Page 2 of 2

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 29 Jul 2018, 22:24
by Parovoz
Долго думал - оставлять ли в таком виде предысторию единорожки. И решил оставить.

Часть 15.

Утром, закрыв ворота за двумя леди в нежно-голубом, Аканэ поприседала, выполняя растяжку, помахала руками.
– Ушли? – спросила её рыжая женщина.
– Ушли. Ранма, я хочу, чтобы Тама помирился с графиней.
– Ты же сама не очень хотела, чтобы дракониха оставалась в нашем доме.
– Я передумала.
– Дорогая, я редко слышу от тебя это слово.
Аканэ пожала плечами.
– Кажется - она всё-таки больше княгиня, чем дракон. И нашей девочке будет полезно с ней пообщаться.
– Аканэ, ты нечасто называешь Таму девочкой.
– Дорогой, вспомни - сколько раз Тама застревала на несколько месяцев в женском виде.
– Скажи лучше, что тебя прельстили разговоры княгини о высшем обществе.
– Ты поразительно догадлив, дорогой.
Заложив руки за голову, рыжая красавица скептически завела глаза кверху.
– Может быть - у тебя уже есть планы и насчет жениха для девочки?
– Ранма, как ты можешь такое говорить?! Наш договор с Арисугава...
– Но ведь Кокоро-чан - девушка.
– Ну и что? Это сейчас даже модно.
– Ну да. И мы с тобой спим по этой моде последние семнадцать лет.
Аканэ подошла ближе к супруге и тихо произнесла:
– В последнее время я всё чаще задумываюсь: может быть - зря мы не решились на второго ребёнка?
– Сама же говорила - что вдруг девочке достанется твоя талия, а не Жопа.
Аканэ погладила супругу ниже пояса.
– Можно подумать - у тебя меньше.
– В эти годы была меньше, чем у Тамы.
– Да. – вздохнула Аканэ. – У нашей девочки не японский тип фигуры.
* * *
– Ах - уже утро... – показалась из комнаты, неторопливо цокая, новая гостья. Её длинный светлый халат из тонкой ткани, раскрашенной нежными цветами, покрывал и всю лошадиную часть, оставляя открытыми только стройные ноги белой масти.
– Доброе утро, Хауден-сан, – отозвалась Аканэ. – Вы довольно поздно.
– В самом деле? Вчера я нашла на полке роман. Он был детективный, но я быстро поняла - кто преступник. Мне было интереснее развитие отношений. А где же ваша милая Тама? Вчера ведь она легла спать девочкой. Неужели она в субботу отказывает себе в удовольствии понежиться в постели?
– В нашей семье не принято спать допоздна, – сообщил дед Тэндо, стоя с сигаретой на пороге у входа в главную комнату.
– Тама уже ушла, – подтвердила Ранма,
– Ах - как жаль. – томно моргая, разочаровалась девушка-единорог. – Я надеялась отправиться на прогулку. И кто же теперь приготовит мне завтрак? Я ведь гостья в этом доме.
– Сейчас разогрею, Хауден-сан, – пообещала Аканэ. – Ваш завтрак давно готов.
– Ах, Тама, милое дитя. Я почему-то уверена, что это дело её нежных рук.
– Ваша проницательность Вас не подводит, – согласилась рыжая женщина. – Потом, если хотите - я могу пройтись с Вами. Мне все равно нужно сходить в магазин.
Гостья белой масти по-лошадиному элегантно села к низкому столику.
– Ах - прекрасно. Я уверена, что мы найдём много общих тем для беседы.
* * *
– Хауден-сан, Вы собирались долго, как невеста на свадьбу, – усмехнулась старшая из рыжих хозяек, поглядывая на наручные часы.
– Ах - в самом деле? – удивилась гостья, – Боюсь - мне придётся приспосабливаться к стремительному темпу жизни этого дома.
– Современный мир вообще требует темпа, – развела руками одетая по-спортивному Саотомэ, оглядывая гостью. Девушка-единорог надела юбку с оборками, скрывающую лошадиную часть тела, но демонстрирующую лошадиные ноги. Светло синяя с блёстками, юбка оттеняла яркую розовую блузку с приоткрытыми плечами и умеренно глубоким вырезом. Просторные полупрозрачные рукава блузки оканчивались белыми кружевными манжетами. Точно такие же манжеты украшали и все четыре ноги гостьи.
– Ах - идёмте же, моя удивительная хозяйка, – улыбаясь своей лучезарной улыбкой направилась Хауден к выходу. Прикрыв калитку, Саотомэ накинула на плечо сумочку и зашагала стремительной походкой, поглядывая на спутницу. Впрочем - беспокоиться особенно не приходилось. Цоканье копыт выдавало четвероногую красавицу с головой, а высокий рост и длинные лошадиные ноги позволяли ей легко успевать за деловито шагающей женщиной.
* * *
– Милая Ранма, я ведь не покажусь слишком назойливой, если захочу познакомиться ближе с людьми, с которыми меня свела судьба?
– Нет, что Вы. Но как гостья - Вы могли бы рассказать немного больше о себе. Если я правильно понимаю - Вы родом из Европы?
– О, да, милая. Вы правы. Моя родина - чудесная маленькая страна, которой уже не найти на карте Европы.
– Признаюсь - история Европы не была моим любимым предметом в школе. Но кажется - Вам больше лет, чем можно Вам дать.
– Ах - по меркам единорогов я ещё очень молода. Но мы сохраняем наше очарование почти до глубокой старости. И кажется, милая Ранма, Вы тоже выглядите моложе своих лет.
– Спасибо за комплимент, я знаю. – вздохнула миниатюрная рыжая красавица.
– Вас это огорчает?
– Если бы то же самое происходило с Аканэ...
– Ах, как я Вас понимаю. Мой первый муж...
– Вы были замужем?
– Да, я хранила ему верность до конца. Мой милый дослужился до чина полковника и трагически погиб на полях первой мировой. Ах - это был страшный удар для меня и нашей маленькой Парель. Моя девочка...
Ранма остановилась, обнаружив, что шаги копыт затихли, и обернулась. Её спутница упала на переднее колено, и, закрыв лицо руками, медленно клонилась вперёд.
– Она не пережила? – тихо спросила Ранма, подставляя плечо.
– Я ненавижу немцев. – тяжело дыша, прошептала девушка-единорог. – Когда они снова пришли в мою маленькую Бельгию... Это были войска СС. Они убивали всех, кто был не похож на них. Мы пытались спастись. Самое ужасное - среди них тоже были полулюди. Женщина-валькирия сбросила на нас гранату. От страха я потеряла сознание, а когда очнулась...
– Пожалуйста, не надо больше.
Хауден поднялась на ноги, вынула из сумочки платок и вытерла лицо.
– Простите, я не должна была об этом вспоминать... Это были страшные годы. Я потеряла всё, моя внешность из достоинства превратилась в страшную обузу, я работала диктором на радио и ночевала в гараже при студии. Мне потребовались десятки лет, чтобы снова начать просто жить. Поэтому, когда я случайно увидела через забор Вашу девочку...
– О, за Таму можно было не беспокоиться, – усмехнулась Ранма.
– Я понимаю, вы ведь не мать...
– Мы с раннего детства учили своего малыша всему, что умеем сами. И скажу без ложной скромности - научили многому. Тама рассказал мне об этом позорном поединке во всех подробностях. Эти дураки ещё не знают - с кем связались.
– Ох, вы не видели и не знаете! Ваша девочка великолепно сражалась! Но это был не честный поединок, а низкое и подлое убийство! Она была на грани гибели! Пока я брала разбег, чтобы перепрыгнуть забор...
– Ладно - не буду разуверивать, – остановила её Саотомэ. – Моя драгоценная научила меня не бросаться словами.
– Я возмущена до глубины души! – бросила гостья, переходя с шага на рысь. Саотомэ догнала её и побежала рядом.
– Я понимаю Вас, но не нужно принимать это так близко к сердцу. Тама играл с этими дураками, как кошка с парой мышей.
Рысь сменилась небыстрым галопом.
– Хауден, перестаньте. Вы же удивительно проницательная женщина. Вы не могли не заметить игру. Да - Тама был максимально сосредоточен. Но в остальном...
– Я всё видела! – крикнула единорог, пытаясь уйти бешеным галопом.
– Стой, дура! – выкрикнула рыжая женщина, вдруг мягко приземлившаяся на пути.
– Что?! – резко затормозила единорог. Обхваченная рыжей женщиной за талию, она едва успела остановиться перед проезжей частью.
– Как? Как Вам это удалось?! Вы же человек! – задохнулась удивлением и страхом Хауден, глядя на мчащийся перед ней поток автомобилей.
* * *
Примостив своё большое тело на диванчике в кафе, единорог глядела в окно и медленно помешивала кофе в большой чашке.
– Хауден-сан, не стоит так переживать, – успокаивала её рыжая собеседница, позванивая ложкой о вазочку с десертом.
– Вам не понять меня. Я снова ошиблась. Когда погиб мой муж – я утешала себя тем, что была слишком юной, чтобы предупредить его. У меня не хватило проницательности, чтобы спасти нашу девочку - но тогда на сотни километров вокруг шла война. И теперь - вы. Ваша семья восхищает меня всё больше. Я никогда не встречала таких.
– Поэтому Вы и ошиблись. Наша школа универсальных боевых искусств уникальна даже для Японии. Я уж не говорю про необычность меня и моего сына.
– Вы удивительные люди, – согласилась блондинка, пробуя кофе. – Я безмерно рада, что встретила вас. И хорошо, что я так ошиблась в первую минуту.
* * *
– Тама-сама, я здесь! – крикнула в окно Арисугава Кокоро, запрыгнувшая на крышу первого этажа.
– Залезай! – обрадованно открыл окно Тама, одновременно второй рукой обливаясь из дежурного стакана.
На ходу чмокнув подружку в губы, Кокоро спрыгнула в комнату и притворно обиделась:
– Милый, ну когда ты, наконец, нарушишь обещание, данное моему папе? Мне надоело целоваться только с девочкой. Пусть даже и такой хорошенькой.
– Обязательно нарушу - как только мы поженимся.
– Ну - тогда это не будет считаться, милый.
– Я дал слово бойца.
– Тогда познакомь меня со своими новыми гостьями. Они такие же прикольные, как лисичка?
– Вообще прикольные. Бабка-дракониха - просто клад. Такие анекдоты знает - закачаешься. Правда - иногда их приходится рассказывать от динозавров, чтобы можно было понять.
– Прикольно! Я тоже хочу послушать!
– Только ты с ней аккуратно. Бабка жутко важная - с императорами на балах рюмками чокалась.
– Круто! А лошадка? Правда же она красивая?
– Вообще! Ещё красивее, чем я, только лошадь.
– Тама-сама, ты всё равно лучше. Потому, что ты - не лошадь.
– Кстати, кажется - это она цокает. Пошли!
Парочка выбежала во двор и встала, держась за руки. Калитка открылась, впуская возвращающихся с прогулки. Девушка-единорог вошла и остановилась, печально глядя на соединённые руки двух девушек, носящих косички.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 12 Aug 2018, 16:31
by Parovoz
– Вы в порядке, Эинхоорн-сан? – забеспокоилась старшая из рыжих хозяек.
– Нет-нет, не беспокойтесь... – тихо ответила единорог, уходя к себе в комнату.
Княгиня проводила её взглядом и поманила рукой двух подружек с косичками.
– Тама, я должна кое-что тебе рассказать.
– А мне можно? – оживилась Кокоро.
– Можно. Это не великий секрет.
* * *
– Девушки, вы ведь в курсе, что панда - это не медведь? – спросила княгиня, сидя в своей комнате у пристроившихся напротив Тамы и Кокоро.
– В курсе! – обрадовалась Кокоро. – Панда - это дедушка Тамы-сама!
– Я не о прозвищах, милочка. Я говорю о том, что большая панда не является родственником бурых и белых медведей.
– Но какое отношение это имеет к единорогам, Василиса-доно? – удивилась Тама.
– Совершенно прямое, моя юная леди. Единороги не являются близкими родственниками ни кентаврам, ни, тем более - лошадям.
– Да ну?! – удивились подружки.
– Хотя по виду и строению тела единороги поразительно похожи на кентавров, они ближе к драконам. Отсюда их невероятное по вашим меркам долголетие и вечная молодость.
– Вот тебе и раз! – всплеснула руками Арисугава. Тама удивлённо почесала макушку.
– Ваша гостья, юная леди, ещё довольно молода, ей немногим более двух веков. – продолжала княгиня. – Это можно определить по её рогу. Она одна из немногих единорогов в Европе, сумевших пережить череду революций и две мировые войны. К сожалению - в одиночестве эти девушки слабы и беззащитны, их единственное оружие - их нежная красота и удивительная проницательность. Говорят - в средние века европейские короли старались женить на девушке-единороге кого-нибудь из своих верных рыцарей.
