Уроки (советы) начинающим

Turned into an unordered mess during exporting (not Cheb's fault)

Unread postby Сонный Кис (архив) » 22 Jul 2007, 06:40

Читал я нашу "Пробу Пера",читал.....произведения писателей...стихи....и подумал - а ведь если бы рассказать о кое каких определенных правилах и приемах -они бы враз стали писать намного лучше!!!



Поэтому открываю эту тему.



Если модераторы позволят,хотел бы ее курировать.



Буду выкладывать сюда различные статьи о том,ккак стать писателем и прочие полезные вещи. Читать всем. Принимать во внимание. Да я и сам лишний раз перечитаю и вынесу что то новое.



Для начала - раз уж я так долго вопил о лит. ценности, то положу статью о ней и о том,что с этим связано.



Все статьи предлагаются к обсуждению.



В этой статье говорится про фантастику, но я думаю, правила применимы и к остальным жанрам...





Один из основных приемов познания мира - сравнение. Но труднее всего

сравнивать и оценивать произведения искусства и литературы. Как правило,

каждый оценивает их, руководствуясь собственным опытом, своими собственными

вкусами и пристрастиями. Более того, распространено мнение, что оценить

произведение объективно просто невозможно.

Как же быть? С одной стороны, по прочтении книги мы ее неизбежно

оцениваем, а с другой - мнений о прочитанном столько же, сколько и

читателей! Нельзя ли выработать систему экспертных оценок, которые дали бы

возможность сравнивать различные произведения по одним и тем же критериям?

Ведь оценивают таким образом судьи выступления по художественной гимнастике

или фигурному катанию...

Зачем нужно оценивать фантастику? Развитие творческого воображения

требует анализировать фантастические идеи и преобразовывать их в новые и

более сильные. И вот здесь система оценок просто необходима, она позволяет

не только сравнивать идеи, но и дает подходы к тому, как эти идеи изменять.

Писателями-фантастами Г.Альтовым и П.Амнуэлем предложена шкала

"Фантазия-2", предназначенная для оценки НФ идей, ситуаций, сюжетов и

произведений в целом. Думается, эта шкала может стать мощным инструментом

для тех, кто пожелает серьезно исследовать фантастику.

Конечно же, "Фантазия-2" - не истина в последней инстанции, а скорее -

образец, по примеру которого каждый может разработать свою систему оценок.

Что представляет собою шкала "Фантазия-2"? Она позволяет оценивать НФ

идею и ее воплощение в литературе по пяти показателям:

- новизне;

- убедительности;

- человековедческой ценности;

- художественной ценности;

- субъективному фактору ("нравится - не нравится").



Каждый показатель имеет четыре уровня (отлично, хорошо,

удовлетворительно, плохо). Допустима дробная оценка уровней.

В дальнейшем мы подробно рассмотрим первые четыре показателя. А сегодня

поговорим о субъективной оценке. Обосновывать эту оценку нет необходимости.

Но Г.Альтов и П.Амнуэль предлагают такие критерии:

-4 балла - книга оказала влияние на жизнь, судьбу, на мировоззрение

эксперта;

-3 балла - книга много раз перечитывалась экспертом и всегда давала

что-то новое (или непременно производила сильное впечатление);

-2 балла - хорошая книга, которая в свое время произвела сильное

впечатление;

-1 балл - никакого впечатления.

Это очень строгая шкала. По ней большинство книг лежат в диапазоне

1-2,5. Даже классика часто оценивается этими уровнями. В течение жизни

можно встретить всего несколько десятков книг с оценкой 3. А с оценкой 4 и

того меньше: единицы.

К сожалению, литературы по данному вопросу практически нет. В рецензиях

обычно оцениваются конкретные произведения, и делается это в основном с

субъективностью истинно безотчетной. Редко обращались к этой теме и

писатели. Наиболее известны следующие произведения:

Акутагава Рюноскэ. Mensura Zoili//Акутагава Рюноскэ. Новеллы. - М.:

Худож. лит., 1974. - С. 76-80.

Стругацкий А., Стругацкий Б. Хромая судьба//Стругацкий А., Стругацкий Б.

Собрание сочинений: Т. 9. - М.: Текст, 1993.



НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ?



Один из показателей шкалы "Фантазия-2" - новизна. Этот показатель

сравнительно легко определить, если вы хорошо знаете фантастику.

Для того, чтобы разобраться с новизной идеи, попытайтесь найти ее

прототип в других фантастических произведениях.

1 балл - идея использована повторно "одно к одному" или перекрывается

более ранней и более полной идеей. Например, в рассказе Кира Булычева

"Выбор" сюжет таков: на Земле инопланетянами оставлен ребенок. Растет,

ничего не зная о своем происхождении. Потом появляются инопланетяне и

предлагают вернуться на родную планету.

Вам это ничего не напоминает? Точно такая же ситуация описана в рассказе

Криса Невила "Бетти-Энн". Оговорюсь сразу: речь здесь идет не о плагиате.

К.Булычев мог и не знать о рассказе К.Невила. Тем более, что здесь мы

оцениваем лишь один параметр, вполне возможно, что по другим показателям

нашей шкалы оценки идеи будут другими...

2 балла - прототип изменен, но нет качественно новой идеи (ситуации).

Французские писатели Жорж Ле Фор и Анри Графиньи в романе "Вокруг

Солнца" предложили использовать давление светового луча для космических

путешествий. Позднее Владимир Шитик в "Последней орбите" заменил "световой"

луч на "лазерный". Принципиальных изменений идея не претерпела.

3 балла - прототип изменен так, что появилась качественно новая идея

(ситуация).

Генрих Альтов в рассказе "Икар и Дедал" использовал древний миф об

Икаре. Но к идее полета с приближением к Солнцу применен прием инверсии -

пролететь сквозь Солнце можно и нужно! Согласитесь, несмотря на явное

указание прототипа, идея изменена существенно.

4 балла - новая идея, не имеющая близких прототипов в фольклоре,

литературе и НФ. Такая идея может служить прототипом для идей (ситуаций)

2-го и 3-го уровней.

Классический пример - машина времени Герберта Уэллса; хотя и прежде

встречались в фантастике перемещения во времени, однако никто не додумался

изобрести специальное устройство, которое обеспечивало бы подобное

перемещение.

Идея машины времени оказалась необычайно плодотворной: до сих пор

появляются произведения, разрабатывающие эту идею.

Для того, чтобы оценить новизну идеи, полезно ответить на контрольные

(наводящие) вопросы:

Нова ли эта идея (ситуация, сюжет, произведение в целом)?

Если не нова - указать совпадение с прототипом. Если нова - отметить

отличие от прототипа. Можно ли считать отличие качественным,

принципиальным? Не завышена ли оценка, ведь 4 балла - это уровень "Машины

времени" Уэллса?..





ЧЕЛОВЕК И ЕГО ОКРУЖЕНИЕ



Очень интересный показатель шкалы "Фантазия-2" - оценка

человековедческой ценности, ведь литература - это человековедение (и

обществоведение). Сила фантастической идеи зависит и от того, в какой мере

она позволяет раскрыть (исследовать, изобразить) особенности человека и

общества. Например, рассказ Александра Казанцева "Взрыв" (Тунгусский взрыв

- катастрофа космического корабля с атомным двигателем) содержит идею новую

и убедительную (на время появления рассказа, в 1946 году), по этим

показателям можно ставить высокие оценки, не ниже 3-х баллов. Но ни идея,

ни рассказ не имеют человековедческой ценности. В форме рассказа изложена

научно-фантастическая идея - и только. Позже И.Шкловский высказал в

очерковой форме идею о том, что спутники Марса имеют искусственное

происхождение. Форма разная - у Шкловского очерк, у Казанцева рассказ, но в

обоих случаях есть сильная научно-фантастическая идея - и нет

человековедения.

Итак, 1 балл - чисто научно-техническая идея (ситуация) или идея,

относящаяся к человеку (обществу), но не содержащая элементов новизны, в

частности, известная человеческая ситуация, без изменений "разыгранная" на

фантастическом фоне.

Увы, можно привести множество примеров, даже у сильных и известных

писателей:

- Иван Ефремов, "Олгой-хорхой": встреча с электрическим "червем" ничем не

отличается от встречи со львом или электрическим скатом;

- Артур Кларк, "Из солнечного чрева": жизнь в недрах Солнца (чисто

научно-техническая идея);

- Михаил Емцев и Еремей Парнов, "Сфера Шварцшильда": обнаружение "осколка

от первых процессов мироздания"...

2 балла - о человеке (обществе) сказано уже известное, но есть новые

детали, особенности и т.п. В частности, новые ощущения человека в необычной

среде.

Примеры:

- Александр Беляев, "Человек-амфибия": ощущения "человека-рыбы";



- Генрих Альтов, "Девять минут": экипаж космического корабля без капитана

(нормально работающий коллектив без начальника). В фантастике всегда - даже

в далеком будущем - были капитаны;

- Джек Финней, "Меж двух времен": ощущение современного человека,

попавшего в спокойный мир прошлого века - без автомобилей, телефонов, кино,

без спешки и т.д.

3 балла - человек (общество) поставлен в необычные обстоятельства,

благодаря чему в человеке (обществе) раскрывается нечто новое (по сравнению

с более ранними произведениями).

Примеры:

- Герберт Уэллс, "Страна слепых": к зрячему в стране слепых относятся как

к больному и собираются "лечить", выколов глаза;

- Дэниел Киз, "Цветы для Элджернона": изменение уровня развития человека

позволяет проследить изменение взаимоотношений с окружающим миром;

- Станислав Лем, "Возвращение со звезд": особенности общества, в котором

осуществлена "бетризация" (уничтожен страх, но с ним уничтожена и жажда

поиска).

4 балла - новые принципы (или новое о принципах) построения общества. В

частности, все существенно новые утопии и антиутопии ("Люди как боги"

Герберта Уэллса, "Туманность Андромеды" Ивана Ефремова, "О дивный новый

мир" Олдоса Хаксли).

Прежде чем поставить окончательную оценку, постарайтесь ответить: Что

нового мы узнали о человеке и обществе? Велика ли "доза" новых сведений

(мыслей): детали или нечто принципиальное? Может быть, что-то новое о

принципах построения и изменения всего общества? Не завышена ли оценка? 4

балла - это уровень эпилога "Войны и мира" Льва Толстого...





Наслаждайтесь :magic:
User avatar
Сонный Кис (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby cejo (архив) » 22 Jul 2007, 10:13

[b]Son Kiza[/b]



Это всё, конечно, очень интересно...

С удовольствием буду читать данную тему.

Но только мне кажется, что таким способом можно наработать определенную долю техники написания, а талант, извините, либо есть/либо его нет.

Иногда бывает так, что человек пишет совершенно не придерживаясь никаких рамок и критериев стихо- и прозосложения, но из-под его пера выходят удивительнейшие и талантливейшие вещи, со смыслом и эмоцией.



Но всё равно - задумка по созданию данной темы неплохая.

Возможно кому-то и правда поможет материал, выкладываемый здесь.
User avatar
cejo (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Amantel (архив) » 22 Jul 2007, 13:07

Мой вклад. Тест на Мэри Сью.

[url="http://www.springhole.net/quizzes/marysue.htm"]http://www.springhole.net/quizzes/marysue.htm[/url]

Если погуглить можно их еще найти.

Вот одна из русских версий.

[url="http://www.darkkingdom.ru/recens/ms_test.htm"]http://www.darkkingdom.ru/recens/ms_test.htm[/url]
User avatar
Amantel (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Сонный Кис (архив) » 22 Jul 2007, 19:49

[b]Amantel[/b] на будущее выкладывай сразу текст статьи,а то траффик жалко.



[b]cejo[/b], талант, увы, дело не обязательное.

И даже если вы супер мега талант, стоит присулшиваться к советам мастеров пера, просто потому что они уже свой путь начали, и весьма успешно. И вместо того,чтобы тратить драгоценное время на изобретение велосипеда-можно просто прочитать и перескочить этап "учебы на своих ошибках".

И быстрее и легче.



Еще на счет таланта...он,как бриллиант, нуждается в огранке, чтобы заблестеть всеми своими гранями....



И еще один фрагмент об отборе материала (фактуры), который предполагается использовать в рассказе.



Собственно отбор материала определяют следующие факторы.

1. Художественная задача. В рассказе все работает на одну идею. В лирическом рассказе будут неуместны грубые натуралистические сцены, в рассказе жестком — изящные пейзажные описания, в динамичном, остросюжетном повествовании — пространные экскурсы в психологию героя или философские рассуждения. О положительном герое сообщается больше хорошего, чем плохого, — хотя на малом пространстве рассказа можно, не греша против истины, столько сказать о теневых сторонах героя, что он станет вполне отрицательным. Одно и то же событие может быть подано как рассказ героический, или сатирический, или приземленно-бытовой, — в зависимости от задачи автор берет из всего множества материала то, что соответствует избранной в данном случае эстетической системе.

2. Объем рассказа. Чем он меньше, тем меньше материала используется, тем характернее и выразительнее должно быть то немногое, что отбирается.

3. Количество материала. Чем больше имеется, тем из большего можно выбирать, тем вернее будет взято самое выигрышное и необходимое.

4. Степень осмысления материала. Именно это делает пишущего человека писателем. Каким-то жизненным материалом, большим или меньшим, располагает каждый, фокус в том, чтобы уметь им распорядиться. Материал, использованный в городских повестях Юрия Трифонова, известен любому советскому горожанину. Марсель Пруст, замкнутый болезнью в обитую пробкой комнату, обладал лишь памятью о весьма мелких и заурядных событиях обыденности. В чеховских рассказах обыденно все, — авторская мудрость и честность, глубокое понимание жизни и души человеческой делают их литературными шедеврами. Путешествие Чехова на Сахалин ничего ему не прибавило как писателю. Катаев, Зощенко, Шкловский прошли через I мировую и гражданскую войны — но как писатели обрели себя совсем на другом, куда более скромном материале. По сравнению с ними, матерыми фронтовиками, Хемингуэй был туристом на войне — и, однако, написал “Прощай, оружие”. “Вы простой парень, Фолкнер, все, что вы знаете — это небольшой клочок земли где-то там у вас на юге. Но этого достаточно”, — напутствовал Шервуд Андерсон будущего столпа современной литературы.

