дыхания чакру высосать.

- Кусай уже, а не тарахти! – бормочет в ответ она, старательно не открывая глаза.

- Ты сейчас на таком расстоянии, что если я таки дотянусь и укушу, то повисну и оторву тебе губу – ты этого хочешь? – ехидно спрашивает мечник.

Девушка морщится, кривится, хмуря тонкие брови и собирая морщинки на переносице, но затем послушно наваливается так, что он теперь может без труда совершить задуманное. Чем, собственно, и занимается.

Чувствуя, как неожиданно сильно кружится голова, Хозуки сам себе не верит.

Карин – наиглупейшее существо, которое когда-либо встречалось у него на пути, непроходимая дура, влюблённая до потери рассудка в Учиху Саске, полная и клиническая идиотка с огромной задницей и самомнением. Напарница, куноичи, одна из шайки Орочимару. Девчонка, не умеющая целоваться и не знающая ничего о каких-нибудь любовных искушениях.

И, чёрт возьми, как же он сейчас жалеет об этой провокации, которая загнала его самого в ловушку.

Казалось бы – всего лишь поцелуй, соприкосновение губ, кожа к коже, дыхание к дыханию, но это почему-то затмевает боль, усталость и бессилие, вызывая желание сейчас же выбраться из этой дурацкой ямы и много-много раз учить её всему, не отходя от кассы. Чему именно? Да хоть вышиванию крестиком для начала! За большее она ему яйца оторвёт…

Сильнейшее искушение – неискушённость.

У неё очень мягкие губы, податливые. И такие тёплые, что просто не верится.

О том, зачем именно это действо затевалось, Суйгецу вспоминает только тогда, когда напряжение в паху достигает просто критической точки. И об этом ему сообщает ёрзание девушки, которое ещё больше распаляет, заставляя тело дрожать совсем не от усталости.

Снова втянув её нижнюю губу в своё рот, Хозуки чуть прокусывает нежную кожу и, услышав едва слышный удивлённый стон, едва не срывается в пропасть.

Неужто она и сама забыла, зачем решилась на это?.. Забавно. Более чем.

Чакра, насыщенная, густая и такая приятная, вливается в его рот не сразу, а после некоторого замешательства, связанного, скорее всего, с болью от острых зубов. Мечник в наслаждении прикрывает глаза, ощущая, как в трясущихся руках появляется мощь, как ноги крепнут, как отступает боль, заменяясь на неприятное покалывание.

По ссохшимся от недостатка сил венам с новой силой начинает струиться кровь, из-за чего кажется, что кожу начинает припекать от этой бешеной гонки жизни. Сердце подскакивает в груди и стучит так яростно, как будто отрицая возможность гибели. Нет, уже не сейчас!

Его тело наполняется жизнью. Значит, им обоим смерть уже не грозит.

Отстранившись, Суйгецу ухмыляется, слизывая маленькие капельки крови. Взгляд у Карин бегает, щёки алеют, а губы чуть подрагивают. Однако она не произносит ни слова, глядя в сторону. Видно же, что совсем не ожидала она подобного поворота лечения.

«Что, глупая, удивлена, что не Саске удостоился чести заполучить твой первый поцелуй?»

- Что ж, - произносит Хозуки, удовлетворившись её реакцией, - пристегните ремни, следующая остановка – поверхность.

Сконцентрировав чакру на ступнях и ладонях, он медленно, чтобы не уронить свой багаж, ползёт вверх.

На напарницу он не смотрит, ощущая, как от неё исходят волны смущения. Этого достаточно, чтобы понять – то, что сейчас произошло, не оставило её равнодушной. Почти что победа для Суйгецу. Вот только на кой чёрт?

Вытолкнув Карин на землю, мечник с трудом вываливается сам и тут же растягивается на траве, с наслаждением вдыхая свежий воздух и чувствуя, как кожу щекочет трава.

Рядом, шипя от боли, лечит сломанную ногу напарница, пытаясь сконцентрировать в дрожащих от напряжения руках чакру.

Она не тратит время на отдых – старается замаскировать смятение делом, чтобы голову не занимали ненужные мысли. Это вовсе не входит в планы парня. Нужно, чтобы она как можно больше думала об этом, как можно чаще вспоминала собственные ощущения.

- Эй, очкастая, - зовёт он, поворачивая голову, - никогда не думал, что скажу подобное, но спасибо, что ли.

Девушка замирает, испуганным кроликом глядя на его довольную ухмылку, а затем отворачивается, пряча вспыхнувший румянец в огненно-красных волосах. Вот только это не укрывается от внимательного взгляда фиолетовых глаз. Отлично, всё по плану.

- Я свою жизнь в первую очередь спасала, так что засунь свою благодарность куда подальше, - бурчит она, щёлкая пальцами, чтобы вернуть в руки концентрацию. Вот только выходит это с трудом. Вернее, никак. И она злится – видно, как напрягается спина.

- Ну, ещё бы. – Суйгецу облизывает губы и внезапно придвигается к напарнице со спины. Кладёт ладони поверх её рук и сжимает запястья. – Спокойно, не нервничай.

Карин едва дышит, чувствуя лопатками ровное и спокойное сердцебиение. И теперь уже не может думать ни о чём, кроме того, кто у неё за спиной. И ощущать, чувствовать, вспоминать.

Девушка не любит врать себе – никогда не любила. Но сейчас приходится затыкать глотку своему внутреннему «я», которое, ехидно хихикая, говорит, что подобного роскошного лечения ещё не было. Надо бы повторить.

«Хрена!» - вздрагивает она и резко отстраняется от напарника, моментально падая лицом в траву – нога болит, особо не побегаешь.

- Какого хрена?! – рычит Карин, сверкая глазами. – Уберись от меня, мерзкое земноводное!

- Ты чего это? – с деланным недоумением тянет Суйгецу, ухмыляясь. – Я помочь хотел.

Девушка понимает, что совершает глупости одну за другой, ведясь на эти детские провокации… Хотя нет, провокации как раз взрослые, учитывая, какие именно чувства она испытала, сидя сверху там, в западне. Тогда она на какой-то миг потеряла связь с реальностью, растворившись в приятных ощущениях, которые дарили его губы.

Подумать только, ведь Карин берегла себя только для Саске-куна, а тут получился такой конфуз, о котором она, кстати говоря, никак не жалеет.

Покраснев до кончиков волос, она автоматически прижимает пальцы к губам и тут же вспыхивает с новой силой, поняв, что Хозуки прекрасно видит этот жест. Видит и понимает, гад ползучий!

- Ты как-то странно выглядишь, - с беспокойством (ага, как же!) произносит он и подбирается ближе, делая вид, что не замечает отчаянных попыток напарницы сбежать. – Может, я слишком много чакры у тебя забрал? – Мечник оказывается совсем близко и ухмыляется. Зрачок чуть расширяется, из-за чего кажется, будто фиолетовые глаза меняют цвет на чёрный. – Я могу вернуть тебе лишнее.

- Предлагаешь мне цапнуть тебя за ляжку? – нервно усмехнувшись, ехидничает Карин и старается незаметно отползти.

Вот только у Хозуки немного иные планы. Подняв руки, он кладёт ладони ей на плечи и надавливает, опрокидывая почти несопротивляющееся тело на траву.

Девушка вздрагивает от тянущей боли, пронзившей ещё не до конца залеченную ногу. Но ещё больше она дрожит от непонятного чувства внутри. Как будто предвкушение чего-то.

- Слезь, каппа, - угрожающе говорит она, хмурясь, когда мечник со всеми удобствами устраивается на её животе. – Слезь, иначе я тебе яйца оторву.

«Предсказуемо, пф!»

- Моя очередь быть сверху, очкастая, - фыркает он, прижимая её руки к земле. – Ты мне должна за своё спасение из Конохи, так что я хочу получить свою плату.

- Чего-чего? – Глаза Карин обретают форму плавильных кругов. – А ху-ху не хо-хо, говнюк?! Это ты должен быть мне благодарен за то, что я чакрой поделилась!

Она дёргает здоровой ногой, чтобы скинуть нахального парня, но больная всё равно даёт о себе знать, распространяя по телу вместе с кровью удушливый яд слабости. Поэтому девушка выматывается достаточно быстро и, тяжело дыша, гневно смотрит на своего спасителя-мучителя, который с некоторой долей удовлетворения наблюдает за этими тщетными попытками.

- Успокоилась? – интересуется он, прищуриваясь.

- Ты труп! – выплёвывает Карин, оскаливая зубы.

- Горячая какая. – Суйгецу усмехается, облизывая губы. – Я всего лишь хочу вернуть тебе то, что забрал сверх нормы.

- Да не умею я пить чужую чакру! – Голос срывается на крик. Паника душит. Нельзя-нельзя, потому что… потому что Саске-кун… это же для него! – Слезай с меня, живо!

Вместо ответа Хозуки наклоняется к её лицу и, высунув язык, проводит им по напряжённо сжатым губам. И моментально отстраняется, когда острые зубки щёлкают в миллиметре от него.

Парень усмехается, причмокнув с таким видом, словно облизал только что леденец. Затем наклоняется снова и резко прижимается к дрожащим губам. Морщится, когда девушка впивается в его плоть зубами, но не отстраняется. Лишь дышит напряжённо. Потому что безумно хочет эту дуру. И это бесит.

Карин старается отвернуться, но не может – он слишком крепко прижимает её, не давая шевельнуться. Ещё и слабость давит изнутри. И внутреннее «я» разрывается торжеством, заставляя багроветь от смущения.

- Пусти, - шепчет она, когда напарник чуть отстраняется. – Пусти, иначе я тебя убью!

- Что такое, очкастая? – Он почти что довольно урчит и слизывает с её губ свою кровь. – Боишься, что я могу заменить Учиху в твоих эротических фантазиях?

Девушка придушенно рычит и отворачивается, стараясь сдержать злые слёзы. Она злится на него, на себя и на Саске-куна, потому что каждое слово – в яблочко. Метко, смертельно.

- Ты никогда не заменишь Саске-куна, - сипло бормочет она, зажмуриваясь.

- Вот как. – Доволен ответом – это чувствуется. – Тогда я прямо сейчас выкину его из твоей головы.

Суйгецу легко перехватывает тонкие запястья одной рукой. Второй он тянется к вороту кофты и цепляет пальцами собачку. Долго, явно наслаждаясь процессом, тянет её вниз, глядя, как постепенно, сантиметр за сантиметром, открываются шея, выпуклые ключицы, ярёмная ямка, взволнованно вздымающаяся грудь, живот.

Щёлкнув на последней преграде, молния расходится полностью, предоставляя взгляду все достоинства стройного подтянутого тела куноичи.

Хозуки, спускаясь чуть ниже, наклоняется к подрагивающему животу и проводит по нему вверх языком. До ложбинки между грудей.

Ожидаемых возмущённых криков со стороны напарницы нет – она пришибленно молчит, глядя в сторону. Так не пойдёт.

Парень сжимает щёки девушки пальцами и поворачивает её лицо к себе, с подозрением прищуриваясь.

- Ты такая молчаливая сегодня, - тянет он. – Я-то думал, что ты мне как минимум тысячу раз в Аду гореть пожелаешь.

- Делай уже побыстрее то, что задумал! И отпусти меня! – срывающимся голосом отвечает она.

