Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Post it here if you prefer your beta to be publicly available

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 26 Jul 2017, 22:34

рыбешка живучая.

А ещё они Нэримские и тренированные ежедневными прилетаниями панды и девушки :hehe:


...опять падаю-засыпаю не дописав. Осталась одна... Нет, две, сцены - и весь остаток главы. А ведь крохотная! А пишу как беременная вошь.

..по крайне мере, на работе наконец снял с себя дамоклову какашку, висевшую над душой уже месяц, наверно, и нервов попортившую... :smoke:


Ещё... Кусочек... Сегодня написал:



За этим занятием его и застала примчавшаяся Колон: по щиколотку в мутной воде, со штанами, закатанными выше колен.

-- Как интересно, -- прокудахтала старушка, обозревая разрушения. -- Зятёк, ты, прям, не устаёшь удивлять! -- Она делано умилилась, глядя на стоящего в воде Ранму.

-- Шампу была уже, -- буркнул Ранма, выпрыгивая, чтобы собрать последнюю пару карпов.

-- А какую замечательную историю она рассказала! -- продолжала Колон. Потом резко посерьёзнела: -- Но довольно любезностей. Где Хаппосай?

-- Про, ээ, лампу Шампу уже рассказала? -- спросил Ранма, выпуская последнюю рыбу. Утаивать подробности от въедливой старушенции было занятием малопродуктивным.

-- Рассказала, рассказала, -- отмахнулась та. -- Теперь бы разобрать, где истина, а где рыбацкие байки... Но и это неважно. Где?

-- Ну, засосало его, -- неохотно ответил боец с косичкой. -- Целиком засосало. Так что он совсем не человеком оказался. А йокай он там, или джинн - кто ж его знает.

-- Ооочень интересно, -- протянула Колон. -- И... надолго это счастье? Насовсем, или есть предел?

-- Шантэ говорит, нельзя насовсем - вроде как, магию надо очистить и выпустить. Так что и Хаппи, и проклятие моё когда-нибудь вернутся. Но что, как, почему? Надо ей наводящие вопросы задавать, а для меня вся эта магия - тёмный лес.

Вытирая босые ноги о траву, он направился к гостиной.

Колон попрыгала за ним, неодобрительно цокая на землю, попластанную словно гигантским резаком, на порезы в штукатурке и плитках крыши забора:

-- И как вы только до такого довели?.. Все хоть целы?

-- Все, -- ответил Ранма, раздумывая, что это был не лучший его день. -- Зажечь хабар была моя идея. План... Замечательный был план. Мы всей толпой отвлекаем, Шантэ превращается в мышь, обшаривает комнату старого урода и прячет лампу в свою технику скрытого оружия. Всё, победа.

-- Вот только лампа была при нём, -- подытожила Колон.

-- Была при нём, -- подтвердил Ранма. -- Дальше всё покатилось... -- его передёрнуло. -- Это вот всё перепаханное? Это адский панда старался выпустить бате кишки. А тот его в ответ... Не знаю, что за техника была, но мощная. Ну а я... Я убил девушку. Аканэ помогла, реально, ну и она бросилась её без шуток убивать...

Колон в ответ разразилась длинной тирадой на китайском - чувствовалось, что ей так и хочется кое-кому взять голову, и вывинтить за уши.

-- Э... Я знаю, что я мудак, -- осторожно начал Ранма. -- Подставил Ак...

-- Ты? Нет, -- желчно оборвала его Колон. -- А вот одна... {i}пустоголовая{/i} наследница, {i}даже не подумавшая{/i} воспользоваться вашим телефоном?

Ранма чертыхнулся, осознавая всю глубину последствий такой, казалось бы, малости. Если бы Колон прискакала сразу, а не когда битая Шампу дотащилась до дома - она как минимум сильно помогла бы, нейтрализуя старого извро-урода. Как максимум - зарубила бы его, Ранмы, идиотский план. Но он всё равно попытался защищать Шампу:

-- Ну, она ещё ошалевшая была после затаптывания слоном...

-- То есть, {i}эта{/i} часть правда? -- заинтересовалась Колон.

-- Когда можешь превращаться хошь в мышь, хошь в слона? Да ещё знаешь технику скольжения? Глупо было бы не воспользоваться. Вон там дыра в заборе, -- он указал налево. -- Лоб в лоб боднулись!

-- Ке-ке-ке, какая интересная джиния, -- рассмеялась Колон. -- Надеюсь, у меня найдётся, чем её заинтересовать... -- Старушка сиганула на крышу, напрямик к баньке с другой стороны дома.

«Это добром не кончится,» думал Ранма, сигая ей вслед. Так, на всякий случай.



{$separator}
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby Parovoz » 27 Jul 2017, 17:22

Судя по развитию сюжета - это ещё не середина :-)
User avatar
Parovoz
 
Posts: 389
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 30 Jul 2017, 01:26

--------------------------------

<b>Глава третья,
Всяк горазд интриговать</b>
— Стой! Не надо! — воскликнула Аканэ когда Шантэ примерилась засосать кабанище в пруду.
— Почему? — опешила Шантэ.
— Ну, это же Пи-чан! — как нечто само собой разумеющееся объяснила та.
— Который, как мы только что имели возможность убедиться, является йокаем, — гладко вставила Набики. И обернулась, подбоченясь, к Аканэ: — Сестрица, я давно заметила, что это порося, с которым ты так носишься, неестественно крепкое и быстрое.
— И что с того! — набычилась Аканэ, готовая защищать. Как и планировалось.
— Ну, как знаешь, — демонстративно развернулась Набики. Продемонстрировала парням улыбку сытой акулы, и удалилась в гостиную.
Оба сглотнули, остро ощущая самую суть понятия «попасть на деньги».
— Так с этим... питяном что делаем? — напомнила Шантэ, осторожно держа лампу носиком вверх.
Ранма приблизился к туше монстра и осторожно попинал в пятачок. А тот возьми, да и лопни могучим порывом тёмного ветра, перемешанного с депрессивной ки. Из тёмных клубов донёсся слабый плюх. Отброшенный Ранма извернулся в воздухе, приземляясь на ноги. Шантэ спешно засосала развеивающееся облако.
— Неправда! — жалобно вскрикнула Аканэ. Вкупе с её состоянием недобитой отбивной вышло как-то слишком уж трагически.
— Да ничего с твоим Пи-чаном не стало, — нарочито-грубо оборвал её Ранма. — Вон, бултыхается.
И точно - в центре обмелевшего пруда барахтался знакомый чёрный поросёнок в крапчатой бандане. Рёга тяжко вздохнул, шагнул в воду после краткого внутреннего сопротивления, которое только Ранма заметил, и отнёс выуженного за бандану поросёнка Аканэ.
— Пи-чан! — радостно поприветствовала та, принимая из рук в руки только что родившееся магическое существо.
— Думаешь, это хорошая идея, — шепнул Ранма Рёге на ухо, — оставлять её наедине с зверем, у которого невесть что на уме?
— Я прослежу, — пообещал тот, слегка ещё в прострации от невероятности происходящего.
Пи-чан, однако, повёл себя совершенно неотличимо от того, как вёл себя в свинячьей форме Рёга.
— Хорошо... что ты... — Мило улыбнувшись, Аканэ начала оседать. Ранма с Рёгой мгновенно оказались рядом, и осторожно опустили её на землю, настолько озабоченные что даже забыли рычать друг на друга.
— Ох! Аканэ ранена! — всполошилась Шантэ.
— Я в... порядке... — попыталась оптимистичным тоном отнекиваться та, хоть глаза у неё были в кучку, и сидеть самостоятельно она явно не могла.
Пи-чан хрюкнул грустно и непонимающе, толкаясь влажным, холодным пятачком ей в руку.
— Держи. — Шантэ присела рядом на корточки и протянула ей, встряхнув, тяжёлый хрустальный флакончик с чем-то красным внутри. — Не больше двух глотков, понятно?
— Это <i>что</i>? — вежливо так осведомился Ранма. Способность гостьи упускать подробности, очевидные для неё самой, начинала уже становиться очевидной.
— Так целебное зелье же! — удивилась Шантэ. — Только...
Аканэ нетвёрдой рукой взяла флакончик
— Только?.. — всё так же вежливо напомнил Ранма, ненавязчиво принюхиваясь к зелью. От флакончика шибало ароматическими маслами и имбирём.
— Там это... Имбирь, — засмущалась джиния. — Я вкус рыбьего жира на дух не переношу, ну и... Имбирь добавляю чтобы перебить... Много.
Аканэ изучающе сощурилась на флакончик единственным незаплывшим глазом. Потом опрокинула себе в рот. Горлышко было узким, и глоток она сделала не сразу. Сначала было ничего. Потом... разгорелось.
Ранма озабоченно наблюдал, как заплывший фонарь на глазу спадает, синяки исчезают без следа - и даже подранная одежда соединяется обратно! Но из глаз Аканэ при этом катились слёзы, а выражение лица было словами не передать.
— Забористое, да, — смущённо призналась Шантэ. — Но надо второй глоток, чтобы уж до конца.
Аканэ покосилась на флакончик, глаза загорелись решимостью - и она сделала ещё один глоток, с таким видом, будто с обрыва ныряла.
На этот раз её окружила ясно ощутимая аура, очень... пряная, за неимением другого слова. Все повреждения и тела, и одежды исчезли без следа, а Ранма заметил, что у него перестали болеть все ушибы на руке, которой он поддерживал немиленькую.
Аканэ медленно, методично дышала ртом, по щекам катились слёзы.
— Извини, я наверно, реально переборщила, — виноватым тоном сказала Шантэ, забирая у неё пузырёк и пряча в подпространственный карман.
Аканэ сделала жест двумя пальцами «виктори», не в силах пока говорить.
— Она такая, — прокомментировал Ранма. — Будет скакать на сломанной ноге и уверять всех, что она в порядке.
За что заслужил тычок локтем под рёбра.
— Вот, Аканэ-сан, возможно, чай поможет, — предложил кружку Рёга.
Аканэ выхлебала всю кружку разом, выдохнула - и начала рассыпаться в благодарностях.
Шантэ тут же начала отнекиваться, упирая на то, что сражались вместе, и всё такое.
И конца бы этому не было, если бы Пи-чан не хрюкнул, толкаясь под ногу.
— Пойдём тебя вымоем, — сказала Аканэ, поднимая его на руки. — Ты в илу весь... Да и я тоже не образец чистоты.
На грязь, оставшуюся на ней после пропахивания газона головой, целебное зелье не повлияло никак. Ну, кроме чистых пятен на месте бывших дырок.
— А мне можно присоединиться? — тут же навязалась Шантэ.
— Конечно! — воскликнула Аканэ, и двое девушек удалились в направлении ванной, заведя оживлённую, хотя и сумбурную, дискуссию обо всём сразу.
Последним, что услышали парни, было пространное «ну, их и разбавляют рыбьим жиром раз в двадцать, чтобы можно было в бою без пипетки принимать. А я его <i>на дух</i> не переношу!» прежде, чем две негаданные подруги скрылись за углом.
Вздохнув, Рёга намылился было уходить, весь из себя торжественно-печальный.
— Не, не, — отловил его за рукав Ранма. — Ты остаёшься присматривать за своим йокайчиком.
— Моим?! — опешил тот.
— Да тут и гадать не надо! — наигранно-наивным тоном воскликнул Ранма. — Свин часто возникает там, где ты поблизости крутишься - это раз. Бандана на нём - явно твоя, это два. Да каждому понятно, что твой это поросёнок!
— Ты чего такой внезапно добрый? — подозрительно насупился Рёга. Если у вас паранойя - это не значит, что Ранма не замышляет устроить вам какую-нибудь гадость.
— Нууу... Это шкурный интерес, вообще-то, — признался боец с косичкой.
— Ага!
— Ну, ты Шантэ уже знаешь.
— Эта колдунья с длинным хвостом волос, да?
— Она самая. Ну, вот у неё кроме магии свой боевой стиль есть... Не ахти, она тут по ходу с Шампу сцепилась, и слила бы, если б не магия.
— А я тут каким боком? — озадачился Рёга.
— Ну, этот стиль, в общем, она волосами как кнутом лупит.
— Брешешь!
— Ничуть, у неё инстинктивное ки-усиление. Булавы отбивала только так, даже краску содрала. Но тут, видишь ли, какая засада - Шантэ говорит, что попала к нам из другого мира. А у них там с мастерами вообще никак. Про ки никто не слышал, она это «человеческой магией» обзывала, прикинь?
— Ну. Но я-то тут каким боком?
— Ты другого кого-нибудь, практикующего стиль железной ткани, поблизости знаешь?
— Ааа, ты хочешь, чтоб я ей свои секреты...
— Нафиг секреты, ты ей с основами помоги! Говорю же, ничего не знает. Тому, что она умеет, её, скорей всего, джиннская магия научила.
— Чё-то как-то натянуто, не кажется тебе?
— А как ты ещё назовёшь бойца с умениями в чистом кемпо слабей Аканэ, но владеющего техникой скрытого ношения так, что Мус от зависти рукава свои съест? Она всякий хлам прямо из воздуха доставала, не напрягаясь. И таскает с собой здоровую медную чушку, похоже, просто потому, что забыла о ней! Понимаешь, да? Это значит, что вес никак не передаётся, и во сне само не выпадает. Уровень мастера, не меньше. А магия отлично всё объясняет.
— Нууу... — Рёга почесал в затылке.
— Ты ей просто расскажи, что такое ки-усиление. С лентой попрактикуйтесь - гарантирую, будет довольная, как слон! А уж как Аканэ обрадуется, что та нашла, что искала!
— Аааа!.. — понял Рёга. — Ну, ты прям этот, Макииавелли доморощенный!
— Ну что, поможешь завтра? — сделав честное лицо, с надеждой в голосе, спросил Ранма.
— Да куда я денусь, — вздохнул Рёга. — Чулан свободный в доме найдётся?
В этот момент вернулась Касуми - и ахнула: двор перепахан, все рыбы на траве, уже не трепыхаются а только рты разевают, отец в обмороке... Она замерла, не зная с чего начинать.
— Ранма, собери рыбу, — велел сидящий возле Соуна Генма. — Касуми-сан огорчится, если найдёт их снулыми.
— Надеюсь, они там не задохнутся в этой мути, — ответил младший Саотоме, споро собирая почти коматозных карпов и бережно опуская в обмелевший пруд.
За этим занятием его и застала примчавшаяся Колон: по щиколотку в мутной воде, со штанами, закатанными выше колен.
— Как интересно, — прокудахтала старушка, обозревая разрушения. — Зятёк, ты, прям, не устаёшь удивлять! — Она делано умилилась, глядя на стоящего в воде Ранму.
— Шампу была уже, — буркнул Ранма, выпрыгивая, чтобы собрать последнюю пару карпов.
— А какую замечательную историю она рассказала! — продолжала Колон. Потом резко посерьёзнела: — Но довольно любезностей. Где Хаппосай?
— Про, ээ, лампу Шампу уже рассказала? — спросил Ранма, выпуская последнюю рыбу. Утаивать подробности от въедливой старушенции было занятием малопродуктивным.
— Рассказала, рассказала, — отмахнулась та. — Теперь бы разобрать, где истина, а где рыбацкие байки... Но и это неважно. Где?
— Ну, засосало его, — неохотно ответил боец с косичкой. — Целиком засосало. Так что он совсем не человеком оказался. А йокай он там, или джинн - кто ж его знает.
— Ооочень интересно, — протянула Колон. — И... надолго это счастье? Насовсем, или есть предел?
— Шантэ говорит, нельзя насовсем - вроде как, магию надо очистить и выпустить. Так что и Хаппи, и проклятие моё когда-нибудь вернутся. Но что, как, почему? Надо ей наводящие вопросы задавать, а для меня вся эта магия - тёмный лес.
Вытирая босые ноги о траву, он направился к гостиной.
Колон попрыгала за ним, неодобрительно цокая на землю, попластанную словно гигантским резаком, на порезы в штукатурке и плитках крыши забора:
— И как вы только до такого довели?.. Все хоть целы?
— Все, — ответил Ранма, раздумывая, что это был не лучший его день. — Зажечь хабар была моя идея. План... Замечательный был план. Мы всей толпой отвлекаем, Шантэ превращается в мышь, обшаривает комнату старого урода и прячет лампу в свою технику скрытого оружия. Всё, победа.
— Вот только лампа была при нём, — подытожила Колон.
— Была при нём, — подтвердил Ранма. — Дальше всё покатилось... — его передёрнуло. — Это вот всё перепаханное? Это адский панда старался выпустить бате кишки. А тот его в ответ... Не знаю, что за техника была, но мощная. Ну а я... Я убил девушку. Аканэ помогла, реально, ну и она бросилась её без шуток убивать...
Колон в ответ разразилась длинной тирадой на китайском - чувствовалось, что ей так и хочется кое-кому взять голову, и вывинтить за уши.
— Э... Я знаю, что я мудак, — осторожно начал Ранма. — Подставил Ак...
— Ты? Нет, — желчно оборвала его Колон. — А вот одна... <i>пустоголовая</i> наследница, <i>даже не подумавшая</i> воспользоваться вашим телефоном?
Ранма чертыхнулся, осознавая всю глубину последствий такой, казалось бы, малости. Если бы Колон прискакала сразу, а не когда битая Шампу дотащилась до дома - она как минимум сильно помогла бы, нейтрализуя старого извро-урода. Как максимум - зарубила бы его, Ранмы, идиотский план.
Но он всё равно попытался защищать Шампу:
— Ну, она ещё ошалевшая была после затаптывания слоном...
— То есть, <i>эта</i> часть правда? — заинтересовалась Колон.
— Когда можешь превращаться хошь в мышь, хошь в слона? Да ещё знаешь технику скольжения? Глупо было бы не воспользоваться. Вон там дыра в заборе, — он указал налево. — Лоб в лоб боднулись!
— Ке-ке-ке, какая интересная джиния, — рассмеялась Колон. — Надеюсь, у меня найдётся, чем её заинтересовать... — Старушка сиганула на крышу, напрямик к баньке с другой стороны дома.
«Это добром не кончится,» думал Ранма, сигая ей вслед. Так, на всякий случай.
<center>* * *</center>
— Ух ты, не знала, что у вас в доме своя баня есть! — восхитилась Шантэ. — Я думала, мы пойдём в общественную.
— Ну, когда колонка ломается, мы ходим в общественную, — самокритично отозвалась Аканэ, разоблачаясь в предбаннике. Угвазданное землёй голубое школьное платье отправилось в корзину для грязного белья.
— Эээ... — озадаченно протянула за спиной Шантэ.
Аканэ обернулась. Гостья топталась уже в одних трусах вроде пляжных, на завязочках, но немного пошире и поудобнее на вид. Распущенные фиолетовые волосы гривой доставали почти до пяток. Как та снимает эту свою втулку - осталось загадкой.
— Что-то не так? — руки Аканэ, машинально поднявшиеся к бюстгальтеру, невольно замерли. Пожалуйста, пожалуйста, пусть она не окажется мальчиком! Второго раза я не переживу!
— Нууу, я только что вспомнила, что вся моя чистая одежда осталась дома, — неуверенно протянула Шантэ.
— И только-то! — отмахнулась от её опасений Аканэ, избавляясь от белья. — Дойдёшь до моей комнаты в халате, а там у кого-нибудь одолжим. У меня, у... Нет, у сестрицы Набики не надо. У Ранмы точно найдётся что-нибудь похожее на твой наряд.
— У Ранмы? — озадачилась Шантэ.
— У него это проклятие года полтора уже, успел обзавестись гардеробом для своей женской половины, — объяснила Аканэ, раздвигая двери в собственно ванную. — Это он только на словах весь такой против, а как развлекаться - превращается безо всякой задней мысли. Ну, и плавать он теперь может только как девушка.
— Понятненько, — ответила Шантэ, входя вслед за ней. — Аа, ээ, текучей воды нет?..
— Текучей?.. — не поняла Аканэ, проверяя, что знак «занято» на месте и задвигая дверь. — Вот же краны же!
— Эээ... — Шантэ присела на корточки возле низко расположенного крана. Повертела в руках душ. Положила. Осторожно нажала на кран. Нажала посильнее. Потянула на себя.
Аканэ следила за её действиями в состоянии некоторого офонарения.
— Ага! — победно воскликнула Шантэ, поворачивая кран вокруг оси. И тут же взвизгнула, подлетая до потолка, когда головка душа под ногами ожила, окатив её ледяной водой.
— Красная - горячая! — объяснила Аканэ, бросаясь закрыть кран: шланг душа извивался, словно змея, заставляя Шантэ пятиться от ледяных струй. — А вот этот рычажок переключает между душем и краном... У вас, что-ли, такого нет?
— Такая потрясающая техника? — отозвалась Шантэ, присаживаясь возле крана и ооочень осторожно пробуя крутить его. — Не знаю. Может, у султаны есть. Или у Техно-барона. В бане тёплая вода всегда течёт, маленьким водопадиком - там у них,наверно, специальная магия для этого. А в домах? Умывальник с пипкой - это продвинуто, у меня такого нет, из кувшина умываюсь.
— Это похоже на то как у нас было, лет сто назад или больше, — заметила Аканэ. Как люди жили-то тогда безо всяких удобств?.. Жуть! — Она подвинула гостье пластиковое сиденье на мытья. — Вот. На этом сидишь намыливаешься. Потом смываешь холодной водой - и можно в фуро залезать.
— Совсем как у нас в бане, — сказала Шантэ. Потом проныла: — А холодной - обязательно?..
— Нуу... Нет, но ведь для здоровья полезнее.
— Как это?..
— Ну, заставляет твоё тело встряхнуться, собраться...
— Аа, тренировка!.. Вот только у меня дома холодной воды взять неоткуда. В бане нет, до ближайшего колодца - далеко...
— Вот, держи. — Аканэ протянула тазик с банными принадлежностями. — Этот - шампунь. А этот - для волос.
Шантэ с сомнением повертела в руках маленькую пластиковую бутылочку:
— У меня волос... много.
— Ай, не переживай из-за такой мелочи. Надо будет - ещё купим.
— Какой же у вас богатый мир...
Аканэ задумчиво хмыкнула:
— Мне кажется всё наоборот. Помнится, где-то читала, что до появления современных удобств многие привычные нам вещи были гораздо дороже, доступны лишь богачам. Возможно, это в вашем мире такие вещи очень дороги?
Шантэ на это не нашлась, что ответить, только издала длинный звук неопределённой задумчивости.
Некоторое время девушки+ натирались мочалками молча. Потом дошла очередь до волос, и...
— Давай помогу, — предложила Аканэ, которой идея мариноваться холодной и мокрой пока Шантэ намыливает всю свою почти бесконечную гриву, совершенно не прельщала. — Я сестрице Касуми волосы мыть помогаю...
В четыре руки справились быстрее. Потом настал черёд смывать. Шантэ не дрогнувшей рукой выкрутила кран на самую холодную, а потом мужественно оглашала ванную почти ультразвуковыми визгами. Но даже на мгновение не задумалась чтобы сделать воду потеплее.
Потом улеглись, наконец, в горячую воду бассейна. Причём, пришлось сначала городить подставку для волос Шантэ снаружи бассейна: мокрые волосы были слишком некомфортно тяжёлыми, чтобы просто закрутить их и замотать на голове полотенцем.
Аканэ устроилась в противоположном направлении, спиной к окну, и уже собиралась расспросить гостью про её родной мир...
— Точно! — вдруг щёлкнула пальцами полуджиния. — Я такие «краны» - и, кажется, душ тоже - видела на той лоханке, которой меня Риски подловила!
— Подловила?.. Лоханке?..
— Я это, потом как-нибудь расскажу, — смутившись, пообещала Шантэ. — Один из тех моментов, на которые оглядываешься, и не понимаешь, как могла быть такой разиней.