Как жаждущая любви девушка всегда найдет, в кого влюбиться, так охваченный жаждой творчества писатель всегда найдет подручный материал для воплощения замысла. Глина под ногами у каждого, лепить из нее — вопрос таланта.

Художник — это тот, кто способен увидеть смысл и почувствовать прекрасное в любой мелочи рядом с собой, сказал Бергсон.

Часами созерцая крошечный садик в два квадратных метра, японец приобщается к вечности. Он умеет видеть то, на что смотрит.

Умение постичь взаимосвязь всего сущего, разглядеть поступь человечества в шажках ребенка, ощутить трагедию в слезах прохожего, — умение проникать под поверхность явлений гарантирует писателя от недостатка материала для произведений.

Осмысление материала означает умение увидеть в маленьком факте большой смысл, ибо наимельчайший факт — проявление всеобщности жизни.

5. Цензура. Любое государство охраняет себя и накладывает запрет на какой-то материал; это данность, принимаемая писателем к сведению.

6. Литературная условность и табу. В обществе всегда существуют определенные условности и приличия поведения. “Есть вещи, о которых не говорят вслух”, — как выразился Наполеон. Литература по сути своей ориентирована на читателя, литература — своего рода форма общения, и социально-общественные условности и запреты практически всегда распространяются на литературу: есть вещи, которые сами собой подразумеваются, но не упоминаются и уж во всяком случае не называются прямо. В основном они из области физиологии. “Сокровенные части тела баронессы можно держать в руках, но нельзя называть их так, как они называются, хотя эти же слова можно орать перед ротой матросов”, — писал Соболев в “Капитальном ремонте”. (В периоды античности и Возрождения эти табу в литературе почти не существовали.)

Так или иначе, литература имеет дело с условным человеком и условной жизнью, и нарушение этих условностей чревато сокрушительным эффектом. Один вдумчивый девятиклассник при чтении “Станционного смотрителя” Пушкина задал учителю вопрос: “А когда гусар двое суток лежал в горячке, кто из-под него горшок выносил — смотритель или сама Дуня?”

Подобные подробности неприемлемы для романтизма, противопоказаны лиризму, но для истинного реализма весьма существенны. Можно оспаривать натурализм Золя, но без натурализма Ремарка в “На Западном фронте без перемен” правда жизни явно потускнеет. Книга о войне без дерьма и сексуальных проблем, вывороченных внутренностей и суеверия, — не дает представления о войне... Роддом и больница, вытрезвитель и тюрьма, — почти не существуют в литературе. Стихи Баркова двести лет ходят в списках, но не публикуются — непристойны.

Талант всегда стремится к нарушению и отмене запретов. В противоположность ему всегда есть консерваторы, желающие запретить и то, что сейчас можно. Следует констатировать факт, что человечество имело табу всегда. (В те же периоды античности и Возрождения поношение религии каралось смертью.) Каждый решает сам, что можно и нельзя — ив жизни, и за письменным столом. Правда, есть еще редакторы и т. д.

7. Фантазия. В жанре сказки, “фэнтэзи”, жизненный материал наименее важен. Автору вполне хватает малости, известной любому человеку; остальное черпается из собственного воображения.

8. Умение воссоздавать неизвестные реалии. Напрашивается старый пример с Кювье, воссоздававшем по найденной кости облик всего животного. Аналитический ум, постигший закономерности жизни, способен по нескольким подробностям восстановить событие целиком. Это сродни дедуктивному методу Шерлока Холмса. Герой романа Роберта Ладлэма “Рукопись Чэнсе-ллора” пишет политический роман — и, зная лишь часть событий, описывает существующую в действительности и совершенно неизвестную ему секретную организацию! “Это правда, потому что по логике вещей должно быть именно так”. Хорошему писателю нет надобности изучать описываемое во всех деталях — ему достаточно знать узловые моменты, правдиво воссоздать остальное позволят ум, логика, опыт, знание людей, талант. Так в тюремной камере аббат Фариа рассказывает Эдмону Дантесу о его врагах и их заговоре: Дантес знал, но не понимал, Фариа услышал впервые — но все понял и раскрыл цепь событий наивному собеседнику.

Такое умение позволяет сократить до минимума багаж неиспользуемых в работе знаний, по мере надобности моделируя любой материал прямо за письменным столом. Писатель влезает в шкуру своего героя, смотрит на мир его глазами — и видит даже то, чего не знал раньше.
User avatar
Сонный Кис (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Сонный Кис (архив) » 29 Jul 2007, 21:15

© Ольга ГРОМЫКО

Самоучитель по написанию фантастики, или «ЗВЕЗДОЛЕТ СВОИМИ

РУКАМИ»



Составлено на основе наблюдений и личного участия в конкурсе

любителей фантастики «Рваная Грелка-3»



Итак, вы решили стать писателем. Похвально. Да не просто

знаменитым Акыном, о котором все слышали, но никто не видел, а

Великим Фантастом. Похвально вдвойне, ибо наглость — второе

счастье.

Что для этого надо?



А) Информационный носитель. Попросту говоря, то, на чем вы

будете самовыражаться. Удобнее всего обзавестись рулоном туалетной

бумаги. Компактен, экономен и с пользой утилизируется. Не

поддавайтесь на искус мелованной бумаги! Она очень не любит, когда

её марают, неизвестным науке образом воздействуя на центры

графомании в мозгу. Куда удобнее с этой точки зрения линованная

бумага. Еще лучше — косо линованная. Во-первых, сразу возникает

некое светлое чувство из безоблачного детства, во-вторых, надо же

куда-то использовать тетрадки, оставшиеся после школы. Могу также

порекомендовать компьютер — заодно печатать научитесь, а там,

глядишь, и в машинистки возьмут, если творческий процесс не

заладится.



Б) Муза. Заиметь собственную музу нелегко. Гораздо легче

поиметь чужую. Оно, конечно, некрасиво и нечестно, но очень часто

срабатывает (см. «Ода плагиату»). На роль муз вполне годятся

любимые девушки (для мужчин) и совсем не годятся любимые мужчины

(отвлекают); крылатые кони и незнакомые тетки с арфами,

прилетающие в самое неподходящее время (общественном транспорте,

совещании у начальства, походе на выживание); собственное

честолюбие (на самый худой конец).



В) Элементарное умение складывать слова в предложения. Не

стоит, однако, переоценивать свои силы и торжествующие потрясать

школьными сочинениями на тему «Мой любимый герой из Евгения

Онегина, он же Евгений Онегин». В 90% случаев вы передрали их из

чужой критики. Хотя… если сочинение перечеркнуто крест-накрест, а

внизу стоит жирная двойка — годится. Главное в нашем деле —

нетрадиционный подход.



Г) Круг читателей. Сразу определитесь, для кого вы будете

писать.

а) Для себя. Для себя, любимого, надо читать. И побольше.

Какой смысл писать в стол? Так что не врите себе и другим, рано

или поздно вам все равно захочется славы. Выберите б — г.

б) Для друзей. Похвально. Вы щедрейшей души человек.

Распахните её пошире — скоро в неё плюнут (см.ниже). Также имеется

немалый риск «прославиться в узком кругу». Широкая аудитория

просто не поймет глубинного смысла слов «Колян курнул конопли и

пошел к Катьке из первого подъезда». Она не знает, кто такой

Колян, и почему не стоит ходить к Катьке, анонимно лечившейся от

сифилиса.

в) Для врагов. Будьте готовы к тому, что вас невзлюбят. Четко

разделяйте людей на тех, кто молча утрется или в сердцах даст

сдачи. Учтите, вас будут читать не только нормальные люди. В ход

против вас, нехорошего, пойдет все: черная магия, низкая и

leknwm` месть, а то и серная кислота. С другой стороны —

известность гарантирована.

г) Для читателей вообще. Вот это дело. Как бы плохо, неумело

или скучно вы не писали, фан-клуб из десятка восторженных

читателей вам обеспечен. Труднее заманить в него редакционную

коллегию.



Д) Условия публикации.

а) Бесплатно. Опять-таки — врете. Раз сойдет. Два. Потом

станет жалко труда и времени. См.б — в.

б) Малоплатно. Тогда вам прямая дорога в журналы или нищие

(или просто жадные) издательства. Они встретят вас с

распростертыми руками. Или ногами (тогда, пожалуй, вам следует

всерьез задуматься над повышением своего литературного уровня).

в) Очень платно. Очень хорошо. Вы истинный фантаст. Фантазер,

то бишь. Жить на гонорары НЕВОЗМОЖНО. Смиритесь с тем, что вы не

Толкиен. То есть, может, и Толкиен, но пока живы. Хотя, если

писать по 3-4 романа в год, вполне можно взять количеством.



Е) Критики.

а) Друзья. Друзья бывают двух категорий — добрые и

прямолинейные. Не стоит терять друзей из-за такой малости, как

оценка вашего творчества. Уверяю, они этого не заслуживают. Если

друзей у вас много и вы готовы рискнуть — приучайте их к чтению

постепенно. Сначала подсовывайте что полегче и попонятнее («как

Маня купалась в речке», «зарисовка из жизни грузчиков», «как теща

Валентина Семеновна приехала в гости, а ей там не обрадовались» и

т.д.). Потом начинайте прививать любовь к изломам своего языка и

полетам мысли. Правильно обученный друг может прочитать до 20

страниц в день и спеть хвалебную оду произведениям вроде «О

киберпространстве в горчичном зерне», «Поток сознания, восходящий

к Ци», «Эльфийская народная письменность» и пр.

б) Дураки. «Трипи-и-и-щите!» — завывало некое анонимное

создание, призывая автора возрыдать, а читателей — восторженно

покружиться над отложенной «критиком» лепешкой, замешанной на

нецензурных словах с опечатками. Рыдать как раз-таки не стоит —

если уж сам бог при раздаче разума обошел вашего оппонента

вниманием, то и вам не гоже снисходить до подобных критиков.

в) Враги. И этим все сказано. Смело приравняйте их к дуракам

и не тратьте нервы.

г) Читатели. От данного подвида поступает самая

разноплановая, исключительно субъективная критика. Один взахлеб

рыдает над описанием похорон кошечки, второй с интересом

ознакомится с эксгумацией окоченевшего трупика бессердечной

собачкой. Собрав пару-сотню подобных отзывов, можно без труда

оценить структуру Ф-рынка и кропать кошечек-собачек

целенаправленно.

д) Профессиональные читатели. С этими вам придется туго.

Малейшая ошибка в устройстве антигравитационного синхрофазотрона

вызовет бурю ярости и протеста, эльфы с круглыми ушами предадутся

анафеме, а на любой, самый непредсказуемый с вашей точки зрения

сюжетный ход подберется 5-6 аналогов, написанных до вас.

е) Профессиональные писатели. Запомните раз и навсегда!

Маститые авторы вас НЕ ЛЮБЯТ, и НЕ ИСПЫТЫВАЮТ никакой потребности

передать свой опыт подрастающему поколению! И не потому что жадные

или видят полнейшую безнадежность подобного мероприятия, а чисто

инстинктивно. Вы вторгаетесь в их экологическую нишу, где и без

вас тесно. Поступающая от писателей критика бывает двух видов:

инфантильная и отрицательная. Если с первой ещё можно смириться и

извлечь какой-никакой урок, то вторая неизменно вызовет во

boew`rkhrek|mni душе начинающего литератора бурю эмоций. Не

огорчайтесь раньше времени: подмечено — снисходительность корифея

к новичкам прямо пропорциональна его таланту. Язвительное хамство

наиболее свойственно исписавшемуся, обозленному на весь мир

автору, который всерьез опасается за свои охотничьи угодья и давит

конкурентов в зародыше. Настоящие писатели не унижаются до

втаптывания в грязь существ низшего порядка. Значит, либо писатель

не настоящий, либо вы выше.



Ж) Нервы. Этот пункт тесно связан с Е. К сожалению, железных

нервов медицина пока не придумала, придется обходиться имеющимися.

Самый лучший способ их сберечь — не читать критику вообще. По

крайней мере, хамскую. В конце концов, вы не донор для

энергетических вампиров, зубы вы им все равно не выбьете, а вот

измором взять вполне реально. Готовьтесь к обвинениям в:

а) Плагиате. Помните: идеи летают в воздухе, а сачком машете

не один вы. Это было, есть и будет.

б) Упоре на Массового Потребителя. Обвинение ли это? Я

радовалась, когда меня с презрением сравнили с Джоан Роулинг! С

чего мне горевать? Я обожаю её Гарри Поттера! Дай бог мне такого

обожания хотя бы от одного читателя…

в) Упоре на избранную публику. Непонятно глупому товарищу

читателю, что вы хотели сказать подробнейшим описанием

беспочвенных, с его точки зрения, моральных терзаний; так и не

взял он в толк, что Вселенная возникла в результате космогенных

пертурбаций, спровоцированных агглютинацией мыслительных потоков

параллельных миров. Не переживайте, после смерти вас оценят! Как,

вам хочется при жизни?! А как же бескорыстное служение Великой и

Могучей Фантастике, негаснущий светоч мысли, пылающий во тьме? Ах,

не такое уж и бескорыстное… Ну, тогда извините…

г) Плохом языке. Если это повторяется из раза в раз, стоит

задуматься — а может, те 3-4 сотни кретинов и в самом деле не

сговорились?!

д) Несмешном юморе. Сухой воде и водянистом масле. Одно это

сочетание дает понять, какой сухарь вам попался. Юмор может

ОТСУТСТВОВАТЬ. Если он несмешной, значит, все-таки наличествует.

Главное, чтобы не был тупым или плоским.

е) Низком уровне. Не беспокойтесь, всегда найдется ещё ниже.



З) Выбрать жанр.

а) НФ. Самый технически сложный жанр. Вам понадобится: диплом

физфака, карта звездного неба и библиотека на полкомнаты. Конечно,

всегда есть шанс нарваться на исключительно необразованного

читателя, который твердо уверен, что ток измеряется в количестве

лампочек, а в ядерном реакторе распадается углекислый йод, но, к

сожалению, в большинстве случаев такие читатели не умеют и читать.

б) Фэнтези. Самый обманчиво-легкий жанр. Гены Акына вам

помогут! Проще простого набрать дружину отважных ваххоббитов и

пустить их на самотек по горам и долам, периодически вводя в

действие злобных врагов, добрых и легко доступных девственниц,

огнедышащих драконов и кусачих комаров — для колорита. Выгляните

во двор. Видите дерево? Это священный дуб друидов, а дворник с

метлой — жрец черного культа Угу-Дугу, рядом же — Сизый Властелин

в фуражке со Свистком Тьмы и Заклятым Жезлом. Количество верст на

тернистом пути адептов автоматически перерастает в качество. Увы…

и тут, как ни печально, вам понадобятся некоторые знания предмета.