Мечник чувствует, как по спине ползёт холодок, а гнев затапливает сознание. Нет, так совершенно не пойдёт!

Он устало вздыхает и убирает руки, поднимаясь с распластанного тела на земле.

- Поднимайся, придурочная. Я же говорил, что насиловать тебя не собираюсь.

Карин, недоумённо моргая, смотрит на него, затем быстро хватает дрожащими руками края кофты и запахивает её, стыдливо пряча грудь. Это раздражает Суйгецу ещё больше, и он, отвернувшись, идёт к валяющемуся неподалёку Обезглавлевателю, который (о, чудо!) никто пока не скоммуниздил.

Прицокнув, он садится на корточки возле своего спутника по сражением и проводит пальцем по лезвию.

- Просчитался я, друг, - бормочет парень и усмехается, оглядываясь через плечо на то, как напарница вновь пытается долечить больную ногу. Вот только чакра не концентрируется – мысли, видать, очень далеко от земных трудностей. На губах Хозуки появляется хитрая ухмылка. – Но я не привык сдаваться. Скоро эта дура набитая сама ко мне прибежит, вот увидишь.

А пока ещё рано, решает мечник, поднимая Обезглавливатель. Пусть она ещё чуть-чуть погрезит своей несбыточной мечтой. Суйгецу умеет ждать подходящего момента. Жизнь в лаборатории Орочимару и не такому может научить.
User avatar
Гивс (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Гивс (архив) » 17 May 2012, 19:38

[i]"Подружка поневоле"[/i]

Предупреждение: нецензурная лексика, ибо Хидан.





[center][b]Глава 3, часть 2[/b][/center]



Когда в кабинет ввалился красный от злости Хидан, я сумел состряпать самую скучающую физиономию, на которую только был способен, чтобы у этого пройдохи не закрались крамольные мысли, потому что если закрадутся… короче, будет плохо, очень плохо.

Однако всё равно оставалось гнусное ощущение, словно над моим столом висит гигантская красная стрелка, указывающая на столешницу, на которой написано большими жёлтыми буквами «ПАЛЕВО!» Из-за этого рубашка прилипла к спине, вызывая желание повести плечами и истерично захихикать, встряхивая руками, будто к ним что-то прилипло. Вот только какой-то частью сознания я понимал, что сделать подобное – спровоцировать нашего менеджера на разбор моего кабинета по кирпичикам в поисках причины такого поведения. Он слишком хорошо меня знал, чтобы не обратить на это никакого внимания. Это, признаться, пугало.

Однако Хидан даже не обратил внимания на яркую красноту моих ушей и неестественную бледность лица. Он подлетел к моему столу и с размаху шарахнул о гладкую поверхность свеженькой газетой, от которой всё ещё пахло типографией и тёплой печатной краской. Обычно я любил этот запах, но сейчас почему-то от него затошнило, из-за чего моё лицо стало медленно наливаться нежно-зелёным цветом.

Переборов спазм в горле, я уставился на первую страницу, на которой красовалась фотография нашего менеджера по связям с общественностью, и приподнял бровь, узрев обличающий заголовок: «Короткий разговор с недовольной публикой – куда подевалась дипломатия?»

- Ты видишь?! – прошипел Хидан, тыча пальцем в собственную физиономию, изображённую на хрусткой бумаге. – Видишь это?!

- Нет, - сознался я, пытаясь разглядеть за мельтешащей рукой хоть что-то, что могло бы привести нашего многоуважаемого товарища в такую ярость.

- Разуй зенки! – проскрипел он, резко отодвигаясь и плюхаясь в кресло напротив. – Моей репутации пизда!

Я едва не подавился языком, стараясь как можно незаметнее скосить правый глаз под стол. Наверное, бедной Хинате слышать подобные словесные изощрения – это не самый приятный опыт, но тут уже ничего не поделаешь. Придётся ей потерпеть.

Пододвинув к себе газету, я пробежался глазами по строчкам, пытаясь понять причину паники. Когда взгляд наткнулся на сборник цитат, которыми, как я понял, Хидан сыпал в процессе разговора с порученной ему общественностью, я едва сдержал судорожный смешок, потому что фразы были… ну, высшего разряда! Я даже не удивляюсь, почему недовольные так быстро сливались – видать, пока расшифруешь, куда именно послал тебя менеджер, десять раз передумаешь связываться с такой ненормальной фирмой, где работают подобные кадры. Парочку выражений надо бы взять на прицел и от души запулить ими в Саске, когда закончу готовить вечеринку в честь дня рождения Итачи. Он заслужил, в конце концов, того, чтобы побегать до указанных мест.

Покосившись на судорожно причитающего Хидана, я подумал, что и сам бы рад не связываться, но раз уж… чего же жаловаться? С другой стороны – не следовало попадать на острое перо газетным писакам, ведь их хлебом не корми – дай утопить кого-нибудь поглубже в фекалиях.

- Ну, подумаешь, - неуверенно пробормотал я, стараясь подавить желание сказать, что слог у барышни неплохой, - не самое страшное, что могло случиться. Вот если бы тебя застукали в гей-клубе в обнимку с несовершеннолетним парнем – тогда можно было бы плакать и рвать волосы на заднице, а так… - Всё ещё рыская глазами по странице, я вдруг наткнулся на фото журналистки, написавшей статью, и едва не откусил себе язык от удивления. – Карин?

- Ты хоть понимаешь, что если эта бумажка дойдёт до нашего директора, то мне трёхлитровой банки вазелина не хватит, чтобы оправдаться перед ним! – провыл Хидан и вдруг осёкся. – Кто? Погоди, ты что, знаешь эту суку?!

Я округлил глаза, глядя на то, как багровеет сидящий передо мной человек. Фиолетовые глаза сузились, а из ноздрей, казалось, стали вырываться тоненькие струйки пара, как у огнедышащего дракона. Резко поднявшись с места, он навис над столом и вперился в меня таким взглядом, что будь я чуточку повпечатлительнее – сгорел бы дотла. Однако я, памятуя о замурованной под моим столом помощнице директора, молча взирал на теряющего человеческое лицо сослуживца. И пытался придумать отмазку, потому что говорить о том, что разгромную статью о нём написала сестра Сасори, как-то не хотелось. У этих двоих и так достаточно сложные отношения.

- Отвечай, Дейдара! – прорычал менеджер, сверкая глазищами, как полоумный котяра. – Ты знаешь эту рыжую стерву?!

- Я… почитываю её статьи иногда, - обречённо соврал я, надеясь, что это хоть немного похоже на правду, иначе он мне сейчас просто голову отвинтит.

- Не пизди мне! – прошипел Хидан, моментально разбивая все надежды на то, что я умею правдиво врать. – Ты бы не удивился так, если бы не знал в лицо эту маленькую сучку с ядовитым жалом вместо языка!

- Ну… - Мысли в голове метались, как вспугнутые бабочки внутри стеклянной банки. – Ну-у-у…

Это было слишком мучительно и долго, поэтому моё лицо приобрело ну очень глубокомысленное выражение, на что наш менеджер тут же фыркнул, стискивая ладони в кулаки и недобро так ухмыляясь. Вот сейчас, что бы я ни сказал, я получу по тыковке. Даже если признаюсь, что Карин – сестра Сасори. В таком случае сначала огребу я, а потом атаке неадекватного общественника подвергнется Акасуна. И тогда настанет апокалипсис, потому что друг не станет терпеть чужую истерику, а просто затолкает шумящему и отвлекающему его от работы Хидану линейку в глотку, как когда-то пытался затолкать мне. Я спасся только благодаря нашей многолетней дружбе. Сослуживца же не спасёт даже полк самураев за спиной.

- Куколка моя, - проскрипел Хидан, наливаясь краснотой из-за моих не самых успешных попыток выдумать себе спасение, - я вот сейчас тебя даже вежливо спрошу – кто эта милая девушка? И если ты, говнюк, попробуешь мне снова соврать, то я возьму твои яйца в кулак и сожму так, что даже яичницу будет делать не из чего.

- Ты… это… - пробормотал я, сетуя на то, что обзаведусь знатным косоглазием с этими стрессами. Либо выроню правый глаз под стол. – Полегче, что ли…

- Это когда, блядь, твои нежные ушки стали настолько восприимчивы к моим словам, а?! – взревел Хидан, грохая по столешнице кулаком, из-за чего подпрыгнули и я, и Хината. Последняя, к слову, приложилась макушкой изнутри, но разъярённый сослуживец этого попросту не заметил, пылая праведным гневом и жаждой убийства. – Ты хоть понимаешь, бл…

- Эй.

- …дь, что подобная статья – это не просто крах репутации, а имитация огромного, просто оху…

- Кхе-кхе.

- …ть каких размеров фаллоса, который наш директор возьмёт и затолкает в мою же жопу так глубоко, что он из глаза торчать будет! Никто, кроме тебя, красавица моя, не знает о том, какими методами я заставляю эту ёб…

- Кхе-кхе-кхе.

- …ную общественность! Поэтому если это дойдёт до достопочтенного Итачи-сама, то мне не просто пи…

- Фьюх!

- …ц, мне настанет такая жопа, что я буду лететь с двадцатого этажа нашего здания, пердеть и радоваться, что в полёте успею вытащить кирзовый сапог сорок пятого размера, застрявший в анусе, потому что когда будут соскребать мои останки с асфальта, то лучше пусть он лежит рядом – так эстетичнее. Теперь ты понял, в каком я дерьме?! И если ты, свет очей моих, не выдашь эту девку, чтобы я мог пойти и, бл…

- Кхе.

- …дь, на пальцах объяснить ей, что так поступать нехорошо, то единственное место, куда меня возьмут работать, – это упомянутый тобой гей-клуб! А это полный пи…

- Эм…

- …ц! – Хидан вдруг замолчал и вперился в меня недоверчивым взглядом, вдруг разом утратив всю свою воинственность.

- Что? – хлопая глазами, спросил я, всем своим видом изображая невинную ромашку.

- Почему у меня складывается ощущение, словно ты старательно цензуришь мою речь? – протянул он, быстро обшаривая взглядом кабинет. – Тут есть что-то такое, о чём мне следовало бы знать?

- Нет, вовсе нет, - быстро отмахался я и тут же прикусил язык, понимая, что это прозвучало слишком поспешно.

Глаза менеджера резко распахнулись, а губы скривила такая глумливая ухмылка, что мне тут же захотелось выложить ему всю подноготную Карин – лишь бы он отвалил от меня в кратчайшие сроки. Вот только теперь этот субъект с меня живого не слезет, пока не вынюхает, что же у меня случилось такого знаменательного. Хидан из того типа людей, которому легче отдаться, чем доказать, что ты его не хочешь. Плюс бульдожья хватка и нечеловеческое чутьё человеческих же слабостей, которыми можно успешно манипулировать, если дёрнуть за правильную ниточку… в общем, я понял, что попал в самую настоящую задницу.

- Сдаётся мне, птичка моя, что врёшь ты тут мне внаглую, - сладко пропел менеджер и закусил губу, разглядывая мою бледнеющую физиономию.

- Ты так делаешь, чтобы улыбалка не порвалась? – Я постарался ехидно фыркнуть, но получилось, что едва не высморкался на стол. – Короче, я достаточно давно знаю Карин, доволен? Но выдавать её местоположение не буду, потому что она потом пожалуется одному нашему общему знакомому, а он, в свою очередь, сделает мою жизнь такой невыносимой, что проще прямо сейчас взять и помереть.

