Уроки (советы) начинающим

Turned into an unordered mess during exporting (not Cheb's fault)

Unread postby Elven(Nik) (архив) » 25 Jun 2010, 22:08

[url="http://philologos.narod.ru/mlgaspar/gasp_rverse.htm#315"]M. Л. Гаспаров "Русские стихи 1890-х-1925-го годов в комментариях"[/url]
User avatar
Elven(Nik) (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Н.Кута (архив) » 26 Jun 2010, 01:33

[url="http://lleo.aha.ru/dnevnik/2009/01/27.html"]Леонид Каганов, "Лекция про идеи"[/url]

"

Лекция про идеи

Проcили текст лекции? Написал.



Анонс

(повтор, но без него никак)



Литература — пожалуй, единственный вид труда, для которого не требуется инструментов. Плотнику нужен рубанок, электронщику — паяльник, художнику кисти, музыканту клавиши, а писателю не нужно ничего. Огрызок карандаша, замусоленный блокнот — пиши строчку за строчкой, сочиняй шедевр, который, быть может, войдет в сокровищницу литературы... Так кажется новичку. Эта внешняя легкость сбивает с толку — кажется, любой в состоянии сесть и написать такие же складные цепочки слов, как на страницах книг, которые любим с детства.



Однако, это не так. Литературное произведение (пьеса, сценарий фильма, сюжет игры) подобно зданию. В здание вложено огромное количество невидимого труда, о котором никогда не догадаются ни прохожие с фотоаппаратами, ни обитатели квартир. Это: фундамент, все внутренние коммуникации, система водоснабжения, вентиляции, тщательно рассчитанная и сбалансированная система опор и перекрытий, продуманная схема крыши, замыкающей всю конструкцию... Тот, кто не имеет представления об архитектуре и строительстве, но попытается скопировать постройку по внешнему виду, сможет успешно выстроить, раскрасить и оклеить изнутри уютными обоями лишь одноэтажный сарайчик (читай: этюд, набросок, маленький рассказик). Попытка же выстроить 20-этажный дом приведет к неизбежному краху. Исправить здание, достроенное до третьего этажа, но уже начавшее шататься и трещать по швам, невозможно: проще разрушить и начать строить заново — с котлована и забивки свай... Тех самых свай, которые в готовом произведении никому не видны, о которых не знал никто, кроме строителей. А ведь законы эти существуют тысячу лет; и все старинные замки и все современные небоскребы построены хоть и из разных материалов, но по одним и тем же принципам, которые никогда не изменятся. Что это за принципы?



Как спроектировать сюжет? С чего начать? Как оценить по задумке, имеет ли смысл браться за работу? Какие факты и знания понадобятся для работы, а какие будут лишними, а то и вредными? Как прикинуть смету — количество труда, сил и идей, которые понадобятся в процессе написания? Что должно быть полностью готово и спроектировано перед началом основных работ? Как расчистить площадку от лишнего? Какие сваи необходимо забить прежде всего? Как сделать, чтобы конструкция сама тянулась вверх, а блоки укладывались легко и ровно? К сожалению, ответов на эти вопросы не найти, перелистывая страницы любимых книг: мы никогда не узнаем, какая работа шла в голове автора, пока он складывал буквы в слова, слова в предложения, а предложения — в абзацы, которые кажутся нам сегодня такими простыми и легкими.



Я не учитель, не классик и не гуру, я просто один из тех парней, кто занимается литературой уже десять лет. За это время мне удалось кое в чем разобраться, что-то понять для себя — главным образом на собственных ошибках, которые теперь весело вспомнить. Но если бы кто-то объяснил мне эти вещи десять лет назад, я, быть может, не наступил бы на все те грабли, что подстерегают каждого, кто осваивает профессию литератора. Я расскажу то, что знаю: о чем догадался сам, что узнал от коллег, прочел у критиков, услышал на семинарах Литинститута и открыл для себя в зарубежных учебниках и методичках для сценаристов. Все, о чем здесь пойдет речь, исключительно мое личное мнение. Проще говоря, я расскажу о своих собственных ошибках и тех уроках, которые извлек для себя.



Что такое идея литературного произведения?



Новость первая: идея ничего не стоит. Ни одно законодательство в мире не считает идею объектом авторского права. Вы не можете запатентовать идею о человеке в штанах с пропеллером, о высадке космонавтов на Марс, о мальчике, который учится в школе волшебников или о полицейском, который вынужден приковать преступника к себе наручниками и провезти автостопом через всю Америку. Вы смело можете брать любую идею и писать свою книгу, и юридически никто вам не посмеет сказать ни слова (а вот читать унылые подражания желающих мало). Когда молодые авторы пишут мне с просьбой дать им перспективную идею, я всегда советую открыть любой памятник литературы и просто перенести сюжет в другие декорации (к эльфам, к роботам, на Марс, в современный Петербург). Мифы Древней Греции, сцены Ветхого Завета, пьесы Шекспира — любая идея годится, если нет своих.



Новость вторая: своих идей все равно потребуется миллион. Хоть какая-нибудь более-менее новая идея должна быть в каждом абзаце — иначе просто не удастся его написать. Поэтому у любого пишущего автора идей огромное количество, а заодно и огромное количество задумок (см. «Притчу о садовнике»).



Мои первые ошибки



Как любой неискушенный читатель книг, я полагал, что основная работа писателя — кропотливо складывать слова в строчки в том же порядке, в каком я их читаю. В крайнем случае, — думал я, — писатель пишет в другом порядке: какую-то главу раньше, а какую-то дописывает потом. В самом крайнем случае он комкает листы и переписывает заново те места, которые ему показались неудачны. В любом случае я представлял себе работу писателя именно так: человек сидит за столом и пишет буква за буквой текст книги. Возможно, виновато в том само слово «писатель» («writer»), а если бы эту профессию называли старомодно «сочинитель», я бы понял кое-что раньше.



Но я этого не понимал, и, начиная свои литературные упражнения, принимался писать «большие книги» трижды: в 11 лет, в 21 год и в 26 лет. И каждый раз это оканчивалось неудачей: я садился за стол строку за строкой расписывать первую главу (в последний раз удалось за несколько месяцев написать аж треть романа — он похоронен в дальней папке), после чего упирался в тупик, когда писать становилось мучительно не о чем. И что самое ужасное: не хотелось. Это тот самый творческий кризис, когда еще теоретически можно включить фантазию и навалять кучу приключений, но делать это уже абсолютно не хочется, потому что получающаяся в итоге унылая каша совсем не похожа на ту великую книгу, которой ты собирался осчастливить человечество. У меня было несколько гипотез, почему мои попытки оканчивались неудачей, но ни одна из них не подтвердилась.



Тогда я бросил большую форму и несколько лет писал только рассказы.



И тут кое-что стало проясняться. Оказалось, что недостатка в идеях у меня, в общем-то, нет — их можно брать отовсюду, а иногда они даже снятся. Идеи были одна заманчивее другой, но почему-то из одних идей получались рассказы, а другие навсегда падали в ящик письменного стола. Почему? По каким закономерностям? Перечислю несколько идей из тех, что я придумывал 10 лет назад — в 1997-1999 годах. Попытайтесь найти закономерность:



1) УДАЧА. Рассказ о студенте, который хоть и умер, но все равно вынужден закончить в мире свои дела, работу, сдать учебники... Получился достаточно сильный рассказ («Нежилец»).