Читатель будет весьма удивлен, обнаружив «затянутые инеем» стекла

в избах крестьян 8-10 века н.э., «пронзительно-алую» кровь,

хлещущую из вен, и невозмутимого героя, пережидающего грозу под

самым высоким деревом «чтобы не так капало».

в) Юмористическая. Преимущества: можно писать на избитые темы

и все равно иметь успех. Недостатки: чувство юмора есть далеко не

у всех. Может оказаться, что оно наличествует у вас одного. Так,

один читатель окрестит ваш стиль «добрым, веселым и ироничным»,

второй — «глупым стебом и издевательством над литературой».

Составьте пропорцию из первых и вторых — если она равна 5 и выше,

продолжайте в том же духе. Вторые вам просто завидуют. Хотя,

вполне вероятно, у них и впрямь нет чувства юмора… Если они и

дочитали до этого места, то исключительно из мелочного желания

насолить мне разгромной статьей во славу Нетленной

Высокоинтеллектуальной Фантастики.



И) Ну и последнее. Талант. Почему последнее? Да потому что

необязателен. Итак, талант может:

а) Отсутствовать. С успехом подменяется литературным

мастерством и широкими плечами знакомых в издательстве.

б) Присутствовать чисто формально. Вроде как и есть, вроде

как и радует публику, греет руки издательствам, но — долго не

живет. Вымирает через поколение.

в) Переполнять. Хуже и придумать нельзя. Таланта так много,

что окружающие его просто не замечают. Но если уж заметят… снимите

шляпу, господа. Не жадничайте, с вас не убудет. Истинных гениев

очень мало, давайте же нас беречь!



Ну вот, теперь вы полностью экипированы. Присядьте на дорожку

и в последний раз подумайте: а стоит ли вообще куда-то ходить?

Путь тернист и ненадежен, вам будут свистеть в спину на подъеме и

плевать на спуске, вы будете изнывать от творческого бессилия и

бешено дымить клавиатурой, не обращая внимания на боль в глазах,

ломоту в плечах, онемение в многострадальном заде и четвертый час

ночи.

Но если все-таки решились — не останавливайтесь. И не

оборачивайтесь. Вы создаете СВОЙ мир. Каков бы он ни был. И нечего

всяким там критикам и советчикам вроде меня соваться в него с

немытыми лапами.

7.04.2002
User avatar
Сонный Кис (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby sorrel (архив) » 19 Nov 2007, 15:07

Может пригодиться, хотя бы для общего развития:



[url="http://zhurnal.lib.ru/z/zlobnyj_y/fanterrors.shtml"]http://zhurnal.lib.ru/z/zlobnyj_y/fanterrors.shtml[/url]



[quote name='Son Kiza']талант, увы, дело не обязательное.[/quote]

Главное - большие амбиции и бездна самомнения!
User avatar
sorrel (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby mist (архив) » 15 Jul 2009, 08:26

Никто тут ничего не пишет... Эх.

Ну тогда ссыль - пригодится.



[url="http://www.stihi.ru/uchebnik/"]http://www.stihi.ru/uchebnik/[/url]
User avatar
mist (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Сонный Кис (архив) » 24 Jul 2009, 00:03

Фабула

Три функции повествования

Каким задачам служит рассказывание историй, если посмотреть на это глазами читателя? Без сомнения, разные люди ответят на этот вопрос по разному, но если попробовать обобщить их ответы, получится следущее:

– развлекает

– помогает забыть о проблемах и трудах повседневной жизни

– позвляет лучше понять окружающую нас реальность

Всем нам знакомо волнение, вызванное хорошей романю, то наслаждение, когда с головой погружаешься в книгу, либо на какое-то время забываешь о повседневных проблемах. Жизнь нелегка, часами бывает просто жестока, а рассказ или повествование помогают нам либо про это забыть, либо с этим смириться.

Человеческая потребность фикции есть чем-то фундаментальным, чем-то, что наступает сразу по удовлетворении таких насущных потребностей, как еда, одежда, крыша над головой и чья-то компания. Рассказчики появились сразу, как только человек смог настолько набить пузо, чтобы на время перестать охотиться и предаться размышлениям. И неважно, идет ли рассказ у костра, или на страницах книжки, читатели жаждут удовлетворить те три потребности: развлечение, бегство и понимание.

Не каждая история в состоянии их удовлетворить. Некоторые развлекают, и ничего более, другие приводят к тому, что когда их дочитаешь до конца, в голове остается еще больший сумбур, чем перед началом, ну а еще одни просто невозможно понять, хотя во всем остальном они ничего из себя не представляют. Те из них, что выдержали испытание временем, что существуют века, и рассказываются снова и снова, исполняют все три задачи одновременно: прядут нить, по которой мы уносимся в другой мир, после чего возвращают нас домой – более мудрых и лучше понимающих нашу реальность.

Повествование – от "Золушки" до "Войны и мира" – является одним из основных инструментов, изобретенных человеческим разумом для углубления знания и понимания мира. Существовали огромные общества, не знающие колеса, но не было обществ, которые не рассказывали бы историй. (Урсула ЛеГуин)

Как удержать интерес читателя

Три функции, описанные выше, будут исполнены только при условии, что тебе удастся захватить и удержать интерес читателя. Глубина твоей мудрости может быть неизмерима, замысел восхитителен, кульминационный момент акции захватывающ, но все это окажется впустую, если некому будет переворачивать страницы. Мы должны понять, что роман только тогда кипит жизнью, когда находится в руках читателя. До этого момента она остается книжкой только в потенциале.

Как заставить читателя перевернуть страницу

Это очень просто, а одновременно, как многие простые вещи, очень трудно выполнимо. Автор приковывает внимание читателя с помощью интригующих вопросов и откладывания ответов "на потом". Если в начале четырехсот страничного романа тебе удастся поставить достаточно интересный знак вопроса, читатель преодолеет почти любую преграду, чтобы найти ответ. (Но будь осторожен, – если по твоей вине это путешествие станет чересчур сложным или скучным, он, вероятнее всего, сразу заглянет на последнюю страницу). Один важный вопрос может стать достаточно серьезным мотивом для повести, но кроме него и другие существенные вопросы должны появляться в каждом разделе.

Однако, нет смысла задавать вопросы и сразу же на них отвечать, потому что большая часть читательского удовольствия берется именно из отсрочки.

Пусть смеются, пусть плачут, пусть ждут. (Чарлз Рид)





© Votts "How to write a novel"
User avatar
Сонный Кис (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Erna (архив) » 29 Jul 2009, 09:22

Выношу из убитой темы мои претензии. И начинающим авторам - тоже:



1) "моя мазня" и все в этом стиле. Если вы пишите стихи "для себя", "мимоходом" и вообще в экстатическом бреду и находите возможным об этом сообщить в теме - будьте готовы, что именно это заявление воспримут отправной точкой для оценки и... посчитают кокетством, заискиванием и шантажом. Миф, что можно потом возразить критику "ну это же для себя". Для себя дома в столе. Бред - в справке из...ну понятно. Будьте честны с собой и читателями - если вы сознаете не совершенность - напишите, что работаете над произведением, или дорабатывать не намерены-оно дорого вам в виде скетча и вам хотелось бы оценки промелькнувших там мыслей, описаний, персонажей



2) фанфиковые шапки. Я даже не знаю точно откуда оно берется, что такое пэйринг и чем бета отличается от сигмы. Это все-таки другой раздел, здесь далеко не все поклонники и храбрые знатоки аниме-культуры. Если ваш рассказ нуждается в пояснении основной мысли - возможно, лучше доработать сам текст, чем выносить фабулу в отдельный конспект.



3) *кивает* Это тоже из другого раздела - отыгрывание действия параллельного монологу. Здорово разнообразит жизнь в сети, но не надо - повергает многих в недоумение. Ну не ставим же мы пока смайлики в школьных сочинениях...да?



4) "вам не дашь и сорока в ваши пятьдесят". Ну вот правда - язвительность зачастую хуже мата (это не разрешение материться!) Да, пишут криво и не всегда продуманно. Есть много написанных абы как и второпях вещей, выложенных единственно в поисках поддержки. Язвите на проверенных людях - на тех, кто поймет и оценит блестящую остроту вашего ума. Читал бы Онегин эпиграммы, если бы ему в ответ пытались въехать сапогом в нос... Короче, хотите язвить - не задевайте людей. Ироничное замечание о произведении воспринять легче, чем о собственной бездарности.



5) "я художник - я так вижу!" Умейте реагировать на отзывы. Пишете "хочу услышать ваше мнение, не боюсь тапков" и тд. - извольте. Индивидуальный авторский стиль это отлично, но есть вещи, которые со стороны бросаются в глаза, режут слух, колют глаз - в общем, ведут себя безобразно. Если вы упорно желаете, чтобы в вашем произведении шампанское открывалось штопором, так хоть не отвечайте указавшему вам на несоответствие, что это "не его собачье де..." и он сам дурак.



6) "Счастья нет. Уйду в жж-я ведь взрослая уже". Вы сами решаете что выкладывать в своей теме и, знаю, часто хочется поделиться философской выкладкой, мнением по вопросу, услышать мнение дорогих друзей. Пожалуйста, не делайте из темы личный блог! Это сложно комментировать тем, кто сюда приходит за цельными произведениями и их самостоятельными частями.



7) "Секс, наркотики, рок-н-ролл". Это к начинающим авторам - жизнь штука суровая, мы все знаем или хотя бы догадываемся. На самом деле у каждого достаточно потенциала, чтобы не спекулировать такими вещами как крепкое словцо и яркая сцена немотиворованного насилия. Произведение где живьем сварят щенка, конечно, заденет - но это не будет иметь к вашей авторской индивидуальности никакого отношения.



8) Флудерасты. Статью за флуд никто не отменял)



9) в гневе слугу не секи - покажешься пьян(с) Давайте сформулирую в общем: "бесит - не комментируйте". Можно даже не читайте. Все мы люди. Я вот "бурлаков на Волге" ненавижу люто - а художник-то не плох.



10) "Наш режиссер - дурак!" "тише, он идет сзади нас!" "ну я же в хорошем смысле слова!"(с) Ну вот вы поняли. Не хвалите что-то только ради издевки.
User avatar
Erna (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby WizyWizy (архив) » 06 Aug 2009, 21:23

[url="http://rifma.com.ru/Kaganov.htm"]Умопомрачительная ироничная статья о том, как стихи писать [b]не[/b] надо.[/url]
User avatar
WizyWizy (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Elven(Nik) (архив) » 24 Aug 2009, 10:21

[url="http://www.censura.ru/articles/graphomanie.htm"]Противоречивая, но довольно интересная статья о признаках такого распространённого явления, как графомания.[/url]
User avatar
Elven(Nik) (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Эрик (архив) » 24 Aug 2009, 15:56

[b]Всем творческим личностям с тонкой душевной организацией. [/b] (с)копипащено.



1) «[b]Творчество ценно само по себе. Человек же старался[/b]».

Если вас накормили невкусным супом, вы тоже будете хвалить повара за то, что он старался? Кто так делает, пусть первым кинет в меня камень. Если речь идёт о незнакомом поваре, конечно, а не о вашей сестрёнке, которая учится готовить.



2) «[b]А какое вы имеете право критиковать? А ну быстро скан диплома филолога![/b]»

А какое вы имеете право писать? А ну быстро скан диплома филолога!))

нет, на самом деле меня просто убивает эта позиция: писать может все, кто угодно. Дети, иностранцы, просто дуры. А отрицательные отзывы оставлять должны только филологи и гениальные писатели. Где логика?

Интернет вообще такое место, где писать может любой и комментарии оставлять — любой.



4) Разновидность пункта 3, более интеллектуальная. «[b]Это не настоящая критика, а критиканство! Настоящий критик должен анализировать произведение и называть его положительные и отрицательные стороны, а не перечислять ошибки. И вообще у тебя диплома нет[/b]».

[url="http://zhurnal.lib.ru/a/antiobozrewatelx/kritics.shtml"]http://zhurnal.lib.ru/a/antiobozrewatelx/kritics.shtml[/url]

Антиобозреватель сказал это ещё до меня.



5) «[b]А если автор бросит писать от вашей жестокой критики?[/b]»

Если автор из рук вон — не жалко. Может, займётся чем-то полезным... Впрочем, в любом случае, не жалко. Талантливые авторы не пишут так, чтобы их хотелось обложить матом, а от того, что парочка плохих или посредственных авторов бросит писать, ничего страшного не случится. Нечистот всегда полно.



6) «[b]Зачем вы травите писателя? Не проще ли нажать на крестик с верхем правом углу?[/b]»

Из эгоистичных соображений. Мне хочется читать качественные тексты, а не мозговые выбросы и сублимацию. Если никто не будет разносить тексты нежных фиалок, они расплодятся, и тексты их заполонят весь раздел. Тогда на крестик придётся нажимать слишком часто.

Тем более, если автор не полный дебил, он поймёт, что для того, чтобы на его тексты не писали таких злобных отзывов, надо писать лучше. Я вот тоже нежная фиалка и руководствуюсь именно этим.



7) «[b]Я пишу для себя[/b]».

В свой закрытый дневничок? Тогда вперёд, пишите дальше. Выставляете в свет? Готовьтесь к помоям в ваш адрес, если написано плохо.

[u]И да, если вы выставляете свой текст напоказ, то подразумевается, что вы надеетесь на отзывы и хотите, чтобы ваше творчество прочитало больше людей. После этого фраза «я пишу для себя» звучит более чем лицемерно. [/u]



8) «[b]Я же столько вложила в этот текст![/b]»

А когда вы читаете Донцову, вы тоже думаете о том, сколько души она вложила в эту конкретную книгу?

Читатель оценивает не автора, а конечный продукт. Если стиль плохой, в тексте сплошной пафос, да и герои прописаны просто отвратительно, то читателю плевать, что автор выстрадал это текст, потому что результат-то — фигня.



9) «[b]А с чего ты взял, что знаешь, как надо писать?[/b]»

[u]Я не знаю, как надо писать, зато я знаю, как не надо.[/u] Нет, не я придумывала эти правила. Я просто читаю книги умных людей и запоминаю.