- Хорошо, - неожиданно благодушно заключил Хидан и вдруг сел на мою столешницу, придвигаясь ближе.

Сказать, что мне это не понравилось – это ничего не сказать. Я, изо всех сил стараясь не палиться, как можно незаметнее подъехал на стуле вплотную, чтобы даже маленького зазорчика не осталось, в котором этот проныра мог бы разглядеть не самое обычное соседство. Чувствуя, что упираюсь коленкой во что-то мягкое и податливое, я старался не слишком сосредотачиваться на этом, чтобы окончательно не спалиться, ведь тогда не только моя жизнь окажется сломанной (хотя куда уж больше…), так ко мне в уголок позора запихают ещё и Хинату, а она вот ну никак не заслужила такой участи.

- Детка, - вздохнув, начал Хидан, приподнимая бровки и всем своим видом демонстрируя крайнюю незаинтересованность, - я тут подумал… - Внезапно он осёкся и уставился на что-то под моим локтем. – О! А я этот контракт обыскался просто!

Я едва не взвыл, понимая, что Хината, собирая документы, что-то пропустила, и теперь это что-то может взять и испортить всё. Чёрт побери, Дейдара, ну когда ты уже перестанешь влипать в подобные ситуации?! Ещё немного, и я сам себя педиком позорным называть начну!

- Он мне нужен сейчас! – рявкнул я, глядя, как менеджер уже собирается стекать со стола на пол, чтобы подобрать нужную бумажку.

От неожиданности сослуживец даже замер, недоверчиво глядя на меня широко распахнутыми глазами. Кажется, его недавняя вспышка уже прошла. Ну, либо активно шла на убыль, что уже хорошо. Это означало, что можно чуть-чуть расслабиться, но поздравлять себя с успешным завершением миссии ещё рано, потому что этот непонятный и нелогичный субъект всё ещё висел дамокловым мечом надо мной и Хинатой.

- Он тебе нужен именно на полу? – уточнил менеджер.

- Да! – разражено прошипел я, ощущая непомерную усталость от этой нелепейшей ситуации. Как же мне хотелось сейчас встать и уйти домой, чтобы увидеть страдающее лицо Ино, обнять её и окончательно успокоиться. – Он мне тут привносит свою изюминку в интерьер, так что не мешай контракту отдыхать и иди, пожалуйста, нахер, потому что ты меня уже заколебал.

- Любовь моя, у тебя ПМС? – склонив голову набок, как попугай, поинтересовался Хидан. – Говорят, что в таком случае нужно шоколад жрать в непомерных количествах. Ты растолстеешь, конечно, но я тебя буду любить и таким.

У меня разом потух свет в глазах от ярости. Если бы не Хината, сидящая по столом, то я бы сейчас разразился приблизительно такой же тирадой, которую, тщательно позаботившись о цензуре, вывесила Карин в своей статье. Я сжал ладони в кулаки и, мысленно считая до десяти и зажмурившись, произнёс, тщательно подбирая слова:

- Хидан, у меня сейчас нет ни времени, ни желания возиться с тобой и твоими заскоками, поэтому, будь добр, сгинь из моего кабинета. Я очень, понимаешь, ОЧЕНЬ хочу поскорее закончить работу и пойти домой. – Последние слова я практически рычал, вылупившись на сослуживца так, что он только изумлённо моргал.

- Ну, говно вопрос, - фыркнул он, пожимая плечами. – Так бы сразу и сказал, что не в настроении.

У меня пропал дар речи. Всё-таки он – вылитый мартовский заяц из Алисы в стране Чудес. Более непредсказуемого индивида я ещё не встречал.

Менеджер спрыгнул со стола и, демонстративно потянувшись, развернулся к двери. Я уже успел испытать поистине неземное облегчение, словно от моего горла убрали острейший клинок.

Вот только счастье было недолгим, потому что мгновением позже в мой кабинет, постучавшись, вошли Сасори и ещё какой-то молодой человек с встрёпанными каштановыми волосами и внимательными карими глазами. Я и Хидан застыли на месте, во все глаза таращась на внезапных гостей, а они, в свою очередь, так же молча и пристально смотрели на нас. Я почувствовал, как с моего лица постепенно сходит краска, из-за чего стало казаться, словно кожа прилипла к скулам, чётко обозначивая кости. Воспоминание о моём позоре на нудистском пляже вспыхнуло в голове таким ярким факелом, что заслезились глаза. Молодой человек, стоящий рядом с Акасуна и с некоторой долей подозрительности смотрящий сейчас на меня, был хозяином собаки, которая валялась вместе со мной на песке. Тогда мне казалось, что больший стыд я вряд ли когда-нибудь в жизни испытаю. О, как же я ошибался!

Сасори, скользнув не самым радостным взглядом по Хидану, обернулся на своего спутника и, кивнув ему, сделал шаг вперёд, стараясь обогнуть нашего общественника по пути ко мне.

- Извини, что отвлекаю, Дейдара, - начал он, выразительно покосившись на менеджера, - вот этот молодой человек разыскивает Хьюга Хинату, а её в последний раз видели входящей в твой кабинет.

Я краем глаза заметил, как шевельнулись уши Хидана, затем он медленно, словно против воли, повернулся ко мне, расплываясь в такой похабной улыбке, что мне сразу поплохело вдвойне. Вот так встрял, блин! Как пить дать, он подумал (и даже правильно подумал), что я её тут и прячу. Вот только он явно неправильно понял мои (да и её) мотивы. Извращенец несчастный!

Я, стараясь как можно спокойнее моргать, а не мигать, как поломанный светофор, посмотрел на гостя и столь же медленно кивнул ему, приветствуя. Только не вспоминай меня, пожалуйста! Если вспомнишь, то мне каюк – Хидан такого никогда в жизни не пропустит!

Парень, воссияв, тоже зашагал к моему столу, протягивая попутно руку, чем вызвал во мне истеричное желание схватить всю эту троицу в подмышки и вытолкать за дверь, а потом схватить за шкирку Хинату и запулить ею в открытое окно, чтобы перестать, в конце концов, нервничать. Вот только всё это сделать мне мешали разом ослабшие ноги, которых я даже не чувствовал от ужаса.

Добравшись до стола, молодой человек схватил мою ладонь и от души её сжал, стараясь выразить через рукопожатие свои расположение и дружелюбие.

- Инузука Киба, - возвестил он, болтая руку так, что у меня стали клацать челюсти. – Приятно познакомиться… э-э-…

- Тсукури Дейдара, - откликнулся я, стараясь выдернуть разом вспотевшую ладонь из его хватки. – Взаимно.

Я уже повернулся было к Сасори, почти открыл рот и соврал о том, что Хината давным-давно покинула мой кабинет и что я понятия не имею, где её носит, как вдруг мой новый-старый знакомый вдруг прищурился и придвинулся чуть ближе, вглядываясь в моё лицо так тщательно, что у меня волосы на затылке зашевелились.

- А мы случайно… - заговорил он, хмуря брови, будто пытаясь что-то припомнить.

- Нет! – гаркнул я и тут же устыдился этой вспышке, когда гость изумлённо округлил глаза. – То есть, я хочу сказать, что Хината…

- О! – Киба вдруг подскочил на месте и хлопнул по ладони сжатым кулаком. – Я вспомнил! Ты же тот…

Я понял, что у меня выпадают глаза, а заодно отваливается челюсть и мерно так планируют на пол уши. Кожа теперь не просто облепила череп сухим пергаментом, а потрескалась и местами слезла, обнажая белые кости. В этот самый миг у меня пронеслась перед глазами вся жизнь, наполненная суетой и обидным невезением. Ярко вспыхнул образ Ино. Любимая, родная, самая дорогая в мире, моя Ино. Она улыбалась и виновато пожимала плечами, словно извиняясь за то, что потащила меня в тот раз на пляж… А я… Я молча пучился на Инузуку, ожидая, когда он озвучит свой приговор.

- …парень с нудистского пляжа! – закончил он, победно улыбаясь. Да, он вспомнил – это его личная победа. И моя погибель.

- Да. – Я натянуто улыбнулся в ответ, надеясь, что Хидан и Сасори просто пропустили это мимо ушей. Вот только взгляды, которыми меня одарили сослуживцы, это очень отрицали.

Общественник развернулся в мою сторону всем телом и вылупился так, словно старался выстрелить в меня своими глазами. Затем он скрючился, опираясь на столешницу руками, и всхлипнул. Спустя мгновение кабинет вздрогнул от громового ржача нашего менеджера, постепенно сползающего на пол.

Я умоляюще взглянул на Сасори, который стоял, скрестив руки на груди, и наблюдал за адскими корчами Хидана, будто ожидая, когда он, наконец, скончается. Почувствовав на себе взгляд, он повернулся в мою сторону и промолчал. Однако я практически видел, как у него над макушкой летает бегущая строка: «Какой же ты всё-таки лошара, Дейдара». Это повергало меня в пучину самого настоящего отчаяния, хотя я и сам прекрасно понимал, что друг прав.

Опустив голову, я подумал, что хуже просто быть не может… и тут же вспомнил, что под столом у меня сидит именно то, что называют «ещё хуже». Сжав кулаки, я заскрипел зубами, стараясь взять себя в руки не убить на месте эту паскудную сволочь, корчащуюся сейчас перед моим столом. Может, дать уже Сасори разрешение на то, чтобы убить его? Хотя Акасуна, конечно, для начала прикончит меня за то, что раскомандовался, но потом всё-таки затолкает Хидану в… куда-нибудь, короче, употребит ему степлер или ещё какую канцелярскую принадлежность. Кабинет потом отмоют, останки уберут. Вот только Ино бросать не хотелось, поэтому я подавил внутри совершенно суицидальный настрой и поднял голову, стараясь растянуть губы в улыбке.

- Итак, как я уже сказал, Хинаты в моём кабинете…

Раздавшийся тихий чих, внезапно заглушивший мои слова и конский гогот менеджера, заставил меня подавиться языком. Я в очередной раз почувствовал, как меня с головой накрывает совершеннейшее отчаяние, которое моментально отступило, оставив на поверхности души столь же совершеннейшую апатию. В голове мелькнуло не самое цензурное слово, почерпнутое из словарного запаса Хидана, а ладонь сама собой устремилась к лицу. У меня даже не возникло желание убиться ей. Просто уже сил никаких не осталось, честное слово.

Я застонал, запрокинув голову, вложив в этот звук всю свою усталость, всё своё раздражение. Этот грёбаный день достиг просто феерии своей говнистости. Вот теперь точно хуже быть не может, мне осталось реально споткнуться о собственную ногу и свалиться из-за этого с двадцатого этажа, но при этом выжить, чтобы завершить этот порочный круг эпичного невезения.

- Пожелайте девушке здоровья, пожалуйста, - произнёс я, отъезжая от стола и подавая помощнику директора руку, чтобы помочь ей выбраться.

Сложно описать словами выражения лиц присутствующих в кабинете людей. Разве что Сасори едва ли отличался от своего обычного вида – только побледнел чуть сильнее.

Хината, светясь, как запрещающий движение дорожный знак, поднялась с пола, прижимая к груди увесистую пачку бумаги, и в нерешительности посмотрела на сослуживцев. Когда её взгляд остановился на Инузуке, девушка вздрогнула и опустила глаза, начиная потихоньку бледнеть.