2) НЕУДАЧА. Рассказ о загадочном одноэтажном доме, внутри которого бесконечная лестница, ведущая вверх и вниз: поднимаясь этажом выше, можно выйти в мир из точно такого же дома, только в завтрашнем дне, и так далее, и вниз можно опуститься в бесконечное прошлое. Идея была прекрасная, я даже рассказал о ней Лукьяненко, и он одобрил. Я написал начало рассказа, после чего работа застопорилась навсегда.



3) УДАЧА. Рассказ о друзьях, которые получили в руки мистическое оружие — достаточно показать кукиш любому человеку, и с ним случится какое-то несчастье, причем, сила оружия от этого растет, и беда каждой новой жертвы больше. Рассказ написался легко («Город Антарктида»).



4) НЕУДАЧА. Рассказ о небольшом устройстве, внутри которого появляется наша Земля размером с футбольный мяч, и с ней можно сделать что угодно, а эти ужасные катастрофы будут одновременно происходить над твоей головой. Идея была интересная, но работа над рассказом катастрофически застопорилась. Лишь спустя лет 10 я написал повесть «Черная кровь Трансильвании».



5) УДАЧА. Рассказ о людях, которые пытаются прожить свой последний день, точно зная, что Земля через сутки погибнет в неотвратимом космическом катаклизме. Рассказ написался быстро и уверенно («До рассвета»).





6) НЕУДАЧА. Рассказ о глазах, которые видят мир в звуковых волнах вместо световых. Идея была удивительно захватывающей: ведь звуки отражаются от предметов, проходят стены насквозь, звуки можно издавать самому, «освещая» себе путь как фонариком... Рассказ лег в дальнюю папку на 10 лет, и только потом превратился в повесть «УХО».



Внимательный читатель уже заметил принцип, по которому одни идеи становились мотором, который быстро и успешно двигал вперед работу, а другие идеи (куда более интересные) превращались в неподъемный камень, который тянул работу на дно. Увы, сам я этих законов долго понять не мог, и вместо этого пытался выработать интуицию, которая помогала мне свести ошибки к минимуму.



Прошло десять лет, и ответ оказался на удивление прост, его я прочел в одной книжке для американских сценаристов. Там было написано: идея любого фильма (напомню, это был учебник для сценаристов) должна выражаться одной фразой-формулой: "ЭТО ИСТОРИЯ О ПЕРСОНАЖЕ, КОТОРЫЙ..."



История о персонаже, который...



Как ни странно, это все объясняло. Фантастический орган зрения, интересный прибор, лестница сквозь время — все это не могло стать идеей литературного произведения. Это могло быть гвоздем, на который удастся (или не удастся) подвесить какую-нибудь сюжетную идею, но это никак не сама идея! Просто потому, что эти штуки — всего лишь объекты. У них нет конфликта, у них нет поведения, они лишены жизни во времени, описать их чудесную суть можно одним абзацем, после чего говорить станет не о чем. Они — двумерны и пригодны лишь для тех видов искусства, где нет работы со временем. Например, в живописи: художник сможет красиво нарисовать лестницу или вечный двигатель. Но эта застывшая картинка не оживет, и кино (картина, протяженная во времени) не получится.



В основе сюжета должны лежать не объекты, а субъекты — существа, двигающиеся вперед по шкале времени. Любая история о героях, чьи особенности и конфликты заставляют их что-то делать, — она четырехмерна, пока героям есть что делать. Чем ярче сюжетная интрига и образы персонажей, тем быстрее и охотнее идет работа над текстом, который «протягивает» их судьбы через пространство времени! Чем больше интересных ситуаций, конфликтов и столкновений мотивов сулит идея — тем она удачнее. Но для этого надо, чтобы идея была перспективна с точки зрения человеческих конфликтов. Насколько идея позволит столкнуть разные мотивы персонажей? Насколько эти конфликты могут оказаться любопытны, поучительны и разнообразны?



Люди, пытающиеся прожить последний день перед концом света (столкновением Земли со звездой) — это очень перспективная сюжетная идея, построенная на довольно унылом фантастическом допущении. А вот лестница времени, ведущая из прошлого в будущее, — это яркое фантастическое допущение без какой-либо идеи. Кто герой? Чего он хочет? Зачем он идет в будущее или прошлое? Кто и как пользуется этой лестницей? Интересного ответа на эти вопросы я до сих пор не смог найти, а все, что удалось придумать, оказалось вовсе не таким интересным и не заслуживало трудов по реализации. Вам нужна эта идея? Сможете придумать интересный сюжет? Пожалуйста, забирайте.



Удачнее сложилась ситуация с глазом, который видит мир в звуковых волнах. Понадобилось десять лет, чтобы я прекратил обдумывать, смаковать и обсуждать с физиками подробности технической задумки, так увлекавшей меня, и начал, черт побери, думать о сюжетной интриге. Кто герой? Как он использует свой дар? Как теперь меняются его отношения с друзьями, коллегами, начальством, любимой девушкой? К чему это приведет его в итоге? Мне удалось придумать героя, который входит в сюжет со своими проблемами, потом решает их, получив в дар новое зрение, после чего возможность видеть то, что другие не видят, начинает его так тяготить, что он добровольно отказывается от этого дара, имея все шансы остаться слепым (но я героя пожалел). То же самое и в других случаях. Миниатюрный беззащитный земной шар внутри волшебного прибора тоже стал повестью лишь после того, как я придумал ярких героев из туристического замка в горах современной Румынии, чей мир, отношения, работу, любовь нарушила современная локальная война с ее грязью, ложью, туризмом, журналистами, интернетом и мобильниками. Эти сюжетные конструкции оказались достаточно прочными, чтобы на них можно было выстроить повествование, и техническая придумка стала удачной декорацией, а не центром внимания. Как я потом убедился, это и есть основной критерий удачного сюжета: отход технической идеи на второй план по сравнению с идеей сюжетной.



Пропеллер на спине, который позволяет человеку летать, — это не сюжет. Необходимо придумать увлекательную историю про одинокого Малыша с недостатком родительского внимания, которому очень нужен тайный выдуманный друг, и Карлсона — капризного проказника с мотором. Вот тогда родится сюжет, в котором станет уже не важно, что это был за пропеллер и как устроен мотор — встраивался через позвоночник в кишечник или это просто коробка, пришитая сзади к штанам. И если бы Карлсон не умел летать, а просто ловко ползал по стенам, это бы сделало книгу не сильно скучнее, потому что ее центральная конструкция почти не связана с мотором.



Для себя я понял такие принципы сочинительства



1) Произведение не равняется труду по набору на клавиатуре необходимого объема символов! Основная часть работы (по крайней мере, треть или половина) должна уделяться придумыванию сюжетных конструкций. Это самая ответственная часть работы, которая выполняется не на клавиатуре, а в метро, в ванной, на пробежке, на кухне за чашкой чая, в беседе с друзьями — в уме, в блокноте или в мобильнике. Конечно, большая часть мелких идей будет появляться в процессе работы над каждым абзацем, но основные опоры и фундаменты следует наметить перед тем, как сесть за клавиатуру и начать набирать сегодняшнюю порцию текста.