Этот неловкий момент, когда...
"Стойте! У меня же нет ванны!"
wait, I don't have a bathtub.jpg
(297.79 KiB) Not downloaded yet

И тут ловушка захлопывается. :hehe:

trap_sprung.jpg
(356.93 KiB) Not downloaded yet






— Не надо, совсем не обязательно, — начала уверять её Аканэ.
Окно раздвинулось, явив вместо матового стекла глухую стену в двух метрах за ним и...
— Ещё один сморщенный карлик! — взвизгнула Шантэ, прикрываясь левой рукой и коленом, а правую вскинув ладонью вперёд.
Колон продемонстрировала отменные рефлексы, нырнув за край окна быстрее, чем позволяло ускорение свободного падения:
— Я всего лишь хочу поговорить!
— Это не сморщенный карлик, — объяснила Аканэ. — Это прабабушка Шампу. Она нередко так внезапно выскакивает.
— Ох! — Шантэ опустила руку. — Извиняться не буду, это было очень... неожиданно.
— Эй, вы там... Ык! — донёсся с крыши над глухой стеной возглас Ранмы.
Шантэ взвизгнула, снова прикрываясь и вскидывая руку ладонью вперёд.
— Р-р-р-ранма! — рыкнула диким саблезубом Аканэ, впрочем, даже не потрудившись подвинуться.
— Я ничего не видел! — выкрикнул невидимый жених. — Ай! — и с грохотом ссыпался куда-то влево.
— Как всегда лезешь к девушкам в баню? — саркастически осведомилась невидимая Набики, чей голос сопровождался звуком открываемой двери откуда-то совсем рядом слева.
Тот начал отчаянно отнекиваться.
Колон запрыгнула на своей палке обратно на край окна - подоконника тут не было, только направляющие, по которым ходили стёкла.
— Чем... обязаны вашему появлению? — вежливо осведомилась Аканэ.
— Ке-ке-ке... — рассмеялась старушка. — Я тут слышала, у вас в доме завёлся джинн.
— Это я, — сказала Шантэ, продолжая прикрываться - так, на всякий случай - но правую руку опустив. — Только я не полный джинн, а полукровка, и я не завелась, а отмокаю.
Похоже, какой-то каламбур пал смертью храбрых в процессе перевода.
— Ну, у меня в любом случае, для тебя предложение, — сказала Колон. — Я была бы не против нанять тебя поработать по специальности.
— По специальности?.. — с сомнением сказала Шантэ. — А какая у меня специальность?.. Джинн-страж? Боюсь, Ранма с Генмой дерутся лучше меня, даже если я магию использую по полной.
— Нет, нет, — возразила Колон. — Бить-крушить мы и сами умеем. Есть нечто, что <i>только</i> джинны могут. Ваша особая магия, исполнения желаний.
— Минуточку! — возмутилась Аканэ. — Если...
— Шампу пусть сама за своё счастье работает, — оборвала её Колон. — Нет, есть одна серьёзная задача, с которой справиться под силу только магии джиннов.
— Серьёзная? — насупилась Аканэ.
— Скажем так, я примерно две сотни лет ждала подобного шанса, — уточнила Колон. — И готова предоставить компенсацию за работу, в пределах моих возможностей. В форме обучения техникам работы с ки, малых магических предметов или же драгоценных камней.
Аканэ умолкла. Такой серьёзной и деловой она Колон ещё не видела. Обычно для той, наоборот, даже крайне серьёзные ситуации были всё хиханьки да хаханьки.
Шантэ неуверенно хмыкнула. Подумала, и решилась:
— Я готова обсуждать, но я очень неопытна в этом деле, и есть ограничения. Желание должно идти от чистого сердца, и должно быть светлым. То есть нельзя желать кому-то вреда.
— Оо, тогда проблем не будет. Я давно и от чистого сердца желаю уничтожить одну очень злую и очень опасную магическую вещь. От которой однажды уже пострадала одна... неразумная из нашего племени.
— Пострадала? — опасливо спросила Аканэ. — Как пострадала?
— Этот артефакт вырвал её душу из тела, — нарочито-будничным тоном сказала Колон. — И заточил в себе.
Шантэ ахнула:
— Я и безо всякой компенсации это сделаю! Многие из моих друзей пострадали от всякой колдовской пакости, которой где только не найдёшь, её словно грязи. Хотя... притаскивать здоровенную статую неизвестной природы как подарок дочке - это тоже неправильно.
— Я вот думаю, — ввернул вдруг из-за своего угла Ранма, — зачем столько ждать было? Нельзя эту штуку в вулкан, например, бросить?
— Интересный вопрос, Саотоме-кун, — поддакнула Набики.
— Это артефакт возвращающейся природы, — объяснила Колон. — Уничтожить его непросто, но возможно. Только это бесполезно: он когда-нибудь, где-нибудь, да выплывет, как если бы никогда не был уничтожен. И обычно - в плохих руках... Ну как, возьмёшься?
— Конечно, да! — без малейшего сомнения согласилась Шантэ. — Такую опасную вещь просто необходимо истребить!
— Отлично! — обрадовалась Колон. — Тогда я завтра пр++--ишлю Шампу, договариваться о времени.
— А она, кстати, до этой злой вещи не доберётся? — забеспокоился Ранма. — Или Мус, что куда хуже?.. А то знаю я, как вы магический хлам храните.
— Нет, — ответила Колон. — Потому что я двести лет не вынимала эту дрянь из техники скрытого оружия.
При этих словах предчувствие Ранмы налилось новой силой. Серьёзная, осторожная Колон?.. Сдохло что-то крупное, жди конца света.
Шантэ с Аканэ, однако, остались довольны, что будет сделано доброе дело. После чего, зевая, вытерлись, надели халаты и убрели к Аканэ, спать: день выдался выматывающий Где им пришлось преодолеть последнее препятствие: Аканэ порывалась уступить кровать Шантэ, а самой спать на футоне. Аканэ хватало самокритичности не забывать, что во сне она крутится, как пропеллер - хорошо, Пи-чан прочный. Теперь даже понятно, почему.
Шантэ, однако, возражала, что на таком мягком отродясь не спала, и была бы привычная ночевать на коврике, если б пол в её доме не был каменным.
Сил спорить дальше не было и обе, облачённые в Аканины пижамы, отрубились: Аканэ - на своей кровати, Шантэ - на футоне.












{h1}{$ifdef ffnet}{b}{$endif}Глава четвёртая,{br}А дружба всё крепчала{$ifdef ffnet}{/b}{$endif}{/h1}

{h1}{$ifdef ffnet}{b}{$endif}Chapter 4{br}Runaway Friendship{$ifdef ffnet}{/b}{$endif}{/h1}


Субботнее утро возвестило рассвет щебетанием птиц и негромким перестуком инструментов в районе вчерашней дыры в заборе. Аканэ потянулась от души, какой-то момент раздумывая, не попытаться ли разглядеть наконец бригаду ниндзя-строителей. Потом решила, что всё равно бесполезно. Эта часть двора как раз в тени дома, пока будет открывать окно - они успеют закончить, и всё, что она увидит - уже отремонтированный забор. Понятно, что у людей тренировка такая, но зачем их зря напрягать? Пусть закончат спокойно, без спешки.

Почесав довольно хрюкнувшего Пи-чана за ухом и ещё раз как следует потянувшись, она одним движением спрыгнула с кровати... И ойкнула, внезапно споткнувшись об кого-то.

Мирно дрыхнувшая на своём футоне Шантэ вскинулась, уходя перекатом, и вскочила в боевую стойку, глаза - ошалелые спросонья. Распущенные волосы укрывали её беспорядочным покрывалом, ниспадая до щиколоток.

Пи-чан продемонстрировал чудеса акробатики, улетая рикошетом под кровать

-- Прости! -- тут же начала извиняться Аканэ.

-- О! -- полуджиния расслабилась, осознавая, где она, и зевнула. -- Да ладно, не парься! Приснилась просто муть какая-то, будто на меня небо горящее падает... Изредка бывает, приходится ночевать в таких местах, что или просыпаешься быстро, или не проснёшься вообще. -- Присев на краешек кровати, она достала из ниоткуда большой гребень, и начала методично приводить волосы в порядок.

-- Тогда ты...как Ранма? -- неуверенно сказала Аканэ, то-ли с облегчением, то-ли с завистью.

-- Как Ранма? -- переспросила гостья. В Аканиной пижаме она выглядела на удивление по-домашнему, если бы не уши и волосы - ну просто обычная девушка.

В утренней тишине раздался звучный бултых, потом еле слышимый голос Касуми: «Дядюшка Саотоме, Ранма-кун, карпики ещё не оправились от потрясения!» и хоровое «Прости, Касуми-сан!» отца и сына.

-- Он Ранму с детства тренирует чтобы мог защититься от нападения во сне, -- объяснила Аканэ. -- Поэтому часто будит его по утрам, выбрасывая из окна в пруд.

-- Отличная идея! -- одобрила фиолетоволосая, продолжая расчёсывать.

Аканэ выдохнула шумно и с таким раздосадованным видом, что расчёска Шантэ замерла:

-- Что? Я не права?..

-- После... Как не стало мамы, отец обращается со мной, как со стеклянной, -- пожаловалась Аканэ. -- А какой может быть прогресс без спарринга в полный контакт?.. Я уж его и ругала, и стыдила, он даже пытался иногда - но каждый раз оказывалось, что он просто не способен меня ударить...

-- Ох, -- посочувствовала Шантэ. -- Это... обидно. Но неужели нет никого, с кем можно было бы?..

-- Я слишком быстро становилась сильнее, -- признала Аканэ. -- И переросла всех в округе. Пока не появился Ранма со своим... гаремом, я была самым сильным бойцом среди сверстников. А потом... Это просто нечестно!

-- Эээ... А с Ранмой что не так? -- осторожно спросила Шантэ.

-- Он не воспринимает меня всерьёз! -- пыхнула привычным раздражением Аканэ. -- Ты же видела, как он дерётся?

Та хмыкнула согласно-восхищённо.

-- Ну, вот я просто не могу по нему попасть! -- пожаловалась Аканэ. -- С тем же успехом можно просто размахивать кулаками в воздухе. Но это ладно, он ведь и с защитой мне помочь не желает!

-- То есть, отказывается тебя бить, -- уточнила Шантэ.

-- Ну, это, может быть, не совсем его вина, -- в порыве честности призналась Аканэ. -- Если он меня ударит, то во-первых, отец на него... разгневается. Во вторых, я слягу на неделю. А в третьих, отец будет страшен в гневе, если я слягу на неделю... Да, понять его можно. Но ты не представляешь, насколько это обидно, когда с тобой обращаются, как с тухлым яйцом!

-- Неужели нет никого?.. -- поразилась Шантэ. -- А эти... Много мастеров, про которых Ранма говорил? А Шампу?

-- Обращаться в другие додзё? -- Аканэ криво усмехнулась. -- Да, это замечательное пятно на репутации школы. Я же не какая-то там ученица, я наследница!

-- Ох, это как дворянские роды, да? Честь семьи и всё такое?

-- Ну... Много общего. А Шампу... Или Укё... Так-то мы ладим, но устраивать спарринг? У них же будет всё время искушение меня «случайно» прибить.

-- Прибить? -- поразилась Шантэ.

-- Долгая история, -- отмахнулась Аканэ. Три невесты Ранмы, и всё такое. Я тебе как-нибудь потом расскажу.

-- А на монстрах? -- предложила Шантэ. -- На совсем уж крайний случай? Я понимаю, опасно, но...

-- Да где их в наши дни найдёшь, -- вздохнула Аканэ. -- Только за городом, в самых глухих углах и остались, туда три часа на поезде добираться. Я пыталась, один раз, вместо отца по вызову на охоту за монстрами отправиться - кончилось полным фиаско. Мало того, что звери там такие, что их только Ранма отпнёт, так ещё и... друг детства один... Только нервы зря расстроила. Всей тренировки - три минуты скакала по восьмиглавому дракону пока остальные его отвлекали.

-- Так что... Ты не можешь стать сильнее от того, что тебе не с кем тренироваться? -- уточнила Шантэ.

Аканэ в ответ кивнула.

-- Хммм... Если найдёшь длинную полосу ткани - мне волосы замотать, могу устроить с тобой спарринг, как Ранма вчера советовал. Мне тоже способы драки ногами и руками оттачивать не на ком.

-- Правда?!! -- просияла, словно маленькое солнышко, Аканэ.

-- Ну, я не знаю точно, сработает ли, -- предупредила полуджиния. -- Но пока не попробуем - не узнаем!

После чего Шантэ пришлось причёсываться в темпе: Аканэ вовсю сдерживалась из вежливости, могучим усилием пересилила себя и не уволокла гостью на поиски ленты немедленно. Но всё время практически вибрировала от нетерпения.

Наконец, Шантэ закончила и еле успела убрать гребень как ощутила, что её словно ураганом уносит.

Под кроватью хрюкнули. Пи-чан высунул любопытный пятячок, потом потрусил на разведку, протиснувшись в незахлопнувшуюся дверь.

Касуми пришлось опереться рукой о стену: ощущение было, как будто её подхватило и закружило смерчем. И что она делала у бельевой кладовки?.. Охнув, добрая старшая сестра поспешила обратно на кухню, пока завтрак не подгорел.

-- Ранмамытвюрцовкдолжим, ладно?

-- Да бери что хочешь! -- крикнул в ответ мокрый боец с косичкой, не отрывая глаз от бати: тот решил, после вчерашнего, усилить тренировки. -- У меня сейчас всё равно щас женской фор.. Ык! -- И намотался на кулак родителя, продемонстрировавшего нехарактерную резвость.

Шантэ едва закончила завязывать большой тюрбан из простыни, прослоенной волосами, как её снова подхватило и понесло ураганом по имени Аканэ. По крытому переходу в отдельно стоящий большой дом... Который изнутри оказался одним большим залом. Деревянный пол аж блестел от чистоты, под потолком горели ряды этих их замечательных техно-светильников.

-- Держи! -- Аканэ бросила ей свёрток невероятно грубой белой ткани - войлока даже, скорее - и начала стремительно скидывать пижаму.

-- Это... Что? -- ошарашенно спросила полуджиния, разворачивая оказавшееся грубыми штанами и... курткой? Если подумать, именно такие носил Генма.