- Будь… здорова, - пробормотал Киба, быстро моргая от неожиданности.

Притихший Хидан молча кивнул, соглашаясь с его словами, а Хьюга, всхлипнув, вдруг сорвалась с места и тут же вылетела из кабинета, растеряв по пути добрую половину своей ноши, чем вызвала в моей душе очередной всплеск практически нечеловеческой усталости. И это теперь собирать мне.

Киба, спохватившись, кинулся за ней, по пути крайне подозрительно зыркнув на меня. Следом за ними пошёл и Хидан, молча показав мне оттопыренный вверх большой палец. Видать, вся эта ситуация лишила дара речи даже его, а это уже о многом говорило.

В помещении остались только я и Сасори, смотрящий на меня с каким-то странным выражением. Я повернулся к нему и набрал полную грудь воздуха, попутно придумывая, как бы оправдаться, но друг вдруг поднял руку, останавливая готовую сорваться с языка речь, из-за чего я с шумом выдохнул весь набранный воздух обратно.

Акасуна, опустив руку, покачал головой и повернулся ко мне спиной, намереваясь покинуть кабинет. Это вызвало в душе целый шквал вины, заполнившей меня по самую макушку, ведь ему, если я правильно понял, нравится скромная помощница директора, а подобная ситуация… ну, как минимум компрометирующая.

- Я не знаю, в какие игры ты играешь, Дейдара, - произнёс Сасори, застыв на пороге, - но если тебе настолько не нужна Ино, то я с удовольствием займусь ей. – Он глянул на меня поверх плеча, продемонстрировав не самую приятную ухмылку из своего и так небогатого арсенала. И вышел, оставив меня в полном смятении.

Я нахмурился, пытаясь осознать сказанные только что слова, но тут же отмахнулся, понимая, что слишком устал для тщательного анализа. Акасуна просто обиделся, я потом ему всё объясню, чтобы не возникло никаких недоразумений, а то и в самом деле ситуация – не бей лежачего. Можно всякое подумать.

Когда рабочий день закончился, я, потирая шею, отправился на стоянку, чтобы с чистой совестью поехать к болеющей Ино. Работы было не сильно много, но гнетущая атмосфера, оставленная в кабинете на прощание моим ненаглядным другом, вымотала меня так, что начинало казаться, будто на мне бетонные плиты возили, поэтому заветных шести часов я ждал так, как не ждал никогда. Мне просто жизненно необходим был глоток отдыха, которого не было всю ночь и весь день.

Еле передвигая отяжелевшие ноги, я как раз подбирался до высокого забора стоянки, как вдруг наткнулся на сидящего на поребрике Кибу, который играл поводком со здоровенным белым псом.

Собака, почуяв моё присутствие, моментально навострила уши и повернулась, отвлекаясь от занятной возни с хозяином. Не знаю, каким образом, но пёс узнал меня и тут же дружелюбно замахал хвостом, моментально расслабившись.

Инузука тоже посмотрел в мою сторону и сразу встал на ноги, отряхивая джинсы от уличной пыли. Чуть виновато улыбаясь, он подошёл ко мне и протянул руку, но затем, спохватившись, тут же убрал её, растеряно усмехнувшись.

- Я это… извини, не хотел тебя подставлять с этим делом, - пробормотал он, немного нервно почёсывая шею.

- Да ладно, - криво ухмыльнулся я, прикидывая, сколько ещё лет Хидан будет прикалываться надо мной по этому поводу. – Убить тебя я всё равно не смогу, тем более что мне легче убить нашего менеджера, так что не бери в голову.

Парень хохотнул и потрепал скулящего от ничегонеделания пса по загривку.

- Может, прогуляешься с нами? – предложил он. – Кстати, знакомься. Его зовут Акамару.

Тот громко гавкнул, подтверждая слова хозяина, и тут же радостно замахал хвостом, тыкаясь влажным носом в мою ладонь. Я погладил крупную морду по довольно жёсткой шерсти и тут почувствовал просто смертельную усталость, сковавшую всё тело свинцовой тяжестью. Мне просто хотелось прилечь хоть куда-нибудь и жаловаться на весь мир подряд из-за того, что он слишком жесток.

- Извини, - я бледно улыбнулся, - но я сейчас не в состоянии резво шевелить конечностями.

- Понятно, - кивнул Киба и замялся, теребя в руках поводок. – Я тут хотел спросить…

- Хината? – опередил я его слова и удовлетворённо кивнул, поняв, что попал в точку. – Ничего криминального. Просто ситуация в тот момент требовала быстрого решения, а умные мысли, как известно, приходят только после того, как ты совершишь явную глупость. Поэтому она оказалась у меня под столом. – Я и сам удивлялся тому, как убедительно и спокойно звучит мой голос, хотя сам чувствовал себя ну очень не спокойно, ведь вся эта ситуация знатно подпортила мне кровь. – Да и, к тому же, у меня уже есть девушка, которую я люблю. И зовут её точно не Хьюга Хината.

- Ясно, - кивнул Инузука и вдруг улыбнулся. – Красивая?

- Очень, - поколебавшись несколько секунд, сдался я. – Но, увы, считает меня только другом.

- А почему ты ей не признаешься? – Киба хмыкнул, глядя на моё белеющее лицо.

- Я… не могу собраться с духом, - нехотя ответил я, отводя взгляд. – И вообще, зачем ты спрашиваешь?

- Затем, что прекрасно тебя понимаю, - подмигнул он, садясь обратно на поребрик и приглашающим жестом указывая на место рядом с собой.

Я, поколебавшись, вздохнул и плюхнулся рядышком, забив на то, что светлые брюки потом придётся стирать. Во-первых, стоять я уже просто не мог, а во-вторых, редко встретишь в наше время человека, который говорит о том, что может понять ситуацию, в которой ты оказался.

Акамару, увидев, что хозяин и его собеседник вновь вернулись в состояние статичных объектов, шумно вздохнул и лёг прямо на землю у наших ног, изредка пытаясь поймать зубами поводок, которым Киба махал перед его носом.

- Знаешь, - начал Инузука, глядя на пса, - я ведь знаю Хинату ещё со школы. Мы вместе учились с первого класса, затем вместе пошли в университет, вместе же его окончили. Сколько я помню себя, столько же я помню и её, а всё остальное время, проведённое вне этого ощущения, кажется мне каким-то бесполезным и неправильным. – Он повернулся ко мне и улыбнулся, видя, как постепенно вытягивается моё лицо. – Вот пойти вместе работать у нас не получилось, потому что я не прошёл собеседование в вашу фирму – уж очень там требования высокие. А Хината вот прошла. – Парень вздохнул. – Видел бы ты, как она расстроилась, узнав, что я слился – это сложно словами передать.

- Вот как, - пробормотал я, выдыхая и чуть запрокидывая голову. – Выходит, вы давно встречаетесь.

- Вовсе нет, - моментально отозвался Киба, вызвав моё крайнее удивление. Резко повернувшись к нему, из-за чего шейные позвонки противно хрустнули, я открыл было рот, но собеседник опередил меня: - Я – друг Хинаты, а она – моя возлюбленная.

Я тут же прикусил язык и судорожно вздохнул, ощущая возникшее между нами родство. Как же я его понимал в этот момент. И этот безнадёжный взгляд, и эту кривую улыбку при слове «друзья», и стиснутые в кулаки ладони. Это всё было слишком знакомо.

- Вот как, - повторил я.

- Именно, - кивнул Инузука. – Сегодня я собрал в кулак всю волю и пришёл к вам в офис, чтобы, наконец, признаться ей, но произошла такая вот ситуация, помешавшая мне совершить задуманное и убившая весь боевой настрой. – Он усмехнулся и вздохнул. – Я и сам не знаю, зачем тебе это говорю, но просто увидел в тебе человека, способного понять мою проблему.

- Я способен, - усмехнулся я, глядя на свои раскрытые ладони. – Вот только посоветовать ничего не могу, потому что сам по уши в этом же. Ино считает, что я – друг, но не более. Хороший такой, добрый друг, вечный, как мелочь в автобусе. Знала бы она, какие чувства во мне вызывает.

Киба кивнул, подтверждая мои слова, и на некоторое время замолчал, играя с Акамару поводком.

- Знаешь, - подал голос он, - а давай с тобой договоримся. – Повернувшись ко мне, Инузука так решительно сжал губы, что мне даже чуточку нехорошо стало. – Давай сегодня же возьмём и расскажем нашим любимым о своих чувствах!

- Ч-чего? – глупо моргая, выдохнул я.

- Того! – Парень вскочил и рывком поднял меня на ноги. – Мы же мужики, в конце концов, так сколько же можно сопли жевать, а? – Он шарахнул меня по плечу и лучезарно улыбнулся. – Давай сегодня же разорвём этот порочный круг!

- Я не могу… - попытался возразить я, но Киба прервал моё сопротивление повелительным жестом.

- Кто сегодня сдрейфит, оплачивает потом успешной паре номер в гостинице, - провозгласил он и, коварно ухмыльнувшись, добавил: - В «Фейри Плаза».

У меня дыхание в зобу спёрло, когда я вспомнил, сколько там стоит ночь. Замахав руками, я уже хотел было бурно отказаться от такого расточительного пари, но тут Инузука послал в воздух последний козырь, который я просто так никогда бы не спустил. Даже Сасори.

- Слабо? – прищурившись, спросил он.

Градус в теле тут же подпрыгнул к горлу, обжигая гортань, а слова протеста провалились обратно в желудок, придавленные негодованием. Мне? Слабо?! Пф!

- Говно вопрос, - вспомнив любимое выражение Хидана, хмыкнул я. – Надеюсь, ты достаточно зарабатываешь.

- Аналогично, - фыркнул Киба и потряс мою руку в прощальном жесте. – Успехов тебе, - жарко пожелал он и, развернувшись, трусцой припустился в сторону парка.

А я… так и остался стоять с разинутым ртом возле стоянки. В мозгу только сейчас оформилась здравая мысль, вернее, правильное восприятие того, на что я сгоряча подписался. Захотелось сесть на землю, подтянуть колени к подбородку и прикинуться страусиным яйцом, чтобы от меня все отстали.

Надо ехать домой… ехать домой, чтобы не вляпаться в ещё какую-нибудь засаду.

Очнулся я только перед дверью квартиры Ино и тут же похолодел, понимая, что надо как-то выходить из положения, причём выходить срочно. Номера в «Фейри Плаза» всё-таки чудовищно дорогие, поэтому нужно собраться с мыслями, с силами и совершить прыжок в бездну. И пусть я буду потом сидеть в этом номере в одиночестве и мечтать о том, чтобы быстро и безболезненно сдохнуть, но проигрывать – это не в моём характере всё-таки, поэтому…

Додумать мне не удалось, потому что дверь в жилище моей подруги распахнулась, и в меня едва не влепился высокий статный мужчина в деловом костюме. Быстро сфокусировав зрение, я почувствовал, что вся моя решимость, жалобно воя, отползает в сторону желудка и вызывает болезненный рвотный спазм. Учиха Итачи смотрел на меня с высоты своего роста и слегка удивлённо моргал.