– Женить на лошади? – удивилась Тама.
Княгиня сердито фыркнула.
– Не лошадь, моя юная хулиганка, а женщина-единорог. Их сыновья становились великолепными наездниками и верными своему долгу воинами. Ну а дочери наследовали внешность и магические свойства своих матерей. Так что, учитывая их невянущую красоту, рыцари не очень-то противились. Правда - католическая церковь по понятным причинам никогда их не венчала, приходилось ограничиваться королевским благословением. Но иметь такую красотку при дворе в качестве советника - даже инквизиция не могла помешать. Ведь благодаря строению своего рога они гораздо тоньше нас - драконов - чувствуют тонкие оттенки магической силы.
– Так этот рог вроде антенны, а не чтобы бодаться? – переспросила Тама.
– Разумеется, юная леди. В самых крайних ситуациях единорог может ударить копытом, хотя и для этого ей нужно преодолеть себя. А уж пустить в ход свой рог, как оружие - это им и в голову не придёт.
– Я бы им точно кого-нибудь боднула, – призналась Кокоро. – Я даже косами умею драться.
– О - нет. К тому же единороги - олицетворение чистоты и верности. Своему мужу они верны до его глубокой старости, хотя сами при этом остаются такими же юными красавицами. И даже после его смерти ещё много лет остаются ему верны.
– Кокоро, а ты будешь мне верна? – заглянула Тама в лицо подружке.
– Обязательно. – пообещала Кокоро, – Ваше Сиятельство, так что же они - потом так и живут одни?
– Нет, хотя их траур может затянуться на десятки лет, а если она была по-настоящему счастлива с мужем - то и на сотню. За свою долгую жизнь они, обычно, успевают сменить много мужчин. Ох, признаюсь - я тоже этим грешила, когда была помоложе.
Кокоро обхватила плечо подруги, прижимаясь поплотнее.
– А я где-то слышала, что единороги приносят счастье.
– Прежде всего - это от их проницательности. Если среди твоих друзей есть единорог - у неё можно найти ответы на многие вопросы. Хотя в модных нынче подсчётах ай-кью эти красавицы не дают выдающихся результатов. В прежние времена среди них даже встречались откровенные дуры, но таких уже не осталось. Всё-таки им довольно трудно выживать.
– Почему? – удивились подружки хором.
– Единороги не выносят чёрной работы, и когда прошли времена рыцарей - им стало трудно найти богатого покровителя. А содержать себя им довольно трудно. Нужна особая одежда, просторное жильё, они много едят и требовательны к качеству еды. Трудно парой изящных дамских ручек прокормить лошадиный желудок. Простому человеку не по карману такая подруга.
– А богатому? – спросила Саотомэ.
– Богатые нынче весьма расчетливы, потому они и богаты. К тому же - женщина должна украшать своего мужчину, а единорога трудно посадить в автомобиль или самолёт, чтобы вывезти в свет. К тому же - копыта портят дорогие полы. Так что в жены их берут неохотно, а роль любовниц - не для единорогов. Ведь они не только очень верны сами, но и требуют того же от своих мужчин. Как советницы они тоже не слишком ценятся, поскольку предсказания единорогов обычно гораздо более расплывчаты, чем результаты работы аналитиков. А в приметы сейчас мало кто верит.
– А какие приметы? – заинтересовалась Арисугава.
– Много примет. Будто бы прикосновение к её рогу открывает тайны, но несёт беду. Женщина, которой единорог позволила сесть на себя верхом, будет счастливой матерью.
– Я сидел только боком! – подскочила Тама.
– Что?! – вскочила княгиня.
– Я... Я помогал ей мыться... – покраснела Саотомэ.
– Она уже знала о твоём превращении? – забеспокоилась Василиса.
– Эээ... Да.
– О, мой юный друг, Вы попали, – развела руками княгиня. – Для единорога позволить мужчине сесть ей на спину - высший знак привязанности. Всё равно, что лечь в постель.
– Тама, придурок! – завопила Кокоро. – Какого ты вообще оказался в ванной с этой лошадью?!
– Я же был девочкой! Это не считается!
– Ужель согласен матерью ты стать?! И от кого - хотела б я узнать?! Ужель шаги мои ты променять готов на перестук её подков?
– Кокоро-чан, только не заводись!
– Должна вот этого я дурака сейчас же и поколотить слегка!
Княгиня не успела и разинуть рот, как её рыжая ученица со звоном вылетела в едва приоткрытое окно.
* * *
Кокоро осторожно постучала в дверь.
– Тама-сама, ты что там так долго? Ты обиделся?
– Нет. Я в восторге. – мрачно донеслось из-за двери туалета.
– Прости, я вспылила.
– Я заметил, – так же мрачно ответила девушка за дверью.
– Но ты должен меня понять...
– Фуух. Ничего, – с облегчением выдохнула запершаяся собеседница.
– Ты что - не хочешь ничего понимать?
Дверь открылась и рыжая девица вышла с усталым видом, зажав в кулаке розовую пластиковую палочку.
– Кокоро-чан, ты же меня не бросишь? – с тихой надеждой спросила младшая Саотомэ.
– Тама-сама, по-твоему - у меня есть, на кого тебя променять?
– Спасибо, Кокоро-тян, – вздохнула Тама, нежно обнимая подругу.
– Стоп! – вдруг хлопнула себя по лбу рыжая. – Всё в порядке!
– Ты о чём?! – не поняла Арисугава.
– Я же долго считал своего папочку второй мамой! Значит - я ничем не рискую!
– Ээээ...
– Я про примету с сидением на единороге! Кокоро-тян, в следующий раз сяду на неё как положено, – развеселилась Тама.
– Тама-сама, не своди ты с ума! Когда придёт время - я сяду сама!
– Кокоро-тян, только не заводись!!
– Так ты точно не сидел верхом?
– Точно, говорю тебе! Только бочком!
– По женски, значит? Погоди-ка, ты считал своего папу второй мамой?
– Ну да.
– А мы-то с тобой давно помолвлены... Постой-ка... У тебя нет второго?
– Чего второго?
– Понятно. Я пошла.
– Куда?!
– В аптеку за тестовой палочкой, дурик. Чмок.
Поцеловав подружку, Кокоро пулей вылетела из дома.
* * *
– Входите, Тама, – откликнулась княгиня на стук. Рыжая девушка проскользнула в дверь.
– Василиса-доно, а Вы про все виды можете рассказать?
– Про многие.
– А... про ваш?
Женщина с небольшими изогнутыми рожками улыбнулась.
– Хотите узнать обо мне больше, юная леди? Мне это даже приятно. Я отношусь к древнему виду обыкновенных драконов. Пусть тебя не обманывает слово "обыкновенный". Из всех драконовых мы - самые настоящие драконы. Мы живём дольше других видов. Например - я помню ещё восшествие на престол династии Романовых, хотя я далеко не старуха. Нам доступно превращение...
– Как у лисичек? – перебила Тама.
– Не совсем. Мы не можем произвольно изменяться, зато в виде дракона нам доступно дыхание огнём.
– Круто!
– Хм... Надо всё-таки будет поработать над Вашим словарным запасом, барышня.
– Василиса-доно, а Ваши рожки - тоже, как у единорогов...
– Нет-нет-нет. Что Вы, милая. – смутилась княгиня. – это всего лишь твёрдые выросты.
– А много ещё таких магических видов?
– Нет, барышня. У большинства видов их облик постоянен. Так что Ваше превращение для них тоже будет казаться удивительным.
– Даже Ренар поначалу не могла поверить, – с улыбкой согласилась Тама.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 16 Aug 2018, 23:29
by Parovoz
– Я опять проспала! Проспала! Как ей это удаётся?! – вылетела из комнаты Тамы рыжая лисичка в девичьей ночнушке. Почти скатившись по лестнице, лисичка с девятью хвостами наткнулась на высокую крупную женщину, одетую в спортивные штаны, футболку и кроссовки. Её волосы были аккуратно убраны под бейсболку, надетую задом наперёд.
– Вы кто?! – ошарашенно спросила девятихвостая девушка, одёргивая ночнушку. Но, стоило женщине обернуться...
– Ва... Ва... Ваша Светлость?! – выпалила девушка-лисичка. – Я Вас не узнала!
– Богатая буду, – улыбнулась княгиня, в которой в данный момент никак невозможно было заподозрить драконье происхождение. – Тебе непривычно, милочка, когда вокруг столько чудес и превращений?
Старательно пряча свои хвосты, Ренар кивнула.
– На пробежку, на пробежку, – похлопывая в ладоши, прошла мимо них Аканэ, уже одетая по-спортивному. – Воскресная семейная пробежка.
– Ох, подождите, подождите меня...
Неторопливо постукивая копытами и потягиваясь, Хауден вышла из своей комнаты в юбке цвета ночного неба и розовой блузке. Зевая и протирая глаза, она слегка покачивалась, едва не цепляя за стены.
– Эинхоорн-сан, может быть - Вам лучше было ещё поспать? – предположила Ранма, разминая колени.
– Ох, нет-нет, милая Ранма. Я тоже приняла решение изменить свой распорядок дня. И разве мы не должны сперва позавтракать?
– Сестрёнка Хау, бегать лучше перед завтраком, – опровергла Тама. – Мы всегда так делаем.
– Ренар, ты, как начинающая, можешь бежать со мной, – сообщил дед Соун, одетый в тёмный тренировочный костюм.
– А? Что? Я? Бежать?! – всполошилась рыжая гостья, снова теряя контроль над своими хвостами.
* * *
– Чувствую себя главой настоящей школы, – усмехнулась на бегу рыжая женщина с косой. Бегущая рядом с ней Аканэ обернулась и кивнула. Процессия позади них растянулась. Второй парой, размеренно дыша и переглядываясь, трусили две подружки с косичками. За ними, довольно поглядывая по сторонам, уверенно держалась крупная дама в надетой задом наперёд бейсболке. Чуть поотстав от неё, легкой рысью цокала красавица-блондинка, одетая не слишком по-спортивному. Замыкал процессию бодрый старик с седыми усами и ещё одна очень рыжая девушка в тренировочной одежде с белым поясом.
– Княгиня, кажется - будто Вы давно в этой семье, – с улыбкой заметила Хаудэн.
– Леди Эинхоорн, я уже в том возрасте, когда свою спортивную форму нужно поддерживать. – ответила высокая княгиня, поравнявшись с четвероногой собеседницей. К Вашему счастью, Вы почувствуете это не скоро.
– Ох, Вы правы. Я ещё не почувствовала этого на себе, но перед моими глазами прошло не одно поколение людей. Ужасно, когда молодость уходит. – приблизившись ко второй паре, она добавила громче: – Ах, мои милые, цените годы вашей юности!
– Не сбивайте дыхание разговорами! – посоветовала Аканэ.
– Мы своей дорогой! – крикнул Соун, сворачивая в переулок вместе с партнёршей по шоги.
– Отлично! – обернулась Ранма. – Прибавляем темп!
* * *
– Ох... Как... Вы... Можете... Так... Бежать... – отрывисто выдыхала красавица-блондинка, срываясь с быстрой рыси на галоп. Держащаяся рядом с ней княгиня подмигнула с улыбкой, но промолчала.
– Тама, рывок! – предложила Кокоро.
– Кто прибегает последним, тот прибегает последним! – согласилась рыжая милашка, стремительно увеличивая темп и обгоняя свою настоящую маму. Рыжая "мама" уже мчалась впереди. Но и Аканэ отставала от быстро удаляющейся троицы не слишком сильно.
– О, боже! Куда вы?! – воскликнула девушка-единорог, стелясь над дорогой в галопе.
– Финишный рывок! – догадалась княгиня, понемногу отставая ото всех.
Когда княгиня добралась до ворот дома, вся семья уже была в сборе. Обхватив большой чайник руками, единорог жадно пила прямо из носика.
– Ты умница, Ренар, – хвалила лисичку Ранма. – Как ты догадалась?
– Я говорила, что мы жили в России, в деревне. Там я узнала, как правильно поить... Ну... После работы...
– Ох, ты просто спасла меня, милая лисичка, – приобняла её за плечо Хауден, переводя дыхание. – Я давно так не бегала. Можно мне ещё этой чудесной водички?
– Простите, леди Эинхоорн, но немного погодя, – посоветовала Василиса. – Я тоже кое-что в этом понимаю, не стоит подрывать здоровье в Вашем молодом возрасте.
– Преклоняюсь перед вашим жизненным опытом, княгиня, – ответила ей блондинка, отвешивая лёгкий реверанс передними ногами.
* * *
Часы тихо отмеряли послеобеденное время.
– Кажется - в наш дом снова приходит мир и гармония. И я даже нашел прекрасного партнёра по шоги. – с облегчением вздохнул старик Соун.