-- Ну, ты же не собираешься вести спарринг в обычной одежде? -- удивилась Аканэ, стремительно вдеваясь в почти такой же наряд, только изжелта-зеленоватый, и подвязываясь красным поясом.

-- Специальная одежда для тренировок?.. -- поразилась Шантэ. -- Как у вас тут серьёзно! -- Она тоже скинула пижаму чтобы натянуть непривычный наряд. Который, зараза, кололся!

-- Погоди... -- остановила её Аканэ. -- Пояс! -- Она побежала рыться в закутке за внутренней стеной в торце зала.

-- Пояс? -- не поняла Шантэ, держа длинную полосу чёрной ткани на весу. -- А что с ним не так?..

-- Это Ранмин, чёрный! -- «объяснила» Аканэ, убегая в кладовку за боковой стеной, куда вели проёмы в концах зала. -- Погоди, я сейчас белый принесу.

-- Ээ, а твой - красный? -- озадаченно констатировала Шантэ. При чём тут цвет пояса? Она попыталась ощутить в оном магию. Нуль.

-- Коричневый! -- поправила Аканэ, хотя её пояс был откровенно и несомненно красным. -- Это значит, что мне до чёрного ещё далеко!.. -- Она перестала греметь припасами и высунулась из-за стены сбоку. -- Постой-ка, ты же применяешь против монстров магию и превращения, так?..

-- Да! -- согласилась Шантэ. -- А ещё волосы! -- Она почесала тюрбан. Голове под ним уже становилось жарковато.

-- Тогда можно сказать, что ты - чёрный пояс в джиннских искусствах! -- заключила Аканэ. -- А кемпо - просто не знакомая тебе школа.

-- Я - чёрный пояс?.. Что... Ааа! Поняла, цвета обозначают ранг! Как у монстров - рыцарей: красные - сильные, синие - очень сильные. -- Она подвязалась поясом, и сделала несколько пробных растяжек, разминаясь, и проверяя, не мешает ли одежда. Мешала терпимо, особенно в расплату за возможность не стесняться с бросками и падениями. Ещё раз оглядевшись по сторонам, с любопытством спросила: -- А для чего вам вообще такой большой зал?

-- Так для занятий Искусством! -- возмутилась Аканэ. -- Тебе слово «додзё» что-нибудь говорит?

-- Эээ... Ууу... -- Шантэ нахмурилась. Слово - нет, целое ломящееся от смысла понятие - словно застревало в голове при попытках его думать. -- Наверно, желание не идеально выполнилось, или язык настолько отличается?

Аканэ моргнула. Похоже, забывать уже начинала, что этот язык для её новой подруги - не родной?

-- Это специализация нашей семьи, -- объяснила она. -- Учить Искусству. Если бы отец... Ничего, это временно. Начнём?

-- Давай! -- с радостью согласилась полуджиния, принимая боевую стойку. Аканэ приняла свою, на вид гораздо более выверенную, какую-то даже формальную. Потом открыла спарринг, сократив дистанцию серией очень любопытных шагов, она словно перетекала с ноги на ногу. Шантэ так заинтересовалась, что забыла следить за руками противницы, и ей прилетело кулаком под дых.

-- Ты в порядке? -- озабоченно спросила Аканэ.

-- Да! -- отмахнулась Шантэ, с усилием распрямляясь из скрюченного состояния. -- Повтори, пожалуйста, мне интересно, как ты это сделала!

Аканэ отошла обратно на позицию и повторила. На этот раз Шантэ разглядела её движение целиком, и даже попыталась отбить. Привычка отбиваться волосами замедляла её, делая движения неуверенными - ну, так для того и вся затея. Отбить удалось лишь один удар, остальные прилетели в бок и по корпусу, просочившись сквозь её защитные махи руками. Хотя двигалась Аканэ заметно медленнее Шампу.

-- Словно поэзия, воплощённая в движении! -- восхитилась Шантэ, волевым усилием заставляя себя распрямиться. -- Теперь я понимаю, почему вы называете это Искусством!

-- Теперь давай ты, -- сказала Аканэ, перетекая в иную стойку.

Шантэ провела серию пробных ударов руками и ногами. Аканэ блокировала их все, непробиваемая, словно леди-скорпион. Даже конечности от ударов по ней звенели так же. Шантэ усилила напор, ускоряясь. Аканэ не контратаковала, только защищалась, блокируя или нанося отклоняющие удары руками или ногами. На лице младшей Тендо начала расцветать азартная улыбка. Шантэ всё наращивала скорость. Уже становилось ясно, что Аканэ заметно медленнее и слабее Шампу, но как она двигалась! Её защита казалась непробиваемой, руки и ноги словно по волшебству оказывались в нужном месте. Мастерство предугадывать противника, мысленно заключила полуджиния. Я для неё - открытая книга, и моё преимущество в скорости бесполезно.

Попыталась двигаться хаотически. Не помогло. Попыталась сосредоточиться на ритмах Аканэ, прочитать ту в ответ. К удивлению Шантэ, ей это удалось. Поэзия движения оказалась негибкой, без живой искры, одни строго заученные повторения. Так и получается, если не с кем тренироваться? Мимолётно посочувствовав, Шантэ попыталась исправить ситуацию, нащупывая уязвимые места между комбинациями. Удалось не сразу: противница, всё-таки, умело складывала головоломку защиты из кубиков движений. Но удалось таки: очередной пинок достиг цели, и противницу просто смело, отправив лететь кубарем. Ой?..

-- Я знала, что моя защита полна дыр! -- радостно констатировала Аканэ, поднимаясь с пола и потирая бок. -- Но теперь я ощущаю, где они!

Поменялись местами. Шантэ засомневалась, есть ли у неё защита, как таковая. Уворачиваться получалось плохо. Как и блокировать и отбивать удары. Руки без привычных наручей звенели синяками. Решив, что кашу маслом не испортишь, она начала применять отскок скольжением. На лице Аканэ отразилась зависть, потом решимость. Число взаимных попаданий выровнялось.

Перешли к одновременной атаке и защите, то бишь к битве в полный контакт. Прилетало периодически то одной, то другой, но они не обращали внимания. Это было так интересно! Всё, каждая мелочь!

Очередная пауза наступила когда Аканэ опять пропустила полный удар ногой и катилась аж до самой стенки. Она вскочила и бросилась было снова, но Шантэ остановила её:

-- Погоди, погоди! Давай вполсилы, а то надолго нас не хватит.

-- Да, конечно же! -- согласилась Аканэ. -- Надо поосторожнее, а то мы так до завтрака не дотянем.

И вновь завертелось. И собственное решение забылось минут через пять в пылу азарта. Увлёкшиеся девчонки молотили друг друга от души и с энтузиазмом.





{$separator}





-- Ранма-кун! Дядюшка! Завтрак готов! -- позвала Касуми.

Соун уже сидел за столом, отложив газету.

-- А где Аканэ? -- спросил Ранма, потирая набитые шишки. Батя сегодня был в ударе.

-- Вот ты иди и приведи её, сын! -- наставительно велел старший Саотоме, усаживаясь за стол. -- Ты её жених, или кто?

Ранма даже спорить не стал. Батя наконец-то перестал держать фасон, притворяясь что он ещё ого-го. Точнее, он перестал экономить силы, позволив увидеть свой предел выносливости. Да, особо надолго его не хватало. Но когда выкладывался - то бился так, что вызывал только уважение. Ранма в целом был рад, хоть и болел сейчас весь. Усилившиеся тренировки открывали новые горизонты самосовершенствования.

Навстречу попалась Набики, как всегда до утренней чашки кофе бодрая и дружелюбная, словно свежевыкопавшийся зомби.

Ранма побежал было на второй этаж, но припомнил, что, кажется, Аканэ сегодня уже проснулась?.. Он направился проверить в додзё, но застыл на пол-дороги при виде картины маслом: Аканэ и Шантэ в борцовках, последняя ещё и в огромном тюрбане, полу-ковыляли, полу-волочились по крытому переходу. Не падали они только потому, что подпирали друг дружку. У обеих на лицах были счастливые улыбки, и однотипные фонари под правым глазом.

-- А! Ранма! -- обрадовалась Аканэ. -- Видишь, твоя идея нам устроить спарринг друг с...

-- Не говори об этом! -- стремительно бледнея, боец с косичкой сам не заметил, как упал на колени, и ткнулся лбом в пол. -- Умоляю, не говори, что это была моя идея! Старик Тендо, он...

-- Ох! -- тут же поняла Аканэ. -- Нет-нет, что ты! Ты, наверно, ошибся! Это была моя идея, да! Правда, Шантэ?

-- О чём это вы? -- озадаченно отозвалась та.

-- Ну, эта идея нам с тобой устроить спарринг, -- объяснила Аканэ. -- Это я придумала, запомни! Потому что если бы это предложил Ранма, а отец увидел бы меня слегка... ушибленной, отец бы страшно разгневался на Ранму!

-- Нууу, хорошо, -- согласилась Шантэ. -- Но ты точно уверена, что нам не стоит просто принять целебное зелье? По глотку на нос хватит, а у меня не настолько его мало.

-- Ммм, я не совсем хорошо помню, но где-то в учениях было, что боль помогает усвоенному откладываться, или что-то вроде того. Давай после завтрака, ладно?

-- Я пойду предупрежу что вы уже... ковыляете, -- ретировался Ранма.

Внутри он наткнулся на Рёгу, как раз вышедшего из каморки под лестницей слева, и сверлившего взглядом Пи-чана, который опасливо выглядывал из-за угла впереди слева.

-- Эй, чего невесел, пи... А, зараза. И ведь не подколешь теперь.

Рёга ухмыльнулся в ответ. Потом обратился к Пи-чану:

-- Ну что, свинина? Пошли завтракать? -- и отправился прямо по коридору.

-- Уже уходишь? -- не удержался Ранма. -- Там только выход. Жратва - там. -- Он свернул направо, направляясь мимо кухни к гостиной.

Рёга поворчал, но последовал за ним. Пи-чан потрусил следом, принюхиваясь.

-- Девушки сейчас придут, -- легкомысленным тоном объявил Ранма, усаживаясь рядом с отцом. -- Ну, им может понадобится некоторое время, чтобы доковылять, -- начал он готовить почву.

Соун подозрительно нахмурился.

-- Вы представляете? -- продолжал Ранма недогадливо-невинным голосом, -- Эти двое нашли в друг друге спарринг-партнёров! Им так не терпелось тренироваться, что прошмыгнули в додзё ещё до завтрака! -- он подпустил в голос одобрения. -- Я знал, что Аканэ любит тренировки, но не представлял, насколько! Они, должно быть, начали лупцевать друг дружку ещё раньше нас с батей!

Соун начал о чём-то таком догадываться. Потолок заволокло тучами.

-- Ну, уклонение у обеих так себе, -- не ослаблял напор Ранма. -- Но я двух более счастливых отбивных в жизни не видел!

Тучи сгустились, наливаясь синевой. Начало погромыхивать.

-- А вот, кстати, и они -- прокомментировал Ранма появление двух подпирающих друг друга девушек.

Соун нахмурился было, но Аканэ прервала его:

-- Утречка! -- жизнерадостно пожелала она всем присутствующим. Фингал у неё был впечатляющий, как по форме так и по содержанию.

-- С добрым утром! -- не менее жизнерадостно поздоровалась Шантэ. У этой фингал был скромнее, но по тому, как скособоченно держалась танцовщица, Ранма определил, что у неё как минимум сильно отшиблены рёбра.

Не в силах, как всегда, противостоять напору Аканиного оптимизма, Соун сдулся и пробормотал что-то невнятное на тему как спарринг прошёл.

Аканэ пустилась было в подробности, но была прервана Шантэ:

-- Аа, ээ, чего вы на полу на коленках сидите и стол такой низкий?

Пришлось ей объяснять, что к чему, пока девушки плелись до стола и не столько сели, сколько стекли за него. Шантэ пожаловалась, что голове жарко, дёрнула тюрбан, заставив тот размотаться и волосы - растечься вокруг неё по полу волной.

Касуми, меж тем, споро метала на стол. Вот все расселись окончательно. Разломили палочки. Иии... гостья опять зависла, в некотором опупении взирая, чем все едят.

-- Сестрица Касуми, -- извиняющимся тоном попросила Аканэ. -- Не могда бы ты дать Шантэ-тян вилку?

-- Ой, нет, нет, не надо пожалуйства этих, как их, именных суффиксов, -- взмолилась полуджиния. -- У меня от них в ушах двоится... Язык я, может, и знаю, но говорится на нём иногда... Так странно и непривычно.

Ранма на то заметил, что английский - тоже странный и непривычный, особенно поначалу. Оттуда разговор перетёк на изучаемые в школе предметы, на что Шантэ однозначно заявила что это всё дядина вотчина, а она таким чудесам сроду не обучена, и кроме мордобитиев - никаких чудес. Набики ей напомнила про исполнение желаний.

-- Точно! -- Шантэ щёлкнула пальцами в воздухе. -- Я же... Уйййй... -- Она скособочилась ещё больше. -- Исполнение желаний для меня настолько внове, что сама забываю иногда!

Ранма быстренько развёл жертв тренировки на выпить зелье прямо сейчас, а то сломанные рёбра - дело чреватое. Девушки тяпнули - при таком конском количестве имбиря в зелье, другое определение не подходило. Исцелились секунд за тридцать.

Соун, пролежавший вчерашнюю демонстрацию в обмороке, поразился. Ему тактично не стали рассказывать, что вчера Аканэ уже таким образом откачали после чуть не убиения Хаппосаем.

Набики, понятное дело, заинтересовалась, почём дровишки. Шантэ ответила, что тридцать пять {i}драгоценных{/i} за бутылёк, в розлив - раза в полтора дороже. Что такое «драгоценный» знание языка понять совершенно не помогало, поэтому взяли на вооружение дедуктивный метод. Выяснилось, что город платит полуджинии 125 в месяц, из которых 45 уходит на аренду жилья, оставляя 80 чистыми. Набики, как услышала порядок цифр, тут уже закралось смутное подозрение.

Аканэ ужаснулась, что бутылочка стоит чуть не пол- месячного заработка подруги, а она чуть не половину выхлебала. Шантэ легкомысленно отмахнулась что, мол, деньги всё равно слишком быстро заканчиваются и приходится подрабатывать на стороне. Иной раз и триста за месяц улетает.

Стали считать дальше. Пытались начать с цен на золото, которые и Набики и Шантэ оказались знающими на отлично. Упёрлись в единицу веса. Система мер и весов на родине гостьи оказалась не метрической и намороченной хуже французских правил написания. Запутались, попробовали сравнивать цены. Выяснилось, что тот мир реально отсталый, от «а что такое электричество?» до «ну, керосин, им лампы заправляют». Пришлось за общий знаменатель принимать свежую рыбу, для чего запрячь Касуми в качестве эксперта по закупкам.

После долгих, продолжительных расчётов Набики заявила, что один драгоценный - примерно тысяча семьсот иен. Откуда цена за флакон зелья - внимание, фанфары! - чуть меньше шестидесяти тысяч.

Аканэ подавилась от неожиданности, чуть при этом не придушив Пи-чана.

Хлопая её по спине, Шантэ заметила, что это ещё цветочки - вот баночка хорошего крема для шелковистых волос стоит все триста, но оно того реально стоит, поскольку позволяет хлестать быстрее, волосы становятся как невесомые. Жаль только, кончается за неделю.

Набики невозмутимо озвучила: около пятисот тысяч иен, или же пять тысяч долларов США.

Теперь подавились уже все. Шантэ осталась в непонятках: нормально же, чо.

После завтрака двое фанаток тренировки порывались повторить. Были остановлены Ранмой, резонно возразившим, что спарринг на полную - это, конечно, хорошо, но они так всё зелье доедут в один день.

Генма добавил, что такие поединки, пока не достиг чёрного пояса, надо устраивать с наставником, с остановкой и разбором полётов после каждой комбинации. А то, что они устроили - это малоэффективный бугурт. Потом ненавязчиво потолкал старого товарища локтем.

Соун собрался в кучку, и горячо согласился. Завяил, что, так уж и быть, поработает рефери. Ввернув заодно по традиции про отцовский долг.

Скоро вся семья собралась в додзё, и Рёгу тоже притащили. Шантэ в свеженамотанном тюрбане против Аканэ. Нападали по очереди, а Соун поправлял. Вскоре выяснилось что, во-первых, он отличный учитель когда перестаёт страдать и начинает заниматься делом, а во вторых - он засуживал Шантэ, просто потому, что не понимал её стиля. Пришлось впрячься и Генме: чисто рукопашный стиль полуджинии оказался дикарской намесью чего попало, как и ожидалось от необученной девушки, изобретавшей его самостоятельно лицом к лицу с настоящим врагом. Приём скольжения, освоенный, по её словам, по купленному в магазине свитку, оказался практически ключевым элементом её защиты. Решили исправить. Соун и Генма совместными усилиями науськали Аканэ свести это преимущество на нет, используя стремительные броски и перекаты. Весело провели часа три, в конце которых обеих учениц можно было выжимать, а Шантэ заметно развила свои навыки. Только не те, которые нужно: она теперь отскальзывала назад вдвое резче и дальше, броски Аканэ уже не доставали. Та, в свою очередь, потихоньку улучшала способность избегать нестандартных ударов.

В конце концов Соун объявил, что додзё и завтра никуда не денется, а Аканэ непривычна тренироваться по стольку часов в день. Девушки уползли сполоснуться перед обедом - да так и заснули обе в бассейне, благополучно обед проспав. Растолканные Касуми, уползли досыпать наверх к Аканэ, и обратно появились уже к ужину, в пижамах, героически борясь с тенденцией глаз закрываться самопроизвольно.

Во время ужина припёрлась Шампу, гордая, как орёл на жёрдочке. Двигавшаяся плавно, величаво. Дубняк? Не, не слышали. Шантэ честно предупредила, что сегодня к реваншу не готовая после изматывающего спарринга с Аканэ. Шампу попыталась для проформы накормить Ранму какой-то мелкой фигнёй - тот героически выстоял - и утопала в наивной уверенности, что не так страшен зверь, как показалось поначалу.

Телевизор вызвал неимоверный восторг. Шантэ просто приклеилась. Аканэ и сама была не дура перед ним залипать. Ранма посидел с ними немножко - но... Девчонки же. Как такую тягомотину вообще смотреть можно! Бе. Уволок Рёгу поразмяться - осторожненько, чисто от скуки, чтобы додзё завтра чинить не пришлось.

Настала полночь. Аканэ с Шантэ пустили корни перед телевизором, и выкорчёвываться не собирались. Полуджиния мимодумно расчёсывала волосы, похоже, даже не осознавая этого.

Соун вздохнул печально, но вопрос распорядка поднимать не стал. Так и оставил их в гостиной, только велел, чтобы звук приглушили.

Отрубились они уже под утро, и только от того, что по всем вменяемым каналам осталось одно серое марево.







------------------------------
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 22 Aug 2017, 17:13

Кусочек 5-й главы (третья переименована в третью и четвёртую)



Глава 5,
Тренировки много не бывает / There Aint No such Thing As Too Much Training






Шум утреннего спарринга Саотоме не разбудил двоих девушек в пижамах, храпящих вповалку возле обеденного стола. Как не разбудил их и телевизор, давно уже вещающий что-то бодро-бессмыссленное.