- Дейдара-сан. – Он учтиво кивнул и посторонился, пропуская меня внутрь, затем повернулся к бледной Ино, кутающейся в большой плед, несмотря на жару, и произнёс: - Ино-сан, подумайте, пожалуйста, над моим предложением. – Получив невнятное бормотание в ответ, мужчина ещё раз кивнул и вышел за дверь, пожелав нам хорошего вечера.

Я несколько мгновений постоял, глядя на коридор, затем прикрыл дверь и повернулся к хмурой подруге, угрюмо смотрящей в пол.

- Ты чего из кровати выползла, сопля в обмороке? – с шутливым ворчанием покачал я головой, расплываясь в улыбке. Всё-таки находиться рядом с ней – это почти релаксирующее занятие. И все страхи становятся такими не страшными. – Давай-ка ты отправишься сейчас в комнату, а я приготовлю бульон, а то ведь ты наверняка ни кусочка проглотить не смогла за весь день.

Я отправился на кухню, по пути стаскивая галстук и стараясь как можно скорее скрыться на кухне, чтобы избежать чего-то… Я и сам не понимал, что именно меня настолько пугало, но ощущение того, что директорская морда не зря посетила скромную обитель Ино, наполняло душу не самым приятным предчувствием. Мне нужна была небольшая передышка, чтобы избавиться от этого гнетущего чувства.

- Дейдара, - хрипло позвала Яманака, заставив меня замереть и моментально похолодеть от предвкушения, - я замуж выхожу.
User avatar
Гивс (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Aira-sama (архив) » 27 May 2012, 11:58

Прошло больше полугода с моего последнего комментария, но блин, я же тебя читаю! Уже не могу написать комментарий к той, с которой начался мой более серьезный фанфикшн. Пичаль =/

Привет, Гиввсён))

До мини перед Подружкой не добралась, но как-нибудь обязательно прочитаю.

Вспомню ка я Реквием) Я с самого начала 2 части, в принципе, не ожидала хэппи энда, но 1 часть начиналась так обычно, без как таковых триллеров и драм, и такой конец... Ты создала такую интрижку (особенно по тем временам, когда фф только начался... лето 2009 кажись) эх, счастливые времена хДД аля старушенция), что по ней впору бы снять какую-нибудь триллерную драму. Ну, как короткий сериал) Сакуру жаль, жаль, очень жаль. Столько страдала, а мучения так и не закончились. Саске жалко тоже, но по другому. Он по крайней мере не будет испытывать столько боли, но я представляю, какая апатия и не то тоска, не то печаль его накрыли. Остается только надеяться, что со временем все будет хорошо. За Хинату, Наруто и Неджи я рада. Там, имхо, все так, как и должно быть. Пусть Неджи когда-нибудь найдет свое счастье и восстановится после этой губительной любви :3 Ино остается только восхищаться. Она молодец. В конце концов, это сложно - когда любимый человек теряет память, да к тому же и страдает. В ее случае это правда, что "Любовь делает сильнее" )

Мне нравится тот момент, что в эпилоге не говорится о том, что именно Саске рассказал друзьям о Сакуре и ее нахождении в больнице. Хотя, если мне не изменяет память, Ино догадалась примерно что к чему. Но они (Саске и Ино) как раз-таки такие люди, которые будут молчать.

В этом плане Реквием закончился и хэппи эндом, и нет. Но то, что грустно с намеком на светлое будущее (у 2 пар, по крайней мере) - это точно.

Кстати, я еще и согласна с тем, что Сакура и Саске не остались вместе. Я не особо верю в этот пейринг (хотя он все так же мой любимый и все так же я надеюсь, что в манге будет хоть что-то хорошее. Пусть хотя бы Учиха живым в конце останется х)). Я вижу рядом с Сакурой Саске, но не вижу около Учихи ее, если можно так сказать оО

Вспомнила Реквием, и настроение сразу как-то поменялось х) Меня в такие моменты вообще раздражает эта черта - воспринимать то, что читаю, близко к сердцу. Особенно от любимых книг я долго отхожу -- (хотела запихать это в спойлер, но почему-то не нашла его оО а прописывать код самой лень -.-)



А теперь к Подружке :D Ура-ура-ура *пританцовывая*. Как я ждала этой проды *-* Этот фанфик один из тех немногих, что меня по-настоящему зацепил, несмотря на отсутствие Саске/Сакура (я, наверное, никогда от них не вылечусь).

Наверное, пора бы мне начать читать твои фанфики по другим фендомам, потому что то, что ты теперь пишешь по Наруто, слишком мало Т_Т я имею ввиду слишком мало для того, чтобы насытиться твои стилем и юмором *_* Прочитала сегодня Подружку и чуть было не растеклась по стулу =3 Я столько смеялась и так смеялась, это нужно было видеть хД Я соскучилась по твоему творчеству, Гивсенк *,* В последнее время не особо слышно моих любимых авторов, закончились любимые книги, трилогии и тетралогии. Даже сериал любимый пересмотрела, и тот закончился хД так что эта глава как глоток свежего воздуха за весь май и апрель) Несмотря на всю трагичность Реквиема, я даже там за прочтением умудрялась отдыхать. Не могу пока точно охарактеризовать твой стиль, но он точно одновременно лаконичный и достаточно простой (в смысле не приходится напрягать мозги, чтобы понять, что имеет ввиду автор, как оно частенько бывает) и остроумный и интересный. Короче говоря, дабы не засорять комментарий, очень приятный для меня :3

И все-таки возвращаясь к Подружке х)) Удивительно, в этой главе я была более безразлична к Сасори Оо наверно, потому что его было немного х) Хидан отличный *о* Такой колоритный персонаж. Ну почему в жизни таких вокруг не встретишь? т.т" У меня кстати насчет него имеются свои мыслишки, которые образовались именно по мере прочтения этой главы. До меня в полной мере только сейчас дошло, что, несмотря на всю свою какую-то придурковатость, он сильный характером. Сразу дает понять, что/кто ему нравится и не нравится. Ироничный, саркастичный и, кааажется, язвительный. Непосредственный, вроде открытый, но, либо я себе напридумывала, либо так и есть, при этом он и загадочный какой-то что ли оО не полностью, просто есть там что-то такое, частичка х))) После такого впору пить антидепрессанты хДД Мне было бы интересно почитать о нем как о более важном персонаже, не второстепенном о.о Или отдельную арку для него х)) *офигевший намек* хд

||[i]но сейчас почему-то от него затошнило, из-за чего моё лицо стало медленно наливаться нежно-зелёным цветом.|| [/i]

просто я беременныыый (с) *ногалицо*

||[i]сделать подобное – спровоцировать нашего менеджера на разбор моего кабинета по кирпичикам в поисках причины такого поведения. Он слишком хорошо меня знал, чтобы не обратить на это никакого внимания.||[/i]

вот еще одно, что натолкнуло меня думать о характере Хидана хD он еще и внимательный и сообразительный х) И он нравится мне все больше и больше не только за его шуточки словечки О_О кто бы мог подумать

[i]||Парочку выражений надо бы взять на прицел и от души запулить ими в Саске ||[/i]

За что он так Учих не любит? =о Нормальные люди кажись, один предложение делает, другой на сотрудницу падает.

[i]|– Карин? |[/i]

ухты, кто замелькал тут))

[i]||- Почему у меня складывается ощущение, словно ты старательно цензуришь мою речь? – протянул он, быстро обшаривая взглядом кабинет. – Тут есть что-то такое, о чём мне следовало бы знать? ||[/i]

и все то, что следовало перед этим :D я тут дико уржался, офигел, прифигел твоей нидецкай фантазии и снова уржался *о*

[i]||…парень с нудистского пляжа! ||[/i]

интересно парни пляшут (с) xd что мог недогей делать на нудистском пляже? Конечно, смотреть на причинадалы других недогеев)

[i]||Я краем глаза заметил, как шевельнулись уши Хидана, затем он медленно, словно против воли, повернулся ко мне, расплываясь в такой похабной улыбке, что мне сразу поплохело вдвойне.||[/i]

нравится-нравится-нравитсяяя!11раз *О* /истошный писк\

[i]||Раздавшийся тихий чих, внезапно заглушивший мои слова и конский гогот менеджера, заставил меня подавиться языком.||[/i]

пичаль... о_о действительно, лохня, что сказать.

[i] ||- Я не знаю, в какие игры ты играешь, Дейдара, - произнёс Сасори, застыв на пороге, - но если тебе настолько не нужна Ино, то я с удовольствием займусь ей. ||[/i]

я боюсь такого Сасори оО каким-то страшным он мне показался. Надеюсь, Дейдара там все вовремя объяснит Оо

[i]||Следом за ними пошёл и Хидан, молча показав мне оттопыренный вверх большой палец. Видать, вся эта ситуация лишила дара речи даже его, а это уже о многом говорило. ||[/i]

кажется, это моя нью лав.

Дальше цитировать не буду, вдруг я уже превысила допустимое количество цитат оО

Киба и Дейдара... Ну что сказать, нашли друг друга, две печальные души хД Тсукури как дите малое, развелся на слабо :о И что-то Киба загнул с номеров в отеле. При всем желании, как он собирается затащить Хинату в постель? хД при первом же признании практически х)

Итачи подозрительный тип. Если его визит к Ино это то, о чем я подумала, то Дейдара будет ненавидеть Учих еще больше о.о

Следующее я просто не имею права не цитировать. Главная реплика всей главы ведь :о Если только она не шутила О__О"

[i]||- Дейдара, - хрипло позвала Яманака, заставив меня замереть и моментально похолодеть от предвкушения, - я замуж выхожу.|| [/i]

неожиданный поворот событий! О_о чивошеньки?! оО Ну Итачи, ну дейдара тебя точно попинает где-нить в уголочке Оо



Ну, как-то так. Наконец-то написала приличный комментарий, меня уже даже совесть начала мучать в последнее время) А тут 2 в 1. И заряд удовольствия и кайфа получила, и себя успокоила. На днях вернусь (может даже сегодня х)), я тут приметила фф по Суйгецу/Карин *-*



п.с. с цитатками почему-то не получилось, не дает отправить сбщ Т_Т пришлось так.
User avatar
Aira-sama (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Гивс (архив) » 16 Oct 2012, 11:38

Блин, доча О_О я только сейчас увидела твоё сообщение. вот что значит быть тормозом, да xD спасибо тебе громедное за то, что читаешь и что не забываешь свою тормознутую маму ещё и комментариями одаривать. я вот сейчас превратилась в кисель и растеклась лужицей от удовольствия)) столько всего приятного, что нет слов от радости. спасибо тебе, родная =*



И я тут не с пустыми руками)

[i]"Подружка поневоле"[/i]



[center][b]Глава 4, часть 1[/b][/center]

Знаете, что самое плохое, когда тебе нечего сказать? Это когда не только тебе нечего сказать, и тишина, наполняющая комнату, похожа на большой воздушный шарик, забивающийся в твоё горло…

Я сидела на диване, поджав ноги и кутаясь в большущий мягкий плед, и смотрела на бледного, как смерть, Дейдару, который изредка привставал с кресла, вскидывал руку и открывал рот, чтобы что-то произнести, но тут же снова откидывался на спинку кресла и расслаблялся. Он что-то беззвучно бормотал и шевелил пальцами левой руки, словно играл на невидимом инструменте, затем вновь смотрел на меня, открывал рот и закрывал его. Как большая бледнючая рыба, выброшенная на берег. Его реакция показалась бы мне даже забавной, если бы я сама не была шокирована до безобразия. Поэтому мы вдвоём сейчас напоминали двух здоровенных рыб, у одной из которых ещё и зверское похмелье до сих пор не рассосалось.