2) Успех произведения зависит не от технической придумки, а от сюжетной! Существует немало способов придумать сюжет без потрясающей воображение фантастической гайки, но не существует способа написать интересную книгу о потрясающей фантастической гайке без интересного сюжета. Поэтому техническая идея — вовсе не то, на чем следует сосредотачивать свое внимание и надежды.



3) Никогда не следует рассчитывать, что сюжет придумается сам во время работы. Может, придумается, а может, нет. Скорее всего — нет, или выйдет надуманным и скучным. Гарантия успеха — это сюжетная интрига, продуманная в общих чертах до начала работы. Все должно быть расписано в сюжетном плане по блокам и главам, и работу можно начинать лишь после того, как в уме (на листочке) собран макет, и стало ясно: конструкция получилась интересной и сбалансированной.



Некоторые авторы рассказывают, что надо писать «по вдохновению», не зная заранее, чем все кончится. Наплюйте. Они либо лукавят, либо лгут сами себе, либо не написали в жизни ничего достойного. Как правило — второе. Потому что обычно автор интуитивно чувствует, какой будет концовка и чем завершится история на стратегическом уровне. Погибнет ли Остап Бендер в последней главе — это авторы могут решить в последний момент, бросив жребий, но они с самого начала знали, что сокровища ему не достанутся, потому что такова идея книги, этот факт и является сюжетной концовкой.



План литературной работы



Осталось рассказать о плане работы. Здесь нет четкой последовательности, потому что одно может придуматься раньше, другое позже. Интересный герой может породить идею, интересная идея — сюжет с героями, интересная философская или социальная проблема подскажет, какую выбрать идею и каких к ней подобрать героев. Однако каждый из этих пунктов необходим.



1) Сюжетная интрига.



Я специально уже не использую слово «идея» — как мы выяснили, идеи недостаточно. Сюжетная интрига — это «история о персонаже, который...». Сюжетная интрига должна будить воображение и вызывать желание сразу придумывать многочисленные сценки и эпизоды, представляя, как с такой проблемой и в такой ситуации могут развиваться взаимоотношения героя с окружающими. Например: история о человеке, который просыпается каждое утро в одном и том же дне 2 февраля... Или: история о честном следователе вселенской прокуратуры майоре Богдамире, которому космические бандиты специальным прибором пытались стереть память, но по ошибке стерли совесть...



2) Общая идея (философская идея, сверхидея).



Общая идея — это не сюжетная идея! Это нечто сверх и дополнительно. Сюжетной идеей может быть увлекательная история про бандита, который мстит бандитам, но философской идеи в этом сюжете может не быть вовсе. О чем эта книга? Перестрелка, месть, добрый бандит победил злых, — базара нет, это понятно... Но о чем книга? О чем хотел написать автор? В лаборатории ФСБ создали мутанта, он вырвался, ломает город, кусает людей, тем временем бывший спецназовец, знающий, к тому же, древнюю славяногорскую магию, отважно бросается защищать здание, в котором его девушка... Все понятно, искренне сочувствую, желаю спецназовцу успеха, но книга-то о чем? А вот книга о профессоре, который сделал собаке операцию и превратил ее в человека. При этом философская идея — о том, что среди людей встречается быдло злее, тупее и разрушительнее любой собаки, и несчастно то государство, в котором это быдло приходит к власти...



Для себя автор должен четко знать, о чем он пишет на самом глобальном уровне. Нужна социальная или философская проблема. Извините. О дружбе? О любви? Слишком просто и расплывчато. О проблеме выбора? О победе над собственной слабостью? Об ответственности за существ, которых породили? О необходимости победить в себе надменность и презрение к окружающим («День сурка»)? О безвозвратной кончине мещанского мира, когда даже жулики не могут стать обладателями сокровищ, потому что любые сокровища в новом мире принадлежат народу ("12 стульев»)? Чем интереснее сверхидея — тем глубже окажется произведение. Если глобальной идеи не задумывалось изначально (задним-то числом можно напридумывать какие угодно морали, а вот изначально?) — то такое произведение, на мой взгляд, не заслуживает потраченного труда.



Узнать, есть ли в вашем произведении сверхидея, очень просто. Достаточно сесть и написать «письмо матери» или «письмо другу». Отправлять его не надо, достаточно просто изложить другому человеку глобальную задумку, стараясь избегать пересказа самого сюжета (это плохой признак). «Дорогая мама! Я задумал написать гениальный роман. Это будет книга о парне, который борется с мафией, потом в него — тра-та-та! — стреляют из пулемета, он падает, а тут такие инопланетяне на тарелке — оп! — и лечат его, а потом выясняется, что они его взяли для экспериментов и хотят убить, и тогда он им в ответ — бац, бац! — а сам такой на их тарелке — вжих обратно на Землю! — и всю мафию из мезонного пулемета — трататата! Ой... Дорогая мама, кажется, теперь я понимаю, что собирался писать полную безыдейную фигню. Одни дешевые спецэффекты. Пойду придумаю что-нибудь другое...»



3) Персонажи.



Я глубоко убежден, что персонаж должен выбираться под идею сюжета — она первичнее. В зависимости от того, что требуется для наилучшего выражения идеи, персонаж может быть сильным или слабым, мещанином или авантюристом, дураком или умным, и так далее. Главное — чтобы персонаж был не шаблонным. Проверить это просто: шаблонный персонаж — это тот, кого можно описать, назвав профессию, и всем станет все о нем понятно: крутой десантник, сумасшедший ученый, простой студент, клерк-неудачник... Все это — картонные персонажи, которых следует избегать. Создайте персонажа заново, пусть он будет объемным.



Вам нужен студент? Хорошо, пусть будет студент. Но кто он? Чем он живет? Что любит? Чего боится? Какие у него любимые слова и выражения? Какие у него сильные черты? В чем его слабости? Какая его биография? Что отличает его от всех прочих студентов? Придумайте интересный образ. Может, он родом из семьи лесника, ему тяжело в городе, он тоскует по природе и понимает язык зверей? А может, у него папа замминистра транспорта, пристроил сына в финансовую академию, а тот мечтал стать клоуном в цирке, и это в нем постоянно прорывается? Может, он с детства увлекался взрывчаткой, и у него нет трех пальцев на руке? А может, он один из лучших в Москве аквариумистов и зарабатывает на жизнь тем, что разводит в общежитии аквариумных рыбок, пряча их от сволочного коменданта? Все, что вы придумаете, будет гораздо лучше, чем «простой студент». Скорее всего для основного сюжета эти подробности вообще никак не пригодятся, а будут лишь разок упомянуты (впрочем, неплохо, если в кульминации знания аквариумиста спасут всех от стаи пираний в реке), но в любом случае это даст объем и вкус для читателя. Но важно даже не это, мы не о читателе сейчас беспокоимся! Важно, что с таким персонажем самому автору станет работать легче и интереснее, яркий персонаж способен сам двигать вперед повествование и подсказывать увлекательные сюжетные ходы.