10) «[b]О вкусах не спорят[/b]».

Мой вкус тут ни при чём. Потому что филология — это наука, и текст, на который пишется развёрнутый отрицательный отзыв с перечислением ошибок, оцениваются не по параметрам нравится/не нравится, а по параметрам хорошо/плохо. Это разные вещи, и если первая категория субъективна, то вторая чаще всего объективна. Спорных вопросов при уровне большинства авторов обычно не бывает.

Для примера объективные критерии:

орфография;

пунктуация;

согласование слов;

правильное построение предложений;

стилистика;

композиция.

Это только то, что вспомнилось и то, что можно назвать одним словом, а не передаётся целым абзацем текста или только ощущениями [я не филолог, так что кое-что словами передать не могу].



11) «[b]Вы ничего не понимаете! Это моё видение мира![/b]»

Вам сюда http:// diary.ru/



12) «[b]Критикуешь — предлагай[/b]»

Может, мне ещё ваш текст полностью переписать?

Я не бета, чтобы исправлять ваши ошибки.



13) «[b]А почему в твоей критике нет ничего про плюсы произведения?[/b]»

Я не собираюсь утруждать себя тем, чтобы выискивать ещё и плюсы. Об этом скажут фанаты произведения. Если их мозгов не хватает для того, чтобы написать отзыв более развёрнутый, нежели обычные «Крута! Проду!», то это никаким боком не мои проблемы.

Впрочем, скорее всего в произведении всё настолько ужасно, что положительных сторон назвать просто невозможно.



14) «[b]Ты просто закомплексованная уродина, которая самоутверждается за мой счёт![/b]»

[u]Это делает ваш текст лучше? [/u]



15) «[b]Не нравится — не читай[/b]».

Если я не прочитаю, я не пойму, понравилось мне или нет. И да, я часто читаю полностью, потому что иногда первые абзацы могут быть неудачными, а позже стиль выровняется.



16) «[b]Ну остальным же нравится![/b]»

[u]«В дерьме определённо что-то есть. Миллионы мух не могу ошибаться»[/u] (с) Станислав Ежи Лец.

Мне вот интересно, сколько среди этих «остальных» людей тех, которые разбираются в творчестве и склонны критически относиться к текстам.



17) «[b]Зачем говорить, что всё плохо? Можно же просто указать на ошибки[/b]».

Нет, если просто указать на ошибки, автор посчитает, что если исправить то и это, текст станет читабельным и даже хорошим. Если же там действительно «всё плохо», то текст проще отправить в помойку, чем исправить.



18) «[b]А как же нежная и ранимая душа автора?[/b]»

Вы не поверите, но мне плевать на неё. [u]Автор же, когда выставляет своё отвратительно творение, не думает о том, что моя ранимая душа пострадает от прочтения такого шлака. [/u]

«Это интернет, детка». Тут автора могут облить помоями, послать куда подальше, и если натура действительно такая нежная — зачем выставлять в общественные места?



19) «[b]Ну автор же любитель![/b]»

Никто от него и не требует профессионального уровня. Только банально читабельности. Хотите узнать, что такое профессиональный уровень? Найдите хорошего редактора, и после него вы получите документ в три раза больше исходного текста, пестрящий замечаниями на каждой строке.

И да, читабельность текста — это вовсе не то, что требует от автора непременного филологического образования. Для этого достаточно почитывать статьи и книги по текстописанию и дискуссии.



20) «[b]Ты мне завидуешь![/b]»

Было бы чему.



21) «[b]Сперва добейся[/b]»

«Чтобы понять, что яичница подгорела, не обязательно быть шеф-поваром».

Впрочем, чего вы такого добились на этом поприще? Написали парочку миниатюрок, которые похвалили ваши подружки, потому что они не хотят вас обижать/им не хватает знаний, чтобы оценить ваше творчество? Может, от вашего творчества писают кипятком от восторга все мировые гении пера? На ваши строчечки фапают до мозолей на ладонях все издательства? Нет. Так чего же вы добились такого особенного?



22) «[b]Я принимаю только КОНСТРУКТИВНУЮ критику, я учусь, самосовершенствуюсь, но не могу же я резко стать как Лев Толстой![/b]»

Это не школа начинающих авторов. Люди сюда приходят почитать творения, а не учить начинающих писателей.

___________________________________



[color="#FF0000"]/Э: не раз возникали дискуссии подобного рода, потому, дабы сто раз не повторяться, буду давать ссылки на сей пост. Что меня поразило - так это логичность ответов, до некоторых из которых я и сам не додумался.

Так что авторам будет лучше для начала прочитать сей пост, дабы потом не позориться, когда я по сотому кругу буду отправлять новоявленным гениям предложения отсюда или просто синонимичные им.

Считаю этот пост достаточно важным, поскольку все вышеприведенные статьи по критике и оформлению, порой бывают сложноваты для восприятия юным мозгом. Сей же пост весьма краток и ясен.

Желаю никому не упасть в грязь лицом. В особенности из тех, что любят писать подобную чушь,выделенную тегом [/color][b]б[/b].
User avatar
Эрик (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Mitsuko-chan (архив) » 24 Aug 2009, 19:27

[url="http://lib.ru/TRANSLATORS/NORA_GAL/slowo.txt"]Нора Галь: слово живое и мертвое.[/url]

Думаю, очень и очень полезная статья)
User avatar
Mitsuko-chan (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Эрик (архив) » 08 Oct 2009, 13:43

[b]Любителям ошибаться на "ться" и "тся". [/b]И только попробуйте потом сказать, что не знали. По-моему, каждый из писателей этого подфорума, должен на всякий случай следить за обновлениями в данной теме.



Тем, у кого нет чувства русского языка и у кого плохая память, кто мало читает или просто тем, кто не учил правила в школе. (Кстати, сам я ни одного правила, кроме жи-ши не знаю и при этом пишу относительно грамотно. Это я тем, кто очень любит кричать, что не может же он, бедный, все правила в школе учить!).



[u]Итак, задаем к глаголу вопрос. Если "что делает?" - в вопросе нет мягкого знака, то и в глаголе его не будет, если же "что делать" или "что сделать", то ставится, легко запомнить, так как в вопросе тоже есть мягкий знак.[/u]

Примеры : [i]Как это записывае[b]тся[/b]? [/i] - "что делает", без Ь.

[i]Я очень хочу наконец-таки с этим раздела[b]ться[/b]![/i] - "что сделать", пишем с Ь.
User avatar
Эрик (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Mari-ka (архив) » 11 Dec 2009, 09:13

Ну что ж. Закину и я одну познавательную статейку.



[b]ВЕЧНЫЕ ПЕСНИ О ГЛАВНОМ или ФАНТЫ ДЛЯ ФЭНА[/b]

[i][b]Генри Лайон Олди [/b][/i]



[i]«...По правде сказать, я испытываю весьма мало уважения к дорогой публике, которую обречен ублажать, как ханжа Трэш в «Варфоломеевской ярмарке», трещотками и имбирными пряниками, и я был бы весьма неискреннен перед теми, кому, быть может, случится прочесть мои признания, если бы написал, что публика, на мой взгляд, заслуживает внимания или что она способна оценить утонченные красоты произведения. Она взвешивает достоинства и недостатки фунтами. У тебя хорошая репутация — можешь писать любой вздор. У тебя плохая репутация — можешь писать как Гомер, ты все равно не понравишься ни одному читателю. Я, пожалуй, ребенок, испорченный успехом, но я прикован к столбу и должен волей-неволей стоять до конца...»

Вальтер Скотт, дневники, 1829 г. [/i]



[i]«Литературе так же нужны талантливые читатели, как и талантливые писатели»

С. Маршак. [/i]



[i]«Да, это — знамения ясные в груди тех, которым даровано знание; отрицают наши знамения только тираны!»

Коран, сура «Паук»[/i]





Перед тем как начать наш очередной семинар для молодых, не очень молодых и совсем не молодых авторов, мы хотели бы предупредить: дело в том, что наши советы, а особенно следование им, зачастую снижают будущие тиражи. Поэтому слабонервных сразу просим удалиться.



Очень хорошо.

Те, кто остались, знают, чем рискуют.

Итак, краткая прелюдия.



Недавно в журнале «Реальность фантастики» вышла в свет наша статья «Сеанс магии с последующим разоблачением, или Секстет для эстета»2. Там мы попытались рассмотреть с точки зрения так называемого «эстета» — человека, фантастику не читающего и отвергающего принципиально — основные тезисы, по которым «эстет» отрицательно оценивает фантастику. И попытаться доказать хотя бы для себя, что тезисы эти совершенно нелитературны — скажем, размер тиража или скорость письма, или что-нибудь в этом роде. Довольно быстро в журнале началась полемика, Владимир Пузий и Михаил Назаренко написали свою контрстатью, где возражали нам и спрашивали: где же Олди видели таких эстетов, если их в природе нет, и с кем в этом случае мы полемизируем?



Сообщаем: таких эстетов мы видели.



Во-первых, в Союзах писателей России и Украины, особенно в руководстве. Потому что под соусом указанных нами тезисов мы, Александр Зорич, Михаил Бабкин и ряд других авторов в эти союзы приняты не были. Тезисы прозвучали, фантастам отказали.



Во-вторых, таких эстетов мы видели в литературном институте им. Горького. Обычно это профессоры, заведующие кафедрами, деканы и ректоры.



В-третьих, таких эстетов мы регулярно видим на телевидении в литературных передачах, в профильных высших учебных заведениях, на кухонных посиделках, на богемных тусовках и прочее-прочее-прочее.



Но!

Наш сегодняшний разговор не про эстетов, а про фэнов. Так что заранее готовьте вопросы, где Олди видели таких фэнов.



На самом деле коренной (или ортодоксальный) фэн и не к ночи вышеупомянутый эстет, как это ни парадоксально звучит, — две стороны одной медали. Во многом они сходятся, даже сами не очень это понимая. Особенно данная непонятливость видна со стороны фэнов, ибо эстеты аргументы фэнов умело используют в свою пользу. Это противоположности, которые, как известно, суть единство и борьба. И оказывается, что единства здесь куда больше, чем борьбы.



В чем же они схожи: эстет с фэном?



Первое: и те, и другие, как правило, не читают ту литературу, которую ругают. Эстеты не читают фантастику, а фэны-ортодоксы в большинстве не читают всю остальную литературу. При этом, практически ничего не зная о той области литературы, которую они, мягко говоря, критикуют, обе стороны берут на себя смелость отказывать ей в литературности, говорить, что это плохо по разным причинам и критериям, и утверждать это с совершенно невероятным апломбом.



Второе: Как мы уже говорили, и те и другие категорически уверены в своей правоте. Может быть только так, и никак иначе, а кто считает по-другому, тот дурак.



Третий момент, о чем, собственно, у нас и пойдет речь, заключается в следующем. И те, и другие, и заядлые фэны, и оголтелые эстеты (если хотите, поменяйте эпитеты местами, это не важно) предъявляют к литературе, причем в первую очередь к критикуемой ими литературе, нелитературные критерии оценки. Оценивают не реальные литературные достоинства произведения, которые, кстати, тоже зачастую достаточно субъективны, а применяют некие внелитературные параметры, и согласно этим параметрам отказывают оппонентам в праве на литературу, достойную возвышенного или увлекательного чтения.



Поскольку речь сейчас в первую очередь о фантастике, а не, скажем, о дамском, историческом или детективном романе, поэтому разговор пойдет о критериях почтенного господина фэна, которые он предъявляет к своей любимой фантастике. Фэн априори фантастику любит, значит, он ее читал. Следовательно, выдвинутые им требования должны удовлетворять его вкус, объяснять, почему же ему, собственно, нравится именно это направление литературы. Итак, что же говорит фэн-ортодокс о фантастике?



Ибо то, что говорит фэн-ортодокс о всей остальной литературе, кроме фантастики, повторять в приличном обществе не рекомендуется.



[b]ТЕЗИС 1. В фантастике главное — фантастическая идея. Все остальное (эстетика, язык, стиль писателя, характеры героев, антураж, лирические и психологические отступления, пейзажные зарисовки, портреты персонажей и т. д.) — второстепенно и служит только вспомогательными средствами для раскрытия фантастической идеи. [/b]



[i]«Так называемое «произведение» рассчитано исключительно на людей, не имеющих фундаментального образования и глубоких познаний в истории культуры, но нахватавшихся по верхам и испытывающих комплекс неполноценности от осознания своей ущербности. Вывод — книга рассчитана на представителей рабочего класса, сподобившихся окончить политех.»

Говорят читатели [/i]



Раскрытие Великой Фантастической Идеи.

Казалось бы, все совершенно литературно.



Другое дело, что в последнее время, если вы следите за мутациями термина «фантастическая идея», в этом словосочетании слово «фантастическая» стали опускать. Теперь все чаще это просто называют ИДЕЕЙ. Спросите у любого правоверного фэна — и он вам объяснит, что это за зверь: фантастическая идея. Подводная лодка в «20 000 лье под водой» Жюля Верна, лазер в «Гиперболоиде инженера Гарина» Алексея Толстого, машина времени у Герберта Уэллса и так далее. Вроде бы все нормально и литературно: ну кто такой капитан Немо без «Наутилуса»?! Кто такой Гарин без своего замечательного гиперболоида и герой Уэллса без машины времени?! Кто такая, наконец, Баба Яга без помела и ступы?! За исключением малой детальки, без которой машина, как без двигателя, не ездит. Все вышеуказанное, может быть, штука и фантастическая, но никаким боком НЕ ИДЕЯ. Рядом не лежало.



Почему?



Давайте возьмем такую занудную вещь как идейно-тематический анализ. Не спешите разбегаться, господа писатели, мы не собираемся грузить этим ваши впечатлительные натуры. Просто, на минуточку вспомнив свое режиссерско-актерское прошлое, хотим заметить в упрощенном варианте: тема — она всегда конкретна, а идея всегда абстрактна. Тема — это материал, на котором строится книга, а идея — то главное, что хочет сказать этой книгой автор.



Тема отвечает на вопрос: ЧТО? Идея: О ЧЕМ? Сверхзадача: ЗАЧЕМ? (чего я-писатель хочу от читателя: понимания, просветления, восхищения, денег — нужное подчеркнуть).