Пришла Касуми, поглядела неодобрительно, выключила телевизор и ушла развешивать свежестираное бельё на просушку.

Ранма с Генмой закончили тренировку, поглядели на мирно сопящую кучку подружек и ушли к себе наверх.

Соун пришёл с газетой, тяжко вздохнул, и устроился на платформе верандо-корридора, свесив ноги в сад.

Некоторое время всё было тихо, только воробьи чирикали да патриарх семейства шуршал газетой. Птотом прибрела условно-проснувшаяся Набики в пижаме, с зубной щёткой во рту. Медленно поморгала, глядя слипающимися глазами на идиллическую картину, постояла так с минуту, и убрела обратно, возобновив шуршание щёткой.

Снова воцарилась тишина. Аканэ в энцатый раз перевернулась с боку на бок, намотав на себя гриву Шантэ.

С кухни начали доноситься звуки приготовления завтрака. Вернулась Набики, одетая и почти проснувшаяся, села за стол напротив полуночниц, и задумчиво уставилась на них, положив локти на стол и подперев голову руками.

Воробьи устали чирикать и свалили. Протявкала чья-то собачонка.

Аканэ перевернулась с боку на бок в другую сторону, замотавшись ещё качественнее.

Пришла Касуми с подносом для сервировки стола. Вздохнула, поставила поднос на пол, и начала тормошить Аканэ.

Младшая Тэндо невразумительно промычала, начиная просыпаться. Потянулась от души, заехав Шантэ кулаком в ухо.

Полуджиния вскинулась с диким воплем, глаза шальные. Замотанную в её волосы Аканэ подбросило в воздух, раскрутив, словно волчок. Придушенно айкнув, та грохнулась на пол и укатилась к стене, пролетев под ловко подпрыгнувшей Касуми.

-- С тобой, сестрица, никакого цирка не надо, -- философски заметила Набики, так и не отрывая локтей от стола.

Патриарх прочистил горло.

-- Прошу прощения! -- начала извиняться Шантэ. -- Мне вдруг опять приснилось, что на меня горящее небо падает...

Аканэ озадаченно моргала, глядя на всех кверх ногами: её ноги задрались на стену.

-- Пора завтракать, -- неодобрительно сказала Касуми.

-- Ой! -- Аканэ кувырком вскочила на ноги. -- Прошупрощениямыщас! -- И, схватив Шантэ за руку, утопотала наверх, только грива фиолетовых волос мотнулась на повороте.

-- Пожалуйста, позови Ранму и... -- начала было Касуми, но младшей уже след простыл. Она обернулась к Набики: -- Пожалуйста, позови Ранму и...

-- Не надо, мы сами пришли! -- поспешно остановил её ссыпавшийся с лестницы Ранма, каким-то шестым чувством упредивший опасность.

Касуми уже заканчивала когда появились жертвы телевизора, зевающие и не совсем проснувшиеся. Аканэ - в шортах и футболке, Шантэ - в Ранминых чёрных штанах и чёрной майке без рукавов с белой надписью «happy» которая вытерлась настолько, что читалась теперь, как «harpy». Надпись оказалась бессильна скрыть тот факт, что лифчика на девушке не было.

-- Я пыталась, -- кратко бросила Аканэ, заметив, куда косит Ранма.

Касуми вдруг приняла такое укоризненное выражение лица, что все присутствующие нервно задёргались... пока не заметили на ногах Шантэ обычные её красные туфли с загнутыми носами.

-- Мы обувь в доме не носим! -- поспешно объяснила Аканэ.

Остроухая скинула туфли и убрала их в свою технику скрытого оружия - не нагибаясь! У Ранмы чуть глаза на лоб не полезли.

-- Мы никого не забыли? -- с невинным видом спросил Генма, разламывая палочки.

-- Рёга! -- Ранма подорвался бежать, но вовремя вернулся, и со словами «подержи» передал свою тарелку Аканэ.

-- Растёшь, сын! -- растрогался обломавшийся Генма.

Домочадцы уже почти доели когда Ранма приволок теряющегося парня, всё пытаясь выяснить у того, как он оказался в сарае. Рёга лениво отбрёхивался.
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 02 Sep 2017, 16:38

Если лень региться здесь - комментируйте на фикбуке: https://ficbook.net/readfic/5745775/15221011



После завтрака все собрались в додзё, причём Ранма зарулил Рёгу туда вручную. Шантэ так осталась в чёрном утреннем наряде, как более привычном для практики в её школе.

Отцы и сёстры расселись вдоль стены, Ранма, Рёга и Шантэ - в центре зала.

-- Лупцевальный снаряд готов. -- Ранма продемонстрировал толстое обработанное бревно с пол- своего роста длиной.

-- Разумно было бы повторить азы, -- заметил Соун. -- Инстинктивное владение ки - это уже половина дела, но без осознанного понимания прогресс будет крайне медленным и неэффективным.

-- Магия может усложнять дело, -- добавила Набики. -- Насколько магия и ки отличаются? Насколько одно мешает почувствовать другое?

-- Интересный вопрос, -- сказал Генма. -- Не попробуем - не узнаем. Ранма?

Младший Саотоме прокашлялся, ставя бревно перед собой и кладя на него обе руки в позе викинга, взирающего свысока, опираясь на рукоять меча.

-- Итак, ки, -- начал он голосом лектора. -- Это воплощение энергии ци, пронизывающей всё сущее, но особо сосредоточенной в живых существах. Тренировки в боевых искусствах позволяют прикоснуться к этому безграничному потенциалу, воплотив в форме боевого духа. Как то: дух крепости делает тебя крепче, дух силы даёт поднимать куда больше, чем позволяют одни только мускулы, и прыгать куда выше. Дух агрессии, также известный, как боевая аура - основа многих техник. Убийственное намерение позволяет некоторым мастерам парализовать противника словно удав, гипнотизирующий взглядом кролика. Но заодно позволяет любому мало-мальски тренированному бойцу почувствовать нападающего из слепой зоны. Даже Аканэ умеет! А скрывать своё убийственное намерение - это целая хитрая школа.

-- То есть, я зачёрпываю некую естественную энергию внутри меня, -- уточнила Шантэ, -- и силой воли воплощаю её в конкретный дух, а тот - в конкретную форму?

-- Упрощённо - да, но вся суть - в техниках...

-- Один в один описание магии и заклинаний! -- завявила Шантэ.

-- Но ки и магия это, всё-таки, разные вещи, -- заметила Набики. -- Не считая твоего собственного признания, лампа совершенно не подействовала на Рёгин Львиного Рыка Разряд.

-- Попробуем самую простую медитацию, -- решил Генма.

Шантэ уселась, скрестив ноги, и начала под его руководством выполнять базовое упражнение для новичков, как почувствовать собственную ки в первый раз.

У неё получалось хорошо - даже слишком хорошо. Не прошло и минуты, как пытающуюся медитировать девушку окутала аура белого света.

-- Эй, это же просто моя магия! -- огорчённо воскликнула Шантэ, открывая глаза. -- То-то мне упражнение знакомым показалось.

-- Неудивительно, -- подал голос Соун. -- Разница - только в источнике энергии. У людей - ки, у йокаев - йоки, у полукровок - уникальные проблемы как отличить одно от другого.

-- Йокаев? -- переспросил Ранма.

-- Есть люди, и есть магические существа, Ранма-кун, -- объяснил тот. -- Это те, кто населяет наш мир, и с кем есть шанс встретиться. В разных местах часто разные названия для одного и того же, но сущность от этого не меняется. Если и есть другие группы, кроме этих двух - повстречать кого-то из них должно быть неслыханной редкостью. Все упоминания о демонах из ада, например, оказывались или поэтическим преувеличением, или иносказанием брутальности упоминаемого человека.

-- Ты, значит, не на самом деле видел ад, а? -- подколол Ранма Рёгу. -- Это ж поэтическое преувеличение?

-- Заткнись, -- буркнул тот. -- Это иносказание брутальности испытаний, которым ты меня подверг.

-- Тендо-кун дело говорит, -- сказал Генма. -- По слухам, у многих высших йокаев, имеющих человеческую форму, заострённые уши.

-- Хмм, -- Шантэ задумчиво потянула себя за ухо. -- То есть, &laquo;йокай&raquo; надо понимать, как &laquo;магическое существо&raquo; в общем смысле?.. Тогда джинны подходят. Знаете кого-нибудь из полукровок?

-- С этим... туго, -- признался Генма. -- Я за последние лет пятнадцать встречал только одного, но это было ещё в самом начале тренировочного похода, когда Ранма был ещё ребёнком. И полукровка этот исчез с концами пару лет спустя. Сбежал с дочкой смотрителя храма, или что-то подобное - я не вникал, у них свои шашни были.

-- Может, можно его отыскать? -- с надеждой спросила Шантэ. -- Ну, поспрашивать этого смотрителя - не может же быть, что дочка совсем ему весточек не подаёт?

Ранма про себя отметил, как легка на подъём оказалась полуджиния, без задней мысли предложившая пуститься в длительное приключение ради такой ненадёжной зацепки.

-- Не стоит этого делать, -- нервно прокашлялся Генма. -- У нас с храмом Хигураши остались не самые лучшие отношения...

-- Свитки, небось, у них спёр, -- ласково осведомился Ранма. -- С техниками.

-- Ничего подобного! -- Генма возмущённо поправил очки. -- Никаких свитков! То руководство по неко-ке... Как бы то ни было! Я предлагаю вернуться к изначальному плану и зайти на проблему с практической сороны. Рёга-кун?

-- Если опасаешься за секреты режущей ки, -- решил &laquo;подбодрить&raquo; теряющегося парня Ранма, -- то имей в виду, что у бати уже есть что-то похожее. Летящее лезвие воздуха или что-то вроде тогго.

-- Это запретная техника! -- тут же ушёл в несознанку старший Саотоме. -- Научить ей даже не прости!

Ранма взял бревно на изготовку, держа перед собой вертикально за оба конца.

-- Прежде, чем мы приступим, -- сказала Шантэ, поднимаясь на ноги, -- Возможно, есть одна зацепка - я надеюсь, вы сможете разгадать, как эта штука действует... -- Она извлекла из ниоткуда небольшую бутылочку белого пластика с этикеткой, изображающей зубастую пасть. -- Оно меня не раз выручало из беды. Начинаю бить раза в три сильнее, но вместе с этим приходит такая ужасная ярость... Бррр. -- Она отвинтила пробку. -- Вот у меня и возник вопрос: это как-то влияет на мою ки, или это обычная магия?

-- Мы... попробуем различить, -- осторожно сформулировал Генма, весь внимание.

-- Хорошо! -- Шантэ кивнула, нехарактерно серьёзная. -- Начинаю! -- Она сделала большой глоток из бутылочки и скривилась: -- Бее! Опять прокисло! Наверно не...

От полуджинии шибануло яростью напополам с убийственным намерением, так, что даже Набики почувствовала, а Ранма вздрогнул: рефлексы требовали от него встать в боевую стойку сейчас же, а не стоять раскрывшись, держа бревно.

-- Умри, паразитский кусок дерева! -- выкрикнула Шантэ, атакуя деревяшку действительно с утроенной силой. Ранму начало сдвигать назад. -- Нна! Получи! Хха! -- Её удары не стали быстрее, но каждый бил с более, чем ощутимой силой. Переполняющая девушку ки агрессии сочилась наружу видимой невооружённому глазу аурой красно-фиолетового свечения.

Закончилась эта наведённая ярость быстро и неожиданно.

-- Таки прокисшее действует совсем ничего, -- констатировала Шантэ, с неудовольствием разглядывая глубокие вмятины на бревне. -- Но ярость от этого слабее не стала... Ну, что скажете? Интересно, аж жуть.

-- Это однозначно, вне всяких сомнений, было ки-усиление на основе эмоции, -- заявил Генма. -- Как именно это... зелье вызывает такое состояние - понятия не имею, но само усиление работает именно за счёт эмоции. Здесь видно прямое подобие с техникой Рёги-куна и техникой, которую Ранма создал на её основе.

-- То есть я могу научиться входить в такую ярость самостоятельно, -- уточнила Шантэ, -- путём тренировок?

-- Гипотетически-да, -- уклончиво ответил Генма.

-- Вот только бабушка Колон предупреждала об опасности таких лёгких путей, -- вставила Набики. -- Не правда ли, Ранма-кун?

-- Ну, ярость - не та эмоция, к которой я желал бы привыкнуть, -- согласился тот, ставя бревно на пол. -- Я, лично, использую позитивную эмоцию, самоуверенность - но даже эта с подвохом. А негативные эмоции, вот как подавленность у Рёги, или ярость, которой тебе точно не стоит учиться - они как змея, кусающая себя за хвост. Стоит один раз упустить - и покатишься в пропасть.

Рёга лишь фыркнул презрительно - мол, все эти опасения для слабаков.

-- Вот, -- Аканэ подошла, вручила ему извлечённую из кладовых додзё ленту.

Рёга взял спортивный снаряд за ручку... И лента просто ожила, словно танцуя в его руках, извиваясь в воздухе изящными пируэтами и спиралями. Под конец он резко хлестнул пару раз, как кнутом, произведя громкие щелчки.

Шантэ очень заинтересовалась. Рёга вручил ленту ей.

-- Интересные техники! -- Шантэ подёргала ленту, проверяя на растяжимость. -- И интересный материал. У нас такую не знаю, найдёшь ли где.

-- Если хочешь - бери, я дарю, -- немедленно отозвалась из ряда зрителей Аканэ.

-- Спасибо! -- искренне поблагодарила Шантэ.

-- Так вот, лента, -- сказал Рёга, привлекая её внимание. Приняв ленту обратно, он закрутил в воздухе изящную спираль. -- Есть три разных применения. Можно хватать вещи, закрутив лентой а потом затянув резко, словно рыбу подсекаешь. -- Он продемонстрировал на бревне, дёрнув походя, от чего бревно вместе с бревнодержцем слегка приподняло в воздух под возмущённое «Эй!» Ранмы, еле успевшего убрать пальцы. -- Можно передавать энергию удара, -- Он хлестнул лентой по бревну, заставив Ранму проехать полметра назад, скрипя босыми ногами по начищеному полу.. -- И можно резать - этого в ритмической гимнастике нет, это уже я довёл. -- Он хлестнул снова, вроде бы так же, но Ранма на этот раз даже не дрогнул, а с бревна слетела стружка.

-- Попробуй теперь ты. -- Он передал ленту Шантэ.

Та примерилась, попробовала взмахивать так и сяк, и скоро уже достаточно уверенно крутила имитацию своей техники волосяного кнута. Попробовла хлестать по бревну. Попадала точно, но эффект был, как и должен был от лёгкой матерчатой ленты, совершенно никакой.

-- Ощути ленту продолжением собственного тела, -- посоветовал Ранма. -- Это как техники, вкладывающие ки в оружие. Куно-семпай, например, сам дуб-дубом, но каменные стены деревянным мечом рубит только так.

-- Ага, -- сказала Шантэ, и начала пытаться в этом направлении.

Двадцать минут кряхтения и махания - без малейшего результата. Не помогли ни советы Генмы, ни подначки Ранмы, ни Аканино «мы верим в тебя».

-- Продолжение собственного тела, продолжение собственного тела... -- бурчала Шантэ, уставившись на ленту в своих руках. -- О! Идея! -- Бросив ленту, она зарылась руками в волосы и начала вытягивать один, с натугой протаскивая сквозь держащую хвост втулку.

-- Хочешь примотать к ленте? -- догадался Ранма.

Шантэ утвердительно угукнула, поглощённая своим нелёгким занятием: втулка обнимала пучок волос очень плотно. Загадка как она эту штуку надевает чесалась любопытством практически у всех присутствующих.

Но вот, почти полтора метра спустя, волос был вытянут полностью. Шантэ примерилась оторвать его так, и сяк, и наматывая на палец, но только порезала пальцы. Пришлось доставать аптечку первой помощи и перебинтовывать, поскольку сама полуджиния сочла это не стоящей траты зелья царапиной.

-- Давай ножницы принесу, -- предложил Ранма.

-- Не надо, -- ответила Шантэ. -- Я придумала.

Поднеся левую руку к голове, она намотала волос на наруч, затянула потуже, дёрнула... И не осилила.

-- Ну ничего ж себе прочность, -- восхитился Ранма. -- Тебя за один волос можно поднять!

Шантэ издала раздражённый звук, берясь за левую руку правой и толкая изо всех сил обеими руками. Наконец, волос выдрался. Причём с корнем, на конце повисла крохотная капелька крови.

-- Уй. -- Шантэ потёрла голову. -- Я всегда знала, что мои волосы трудновыдираемые, но даже не представляла, насколько! -- Приложив конец волоса к ручке ленты, она провела вдоль ленты другой рукой - и волос прилип как наэлектризованный. -- Давайте попробуем теперь...
Лента теперь вела себя как живая, повинуясь, казалось, одной только мысли Шантэ. Полуджиния стала хлестать с почти неразличимой для глаза скоростью: всё-таки двигать рукой с почти невесомой матерчатой лентой - это не всем телом крутить.

Воздействие на бревно, однако, так и осталось никаким. Понадобилось ещё минут пять советов, наставлений и дружески подбадриваний прежде, чем Ранма доложил:

-- Чувствую. Дрогнуло!

Воспылавшая новым энтузиазмом полуджиния начала лупцевать деревяшку с удвоенной энергией, стремясь пока просто повторить действие своего волосяного кнута. Даже пару раз хлестнула по бревну волосами, вдумчиво сравнивая.

Полчаса усилий - и она научилась изображать лентой некое подобие своего основного оружия. В несколько раз уступающее в силе удара, но выигрывающее в скорости.

Сила же удара волосами не увеличилась ни на йоту.

-- Ничуть не удивительно, -- сказала Шантэ. -- Волосами хлестать я с восьми лет начала, и упражнялась почти каждый день. И сильнее не становилась лет, наверно, с двенадцати. Либо это предел моих возможностей, либо нужна какая-то нетривиальная хитрость. Ну и шут с ним, это не горит! Я новую технику осваивать хочу!

И понеслась практика захвата - сначала лентой, потом волосами. Снова лентой, снова волосами.

Рёга сидел в сторонке, чувствуя себя ненужным. Набики устала просто сидеть, наблюдая за одним и тем же, и начала делать упражнения на растяжку, смущая Рёгу. Аканэ последовала её примеру, вооружившись гантелями. Касуми извинилась и ушла заниматься домом. Отцы понаблюдали, пришли к выводу, что их советы тут ни к чему - в своей собственной школе Шантэ оказалась куда как серьёзным мастером и сейчас подходила к изобретению новой техники методично и старательно, они бы только помешали. Переглянувшись, Соун с Генмой удалились решать проблему с перепаханным газоном: такое состояние начинало уже становиться неприличным.

А заодно утащили с собой всех, кто мог помочь в нелёгком деле ландшафтного озеленения.