Прихлёбывая сваренный Дейдарой бульон, я пыталась воскресить в памяти визит начальника, который обрушился на меня, как снег на голову, и морщилась, осознавая, что выглядела я перед ним просто феерически непривлекательно: опухшее лицо, вместо глаз – щёлочки и большой картофелеобразный нос, который из-за полубессонной ночи и рыданий превратился в абсолютное безобразие. И как он только не дал дёру, увидев свою… кхем… будущую жену в таком неприглядном виде? Видать, нужда припёрла настолько сильно, что даже это не отворотило его от желания предложить мне сделку.

К слову, само предложение руки и сердца выглядело из рук вон неромантичным и сухим, как пергаментная бумага.

Стоящий на моём пороге Итачи вежливо извинился за беспокойство, затем дождался, когда я отомру и приглашу его в дом, чинно прошёл в гостиную и степенно устроился в большом резном кресле, которое я, помнится, купила за баснословную сумму, раздербанив свою заначку и Дейдару. Я, помнится, жутко гордилась покупкой, несмотря на то, что мой друг детства презрительно морщился и фыркал. Он говорил, что «это старьё» в моей убогой маленькой квартирке будет смотреться, как седло на корове. Но разве что-то может остановить стремление приобрести то, о чём давно грезил, особенно если появились средства на то, чтобы осуществить это желание? Вряд ли. Вот и я не удержалась. И сегодня лишний раз убедилась в том, что не зря вложила сумму в ненужный, по сути, предмет мебели, потому что Учиха Итачи вписался в него так, словно мастера с него самого мерки снимали, а лучшие дизайнеры – подгоняли материал. Мне даже показалось, что не будь мне так плохо, то я бы даже комплимент отвесила, но, увы, тошнота скрутила так, что я смогла только полудохлым мотыльком опуститься на стоящий по соседству диван и закутаться в плед, пряча зеленеющую физиономию от внимательных тёмных глаз.

– Дейдара-сан сообщил мне, что вы неважно себя чувствуете, – всё так же чинно произнёс Итачи, сидя в моём любимом кресле именно так, как надо. То есть, вы понимаете? Он сидел в нём очень правильно! Правильнее не смог бы, наверное, никто! – Как вы себя чувствуете?

С трудом оторвав взгляд от длинных ног своего начальника, я с не меньшим трудом попыталась понять, что именно он у меня сейчас спросил. Слова наползали друг на друга, создавая сумятицу, в которой угадывалось только местоимение «вы». Остальное тонуло в ворохе собственных предположений о том, что именно привело Итачи ко мне.

Постаравшись сфокусировать оба глаза на лице Учихи, я невнятно промычала что-то и зарылась ещё глубже в плед, надеясь, что моё негостеприимство почувствуется на ментальном уровне и заставит такого внезапного гостя как можно скорее удалиться. Нет, выгонять я его не хотела, потому что… ну… это же Учиха Итачи, в конце концов! Мой босс! Однако и держать его тут тоже не особенно-то улыбалось, потому что мои состояние и внешний вид вызывали лишь удручённый вздох, не говоря уже о том, что у меня не было элементарного набора гостеприимного человека, включающего в себя хотя бы чай и какие-нибудь конфеты. А всё потому, что я большую часть своей сознательной взрослой жизни прожила у Дейдары, пользуясь его хозяйственностью и холодильником. А уж если вспомнить, что я как всегда на диете, то…

– Яманака-сан?

Я моргнула и изумлённо уставилась на своего гостя, со стыдом осознавая, что совсем позабыла о его присутствии, мысленно путешествуя по закоулкам своего пустого холодильника. Округлив глаза, я высунула руку из недр пледа и помахала ею, пытаясь этим небрежным жестом дать понять, что со мной всё в норме. Судя по тому, что выражение лица Итачи не изменилось… ничего не изменилось. У него всё равно всегда такое выражение лица.

– Итачи-сан, – произнесла я глухо, надеясь, что до него не долетят пары перегара, которые уже порядком отравили меня саму, – извините, но я не могу вам даже чай предложить, потому что…

– Нет, не стоит утруждаться. – Я не поверила своим глазам, когда увидела, что уголки губ Учихи чуть приподнялись в улыбке. И тут же списала всё на похмельное недомогание, решив, что это слишком невероятно. – Я ведь, на самом деле, пришёл к вам не просто так.

Чёрт побери! Так и знала, что надо было всё-таки идти на работу! Наверняка он разозлился на то, что я не соизволила даже позвонить, не говоря уже о том, что я не доделала целый ворох работы, оставленной вчера. Бли-и-ин!

– Я уволена, да? – испуганно спросила я и, вынырнув из своего спасительного кокона, постаралась изобразить ну очень жалостливое лицо, искренне надеясь, что глаза у меня при этом не разъехались в разные стороны.

– Уволены? – удивился Учиха и тут же покачал головой. – Нет-нет. Я к вам по другому вопросу пришёл.

Моментально успокоившись, я вновь спряталась в плед и одним глазом выжидательно уставилась на начальника, который наклонился вперёд и, упершись локтями в колени, испытующе посмотрел прямо в этот мой красный глаз. Повисла неловкая пауза, и я уже стала мысленно пинать себя под все возможные места, чтобы вспомнить – что именно говорят в таких ситуациях, но Итачи спас положение тем, что вздохнул и, потянув узел галстука, чопорно осведомился:

– Могу я снять пиджак? А то как-то… душно.

Напоминать о том, что в комнате, где мы с ним находились, есть кондиционер, я не стала, поэтому просто согласно качнулась, едва не кувыркнувшись с дивана при этом. Зачарованно наблюдая, как он расстёгивает пуговицы, я поздравила себя с тем, что сейчас не в состоянии даже толком шевелиться, иначе все дела, по которым заявился мой начальник, пришлось отложить очень на потом в связи… с обстоятельствами, да. Поэтому мне оставалось только поедать глазами широкоплечую фигуру, стараясь не чавкать при этом особенно громко. И в который раз убеждаться, что не зря его назвали самым красивым мужчиной в нашей фирме, потому что даже пиджак он снимал как-то… по-особенному. Так, что можно любоваться и любоваться. Вот бывают же такие харизматичные мужчины, у которых каждый жест, как отдельная баллада, которой заслушиваешься. Страшно стоять рядом с подобным человеком, потому что даже красивейшая из красивых девушек будет лишь бледной пустышкой.

Когда Итачи вновь опустился в кресло, перекинув пиджак через спинку, я уже почти взвыла, разглядывая каждую складочку рубашки, которая сидела, чёрт бы её побрал, просто потрясающе на этом теле. Ну почему… почему у меня начальник – не старый обрюзгший низкорослый жирдяй, как у Шикамару, а потрясающий красавец с обворожительным голосом, из-за которого про работу забываешь напрочь, погружаясь в пучины не самых приличных фантазий. Стоит упоминать, сколько раз он мне снился? Нет, думаю, не стоит.

– Яманака-сан, – начал он, пристально глядя на меня, – вы же в курсе того, что мой младший брат и Харуно-сан собираются пожениться?

Удивившись его информированности, я снова согласно качнулась, надеясь, что Лобастая не узнает о том, что я позорно слила информацию на первом же вопросе. Если она будет обижаться, то придётся наврать, что меня зверски пытали, и показать разбитую коленку. Уж это её должно будет пронять до нужной степени. Хотя, наверное, беспокоиться об осведомлённости Учихи не стоило, ведь Саске – его брат. Неудивительно, что он в курсе.

– Я не сомневался, что вы, как подруга Харуно-сан, первая об этом узнаете, – удовлетворённо кивнул Итачи и тут же едва заметно нахмурился, вызвав у меня почти неконтролируемое желание дотронуться пальцем до появившейся между бровей морщинки и разгладить её. Останавливал только бархатный голос, звучащий сейчас так серьёзно, что мой дурацкий романтичный порыв выглядел бы по меньшей мере смешно. – Я сейчас немного отойду от сути вопроса и поведаю вам кое-какую часть нашего семейного бытия. Вы не против? – Против ли я узнать тайны семейства Учих? Какой смешной вопрос. Вновь согласно качнувшись, я вся превратилась в слух. – Ни для кого не секрет, что семья Учиха занимает высокое положение в большей степени благодаря тому, что наш отец умел в нужный момент сменить ежовые рукавицы на стальные и взять в руки меч, образно выражаясь. Он никогда не отступал от своих целей и следовал к ним с таким упорством, что незнающие люди завидовали, а знающие – попросту боялись. Никто и никогда не пытался ставить отцу палки в колёса, потому что подобные диверсии проваливались, а виновные потом наказывались по всей строгости. – Заметив, видимо, благоговейный страх, отразившийся на моём лице, Учиха снова едва заметно улыбнулся, вызвав у меня панику, потому что это была уже вторая галлюцинация подобного рода. После следующей можно будет смело бежать сдаваться в дурдом. – Нет, не подумайте, никакого криминала. Отец – крайне честолюбивый человек и очень законопослушный. Для того чтобы сравнять человека с асфальтом, не всегда нужны разборки. Достаточно нескольких очень нужных и важных документов, отправленных правильным людям. – Не совсем пока понимая, для чего мне знать подноготную семьи Учих, я только кивнула и снова навострила ушки. – Всё это я сейчас рассказал для того, чтобы вы поняли, что именно из себя представляет Учиха Фугаку. Поэтому, я думаю, вы уже поняли, что меня и Саске отец воспитывал так, чтобы мы были его достойной заменой в семейном бизнесе, ради которого он сделал очень многое. Однако ни я, ни Саске не обладаем и сотой долей того характера, которым обладает он, что, собственно, не является ни для кого секретом. Для отца – в том числе. – Я мысленно ужаснулась, представив, какой кремень у них папа. Мой, конечно, тоже всегда был строг, но он ограничивался тем, что отбирал мою косметику и демонстративно смывал её в унитаз, после чего сам же вычищал забившиеся остатки, ругая в голос непослушную дочь. Но вот чтобы так – никогда. – То есть мы являемся той самой силой, на которую рассчитывают все, только в тот момент, когда вместе, потому что мы как-то разделили между собой жёсткий характер отца: Саске досталось редкостное упрямство и бульдожья хватка, а мне – умение вести дела и чётко контролировать ситуацию. Поняв это с первых же дней, когда фирма перешла под наше управление, отец, недолго думая, решил устроить для нас, своего рода, проверку. Так сказать, убедиться в нашем с Саске единстве взглядов и интересов на случай, если возникнет непредвиденное событие, способное расколоть нашу родственную связь. На самом деле, проверка достаточно… хм… своеобразная и может показаться вам глупой. – Он замолчал и отвёл взгляд, собираясь, видимо, с мыслями.

А я, едва не открыв рот, с нетерпением ждала продолжения, потому что редко когда представляется возможность узнать столько о семье Учиха, потому что они неприступны, как Эверест, и столь же величественно отстранены от бытности обычных смертных. Забавно будет узнать, что у них тоже есть свои мутировавшие тараканы в голове, заставляющие неловко молчать старшего из братьев. Что же там их папаша намутил, раз Итачи не решается озвучивать? Сомневаюсь, что что-то настолько глупое, ведь он же – умный мужчина и всё прочее. Такие обычно не совершают банальных глупостей, из-за которых отроки потом мучительно краснеют и стараются прикрыть свой явный стыд ладонью.