– Соун-сан, но вы же ей проиграли уже два раза. Вас это разве не огорчает? – удивилась крутящаяся перед зеркалом милашка с привлекательной фигурой и копной рыжих кудряшек на голове.
– Нисколько не огорчает! – подтвердил Соун, с восторгом глядя на блондинку.
– В таком случае я, уважаемый господин Тэндо, прошу Вашего позволения задержаться в Вашем доме подольше, – поклонилась Хауден.
– Да, конечно, конечно...
– Дедуль, ты осторожно с обещаниями. Она-то нас тут всех вместе взятых способна пережить, – встряла ещё одна рыжая милашка, отвлекаясь от телевизора.
– Мазила! – воскликнула в экран рыжая красавица постарше. – Эээ... Что?!
– Ох, ты права, милая Тама. – смутилась единорог. – От меня не укрылась твоя нежная любовь к твоей очаровательной подруге. Но я приняла трудное решение. Я дождусь дня, когда смогу стать частью вашей удивительной семьи.
– Минуточку! – возмутилась Аканэ, отвлекаясь от беседы с княгиней. – Вы собираетесь разлучить моего сына и Кокоро-тян?
– Я тоже не согласен, чтобы для моего сына повторилась моя бурная юность! – встряла Ранма.
– Народ, не тупите, – схватилась за голову Тама. – сестричка Хауден мне в невестки набивается. Неужели не ясно?
– Что?! – дружно воскликнули старшие члены семьи Саотомэ.
Поднявшись на все четыре ноги, блондинка раскинула руки в стороны.
– О, милая Тама. Я польщена твоей проницательностью. Да, я достаточно молода, чтобы дождаться - когда кто-нибудь из твоих детей, или их детей сумеет по достоинству оценить мою нежную красоту. Клянусь - я не буду назойлива, но я буду всегда рядом с вами. И я обещаю стать достойной вашей удивительной семьи.
– Не слишком ли много высоких слов, леди Эинхоорн? – поднялась с дивана княгиня, приобретая вид женщины-дракона. И на сей раз одежда не скрывала драконьих признаков - изогнутых рожек, кожистых крыльев и чешуйчатого хвоста.
– Я знаю - что означают слова клятвы для единорога. Не бросайтесь подобным, леди.
– Ах, княгиня, оставьте Ваши подозрения. – трагически коснулась рукой своего лба блондинка. – Я уже влюблена! И если пока моему сердцу нет надежды - я сделаю всё, что в моих силах, чтобы исправить ужасную оплошность судьбы. Я готова не только ждать, я готова помогать судьбе!
Рыжая "мама" почесала затылок.
– Судьба потрепала Вас, Эинхоорн-сан. Я это понимаю, потому что тоже пережил многое. Если Вы решили бороться за своё счастье...
– Пожалуй - я тоже не буду возражать, – подумав, согласилась Аканэ.
– Эй, эй! Не решайте за моего ребёнка! – воскликнула Тама, прикрывая руками низ своего живота.
– Тама?! – дружно воскликнули находившися в комнате.
– А? Что? Не-не... Я ничего... Я пацан вообще-то... – смущённо улыбаясь, покраснела юная Саотомэ.
* * *
– Что-то случилось, Тама-сан? – участливым голосом поинтересовалась девушка-лисичка, присаживаясь на кровать рядом с рыжей девушкой.
– Да так... – неуверенно ответила Тама, глядя в потолок. – Мысли думаю.
– Ты любишь думать?
– По правде говоря - больше люблю действовать. Но иногда приходится думать.
– И какие мысли ты думаешь?
Тама погладила один из хвостов собеседницы.
– Вот сестричка Хау очень красивая, но как-то не очень счастливая.
– Зато ты и красивая, и счастливая. – улыбнулась лисичка, приобнимая лежащую подружку за талию.
– Думаешь?
– Конечно. Тебя все любят, у тебя большой красивый дом, удивительные родители. И друзей много. И ты сама вся удивительная. И ты ещё сомневаешься, что счастливая?
Ренар вскочила, приняла вид фигуристой девушки с рыжей косой до колен и трагически заломила руки.
– Ах - я такая несчастная! Меня слишком сильно все любят! Это ужасно - быть такой красивой. Ах - я слишком красивая.
Тама повернулась на бок, глядя на лисичкин спекталь с интересом.
– Ах - я такая несчастная! Нет никого на свете, кто мог бы меня победить! Я слишком сильная! Но почему же я так прекрасна, если я такая непобедимая? Это ведь нечестно! При моей восхитительной красоте я должна быть полной дурой! Почему же тогда я отличница? Ах - как это ужасно! Я так несчастна от этого!
Тама улыбнулась в кулак.
– Какой невыносимый ужас! – воздевала девушка с косой руки к потолку – У меня даже есть невеста! Она тоже невыносимо красивая! И она меня любит! И мы можем пожениться - и мы будем невыносимо красивой парой! Какая трагедия! Трагедия Ромео и Джульетты меркнет перед нашим несчастьем! Ведь наши родители давно согласны! И мы даже ещё не женаты, а красавицы уже выстраиваются в очередь, чтобы породниться с нашими детьми, о которых мы даже ещё не думаем! Ах - какая боль! Какой ужас...
Девушка с шикарной рыжей косой закрыла лицо руками и начала медленно оседать на пол. Тама села на кровати и удивлённо потянула в себя воздух, когда оседающая рыжая девушка превратилась в большого расплывшегося по полу розового осьминога и круглый рот прошлёпал:
– Какая трагедия...
– Ренар, ты - чудо! – захлопала девушка в ладошки.
Осьминог взглянул хитро, пошевелил щупальцами, поднялся на них и вдруг собрался в небольшую девушку-кентавра с рыжей косой. Будто роя передним копытом пол, кентаврик решительно указала рукой куда-то вдаль.
– Меня ждёт счастливая жизнь! Когда я достигну всех целей - я придумаю новые! Вперёд - к невыносимому счастью!
– Браво! – выкрикнула Тама, обнимая девятихвостую подружку. – Где ты так научилась?! Тебе же надо в актрисы!
– Нигде я не училась, – смутилась Ренар. – просто меня прорвало.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 19 Aug 2018, 12:37
by Parovoz
Ранним утром в пруду на просторном дворе усадьбы Куно шевельнулась вода, большой зелёный крокодил медленно выполз на каменистый пляжик и замер, ловя первые лучи солнца. Две некрупные фигуры наблюдали за ним с перекинутого через пруд мостика.
– Так у тебя к ней дафние счёты, Мидори? – спросила девушка, одетая в просторную камуфляжную куртку с капюшоном и длинными широкими рукавами и камуфляжные штаны.
– Ещё какие! Она мешала мне встретиться с моим обожаемым Тамой-сама! Я приходила к нему в среднюю школу! – вспылила Куно Мидори, одетая в том же милитари-стиле.
– А ты в какой? Разве не в средней?
– Тогда я была в младшей! Тама-сама старше меня на три года!
– Не ощень понимаю. Ты была в младшей школе, Тама был в средней школе.
– Верде-чан, что ты не понимаешь?! Я встретила Таму-сама, когда он тоже был в младшей!
– Теперь ощень понятнее. – невозмутимо согласилась Верде.
– Ничего тебе не понятнее! Тама-сама спас мне жизнь!
– Ощень интересно, – так же невозмутимо донеслось из-под капюшона.
– Эспада, ты всегда такая никакая?! – возмутилась Мидори.
– Пора бы запомнить. Всегда. Но мне ощень интересно.
– Я была во втором классе и проговорилась, что я искусственная. Поэтому у меня нет папы. Я этим втайне гордилась, а меня вдруг стали дразнить.
– Ощень неприятно.
– Ты не представляешь - как меня дразнили! И тогда я выпрыгнула в окно. А когда уже прыгнула - поняла, что лететь очень высоко. Хотя я уже занималась боевой художественной гимнастикой, но для меня это было очень высоко!
– И ты ощень сильно упала?
– Я очень сильно ударилась, когда выпрыгивала! Но упала я на руки! Тама-сама меня поймал! Только мне было уже больно, и я подумала, что - может быть - я не очень искусственная. И тогда я заплакала. А Тама-сама нёс меня на руках и утешал. Он был только в пятом классе, но уже ужасно сильный!
– Ты уже была знакома с ним?
– Верде-чан, вся младшая школа знала Таму-семпая. Даже шестиклассники его уважали. Он был отличник и лучший спортсмен. А ещё он был рыженький и хорошенький, как девочка. А тут я увидела его совсем близко. Он был ещё более хорошенький, чем я думала. А ещё он спросил, что случилось - и я всё ему рассказала. А он сказал, что надо мной не будут смеяться. И правда - надо мной больше не смеялись.
– Он тебе ощень понравился? – всё так же спокойно уточнила Эспада Верде.
– Ох-хо-хо-хо! Понравился? Он всем нравился. А я в него просто влюбилась! Только... Только я не могла ему об этом сказать. Как только я подходила к нему - я замирала и не могла произнести ни слова. Девочки стали говорить: "наша робот опять зависла".
– Разве ты робот?
– Нет, я живая! Только искусственная! Но Тама-сама так мне улыбался, что я забывала все слова и видела только эту улыбку. А он ждал немножко, потом брал меня, как куклу, и выносил в коридор. И оставлял на подоконнике. С тех пор я люблю сидеть на подоконнике.
– Ощень интересно.
– Если бы я могла быть такой бесчувственной, как ты... Научи меня.
Верде откинула капюшон. Её недлинные волосы придерживала пара крупных овальных заколок, похожих на глаза насекомого, а вверх из волос торчала пара зелёных членистых усиков. Небольшие зелёные пластинки частично прикрывали её щёки, переходя в подвижный пластинчатый панцирь, закрывающий шею. Она поправила волосы. Её руки с четырьмя пальцами надёжно защищали такие же твёрдые зелёные пластинки, похожие на перчатки рыцаря.
– Я не совсем бесчувственная, Мидори. Я ощень мало показываю чувства. А ты так и не смогла ему сказать?
– Нет! Хотя я очень старалась! А потом он перешел в среднюю школу - и я не могла так просто прибежать к нему на переменке. А когда в шестом классе я убежала с уроков и пробралась в его класс...
– Ты опять зависла?
– Там сидела эта рыжая корова и выдавала себя за моего милого Таму-сама! И я опять намертво зависла!
* * *
– Тама, что это ты так вырядился? – недовольно поинтересовалась Аканэ, глядя на поворачивающуюся перед зеркалом "дочку". – Я понимаю, что сегодня к вечеру обещали сильный дождь, но ведь это платье тебе подарила тётя Касуми.
– Мам, половина моих платьев подарена тётей Касуми. Но это мне тесновато и расшивать его уже некуда, а новые штаны жалко. – резонно ответила Тама, поправляя платье на груди.
– Так и скажи, что королева решила порадовать одноклассников красивыми ножками, – съехидничала Ранма.
– А у меня похожи? – подскочила Ренар, демонстрируя свои успехи.
Неторопливый перестук четырёх ног заставил обернуться. Блондинка, зевая, вошла в зал и приблизилась к рыжей троице.
– Милая Тама, у меня предчувствие. Сегодня у тебя будет трудная встреча.
Девушка пожала плечом.
– Сестрёнка Хау, у меня трудные встречи через день. Так что тут ничего удивительного. Вот если бы у тебя было предчувствие - чем лучше отбиваться...
– Попробуй отбиваться нежно, – улыбнулась Хауден. – У тебя ведь такая красивая улыбка и такие ласковые руки.
* * *
Входящие в ворота школы обходили странную парочку в камуфляжных плащах с накинутыми на головы капюшонами. Из-под плащей двух некрупных личностей были видны гладкие зелёные сапожки, похожие своей членистой конструкцией на панцири насекомых. Фигуры под плащами разглядеть было трудно, но некоторые пропорции и то, что удавалось разглядеть в тени капюшонов, выдавали в утренних гостях двух девушек. Школьники поглядывали на парочку с опаской, а ученица по обмену, гордящаяся своими разноцветными крыльями бабочки, разглядев их ноги, предпочла перепорхнуть через забор и поскорее скрыться в дверях школы. Но странные девушки не реагировали ни на кого. Приблизившись к воротам, рыжая королева школы остановилась напротив и с подозрением обвела обеих взглядом.
– Думаешь - это снова к тебе? – толкнула королеву в бок её спутница с двумя косичками.
Вместо ответа одна из ожидающих подняла руку вперёд и зелёный членистый палец указал на рыжую девушку с косой. Девичий голос мрачно произнёс из-под капюшона:
– Я, Куно Мидори, четырнадцать лет, продукт современных биотехнологий, искусственная девушка, вызываю тебя, выдающую себя за Саотомэ Таму, на поединок. Ты опозорила члена семьи Куно и сегодня ответишь за это.
– Мидори-тян! – воскликнула Кокоро, бросаясь с объятиями к девушке в камуфляже. – Ты так выросла! Ты даже сумела заговорить! Я так рада за тебя!