Если, скажем, режиссер ставит трагедию «Ромео и Джульетта», то темой является конфликт двух знатных семейств в Вероне такого-то века… Можете, если угодно, продолжить до победного конца. Понятный, конкретный материал. Два семейства поругались, возникли проблемы, четко указано время и место действия. Что-то вроде хорошей аннотации: прочитал — и уже в теме. Командуйте художнику и костюмеру, какой реквизит подбирать на складе.



А вот идея...



Мы с вами в ближайшее время, к счастью, не в состоянии обратиться к Шекспиру и спросить: какую идею, почтенный Вильям, вкладывали лично вы? Значит, при постановке спектакля идею режиссер формулирует сам, ставя свои задачи. Вы можете поставить спектакль о том, что, к примеру, любовь бессмертна и побеждает даже физическую смерть. Тогда вы расставите определенные акценты, подчеркивая эту идею. Или можете взять другую идею: допустим, наш жестокий век убивает все святое, особенно любовь, утопив чувство в нужнике реальности. Спектакль (или книга, если угодно) сразу заиграет иными гранями. Теперь мы говорим не о жизнеутверждающем начале, а наоборот, о пессимистическом — все умерли, а оставшимся в живых очень плохо. Главный признак настоящей литературы, если верить специалистам.



Но в любом из приведенных примеров идея абстрактна. Она выражает какую-то общую мысль или концепцию.

ИДЕЮ, одним словом.



Скажите, пожалуйста: неужели в романе «Мир-кольцо» мир-кольцо способен являться идеей романа?! Честное слово, мы оба впадаем в депрессию, когда некоторые читатели нам рассказывают: «Олди, в вашем романе «Путь Меча» чудесная идея — у вас мечи разговаривают!»



То есть, правоверный фэн берет некую сущность, которую называет сперва фантастической идеей, затем просто идеей книги, и постепенно, шаг за шагом выводит ее в ранг идеологии текста, главной мысли (чувства, мироощущения) автора. И зря. Лазер — это не идея. В книге «Гиперболоид инженера Гарина» может, скажем, звучать идея: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Может идти речь об идее ответственности изобретателя за свое изобретение в социальном смысле. Может быть прописан крах человека, возжелавшего стать сверхчеловеком. Мы меньше всего намерены сейчас вас просвещать — каждый прочтет книгу и сам выстроит себе идею.



Так что ж тогда означает для книги лазер?

Что берет фэн, называя это идеей?!



Это ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ. Фантастический элемент, или, как говорят в театре, предлагаемое обстоятельство. Например, я командую: «Девушка, прочитайте мне монолог Катерины «Почему люди не летают?» из «Грозы» Островского». Девушка читает — люди, мол, не летают как птицы, потому что станут гадить друг другу на голову. Не нравится мне, как девушка читает монолог. Тускло, скверно, без огонька. Я и предлагаю: «Милая, вот представь себе, что ты сейчас взлетишь. Читаешь, а дыхание подкатывает, земля уходит из-под ног, начинаешь терять равновесие!..» Актриса пробует, представляет, пошел верный звук, монолог приобретает новые краски! Так вот, неужели идеей монолога является предложение режиссера: «Представь, что ты летаешь!»? Неужели ЛЕВИТАЦИЯ внезапно становится идеей монолога?



Нет. Это ПРЕДЛАГАЕМОЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВО.

Инструмент для достижения поставленной цели.



А правоверный фэн берет этот вспомогательный, технический элемент, задача которого подчеркнуть наиболее остро, под неожиданным углом, те или иные социальные, личностные, Бог знает какие черты книги — и возводит в ранг ИДЕИ… «Милая, самое главное в тебе — левый глаз! И даже не собственно он, а то, как он косит…». Может, это и чудесно, что глаз косит, мы же не против. Но едва допущение, предлагаемое обстоятельство, оно же «фантастическая идея» ставится в центр восприятия, делается главным достоинством, становится «просто идеей», — книга начинает усыхать. Частности становятся основой, средство становится целью. От всего монолога остается лишь режиссерская задача актрисы — почувствуй, что ты летаешь. Все остальное исчезло, потеряло смысл. «У них мечи разговаривают», и баста. Хотелось поговорить об агрессии и путях ее «самоотвода», о феодальной утопии, о королях и капусте…



Нет, «мечи разговаривают»!

Все! Фэн приехал! Он четко знает идею произведения.



Когда писатель работает над книгой, он пьесу, которая у него в душе, сердце и голове, ставит «на бумаге» в виде моно-спектакля. Сам себе актерская труппа и режиссер, осветитель и художник, рабочий сцены и директор театра. Понимаете, в чем смысл? Один за всех. Но когда книга попадает к читателю, читатель не получает в руки готового спектакля. Он заново получает пьесу (правда, вместе с частичной режиссерской экспликацией), которую обязан ставить на своем театре. Читатель теперь сам себе осветитель, художник, режиссер, дирижер, актер и так далее. Если этот театр бездарен, если этот театр в качестве идеи возьмет: «Ах, лазер! — смотри-ка, блин, автор предвидел развитие науки!» — то все восприятие книги для этого читателя сведется к одной-единственной мысли, как к центру Вселенной:



«Ишь, лазер предвидел! Подлодку изобрел!»



Сейчас появилось разоблачение: оказывается, не Жюль Верн первым описал подлодку, а до него кто-то об этом уже писал. Очень важно! Ну, чертовски важно, кто первым написал, какая штука плавает под водой, да?! И спектакль соответственный получился: вместо власти — сплошной гиперболоид. Дамы и господа, идея зависит не только от писателя. Она зависит и от читателя. Один вложил, а второй увидел или не увидел, или увидел совсем другое. Можно «Гамлета» поставить тысячью способов, и каждый раз с разной идеей. Помнится, существовала оригинальная постановка, где, согласно режиссерской концепции, Офелия была католическая церковь, а Гамлет был Спаситель — английская версия, религиозная насквозь. Провалилась с величайшим треском. Но — почему нет? Мы можем о Гамлете поставить спектакль, где месть ведет к гибели. А можем выдвинуть идею, что злодеяние должно быть наказано любой ценой. А теперь представьте, если мы в качестве идеологического зерна «Гамлета» выдвинем фантастическую идею:



«У НИХ ПРИЗРАКИ ПО ЕВРОПЕ ХОДЯТ!!!»



Какая замечательная идея! Представляете, весь спектакль об этом! В начале был призрак, все остальное — ерунда!



Итак, фантастическое допущение или фантастический элемент, или предлагаемое обстоятельство (назовите, как хотите) не является литературным критерием и тем паче литературным достоинством произведения. Фантастика, оцененная по этому критерию, выходит за рамки литературы. КАК написано, уже не играет никакой роли: лазер достоверно изображен? — ну и слава богу, чудесная книжка!



Вы что, никогда не читали отклики: «У автора в книге все хорошо, но крепость описана неточно: донжон должен быть на три метра выше». Вот оно! — предлагаемые обстоятельства вылезли вперед. Ну, донжон. Ну, три метра. Для литературы невероятно важно. Тем самым фэн дает эстету сильный козырь: «Смотрите: они оценивают свою любимую фантастику по совершенно нелитературному критерию! Значит, какая же это литература? — а ни-ка-ка-я!».



А мы в качестве контраргумента — лазер с подлодкой...

Как жахнем прямой наводкой по эстетскому донжону!



[b]ТЕЗИС 2. В фантастике главное — эмоциональность, сопереживание, тонкие чувства, «невидимые миру слезы». «Над вымыслом слезами обольюсь» — все остальное (см. тезис 1) вторично по отношению к главному. [/b]



[i]«Если герои живые, интересные, смышлённые — любая идея покатит.» [/i]



[i]«Герои обязаны вызывать положительные эмоции разной степени интенсивности. Ведь в чём причины популярности футбола и непопулярности — водного пола? А в том, что в футбол многие играли, следовательно, считают этот вид деятельности достойным занятием, а значит, с симпатией в целом относятся к любому футболисту — «по умолчанию». Если герои вызывают более глубокие положительные эмоции, то тогда прощаются и штампованные сюжеты с кучей повторов, и достаточно тяжелый язык, через который приходится прямо-таки продираться.»

Говорят читатели [/i]



Оно, конечно, да. Если герои смышленые, то все пучком.

А уж если вызывают положительные эмоции разной степени интенсивности...



Обратите внимание: о каких-либо других достоинствах, кроме героев и идеи, в приведенных цитатах не говорится вообще. Идея даже в данном случае отодвигается на второе место, а вперед вылезают герои.

Живые и смышленые.



В свое время Александр Галич пытался определить разницу между стихами и не-стихами. Вспоминал, как на московской кухне они с друзьями долго старались понять, чем отличается поэзия от псевдо-поэзии. И в качестве примера привел четверостишие из Тютчева:



Вот иду я вдоль большой дороги,

В тихом свете гаснущего дня,

Тяжело мне, замирают ноги,

Ангел мой, ты видишь ли меня?



А потом другое четверостишие, написанное в том же размере, с той же системой рифмовки:



Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой,

Входила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой.



Александра Аркадьевича волновало: как объяснить человеку, не чувствующему поэзии, не воспринимающему поэтического слова, что первое — это стихи, а второе — «техническое стихосложение»? Ну, зарифмовал. И ни одного образа. Есть подробная картинка: яблони, груши, туманы, речка. Вот Катюша вышла на берег. Фотография в семейном альбоме. Образная система отсутствует, как класс. Но мы сейчас не об этом.



Эмоции слушателя налицо? Сколько угодно.

Может человек плакать под «Катюшу»? Безусловно!

Теперь вернемся к любимой фантастике, которая ждет нас, своих «сизых орлов», на крутом берегу.



Эмоциональность, конечно же, хороша. Сопереживание произведению, с нашей точки зрения, один из необходимых элементов восприятия. Книга, которая не вызывает сопричастности, становится абстрактной, умозрительной. Как бы чудесно она ни была написана высоким штилем и с лихо закрученным сюжетом, это, тем не менее, до конца не спасает — художественное произведение много теряет, если не трогает читателя за душу.



Все верно.

Но...



Эмоциональность — один из трех китов восприятия литературного художественного произведения. А именно: интеллектуальная, эстетическая и, собственно, эмоциональная составляющая, сопереживание. На этих трех китах держится и фантастика в том числе. Но среди троицы китов эмоциональность наиболее субъективна. Эмоциональный отклик может быть вызван совершенно нелитературным моментом в произведении. Грубо говоря, человек читает скверно написанную повесть с героями из картона и характерами из пластилина, вспоминает ситуацию, которая близка ему, похожа на ту, которая произошла в детстве с ним или с его родными... Естественно, у читателя пошла цепочка ассоциаций, переживаний, повесть запала в душу, стала любимой. Но мастерство писателя здесь ни при чем. Это случайное попадание в болевую точку конкретного человека.

И не имеет отношения к литературным достоинствам произведения.



В фантастике очень многие фэны, «заточенные» под эмоциональность в первую очередь, сводят сопереживание к отождествлению себя с героем произведения. В большей или меньшей степени. Молодые люди любят почувствовать себя Конаном-варваром и прочими мачо — отсюда и до Альфы Центавра. Юные леди, мы думаем, тоже найдут немало обожаемых прототипов в фэнтези: кошки-оборотни, элегантные вампирши... Эмоций — навалом! Грубый варвар всех обидчиков замочил, вот я бы тоже хотел, да что-то не получается. Зато имею обалденный всплеск чувств, когда это получается у книжного персонажа. На самом деле, вопреки приведенной выше цитате, для эмоционального отклика не обязательно в жизни испытать на личном опыте проблемы Конана или дамы-вамп.



Если взять ту же трагедию влюбленных в «Ромео и Джульетте» — то вряд ли у многих, к большому счастью, имелся сходный личный опыт.



Но при этом забывается напрочь, что эмоциональное переживание — это не обязательно положительная эмоция. Если герой произведения, к примеру, маньяк-таксидермист и вызывает у читателя реальную ненависть, если ситуация гнусна и рождает омерзение — это тоже сопереживание. Тоже эмоциональное включение в книгу. Еще какое! Но далеко не всем по сердцу испытывать отрицательные чувства. Далеко не каждый может через трагедию прийти к катарсису, а не просто испортить на день пищеварение. И результат для «эмоциональника» налицо: мерзкий злодей, мерзкая ситуация, у меня отторжение — в итоге не нравится мне эта книжка! КНИЖКА ПЛОХАЯ. Читатель не понял, что он на самом деле мощно включился в эмоциональный слой книги, испытал именно те чувства, которые туда были заложены автором, что автор молодец и достиг своей цели. Все сделано правильно, книга написана талантливо, но мы имеем конфликт с установкой: «Сделайте мне приятно!».



Литература — она не для того, чтобы гладить человека по пузику и говорить, какой ты, брат, хороший, и как ты похож на Конана-варвара.



Три кита, о которых мы говорили — эмоциональность, эстетизм, интеллектуальность — три ножки табурета. Три точки — устойчивая конструкция, всем известно. Человек, который пытается абсолютизировать или превознести над другими один из критериев, подобен человеку, который отпилил у табурета две ножки и пытается на оставшейся усидеть. Упал, ударился и обвинил писателя в отбитой заднице. К счастью, существует ряд умных и тонких читателей, которые могут оценить, что зачастую не книга плоха, а просто это, скажем, в области эмоций НЕ МОЯ книга. Мне лично она не понравилась, вызвала отрицательные эмоции или оставила равнодушным, но я понимаю, что это талантливая книга, которая не вошла со мной в «сердечный резонанс». Так скажет в ряде случаев грамотный, умный, корректный читатель. К сожалению, такое случается нечасто.



В свое время Чарльз Дарвин (когда он уже был стар, около восьмидесяти лет, если не изменяет память) писал в дневниках, что его перестали эмоционально трогать произведения Вильяма Шекспира. Из этого сэр Чарльз не сделал вывод, что Шекспир плох, что я, наконец, стал старше и понял, какая это все ерунда, начиная с сонетов и заканчивая пьесами. Он написал: «Что же СО МНОЙ случилось, что с возрастом я очерствел и разучился воспринимать Шекспира?».



Эмоциональный читатель — самый трепетный, он возвел в абсолют личную субъективность. Джоконда некрасива — значит, картина непрофессиональна, правильно? Я ж люблю блондинок, а она не блондинка. Этот принцип фэн автоматически переносит... Нет, даже не на книгу. Хуже: на автора. Поскольку метод оценки строится на самоотождествлении (с героями, ситуациями книги) и на содрогании сердечной мышцы, то фэн автоматом, неосознанно приходит к самоотождествлению с автором, принимая или отторгая не конкретную книгу — конкретного писателя. Он делает нелитературный (личностный) критерий оценки — псевдолитературным, обобщающим творчество.