– Дело в том, что отец запретил жениться одному из нас до тех пор, пока не женится второй. То есть, как итог, мы с Саске должны сыграть свои свадьбы в один день.

Он дурак?!

В полном недоумении выпучившись на начальника, я только хлопала глазами, пытаясь сообразить – прикалывается он надо мной или нет. Однако, судя по серьёзному взгляду и наличию… вернее, полному отсутствию у него чувства юмора, Учиха был абсолютно и бесповоротно честен и искренен. Настолько, что мне оставалось только со стуком захлопнуть рот и усомниться окончательно в собственной нормальности. Нервно усмехнувшись, я высунула голову из-под пледа и недоверчиво прищурилась, глядя на него.

– Хорошо, – медленно произнесла я после недолгого молчания, пытаясь понять, для чего именно ему понадобилось это всё на меня вываливать. – Вернее, нет, не повезло вам, конечно, особенно если учесть, что Саске-кун… ой, то есть Саске-сан собрался в ближайшее время жениться на Лоб… Сакуре. Придётся тогда вам с вашей девуш… – Я запнулась и моргнула, потом моргнула ещё раз и ошеломлённо выдохнула: – Погодите. Так вам… у вас никого нет, да?..

Итачи хмуро кивнул, подтверждая мои слова, и решительно поднялся. Зачем-то поглядев по сторонам, он провёл ладонями по идеально выглаженным брюкам и, чуть приподняв одну штанину, величественно опустился на одно колено. Сказать, что я удивилась – это ничего не сказать. Я глупо смотрела на него, хлопая ресницами, и отказывалась верить в происходящее, чтобы сохранить остатки разума, однако следующая его фраза вызвала у меня уже не просто удивление, а, скорее, желание провалиться сквозь землю. И чем глубже – тем лучше.

– Яманака-сан, – торжественно начал Учиха, – я знаю, что не вправе просить вас выручать моего брата, однако подумайте о своей подруге. Ради неё станьте, пожалуйста, моей женой.

Я упала. Нет, серьёзно. В самом деле взяла и свалилась. Просто неловко дёрнулась, пытаясь то ли убежать, то ли пнуть своего начальника, и тут же завалилась набок в своём гигантском коконе. Совсем по-свинячьи взвизгнув, я приготовилась крепко приложиться лбом о журнальный столик, однако трагедии не случилось, потому что Итачи, в лучших традициях фильмов про рыцарей, подставил своё крепкое плечо, в которое я и впечаталась носом. Ощутив, как помутилось в голове от боли, а из обеих ноздрей хлынула кровь, я невнятно что-то пробормотала (по-моему, послала Итачи по бабушке) и отключилась. Скорее всего, из-за нервного перенапряжения – не иначе.

Пришла в себя я уже в горизонтальном положении на диване, заботливо укрытая многострадальным пледом. Причём начальник не поленился подоткнуть его со всех сторон, чтобы мне в такой жаре, видимо, ничего и никуда не надуло… Хотя мне ли жаловаться?..

С трудом приподнявшись, я нашла глазами Итачи, который с задумчивым видом изучал полку над телевизором, где громоздилась вся моя не самая богатая коллекция с фильмами, и вновь пожелала самой себе провалиться сквозь пол, потому что всё произошедшее не оказалось дурацким сном. Всё это случилось на самом деле, чёрт бы его побрал.

Почувствовав мой взгляд, Учиха обернулся и, поняв, видимо, что очнулась я не многим дружелюбнее, чем отключилась, смущённо кашлянул в кулак. Вернувшись к креслу, он опёрся руками на достаточно высокую спинку и задумчиво посмотрел на меня, пытаясь подобрать нужный тон в разговоре, потому что при столь неожиданном предложении реакция тоже могла быть исключительно неожиданная.

– Я, наверное, шокировал вас. – Ой, ну что вы! Я всего лишь упала в обморок от неожиданности – пустяки. – Однако я прошу вас, не отказывайтесь сразу… Я обещаю, что ни при каких обстоятельствах не нарушу условий брачного договора, составлять который будет лучший юрист города. Это будет фактически фиктивный брак ради счастья моего брата и вашей подруги. И расторгнуть его мы можем в любой момент – какой пожелаете.

– Знаете, что? – Я резко поднялась с дивана и, почувствовав, как к горлу подступила тошнота, покачнулась. Нервно сглотнув, я постаралась снова принять важный вид, но получилось лишь жалобно произнести: – Я пойду водички попью. Вам налить?

И быстро вышла, волоча за собой плед. Мне не хотелось с ним разговаривать, потому что тогда он бы потребовал однозначного ответа, а не всяких дамских уловок. Однако соглашаться я не собиралась, как и отказываться. Во-первых, так внезапно связывать себя узами брака – это слишком необдуманно с моей стороны; во-вторых, предложение сделал Учиха Итачи, так что отказываться от этого предложения – необдуманно вдвойне. Так что тут, как любила говорить моя мама: и хочется, и колется. Я всегда восхищалась своим начальником, считала его красивым, одно время даже думала, что влюблена в него, однако сейчас, в тот момент, за который одна половина наших девчонок удавится от счастья, а вторая – сдохнет сама от сердечного приступа, я испытала страх. И мне совершенно не хотелось, чтобы Итачи догадался о том, какие чувства мной овладели. Ещё, чего доброго, оскорбится…

Плеснув в высокий стакан воду из графина, я быстрыми глотками опустошила ёмкость и, повернувшись к выходу из кухни, едва не выплеснула обратно всё выпитое, потому что прямо за моей спиной стоял Учиха.

– Вы хромаете, – произнёс он. – Я вчера… покалечил вас?

– Нет! – вырвалось у меня слишком громко. Зажав рот ладонью, я замахала рукой и нервно захихикала, припоминая сравнение с чёртом из табакерки, который пугает до седых волос. – Я упала, когда возвращалась домой – ничего серьёзного. До свадьбы заживёт… – Мысленно откусив себе язык за слишком двусмысленное замечание, я быстро добавила: – Завтра приду на работу.

Итачи стоял так близко от меня, что было страшно поднять взгляд на его лицо, поэтому разговаривала я с верхней пуговицей его рубашки, которая жалобно смотрела на меня сквозь продетые нитками отверстия. Мне казалось, что если я сейчас загляну в его чёрные, как безлунная ночь, глаза, то потону с жалобным бульканьем и тут же соглашусь на всё, даже если он предложит продать меня потом на органы куда-нибудь в Арабские Эмираты. Поэтому я, поджав губы от усердия, усиленно гипнотизировала пуговицу и мысленно пересчитывала все ниточки, прикрепляющие её к ткани рубашки. Получилось немного отвлечься. Совсем чуть-чуть, правда.

– Яманака… нет, могу я называть вас Ино-сан? – Глубокий голос, наполненный настолько чарующими интонациями, что мне стало одновременно и дурно, и непередаваемо хорошо, произнёс моё имя так, что дыхание спёрло, а сердце забилось в районе горла. – Я прошу прощения, что напугал вас своим внезапным предложением. – Верхняя пуговица рубашки, приём! Ответь мне! Контроль ускользает! – Повторюсь, что я не в праве просить вас или настаивать на чём-то, не в праве требовать согласия или даже хотя бы времени, чтобы оттянуть момент отказа. – Не будь таким обворожительным! Просто не будь! – Однако… вы не смотрите на меня?

Я почувствовала, как его палец прикоснулся к моему подбородку. В нос ударил запах немного горького свежего одеколона, от которого защипало глаза, а во рту намертво отпечатался привкус перца с солью. Я несколько раз моргнула, мысленно уговаривая себя, что он – всего лишь человек, всего лишь обычный человек, от которого не едет сумасшедшим паровозом крыша, посылая невнятные сигналы оставшемуся голым мозгу, и подняла взгляд. И тут же сообразила, что зря это сделала. Нужно было хотя бы отойти на шаг. Да хоть на полшага, на одну пятую, но отойти…

Вот, знаете, раньше я думала, что высказывание «мир остановился» создано для красивых дамских романов, где благородный герцог спасает от неволи очаровательную герцогиню, затем долго смотрит ей в глаза, произносит какую-нибудь затёртую до дыр пафосность и, наконец, целует. Герцогиня счастлива, как сытая корова, играет музыка, и они уезжают в закат на его обалденно красивом коне. Ну, или мерседесе – в зависимости от времени, в котором происходит событие.

Однако теперь я поняла, что для сказки вовсе не обязательно быть принцессой или княжной, не обязательно иметь рядом с собой принца или барона, тем более не обязательно, чтобы был обалденно красивый статный конь в подмышке. Главное, чтобы атмосфера была пронизана маленькими тонкими волокнами романтизма, а взгляд стоящего напротив человека говорил всё то, что не формулировалось в речь, потому что таких слов просто не существует. Тогда ты чувствуешь, как за спиной вырастают крылья, как глаза щиплет от подступающих слёз, как в горле застывает большой горячий ком из самых разных приятных чувств.

И даже жестокое похмелье, до сих пор наполняющее моё дыхание жутким перегаром, не могло этот момент испортить.

Или могло?..

Резко втянув ноздрями воздух, я сразу осознала, что ком в горле – это вовсе не то, о чём я сперва подумала, и побледнела, понимая, что добежать до уборной, находящейся в противоположной стороне, просто не успею. Отвернувшись, я ощутила, как вода, выпитая минутой ранее, протестующе вспенилась, встретившись, видимо, с остатками нерастворившегося алкоголя. Зажав рот рукой, я ринулась к раковине и, проклиная всё на свете, согнулась над ней. Чувствуя себя последней в мире неудачницей, я корчилась, стараясь заглушить совсем уж неаппетитные звуки, и мысленно рыдала, понимая, что когда обернусь, Итачи уже и след простынет. Кто станет терпеть, что будущую жену рвёт прямо в раковину из-за жесточайшего похмелья? Правильно – никто. Поэтому прости, дорогая, но нас ждёт развод.

Когда конвульсивное содрогание моего желудка прекратилось, я едва не свалилась, так как ноги тряслись так, что можно было, наверное, услышать неровную дробь моих коленей. Я вцепилась дрожащей рукой в края раковины и потянулась второй к вентилю, чтобы умыть опухшую красную физиономию от слёз, пота и остальных не самых приятных подробностей. Насладиться собственным ничтожеством я ещё успею, а пока нужно было привести себя хоть в какой-никакой порядок и отправиться умирать на диван. Это – первостепенные задачи.

Когда бледную холодную конечность, пытающуюся ухватиться за скользкий вентиль, накрыла горячая большая ладонь, я потеряла дар речи, а когда поперёк талии меня перехватила вторая сильная рука, помогая встать на ноги, чтобы дотянуться до воды, у меня пропала ещё и способность связно соображать. Протянув руки к тугой струе воды, бьющей из крана, я с усердием размазала ледяную воду во своему лицу, ощущая, как пламенеют щёки, и повернулась к Итачи, чтобы выразить свою признательность и быстренько выпроводить, пока что-нибудь ещё похлеще не случилось. Наткнувшись на полный теплоты и понимания взгляд, я в очередной раз потеряла дар речи, потому что привыкла к совсем иному раскладу: Учихи всегда смотрели свысока, надменно, прохладно, твёрдо, даже жёстко, зло, предупреждающе, но чтобы вот так – заботливо – это был слишком большой удар по психике. Как и все эти полуулыбки. Как и это внезапное предложение, перевернувшее мой маленький скромный мирок с ног на голову.