Ранма был занят, работая тренировочным чучелом. Рёгу трогать не рискнули, буде он дойдёт до другой стороны двора только через месяц, с сувенирами с Хоккайдо. Набики - даже помыслить не осмелились, шкурой чуя, во что такая помощь обойдётся. Поэтому, всеми, кто мог помочь, оказалась Аканэ.

С крайней неохотой покинув тренировочный зал - ибо её новая лучшая подруга только что выполнила бросок Ранмы, вместе с бревном, через голову - младшая Тендо отправилась покупать семена. В счастливом неведении, что отцы таким образом не допустили её к земляным работам, опасаясь её рукоделия. Увы, они были уверены, что дай девочке волю - и она испортит даже газон.

Найти в воскресенье семена травы - тот ещё квест. Аканэ пришлось обегать пол-района и даже смотаться туда-сюда на электричке прежде, чем она нашла искомое и смогла вернуться с трофеем домой. Часа полтора пробегала, не меньше!

-- Вы уже... -- начала Аканэ, заглядывая в додзё в радостном ожидании.

И подавилась словами.

Ни Рёги, ни Ранмы, ни бревна там уже не было. А была Набики, в ещё одних Ранминых штанах и топе от бикини, старательно качающая бёдрами под руководством Шантэ.

-- Нет, нет, плавнее, -- сосредоточенно командовала та, отстукивая ритм парой деревянных сандалий. -- Спину выпрями... Хорошо. А теперь резче, резче подмах.

Набики, нехарактерно для неё, повиновалась безропотно, сосредоточенно хмурясь.

-- Нет, -- поправляла её Шантэ. -- Легче... В смысле, веселее. Чувства очень важны! Нельзя хмуриться: зажмёшься и не пойдёт!

Набики постаралась расслабиться, расплылась в улыбке... Обворожительной для того, кто не знал её, как облупленную.

-- Как-то у тебя хищновато выходит, -- умудрилась уловить Шантэ. -- Но так тоже можно. Плавнее, ещё плавнее, спину держи.

-- Это... -- скрипнула Аканэ, пытаясь справиться со ступором. -- Это что это вы...

-- Танцы учу, -- невинным голоском отозвалась средняя. -- Разве не видно?

-- Руки, -- тут же поправила её полуджиния. -- Плавнее, словно волны катятся. Ты всё время на больную чайку скатываешься.

-- Зараза, -- отозвалась Набики, хмурясь от сосредоточенности, пытаясь следить за всеми частями тела сразу.

-- Веселее! -- напомнила Шантэ, ни на секунду не прекращая отстукивать. -- Не хмурься, будь невесомой!

Аканэ тихо ретировалась, опасаясь за свой рассудок.

Снаружи обнаружился подпирающий стенку Ранма - вот минуту назад не было! Только пришёл, или был так хорошо притаившийся?.. Кто его знает.

-- Я бы тоже присоединился, -- признался боец с косичкой, -- если бы у меня сейчас была женская форма.

-- Ты ж его терпеть не можешь, разве нет? -- саркастически осведомилась Аканэ. -- Проклятие-то своё?

-- Ну... -- смутился жених. -- И так, и так плохо. Что с ним, что без него.

-- Ага! Призналась, извращенка, -- без особого рвения подколола Аканэ.

Ранма лишь фыркнул, думая, как разительно отсутствие нацеленного на него внимания - что других невест, что отцов - превращает немиленькую из специальной такой науськанной мегеры в нормального человека, с которым даже поговорить можно.

А может быть, это не она свирепой маньячкой была, а жизнь такая? Ранма не был уверен, что сам без нормального спарринг-партнёра не полез бы уже через месяц на стенку.

Постояли какое-то время в молчании. Не полном напряжения, не полном ожидания что кто-то кому-то сейчас заедет, а спокойном, созерцательном даже. Аканэ, щурясь, смотрела на облака, плывущие в ярком небе.

Потом сказала, просто так, не отрывая взгляда от облаков:

-- Она потрясающая, правда? Шантэ. Не встречала ещё девушки, так серьёзно относившейся бы к тренировке

-- Ну... Слабовата она для защитницы целого города, -- поделился результатами своего анализа Ранма. -- Особенно при таких тренировках.

-- Чего?.. -- надулась Аканэ, резко переводя взгляд на него.

-- Ну... Я имел в виду, -- спешно поправился Ранма, -- видно, что так серьёзно она начала тренироваться недавно... В смысле, результатов ещё маловато для такой соображалки, как у неё, в паре с таким рвением. Я бы дал полгода, максимум.

-- Правда? -- Аканэ стало интересно, даже забыла дуться. -- С чего так?

-- Ну, задатки у неё, -- осторожно ответил Ранма, вступая на привычное минное поле. -- Ну... Чувствуется. Если бы она так серьёзно с малолетства тренировалась - она бы {i}меня{/i} могла заставить попотеть, не то, что Шампу. А если б она так же в магию - может и Хаппи бы в одиночку укатала... Значит, тренируется она с таким рвением совсем недавно, а монстры в ихней округе - слабые, но прут толпами. Ты бы там как дома себя чувствовала, после тренировок с прошлогодней утренней ордой-то, хе-хе.

Аканэ запустила в него чисто профилактический подзатыльник. Он со смехом увернулся. Потом добавил, серьёзнее:

-- Случилось у них что-то. Такое, после чего хочешь стать сильнее отчаянно.

-- Наверно, -- согласилась Аканэ со вздохом. -- Не буду её расспрашивать. Я просто рада, что она с нами.

На этом месте их, прохлаждавшихся, заметили утомившиеся трудами отцы - которые сами рыхлили и вскапывали со всей энергией медитирующего на сад камней - и припахали Ранму к посевным работам. Разрыхлить граблями, посеять траву, прогнать нафиг голубей, прихлопать аккуратно чтобы не было рыхлой земли, прогнать нафиг голубей, повторить в другом месте. Прогнав, нафиг, голубей.

Касуми ходила с лейкой, нанося завершающие штрихи. Аканэ лихо гоняла пернатых крыс метлой - парочку, кажется, даже запустила на околоземную орбиту, попав по заднице. Забор-то ниндзя-строители исправили, а вот с газоном морока обещала растянуться на неделю, пока новая трава не прорастёт, и не пустит корни.

Соун, в конце концов, самоустранился, упирая на &laquo;ваш был гениальный план - вы и разгребайте&raquo;, а у него и газета не читана, и вообще. Ранма с Генмой полезли на крышу, ковыряться с заменой немногих слишком уж покоцаных плиток черепицы.

Газон уже был закончен и Аканэ стояла в расслабленной позе, рука на метле, готовая приголубить любителей поклевать на халяву, когда из додзё вышли Шантэ и вытирающаяся полотенцем Набики.

-- Ты давно так... серьёзно не тренировалась, -- заметила Аканэ: сестра хоть дышала ровно, но плечи держала неестественно, словно одеревеневшие. И походка у неё была тоже малость неестественная. Ну а её короткие каштановые волосы можно было выжимать, обычно аккуратная причёска-каре превратилась в какую-то швабру. -- Далеко продвинулись?

-- Далеко? -- саркастически отозвалась та, осторожно поводя плечами. -- Да я только у подножия первой ката.

-- Освой это движение, потом ещё семь, -- сказала Шантэ, -- и тебя можно будет начать называть начинающей танцовщицей.

-- Именно, -- поддакнула Набики. -- Впереди море работы над собой, каждый день, пока руки и ноги не откажутся повиноваться.

-- Ты же всё твердила что у тебя таланта к Искусству нет! -- возмутилась Аканэ.

-- К семейному - нет, -- безмятежно ответила Набики, -- а к этому вот - душа лежит.

-- Танец маленькой акулы, -- вставила шпильку Шантэ.

-- Уй, сенсей! -- притворно отшатнулась Набики. -- Как всегда - в самую точку!

-- Зачем тебе это? -- всё не могла понять Аканэ. -- Осваивать целую новую школу?

-- Зачем? Это {i}весело{/i}! -- Набики ухмыльнулась, разминая плечи круговыми движениями и морщась. -- И ради прибыли, конечно. Уй.

-- Ты же всегда боялась боли, -- уже тише сказала Аканэ.

-- Ты кое-что не так поняла, сестрица, -- серьёзным тоном ответила Набики, глядя ей в глаза. -- Это не вопрос боязни, это вопрос {i}принципа{/i}. Моё кредо - &laquo;если тебе больно - значит ты или где-то протупила, или плохо училась уворачиваться&raquo;.

-- Или тебе не повезло попасться на пути орды захватчиков, -- поправила Шантэ. -- Правда, в моём случае это больше относится к самим ордам.

-- Хотелось бы мне посмотреть на твой мир, -- мечтательно сказала Набики, охваченная нездоровым любопытством. А потом задала вопрос, до которого никто пока почему-то не додумался: -- Кстати, как ты оказалась в нашем мире?

-- Мммм... -- Остроухая надолго задумалась, хмурясь и издавая звуки из разряда то-ли мычания, то-ли кряхтения. Наконец, призналась донельзя обыденным тоном: -- Не помню.

-- Как не помнишь? -- поразилась Аканэ.

-- Ну а что ты тогда помнишь? -- не сдавалась Набики, у которой любопытство уже начинало свербеть. -- Как гналась за Хаппосаем? А до этого что?

-- Ммм... Гналась за Хаппосаем, который схватил лампу... Как он её, кстати, схватил? Она же на дне моря лежать должна, неизвестно где, а море - оно большое...

-- На дне моря? -- переспрочила Аканэ.

-- Ну, мы её в море выбросили, -- объяснила как само собой разумеющееся Шантэ. -- Но это давно было, полгода назад или больше.

-- Хорошо, -- продолжила Набики. -- Вот ты гонишься за Хаппосаем, у которого лампа, которая каким-то образом не в морской пучине. А перед этим?.. Вот перед тем, как погнаться, что было?

Полуджиния снова надолго задумалась, издавая разнообразные хмыки и гуки. Потом заявила:

-- До этого -- дырка. Ну, как когда спать ложишься, потом просыпаешься - и помнишь только как собираешься спать, а после этого - как уже проснулась. А сам момент засыпания - нет. Вот и тут так же. Перед этим... Я принесла дяде кусок железа и хомяка, он полдня ковал колесо, а я в это время поля от наползших монстров зачищала. Потом мы все собрались вместе, запустили хомяка в уже доделанное динамо, Дуки побежал, эта вся сложносочинённая машинерия закрутилась... Ммм... А потом я гналась за Хаппосаем, каким-то образом зная, что он умыкнул лампу.

Набики собиралась задавать наводящие вопросы дальше - но обсуждать такие серьёзные темы, как подозрительно избирательная амнезия?.. В этом доме?..

-- Возлюбленная моя Шампу! -- провозгласил Мус, сплющивая возмущённо пискнувшую Шантэ в объятиях.

-- Эй, Мус, ты не ту девушку цапнул, -- по дружески так предупредил с крыши Ранма.

Шантэ сделала хитрое вращательное движение, вывинтившись из объятий, и тут же упёрлась подслеповатому парню пяткой в челюсть, не давая схватить снова:

-- Руки-то не распускай!

-- Как ты ловко вывернулась, -- подлизалась Набики. -- Однако, Мус, я бы настоятельно рекомендовала вернуть очки на нос.

-- А, профессиональное, -- отмахнулась полуджиния.

Тот так и сделал, вгляделся в Шантэ, и тут же заявил обвиняющим тоном:

-- Ты не Шампу!

-- Эээ? -- опешила та.

-- Знакомься, Мус, -- представила Набики. -- Воздыхатель Шампу, неспособный без своих очков отличить возлюбленную от телефонной будки. Но упорно продолжающий их носить сдвинутыми на лоб.

-- Куда ты дела Шампу! -- потребовал парень.

-- Ээ, понятия не имею? -- озадаченно ответила полуджиния. -- Она обещала за реваншем придти, но так и не появилась.

-- Осади коней, пернатый! -- добавил Ранма. -- Не было твоей сегодня здесь! Иди, сам ищи!

-- Ну смотрите у меня! -- зловеще пообещал Мус. -- Если узнаю, что вы с ней что-нибудь сделали! -- и удалился, прыгнув через забор.

-- Я предупреждал: мерзейший тип, -- вставил с крыши Ранма.

-- Что ты имела в виду под &laquo;профессиональное&raquo;? -- полюбопытствовала Набики. -- Приём джина-стража?

-- Не, не, -- поправила Шантэ. -- Я же в ночном клубе танцами подрабатываю. Вы же ж не представляете, у скольких поклонников после хорошего танца случается недержание рук!

-- Ааа, понятно, -- прищурилась Набики.

Аканэ только поёжилась, вспоминая прошлогодние утренние толпы, до того, как Ранма появился и их распугал. Вот у кого недержание рук было точно.

Тут Касуми позвала всех обедать, и вернуться к тайне появления полуджинии как-то больше не сложилось.

После обеда припахали уже отцов - накрылся их созерцательный вечер на веранде. Охваченная энтузиазмом Аканэ оказалась воистину неодолимой силой.

Шантэ переоделась в борцовку, но волосы оставила в боевой причёске. Касуми совершила-таки невозможное, убедив её, что борцовка и без лифчика - это две вещи несовместные.

Продолжили как вчера, атакуя строго по очереди. Шантэ нападала как и вчера - и Аканэ уже начинала потихоньку приноравливаться к её приёмам, а вот защищалась - используя свою новоизобретённую технику захвата и броска волосами. Для Аканэ спарринг превратился в бесконечную череду отчаянных уклонений и приземлений кувырком из неудобной позиции. Но она даже не думала огорчаться: ведь били по её слабому месту, по защите!

Заодно Соун меньше страдал: лишнее приземление - это, всё таки, не пропущенный пинок под рёбра.

Аканэ же не стремилась разнообразить свои приёмы, сосредоточившись на том, чтобы выполнять их быстрее и совмещать с уклонениями лучше. Перекаты ей давались уже неплохо.

Развлекались таким образом несколько часов, пока девушек ноги не перестали держать. Уползли все болящие от пропущенных ударов, но донельзя довольные, и выпали в осадок у телевизора.

Послу ужина пришла Шампу, скептически обозрела напоминающую выжатый лимон Шантэ.

Та искренне извинилась: мол уж так получилось, и всё такое.

-- Прабабушка передаёт, -- продиктовала китаянка. -- Ели опять утренируется до потери пульса - чтобы приходила завтра с рассветом, однако.

-- Ээээ, хорошо, -- покладисто согласилась Шантэ. -- И правда некрасиво получается: сама пообещала, и два дня уже не выберусь. Передай ей: обязательно приду!

Удовлетворённо кивнув, Шампу мирно удалилась.

Вот и кончилось воскресенье.

-- Завтра будем тренироваться? -- спросила Шантэ, глядя в закатное небо слипающимися глазами.

-- Нет, нам завтра в школу, -- огорчила её Аканэ.

-- В школу?.. Работать?

-- Учиться!

-- Как учиться, -- удивилась Шантэ. -- Вы же... У вас до скольких лет учатся-то?

-- Ну... ещё год с хвостиком, до восемнадцати.

-- Ничего ж себе! Это сколькому научиться-то можно! У вас, получается, каждый - книгочей?

-- Книгочей?.. -- Аканэ начала перебирать на пальцах: -- Алгебра, физика, химия, литература, домоводство, английский, история...

-- Постой, -- прервала её Шантэ. -- Это... повтори, «ан-гриски»?

-- Английский, -- озадаченно повторила Аканэ.

-- Смысл двоится, -- объяснила Шантэ, зажмурясь и массируя виски. -- Слышу одновременно «эйго» и «язык старого мира».

-- Старого мира? Вы в свой мир пришли из какого-то другого?

-- Нууу, вроде бы, наш мир когда-то был богатый, как ваш, -- неуверенно объяснила полуджиния. -- А потом йокнулся. Как-то. И теперь всё новое - это хорошо забытое старое, которое охотники за реликвиями выковыривают из древних руин. А ан..глийский - язык того, старого, мира. От него осталось много слов, имён и поговорок всяких - взять, хотя бы, заклинания - но сам язык - мёртвый. И если попадается древний текст на нём - ооо. Книгочеи его три года расшифровывать будут, ругаясь и выдирая друг дружке бороды!

-- Давай я пожелаю, чтобы ты и его знала! -- предложила Аканэ

-- Не сработает, -- отрезала Шантэ. -- Исполнение желаний не работает на себя, в тот раз получилось только потому, что твоя сестра от чистого сердца беспокоилась за вас всех, а я знала, какая опасная вещь лампа. Ну, и потому, что я - наполовину человек.

-- Не сжульничаешь? -- полуутвердительно спросила Аканэ.

-- Не сжульничаешь. Это просто так есть, я чувствую.

-- Что же делать-то, -- искренне огорчилась Аканэ.

-- Я уж как-нибудь с двумя проживу, -- утешила Шантэ.

-- Знаю! -- у Аканэ явно появилась какая-то идея. -- Мы тебя в школу проведём! Только замаскироваться надо будет.

Шантэ идея замаскироваться очень понравилась. После чего две не-разлей-вода подружки уползли в ванну, пока глаза не перестали открываться самостоятельно. Где, закономерно, заснули и были вытащены Касуми из воды за уши. А как ещё, если они не будились из принципа?
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 03 Sep 2017, 17:47

Чудеса фотошопа: это был кадр из аниме, где Аканэ пытается завалить разрушителя додзё:
:hehe:
Титульная картинка для фуфунета

Image
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 27 Sep 2017, 19:52

Блин :(
На фикбуке шестую выложил а здесь забыл.

Благодарные читатели титуловали меня "троллем 317-го уровня" :hehe:



<b>Глава шестая,
Жизнерадостное утро понедельника - это ненормально.</b>

Светало.

Предутреннюю тишину пронзила противная трель будильника. Потом глухой стук упавшего будильника. И снова тишина.

Спавший в пол-уха Ранма успел проснуться и быстро одеться, когда из комнаты по соседству раздался вопль ужаса. Боец с косичкой остановился у самой двери с уточкой с буквами «AKANE», услышав изнутри приглушённые голоса. Различил полуджинино «..пять приснилось, что на меня горящее небо падает..», и побрёл вниз, к выходу. Что бы за подозрительная хрень с гостьей ни творилась, с этими её кошмарами и избирательной амнезией, сейчас встревать точно не стоило. Он только надеялся, что им на головы не свалятся вдруг все её «друзья», соперницы, и кого ещё она успела по жизни собрать.

Через пару минут зевающие девушки ссыпались вниз по лестнице. Аканэ была одета для утренней пробежки - то есть в шортики и майку-безрукавку. Шантэ - во всё тот же наряд из Ранминых чёрных штанов и чёрной майки-безрукавки с белой надписью «harpy» на груди. Ну, по крайней мере, необходимость носить бюстгальтеры ей кто-то уже вдолбил.

— Утречка! — поприветствовала Аканэ. — А ты откуда здесь взялся? Уж не за нами ли увязаться решил, м?

— Во-первых, мне тоже любопытно, — начал перечислять боец с косичкой. — Во-вторых, если там будет буча, с твоим участием, а меня там не будет - старик Тендо меня живьём схарчит. В нём начал просыпаться зверь!