– Откуда ты меня знаешь? – оторопела Мидори.
– Я принимаю твой вызов, Куно Мидори, – упрямо наклонив голову и сдерживая улыбку, ответила Тама. – После уроков я буду ждать тебя там же, где состоялся мой бой с Тэкэхиро - на школьном стадионе.
Не открывая лиц, обе зелёные личности торопливо удалились. Подружки проводили их взглядом.
– Между прочим - Мидори обзавелась защитой, – шепнула Кокоро. – Кажется - лёгкой пластиковой.
– Значит - не только сапожки и перчатки... Хотя я тоже сразу догадался, – хмыкнула Тама. – Это же Куно. Но меня больше интересует её подружка.
Подруги вошли в школу и отправились наверх. Сметя попытавшихся идти следом парней, толпа школьниц поднималась следом, с завистью заглядывая под платье королевы школы.
– Что Вы думаете о предстоящем поединке? – на ходу допытывалась школьная корреспондентка.
– Возми у нас ещё какой-нибудь костюм! – умоляла с другой стороны школьница из косплей-клуба.
* * *
– Не понимаю, как эти две зелёных тараканихи посмели бросить вызов самой королеве. – возмущался Куно, сидя у края трибуны. Стоящий рядом с ним кентавр, одетый в простую рубашку и некое подобие брюк, мотнул хвостом и неуверенно ответил:
– Возможно - они надеются на свой боевой стиль.
Заняв позицию между двумя лужами, королева ожидала свою соперницу. На сей раз она приоделась в расшитое золотыми лентами короткое платье с рукавами-фонариками. Маленькая корона венчала рыжую голову. Наконец - соперница появилась. Скрытая всё тем же камуфляжным плащом и сопровождаемая спутницей, Мидори вышла на стадион и встала напротив.
– Я отомщу тебе за всё! – произнесла девушка, сбрасывая плащ.
Твёрдые зелёные сапоги защищали её ноги до колен. Того же цвета короткое платье с высоким воротом сплошь состояло из подвижных щитков. Зелёные членистые перчатки переходили в рукава, почти полностью закрывающие руки. Выхватив из-за спины две гимнастических булавы, девушка в зелёном приготовилась к бою, держа своё оружие обратным хватом.
– Стиль богомола? – усмехнулась Тама, подходя ближе.
– Я давно готовилась к поединку с тобой, коварная, – хмурилась Мидори, осторожно двигаясь вперёд.
– Ты всё таки забавная, – улыбнулась Тама.
На лице соперницы отразилось удивление.
– Та... – она вдруг сорвалась на низкий голос и медленно выговорила: – Та же улыбка.
По полупустым трибунам прокатился вздох разочарования. Рыжая подошла и, аккуратно разгибая пальцы замершей соперницы, забрала у неё её гимнастическое оружие.
– Что ты сделала с ней? Я ощень возмущена. – невозмутимым голосом произнесла спутница Мидори, тоже скидывая свою маскировку.
– Лесная убийца! – с ужасом пронеслось по трибунам.
– С ней всё в порядке, она просто опять зависла, – успокоила Тама, помахав рукой перед лицом замершей девушки. Вооружившись двумя булавами, рыжая королева отошла в сторону от пластикового изваяния и повернулась навстречу новой противнице. Твёрдый зелёный панцирь покрывал почти всё тело девушки-богомола. Только лицо, бёдра и маленький участок на груди - там, где модницы делают соблазнительный вырез, выдавали в ней некоторое родство с человеческой природой. Вместо мизинцев её руки были вооружены клинками. Такие же зелёные, как всё остальное тело, клинки в сложенном состоянии доставали до локтей. Глядя на противницу холодным взглядом хищника, богомолка сделала несколько шагов навстречу.
* * *
– Чёрт, какая же она тяжелая, – ворчала Арисугава, унося с поля зависшую претендентку. Пристроив её возле разом сморщившегося Тэкэхиро, Кокоро села и принялась следить за подругой. Соперницы медлили, изучая друг друга и двигаясь кругами среди луж. Клинки богомолки, острые спереди и зазубренные с обратной стороны, медленно приподнялись, готовые к атаке. Наконец - богомолка резко бросилась вперёд, но королевы уже не было там, куда был нацелен удар. Осторожно постучав булавой в хитиновую спину, Тама отпрыгнула и снова изготовилась к бою.
– Круто, – прошелестели трибуны.
– Ты считаешь себя быстрее, чем Эспада Верде? – спросила богомолка, снова нацеливаясь на атаку.
– А кто это?
– Это я.
Пальцы-клинки защёлкнулись, мёртвым хватом прижимая к зазубренным предплечьям одну из булав. И тут же освободившаяся правая рука в шелковой перчатке прошлась по внутренней стороне открытого бедра девушки-насекомого.
– Ах! – вырвалось у атакованной столь пошлым образом. Выронив булаву, она развернулась, но теперь дышала гораздо чаще и с её лица сдуло всю холодную невозмутимость.
– Тама, ты что творишь! Ты со мной так не делал! – вскочила со своего места Кокоро.
– Чёрт, невеста будет ревновать, – отметила под нос рыжая королева, бросаясь в атаку. Заблокировав булавой оба клинка противницы, Тама повалила её на влажную траву, обхватила ногой обе ноги, старясь не порвать чулки об острые края панциря, и тронула пальцами мягкую ложбинку на груди.
– Ах... – тихо произнесла богомолка, сразу обмякая и прикрывая глаза. Ощупав зелёными усиками корону, она нежно шепнула:
– Поцелуй меня, моя королева.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 19 Aug 2018, 23:35
by Parovoz
– Кто-нибудь знает - где кнопка перезагрузки у этого бесполезного киборга? – кинул Тэкэхиро, вяло переставляя ноги.
– Что такое кнопка перезагрузки? – обернулся через плечо кентавр. На его спине поверх сложенного плаща в такт шагам покачивалась лежащая поперёк девушка в зелёной броне. На её лице застыло выражение удивления.
– И убери со своего лица это счастье! Верде-чан, думаешь - я не хотел бы оказаться на твоём месте?! – напустился Куно на богомолку. Вместо этого Верде смутилась и покраснела ещё больше.
– Прекрати! Если она сейчас очнётся и увидит на твоём лице столько эмоций - она опять зависнет от удивления!
Встречные полулюди, заметив в процессии девушку-богомола, торопились уступить дорогу.
* * *
– Кокоро-тян, перестань ревновать! Я не мог победить её по-другому! – пригибалась рыжая королева, прыгая с крыши на крышу и защищая голову руками.
– Дурко! Я что - хуже кузнечика?! – возмущалась Арисугава, безуспешно пытаясь попасть по ней портфелем.
– Извини! Я же не мог отламывать ей пальцы - а по-другому её не разоружить. И её броня - это её кожа. Если её разбить - она погибнет. Ей вообще запрещено причинять вред!
– Значит - здоровье этой зелёной тебе дороже моих чувств?!
– Дура! – развернулась Тама.
– Милый... – прошептала, краснея, Кокоро, когда рыжая девушка отпустила её после долгого поцелуя.
– Между прочим - её я не целовал. Только дунул на щёчку. – смущённо сообщила Тама.
– Кстати - в следующий раз нашу невестку купаем вместе! – вспомнила Кокоро.
– Идёт. Ты ей и в горячей воде смо... Эй! Что это там!
* * *
– Что происходит?! – метался по двору дед Соун, периодически исчезая в клубах пыли.
– Дедуля, не мешайте, – отгоняла его прораб-паучиха в желтой каске.
– Майна! – командовал здоровенный огр похожей на осьминога крановщице.
– Можжно ещё левее! – поправляла сверху пчелодевушка ещё двух огров, упирающихся в лежащую в свежей яме плиту.
– Чо тут за фигня? – возникли на заборе две девушки.
– Владелец дома не дал разрешения на реконструкцию имеющегося здания и приходится делать дополнительное помещение, – обернулась к ним паучиха с семью глазами. – Вот постановление.
– Поберегитесь, поберегитесь, – требовали две муравейки, снующие с ящиками.
– Пропал двор, – вздохнула Кокоро. – А мы так здорово здесь тренировались...
* * *
– Доктор Тофу, что с моей девочкой?! – суетилась Кодачи. – Почему вы её не разденете?!
Высокий стройный доктор был уже не молод, но ещё и далеко не стар. Осторожно ощупав лежащую на кровати девочку в зелёных щитках, он поправил большие круглые очки.
– Ваша дочь совершенно здорова, Куно-сан.
– Но почему она ни на что не реагирует?!
– Верде-чан мне всё рассказала. Мидори пережила сильное потрясение. Я знаю Вашу дочь с раннего детства и мне кажется - она просто должна осознать произошедшее. Постарайтесь не волновать её некоторое время. Но если она не очнётся сегодня к вечеру - обязательно вызовите меня снова. До свидания.
– Доктор Тофу, до свидания. – тихо произнесла лежащая.
– Доченька! – кинулась к ней Кодачи.
– Вот видите - всё в порядке, – улыбнулся доктор, оборачиваясь в дверях. – Мидори-чан, будь умницей и не расстраивай свою маму. Как бы там ни было, она - твоя настоящая мама.
– Хочешь чего-нибудь? – заботливо погладила дочку по голове мама.
– Хочу побыть одна. – тихо ответила Мидори, касаясь пальцем желтоватого узора на пластиковом рукаве. За спиной Кодачи включился и забубнил телевизор.
– Я принесу тебе поесть. – выпрямилась Кодачи. В дверях комнаты она обернулась. Покрытая пластиковой бронёй дочка сидела неподвижно и грустно смотрела канал аниме.
* * *
Держа рыжую подружку за плечи, Кокоро уговаривала:
– Ну я прошу тебя, Тама-сама. Строители так шумят, что никто ничего не услышит.
Тама краснела, сидя на своей кровати в расстёгнутом платье королевы и короне набекрень.
– А вдруг - кто-нибудь войдёт.
– Так и скажем. Ты показывал мне - как победил богомолку.
– Богомолку? Ты сказала - богомолку? – заглянула княгиня.
– Да, Ваша светлость. Тама победил богомолку быстротой и лаской. – весело сообщила Арисугава.
– Вы ранены, барышня? – почти вбежала в комнату крупная дама с рожками и драконьим хвостом.
– Нет, даже платье цело. – удивилась Тама. – А что не так, Василиса-доно?
– В таком случае, юная леди, я могу Вас обрадовать. Вы опаснее, чем одна из самых опасных лесных хищниц. Если когда-нибудь пожелаете наняться в охрану к важной персоне - это будет отличной рекомендацией. И советую не рассказывать об этом Ренар. Не знаю - насколько она осведомлена о богомолках, но она и без того Вас побаивается. За богомолку можете не волноваться. Сломанные клинки отрастут при следующей линьке, а в городе охотиться ей не нужно.
– Да всё у неё цело, – опровергла Тама.
– Что?! Она цела, но повержена? Браво, Вы снова меня восхищаете, королева.
* * *
– Ох-хо-хо-хо! Ох-хо-хо-хо! – звонко разносилось по дому. Паренёк в пижаме подбежал к двери комнаты, из-за которой шел звук, и забарабанил кулаком.
– Прекрати так хохотать среди ночи, кусок тупой пластмассы! У тебя что - компьютер опять завис?!
– Какая же я была дура! – каталась по полу девушка в зелёной броне, не обращая внимания на стук в дверь. – Это и была девушка! Милая девушка, выдававшая себя за парня! А я, как дурочка, в неё влюбилась! Как в этом глупом анимэ!
Сев на полу, она стукнула пластиковым кулачком в зелёную ладонь.
– Точно! Завтра же я должна пойти к ней и - наконец-то - спустя пять лет, восемь месяцев и два дня - нормально поблагодарить. И всё!
Выключив пультом, встроенным в пластиковую броню, телевизор и свет в комнате, Мидори, не раздеваясь, плюхнулась на постель.
– Как странно. Сегодня я узнала эту улыбку и несколько часов прокручивала в памяти все разы, когда смотрела на неё. И ничего не могла понять. А ответ был такой простой. А я не догадалась. Ничего не поделаешь. Я ведь искусственная.
– Спать. – скомандовала себе девушка и тут же, закрыв глаза, задышала тихо и ровно. Паренёк в пижаме потоптался ещё немного под дверью, зевнул и ушел, сердито ворча:
– Дурацкая кукла. Сама не спит и людям не даёт.
* * *
Солнце ярко светило в вышине, освещая город. Блестели на солнце автомобили, солнечные зайчики бегали наперегонки в тени деревьев, когда листву шевелил лёгкий ветерок. Блестели свеженачищенный зелёный пластик и узкие тёмные очки на весело шагающей ученице средней школы. Дошагав до цели своего пути - ворот старшей школы Фуринкан, зелёная девушка поправила волосы, едва достающие до прикрывающего шею пластинчатого воротника и замерла в ожидании. Улыбка словно прилипла к её губам. Первые школьники, показавшиеся из дверей школы, подходили к ней с опаской. Но вытекающая из школы толпа росла и вскоре стоящую девушку обходили так, будто она была статуей, давно стоящей здесь.