Едва сдержав новую волну тошноты, я бледно улыбнулась дрожащими губами.

– Простите за это, – только и сумела я произнести, понимая, что пала в этих глубоких глазах ниже самого низкого в мире плинтуса.

– Ничего страшного. – Он поставил меня на ноги и шагнул назад, разом растеряв всю ту заботу, которая кружила вокруг мгновением ранее. Кашляну в кулак, Итачи вновь посерьёзнел. – Мне пора возвращаться на работу. – И, развернувшись, вышел из кухни.

Проследовав за ним в гостиную, где Учиха степенно накинул пиджак и поправил чуть приспущенный узел галстука, я всё ещё не могла отойти от ступора, поражаясь тому, насколько, оказывается, некоторые люди много скрывают внутри себя. Вот взять хотя бы Итачи: вид один, а начинка совершенно другая. Куда ни плюнь – сплошные сюрпризы. И папаша их – тоже один большой сюрприз. Так нагадить отрокам – это надо уметь.

– Если вы завтра не сможете выйти на работу, – начал было Итачи, стоя на пороге и многозначительно глядя на мою израненную коленку, однако я перебила его, беззаботно помахав рукой и постаравшись как можно более жизнерадостно улыбнуться.

– Нет, это пройдёт. До… до завтра, Итачи-сан?

– До завтра, – кивнул он, – Ино-сан.

И вот где-то только сейчас, спустя, наверное, целый час после его ухода, меня отпустило величайшее удивление, граничащее с откровенным шоком от происходящего. Однако оно вместо того чтобы полностью исчезнуть, видимо, целиком и полностью перетекло на моего друга детства, продолжающего изображать страдающую сердечным приступом улитку. Вздохнув, я отставила пустую тарелку на пуфик, стоящий рядом, и с надеждой посмотрела на Дейдару, который снова собирался поразить меня словесным завихрением, но снова терпел сокрушительное фиаско.

– Как день прошёл? – пробормотала я, надеясь, что это вернёт его к жизни.

Лучше бы не вернуло. Честно.

Дейдара вздрогнул от звука моего голоса и вперился в меня таким взглядом, что если бы таким образом можно было убивать…

– Ты издеваешься надо мной? – угрожающе тихо поинтересовался друг, а затем взорвался так, что я пожалела, что не умерла от стыда перед Итачи, потому что теперь мне грозила смерть от удара тяжёлым тупым предметом.

Он говорил что-то про то, что я безответственная и легкомысленная, раз принимаю практически незнакомого взрослого мужчину у себя дома, тем более в таком состоянии, где самое большое сопротивление, которое я могла бы оказать – это наблевать на нападающего. Потом он говорил что-то про то, какой Итачи нехороший и вообще сплошной жук в красивом панцире, что от такого не следует ждать добра. Следом он переключился почему-то на нашего менеджера по связям с общественностью, перемежая описания сегодняшнего дня такими красочными выражениями, что у меня не осталось сомнений в том, кто мог его такому научить…

Затем мне просто надоело слушать.

Я мысленно вернулась к разговору с Итачи и стала старательно взвешивать все «за» и «против», прекрасно осознавая, что завтра от меня потребуют чёткого решения. Благо, что сваренный кое-как бульон подействовал, словно живительная влага на иссушенную солнцем землю. Я начала связно думать и даже вполне сносно анализировать происходящее. Вернее, произошедшее. В принципе, ничего нового я себе не придумала, кроме стандартного: «Офигеть! Меня замуж позвал Учиха Итачи!» Тем более я не могла разобраться, что мне делать с этим событием дальше: то ли продолжать играть в сказку и примерить туфельку Золушки или гроб Белоснежки, то ли спуститься с небес на землю и порушить жизнь Сакуре, показав своему внезапному везению язык и сказав, что на подачки я не ведусь. И то, и другое действо было наполнено как плюсами, так и минусами. Ну, вернее, минусов в свадьбе с Итачи я пока что не видела, но была абсолютно уверена, что они там непременно есть. Не могло же быть всё идеально, правильно? В любой бочке мёда есть ложка дёгтя – в этом я убедилась так давно и прочно, что так просто сдаваться детским иллюзиям не хотела. Поэтому старательно прощупывала этот внезапный подарок какого-то явно не самого трезвого всевышнего на предмет зацепок за чувствительные места и, к своему величайшему стыду, понимала, что самым большим тормозящим фактором тут является всё-таки мой суеверный страх. Тут уже, как говорится, ни вперёд, ни назад – по диагонали крабиком, и то постоянно оглядываясь. Мне было страшно подставить Лобастую, но ещё страшнее – шагнуть туда, где я не разбиралась никаким боком и где ситуация могла выйти из-под контроля в одно мгновение. Так что, как ни крути, а выходило, что я упиралась рогами в себя, совершенно позабыв про благополучие подруги. Нужно было с этим что-то делать. И, первым делом, поговорить с Сакурой. Да!

– Да? – Голос, раздавшийся рядом, показался таким внезапным, что я едва не подпрыгнула.

Уставившись испуганным кроликом на сидящего рядом со мной Дейдару (когда это он успел перетечь ко мне на диван?), я несколько раз моргнула и осеклась со своими мыслями и повисшим на языке вопросом. Судя по напряжённому лицу друга и по тому, как решительно он нахмурил брови, я сейчас прослушала что-то крайне важное, почти жизненно-важное. И палиться с этим своим вороньим карканьем я как-то не хотела, чтобы не сильно расстраивать и без того расстроенного чем-то Тсукури. Вот только как ловко вывернуться из очередной западни, куда я снова умудрилась вляпаться по самые бровки, я не смогла придумать, поэтому лишь глупо пялилась на Дейдару, а он в ответ таращился на меня. Так мы и сидели очень дружно, пока тишину не разорвал телефонный звонок. Я едва подавила облегчённый выдох и, неопределённо пожав плечами, потянулась за трубкой. Однако когда я уже почти коснулась телефона, на моём запястье сомкнулись жёсткие пальцы, заставив замереть и изумлённо покоситься на хмурое лицо друга.

– Ты чего? – недоумённо протянула я, ненавязчиво пытаясь выкрутить свою руку из его хватки.

– Ответь мне, – тихо и очень убедительно попросил Дейдара, не отрывая взгляд от моих бегающих глаз.

Признаваться ему в том, что я попросту пропустила мимо ушей то, что ему, судя по всему, было крайне важно, так и не захотелось, поэтому я лишь нервно засмеялась и всё-таки вырвала руку из его пальцев. Щёлкнув друга по носу ногтем, я фыркнула и протянула, стараясь вложить в голос как можно больше иронии:

– Да ну что ты ко мне прицепился? Не видишь, что мне плохо? Давай как-нибудь потом на эту тему поговорим, хорошо?

Лицо Тсукури одеревенело. На мгновение мне показалось, что я пропустила что-то даже не просто жизненно-важное, а крайне, чертовски, непередаваемо необходимое… И от этого внутри всё похолодело.

– Хах… – Дейдара откинулся на спинку дивана и закрыл лицо руками. Затем он расхохотался так, что у меня замерло сердце, и смеялся так до тех пор, пока не замолчал настойчивый телефонный звонок. Резко оборвав своё тоскливое веселье с последним гудком, он молча встал с дивана и, подхватив пиджак, двинулся в прихожую.

– Дейдара? – неуверенно позвала я, боясь даже ноги спустить на пол. Казалось, что меня попросту убьёт могильным холодом, стелющимся по полу.

– Нет, – он глянул на меня поверх плеча и криво усмехнулся, – я знал, что это безнадёжно. Просто не думал, что будет настолько…

Хлопнула дверь, сквозняк колыхнул шторы, а я так и сидела с открытым ртом, глядя в сторону прихожей и силясь хотя бы что-то понять. Что же я такого прослушала, раз Дейдара настолько болезненно отреагировал?.. Надо будет завтра обязательно спросить, потому что сегодня уже просто нет сил даже на то, чтобы признаться в собственном слабоумии. А завтра мы оба будем посвежее и поспокойнее. Да, определённо.

Кивнув самой себе, я отмерла и всё-таки потянулась к телефону.
User avatar
Гивс (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 16 Oct 2012, 19:27

Пользователь BAPBAPA777 отсутствовал в базе форума Миката.



Прочитав две последние главы, я ничего не могу сказать, кроме как глупое и необьяснимое "Э-э-э".

Я громко хлопаю с ладони. Непередаваемое наслаждение я ощутила, когда читала твое творение. Вот так закрутить сюжет, чего стоит ситуация с Дейдарой в кабинете, (я там чуть не апписался, кулак в рот запихала чтобы не ржать) да и с таким оригинальным и со значительной дозой юмора можешь только ты.

Господи, неужели Дейдара признался Ино, а она пропустила все мимо ушей? Нет, я это не переживу.

Но твой Итачи... Черт возьми, он прекрасен! Все эти детали: кресло, пиджак, рубашка и даже пуговица, с которой так серьезно разговаривала Ино (хотя я на этом моменте несколько раз подряд сдох хДД) подчеркивают его великолепие. Почему именно этот персонаж выглядит у тебя настолько феерично? Или ты собираешься нам показать его несладкую начинку? Типа он говнюк и мерзкое отродье?))

Много не буду говорить, ибо еще не отошла от восторга. Сейчас хочется где-то скрыться и повизжать от души.

Как же ты красиво пишешь. Твоя изюминка - несгорающий интерес и вечная улыбка, которая не слезает с лица читателей. Ты заставляешь их улыбаться своими непревзойденными фразочками и новыми порциями ситуаций фика.

"Тогда пора будет рвать волосы из задницы" - нет, ну здесь без коментариев. Одни всхлипы.

Единственное, что я чуть недопоняла, так это почему Итачи выбрал именно Ино? Потому что она подруга невесты его брата?

Ир, я горжусь тобой и как всегда завидую. Мне остается надеяться, что когда нибудь я доберусь до того уровня на котором ноходишься ты) Прекрасное творение. Браво!

Спасибо тебе за хорошее настроение.
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby **Архив** » 14 Dec 2012, 22:02

Пользователь Joahino Alban отсутствовал в базе форума Миката.



Гивс-сан, вы просто великолепны!!

Аплодессменты вам от меня.

То что вы пишите просто волшебно, проницательно и так залипает в сознании...

От вашего "Реквиема" я просто в шоке. Мне по-настоящему жаль Сакуру, Саске и то, что их любовь не сложилась :с

Ваши фики я перечитывала на фикбуке. Божечки, вы у меня теперь любимый автор.

В принципе свои мнения я писала на фикбуке под ником Abecuno-chan

До "Подружки" я еще не дошла, но если лень не одолеет, то в скором времени^^

От ваших "Приватов" я просто в ауте, они так запали мне в душу, и плевала я что они 17+, а мне 13^^

в общем жду от вас новых творений и искренне желаю вдохновения

Ваш Джо
User avatar
**Архив**
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Previous

Return to Mikata archive, non-Ranam fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 2 guests