Он говорит: «Слушайте, я три года назад плакал над его книгами, а теперь плакать перестал. Автор — отстой, книжка — дрянь! Исписался, продался за гонорары!».



Дорогой наш, мало ли — может, автор тебя перерос, может, ты вырос из вчерашних штанов, изменился твой личный опыт. Тебя перестали трогать определенные вещи. Нас же не удивляет, что ребенок способен расплакаться, если вы не купили ему мороженое, а вы от такой драмы даже в затылке не почешете.



Фэн берет ряд субъективных моментов, вешает их на автора, как заслугу или недостаток... А эти эмоциональные «ордена» замкнуты на читателя, и только на читателя. Давайте вспомним старый анекдот:



Грустный мужик заходит в магазин.

— Здравствуйте, я у вас вчера воздушные шарики покупал...

— Вам еще шариков?

— Нет. Я с жалобой: они бракованные...

— Воздух не держат?

— Держат.

— А что тогда?

— Не радуют они меня...



Звучит по радио «Шансон» абсолютно ерундовая песня — ну, скажем, псевдо-блатная. Написана отвратительно, исполнение хуже некуда, музыка мимо кассы. А небритый дядя рыдает: у дяди, к примеру, магаданские воспоминания, грехи молодости или что-нибудь еще. Это связано с литературным, музыкальным, вокальным качеством песни? Нет. А дядя утирает слезы — эмоциональность и сопереживание обалденные!



Слушая треньканье ностальгической гитары, можно плакать. Но будет ли справедливым заявление, что это и есть настоящая, высокопрофессиональная музыка, а не концерт «Аранхуэс» Родриго? Вот на этой бравурной ноте мы и переходим к третьей позиции. Что же еще самое главное в фантастике?
User avatar
Mari-ka (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Mari-ka (архив) » 11 Dec 2009, 10:12

[i]<продолжение>[/i]



[b]ТЕЗИС 3. В фантастике главное — увлекательный сюжет. Все остальное (см. тезис 1) только отвлекает от «забойного» сюжета. [/b]



[i]«Почему-то во всех дискуссиях никто не вспомнил о таких хороших сериалах, как «Черный отряд» и «Приключения Гаретта» Глена Кука. По-моему, в обоих случаях с увеличением номера книги интерес только возрастает. Насчет языка и прочего не скажу — хороший сюжет держит и без этих изысков. Естественно, появляется тень сериальности. Гаррет книжке к 5-ой стал довольно-таки утрированно-великим персонажем. Но сюжеты!!!! Сюжеты!!!»

«Па моему чем старши оне ставоновятся тем больши извращаются. Ну ни дагнать им Стругацких па языку. Вот жывущий в паследний раз была книга а эта скушная.»

Говорят читатели [/i]



Казалось бы, братцы-сестрицы, сюжет-то — литературная компонента! Значит, тут фэн — молодец.

А если задуматься, как в случае с фантастической идеей?



Первое: такой читатель читает очень много, очень быстро и практически никогда не перечитывает. А зачем? — сюжет-то он уже знает. Чего там перечитывать? Оно «и без этих изысков держит». Изыски не нужны. Мы бы сравнили такого фэна с бегуном-стайером. Бежит читатель из пункта А в пункт Б, страшно ему интересно, где этот пункт Б расположен, все силы отдает, лишь бы до финальной ленточки добежать, порвать ее грудью. Ни роща на обочине дороги, по которой он мчится, ни воздух свежий, ни речушка, которая течет за холмом, ни пейзажи вокруг дороги, цветочки-лепесточки, его абсолютно не интересуют — фэну позарез нужно добежать в пункт Б и сказать:



«Хорош сюжет! А сколько внезапных поворотов! В прошлой книге было шесть; в этой — целых восемь, значит, сюжет гораздо лучше. Кстати, два поворота были для меня непредвиденными...».



Это замечательно. Но дело в том, что к сюжету, как к литературному понятию, такое впечатление не имеет ни малейшего отношения. У сюжета — это скелет книги, цепь событий, меняющих психологическую мотивацию персонажей — есть свои закономерности, своя структура, архитектоника. Вспомним страшные слова: ЭКСПОЗИЦИЯ (введение в ситуацию), ЗАВЯЗКА (зерно основного конфликта), РАЗВИТИЕ ДЕЙСТВИЯ (внутреннего и внешнего, то есть развитие конфликта в первую очередь), КУЛЬМИНАЦИЯ (максимальное напряжение сил конфликта, вызывающее у читателя катарсис) и РАЗВЯЗКА. И вот мы берем в руки книжку, над которой тыщ двадцать фэнов пляшут ритуальные половецкие пляски и кричат: «Сюжет! Сюжет великий! Мы от этого сюжета балдеем с утра до вечера!!!». Начинаем смотреть: а кульминации-то нет!

Финала же, то бишь развязки, нет вообще!



Говоришь автору книги при встрече: «Брат-фантаст, как такое получилось?!». Отвечает брат-фантаст: «Ты знаешь, тут я толстую книжку писал, да не дописал. Меня и попросили будущую толстую книжку на два или три тома разбить. Я резанул, где объем позволяет…».



Вот он, сюжет. У скелета по просьбе директора морга часть верхних позвонков отрубили — красивейший скелет получился! Ладно, проехали. Дальше говоришь: «Хорошо, а с завязкой у тебя почему проблемы?».



Брат-фантаст удивляется: «Откуда проблемы? Они с первой страницы машутся...»



Завязка — это первое событие, где закладывается зерно основного конфликта текста. Ну, скажем, хотим мы показать в книге, что самые заклятые враги, попав в общую переделку, способны начать сотрудничество друг с другом и могут найти общий язык. Желаем, понимаете, писать о гуманизме и человечности. О том, что люди в силах договориться, какие бы их ни разделяли барьеры: расовые, языковые, ментальные, сословные... Хорошо, не люди, а эльфы, орки, инопланетяне, барабашки, вампиры — но могут. В любых комбинациях. Замечательно. Начинаем сочинять сюжет. Скажем, герой что-то украл, попал в тюрьму, в тюрьме с кем-то подрался, начали его расстреливать, вешать или рубить голову, не отрубили, куда-то повели — он еще побегал-побегал по крышам и подворотням, потом познакомился с будущим врагом, с которым пойдет куда-нибудь в квест, где мы и станем развивать основной конфликт и идею...



Вроде бы, все понятно.

Но все, предшествующее первой встрече героев, сколько бы они ни бегали по крышам и не рубились на трехручных мечах, — это ЭКСПОЗИЦИЯ! Завязки еще не произошло! Зерно основного конфликта книги не было брошено в борозду! А герой уже полкниги бегает. А завязка не происходит. А он бегает и стреляет. А фэны аплодируют: «Какой сюжет!».



Нет сюжета, есть неумение автора книги создать гармоничную конструкцию. Автор не владеет ремеслом писателя. Нас же не удивляет, что пианист, если у него нет беглости пальцев и слуха, играет плохо? Сюжет — это целое искусство, плотный событийный ряд, умение подвести читателя к кульминации, где конфликт выйдет на высшую точку развития, где по идее — слышите? по идее! — должен произойти катарсис, самоочищение через соприкосновение с прекрасным. А писатель на конвенте, выпив сто граммов, хмурит бровь: «Да ну тебя, противный! Какая высшая точка, какой катарсис? Сделаем «промежуточный финал», а там посмотрим. Я тут думаю: может, это будет дилогия, а может, трилогия. Может, сериал забабахаю, если будет хорошо продаваться...»



Вот и вся кульминация! Вот и вся высшая точка напряжения конфликта. Писатель книжку уже издал, и гонорар потратил, и с читателями пять творческих встреч провел, но еще не решил вопрос композиции сюжета. А когда решит, тогда будет ему счастье.



В виде повышения тиража.



Мы понимаем, что сейчас говорим достаточно жестко. И еще раз фиксируем: подобные вещи указывают на неумение автора строить сюжет. Когда фэны вокруг него пляшут и припевают: «Какой дивный сюжет!», под сюжетом они понимают не фабулу, не цепь событий, даже не интригу — банальную последовательность физических действий и ситуаций. Пошел, побежал, украл, попался, вор должен сидеть в тюрьме, отсидел, встретил знакомого эльфа, улетели на Эпсилон Эридана... Это и есть ряд картинок, не меняющих мотивации персонажей, не развивающих основной конфликт, не работающих на идею, и так далее. Значит, когда говорят: «В книге главное — сюжет», мы отвечаем: «Врешь! Ты не в курсе, что такое сюжет. И любимый твой писатель тоже не в курсе.»



Как итог, имеем полное преимущество «приключений тела» над «приключениями духа».



Литературное произведение — это сложный организм. Даже если беготню назвать сюжетом, то получится следующее. Из организма выдрали скелет и говорят: «Какой хороший организм! Все остальное неважно: ни мышцы, ни кожа, ни слизистая, ни желудок, ни печенка! С хорошим скелетом и без этих изысков покатит...» При таком подходе идеал — развернутый комикс.



Начинается цепная подмена понятий. Если мы понимаем кульминацию действительно как момент читательского катарсиса, как место сюжета, где конфликт достиг высшей точки — Ромео и Джульетта мертвы, над трупами братаются Монтекки с Капулетти, зрителя трясет: «Что ж вы поздно опомнились, гадюки?!» — то для фэна-»сюжетника» кульминацией является финальная драка. В финале подрались — значит, есть сюжет. Ну, а развязка — это, значит, промежуточный финал, тонкие намеки на будущие книги и пауза на полгода перед тем, как автор напишет продолжение.



Виват сюжету!



Под бурные аплодисменты вспомним фрагмент интервью Станислава Лема:

«Чем меньше компетентен читатель, тем большее внимание он обращает на занимательную фабулу. Антек пнул в зад Маньку — больше ничего не происходит. Вопросы литературного мастерства, искусства повествования, языка их совершенно не интересуют. Существует молчаливое большинство читателей, о которых мне ничего не известно, но я имею некоторое представление о тех, кто на Западе пишет в любительских журналах и устраивает периодические конкурсы НФ. Вопросы литературы не существуют для них вообще! Вы понимаете, что это значит: не существуют?! Им, конечно, известно, что такое литературный вымысел, ведь это взрослые люди, но из этого ровно ничего не следует. Они вообще не слыхали о каком-то там Уэллсе! Как же, ведь это такая древность! Кому интересно читать книги с пожелтевшими страницами? Кому захочется носить брюки по моде 1947 года? Они не читают ничего, кроме фантастики. Знания о физике? Из НФ. О биологии? Из фантастики. Американские психологи попытались воссоздать психофизический тип таких читателей и авторов. И знаете, что оказалось? Чаще всего это молодые люди со множеством комплексов, страдающие от одиночества неудачники. Нередко им просто не везет с женщинами. Найдет такой субъект себе девушку — и очень скоро перестает издавать эти научно-фантастические журнальчики. Это просто средство приятельского общения.»



В принципе, четвертый тезис, к которому мы собираемся перейти — это гипертрофированный третий, доведенный до абсурда. Клинический случай, имеющий своих рьяных приверженцев.

Продолжение следует



[b]ТЕЗИС 4. В фантастике главное — драйв, экшн. Сложный язык, психология, пейзажи, описания, размышления и отступления — лишнее. [/b]



[i]«Уж я эту книгу читал-читал, и с начала читал, и с середины читал, и с конца, и в глазах рябило... Эту идею, по-моему, можно в куда меньший объем уложить... И еще постоянные вставки каких-то левых объяснений-рассуждений в самом действии, не идет на поддержание напряжения, еще немного почитаю, если не въеду — заброшу. Осталось ощyщение, что все в этой книге такие yмные, да и автоpы тоже ничего — а вот я дypаком ypодился.»

«Книга читабельная, но тяжелая и нудная. Когда закончил читать, осталось странное чувство — то ли хотели из меня авторы идиота сделать, то ли я уже и есть готовый идиот. Не самое приятное чувство после чтения, правда?»

Говорят читатели [/i]



Итак, любители экшена унд драйва. Это люди, которые испытывают острый адреналиновый голод. Чаще всего в реальной жизни они заняты какой-нибудь достаточно нудной сидячей работой. Реплику из зала: «Программисты!» мы отметем, как неорганизованную — не обязательно: офисные работники, клерки, книготорговцы, мало ли, кто еще. Они пытаются получить от книги то, чего им не хватает в реальной жизни — адреналинчику. Что для этого лучше всего, а главное, безопасно для любимого тела — порубиться в компьютерную игрушку, отстреливая монстров (что-нибудь DOOMоподобное), либо боевик по телевизору посмотреть, либо почитать соответствующую книжку, к примеру, новеллизацию того же DOOMа. Вот где экшена — завались.



Все, что снижает градус оного драйв-экшена — все, что делает литературу литературой — подобные читатели считают лишним и вредным.



Да, сгущаем краски и доводим до абсурда.

Но приглядитесь: так ли сгущаем и так ли уж доводим?



Тут стоит поговорить о темпоритме. Дело в том, что темп — это частота, скорость развития ВНУТРЕННЕГО действия. Динамика изменения характеров персонажей, динамика развития взаимоотношений, идей, концепций; психологического напряжения в конце концов, если речь о триллере или хорроре. А ритм — это частота и скорость развития ВНЕШНЕГО действия. Тот самый экшн, о котором, собственно, идет речь: что герой сделал, куда побежал, с кем сразился, кого обманул... Сочетание этих двух параметров дает настоящее, истинное, объемное действие — когда оно идет и внутренним, и внешним курсом.



Если в результате внешнего действия меняются психо-характеристики героя — это, естественно, не может оставить его внутренний мир, характер, мировоззрение и отношения с людьми в прежнем виде. В то же время, из-за того, что он меняется внутренне, герой начинает по-другому действовать внешне, меняется его реакция на внешние раздражители. Допустим, в начале книги он за косой взгляд готов был убить, а в финале понимает, что насилие — великий грех. Вот это и есть истинное действие, подлинный темпоритм книги: внутреннее и внешнее взаимосвязаны, перетекают и взаимообусловлены.