– Здравствуйте, искусственная девушка Мидори, – произнёс с поклоном худенький паренёк в больших очках.
– Здравствуйте, Вы кто? – невозмутимо ответила Мидори.
– Ученик третьего класса Куруми Котору. – отрекомендовался паренёк в очках. – Я хочу узнать Вас поближе.
– Я несовершеннолетняя, – предупредила Мидори, трогая край пластиковой юбки. Короткий щелчок - и в её правой руке появилась гимнастическая булава.
– Нет-нет! Вы меня не так поняли! - замахал руками Котору, отскакивая на безопасное расстояние. – Я не имею к Вам интереса, как к женщине, я хочу Вам помочь!
– Чем? – с интересом полюбопытствовала зелёная девушка, убирая булаву на место.
– Я хорошо разбираюсь в компьютерах, я надеюсь найти причину Вашего зависания.
– Эээ...
– Мидори-сан! Пожалуйста - дайте мне доступ к Вашим кодам! Я уже вижу, что дело не в банальном перегреве!
– Отстаньте от меня! Я живая! – попятилась Мидори, маша на парня зелёными пластмассовыми руками.
– Вы же сами сказали, что Вы искусственная!
– Я искусственная, но живая!
– Мидори, вы удивительная! Как все по-настоящему совершенные роботы - Вы считаете себя живой! Но в где-то в Вашей системе есть критическая ошибка!
– Нет! Я правда живая!
– Я видел Ваше зависание, Мидори-сан, – криво усмехнулся Котору, вытаскивая из кармана раскладной инструмент. – Когда Вы снова зависнете - я сумею найти Ваш разъем для подключения к компьютеру.
– У меня нет никакого разъёма! – верещала девушка в зелёной броне, упершись спиной в опору школьных ворот.
– Оставь её, придурок, – негромко произнёс спокойный голос.
Прижатая к столбу школьница в тёмных очках повернула голову. Перед ней стоял красивый, но отнюдь не женственный парень в простой белой рубашке и брюках. Под рубашкой угадывались сильные плечи и руки, а воротник едва сходился на мускулистой шее. Не глядя на Мидори, парень с иссиня-черными волосами спокойно повторил:
– Оставь её в покое.
– Я помочь хотел, – начал оправдываться паренёк в очках. – У неё же глюк в прошивке!
– С её глюками пусть разбираются те, кто её сделал. А тебе там ловить нечего. Чистая органика, никаких полупроводников.
– Откуда ты знаешь?! Ты что - спец лучше меня?! – возмутился тощий очкарик.
– Я был ближе. Хочешь поспорить? – ухмыльнулся мускулистый парень с иссиня-чёрными волосами, сжимая кулак.
– У тебя один ответ на всё, – обиделся очкарик, удаляясь. Посмотрев ему вслед, спаситель подошел ближе к бронированной школьнице и улыбнулся.
– Вот и всё, малышка, можешь не бояться. Но на всякий случай - не приходи сюда, пока не подрастешь. Хорошо?
– Ты спас меня... – медленно проговорила Мидори, протягивая покрытые зелёным пластиком руки навстречу мужественному старшекласснику. – И у тебя такая добрая улыбка... И я...
– Эй, только не зависай! – обеспокоенно шагнул он ей навстречу.
– Я же говорил, – злорадно кинул через плечо очкарик.
Спаситель осторожно постучал ногтем по тёмным очкам. Осторожно снял их с девушки. Она глядела остановившимся немигающим взглядом. Старшеклассница с двумя косами подошла и тронула его плечо.
– Тама-сама, может - не стоило тебе подходить к ней так близко? Могла бы и я разобраться.
Парень озадаченно поскрёб затылок.
– Вот уж не знаю. Слишком она впечатлительная для искусственной.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 21 Aug 2018, 00:56
by Parovoz
– Блин. Ненавижу эти внезапные дожди. – ворчала рыжая девушка в промокшей мужской одежде, шлёпая по лужам с зелёной ношей на спине.
– А ты уверен, что стоит вообще нести её к тебе домой? – допытывалась Кокоро.
– Хочу показать её сестрёнке Хау. Не может нормальная девчонка так зависать.
– Но ведь она же искусственная.
– Ага. Синдром восьмиклассника. Можно подумать - у нас в классе таких необыкновенных не было. Вспомни Санаэ.
Маленькая процессия вошла в дом. Тама, осторожно придерживая бесчувственную ношу, разулась и вошла в зал. В комнате никого не было, но телевизор тут же ожил и принялся торопливо переключать каналы.
– Че... Чего?! – испуганно поглядели подружки на взбесившуюся домашнюю электронику. Тама со своей ношей попятилась из комнаты и телевизор тут же успокоился, бубня о новых суповых смесях известной фирмы.
– Тама... Это она переключает... – шепнула Кокоро.
Тама торопливо внесла девочку в зелёной броне в зал, уложила на стол и выдернула из розетки вновь среагировавший на гостью телевизор. В наступившей тишине стало слышно тихое потрескивание.
– Это здесь... – шепнула Тама, приложившись ухом к левой руке Мидори.
– Вот тебе и органика. Её от дождя коротнуло. – заключила Кокоро. – А ты собрался её Хауден-сан показывать. Кстати - вон она уже идёт. Показывай, умник.
– Боже мой, бедная девочка, – всплеснула руками входящая блондинка в домашнем халате. Опустившись у низкого стола на четыре колена, Эинхоорн погладила лежащую по щеке и сняла с неё тёмные очки. Девушка медленно открыла глаза и тихо спросила:
– Ой, где я?
– Не бойся, малышка. В этом доме тебе хотят только добра, – ласково успокоила её единорог.
– Заработала! – радостно подскочили к столу две подружки с косичками.
Девочка в зелёной броне села и схватила рыжую за руку.
– Я шла тебя поблагодарить за спасение. Прости, что я была такой дурочкой. Ничего не поделаешь, я же искусственная.
– Ты живая, – улыбнулась Хауден своей лучезарной улыбкой. – Живая нежная девочка.
– Конечно - живая. Только искусственная. – согласилась с ней Мидори.
– А это что?! – вскрикнула Кокоро, втыкая телевизор в розетку. – У тебя в руке коротит!
– Мой пульт! – ахнула гостья в зелёном.
– Тьфу ты! Напугала, – насупилась Тама.
– Простите, простите, – начала раскланиваться вскочившая со стола девушка, прикрывая локоть зелёной ладонью. Телевизор невозмутимо сообщал о ясной погоде в Киото. – Я, наверно, опять зависла.
– Ничего не понимаю, – возмущённо всплеснула руками Арисугава.
– Тама-са... Тама-семпай! – протянула зелёные руки Мидори. – Я же искусственная девочка! Ты-то, наверно, забыла!
– Забудешь тебя! – опровергла Тама, снова выдёргивая телевизор из розетки. – Приходила ко мне, открывала рот и впадала в ступор. Думаешь - легко было над тобой не смеяться, да ещё и другим не давать?
– Я была такой дурочкой! Я стояла и искала слова, чтобы сказать - как я сильно тебя... Ой! За что?! – схватилась за щёку Мидори.
– Извини, – смутилась Кокоро. – Я испугалась, что ты опять зависнешь от этого слова.
Мидори обиженно уселась на диванчик.
– Тебя просто не любили, бедное дитя. – поставила диагноз блондинка.
– Да, тётя. Мама, наверно, немножко любила, но она всегда была очень строгая. А Тэкэхиро и дядя Татеваки называли позором. Наверно я - неудачный результат эксперимента. Только я долго не верила, что я какая-то неудачная. Правда - я поначалу не очень хорошо училась.
– Куно есть Куно, – буркнула под нос Тама. – Где-нибудь, да протупят.
– Зато в третьем классе, когда уже зацветали первые сакуры, я пришла в твой класс, Тама-семпай, увидела твою улыбку... Я уже стояла и ждала - когда ты поднимешь меня своими сильными нежными руками, и как всегда, отнесёшь на подоконник. А потом вдруг стало темно и тихо. И я нашла те слова, которые должна тебе сказать. Но когда очнулась - тебя рядом не было.
– Ты просто ушла в себя, милая, – объяснила блондинка. – Как компьютер, который долго решает сложную задачу и ничего не пишет на экране.
– Вы понимаете в компьютерах?! – удивлённо воскликнули две подружки-старшеклассницы.
– Конечно, мои милые. Я же работала в студии, там были компьютеры. И ведь я читала в микрофон разные новости - и о технике тоже.
– Конечно, тётя! – обрадовалась Мидори. – Я поняла, что мне не хватает вычислительной мощности! Девочки говорили, что я будто выключалась на секунды или минуты. А потом выдавала правильный ответ в задаче. Я стала лучшей в классе по точным наукам! Тама-семпай, я так была счастлива... Правда - иногда я отключалась в неподходящий момент. Но меня уже не только не дразнили, меня наконец-то стали уважать, как искусственную. Тама-семпай, если бы я тебя не встретила - я так и была бы двоечницей!
– Тама-сама, так выходит - она из-за тебя стала зависать, – косо глянула Кокоро.
– Не-не! Тут я точно ни при чём! – запротестовала рыжая.
– Как жалко, что ты оказалась девочкой, – вздохнула Мидори. – Тогда - в шестом классе - я приготовила для тебя столько замечательных слов. Только они не пригодились. Я думала, что ты меня обманула. Как странно. Получается - я тебя любила и ненавидела... – голос девушки в броне вдруг начал замедляться и становиться ниже. – одновременно...
Девушка-единорог пересела поближе к начавшей зависать гостье. Осторожно обняв её, Хауден притянула голову девочки к своему плечу и тихо зашептала что-то ей на ухо. Текли долгие минуты. Покрытая зелёным пластиком рука медленно поднялась и ласково легла на плечо, прикрытое халатом, расписанным нежными цветами. А потом блондинка осторожно уложила девушку на диванчик и подсунула подушку ей под голову. Жестом попросив не шуметь, она позвала подружек за собой. Никогда ещё Саотомэ не доводилось видеть, чтобы единорог ступала так тихо.
– Милые мои, – прошептала Эинхоорн, прикрыв за собой дверь. – Она - настоящая девочка, живая и тёплая. Но она никогда не знала отца, и кажется - его не знает и её строгая мама. Я припоминаю, что зачитывала сюжеты об этой технологии.
– Она действительно искусственная? – едва не вскрикнула Кокоро.
– Да, мои милые. И ей самой легче считать себя такой. Но в её живом сердце уже поселилась любовь.
– Блин... – тихо проговорила Тама, накрывая голову рукой.
– Ох, неужели она снова встретила именно в тебе мужчину своей мечты?
Кокоро обхватила рыжую за шею и постучала по голове.
– Зараза! Ну почему? Почему именно я отхватила единственного путного пацана в районе, да и тот, как ни глянь - девка?
– Ах, милая Тама, все мы - счастливые пленницы красоты. – улыбнулась Эинхоорн. – Я сделаю для этой милой девочки всё, что моих силах, но только ты можешь найти нужные слова для её сердца. Я не прошу тебя о многом, но подари малышке немного тепла. Она нуждается в нём.
– Хауден-сан, Вы на что моего жениха толкаете? – с подозрением поинтересовалась Кокоро.
* * *
– Эй, Тама.
Парень, задремавший сидя в уголке дивана, очнулся от толчка в плечо и хлопнул глазами на удивлённое лицо своего отца.
– Тама, если бы не прошло двадцать лет - я бы подумал, что ты приволок одну из моих несостоявшихся невест. Вылитая Кодачи. Где ты её взял? – прошептал Ранма.
– Приблудилась. Бать, она - Куно. Я бы сказал - Кунодроид.
– Робот что ли?
– Не совсем. Сестрёнка Хау что-то ей нашептала - и она дрыхнет, будто опять зависла.
– Нифига не понял. Ты ж смотри...
– Успокойся, бать. Ко-тян в курсе. И её без инструмента, по-моему, и не распакуешь. Даже под юбкой броня. Я смотрел.
Ранма бесшумно удалился. Тама заложил руки за голову и буркнул:
– Легко сказать - нужные слова. Вот бы тоже так уметь - ушел в себя, нашел ответ.
– Хмм... – тихо издала девушка в зелёном, слегка шевельнувшись. Тама наклонился к ней ближе.
– Какой чудесный сон, – тихо проговорила она, едва приоткрытыми глазами глядя в близкое лицо.
– Ты умеешь видеть сны? – улыбнулся парень.
– Иногда. Но мне ещё не снился такой чудесный сон.
– А если я - не сон?