4) Драматургия.



Есть мнение, что драматургия в книге ни к чему. В конце концов, история знает немало книг, обходящихся без драматургии: например, толстые тома, в которых нет диалогов, зато идут сплошные публицистические выступления автора, высказывающего свое мнение по самым разным вопросам мироздания. Или книги про удивительный мир, в котором столько интересного, что главному герою достаточно работать ходячей камерой — вертеть башкой по сторонам и просто перечислять чудеса, которые он видит вокруг.



Все это становится возможным потому, что одними литературными достоинствами (уникальность путевых заметок о Тибете) можно компенсировать другие. Однако, драматургический конфликт, будь он, украсит и книгу о быте Тибета и эссе философствующего журналиста объемом в роман.



Драматургия (или сюжетное построение — термины не имеют значения) в книге абсолютно необходима. Как это устроено?



Любая сюжетная идея всех времен и народов состоит из трех частей. В России это называется «завязка — кульминация — развязка». В голливудских учебниках — «первое поворотное событие» (то, что меняет жизнь персонажа и образует завязку) и «второе поворотное событие» (то, что между кульминацией и развязкой). Герой шел по берегу реки, чтобы протянуть в деревню интернет-кабель вместо оборванного бурей, и вдруг упал в реку (завязка, первое поворотное событие), его несет река, он пытается выбраться, но не умеет плавать, напряжение нарастает, впереди ужасный водопад (второе поворотное событие, кульминация), смерть неминуема, но в последний момент он хватается за свисающий сверху провод и спасается (развязка). Кстати, это тот самый оборванный провод, о котором говорилось в первой главе, а мы — ага! — уже и забыли, увлекшись водопадом. Это пример примитивной, но грамотно построенной сюжетной конструкции.



Еще одно важное драматургическое правило: герой должен меняться внутренне. Если герой остался тем же, что был в начале книги, если у него не изменилось мировоззрение, вкусы, привычки, отношения с окружающими и миром — то это плохой герой, признак дешевой литературы. Как и почему меняется мой герой? — над этим вопросом должен задумываться каждый автор в процессе работы.



Сюжет книги двигается вперед при помощи конфликтов. Это — мотор. Нет конфликта — нет сюжета, писать не о чем. Герой должен обладать мотивами, которые вступают в конфликт с мотивами других героев (либо с обстоятельствами), тогда получается конфликт. Драматурги считают, что сцены, в которых конфликты не развиваются и не усложняются, вообще не нужны для повествования и их следует исключить как лишние. Но в книгах отношение к этому гораздо проще, можно позволить себе вольные отступления и абстрактные главы.



Тем не менее, в проекте книги (который пишется заранее) следует обозначить все крупные части повествования и выстроить их строго в соответствии с сюжетной интригой, сверхидеей и внутренним развитием персонажей. Тем, у кого плохо получается большая форма (мне, например) следует разбить сюжет на крупные части, в каждой из которых придумать свой сюжет (в рамках общего), снабдив героя мотивами, которые закрутят сюжетную интригу внутри каждой части. Любой, кто в силах написать небольшую повесть, сможет написать и роман, состоящий из трех историй, происходящих так последовательно, и так плавно переходящих друг в друга, что читатель никогда не догадается, что в изначальных чертежах это были три повести.



А вот автор, начинающий большую работу без расчерченного проекта, неизбежно сталкивается с проблемами. Его фантазию понесет вбок, и сюжет в итоге окажется несоразмерным, нелепым и перекрученным. Либо — всю дорогу автору придется вертеться, разгадывая случайные загадки, условия которых он задал себе сам на прошлой странице («итак, у героя есть компас и противогаз, его связали пираты и отправили на Луну в ракете, черт возьми, что бы такое теперь придумать, чтобы он оказался в Лондоне?»). Так появляются «рояли в кустах». Либо автору придется писать «детектив одного листа»: мучительно петлять и путать следы, пытаясь на каждой следующей странице обеспечить читателям «неожиданность», объясняя, что все события предыдущей страницы следует воспринимать наоборот: белый рояль в кустах оказался черным, а злой Гитлер с пистолетом на самом деле переодетая добрая девочка, которую прислали на помощь...



Подведем краткий итог



Книги не пишутся строчка за строчкой.



Рассказ, повесть, роман — чем больше объем текста, тем больше требуется потратить времени и сил на сюжетное планирование, иногда даже больше, чем на выписывание нужного объема знаков. Не надо этим пренебрегать и не надо думать, что время вдали от клавиатуры потрачено зря, а у «нормальных» авторов все по-другому: сел и гонишь текст. Нет, у нормальных авторов как раз именно так.



Основной упор при планировании сюжета следует уделять не технической придумке (ее цена — копейка), а драматургическому конфликту персонажей, разработке их мотивов и стремлений.



При этом надо четко для себя понимать, о чем твоя книга и что ты хочешь сказать читателю, иначе выйдет пустая развлекаловка. Понимание, о какой проблеме ты пишешь, тоже не гарантия глубины. Но если об этом вовсе не задумываться — глубины не будет гарантированно.



И самое главное: все основные сюжетные построения должны быть готовы перед началом работы с текстом. Потом будет поздно.

© Леонид Каганов lleo@aha.ru "
User avatar
Н.Кута (архив)
 
Posts: 0
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Morgoth (архив) » 28 Nov 2010, 23:13

[url="http://gramota.ru/spravka/punctum/"]"Настольная книга автора: Пунктуация"[/url] на gramota.ru. Самому бы прочитать... =)



Кроме того, [url="http://www.neogranka.com/forum/showpost.php?p=2785&postcount=1"]Михаил Веллер о молодом писателе[/url].
User avatar
Morgoth (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Н.Кута (архив) » 26 Jan 2011, 10:22

"Многолетние наблюдения за пишущей братией привели меня к выводу, что творчество большинства писателей развивается по одной довольно простенькой хорнологической схеме, подозрительно совпадающей со схемой возрастных кризисов Эрика Эриксона."

[url="http://community.livejournal.com/femi_fan/31231.html"]http://community.livejournal.com/femi_fan/31231.html[/url]
User avatar
Н.Кута (архив)
 
Posts: 0
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Gvozd » 26 Jan 2011, 11:18

[b]Н.Кута[/b], и не только. У молодых писателей, кстати, частенько наблюдается схема развития сюжета очень по своей огибающей похожая на половой акт))) Знаем-с, плавали. Точно также, как огромные замки с высокими башнями символизируют... вообщем символизируют. Ну что тут поделаешь, биоритмы, самовыражение, всё такое.