Однако любитель экшена темп не воспринимает ВООБЩЕ. Внутреннее действие проходит мимо него, оно ему в принципе неинтересно. Он говорит, что это отстой, герои слишком много шевелят извилинами и сердечной мышцей, да еще и любуются пейзажами — побежали-побежали!!! Мало ли, что герой там думает или меняется — мочить надо! А он задумался, дубина — щас самого замочат!

Руби!!!



Кстати, бывает очень быстрый темп и очень медленный ритм. Внешне действие может почти не двигаться — и быть крайне напряженным внутри. Хичкок говорил: положите молодоженов на кровать, заставьте заниматься любовью, а под кроватью разместите бомбу с часовым механизмом. Любовь, страсть, видеоряд самый чудесный, а зрителей трясет. Но напряженный темп при медленном ритме любителем экшна не воспринимается. У него этот аспект восприятия кастрирован. Ему главное дождаться, когда бомба наконец взорвется. А потом радостно наблюдать, как во все стороны будут лететь кишки.

Вот это да, это круто, это драйв!



Изменения темпа фэна-адреналинщика раздражают. Но ведь и любимый ритм — основа экшн — как любой ритм, состоит из чередования слабых и сильных долей. Упирая на необходимость постоянного драйва, наш фэн из всего оркестра оставляет только военный барабан. И чем дальше, тем больше его психика требует «дозы».

Эй, барабанщик, будь добр «колбасить» без пауз!



Драйв и экшн — скорость смены внешних псевдо-событий, скорость смены физических действий, скорость смены кадров, наконец. Это ритм, скорость развития внешней интриги — даже не сама интрига или сюжет. Естественно, это никак не может быть литературным критерием — сколько трупов приходится на единицу площади книги, сколько перестрелок, погонь и неожиданных явлений бога из машины или рояля из кустов. Но для определенного типа фэнов этот критерий является главным. Естественно, если фэн имеет неосторожность высказать подобное мнение в присутствии эстета, уже поминавшегося нами незлым тихим словом, то эстет радостно закричит:



«Да-да-да! Ты прав, господин фэн! Вот это в фантастике главное — кто кого убьет, и как быстро!».



Побыстрее доводить секс до оргазма и сразу засыпать. За столом мигом набивать брюхо до полной сытости, не вникая во вкус блюд. Пить вино исключительно ради скорейшего опьянения. Не смаковать, не ощущать букет, запах, любоваться оттенками, не соблюдать застольный ритуал, не произносить тосты, а хлобыстнуть залпом стакан-другой-третий, чтобы шарахнуло по башке. Для этого лучше подходит крепкое дешевое «жужло», а отнюдь не коллекционное вино или коньяк. Соответственно, любители драйва-экшена, как правило, люди непритязательные. Им подавай дешевенькие боевики — лишь бы в ассортименте бегали-стреляли.



Фантастический антураж — да, хорошо.

Лучше из бластера: из него больше народу замочить можно.



Добавим, что это самый агрессивный тип фэна. Если он не получает от книги желаемого, автор огребает по полной. И ко всему, снижающему драйв-экшн, этот читатель относится с наиболее яркой, громко декларируемой ненавистью. Остальные фэны могут лишь позавидовать неукротимой силе его духа.



[b]ТЕЗИС 5. В фантастике главное — оригинальный мир (антураж), возможность хоть на час убежать от серой реальности, в которой нам выпало жить. Все остальное (см. тезис 1) только мешает. [/b]



[i]«Фэнтези, как литературный жанр — это описание виртуальных миров с работающей в них магией. Причём миров с чёткими границами между тёмными и светлыми силами. Поэтому многие необоснованно относят к «фэнтези», например, Семенову или Олди. Это просто историческая фантастика, с вполне земной географией. В настоящем фэнтези так не бывает.»

«Взялся за рассказы Чехова. И так оно тяжело в меня идет... И не потому что язык плохой или там недопонимаю чего, а уж больно безысходно он мир описывает, особливо людей. Так и маюсь с тоненькой книжицей вторую неделю, вдавливаю в себя по капле. Правильно говорят про эскапизм. Hу нафига мне при нашей поганой действительности еще и про чужую поганую действительность читать? Уж лучше я похождения очередного фанерного героя почитаю, при том, что в последнее время интересные авторы вовсю появляются.»

Говорят читатели [/i]



Разумеется, чаще всего этот читатель — эскапист. Дайте мне другой мир: мне в этом неуютно. Мы не будем рассматривать деформацию психики — это к психоаналитику, там объяснят. Если ты, братец, в этом мире не устроился, кто тебе сказал, что ты устроишься в другом?! Тебя ближайший разбойник зарежет из-за твоих кроссовок на первом километре. Если не зарежет — будешь ты репу окучивать до пятидесяти восьми лет, потом умрешь от цинги, и на этом закончится вся твоя интересная жизнь.



Вернемся к литературе. Да простят нас господа миросозерцатели, но мы глубоко убеждены: принципиально новый мир придумать невозможно. Вообще. Вся европейская мифология не смогла придумать кенгуру. Кентавр — это человек плюс лошадь, химера — это коза-лев-змея. Все комбинации не выходят за рамки сочетания знакомых элементов! Хоть нарисуй восемь карт с комментариями, и напиши, что тут гора Скелетов, а здесь море Упырей, и назови область Амблздох-на-Тир-Манхеттене — именовать этот винегрет принципиально новым миром может только человек с очень ограниченным представлением о мироздании. Эскаписту, которому здесь плохо, и в Амблздохе жизнь медом не покажется.



И возникает вопрос: а с каких пор декорации стали главным в спектакле?!



Вынес художник, или вовсе рабочий сцены, станки, покрасил мешковину, налепил плюш, расставил пандусы с реквизитом — вот, вот он, истинный смысл спектакля! Уберите Ромео и Джульетту! Режиссер, пшел вон со своими мизансценами и сверхзадачами! Осветитель, сюда, сюда свети, чтоб лучше видно было! Вот оно — главное!

А потом удивляемся, почему зал пустой...



Здесь звенит первый звонок о нелитературности данного критерия. Попытка перевести литературное пространство книги в принципиально иное — пространство ИГРЫ. Мне здесь неуютно — книга, дай мне материал, чтобы я себе эрзац-жизнь придумал. Мне и полегчает. Книга нужна как инструмент для достижения цели особого толка, а вся ваша литература этому типу фэна не так и интересна. И после выхода книги набегают буйнопомешанные миро-творцы: давайте распределим расы и кланы, территории и майораты, найдем уютную нишу в песочнице, где я, скучный и толстый, буду герцог де Воляпюк или вампир Тилидракул из славного клана Чеснокоустойчивых... Фактически что делает любитель миров? — он берет книгу, читая, убивает ее и из трупа делает зомби-сценарий для своих дальнейших экзерсисов.



Сценарист он плохой, но это дело десятое.



Тут формируется цепь этапов смерти книги в процессе чтения. Путем такого подхода правоверный фэн выхолащивает книгу этап за этапом. Прочитал, проникся возвышенным духом и, главное, «оригинальным миром» — тряхануло человека! Хочу испытать еще раз! Хочу! Начинаю писать фанфики в изобилии, искать похожие книги (лучше сериал про этот мир), начинаю придумывать игры, переносить реалии книги в свою жизнь, сетевой ник себе придумываю соответствующий, одежду шью по выкройкам книги (см. страницу 112), зову себя эльфом, драконом или космодесантником Пупкиным. Что мы воспроизводим в данном случае? — дух книги? идею книги?



Ничего подобного.

МЫ ВОСПРОИЗВОДИМ РЯД ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ!



А потом, обвешавшись этим делом с ног до головы, удивляемся: почему дух книги не нисходит на нас?! Или нисходит, но меньше, чем раньше.

Видимо, мало потрудились.



Раз получилось плохо, надо пробовать дальше. Фэн-миролюбец пытается заново воспроизвести ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ впечатление от книги. Путем, естественно, развития описанного мира вне книги. Опять что-то не так. Приходят самые кондовые любители оригинального антуража: «Это вы, друзья, неточно прониклись книгой. Не до конца выучили географию, этнографию, биографию, как кого зовут, кто у него папа, кто у него мама, на каком материке жил, кто у него был троюродный дедушка в восьмом колене. Щас выучим, и будем нам счастье, и дух книги возрадуется!»



А духа уже давно нет. Стоит ли удивляться, что он не появится? Всё выучили! Весь мир — назубок. У вас много возникает душевных переживаний от чтения энциклопедического словаря?! — у нас нет.



Тогда на пороге является следующий тип миролюбца и говорит: «Драйву мало! Щас! Двуручный меч, мочиловку — и дух снизойдет!» Дух книги кончается в страшных муках, книга в фанфиках, играх и вторичных мироконструкциях превращается в глухое квестовое мочало и мочило... В мире воцарились маньяки. И следом за маньяками приходят последние. Хохмачи. Приколисты. Они говорят: «Надо постебаться, тогда все будет классно! Введем эльфа Валокордина или космического императора Трицератопса, посмеемся, и баста!».



Все. Для кучи читателей книга умерла, не выдержав пыток фэнов-миролюбцев, похоронена, и на могиле установлен надгробный камень.

Умерли дух книги, идея книги и так далее.



Как только «мир» как антураж, как декорация вылезает на первый план, и это провозглашается основным содержанием (достоинством) книги, со сцены уходят и актеры, и режиссеры, и музыканты из оркестровой ямы. Остаются пыльные декорации, которые без людей, без талантливых исполнителей гроша ломаного не стоят — мешковина, сусальная позолота. И на этой темной сцене правоверные фэны с горящим взглядом пытаются разыграть спектакль сами: «Сейчас мы в этих декорациях станем Олегами Табаковыми и Клодами Ван Даммами!». Нет, не становятся. В результате толпа вандалов разносит декорации вдребезги, а эстет, сидя в зале, говорит: «Ну, конечно, дрянь! Я же знал заранее! И декорации у них пыльные...».



Резюме: сам по себе отдельно взятый критерий прописанности и проработанности мира не является литературным критерием. Иной писатель десятью фразами и легкими вкраплениями в текст зарисовок буквально на одну-две строчки даст знать о мире больше — образ мира, ауру, ощущение, — чем тот, кто полкниги исписал географией и этнографией.



И вот теперь — тезис шестой.

Самый честный, но ничуть не более приятный для ценителей литературы.



[b]ТЕЗИС 6. В фантастике главное — развлекательность, возможность расслабиться и отдохнуть после работы и семьи. [/b]



[i]«Как уже достали сверхзамороченные романы, построенные на ассоциациях, понять которые можно только изучив основательно буддизм, индуизм, ветхий завет, историю, а также еще кучу прочей херомании, так как на протяжении всего повествования герои остроумно намекают на эти связки. Что меня раздражает, так это необходимость серьезной подготовки к чтению.»

Говорят читатели [/i]



Дайте мне возможность расслабиться, отдохнуть после работы и семейных забот. Нечего меня грузить всяким умняком. Я хочу оттянуться. Да, совершенно не обязательно огромное количество экшена, но я хочу развлекательности.



Классика: ЧЕЛОВЕК РАЗВЛЕКАЕМЫЙ.



Это читатель, который не намерен прилагать никаких усилий, чтобы проникнуться духом книги, понять, что же, собственно, хотел сказать автор, получить удовольствие от языка, от ассоциативных связей, эмоционально пережить книгу, почерпнуть что-то новое в интеллектуальном плане. Ему нужна одна функция: мне скучно, я устал, мне облом, не грузите — развлеките меня.



В общем, это честный тип фэна. Он открыто декларирует свою позицию, четко прописывая место фантастики в своей жизни, отказывая ей в литературных составляющих искусства и оставляя только голую развлекательность. Тут, правда, неплохо бы понимать, что У-влекательность и РАЗ-влекательность — как говорят в Одессе, две большие разницы. УВЛЕКАТЕЛЬНО написанная книга, как правило, гармонична. В ней есть и интересный сюжет (настоящий сюжет, а не беготня и суматоха), и хорошо прописанные персонажи, есть развитие характеров, динамика внешнего и внутреннего действия, кульминация, идея, оригинальность...



УВЛЕЧЬ можно с собой в дорогу. Вместе.



А РАЗВЛЕЧЬ можно лежащего на диване или сидящего в кресле. Само слово так устроено. Если писатель УВЛЕК вас — вы вместе с ним идете в путешествие. А если он вас РАЗВЛЕК — то вас чиркают по пузику перышком. Похихикали, и славно. Очень существенный нюанс словообразования.



Читатель, который оставляет от всего спектра книги лишь развлекательность, лишает автора права пользоваться целым рядом литературных приемов, делающих книгу лучше. Фэну не надо лучше, ему надо отдохнуть. А «лучше» мешает отдыхать. Фэн не хочет толкнуть дверь, чтоб войти. А уж о том, чтоб подняться по ступенькам, не идет и речи. Зачем прилагать усилие, ежели мне надо оттянуться после трудового дня? Нет, мне дайте дверь нараспашку и ковер под ноги, а я еще посмотрю, ходить по нему или, может, прилечь поспать! Вдруг ковер недостаточно мягок и ворсист, вдруг там ступенька, споткнусь еще случайно...



Такой читатель сознательно кастрирует собственное восприятие, духовный мир, возможность сопереживания, эстетического удовольствия и т. д. Добровольно отсекает ряд параметров, ряд граней личности. Человеки развлекаемые (а имя им — легион!) провоцируют и писателя заняться самокастрацией: за право первородства тебе, брат-автор, нальют ба-альшое корыто чечевичной похлебки.



Прильнем и отхлебнем?



[b]CODA [/b]



[i]«Не люди говорят языком, а язык говорит людям и людьми.»

Мартин Хайдеггер [/i]



[i]«Одна печатаемая ерунда создает еще у двух убеждение, что и они могут написать не хуже. Эти двое, написав и будучи напечатанными, возбуждают зависть уже у четырех...»

В. Маяковский [/i]



Проводили как-то на литературном форуме, посвященном фантастике, опрос:

«Что самое важное в книге?»