— Ты имел в виду, заботливый отец? — ехидно поправила Аканэ.

— Одна разница, — пренебрежительно махнул рукой Ранма, и Аканэ невольно фыркнула, подавив смешок.

— Вот вы где башмаки храните! — догадалась Шантэ, видя, как Аканэ натягивает кеды в квадрате пониженного пола у входной двери. Она тоже вытряхнула свои туфли из подпространственного кармана. Красные, они контрастировали с её чёрным нарядом.

— Как думаешь, до завтрака управимся? — поинтересовался у неё Ранма, тоже натягивая свои кун-фу-тапочки.

— Ммм... Наверно! Там всего делов-то - разобраться, что к чему, да щёлкнуть пальцами!

— Хех, как просто выглядит со стороны... — усмехнулся боец с косичкой.

— Не поможешь мне ещё с бревном? — с некоторой надеждой спросила Шантэ.

— Не, нам сразу после завтрака - в школу. Ты тут останешься с Касуми и отцами...

— Она тоже идёт с нами! — огорошила Аканэ. — Мы вчера придумали, как Шантэ может попасть с нами в школу, используя мою запасную форму в качестве камуфляжа!

— Интересно же! — добавила полуджиния.

— А про директора она тебя предупредила? — осведомился Ранма.

— Директора? — спросила Шантэ.

— Ой, — зажмурилась Аканэ. — Ой!

— Вот зуб даю, — продолжил Ранма, — как только ты - на порог, у него начнётся очередное обострение.

— Обострение? — опасливо переспросила длинноухая.

— Он псих обычно мирный, — объяснил Ранма, — но один из пунктиков у него - постричь всех учеников по шаблону. Мальчиков - налысо, девочек...

— Чем такой ужас - лучше уж налысо! — вставила Аканэ.

— Ой. — Шантэ перекинула свой хвост через плечо и обхватила обеим руками.

— Орудует машинками для стрижки, — продолжил Ранма, изобразив руками. — С двух рук, так резво, что зевнёшь - и готово. Деревянный меч сбривает в стружку за две секунды. А для отвлечения швыряется взрывающимися кокосами, или науськивает какую-нибудь дичь из джунглей, вроде бойцовских лобстеров.

— Это как магия прыголобстеров, да? — вставила Шантэ. — Ну, когда магический как-бы лобстер вылетает из дырки в полу, раз за разом, а если забудут убрать - так и продолжит вылетать, даже когда сам замок уже в руины рассыплется?

— Ээ, нет, мы живых имели в виду, — поправила Аканэ.

— Дело не в этом! — отмахнулся Ранма. — А в том, что он немедленно перевозбудится при виде Шантэ! Он же бросится её стричь! Причём, неожиданно, без предупреждения!

— Ой. — Шантэ крепче стиснула свой хвост.

— Это была... Плохая идея, — самобичевательным тоном сказала Аканэ, осознав наконец, в какую ловушку чуть не завела подругу, из-за чистой невнимательности.

— Ммм... — протянула Шантэ. — Или очень хорошая, как жёсткая тренировка бдительности. Я... давно уже решила, что... случись что с волосами - меня этим не остановишь. Обстригут ли коварные враги, не повезёт ли словить зажигательный горшок прямо головой - я даже не остановлюсь. Возьму в руки цепень - и продолжу сражаться, как человек! — Она извлекла из своего пространственного кармана здоровенный шипастый шар на цепи и решительно покачала им.

— Ты... До такой степени?! — ахнула Аканэ. — Я не... — Она потрясённо умолкла.

«Что же за вражина там была такая, — подумал Ранма, — что её так проняло на стать сильнее? Ведь видно же, что это - не её. Она... Лёгкая, весёлая и ветреная, а так тренироваться, словно лбом стенку продалбливать - это больше Рёге подходит... Кошмары ещё эти... Жаль меня там не было, уж я бы тому... кто бы он ни был, сказал бы пару ласковых.»

Аканэ, судя по отражавшемуся на её лице, думала о чём-то в том же духе.

— Да ладно вам, что мрачные такие? — попыталась подбодрить их Шантэ, убирая железяку обратно. — Давайте, идём уже.

Сверху спустилась Набики, тоже одетая для утренней пробежки. Нехарактерно проснувшаяся и с каменным лицом глотающая что-то из кружки. Ещё бы не сделай морду кирпичом: вчерашний холодный кофе - та ещё гадость.

— Ты-то куда? — взъершилась Аканэ. — Не за нами увязаться, надеюсь?

— Что, неужели мне нельзя уже пробежаться вместе с сестрёнкой? — наигранно поразилась та.

— Ждать не будем! — воинственно ответила младшая, но тут повылез Пи-чан, хрюкнул вопрошающе, и она немедленно растаяла. Порося было взято с собой.

Отправились вчетвером. На первом же повороте из-за угла попался Рёга, долженствующий, теоретически, ещё спать в кладовке.

Аканэ сказала «я покажу дорогу!» и рванула на полной скорости.

Парни пожали плечами, и поскакали вслед за ней.

Набики тоже поднажала, выкладываясь изо всех сил, чтобы держаться вровень с сестрой. Ранма сиииильно подозревал, что эксплуататорша иногда бессознательно использует ки, в данном случае - дух любопытства. Ну, и бегать она просто любила.

Хотя не особо ухватистый поросёнок на руках служил неплохим таким гандикапом.

Против всех ожиданий, отставать начала Шантэ, чья скорость бега оказалась весьма скромной, совершенно не под стать прыгучести. Впрочем, она быстро это исправила: краткий танец живота - и обезьянка шустро догнала Аканэ. Вот поди ж ты - коротколапая тварь, а бегает быстрей человека. Возможно, потому, что скакала большими прыжками, этаким упругим галопом.

— Эй, у тебя хватательный хвост! — заметил Ранма.

Обезьянка вопросительно цвиркнула, скосившись на него. Хвост она держала загнутой на спину полуспиралью. Треть его была розовой, безволосой.

— Ну, у него конец лысый - чтобы хвататься удобнее, да?

Та пискнула что-то бодро-утвердительное, изобразив хвостом загогулину во время очередного прыжка.

— И длинный какой, — добавила Аканэ, заинтересовавшись настолько, что забыла о своём намерении оторваться от сестры.

— Это... примат... нового... света... — догнала пыхтящая Набики.

Обезьянка цвиркнула недоумённо, оглядываясь на неё.

— Породы, похожие на твою... обезьянью форму, водятся... только на другой стороне... планеты, — пояснила Набики.

— Да, у местных обезьян хвостики куцые, — подтвердил Ранма. — Погоди, ты оттого так резво захваты волосами освоила, что привычная хвостом хвататься?.. Почему же тогда сама до этой техники не дошла?

Обезьянка ответила кратким, раздосадованным «Ки!» - похоже, сама этим вопросом задавалась, и не находила ответа.

Тут на пути им попалась зевающая Укё с ящиком капусты. Которая тут же устремилась следом просто из принципа, хотя ящик был неудобный, и килограмм в нём было за тридцать.

Аканэ фыркнула, прибавляя ходу.

Ранме начало уже казаться, что вот сейчас добавится Мус - и быть побоищу, бессмыссленному и беспощадному, но как-то обошлось, добрались без приключений.

Шантэ превратилась обратно в себя, вызвав у незнакомой с ней Укё острый приступ любопытства.

— Как и следовало ожидать, — философски заметила встретившая их в дверях Колон, обозревая припёршуюся с полуджинией толпу. — Ну, раз уж пришли - не прогонять же вас. Только сидите тихо и не мешайте.

Муса по прежнему не наблюдалось - то-ли спал, то-ли был отослан куда-то, чтобы не накосячил сослепу. Шампу задвинула за честной компанией раздвижные двери, и заперла на ключ. Она уже щеголяла своим традиционным нарядом официантки: цветастым платьем до колена с пышным белым фартуком.

— Так, все расселись? — начала командовать Колон. — Теперь вставайте и пересаживайтесь подальше... Нет, ещё подальше. К самым стенам. И постарайтесь не смотреть на проклятый предмет пристально. Если можете - вообще наблюдайте краем глаза. На таком расстоянии задеть не должно, но эта дрянь <i>притягательная</i>. Уж поверьте мне, есть магические вещи, с которыми лучше обращаться, как с живой коброй.

— Золотые слова от того, кто игрался с пожизненной пилюлей любви с первого взгляда! — не удержавшись, съязвил Ранма.

— Ась? — наиграно удивилась старушка. — Это с <i>недельной</i>-то?.. — Она захихикала ехидно. — Пожизненной, ка-ка-ка... Видели бы свои лица!

— Пилюлей? — озадаченно спросила Шантэ.

— Это йокай-бабка так развлекается, — объяснил Ранма. — Потрясёт у внучки под носом какой-нибудь колдовской безделушкой, дождётся, пока та или Мус этот хлам сопрут - и смотрит, как мы получившуюся кучу проблем разгребаем. Бесплатный цирк, ага.

— Ка-ка-ка... Но ведь так куда интереснее, чем читать скучные нотации об опасности магических вещей, нет?

— Прабабушка нас так воспитывет, однако? — дошло до Шампу.

— Зачем воспитывать? — ехидно поправила старушка. — Когда вы способны сами себе шишек набить, своими силами? Личный-то опыт куда нагляднее!

Дождавшись, пока не стихнет недовольное ворчание молодёжи, Колон выпрыгала в центр зала и обернулась к Шантэ:

— Ты готова?

— Да! — ответила та с решимостью.

— Ты точно не хочешь оплаты?

— Нет... — Шантэ замялась, подыскивая слова. — Не знаю, почему так, но требовать плату за исполнение желания... Это ощущается неправильным. Я зарабатываю на жизнь как джинн-страж, но... это другое.

— Я понимаю, — успокоила Колон. — Подобным чувствам лучше довериться.

— Да! — решимость Шантэ вернулась. — Доставайте, посмотрим что это за гадость.

Колон извлекла из рукава сложный кулон на вычурной цепочке. Шантэ охнула, отшатнувшись, как от порыва ветра. Остальные шестеро молодых людей вздрогнули.

Кулон <i>завораживал</i>. Он блестел и переливался, притягивая взгляд словно намазанный мёдом магнит. Главный, большой камень в центре блестел обещающе - и в то же время, отведя взгляд ты уже не мог сказать, что это был за камень, или, хотя бы, какого цвета.

Предупреждённые, они встретили эту визуальную песнь сирены лишь содроганием, с усилием отводя взгляды.

— Я... ох... Уберите пока... — Шантэ явно было нехорошо.

Колон спрятала чародейскую вещь, и все вздохнули с облегчением.

— Какое концентрированное зло! — сказала Шантэ, оправляясь от потрясения. — Даже двадцать частей тёмной магии по сравнению с этим - лишь лёгкое пованивание.

— Но ты сможешь заставить это перестать быть? — спросила Колон.

— Ммм... Да! — уверенно ответила полуджиния. — Нужны лишь три вещи: мне пять минут сосредоточиться, пустое пространство два фатома шириной, и чтобы кто-то от всего сердца желал, чтобы магия этой вещи... ммм... развеялась, перейдя в нейтральную природную форму?.. — Она нахмурилась, словно прислушиваясь к чему-то. — Да, чтобы развеялась, став частью мира. Она как бы... неправильная? — девушка умолкла, не в силах выразить ощутимое лишь магическими чувствами ограниченным человеческим языком.

— Неестественно вывернутая? — предложила Колон.

— Да, точно! — щёлкнула пальцами Шантэ. — Ощущается, как часть природы, завязанная в неправильный, неестественный узел, которого не должно быть! Если пожелать в лоб, чтобы исчезла вещь, или сам узел, то он обязательно вернётся. Но если пожелать, чтобы он развязался...

— Один вопрос, однако, — подала голос Шампу. — Два фатома - это сколько?

— Нууу... — озадачилась Шантэ. — Это примерно отсюда, — она показала рукой, потом сделала несколько шагов, лавируя между столиками, — до вот примерно досюда.

— Метра четыре, — подытожил Ранма. — Мы раздвинем?

— Давайте, — дала отмашку Колон.

Столики споро раздвинули, освободив участок пола.

Шантэ вышла на середину, кивнула удовлетворённо - и уселась по-турецки, скрестив ноги.

— Давайте. Эээ, если можно, подвесить эту бяку на чём-то, вот примерно здесь. — Она показала рукой, на уровне своих глаз.

— Хорошо. — Колон вышла вперёд, спрыгнула, извлекла проклятое украшение, и вытянула перед собой на конце клюки, приблизив к джинии. Ту передёрнуло. Потом она закрыла глаза, сосредотачиваясь.

Магическая дрянь притягивала всё так же. Но теперь она ещё и покачивалась, поблескивая в завораживающем ритме, словно удав, гипнотизирующий жертву.

Зрачки Набики сжались в точки.

Аканэ набычилась, зыркая на артефакт исподлобья.

Шампу глядела потрясённо, словно устрашившись чего-то.

— Меня ж щас стошнит, — прошептала Укё, прикрываясь лопатой.

— Избавиться... от... свиньи?.. — не выдержал Рёга, заворожённо вытягивая вперёд руку.

И тут Шантэ громоподобно щёлкнула пальцами.

Волна белого света смыла наваждение. Кулон враз потускнел, теряя свой коварный блеск, превращаясь в обычную аляповатую побрякушку. Тренькнув, оборвалась цепочка, и кругляш звякнул об пол, рассыпаясь, теряя облупленные стекляшки.

— Ну вот и... — с облегчением начала Колон, но увидела, что Шантэ останавливаться не собиралась. — Стой! Стой! Довольно, девочка, ты и так уже...

— Я не могу... оставить так! — не открывая глаз выдавила полуджиния. — Знаю! Чувствую!.. Ага, вижу её! — Она вся напряглась, начиная светиться. Все присутствующие, обладавшие чувством самосохранения, нырнули в укрытия. Колон бросилась остановить. — ХААААААААААА!!! — от крика Шантэ дрогнули стены, её аура полыхала словно снежно-белый костёр. — Нуууу жееееее!.. — В воздухе начали проступать призрачные очертания женской фигуры. Волны белого света катились от сидящей по турецки девушки, сотрясая ресторан и отбрасывая Колон раз за разом. Белое свечение обволокло всех присутствующих, обрисовывая их сверкающими контурами, видимыми сквозь столешницы, а Укё - даже сквозь лопату.

Потом глаза джинии широко распахнулись, сияя чисто белым, и мир затопило светом.

<center>* * *</center>

— Эх, молодё-ожь, — констатировала Колон, поднимаясь с пола и оглядываясь. Ни внучки, ни её - ха! - мужа, которого так забавно дразнить эпитетом «зять» - да никого из их молодёжной тусовки в зоне видимости не наблюдалось. А наблюдалась лавандоволосая амазонка в традиционном наряде, валяющаяся в отключке посреди пустого зала: все столики отшвырнуло к стенам.

— Уж колданула - так колданула, мда... — Старушка запрыгнула на свой посох. — Интересно, куда их всех унесло-то?.. Впрочем, их приключение - им и расхлёбывать. Мне хотя бы с этой... совальщицей рук куда не надо теперь разобраться. Вот кто мог подумать, а? Удружила, так удружила. Причём, от чистого сердца...

Старушка подпрыгала к валяющейся девушке, и потыкала ту посохом. Оставаясь при этом в воздухе.

— Эй, Сяо Пу, подъём!

— А? Что? Где?.. — вскинулась та. — Старейшина эээ?..

— Вот тебе «эээ», — добродушно проворчала Колон, болтая перед той покоцаный кулон на оборванной цепочке. — Узнаешь цацку? Кототорую мы с тобой полезли доставать, хоть Лао Хунь нам строго-настрого запретила?

— Мы? — непонимающе переспросила лавандоволосая. — А?..

— Ну, у меня ушло <i>некоторое время</i> на то, чтобы найти способ освободить тебя. Джинны, знаешь ли, на дороге не валяются, даже такие молодо-зелено, с геройским шилом в одном месте.

— Джинны?.. — С девушки можно было писать выброшенную на берег рыбу. — Некоторое время?

— Предупреждала нас старейшина, что эта дрянь может украсть душу?.. Предупреждала. Послушали мы её? Нееет, мы же самые умные, уже титьки отрасли!.. А я... — Она всхлипнула, утёрла слезу платочком. — А я потом почти триста лет на твой курган цветы носила.

— А... — на лице девушки начала проявляться работа мысли.

— Не знаю, <i>как</i> ей это удалось, джинны не властны над жизнью и смертью - наверно, нашла лазейку не считать тебя мёртвой, раз твоя душа была заперта в этой дряни... — Колон с силой швырнула кулон об стену, от чего тот рассыпался окончательно. — Я её просила всего лишь освободить твою душу, чтобы могла уйти на перерождение. А она - вон оно как, тебя живьём вернула. Силища дурная, немеряная... Одним словом - молодёжь.

— Душу?.. — Девушка начала догадываться. — Ох... Ох!

— Да, соображалка у тебя всегда была отменной, сестрица. Если б чувство опасности хоть в половину так хорошо работало!

— К... Ку Лон?.. — ахнула девушка.

— Что Ку Лон?.. — рассмеялась добродушным, хекающим смехом старуха. — Я уже триста семнадцать лет, как Ку Лон. Помоги лучше кафе в порядок привести. Нам открываться скоро, а тут разгром полный, и главная миленькая официантка пропала невесть куда... Да! Ты в японском хоть немного понимаешь? Запямятовала я на старости лет-то.

— А?..

— Ну что ты глаза-то круглые делаешь. Да, это моё кафе... Харчевня, то бишь, в тихом уголке столицы Японии. И нет, это не Киото, это новая, сто лет всего, как основали.

— Что?..

— Что делаю-то здесь? Да пра-правнучку выгуливаю. То есть выгуливала, пока её не унесло. Интересно, когда-то вернётся? И вернётся ли?.. Ну, хватит рассиживаться. За работой наболтаемся ещё.
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 27 Sep 2017, 19:59

Глава седьмая, на фикбуке пока нету. :cool:

Глава седьмая,
Докаркались?.. Домяукались. / Wishsplosion Fallout

Куча тел стонала, подёргиваясь, на каменном полу крохотной полутёмной комнатушки. Свет предрассветного неба проникал сквозь круглое окошко, перечёркнутое крестом рамы. Сиреневые искры, роящиеся в воздухе густо, словно трупные мухи, ничего не освещали.

Первой зашевелилась Набики. Отползла на подгибающихся руках к ближайшей стенке и села, привалившись спиной. Её ноги всё ещё доставали до кучи тел: в диаметре круглая комнатушка едва дотягивала до трёх метров.

-- Полагаю, -- прошипела средняя Тендо, морщась каждый раз когда фиолетовая искра ныряла, спикировав, ей в голову, -- это ответ на моё нездоровое любопытство, которое всё не было случая утолить: какая у меня сопротивляемость боли? -- Она потёрла виски, сбив на затылок шляпу.

-- Ннмнхх, -- откликнулась Шантэ, неловко висящая животом на одном из двух столбиков гамакообразной подвесной кровати. -- Сличтядуу...