Не скажу что мне это не нравится, хотя очень часто эти факторы влияют на произведение , но народ хоть что-то черкает и то хорошо.
User avatar
Gvozd
 
Posts: 13
Joined: 07 May 2013, 22:32

Unread postby Н.Кута (архив) » 26 Jan 2011, 12:26

[quote name='Gvozd,Среда, 26 Января 2011, 11:18' date='675492']хотя очень часто эти факторы влияют на произведение[/quote]



"Каждый пишет, как он слышит, каждый слышит, как он дышит"(с)

Как в том фанфике по Еве, "ЧЖ" - автор часто ассоциирует себя с ГГ, и какие-то писомые им литературные вещи - что-то вроде продумывания для себя некоего опыта в иных, чем он встречает в жизни сам, обстоятельствах.
User avatar
Н.Кута (архив)
 
Posts: 0
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Elven(Nik) (архив) » 30 Jan 2011, 21:57

[b]Н.Кута[/b]

" - О ком пишите?

- О читателях. " (с)

Если бы всё было так просто. А как быть, если мир литературного произведения не есть отражение реальности или вообще само произведения суть гигантская метафора? Что если сами персонажи не люди, а Фантазматические образы с аллюзорным шлейфом в веков двадцать действующие в рамках синтаксиса какого-либо языка? А пейсателей пишущих про самих себя ещё Пушкин троллил. )
User avatar
Elven(Nik) (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Н.Кута (архив) » 03 Feb 2011, 13:53

Вот ещё что нашлось:

[url="http://atanata.diary.ru/p132433922.htm"]http://atanata.diary.ru/p132433922.htm[/url]

"Гимли Галадриэлевич: в помощь миростроителям



Очень часто миростроители берут первое понравившееся сочетание звуков и пишут его в качестве названия города, планеты, имени героя, бога, реки и так далее. Лишь самые-самые продвинутые авторы знают, что имена собственные у целого народа вроде как имеют единообразность... Раз одного зовут Гимли... то второго обязательно Гримли.

Последние правы и неправы одновременно.



Давайте разберемся, почему - на примере Земли, ибо других примеров у нас нет и быть не может (пока).

Сначала вопрос единообразия. Жуликян, Жуликидзе, Жуликов, Жулько, Жуликман... Похоже? Ничего подобного. Зато Петров и Иванов - другое дело. Поэтому Галадриэль и Лучиэль, это близко к истине.

Возможно, в других мирах и иначе, а у людей язык выполняет еще и функцию отличения своих от чужих. Отсюда и диалекты. Именно поэтому нет и не может быть никакого единообразия в масштабах всего человечества. Живёшь-живёшь, и вдруг ты Жюликюс, а твой сосед де Жюль.



Если какая-то раса живёт в мире долго (на Земле - возникновение первых крупных цивилизаций 8 тыс. до н.э., если не путаю), то она наверняка расселялась (посчитана даже средняя скорость перемещения, кажется, 400 метров в год), а на ранних этапах связи меж отдельными поселениями были менее прочными, чем сейчас, при помощи интернета и телефонов; наверняка от поколения к поколению язык медленно изменялся и эти мелкие изменения приводили к формированию новых языков, имеющих общий корень - праязык.



Изменения в языке происходят единообразно. Мы ведь не запоминаем все словоформы. Нам достаточно знать исходное слово и парадигму его изменения. Поэтому изменения языка происходят именно на уровне парадигмы. У нас (и не только) это были палатализации.

Или такой пример. В праиндоевропейском строение слога было свободным, с началом действия закона открытого слога у нас между двумя гласными стали появляться протезы, начали разрушаться дифтонги (коуати - ковати). Аналогичные изменения проходили во всех похожих словах.

То есть, в русском языке не может быть русской фамилии Куоалуонович.

А если бывает, то откуда же появляется? Конечно же, из заимствований. Из тех языков, где подобные изменения не произошли.



Но бывают и уникальные ситуации, при которых заимствование или иные смены парадигм становятся возможными. Достаточно вспомнить Даздраперму или БОЧ рВФ 260602. Но это - редкие случаи, из ряда вон. Истории Боча, к примеру, уже 8 лет, а будоражит.

Зато прижились Владлены и Луисы Альберто. Что занятно, подобного рода заимствования могут сильно искажать первоначальное звучание имени, даже перевод становится лишь делом традиции (как правильно: Такеси или Такеши, Толкин или Толкиен, Желязны или Зилязни?). Свою долю сумятицы могут внести и переписчики. Например, если паспортистка запишет вас, как Цигикало, а не Цыгикало - то до смены паспорта вы можете натерпеться бед. Ведь с точки зрения государства вы теперь носите совершенно иную фамилию, хотя на слух не различить. Это было бы смешно, не будь таким трагичным - достаточно вспомнить историю с Тетёркиной, здесь речь шла об отсутствии буквы "ё" на клавиатуре.



[i]-И нарекаю этот город Барбыльбулькой...[/i]

Опять же, может быть, в каком-то мире какая-то раса - нигилисты, и им до лампочки, что пришел автор и назвал так их родной город, где им жить. В действительности же названия географических объектов - самые устойчивые. Люди не называют детей Ашшурбанипалами, а Волга течет себе и течет, до сих пор спорят, от какого слова произошло название реки - вологая или волгыдо. Впрочем, имена людей тоже долго сохраняются, даже если внутреннее значение непонятно большинству. Взять хотя бы пласт греческих имен. Они так примелькались, что некоторые даже не знают, что они вообще как-то переводятся на какой-то там язык.

Названия географических объектов всегда несут смысловую нагрузку для тех, кто это название дает. Случаются и переименования, но они тоже несут смысловую нагрузку.



[i]Эту тварь я тоже нарекаю барбыльбулькой. В честь города.[/i]

В жизни слишком много слов, поэтому люди стараются сократить их, давая *говорящие* названия. Например, по издаваемым звукам (ай-ай, бык), по первооткрывателю или впервые описавшему вид, по яркой примете (петух - петь, хорек - вонючий), по окрасу (рысь - рыжий, белка - белый, соловей - соловый), по способу передвижения (змея - земля). Возможны и заимствования. А вот классический кенгуру оказался... уткой. Хотя не перестаёт быть заимствованием, как, например, кобра (змея). Много составных названий (леопард - пятнистый лев, верблюд - длинная шея).



[i]Планета Кукуруку в системе Франкеншлюхен.[/i]

Та же беда. Погоня за красивыми звуками в ущерб здравому смыслу.

Хотя тут сложнее. Представим себе, что некогда астрономы нашли какую-то звезду, позже - планету в системе этой звезды. Потом пригодные для жизни условия, а потом и разумную расу на этой планете. Как будут изменяться названия?

Если звезда неяркая и ее не видно невооруженным глазом, скорее, ей присвоят номерок (помилуйте, только в нашей галактике по разным оценкам 300-400 млрд. звезд), потом номер присвоят планете, потом планете дадут броское название. Пандора, например. А потом там окажутся аборигены, у которых для своей планеты уже есть название. Тоже Грязь. Или, как вариант - Плодородная Грязь. Или, на худой конец, Вода. Большая Вода. Улюлюк по-ихнему. Какое название станет бытовать - Улюлюк или Пандора - зависит от того, кто кого поработит. Американцы же не называют себя америкосами даже если мы очень попросим?

Есть, конечно, и варианты вроде Поднебесной, но до бессмысленного набора звуков никто не скатится.