Пластиковые пальцы осторожно коснулись иссиня-чёрных волос.
– Поцелуй меня, если ты не сон.
Тама приложил палец к губам и коснулся носика лежащей девушки.
– Хочу не так. – улыбнулась она, пытаясь притянуть его рукой.
– Не нужно, малышка.
– Это плохой сон, – разочаровалась Мидори. – Наверно - искусственным не снятся хорошие сны.
– Тебя очень хорошо сделали. И твой хороший сон тоже придёт к тебе.
– Скажи мне, мой сон: я - милая?
– Ты самая милая из искусственных.
– Спасибо тебе, ты - хороший сон.
– Ты обязательно увидишь свой сон. И он будет только твой.
– А как же ты? – удивилась девушка. – Ты останешься только в этом сне?
– А я должен приходить к другим. Но ты ещё встретишь меня. Я уверен в этом.
– Ты не хочешь остаться со мной, потому, что я - искусственная?
– Тебе нужен настоящий.
– А ты? Разве ты не настоящий?
– Я только сон.
Тама украдкой потянулся за стаканом с водой. Мидори ахнула, когда вместо мужественного парня перед ней появилась рыжая красавица.
– Ты проснулась, Мидори? – спросила она. – Эй! Ты не висишь?
– Мне... Мне приснилось, Тама-семпай. – медленно проговорила девушка в зелёной броне.
Медленно сев и спустив ноги на пол, она повернула голову и улыбнулась.
– Это был добрый сон. У него была твоя улыбка.
Тама придвинулась ближе и положила ладони на пластиковое плечо.
– Ты забавная. Особенно в этой пластмассе.
– Это настоящий кевлар.
– Что?
– Моя мама не очень любит меня, но не отказывает в деньгах. На мне кевлар, титан и сверхпрочные сплавы. А многое в конструкции я подсмотрела у Верде-чан. Я просчитывала его несколько дней. И наверняка победила бы тебя, если бы не зависла. Но теперь я рада, что сглючила. Ты проводишь меня домой?
– Ты что - боишься идти одна в такой броне?
– Я хочу, чтобы меня увидели с тобой.
– Уже темнеет.
– Ладно. Тогда я пойду одна.
* * *
Тама протолкалась сквозь толпу однокашников, в нерешительности столпившихся между дверями школы и воротами. Кокоро ужом проскользнула следом. Ворота преграждали две насупленные личности, покрытые зелёной бронёй.
– Саотомэ Тама! – решительно произнесла одна из них, завидев рыжую шевелюру. – Я, Куно Мидори, четырнадцать лет, продукт современных биотехнологий, искусственная девушка, не хотела снова бросать тебе вызов! Но ты соблазнила и оставила мою подругу!
– Вот же титановая дура... – проворчала Тама. – И как такой после этого помогать?

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 25 Aug 2018, 09:35
by Parovoz
Тама подошла поближе к перегородившей школьные ворота парочке в зелёных панцирях и недовольно поинтересовалась:
– И какие ко мне претензии? По-моему - жениться никто не обещал.
– Девочка с девочкой - это вообще не считается, – поддержала Арисугава. Стоявшие за её спиной дружно фыркнули.
– Посмотри, что ты с ней сделала! – возмутилась Мидори, указывая на смущённо улыбающуюся подружку-богомолку. – Я за год, четыре месяца и двадцать семь дней, что её знала, не видела у неё на лице никакого выражения!
– Ну и что вам не так? – удивилась Тама. – По-моему, твоя подружка уже счастлива.
– Хватит разговоров! Если мы победим - ты обязана пойти с ней на свидание! – вскричала школьница в зелёной броне, раскручивая спираль гимнастической ленты.
– А если я выиграю... – начала Тама, становясь в боевую стойку.
– Тогда ты меня снова поцелуешь! – воскликнула краснеющая от счастья Эспада Верде, бросаясь в атаку с занесёнными для удара зелёными клинками.
– Сейчас полетят гаечки. – обеспокоенно засуетился тощий очкарик, доставая пластиковый мешок. – Нельзя потерять ни одной. Что бы ни случилось, я обязательно соберу тебя, Мидори-тян.
Удар острых зелёных клинков ушел в пустоту. Но споткнувшаяся о подставленную ногу девушка-богомол подпрыгнула, сделала сальто и снова встала на ноги. Соперница уже стремительно удалялась от неё, успевая уклоняться от хлещущей красной гимнастической ленты. В несколько прыжков сблизившись с бронированной гимнасткой, Тама подпрыгнула, оттолкнулась рукой от пытающейся её ударить гимнастической булавы, через долю секунды - от зелёного наплечника, а потом основательный удар в спину отправил Мидори в небольшой полёт, в конце которого она проехалась по школьной аллее, высекая искры сапогами и перчаткой.
– А она неплоха... – с удивлением отметила Кокоро. Уклонившаяся от летевшей навстречу подруги, девушка-насекомое повторила атаку с длинным разбегом, но снова промахнулась, перекатилась через спину и, снова подняв руки для атаки, начала подкрадываться, приближаясь по спирали, сужающейся вокруг противницы. Глаза девушки-богомола, обычно не выражающие ничего, глядели жалобно. Пользуясь тем, что королева школы отвернулась, отвлечённая зелёной подругой, Мидори рванула в атаку, но бросок гимнастической булавы, нацеленный в незащищённую спину, достиг обратного результата - Тама, не глядя, перехватила оружие рукой. Несколько быстрых ударов булавы по зелёным клинкам заставили Верде отступать, краснея от предвкушения близкого поражения, но радоваться было рано. Уклонившись от атаки лентой, Саотомэ встала на руку и ударила обеими ногами. От удара в живот Мидори сложилась пополам и отлетела, снося низом спины кусок кирпичного школьного забора. Проехавшись на четвереньках ногами вперёд, гимнастка опасливо оглянулась, поправляя юбку, вскочила и снова рванула вперёд, прикрывая начало атаки уцелевшей частью забора. В это время Тама проскользнула под ногами снова промахнувшейся богомолки и постучала её по спине. Мгновенно последовавший удар с разворота вогнал оба острых клинка глубоко в ни в чём не повинное толстое дерево, которое угораздило вырасти возле беспокойной старшей школы. Верде выгнула спину и запрокинула голову, прикрывая глаза в ожидании. Но противнице было не до неё - высокий прыжок девушки в зелёной броне, появившейся над свежим проломом в заборе, сопровождала новая атака гимнастической лентой. Поймав ленту рукой, Тама резко рванула её на себя, обхватила притянутую Мидори захватом сзади и приложила ладонь к её голове сбоку. Стоявшие поблизости видели, как рука рыжей едва заметно вздогнула. Голова Мидори поникла, взгляд остановился и приготовленная для атаки булава выпала из зелёной руки.
– Королева, пожалуйста... - умоляла застрявшая в дереве богомолка.
– Она зависла? – с надеждой подбежал тощий очкарик.
– Я её выключил, – тихо ответила Тама, осторожно укладывая на землю побеждённую соперницу. – Но тебе не дам.
– Пожалуйста...
– Я сказал - нет. Тот баг вчера пофиксили.
Не дождавшись нежного прикосновения, богомолка принялась расшатывать застрявшие в дереве клинки. Подобрав валяющуюся гимнастическую ленту, рыжая красавица связала богомолку по рукам и ногам, попутно снабдив красивыми бантами, осторожно выдернула застрявшее оружие из ствола и взяла обеих побеждённых под мышки.
– Можно - я понесу её, а королева возьмёт меня за руку? Я буду ощень тихой, – предложила богомолка.
* * *
– Ты что - нашел у неё кнопку? – осторожно спросила на ухо Кокоро.
– Мне эту кнопку дядя Тофу показал. Просил не пользоваться без надобности. Через час она очухается, но если ничего не сделать - будет башка раскалываться ещё пол дня.
– А ты знаешь - что нужно делать?
– А как же. Док сперва этому научил, а потом уже выключение показал. На мне же. На пол секунды немножко больно, а потом обнаруживаешь себя на кушетке и час уже прошел.
– А зачем ты опять тащишь их обеих домой?
Тама оглянулась на Верде, шагающую следом с ношей за спиной и счастливым румянцем на щеках.
– Сестрёнке Хау надо ещё с этой чудачкой поработать, чтобы эффект закрепить. Иначе опять зависать будет. Так что даже хорошо, что она припёрлась. И к Куно не надо лишний раз пилить, и с новыми противниками размялся.
* * *
Завидев входящую в дом процессию, лисичка обернулась крупным опоссумом и притворилась мёртвой. Подружки осторожно уложили на диванчик принесённую бронедевочку и сели к столу. Тама осторожно поправила волосы богомолке и та, краснея, потянулась за рукой. Держась на почтительном расстоянии, княгиня пояснила:
– Тама, скорее всего - Ваше нежное прикосновение было для неё первым подобным ощущением в жизни.
– Я узнала ощень новое, – подтвердила девушка-богомол, разглядывая красные банты, на всякий случай притягивающие её зелёное оружие к зазубренным предплечьям.
– Ах, бедные мои крошки, вы так похожи, – покачала головой единорог, присаживаясь на пол возле неподвижной девушки в титаново-кевларовом наряде. – Неудивительно, что вы нашли друг друга.
– Кстати! – вспомнила Тама. Пересев на диванчик, Тама взялась с боков ладонями за голову лежащей и принялась быстро растирать её кончиками пальцев, лохматя волосы. Остальные находящиеся в комнате молча наблюдали и даже на снова бесстрастном лице девушки-насекомого отразилось нечто наподобие интереса. Но со стороны всё это напоминало простое чесание, изредка перемежающееся потиранием пальцами краёв ушей.
– Всё. – наконец довольно сообщила рыжая, окончив массаж и встряхивая руками. – Не знаю - как это работает, но док требовал, чтобы я повторял в точности.
– Ощень непонятно, – подвела итог богомолка.
– А мне очень непонятно - с кем ты собиралась идти на свидание, если бы победила. Ты же убить пыталась, – поинтересовалась у опасной гостьи Кокоро.
– Я ощень пыталась поймать. Или порезать одежду. – невозмутимо оправдалась Верде.
– Странная модель поведения, – отметила с удивлением Василиса. – Обычно богомолки ведут себя так с понравившимся мужчиной. Сеньорита Верде, Вы и в первом бою пытались действовать так же?
– Тогда я ощень пыталась ударить. Я видела, что Мидори остановилась и не двигается. Я подумала, что Мидори сделано ощень плохо.
– И всё равно мне не совсем понятно Ваше поведение во втором бою, сеньорита Верде.
– Я тоже ощень плохо понимаю. Королева не мужчина, но... – тут обычно невозмутимая девушка-насекомое покраснела от приятного воспоминания, – Когда первый раз победила - сделала мне ощень хорошо.
Прикрывая румянец смущения руками, Верде продолжила:
– Когда я попала в дом Куно - там было ощень спокойно и не надо охотиться. Ощень не так, как в лесу. Я ощень удивилась, но мне ощень понравилось. А когда королева поймала меня - я поняла, что тут всё ощень не так. Королева не убила, а сделала ощень хорошо.
Кокоро взглянула на жениха с нескрываемой ревностью.
– Ох, нашего милого жучка тоже пленили ласковые руки нашей удивительной красавицы. – с улыбкой обернулась единорог. Богомолка покинула стол и пристроилась бочком к стоящей у дивана рыжей, пытаясь подставить щеку поближе к лицу. Убедившись, что её игнорируют, Верде аккуратно взяла рыжую за плечо.
– С её телом трудно быть ласковой, но Вы определённо произвели впечатление на синьориту Верде, юная леди, – отметила женщина-дракон, покидая зал.
* * *
– Тётя, я снова зависла? – спросила очнувшаяся девушка в зелёной броне у блондинки с блестящим белым рогом.
– Милая Тама победила тебя, – улыбнулась та в ответ.
– Пришлось тебя выключить, чтобы не раздолбать тобой всю школу, – пояснила рыжая красавица, ухватывая палочками кусочек мяса из тарелки. Богомолка зажмурилась в предвкушении, подставляя открытый рот.
– Ам...
– Тама-сан, ты крута. Я и сама никогда не знала - где у меня выключатель. – удивилась Мидори, усаживаясь на диванчике. – Но я была уверена, что я живая.
– Ты и есть живая, – подтвердила Саотомэ, скармливая очередной кусочек гостье-хищнице. – Но сама же говоришь, что искусственная. Сестрёнка Хау, поработаете ещё с её глюками?
– Конечно, милая Тама. Как обещала, – согласилась единорог, пристраиваясь поближе к бронированной гостье. – Ты готова, милая девочка?
– Тётя, а что Вы со мной делаете? Вы что - программист по искусственным девочкам? – с подозрением спросила Мидори.
– Ох, милая, конечно - нет. Но ведь тебе нужен не программист и не инженер. Я только помогаю в тонких настройках твоей нежной натуры.