Следующим условно очнулся Ранма, вяло пытаясь выползти из под переплетённых Укё, Шампу и Аканэ. Получалось у него не очень.

-- Уй, больно то как, -- выдохнула Аканэ, так же безуспешно пытаясь отпутаться от остальных двух невест. -- Словно гвозди в голову забивают.

-- Ммм-мм, -- промычала Шантэ, подёргиваясь. Ни руки, ни ноги её до пола не доставали.

-- Это какая-то дьявольская ирония, что у меня оказалась самая высокая сопротивляемость боли, -- холодно съязвила Набики, нетвёрдо поднимаясь на ноги. -- Выше чем... -- Она чуть не упала, впечатавшись затылком в кольцо потолочной балки, и несколько секунд шарила руками в воздухе, ослепнув от боли. -- Выше, чем у Ранмы-куна. Ну не смешно ли. -- Юмора в её голосе не было ни на грамм. Шатаясь, словно пьяная, она подошла к окошку. Ей пришлось нагнуться, чтобы выглянуть наружу, отчего она опять замерла, ослеплённая ввернувшимися в мозг шурупами. -- Вижу плохо, темнотища. -- Она медленно, осторожно развернулась к лежащему на спине Ранме, чьи ноги были погребены под клубком невест. -- Зрачки у меня, наверно, с точку.

-- Берегись дыры, -- прошипел он в ответ. -- От тебя слева.

Набики скосила непослушные глаза, прищурилась - и разглядела-таки во мраке круглое отверстие, в которое только что чуть не навернулась. С тонущего во тьме потолка туда свисала верёвка

-- Понятно, почему двери нет, -- прокомментировала Набики и поковыляла к кровати, обходя кучу-малу и с трудом переступив через Ранму. Достигнув цели, она взяла Шантэ за руку и начала вяло дёргать ту, морщась при каждом усилии. В конце концов ей удалось сковырнуть полуджинию со столбика - навершие которого было круглым шаром, к счастью - и та плюхнулась животом на гамак. Повисела пару секунд в неустойчивом равновесии - и соскользнула головой об пол с глухим стуком. Ноги последовали, толкнув Набики спиной в стену. Средняя Тендо снова сосчитала затылком потолочную балку и едва сумела превратить падение в контролируемое сползание по стенке.

-- Не надрывайся, -- посоветовал Ранма. -- Дождись, пока пройдёт.

Сиреневые искры всё так же впивались в головы, но их стало заметно меньше.

-- Мне было любопытно, -- объяснила Набики, сидя с закрытыми глазами.

-- Что произошло? -- жалобно спросила Аканэ, перестав двигаться чтобы не провоцировать новых приступов. -- Где мы?

-- Что произошло?.. -- съязвила Набики, не открывая глаз. -- Мы всего-то столпились вокруг начинающей джинии-недоучки, творившей своё самое сильное колдунство И что, действительно, могло пойти не так?.. Ну, кроме забрасывания нас всех в другую реальность, или, скажем, в эпоху Сенгоку Дзидай?.. Нет, как же! Всё должно было получиться в лучшем виде!

-- Сестрица Набики... -- промычала Аканэ. -- Пожалуйста... Я тебя прошу, скажи простыми словами, для тугодумных. Больно же.

-- А... -- Набики раздражённо выдохнула, и объяснила, массируя виски: -- Что с нами? Магия выучи-новый-язык-за минуту. Когда Шантэ научилась говорить на японском - помнишь, как её корёжило? Потерпим минут пятнадцать - пройдёт. Где мы? Вероятно, в глубокой заднице. Мы дожелались, сестрица Аканэ. Нас перенесло. Снаружи - море с островками, не скажу больше, у меня в глазах плыло. Над головой... -- Она подняла голову, открывая глаза. -- бельевые верёвки с панталонами... -- Она вдруг запнулась. -- Нет, теперь я точно знаю, что мы в глубокой-преглубокой заднице. Кроме панталон наличествует две пары {i}подозрительно знакомых{/i} красных штанов.

-- И что? -- простенала Аканэ. -- Не мудри, а?..

-- {i}Где{/i} скорей всего найдётся бельевая верёвка с запасными штанами Шантэ? -- ласковым голосом намекнула Набики.

-- У Шантэ... дома... -- осознала, наконец, Аканэ.

-- Добро пожаловать, -- пробормотала полуджиния, пытаясь пошевелиться. Её слова странно двоились, вызывая новые уколы головной боли.

-- Ну... Мы все живы, -- жизнеутверждающим тоном заявил Ранма, -- и здоровы, за исключением головняка, который скоро должен пройти... Шантэ, ты как, в порядке?

-- Слабость... -- простонала та. -- Дайте фиолетовый фиал - там, на столике...

Набики, морщась - вроде, боль начинала утихать? - дотянулась до круглого низенького столика, который можно было бы назвать журнальным, если б не такой массивный, и передала хозяйке дома круглый хрустальный флакон с длинным, узким горлышком - единственный имевший условно фиолетовое содержимое среди многих склянок. Та приняла его еле слушающимися руками, вытащила притёртую пробку зубами, и опрокинула себе в рот. Глаза у неё выпучились, потом наполнились слезами, она всхлипывала, но продолжала упорно глотать зелье. Потом, наконец, опустила флакон, села более-менее прямо и трясущейся рукой вкрутила пробку на место. А потом судорожно выдохнула самый настоящий язык пламени, подпалив сетку гамака.

-- Эээ, ты точно в порядке? -- забеспокоился Ранма.

-- Нет, но теперь я могу хотя бы двигаться, -- честно ответила Шантэ, с кряхтением поднимаясь на ноги. Потом, глядя на Аканэ, специально для неё предупредила: -- Помнишь лечебное зелье?.. Так вот, {i}это{/i} даже не думай пить, если ты не сильный маг. Оно не только исцеляет, но и восстанавливает ману, с горкой. А я сейчас выхлебала раза в три больше чем нужно, чтобы воспрять из состояния полутрупа...

-- Зачем столько? -- подозрительно спросила Набики. -- Что с тобой, если даже тройная доза не помогла?

-- Я думаю, что перетрудила мою джиннскую половину, -- ответила Шантэ. -- Я цела, и маны под завязочку, но... Да, думаю, я долго не смогу превращаться - а тем более, выполнять желания. Ну, по крайней мере, мы у меня дома, а не на болотах, где зомби лезут из каждой кочки.

-- Зомби? -- простонала из кучи невест Укё. -- Ран-ча, во шо я таки влипла?

-- А у вас в мире их что, нет? -- удивилась Шантэ. -- Я думала, их просто в город не пускают. -- Она пробрлась к окошку, переступая ноги и тела. -- Да, вон он, Суеград, цел и на своём месте. Я точно дома.

-- А мог быть не цел? - с опаской поинтересовался Ранма.

-- Ну, если бы он горел - это значило бы, что мне надо бежать, отбивать нападение, -- неподобающе обыденным тоном объяснила Шантэ, словно погоду обсуждала. -- И мэр Трепотняк мог бы меня опять уволить из-за того, что прогнала пиратов слишком поздно... -- Она вздохнула. -- Почему это всегда обнаруживается, когда пол-города уже горит или в развалинах, и монстры шляются толпами?

На такое, ни у кого из нэримцев не нашлось, что сказать.

-- Половины комиксов не хватает, -- начала, тем временем, инвентаризацию хозяйка дома, подозрительно изучая единственную грубую полку с книгами. -- Крем для шелковистых волос пропал... Завалился? -- Она заглянула за столик. -- Нет. А... -- Она задела головой подвесную конструкцию из многих рамочек с безделушками на концах, от ракушек до звёзд из фольги. Те зазвенели, крутясь -- И куда делась моя счастливая шестерёнка?.. Я же точно помню, вместо вот этой ракушки подвесила!.. Неужели опять Ротти у меня в доме шарилась? Ужо я ей!..

Головная боль отступала, за окном светало - и нэримцы смогли рассмотреть, что потолок в комнате конусообразный, из грубых досок, поддерживаемых многими наклонными балками, лежащими на толстой кольцевой, а в центре трубообразным провалом уходит вверх. Очевидно, они были в башне с конусообразной крышей с пипкой на макушке.

-- Ты что, в башне живёшь? -- полюбопытствовал Ранма.

-- Да, это когда-то давно маяк был, -- рассеянно ответила Шантэ, осматриваясь, не пропало ли ещё чего. Подняла взгляд к потолку и нахмурилась ещё больше: -- Две пары?.. -- Она вынула из подпространственного кармана третью пару своих красных штанов, в которые так и не успела переодеться после стирки, до сих пор щеголяя запасными Ранмиными чёрными. -- Теперь у меня {i}три{/i} пары хакама?.. Ничего не понимаю!..

-- Я была бы очень признательна, если бы некоторые из присутствующих соизволили перестать возлежать на мне, -- ввернула Шампу.

-- А? -- встрепенулась Укё. -- Щас, выпутаемся... Ээ, только руку подвинь, чтобы я...

-- Это моя нога, -- уточнила Аканэ. -- Ух... Как мы так в узел-то завязались?

Действуя сообща, невестам удалось отмотаться друг от друга.

-- Премного благодарна за оказанные усилия, -- съязвила Шампу. -- Даже не представляю, что бы я без вашей помощи делала.

-- Эй, полегче, дорогуша, -- осадила её Укё. -- Я тоже не пылаю к тебе нежною любовью, знаешь ли.

-- Я просто радуюсь тому факту, что способна разговаривать как нормальный, цивилизованный человек, -- огрызнулась амазонка. -- И меня при этом все понимают!

-- Конечно! -- Набики щёлкнула пальцами. -- Тебе же магическим образом новый язык в голову забило. Как он, кстати, называется?

-- Ойгул... кажется, -- ответила Шантэ. -- Никогда не задумывалась, думала о нём просто как о человеческой речи.

-- Эй, я всё ещё на ком-то сижу! -- в тревоге воскликнула Укё.

-- Бу-киии, -- полупридушенно хрюкнул Пи-чан.

-- Ох, бедный Рё... -- Ранма сделал страшные глаза заставив Укё спешно заткнуться, вспомнив. -- А, ты там цел, дорогуша? -- Она осторожно скатилась с поросёнка.

-- Пи-суке? -- насторожённо спросил Ранма, пытаясь определить, есть ли в свинячьих глазах проблеск мысли.

-- Бу-кииии!!! -- поросёнок, разъярившись, ракетой ринулся тяпнуть его за руку.

-- Да вижу, вижу, что ты - {i}Пи-чан{/i}. -- Ранма начал отмахиваться от его наскоков.

-- Ранма! -- привычно-бездумно возмутилась Аканэ. -- Иди сюда, Пи-чан...

Победно хрюкнув, поросёнок запрыгнул ей на колени, где и замер, ласкаемый.

У Ранмы возникла зловещая догадка, но озвучить её он не мог, поскольку - вот засада-то - Шантэ пребывала в уверенности, что Пи-чан - это самодостаточный йокай, а не проклятие Рёги. Пришлось поступить по другому. Заметив на столике кувшин, он взял его в руки понюхал содержимое, и уточнил, на всякий случай, у Шантэ:

-- Тут вода?

-- Да, а что? -- удивилась та.

Вместо ответа Ранма вылил кувшин себе на голову.

Догадка оказалась верна.

-- Шантэ, где лампа? -- задала сакраментальный вопрос Ранма-девушка, отряхивая мокрые рыжие волосы.

-- У меня в... Ох! -- Полуджиния побледнела. -- Нету... Пропала. И если магия вернулась обратно...

-- То где таки сейчас Хаппосай? -- закончила Укё.

-- Может, желание не подействовало на лампу? -- с робкой надеждой предположила Аканэ. -- И она просто осталась дома?

-- А {i}что{/i} это было за желание? -- поставила вопрос Набики, снимая шляпу и крутя на пальце. -- Я, например, отлично помню, что на мне были надеты майка и шорты. И совсем не помню, чтобы у меня в гардеробе водился наряд Индианы Джонса... -- Она пошарила у себя на поясе. -- Включающий даже кнут. Давайте сначала разберёмся, что пошло не так.

Все, наконец, обратили внимание, что средняя Тендо была одета в светлую рубашку навыпуск с закатанными рукавами, тёмные штаны из грубой ткани и тяжёлые башмаки. Это не считая фетровой шляпы.

-- А на тебе, сестрёнка, -- добавила Набики, -- была точно не борцовка.

-- И правда! -- удивилась та, впервые заметив, что облачена в обычный свой жёлто-зеленоватый наряд для занятий боевыми единоборствами. -- Она же в стирке должна сейчас быть! -- На ногах у неё оказались деревянные сандалии.

Все тут же начали осматривать себя, но больше изменений в одежде не обнаружилось. Шампу всё так же была в платье официантки, Уке - в своём рабочем наряде из чёрных обтягивающих рейтуз*** и синего халата с подобранными рукавами. Ранма держала в руке свои кун-фу тапочки, которые были на несколько размеров велики для девичьей формы.

Ещё в стороне у стеночки обнаружились ящик капусты и боевая лопата Укё.

-- Шо ж за колдовство такое мудрёное, -- озадаченно сказала «милая» невеста, поспешно хватая свой инструмент. -- Хотя я рада, что лопата со мной. -- Она стрельнула глазами в сторону Шампу, которая прибыла без оружия. Та заметила, и самоуверенно фыркнула.

-- Так, давайте по порядку, -- сказала Набики, водружая шляпу на голову. -- Шантэ разбила проклятье и разрушила кулон, так?

Все согласно кивнули.

-- А потом попыталась провернуть ещё что-то, да так от души, что мы все сверкать начали. Я чётко помню, как Укё-кун было видно сквозь лопату.

-- Там ещё девушка в воздухе проступила, -- добавил Ранма. -- Стойте, уж не та ли амазонка, чья душа...

-- Но ведь джинны не властны над жизнью и смертью? -- с дрожью в голосе спросила Шампу.

-- Над {i}душами{/i}, -- уточнила Шантэ. -- Невозможно пожелать кого-то обратно к жизни именно потому, что вернуть душу джиннской магией - всё равно, что черпать воду сачком. Но тут-то душа была вот она, руку протяни... Ну, я и не удержалась.

-- Да, моща&#x301; была такая, что нас тоже захватило, -- согласилась Ранма. -- Непонятно только - как. Я, лично, никакого желания не загадывал.

-- Нууу... -- смущённо переплела пальчики джиния. -- Я, кажется, теперь понимаю как это работает. Моя магия - она светлая, и выполняет истинное желание, идущее от сердца... Ну, и...

-- Ооо, какой великолепный подвох! -- Набики уронила лицо в ладонь. -- Не говори ничего, дальше всё ясно, как дважды два. Мне, оказывается, в глубине души хотелось приключений. Сестрёнке хотелось сражаться с тобой бок о бок. Ранма желал защитить её. Ну, а эти двое... И так понятно. Одно за другое - и получилось не одно желание, а просто какой-то эффект домино.

-- Похоже на то, -- согласился Ранма. -- А каким боком это затронуло лампу?

-- Ну... Я ещё очень хотела, чтобы эта проклятая лампа сгинула, -- призналась Аканэ, смущённо переминаясь с ноги на ногу. -- И не было всей той боли, что она причинила Шантэ...

Упомянутая девушка охнула. Потом подорвалась бежать и скользнула вниз по верёвке, исчезнув в темноте нижних этажей. Секунды спустя донёсся щелчок, и в глубине круглой дыры стал виден каменный пол, всего метрах в трёх внизу.

-- Так, я пошёл, -- безапелляционно заявила Ранма, скользя вслед за хозяйкой. -- Эй, ты что? Чего дрожишь вся?.. Оно опасное?..

После этого Укё с Шампу посыпались вниз, толкаясь, и Укё звучно задела край лопатой.

-- Сестрица Набики... -- начала Аканэ.

-- Иди уже, -- отмахнулась та. -- Мало я на физре по канатам лазила?

И каждая из них, приезжая в спешке, обнаруживала Шантэ уставившейся на большое - под размер страусиного - голубое яйцо в красный горошек. И недоумевающих всех, кто примчался раньше. Полуджиния глядела на яйцо так, словно оттуда гробовая змея, уж, шипя, выползала.

Набики осторожно спустилась последней. Оценила обстановку - крохотная кухонька, ненамного шире верхней комнаты, освещённая керосиновой лампой под потолком. По стенам - закрывающиеся шкафчики и комодики с малым числом кружек, тарелок и прочей посуды на них. С потолка свисает целая инсталляция из здоровенного казана и воков поменьше, раскачивающаяся от того, что кто-то из невест в тесноте задел головой. Над скруглённой дверью - огромный, с голову, медный колокол. Напротив двери - полукруглая печка высотой по колено, сложенная из грубых камней, массивная железная труба дымохода зигзагом уходит в стену. А на печи - яйцо, в гнезде из нескольких полотенец.

Вопрос на засыпку: что в этом яйце такого страшного? Может вылупиться монстр? Не похоже, скорей уж это Шантэ его высиживала, оставив с вечера на не остывшей... Набики стремительно подошла к печке, потрогала круглый каменный бок. Еле-еле, но тёплая. А это значит...

-- Мы ведь попали в твоё прошлое? -- полуутвердительно спросила средняя Тендо. -- Плохой момент?.. Чего нам ждать?..

Остальные нэримцы уставились на неё, постепенно осознавая, отчего хозяйке бояться какого-то там яйца. Это не яйца она испугалась!

-- Это... -- Шантэ встряхнулась. -- Это беда! Сегодня днём дядя по ошибке раскроет существование лампы!

-- Так ещё солнце не встало! -- парировала Ранма. -- Предупредим!

-- И Владыка Пиратов {i}ещё не пробудился,{/i} -- с дрожью в голосе добавила Шантэ.

-- Что, так плохо? -- озабоченно спросила Ранма, ещё не осознавая всех размеров Дамоклова скимитара, зависшего у них над головами.

-- В прошлый раз ему хватило моей магии, обращённой в тёмную и развеянной по миру. В этот раз... Если Хаппосая развеяло... Он восстанет из своей могилы гораздо раньше!

-- Так, давай с начала, -- вклинилась Набики, опасаясь, что все сейчас начнут спорить и скатятся к самоподдерживающейся сваре. -- Кто такой этот владыка, и чем он так страшен?

-- Это... Он... Когда... -- Шантэ, похоже, не могла подобрать подходящих слов, передававших бы всю толщину песца.

-- Начни с того, кто его в эту могилу отправил, -- посоветовала Набики.

Шантэ перестала пытаться выразить невыразимое, и вздохнула:

-- Когда я была... Наверно, совсем маленькой, все джинны собрались чтобы запечатать это чудовище. Потому что никто больше не мог с ним совладать. Им пришлось пожертвовать своими телесными оболочками и уйти в царство джиннов. По другому не получалось, он люто могуч. С тех пор в Цехинии больше нет джиннов. Ну, кроме меня...

-- Люто - это насколько, примерно? -- опасливо спросила Ранма, вспоминая, что бывают зверушки вроде давешнего Орочи, от которых можно только бежать, заманивая прочь от товарищей. И хорошо, если повезёт со специальным артефактом против них.