[i]Гимли Галадриэлевич, друг Мир фон де Барабаса ибн Тудеевича.[/i]

В каждом обществе вырабатывается единообразное именование граждан. В России это личное имя, имя рода и имя отца (патроним). Большая редкость в истории - именование по матери. Возможны и перегибы - например, перечисление всех предков по мужской линии. Бывают и совершенно невменяемые, как имя из 1478 букв. В прошлом (нашем суеверном прошлом) было принято давать *негативные* имена, с целью отогнать злых духов (Сиромаха - сирота), позже многие из этих имен стали фамилиями. Пришедшие к нам греческие имена, наоборот, все как на подбор, благородные. Это связано со святцами. Кстати, у греков людям часто давали имена во время жизни, за заслуги. Так Платон вовсе не настоящее имя мыслителя, а полученное позднее (Платон - широкий, широкоплечий). Настоящее его имя - Аристокл.

У греков, к слову, было весьма активное имятворчество.

В нынешнее время в глубинке вполне может жить негр Василий Нгаевич. Но эльф? в подземелье гномов? с именем Большой Змей? Это надо обосновать...



А если речь идет не о людях? Скорее всего, у них может не оказаться определенных звуков, а имеющиеся звуки будет сложно транскрибировать.

Не скрою, я тоже грешен - иногда сложно отказаться от звучного названия только потому, что раса инсектоидов не может произносить "б", "в" или "р", вместе со всеми гласными, кроме неопределенного "ъ".

А если раса общается с помощью свиста?

Поэтому-то первое, что нужно делать, это думать... А потом писать имена и названия.



Подводя итоги: как видно, у Гимли вполне может быть друг и сосед Тудеевич. Но гораздо больше шансов, что его соседом по подземелью окажется Димли; если, конечно, Гимли не заядлый путешественник или инет-серфер.



На просторах фантастических вселенных может случиться многое. Главное, обосновать. Хотя героев всё равно уважают не за броские имена, а за сочно прописанные характеры, судьбы и конфликты.



-------------------------------------

[quote name='Elven(Nik),Воскресенье, 30 Января 2011, 21:57' date='675811']А пейсателей пишущих про самих себя ещё Пушкин троллил.[/quote]



Пушкину легко: он гений. А как быть с остальными?
User avatar
Н.Кута (архив)
 
Posts: 0
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Леська Кудряшка (архив) » 08 Mar 2011, 21:55

[url="http://zbrod.spb.ru/KRITIK/OBANA.html"]http://zbrod.spb.ru/KRITIK/OBANA.html[/url]



Шутливое эссе о банальных рифмах.
User avatar
Леська Кудряшка (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby WizyWizy (архив) » 30 May 2011, 01:37

[quote]Любопытное рассуждение о т.н. "паразитных текстах".[/quote]





Любопытное и только, и никак не для "начинающих".
User avatar
WizyWizy (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Н.Кута (архив) » 30 May 2011, 06:32

Нет так нет, удалил.
User avatar
Н.Кута (архив)
 
Posts: 0
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Gvozd » 17 Jul 2011, 22:39

[url="http://www.odinvopros.ru/lib/veller_03.php?mode=1&"]Михаил Веллер - Технология рассказа[/url]. Искал подобную литературу и наткнулся на это. Правда оно мне не помогло, но статья очень и очень даже. В помощь молодым писателям, советую прочесть.
User avatar
Gvozd
 
Posts: 13
Joined: 07 May 2013, 22:32

Unread postby Morgoth (архив) » 27 Jun 2012, 09:59

[url="http://www.proza.ru/2012/04/26/362"]Немного о написании миниатюр.[/url]
User avatar
Morgoth (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Morgoth (архив) » 23 Nov 2012, 13:56

То, что пригодится критикам. Статья "[url="http://www.mirf.ru/Articles/art4910.htm"]Как написать рецензию?[/url]" в "Мире фантастики".

В более удобочитаемом оформлении, но с незначительными сокращениями процитирована [url="http://www.livelib.ru/magazine/post/4844"]на Лайвлибе[/url].
User avatar
Morgoth (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Mari-ka (архив) » 15 Mar 2013, 19:45

Кажется, этого здесь ещё не было.

[url="http://www.lib.ru/ANEKDOTY/enrolmen.txt_with-big-pictures.html"]Алексей Свиридов. Малый типовой набор для создания гениальных произведений в стиле "фэнтези"[/url]



[b]Алексей Свиридов[/b]

[b]МАЛЫЙ ТИПОВОЙ НАБОР ДЛЯ СОЗДАНИЯ ГЕНИАЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В СТИЛЕ "ФЭНТЕЗИ"

ПРИГОДНЫХ К УПОТРЕБЛЕНИЮ НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СССР В УМЕРЕННЫХ КОЛИЧЕСТВАХ[/b]





[b]К доброму покупателю![/b]



Данный Набор предназначен для начинающих, продолжающих и думающих, что продолжают радовать мир печатными и рукописными изделиями в стиле, указанном в маркировке Набора. Он поможет Вам прочно завоевать прочную репутацию "Ну и что, а я тоже писатель", стать своим человеком в кругах, окружениях или окружениях окружений а также при наличии дополнительных навыков улучшить свое материальное положение. (Примечание: остросюжетный справочник "Быстро напечатать книгу - как это делается и чего стоит" появится в ближайшее время, следите за рекламой)

Использовать Набор рекомендуется при температуре не ниже -5 С и показаниях барометра не страшнее "Великая Сушь" в закрытом, специально предназначенном для этого помещении. При использовании Набора следует учесть, что он напечатан на жесткой бумаге, поэтому наилучшие результаты будут достигнуты, если его как следует промять.

ВНИМАНИЕ! При нарушении правил техники безопасности изготовитель не несет ответственности за ущерб имуществу и оскорбление чести и достоинства Президента б.СССР.





[b]§ 1. Общие принципы[/b]



Для работы в среде "Фэнтези" вам необходимо иметь в качестве наиболее активно действующих: главного героя (любого пола), предмет любви главного героя (как правило противоположного пола), могучего покровителя главного героя, товарищей, соратников, временных союзников. Так же в команде г.г. необходим представитель симпатичного нац.меньшинства. Противодействующую сторону должны представлять: главный злодей типа 1 (непобедимый и мало задействованный), главный злодей типа 2 (стандартный), предатель и/или шпион, темная сила, представитель(ли) темных народностей, природные условия, продажная(ные) шкура(ы). В этой группе представитель симпатичного нац.меньшинства нежелателен.

В качестве обстановки действия целесообразно использовать природу, так как описания городов и пр. населенных пунктов требуют большей детализации, что отрицательно сказывается на скорости подготовки текста.

Время года возможно любое, но традиционно используется лето.





[b]§ 2 Действующие лица[/b]



[b]2.1 Положительные действующие лица



2.1.1 Главный герой.[/b]



Главный герой независимо от пола молод, высок, строен, мускулист, красив. Прекрасно владеет копьем, мечом, луком, ножом, приемами восточных единоборств, но в магии слабоват. Вежлив и сдержан до той степени, когда это начинает казаться изощренным хамством. Внутренние монологи пронизаны спокойным и несколько свирепым юмором. В меру образован, интеллектуален не по годам, способен победить в честном споре любого мудреца любого народа и в один момент с помощью логического построения узнать, кто на самом деле подсыпал мышьяку в тарелку. Сексуален настолько, что даже нет необходимости это как-либо подчеркивать, но вместе с тем Настоящая Любовь к нему еще не приходила (см п.п. Настоящая Любовь).