– Ох-хо-хо-хо! Разве я просила меня настраивать? Я не помню такого, тётушка.
– Хочешь и дальше зависать? – скептически спросила Тама, принимая у Кокоро салфетку и протирая губки раскрасневшейся богомолки. – Котору уже порывается искать твой разъем для программирования.
– Я готова! – уселась Мидори на передние ноги блондинки. – Тётя, только очень аккуратно с настройками. Я всё-таки живая.
* * *
– Ах - снова это ты, мой чудесный сон, – улыбнулась Мидори, открывая глаза.
– Да, это я. Я прихожу к тебе, хотя ты не заслужила этого.
– Тогда зачем ты приходишь? Ты дразнишь меня, мой сон?
– Зачем ты приходишь к той, которая тебя не ждёт, но не замечаешь ту, которой ты нужна?
– Я не заметила кого-то?
– Она перед твоими глазами каждый день, но ты не сделала для неё того, что сделала другая.
Мидори прикрыла глаза и пошевелила губами.
– Сон мой, ты хочешь сказать, что я должна была победить мою подругу и стать для неё королевой?
– Ей нужно было немного тепла, а ты взяла её твёрдость и стала похожа на неё.
– Сон, я тоже не знала тепла. Даже ты холоден со мной.
– Ну ведь я - твой сон. Стань теплее сама и теплее к тебе станут твои сны.
– Но ты ведь добрый сон, – потянулась Мидори бронированными руками.
– Ты уже проснулась? Как себя чувствуешь? – спросила её рыжая красавица.
– Эээ... Я не разговаривала во сне?
– Наверно - тебе снилось что-то.
Девушка в зелёной броне села и задумалась.
– Я видела во сне... Нет, я тебе не расскажу. Говорят - нельзя рассказывать хорошие сны, иначе они не сбудутся.
– Кокоро-тян! – крикнула Тама. – Она проснулась!
– Щикарно! Мы уже размялись! – отозвалась со двора подружка.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 02 Sep 2018, 21:47
by Parovoz
Войдя в свою комнату, Тама замерла, вслушалась и заглянула под кровать. Под кроватью сопел, едва умещаясь, ощетинившийся иглами дикобраз.
– Ренар, тебе не тесно там? – улыбнулась рыжая девушка, осторожно проверяя пальцем остроту ближайшей иглы.
– Я буду просить мисс Смит о переводе в другую принимающую семью. – ответил дикобраз голосом гостьи-лисички. – Прямо сегодня ей и позвоню.
– Что не так?
– Во-первых - я боюсь. Ой. Я застряла. Ой. Ах-да...
Дикобраз зашелестел иглами и осторожно вылез, двигаясь под кроватью по дуге. Устроившись на запасном футоне задом к собеседнице, дикобразиха подняла иглы и пояснила:
– Когда я увидела - как ты дерёшься, я испугалась. Ладно - ты обещала меня защищать. Когда сюда пришли дракониха и проницательная лошадка, мне стало неуютно. Ладно - они кажутся добрее многих людей. Когда ты принесла железную девочку, ладно - она всё равно была сломана. Но теперь ты привела за лапку лесную убийцу. Это страшные существа. Хищники без сомнения и эмоций.
– Которая была тихой, как овечка, – усмехнулась Тама. – В косплей-клубе нашей школы есть девочка-овечка. Даже она не всегда такая тихая.
– Я теперь не знаю - кого больше бояться. Дракона? Единорога? Лесную убийцу и её железную подружку? Твою невесту? Или всё-таки тебя?
– А тебе обязательно надо бояться?
Мордочка дикобраза выглянула из-за букета игл.
– Я не хочу бояться. Я хочу жениха. Я замуж хочу. И не за твоего внука, девятихвостые лисы не живут столько.
– Блин... С тобой так прикольно, что я совсем забыл про своё обещание. Кстати - я забыл спросить, сколько тебе лет по людским меркам.
– Женщине столько лет, на сколько она выглядит, – недовольно кинула дикобразиха, приобретая вид помеси девушки с дикобразом, но оставаясь с поджатыми руками и ногами - вся под своей колючей защитой.
– Так тебе тогда столько, сколько ты захочешь, – улыбнулась хозяйка комнаты.
– Ты что - издеваешься? – уткнулось мордочкой в подушку колючее создание.
– Я иногда забываю - как ты выглядишь на самом деле.
– Вот так! – возмущённо сообщила девушка-лисичка с девятью хвостами, – И мне тоже семнадцать. Устраивает?
– Вполне. Только куда ты торопишься с замужеством - не пойму. Тебе рано вообще-то.
– Да? Может быть ещё скажешь - мне рано с мальчиками дружить?
Тама почесала затылок.
– Знаешь, у большинства пацанов в нашем возрасте ещё такой ветер в голове... Это я, считай, девчонкой рос. Да и то, не смотри, что я такая во все стороны тётка. Мама часто говорит, что у меня семь пятниц на неделе. Да и у тебя ещё всё впереди, десять раз передумать и перезнакомиться успеешь. О! Хочешь со мной в школу? Как королева - могу поспособствовать. Оформим тебя как переведённую ученицу. А? Даже маскироваться не обязательно - таких уже в школе полно.
– Ой... А я и не подумала... – обрадовалась гостья, разом превращаясь в худенькую девчонку с парой забавных косичек. – Как думаешь - мисс Смит успеет документы в школу подготовить?
* * *
Ночные мотыльки мельтешили в свете фонаря, изредка постукиваясь о стекло. Этот свет едва разгонял сумерки в чайном домике семьи Куно. Две особы, почти полностью покрытые твёрдыми зелёными щитками, сидели на полу напротив и с каменными лицами глядели друг на друга почти в упор.
– Начинай, – сказала одна из них. – Я ощень жду.
– Ты начинай. Я не знаю - с чего начинать.
– Я тоже не знаю. Я начинала с того, что атаковала.
– А я вообще никогда не начинала!
Резким движением богомолка подняла руки и уцепилась зазубренными клинками за бронированные плечи подруги. Та отклонилась назад, утягивая за собой.
– Верде-чан, только не так, мы же обе - девушки!
– Мидори, я чего-то ощень не понимаю.
– Я тоже, – тихо произнесла девушка в сверхпрочном наряде, пуская скупую слезу.
Богомолка убрала своё оружие с плеч подруги и поднялась на ноги.
– Мы обе не умеем быть нежными, – осторожно смахивая слезу твёрдой перчаткой, встала Мидори.
– Раньше я не знала, а теперь ощень хочу.
– Я тоже хочу. Хотя я и искусственная... – заплакала Мидори, обнимая твёрдую подругу пластиковыми руками. Поджав клинки, подруга примерилась и обняла в ответ. Проходивший мимо кузен усмехнулся, увидев их в открытую дверь. Обернувшись, он пояснил шагающему следом кентавру:
– Девчачьи нежности в исполнении двух ходячих танков. Позорище.
* * *
– Ренар-чан, может перестанешь уже надуваться, как шарик? – недовольно заметила Аканэ, – Так ты ни в одно платье не влезешь.
– Девочка хочет понравиться мальчикам, – заметила, подпирая плечом дверной косяк, старшая из рыжих. – В конце концов, Тама, может - пусть Ренар наденет что-нибудь из твоих новых? Туда много помещается.
– Пап, в школе должна быть только одна королева. – ревниво ответила ей "дочка".
– А разве ты королева только из-за фигуры? – поинтересовалась Ренар, вылезая из школьного платья.
– Нет, конечно. – с гордым видом заложила руки за голову рыжая красавица. – Ещё успеваемость, уважаемость, находчивость, красивость...
– И мордонабиваемость, – добавила Ранма. – Это у тебя от обоих родителей.
– Вот подраться в последнее время редко получается. – вздохнула Тама, – Боятся. Если бы не эти идиоты Куно...
– Куно надо беречь. Без таких идиотов жизнь скучна, – согласилась Аканэ. – Я это по-настоящему поняла - когда школу окончила.
– Короче, выдыхай, лиса. Выдыхай. Иди пока с натуральной фигурой. Соблазнять будешь потом - когда кандидата путного присмотришь. – скептически предложила Ранма, уходя из комнаты.
– Кто мне приготовит кофе?! – донёсся снизу раздраженный голос мисс Смит. – Чтобы вы были трижды счастливы в вашей школе! Неужели нельзя было раньше о документах вспомнить! Кто-нибудь из взрослых принимающей семьи - подпишите! Княгиня-сан, Вы наблюдаете - как идёт стройка?! Нет - у меня нет времени с вами за... А что у вас на завтрак?
* * *
Учительница указала на скромную девушку в форменном платье старшей школы Фуринкан.
– Познакомьтесь: это - новая переведённая ученица, Цяовэйху Ренар. Она француженка китайского происхождения.
– Здравствуйте, нии-хао, бонжур, – выпалила рыжая школьница с лисьими ушками.
– Ты, наверно, девятихвостая лиса? – недовольно уточнила из-за второй парты ученица, часть щёк которой покрывали чешуйки ящерицы.
– А... Как ты догадалась, – смутилась новенькая. От смущения вопрос количества её хвостов стал неуместным.
– А кто твоя принимающая семья? – спросил парень за первой партой.
– Вот, – указала Ренар на его рыжую соседку, сидящую в белой мужской рубашке прямо перед учительским местом.
– Саотомэ?... – разочарованно выдохнули парни.
– Знакомиться можно. Но предупреждаю - она под моей защитой, – намекнула королева школы.
В классе повисла гробовая тишина.
– Можно - Ренар сядет позади меня? – предложила Арисугава, сидящая позади своего жениха.
– Конечно.
Подняв веер хвостов, девушка-лисичка гордо прошествовала на свободное место и, спрятав своё лисье украшение, села за парту.
* * *
На перемене девушка-ящерица покосилась на новенькую и ехидно заметила однокласснице:
– Вот увидишь. Эта заграничная фифа сейчас начнёт крутить всеми своими хвостами перед мальчиками.
– Просто ты ей завидуешь. Что у неё хвосты мягкие и пушистые. – обернулся к ней одноклассник.
– Если она тебе так нравится - что не подойдешь? Боишься - что тебе нечего иностранке рассказать?
– Ага. А вдруг Тама-сама или Кокоро-сан решат, что я слишком активно пристаю? Я же улечу - чирикнуть не успею. Вон они - так вместе и стоят.
– Не делай из наших красавиц чудовище. – хмыкнула подружка ящерицы. – Я всегда в безопасности себя чувствую, когда хоть одна из них где-нибудь поблизости.
– Вот-вот, – согласился нерешительный одноклассник.
* * *
– Тама-сан, а почему никто не хочет со мной разговаривать? – тихо спросила девушка-лисичка у своей рыжей подруги.
– Наверно - пока не знают, о чём с тобой поговорить, – заложила руки за голову Саотомэ.
– А я думаю, Тама-сама, что ты всех отпугиваешь. – объяснила ситуацию Кокоро.
– Чёрт, об этом я не подумал...
– А говорила - друзья, друзья... А тебя, оказывается, не только я боюсь! – возмутилась Ренар.
– Не - ну девчонки как раз меня не боятся, я их всегда защищал... – смутилась Тама. – Да и парни со мной, как с пацаном - нормально так...
– Ага. Только смотреть всегда стараются через голову. Хорошо, что ты в виде девчонки мелкий, – хохотнула невеста, похлопывая жениха по рельефному заду. Обращаясь к лисичке, она добавила:
– Ренар, считай себя на правах приближенной её величества.
– Кстати - сегодня же мне на собрание школьного совета идти... – почесала затылок "королева".
– Ты же в совете не состоишь. Они что - без тебя обойтись не могут? – возмутилась невеста.
– Вот и я им уже год на это намекаю. Так они мне на стул корону налепили.
– Тама-сан, а ты на эти собрания корону надеваешь? – уточнила девушка-лисичка.
– О! Это мысль! – подпрыгнула Тама. Уже через несколько минут весёлая мордашка, известная всей старшей Фуринкан, заглянула в другой класс.
– Синохара! Президент!
– Да, Тама-сан! – откликнулся парень в узких очках.
– Какого дьявола я должен сидеть на вашем собрании, если я не вхожу в ученический совет?
Подойдя поближе, высокий худой старшеклассник поправил очки и важно заметил:
– Как я уже говорил, многие вопросы нашей школы требуют твоего вмешательства, как королевы... Ну иногда - как короля, хотя как королева ты нравишься больше.
– Королевы? Тогда имел я в виду ваши собрания, пока я на них не буду чувствовать себя настоящей королевой. Учти - у меня дома живёт дракониха, лично знавшая кучу императоров. Специально расспрошу - как оно должно быть.
Синохара задумчиво потёр подбородок и церемонно поклонился.
– Я согласен, Ваше величество.