Первое место, совершенно точно следуя вышеизложенным тезисам, заняла Ее Величество Идея, под которой большинство, судя по комментариям, понимало ту самую фантастическую идею — лазер, Мир-кольцо, говорящие мечи (прим. 30% голосов). Второе место занял Его Величество Сюжет (около 25% голосов). Под сюжетом понималось сами знаете что, в качестве самых сюжетных книг приводились тексты без конца и начала. И участники опроса дружно радовались, что автор намерен еще несколько книг к этим огрызкам дописать, но сколько именно томов, пока не решил. Третье место заняла Принцесса Читабельность (около 20% голосов). Чувствуете кайф самого слова? — ЧИТАБЕЛЬНОСТЬ... За ней на четвертом месте (около 13%) оказалась целая компания царедворцев под общим названием «Другое». Участники опроса под этим понимали, опять же исходя из комментариев, «мочилово», юмор, отсутствие натурализма (народ раздражало слишком подробное описание быта, природы и пр.), эмоциональное сопереживание и т. д. Пятое место занял ненаследный Принц Мир, огорчив сторонников-эскапистов (5% голосов). Герои — живые и смышленые, с валом сопутствующих эмоций — заняли почетное шестое место (4%). Герцогиня Новизна (типа, раньше этого не читал, а теперь прочел) набрала всего 3% голосов, заняв седьмое место.



А последние два места, восьмое и девятое (по жалкому 1% голосов на каждого), разделили бастарды, изгнанники, отребье: Достоверность и Язык.



Вдумайтесь, дамы и господа! ЯЗЫК, основное средство выразительности книги, единственный инструмент писателей — нет у нас другого инструмента! — нужен одному проценту читателей! Правоверным фэнам язык ни к чему! Как написана книга — абсолютно неинтересно!



Это говорит об одном. Вышеупомянутые шеть тезисов — и не только они — выводя фантастику из литературы в какое-то совершенно другое пространство, сделали свое дело.



По этому поводу давным-давно с рек вавилонских раздается известный нам всем плач Ярославны: фантастика умирает, уже умерла, у фантастики кризис, все очень плохо. «Пишут один отстой; читать нечего; вокруг сплошные графоманы и халтурщики...» Полно, друзья, не стоит абсолютизировать! Как известно, по закону Старджона 90% чего угодно — полная дрянь; и фантастика — не исключение. Правда, плакальшики отчего-то полагают, что к фантастике это относится, а во всем остальном проценты шедевров много выше.



Мы бы сказали иначе. Засилья полного отстоя, торжества клинической графомании в нашей фантастике нет. И не спешите спорить. Сперва выслушайте до конца.



В фантастике имеет место засилье середнячков-ремесленников. Легионы «худо-бедно». Они худо-бедно владеют языком. Ну, по крайней мере, падежи могут согласовывать. Они худо-бедно способны описать героя и даже добавить ему парочку индивидуальных черт. Они худо-бедно слепят сюжет — ну, не то чтобы сюжет, но историйку расскажут. Арсенал ремесленных навыков у них есть — может быть, и не шибко большой, но кое-что умеют. С фугами Баха проблемы, но на гитаре у костра получится.



Так вот, на страницах книг этих ремесленников средней руки воплощаются в жизнь все тезисы, о которых мы говорили. Деловитый литератор-фантаст, в худшей или лучшей степени владея азами литературного мастерства и не имея стимула (потребности?) это мастерство наращивать (вспомним «Мартина Идена» Лондона!), смотрит, что читает он сам, что читают его приятели, что популярно в интернете, на книжном лотке... Выясняет, к примеру: «Ага, забойный сюжет, как я это называю!» (с) Министр-администратор из «Обыкновенного чуда». И действует по знакомым внелитературным рецептам, пытаясь оформить свое творение, как произведение литературное. В итоге такой монстр в твердом переплете находит вполне вменяемый спрос среди той же группы, откуда литератор почерпнул знания о рецепте творчества.



Другие ведь точно такое же печатают? Ну, и я напишу — может, чуть хуже, а может, и не хуже.

Смотря с кем сравнивать.



Таким образом часть фэнов становится писателями. А они воспитаны, к сожалению (не все, но довольно многие), именно на «средней фантастике». Не на отстое, не на графомании — но и не на шедеврах. А остальную литературу и вовсе знать не хотят. Зачем? Большинство вокруг — середнячки, издают всякого фант-добра навалом, читаю я это в изобилии — значит, это норма. Раз все так пишут — норма, и зашибись! Это печатают, это издают, это популярно, это обсуждается, в этом находят разнообразные достоинства.



Я могу не хуже! — самовоспроизводство посредственности.



Мы с вами, господа писатели, одновременно являемся и читателями. И когда мы прощаем собратьям по перу (клавиатуре) плоский язык, картонных героев, отсутствие образности, развития характеров, когда ласково говорим: «А вообще-то неплохо! Прочел с интересом. Не шедевр, но вполне...» — мы поощряем коллег к написанию тонн лабуды. Вольно или невольно, сознательно или бессознательно подстраиваемся под общий средний уровень. Начинаем оценивать, вслед за читателем определенной категории, литературу — по нелитературным критериям.

И этим критериям следуем.



Проблема в том, что это СЕЙЧАС середнячки. Со временем, если так будет продолжаться, они благополучно станут для очень многих ЭТАЛОНАМИ, корифеями — теми, на кого будут равняться завтрашние инженеры душ человеческих.



Фэн, отвергающий остальную литературу, вооруженный четким знанием, что нужно «настоящей» фантастике, на наших глазах вышел из читателей и пришел в писатели. Дамы и господа, он здесь, он среди нас! И воспитан оный фэн не на Чехове, который в него «идет плохо», не на Ахматовой, даже не на Желязны и Стругацких, а на бесконечных похождениях — ведьма летает, вампир кусает, клан Белой магии против клана Алой магии, сюжет налево, идея направо. Он знает умные слова — «сюжет», «мир», «идея» — только они давно потеряли реальное значение. Конан-варвар пришел в литературу, массово, стройными колоннами, с развернутыми штандартами. Он так мощно пришел, что ряд умных, талантливых людей тихо шепчет в нетрезвой глуши конвентов:

«Блин, хорошо же продается, гадюка! А я что, так не смогу?».



Вы думаете, почему фантасты так часто спиваются?!



Беда ситуации в том, что средний класс-победитель получает массу удовольствия от прорыва и не подозревает, что за ним идут следующие армады. Братец, они на пороге, они стучатся в твою дверь: читатели, воспитанные НА ТЕБЕ! Представил их? Содрогнулся?! В них уже не Чехов, в них ты трудно полезешь, если сделаешь хотя бы шаг в сторону... Тебя вышибут (не сейчас, так через десять лет) «с рынка» точно так же, как ты вышиб предыдущих. По главному критерию — ПО ТИ-РА-ЖУ. Потому что издатель уже сегодня хвастается: «У нас появился чудесный автор: очень быстро пишет. Он, конечно, пишет крайне скверно, но у нас к нему в пару есть хороший редактор — редактор перепишет!..»



Нате вам пять, шесть, семь книг в год — как с куста!

Кушайте-нахваливайте...



А чудесный автор еще и выскажется где-нибудь в сети:

«На фоне того, как некоторые «критики» вытаскивают из книг отдельные куски и искрене считают, что если они смогли найти в книге десяток кривых предложений, то книга дерьмо (это не про мою книгу, но про книгу одного моего друга). Хотя, если уж и находятся такие предложения, то пинать надо редакторов!»



Однажды это и станет «нормальный средний уровень» — то, что сейчас считается вообще нечитабельным. И уже на этой «литературе» станет воспитываться следующее поколение читателей (и писателей!), считая такой уровень — нормой.



Один вполне издающийся писатель Х подтвердил это заявлением:

«Каюсь, стилистика и язык хромают, но со временем, если я буду стараться, они изменятся (и не надо сарказма :)). Ну и что, что мои книги не нравятся «взрослым» литераторам, которые любят разбирать книгу на предложения и рассматривать под микроскопом каждое слово? Но ведь книга — это не только правильный стиль, и очень умная мысль, это еще и настроение, сюжет, смех...»



Средний класс, за вами придут люмпены! Вышибут, как тараном: пикнуть не успеете.



Проводился недавно еще один опрос: «Считаете ли вы себя писателем?» Началось поголовное кокетство, сбежалась куча фантастов, у большинства пять, шесть, десять изданных книг в твердом переплете. Все пишут слово «Писатель» с большой буквы и заявляют, что себя писателями ну никак не считают. Кем угодно — литераторами, авторами, фантастами, словесниками, беллетристами, текстовиками, лишь бы не писателями… Даже стыдно объяснять, что автор может быть только автором конкретной книги. Нет такой профессии — автор. Мы можем быть авторами этой статьи, и не более.



«Где вы работаете?» — «Я АВТОР!».



Надо понимать, тексты свои они литературой тоже не считают. Тогда — чем? Фантастикой? И почему, если ты — не писатель, ты позволяешь своим книгам выходить в свет, продаваться, наконец?! Я не строитель — купите квартиру в возведенном мной доме! Я не стоматолог — заходите, я вам пломбу поставлю! Я не женщина — хотите, я вам мальчика рожу! Я не писатель, но имейте снисхождение: если я буду СТАРАТЬСЯ, то со временем, книге к тридцатой у меня будет ПРАВИЛЬНЫЙ стиль. А пока так почитайте, как есть... Переход количества в качество. Фэн во всеоружии главных тезисов стал активно издаваться, но писателем зваться стесняется. Книжные полки от глянцевых обложек с его фамилией ломятся, а он по-прежнему не писатель.



КТО ТЫ, МАСКА?!



Гонорары ты тоже не получаешь? Отказываешься?

А читатели твои — они читатели, или нет? Может, и они стесняются...



Подвести итог под сегодняшним разговором нам хотелось бы двумя стихотворениями.





Мне плевать на хорей, амфибрахий и ямб,

Я бываю обкурен, бываю и пьян,

Мне по нраву распутство, по нраву бесчинства —

Я в натуре Омар и в натуре Хайям!





ПРО РАК

[i]«...и шестикрылый серафим...»

А. С. Пушкин [/i]



Испив безденежья фиал,

На книжном рынке я влачился,

И шеститомный сериал

На перепутьи мне явился.

Моих ушей коснулся он,

И их наполнил денег звон:

И внял я евро колебанье,

И горний долларов полет,

Рублёвый полунощный ход,

И южной гривны прозябанье.

И он к устам моим приник

И вырвал русский мой язык,

Литературный, яркий, стильный, —

И клизму мудрыя попсы

Мне под кровавыя усы

Вложил десницей меркантильной,

Кишечный распоров мне тракт,

Он массу трепетную вынул

И долгий фьючерсный контракт

В кишки отверстые водвинул.

Как труп, на рынке я лежал,

И сериал ко мне воззвал:

«Восстань, чувак, как в ж...пу ранен,

Духовный свет в сердца пролей,

И от столицы до окраин

Руби бабло с читателЕй!»
User avatar
Mari-ka (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Morgoth (архив) » 18 Apr 2010, 09:35

Несколько статей, выложенных на "Неогранке". Там в "Школе юных графоманов" можно много чего любопытного найти.



Основы стихосложения - современный взгляд: [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3571"]ритм[/url] (и [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3590"]продолжение[/url]), [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3659"]строка[/url], [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3660"]рифма[/url] (и [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3754"]продолжение[/url]), [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3755"]строфа[/url].

Рекомендации начинающим прозаикам: [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=2602"]стилистика[/url], [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=3853"]точка зрения персонажа[/url], а также вызвавшее неоднозначную реакцию [url="http://www.neogranka.com/forum/showthread.php?t=363"]обращение к графоманам[/url].
User avatar
Morgoth (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Morgoth (архив) » 02 Jun 2010, 06:29

[url="http://www.netslova.ru/shedretsov/b-predl.html"]Эта статья[/url] - не о том, как мы с вами пишем, а о том, как [i]говорим[/i]. Короткая. Небезынтересная. =)

Плюс статья [url="http://www.netslova.ru/shedretsov/paradox.html"]"Парадокс художественной речи"[/url] того же автора.
User avatar
Morgoth (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Mari-ka (архив) » 04 Jun 2010, 10:29

Кажется, не было ссылки на этот ресурс, так что вот держите: [url="http://www.slovopedia.com/"]словопедия[/url].

Там можно найти большой энциклопедический словарь, толковые словари Даля, Ушакова, Ожегова и пр. Словарь русских синонимов, эпитетов и многое другое. Даже словарь наркотического сленга ;)

Одним словом, ссылка полезная :))
User avatar
Mari-ka (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Morgoth (архив) » 18 Jun 2010, 22:46

[color="#708090"]В некотором роде памятка самому себе - на случай, если возьмусь вдруг писать ещё что-нибудь. =)[/color]



...Две странички – я их прочел и начал сначала. К концу (особенно к концу третьего дня) начинаешь эти две странички ненавидеть лютой ненавистью – вот это самое рабочее состояние! Лучше его ничего не придумаешь. Текст уже на память выучил, видеть его не можешь, этот текст! И ты ненавидишь его настолько, что все, что там есть неправильного – как кровь на простыне. Раздражает настолько, что становится ясно видным и соответственно удаляется либо заменяется на более правильное. Но для этого надо войти в состояние НЕНАВИСТИ К ТЕКСТУ. Без него не отловите.



Кстати, признак графомана – он влюблен в собственный текст. И не умеет, не желает резать, править и сокращать. Режиссер-профессионал обычно не до конца доволен своим спектаклем – не кокетничает, не другим об этом рассказывает, а втихомолку ищет новые пути постановки. Когда он выскакивает в интернет и начинает грузить: «Я написал рассказ, он такой плохой, но я его слил на конкурс, а теперь страдаю, мучаюсь, очень переживаю по этому поводу» – сразу запоминайте: перед вами вампир. Это он клыки высунул. Вашей крови хочет. Чтобы вы ему сказали: «Ты не прав, дорогой! Все не так плохо, как тебе кажется! Не переживай так сильно!» На самом деле все еще хуже. Единственный способ в таком случае – осиновым колом: «Да, ты графоман, и рассказ твой – дерьмо!» Человек только что это кричал сам, и вдруг обижается: «Ну как же так! Ну не полное ведь дерьмо!» Все! Его колом – и он ожил… Он любит свой текст, но кокетничает. А вот по-настоящему надо войти в состояние, когда ты перестаешь это ЛЮБИТЬ и начинаешь ОЦЕНИВАТЬ – собственного ребенка с точки зрения профпригодности. Сейчас не важно, что это мой ребенок, а важно – надорвется он на марш-броске или нет.



[i]Г. Л. Олди. Олди и компания (литературная студия на Росконе-2007)[/i]
User avatar
Morgoth (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Next

Return to Mikata archive, Ranma fanfics

Who is online

Users browsing this forum: Majestic-12 [Bot] and 6 guests

cron
Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php