При этом, чтобы не быть слишком скучным время от времени проявляет слабость - устает, раздражается, курит, пьет, ходит по бабам, трусит, ленится, говорит глупости и даже спорит с Наставником-покровителем, а также пожинает горькие плоды ранее совершенных ошибок. Умело пользуется всеми видами транспорта, лошадей не признает и разъезжает исключительно на коне. По идее смертен, но все никак не получается, болеет только оказавшись после долгих скитаний в безопасном укрытии, предоставляя окружающим проявить трогательную заботу и самоотверженную верность. Имеет невысокий, но все же дворянско-аристократический чин в начале повествования, а заканчивает сюжет не менее чем правителем королевского разряда.





[b]2.1.2 Предмет любви Главного героя[/b]



Предмет любви Главного героя независимо от пола молод, высок, строен, мускулист, красив. Появляется около середины сюжета на время, необходимое для рождения Настоящей Любви. После этого либо исчезает из поля зрения до финала в результате вражеских происков или собственного благородства, либо остается рядом с героем, совмещая таким образом свои обязанности с обязанностями Верного Спутника Главного героя, но для этого Предмету Любви необходимо иметь и его тактико-технические данные (см. следующий пункт).



[b]2.1.3 Верный Спутник Главного героя[/b]



Верный спутник Главного героя независимо от пола молод, высок, строен, мускулист, красив. Однако молод, строен и красив менее, а высок и мускулист более Главного, а наибольшее отличие - Верный Спутник менее умен и более тугодумен. Но зато он поддерживает Героя в моменты его слабостей не поддаваясь им сам (см. выше), а также выручает его из тех безвыходных положений, из который Главный сам по себе не способен выбраться даже с помощью автора. У него тоже возможен предмет любви, но его нежелательно вводить в сборку действующих лиц. У Верного Спутника есть более важные дела, чем личная жизнь и предмет способен создавать только излишнюю нервозность, хотя будучи убит врагами и оказывает благотворное влияние на моральное состояние Спутника.



[b]2.1.4 Соратники Главного Героя.[/b]



Соратники Главного героя независимо от пола молоды, высоки, стройны, мускулисты, красивы, если не все, то в большинстве. Вводятся главным образом для того, чтобы героически погибнуть и тем самым продемонстрировать читателю жестокость описываемых событий. Могут иметь чины от простолюдина до короля, причем короли в массе оказываются более живучими, чем все остальные.



[b]2.1.5 Мудрый наставник-покровитель Главного героя[/b]



М.н.-п. Г.г. не молод, не высок, не строен, не мускулист и не красив. По профессии - маг, все знает, но не все говорит, ограничиваясь туманными намеками, от которых всем страшно. Одет всегда в мантию или плащ, косматая борода и волосы сияют белоснежной сединой. (Внимание! Ухоженная борода, в отличие от косматой есть намек на возможный переход в команду врагов.) Всемогущ, или близок к этому, но действовать предоставляет Главному герою, мотивируя это предначертанием судьбы. Курирует Героя с детства, обучая его языкам, ремеслам, заклинаниями, восточным единоборствам и умению вести себя в обществе. Для автора наставник-покровитель очень удобная фигура. Он избавляет его от необходимости объяснять и делать логичными многие повороты сюжета, предоставив престарелому магу буркнуть что-нибудь о запретности размышлений на эту тему. Так же на усталые плечи наставника ложатся и основные заботы по обеспечению масштабности. Для этого ему приходится время от времени ненавязчиво ввертывать "...но я тогда боролся с Черным Ужасом Восточного Запада, который грозил уничтожить королевства Караманор и Мараканор, и поэтому в Бармалионе меня успели позабыть..." и так далее. Используя Главного героя как средство для достижения личных благородных целей, Наставник обеспечивает консультации в потусторонних делах, одергивает соратников и сдержано похваливает Верного Спутника. По окончании сюжета исчезает в неизвестном направлении продолжать борьбу со Злом в иных местностях (временах, странах, измерениях и т.п.).



[b]2.1.6 Представитель симпатичного нац.меньшинства[/b]



Одна из необходимейших фигур. Без нее изделие будет пресным и скучным. Представителя не жалко усадить на ромовый торт, сунуть в собственный капкан, заставить засмотреться на Луну и опрокинуться носом в канаву - словом поставить в такое положение, в которое Главный герой ну никак попасть не должен. Симпатичное нац.меньшинство характеризуется невысоким ростом, жизнерадостным норовом, прожорливостью и свойскими взаимоотношениями со всеми, с кем сведет судьба - что короля-императора того же Бармалиона, что Черного Властелина Темных Сил без стеснения называют на "ты", а этикет и вежливость реализуют в стиле "Я конечно извиняюсь, но ты, ВашВелиство, баальшую дурость сотворил!". Речь представителя гораздо более живая, чем остальных персонажей, пересыпана искрами народного юмора и поминаниями многочисленных родственников. В боевых действиях участвует активно, бесстрашно, но не очень результативно. Из похода возвращается национальным героем, и вполне может занять должность правителя или равноценную (по договоренности).



[b]2.2 Отрицательные действующие лица



2.2.1 Главный злодей 1 типа.[/b]



Существовал до и будет существовать после, как олицетворение непобедимого всемирно-вселенского зла. Непосредственного участия в сюжете практически не принимает, присутствуя большей частью в разговорах в качестве пугала для персонажей. До непосредственной борьбы с героем не снисходит никогда хотя бы потому, что расклады настолько мелкого масштаба ему попросту неразличимы. Наставник-покровитель может под настроение рассказать пару древних преданий об годах ужаса и тьмы, когда Злодей-1 был пободрее нынешнего и постращать этим на будущее. Этим роль Злодея-1 и ограничивается.



[b]2.2.2 Главный злодей 2 типа.[/b]



Основной противник Главного героя. Имеет титулы Черного Мастера, Темного владыки, Призрачного Хозяина, Смертельного Врага и звучное имя, которое навевает на всех ужас. Устоявшегося облика не имеет, принимает любые формы, тяготея к вредным насекомым и ядовитым рептилиям. Имеет высокую идею-фикс "весь мир дерьмо, и надо сделать его еще дерьмее". При этом не чужд банальных желаний - деньги, власть и нередко женщины. Могущественный маг, всевидящий чародей, давний оппонент наставник-покровителя, непонятно как до сих пор уцелевшего. Жилище себе подыскивает в наиболее экологически неблагополучном районе, а подыскав, загаживает его еще сильнее. Презирает всех, включая своих приближенных, в победе над Главным героем уверен абсолютно, что не мешает злодею того же героя смертельно бояться (как бы сказал И.Ефремов - что и составляет диалектическое единство). Немногочисленные высказывания отмечены леденящим спокойствием и перемежаются сатанинским хохотом. Будучи побежден Злодей-2 самоликвидируется, этот процесс сопровождается пиротехническими эффектами - громами, землетрясениями, прояснением погоды. Замок весело обрушивается а прислужники горестно разбегаются.