Re: Саотомэ и девушки-монстры

Unread postPosted: 23 Sep 2018, 23:31
by Parovoz
– Корри, начнёшь бодаться - в лоб дам, – пообещала королева школы, заметив, как девушка-овечка упрямо наклоняет голову. – В моём исполнении это даже тебе будет больно.
– Но эти костюмы всё равно лучше, – упрямо повторила Корри. – Кокоро, ты должна быть одета, как Митсуки из галактического патруля.
– При чём тут галактический патруль?! – хором удивились две девушки с косичками.
– Потому что Тама-сама - королева-инопланетянка. – безапеляционно заявила Корри, глядя из подлобья.
– А почему я вдруг инопланетянка?! – изумилась Тама.
– Только инопланетяне могут так легко менять пол. Я и тебе платье королевы Аой предлагаю.
– Инопланетянка... Час от часу не легче... – забилась в дальний угол клубной комнаты Ренар, снова принимая облик девушки-дикобраза.
– Ренар-тян! Классно! А ты умеешь играть на гитаре? – кинулась к ней одна из членов косплей-клуба.
– Нет... А зачем? – удивилась дикобразиха, выглядывая из-за растопыренных игл.
– Жалко. Можно было бы сделать крутой косплей Эш из Зверопоя.
– Аой Митсукуни из конца первого сезона "Космической пиратки Мито"? – вспомнила наконец-то другая участница клуба. – Корри, ты не овечка, ты баран! Надо было делать боевой костюм самой пиратки Мито! Таме-сама этот образ подходит в сто раз лучше!
– Мито не превращается! – воскликнула Корри, в отчаянии ударяя крепким лбом в стену.
– А вот я другого теперь не могу понять, – задумчиво вставила Кокоро. – Невеста королевы - это кто? Ну явно же не принц.
– Галактический патруль, Митсуки Ненга! – упрямствовала Корри, повторяя удар в стену.
* * *
– Как думаешь - они подготовились? – с сомнением спросила у своей невесты королева школы, шествуя по коридору. Её наряд состоял из старомодного синего мундира с эполетами, белых офицерских штанов и маленькой короны. Невеста в бело-голубом бальном платье пожала плечами.
– Судя по панике, которую устроил совет - ты им зачем-то очень нужен. Никто же не станет за просто так сажать себе на голову твоё величество.
– Резонно, – почесала голову Тама, спихивая корону набекрень.
– Ваше величество, Вы великолепны! – подскочил с фотоаппаратами клуб папарацци.
– Дорогу её величеству! – бросилась расталкивать их первогодка с драконьими хвостом и крыльями, одетая в ливрею и школьную юбочку. – Именем её величества призываю к порядку!
Растолкав фотографов, девушка-драко распахнула двери комнаты школьного совета и торжественно объявила:
– Её величество Тама-сама и леди Кокоро!
Подавшись в сторону, драко церемонно поклонилась. Пара остановилась в дверях. В комнате совета ощутимо пахло свежей краской. Напротив дверей стоял невысокий подиум с парой кресел с высокими спинками. Со стоящего возле кресел стула проворно вскочил президент.
– Прошу Вас, ваше величество, – церемонно поклонился Синохара, указывая рукой на кресла.
Гордо прошествовав между стоящими в два ряда столами, пара поднялась к трону и обернулась.
– Прошу садиться, – разрешила Саотомэ, заняв место на троне. Сидящая рядом Кокоро с улыбкой нежно тронула её руку.
Выйдя в проход перед троном, девушка-бабочка поклонилась, распахивая свои крылья. Крылья с преобладанием оттенков коричневого украшал сложный рисунок оранжевого, желтого, зелёного и ярко-голубого цветов.
– Ах, Ваше величество, позвольте мне, Акататеха Чико, представительнице от учениц-монстров в школьном совете, выразить Вам мою и всех, кого я представляю, глубокую признательность и восхищение. Силами Вашего величества была повержена ужасная лесная убийца. Мы смеем надеяться на дальнейшую Вашу защиту. Я безмерно счастлива, что превратилась из гусеницы в бабочку именно в этой школе.
Королева ответила улыбкой и неопределённым жестом рукой. Чико удалилась на своё место, а место напротив трона занял Президент. Важно подняв перед собой лист, он торжественно объявил:
– Приказ директора старшей школы Фуринкан от сегодняшнего числа. Поскольку порядок в школе фактически поддерживает силой и авторитетом ученик-ученица второго класса Саотомэ Тама, являющаяся так же признанной неофициальной королевой школы - с сегодняшнего дня ученическое самоуправление от демократии переводится к конституционной монархии. Таким образом, вся полнота власти и ответственности за ученическое самоуправление передаётся в руки Саотомэ Тамы до его-её окончания школы. Школьный совет также переходит под его-её управление и ответственность. Президент школьного совета избирается на прежних основаниях, однако утверждается Королевой и подчиняется распоряжениям Королевы. Как лицо, более высокопоставленное, чем президент школьного совета, Королева входит в педагогический совет школы, имеет в нём право совещательного голоса и обязана участвовать в работе педагогического совета.
– Я хотел пошутить вообще-то... – тихо пробормотала Саотомэ.
– Поздняк метаться, Ваше величество, – шепнула невеста, наклоняясь поближе.
Перевернув лист, Синохара поклонился в сторону трона и зачитал:
– Ваше величество, основным вопросом, который сегодня предстоит рассмотреть в новом формате школьного совета, является подготовка к участию школы в районном фестивале...
* * *
– Они просвистели мне макушку до основания... – жаловалась за домашним столом рыжая милашка, обхватив голову обеими руками.
– Юная леди, а Вы думали - это легко? Быть королевой - это, прежде всего, огромная ответственность, – сообщила княгиня-дракониха. – Я была уверена, что Вы готовы к ней, поскольку многие королевские обязанности Вы уже выполняли добровольно. Но сегодняшняя Ваша шутка, юная леди, закрепила Ваш статус официально. Так что извольте соответствовать.
– Но я же просто хотел от них отвязаться!
– Это означает, юная леди, что Вы уже были фактически настоящей королевой. Если бы Вы не обладали реальной властью - никто бы Вам её не отдал.
– Тама-сама, а мне понравилось, – встряла Кокоро. – Ты был на высоте. И я чувствовала себя рядом с настоящим молодым королём. Сперва немножко растерялся, а потом как пошло дело... Ещё больше захотелось за тебя замуж. Ренар, у тебя сейчас иголка в тарелку упадёт.
– Ах, милая Кокоро, я уверена - ты поддержишь моего будущего свёкра. – приобняла юную пару гостья-блондинка. – Милая Тама, мне кажется - ты не разочаруешь своих подданных.
Дикобразиха приподняла голову от тарелки.
– Тама-сан, издай, пожалуйста, указ, чтобы я срочно вышла за кого-нибудь замуж. И я переселюсь к мужу. Очень прошу. Я боюсь инопланетян. Даже хорошеньких.
– Ренар, ты же любишь книжки про супергероев, – удивилась Кокоро. – А они почти все какого-нибудь инопланетного просхождения.
– Не все! Не все! – заспорила девушка-лисичка, распустив свои хвосты. – Только малая часть! Обычно инопланетяне страшные и злые! А супергерои спасают от них Землю!
– И после этого, милая лисичка, ты будешь продолжать утверждать, что наша милая Тама - инопланетянка? Ты же противоречишь сама себе.
– Даже я полностью уверена, что магия юной леди имеет земное происхождение, – с улыбкой согласилась Василиса.
Ренар обвела сидящих за столом взглядом, полным сомнения.
* * *
– Ваше величество, можно мне войти? – осторожно донеслось из-за двери.
– Блин... Ренар, можно хоть дома без этих церемоний?
Рыжая лиса осторожно прокралась в комнату и молча прилегла на расстеленный футон.
– Между прочим - тебе тоже надо уроки делать. Не забыла?
– Я их сделала, пока Ваше величество совещались с советом. – тихо ответила лиса.
– Ренар, не дури... Чёрт, как же я сегодня устал... – простонала Тама, оставляя книжку и переворачиваясь на спину. Распушив хвосты, лиса встала передними лапами на кровать.
– Ты? Устала? Не может быть! Ой - ты и правда выглядишь уставшей. Что же делать? Я даже после тренировок не видела тебя такой. А тебе ещё много уроков делать?
– Много, – буркнула Тама, лежа с закрытыми глазами. – От учёбы королеву никто не освобождал.
– Ну хочешь - я тебя расчешу? Это иногда помогает, – предложила лиса.
В коридоре заскрипел под тяжелыми шагами пол. Дверь комнаты приоткрылась и, тихо ступая, в комнату вошла блондинка-единорог.
– Сестрёнка Хау? – удивилась Тама. – Ты как сюда попала?
Присев на пол возле кровати, Хауден погладила старшеклассницу по голове и шепнула:
– Я почувствовала, что нужна тебе сейчас.
Лиса отошла в сторонку и села столбиком, наблюдая. Руки блондинки осторожно пригладили рыжие волосы, нежно прошлись по щекам и плечам.
– Сестрёнка Хау, ты сейчас похожа на тётю Касуми, – улыбнулась лежащая девушка.
– Ты действительно устала, милая Тама. – тихо произнесла Хауден, словно стряхивая в сторону что-то со своих рук.
– Кажется - ты тоже училась у дяди Тофу.
– Судя по твоей улыбке - они очень милые люди, твои тётя и дядя, – наклонилась Хауден поближе. Привстав на передние колени, она приблизилась лицом почти вплотную к лежащей девушке и сложила ладони на её голове.
– Будешь заниматься со мной, как с Мидори?
– Нет, тебе нужно другое, – шептала единорог, касаясь грудью лежащей девушки. – Ты всё сумеешь сама, но тебе понадобится много сил.
– Ты что - передаёшь мне свои? – вдруг удивилась Тама, широко раскрывая глаза.
– Просто не буди меня утром слишком рано. Хорошо? – вместо ответа попросила Эинхоорн.
Лисичка затаила дыхание, глядя, как замерли обе красавицы. А потом блондинка устало сползла с кровати и уснула на боку, подложив руки под голову. Тама вскочила на ноги и торопливо подоткнула ей пару подушек.
– Фига се, сестрёнка даёт. Я будто выспался и позавтракал. Чёрт. Размяться бы с кем-нибудь. Так. Пока заряда хватает - надо делать уроки.
Рыжая старшеклассница бросилась к столу и забегала глазами по строчкам учебника. Открывая тетрадь, она глянула на спящую.
– Так вот - что такое верность единорогов.
* * *
– Ренар, пора вставать в школу, – тихо произнесла Тама, наклонившись к самому уху рыжей лисички. – Только не шуми.
Поглядывая на белое тело, кажущееся особенно огромным в небольшой комнате, лисичка торопливо приняла подобающий для школы вид и тихо покинула комнату. Внизу королева школы, одетая по-школьному просто, но с короной набекрень, уже инструктировала деда:
– Дедуля, я оставил для Хауден двойную порцию. Только не буди её, пусть выспится. Она вчера ради меня подвиг совершила.
– Внучка, ты первый день официально королева, а ради тебя уже совершают подвиги, – прослезился дед.
– Дед, меня сейчас самого тянет на подвиги.
– Ваше величество, Вы хоть немного спали сегодня? – присела в реверансе Ренар.
– Ага, немножко. Прёт - еле заснул. Чую - сегодня кое-кому в школе будет мало места. Шутники. Я им теперь устрою - монаршие милости. Эй! А эт чо за фигня?!
Чешуйчатая голова раза в два больше лошадиной, раздувая ноздри, покачивалась на длинной шее в распахнутых во двор дверях зала.
– Ва... Ва... Василиса... Не надо... – заплакала девушка-лисичка, в страхе обнимая свои хвосты.
– Ваше высочество, позвольте предложить Вам свою услугу, – произнесла драконья голова голосом княгини Шуйской. – Надеюсь - Ваша свита не боится высоты.
– Чего? – удивилась Тама, сбивая корону на другой бок. – Это что... Летим в школу на драконе?
– Я боюсь! – шмыгнула под стол лисичка. Сидевшая за столом Аканэ резко подняла его. Старшая из рыжих красавиц поймала дрожащую лису и зашептала ей на ухо:
– Глупенькая, такой шанс - может быть - раз в жизни выпадает. На настоящем драконе полетать. Давай. Княгиня - не самолёт, не разобьется.
– Я всё равно боюсь... – уже немного спокойнее вздохнула Ренар, снова принявшая вид школьницы с лисьими ушками.
Наконец - две школьницы устроились на спине внушительной драконихи. Расправив крылья, Василиса объявила:
– Авиакомпания Василиса приветствует Вас на спине. Наш рейс с промежуточной посадкой у дома Арисугава продлится несколько минут. От винта...
Взмахнув мощными крыльями, дракон поднялась в воздух и сверху донеслось, затихая:
– Под крылами дракона о чём-то поёт...

Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php