[b]2.2.3 Темные Силы (Силы тьмы)[/b]



Помогают Злодею-2, но только потому, что служат Злодею-1. Имеют древнее происхождения, и, как все древнее могущественны и непонятны. Непосредственно сами действуют мало, и сильны в основном страхом остальных персонажей, каковой очень полезен при нагнетании обстановки. Внешний вид и конкретные боевые качества играют второстепенную роль, в данном случае недостаток информации лучше ее избытка. Собственных имен не имеют и обозначаются описательно: "черная сила огня", "багровый страх ночи", "тот, кто несет смерть" и т.д.



[b]2.2.4 Прислужники Злодея-2[/b]



Прислужниками Злодея-2 могут быть как отдельные личности, так и целые народы (в этом случае народы обозначаются как "темные"). Они характеризуются целым комплексом патологий психики, физиологии, и поведения, которые здравым умом понять просто невозможно. Злодей-2 унижает своих прихвостней на каждом шагу, и они продолжают на него работать только из чувства мазохизма. Для внешнего вида характерны кривые ноги, горбатая спина, узкие глаза, гнилые зубы, редкие волосы, крючковатый нос, визгливый голос, бегающий взгляд. В большинстве своем непроходимо глупы, и лишь для того, чтоб растянуть Главному & Ko удовольствие проявляют сметку и умение в драках и подстраиваемых кознях. Если из темных народов сформированы войска, то бои идут исключительно числом без умения, и лишь многократно превосходящая численность может сдержать победную поступь Главного и Соратников. Имена себе выбирают все больше непроизносимые, с огромным количеством шипящих. Общаются с окружающим миром исключительно ботая по фене, добавляя нечленораздельное рычание и вой. Каннибализм, полное отсутствие взаимовыручки и боевого товарищества, склонность к пьянству, низкий моральный облик - добавить по вкусу.



[b]2.2.5 Шпион и/или предатель.[/b]



Дублер любого образа из положительного ряда, кроме Главного Героя. Старательно скрывает свою истинную сущность, потом также старательно ее демонстрирует. Однако его облик с самого начала несет несколько характерных отпечатков. Тщательно следит за своей внешностью, активней других разоблачает агентуру врага, и чаще остальных заверяет в своей верности идеалам Светлого дела. Будучи разоблачен скрывается, и действует из-за угла вплоть до разгрома Злодея-2 (немедленное уничтожение нежелательно по соображениям насыщенности сюжета).



[b]2.2.6 Продажная шкура.[/b]



В принципе этот тот же шпион/предатель, но более мелкий и более декоративно-мерзкий. Чаще всего мелкобуржуазный (кулацкий) элемент, продавшийся Злодею-2 по месту жительства. Внешние данные подобны описанным в 2.2.4, а также добавляется толстое брюхо и сальные щеки. Слишком большого вреда не приносит поэтому разоблачается и нейтрализуется в первой трети сюжета. Манера разговора аналогична манере разговора любого хама сферы обслуживания и торговли.





[b]§ 3 Сборочные единицы и монтажные конструкции сюжета



3.0 Мир[/b]



Всякая фэнтези начинается с создания Мира, а всякий мир начинается с создания карты, на которой должны быть моря, острова, материки с горами, степями, пустынями и вотчинами темных сил. Мир очень похож на Землю, но всякая чертовщина в нем - явление привычное и нормальное, причем эта чертовщина на 99% содрана с наших же суеверий и на 1% допридумана автором. По этому поводу персонажам полезно порассуждать на досуге о параллельных пространствах, связанных мирах, древних временах и т.д., чтобы читатель не считал, что соотношение 99 к 1 - результат творческой импотенции автора, а

наоборот подозревал здесь высший шик.



[b]3.1 Стартовая ситуация[/b]



Главный Герой еще не знающий от том, что он герой, живет-поживает своей обыденной жизнью, не очень задумываясь о том, что над миром сгущается мрак (тучи, беды). Наставник-покровитель открывает Герою глаза и подвигает на выполнение подвигов. Верный Спутник добровольно вызывается войти в долю с Героем, даже не узнав, в чем собственно дело.



[b]3.2 Дороги и тропы[/b]



Хождение по дорогам и тропам отнимает у Г.г. наибольшую часть времени. При этом он голодает, жаждет, мерзнет, мокнет, иссыхает, восхищается природой. Дороги весьма удобны для создания впечатления о глубине истории и географии Мира и вполне пригодны в качестве единственной движущей силы от эпизода к эпизоду.



[b]3.3 Подлости и приключения[/b]



Подлости происходят по воле Злодея-2, а приключения сами по себе - разница только в этом. В качестве подлостей можно рассматривать раздоры между Соратниками, нападения темных народов, мистические извраты с исходом, близким к летальному. Приключения происходят в борьбе с необузданными силами природы, бесхозными призраками (духами) и нейтральными персонажами, не разобравшимися сразу, что Главный Герой - хороший. После приключений возможно увеличение числа Соратников, а после подлостей - уменьшение его.



[b]3.4 Настоящая Любовь[/b]



Настоящая любовь приходит (проявляется) чуть раньше середины сюжета. Главный Герой встречает Предмет Любви, и хоть бы это было посреди глобальной сечи, останавливается как громом пораженный. Объяснение происходит быстро, оно скорее похоже на констатацию факта. Проявляется Настоящая Любовь в совместном брожении по лесам, долгих и молчаливых взглядах, "внутреннем сиянии в глазах" и крайне редко - в смачном поцелуе, переходящим в троеточие, подразумевающее под собой кобелино-кобылий темперамент Героя и Предмета. Настоящая Любовь неистребима, животворяща и действует в нужную минуту не хуже допинга. Злодей и приспешники такого естественно лишены и терпят сокрушительное поражение.



[b]3.5 Победа[/b]



Победа над Злодеем-1 невозможна, но на нее никто и не рассчитывает. Победа над Злодеем-2 вызывает бурное ликование природы, мгновенное разрушение всего, что им создано, а сам злодей превращается в ничто и исчезает в никуда. Порабощенные народы резко забывают годы угнетения и в порыве благодарности зазывают Главного на царство, на что он часто и соглашается. Послепобедное устройство Мира мало кого интересует, и поэтому история должна завершаться не далее чем через три страницы, а в идеале - через три строки.





[b]ЗАКЛЮЧЕНИЕ[/b]



Дорогой Друг! Если при изучении данного Набора у тебя возникла мысль, что не все здесь верно - не трави душу сомнениями! Те произведения, которые не укладываются в предлагаемый стандарт просто-напросто созданы людьми, которые не ценили свое время. Отбрось раздумья, следуй Набору, и пусть тебя не смущает мысль что это все давно уже обыграно и обсосано.

Ерунда! Побыстрее, побойчее, рынок еще почти не освоен - сойдет, у других ведь сходит, а?!
User avatar
Mari-ka (архив)
 
Posts: 3
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Previous

Return to Mikata archive, Ranma fanfics

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 2 guests

cron