-- Люто - это когда у тебя волосы шевелятся от одного взгляда на его истинную форму, -- мрачно объяснила Шантэ. -- Когда у него верх шляпы выше султанского дворца - и это при том, что он наклонился, примериваясь как сподручнее тебя прибить. Когда при его пришествии небо заволакивает чернильно-чёрными тучами от горизонта до горизонта, а земля наводняется сильными монстрами. А ты стоишь перед ним и понимаешь, что ты - единственная, кто его может хотя бы ранить, потому что его ничто не берёт, кроме светлой магии джиннов. И только в рукопашную, волосами.

Шампу собиралась что-то сказать, но Набики опередила её:

-- Стой, ты так говоришь, словно уже дралась с ним! Ты поэтому так устрашилась?

-- Нам тогда очень, очень повезло с дворцеразрушательной пушкой Боеприпас-барона, -- сказала Шантэ. -- Юла и Язва били врага точно в глаз. Повредить ему это не могло, но пока он промаргивался - я успевала забраться по костям и подрихтовать ему физиономию.

-- По костям? -- озадаченно спросила Укё.

-- Дворцеразрушательной пушкой? -- непонимающе спросила Аканэ.

-- А... -- попыталась спросить Ранма.

-- Так, так, не все сразу! -- осадила их Набики, постепенно раздражающаяся от того, что пришлось взять на себя роль единственного вменяемого человека вместо того, чтобы всех изящно доводить из-за широкой спины Ранмы.

-- Ну, Боеприпас-барон в очередной раз затеял завоевание мира, -- объяснила Шантэ. -- И решил почему-то, что не снеся султанский дворец и начинать не стоит. Подсадил мэра на шоколадки, отжал у него город, и перестроил Суеград в Боеприпасоград. Дом престарелых в артиллерийский форт переделал, мерзавец такой. А на самой высокой башне воткнул жутко дальнобойную суперпушку, которая могла бы дворец снести одним выстрелом. Ну, во дворец он, к счастью, не попал, потому что какую-то жутко важную фиговину поручил сделать Техно-барону, а Техно-барон додумался на это подрядить Боло... Ну, это ж Боло! Он там чего-то так перепутал, что попала пушка совсем даже не в дворец а в Техно-барона, который у себя на острове Обморожения гулял. Жутко дальнобойная!

-- А насколько велик дворец? -- полюбопытствовала Шампу. -- Ну, просто для масштаба?

Шантэ на минуту задумалась, прикидывая.

-- Раз в пятнадцать выше моего маяка. И значительно толще.

-- И ты такую тварь завалила? -- впечатлился Ранма. -- Волосами?

-- Ну, это как арбуз чайной ложечкой ковырять, -- нашла аналогию полуджиния. -- С должным упорством и терпением ты его таки доешь. Правда, арбуз не пытается тебя прихлопнуть, как таракана...

-----------------------
[прим. авт: Представьте (лютый спойлер!) https://youtu.be/x_OR8cYcbsE?t=451 , только в реале, все атаки босса идут одновременно, не прерываясь, а у тебя - один хит-пойнт, и жизнь одна, настоящая]
-----------------------

-- Если есть хоть крошечный шанс, -- заявила Укё, -- такого вражину надо давить в зародыше!

-- А ещё лучше совсем не дать ему пробудиться, -- поддакнула Шампу. -- И не стоит ли нам продолжить этот разговор снаружи? Здесь тесно, душно, и мы толпимся, словно заговорщики вокруг единственной свечи.

-- Да, точно! -- Шантэ двинулась к двери, но встала так резко, что аж взмахнула руками для равновесия. -- Нет! На этот раз я его не оставлю! -- Она вернулась к яйцу, и начала мудрить с полотенцами, делая перевязь для переноски.

-- Ты что делаешь? -- спросила Ранма.

-- Ну я же обещала его высиживать, -- как само собой разумеющееся объяснила Шантэ. В конце концов смогла надёжно устроить яйцо у себя на животе.

-- Будешь изображать беременную птицу? -- не удержалась Шампу.

-- Да!.. Нет!.. Идея!.. Подержи. -- Она сунула яйцо Ранме, сама подпрыгнула и уползла наверх по канату.

-- Чего это она? -- забеспокоилась Аканэ.

-- Сейчас узнаем, -- рыжая пожала плечами. -- Кудах-кудах. -- Она сунула яйцо под майку и замерла, скрестив на нём руки с важным видом. -- Кудах.

Невольные улыбки отлично разогнали атмосферу мрачного, едва освещённого склепа. Это, всё-таки, была кухня, хоть и совершенно пещерного, на Набикин взгляд, уровня.

Шантэ ссыпалась с охапкой из ещё нескольких полотенец и расписного покрывала с гамакокровати. Развив бурную активность, она намотала вокруг головы подобие тюрбана, полностью скрыв в волосы. Потом взяла у Ранмы яйцо обратно, подоткнула ещё полотенец, обмоталась покрывалом - и стала сама на себя не похожа.

-- Отличная маскировка под беременную женщину в шали, -- подняв бровь, одобрила Набики. -- Но зачем? По делу, или просто от любви к искусству?

-- Я подумала, -- объяснила Шантэ, подтыкая под тюрбан оторванную от ролика подушки кисточку, чтобы выбивалась на лоб, словно каштановая прядь, -- Вдруг Риски уже проникла в город, замаскированная? Она только на публику вся такая, «хо-хо-хо, на абордаж, парни!», а на деле коварные планы у неё выходят - аж восхищение берёт. С неё же станется уже украсть лампу ещё вчера, потом подкинуть дяде чтобы он её явил вместо того, чего он там собирался, только чтобы умыкнуть её уже с помпой и при свидетелях...

-- Явил? -- не поняла Аканэ. -- Это как?

-- Ну, когда у охотников за реликвиями выставка - они прилюдно расколупывают какую-нибудь окаменелость, являя диковинку внутри, -- уточнила Шантэ, направляясь к двери. -- Он сегодня расколупал то, что, как он думал, было крайней реликвией, которую он добыл - а оказалось лампой. И тут Риски Бутс, как по заказу, через потлок - хрясь! Лампу - хвать! -- Отвалив массивный засов, она распахнула дверь наружу, впустив свежий морской воздух и розовое сияние рассвета. -- Я дверь запираю, чтобы русалки по ночам не вламывались. Всю же посуду перебьют, если не уследить!

Пятеро попаданиц и один замаскированный сделали первый шаг под небо нового мира. Маяк - крыша его оказалась ярко-красной - стоял на травянистой верхушке окружённой морем скалы вместе с парой пальм. До воды было метров десять, волны катились скромные, совсем не океанские. Море вокруг пестрело скалами и скалистыми островками, чуть поодаль впереди начинался заросший джунглями берег, в глубине которого вздымались округлые бока безлесных холмов. Город тянулся влево - дома и башни цвета терракоты, иногда перемежающиеся неприступными, заросшими бурьяном скалами. Далеко влево белели паруса рыбацких лодок у причалов. Пальмы повсюду, подобные луковицам навершия башен, вычурная форма окон - во всём этом чувствовалось что-то арабское.

-- Чую, климат тут как на Окинаве, -- вынесла заключение Укё. -- Если не жарче.

-- Пойдёмте! -- позвала их Шантэ, направляясь к подвесному мостику, соединяющему скалу с соседней. И беззаботно поскакала по редким, подгнившим планкам, перепрыгивая зияющие провалы.

-- Иии, приключения начинаются, -- констатировала Набики с жизнерадостностью дохлого кактуса.
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby Crystal » 30 Sep 2017, 17:25

Чисто по тексту наверное в следующий раз...
Так, нормально, но не очень понятно пожалуй две вещи. Первая - "использует ки, в данном случае - дух любопытства", в чём связь? И второе, на основании чего делается вывод, что у Набики, самый высокая сопротивляемость боли?
Crystal
 
Posts: 108
Joined: 12 Jan 2014, 20:45

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 01 Oct 2017, 22:35

, в чём связь?

Дык в ускорении бега же.
Поправлю, расширив.

на основании чего делается вывод, что у Набики, самый высокая сопротивляемость боли?

Её собственный вывод (она может ошибаться, не учитывая нежелание Ранмы двигаться) на основании того, что она оказалась первой, кто смог действовать, пока остальные даже мычать не могли.
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby Climhazard » 06 Oct 2017, 18:36

КМК учитывая методы тренировок, что мы видели в "Ранме", у Набики как раз должен быть самый низкий болевой порог.
Солнцеликий Ктулху. Сертифицированный ниндзя-редактор.
Когда тентакледемоны ложатся спать, они проверют - нет ли под кроватью Молестии.
User avatar
Climhazard
 
Posts: 149
Joined: 07 May 2013, 18:27

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 07 Oct 2017, 00:38

Превед!!! :hi:

как раз должен быть самый низкий

Должен быть. Но это черта её характера, прятавшаяся в темноте между строчками канона. Она настолько повёрнута на том, чтобы всё контролировать, что для неё головняк стал вызовом, который надо преодолеть, в отличие от нормальных людей, для которых это - сигнал, что что-то сильно не в порядке. ЕМНИП, в каноне она ни разу не теряет головы, хотя нельзя сказать, что нервы у неё железные. Разозлиться - может, испугаться - может, но самоконтроля при этом не теряет.

Кстати, насколько мне известно, по Набики за всю мангу попали один раз, и при этом просто вырубили.

И, кстати, у Ранмы, наверно, выше, просто он просто приучен не показывать. Пока не оклемался достаточно - притворяется тушкой. У Генмы ещё лучше развито.

Невесты же... Ни одна супер-прочностью не блистает. Лупить они могут, получать не приучены. Что Шампу, что Укё, что Аканэ.
Плюс, гномики с бензопилами внутри головы - это совсем не то же самое, что массированные синяки снаружи. Разные векторы. :hehe:
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby Crystal » 08 Oct 2017, 01:00

Дык в ускорении бега же.
Поправлю, расширив.

Понятно, что для ускорения, но какой нафиг "дух любопытства"?! В Ранме, всё же проецирование ки базируется на эмоциях причём простых... Да блин, даже если и так. С каких пор любопытство у неё на столько сильно?..

Должен быть. Но это черта её характера, прятавшаяся в темноте между строчками канона. Она настолько повёрнута на том, чтобы всё контролировать, что для неё головняк стал вызовом, который надо преодолеть, в отличие от нормальных людей, для которых это - сигнал, что что-то сильно не в порядке. ЕМНИП, в каноне она ни разу не теряет головы, хотя нельзя сказать, что нервы у неё железные. Разозлиться - может, испугаться - может, но самоконтроля при этом не теряет.

Как-то уж слишком хорошо прятавшаяся, как будто её просто нет... Да и нет там у неё желания ВСЁ контролировать. Вот бабосов зашибить, да пофаниться за чужой счёт это может быть... А то что не теряет самоконтроля, ну так она не то что бы часто оказывалась в ситуации которая могла бы выбить из колеи. Да и с чего ты взял, что пугаясь/злясь она не теряла контроль?..

Кстати, насколько мне известно, по Набики за всю мангу попали один раз, и при этом просто вырубили.

И как это доказывает твою позицию? Вообще ты так сказал, будто попасть по ней пытались часто, но она настолько крута, что всегда, кроме этого одного раза, уворачивалась )))

И, кстати, у Ранмы, наверно, выше, просто он просто приучен не показывать. Пока не оклемался достаточно - притворяется тушкой. У Генмы ещё лучше развито.

Невесты же... Ни одна супер-прочностью не блистает. Лупить они могут, получать не приучены. Что Шампу, что Укё, что Аканэ.

Я балдею с твоего "наверное" )))
А что невесты не блещут прочностью... *рука лицо* Чеб, ты сравниваешь тренированных бойцов, с гражданским, у которого из физподготовки разве что физра и аэробика. И говоришь, что бойцы не блещут...
Не приручены говоришь? То есть когда они между собой дерутся, они сдерживаются? Или может Шампу сразу стала чемпионом? А точно, когда Кху Лон её учила, она сдерживалась как Ранма :haha:
Да они не супер-прочные, как тот же Рёга после обучения у старейшины, да и Хаппи уступают, но говорить что не приучены, особенно про Шампу...
Crystal
 
Posts: 108
Joined: 12 Jan 2014, 20:45

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 08 Oct 2017, 12:48

Отвечаю по пунктам.

Любопытство - это та же эмоция, и так же может использоваться для усиления бега. И наследственность / предрасположенность у неё не хуже, чем у Аканэ. Набики ищет развлечений, в данном случае - ей интересно, что получится из этой их затеи.
Плюс, был момент когда Ранма гнался за Набики по дому и не догнал. Драпать она умеет мастерски и регулярно занимается бегом - при тех же задатках, что у Аканэ. Я бы не решился сказать, что она совсем уж на уровне нормального человека. Особенно если предположить, что в детстве они все, включая Касуми, проходили подготовку к будущим тренировкам в БИ.

У неё самые железные нервы среди *всех* персонажей. В ситуациях, в которые попадали они все, она *ни разу* не запаниковала, в отличие от остальных. Волосы дыбом вставали - было, намыливалась смыться по тихому - было, позволить страху управлять собой - никогда.
Это же ответ на вопрос о самоконтроле. У неё не желание контролировать других, а потребность контролировать себя, это объяснение из канона легко выводится. Не поддаваться панике, а оседлать волну, не важно насколько силён шторм. Когда она доводила Укё или Шампу и те готовы были её раздавить, как таракана - она хладнокровно, с артистизмом даже, подставляла вместо себя Ранму, прячась за ним. Другие эмоции - да, если не притворяется. Страх? Не, не слышали.

Сопротивляемость боли в случае головняка не имеет прямой связи с прочностью к механическим повреждениям, это чисто наследственность + психология + сила воли. Так что накачанность тут вторична. Как и то, что они могут Набики соплёй перешибить.

Шампу заточена под уклонение и парирование. В отличие от Ранмы, она плохо приспособлена выносить пропущенные удары. В этом плане Аканэ превосходила бы её, если бы не была так безнадёжно позади в уровне мастерства.
Я уже описывал про Аканэ: собака бывает кусачей только от жизни собачьей, или все отказываются её бить! Не привычна. Укё же стиль заточен под блокирование лопатой, пару ударов пропустит - и готова.
Имею право, в каноне они много раз собачились, но ни разу не попали по друг дружке в серьёз.
Кстати, канонная Шампу, помнится, продемонстрировала способность швырять Аканэ как котёнка, просто ставя подножку.
..кароч все невесты на уровне прочности примерно как у Шантэ в начале игры, с всего двумя сердечками, что эквивалентно восьми хит-пойнтам. Поскольку я постулирую, что здоровье у Шантэ *не* растёт, как если бы проходить Pirate's Curse на ачивку "спаси сердечко-кальмариков, ни разу не прокачав здоровье", то у этих четверых прочность примерно одинаковая, и вся защита - за счёт увёртливости и скорости ухайдакивания противника. На их фоне Ранма с Рёгой - настоящие танки.
Набики по сравнению с ними - адреналиновая наркоманка с двумя хит-пойнтами, которую любой пропущеный удар поставит на грань "при смерти". Почему двумя а не одним - см. выше, она даже полуубитая не потеряет способности действовать, на чистой силе воли. Увёртливость и убегабельность у неё - вполне на уровне против 95% местных монстров. Спойлер: вполне может получиться глава, где Набики отправляется зачищать подземелье в одиночку. Не уверен, сюжет дальше 10-й главы пока что - аморфное облако потенциальных возможностей.
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby Нуммминорих Кута » 08 Oct 2017, 20:18

Crystal wrote:какой нафиг "дух любопытства"?!

Любопытство - совершенно нечеловеческая сила, ещё не оценённая официальной наукой :)
User avatar
Нуммминорих Кута
 
Posts: 125
Joined: 21 May 2013, 11:50

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby Crystal » 12 Oct 2017, 00:24

Любопытство - это та же эмоция, и так же может использоваться для усиления бега.

Может и быть, хотя как-то с трудом представляю её использование в подобном ключе. ИМХО конечно, но это довольно "тонкая" эмоция. Тот же гнев или уверенность выглядят более подходящими для этих целей. Опять же, как я помню, в Ранме на эмоции при манипуляциях с ки опираются при проецировании этого самого ки (тот же мокотакабиша). А никак не при использовании для увеличения статов.
Плюс, был момент когда Ранма гнался за Набики по дому и не догнал. Драпать она умеет мастерски и регулярно занимается бегом - при тех же задатках, что у Аканэ. Я бы не решился сказать, что она совсем уж на уровне нормального человека. Особенно если предположить, что в детстве они все, включая Касуми, проходили подготовку к будущим тренировкам в БИ.

Вот совершенно не помню ни того ни другого. Но подозреваю, что сбежать от Ранмы ей тогда удалось просто потому что повезло/он переборщил со скоростью и не вписался в поворот ))) Да и про регулярные пробежки помню только про Аканены.
А касательно тренировок, судя по воспоминаниям - Соун забросил это дело довольно давно.

У неё самые железные нервы среди *всех* персонажей. В ситуациях, в которые попадали они все, она *ни разу* не запаниковала, в отличие от остальных. Волосы дыбом вставали - было, намыливалась смыться по тихому - было, позволить страху управлять собой - никогда.
Это же ответ на вопрос о самоконтроле. У неё не желание контролировать других, а потребность контролировать себя, это объяснение из канона легко выводится. Не поддаваться панике, а оседлать волну, не важно насколько силён шторм. Когда она доводила Укё или Шампу и те готовы были её раздавить, как таракана - она хладнокровно, с артистизмом даже, подставляла вместо себя Ранму, прячась за ним. Другие эмоции - да, если не притворяется. Страх? Не, не слышали.

То есть волосы вставали дыбом, пыталась сбежать, но нет, страх ей не управлял? )))
И откуда эти выводы? Откуда эта идея об одержимости САМОконтролем?
Да и если говорить о ситуациях в которые они все попадали, чаще всего среди этих всех её не было. Практически всегда, она была максимум на самом краю. Когда она доводила Уке и Шампу, это ИМХО была скорее детская уверенность что с ней ничего не случится и думаю, до определённой степени уверенность в Ранме.

Сопротивляемость боли в случае головняка не имеет прямой связи с прочностью к механическим повреждениям, это чисто наследственность + психология + сила воли.

Ну да, и как минимум двумя пунктами из названных тобой трёх невесты тоже обладают. Хотя в любом случаи, не до конца понятно где ты в каноне нашёл её героическую борьбу с головной болью...)

Шампу заточена под уклонение и парирование. В отличие от Ранмы, она плохо приспособлена выносить пропущенные удары. В этом плане Аканэ превосходила бы её, если бы не была так безнадёжно позади в уровне мастерства.
Я уже описывал про Аканэ: собака бывает кусачей только от жизни собачьей, или все отказываются её бить! Не привычна. Укё же стиль заточен под блокирование лопатой, пару ударов пропустит - и готова.

Блин, да они практически все заточены под уклонение и парирование. Да даже Рёга, по крайней мере в начале и блоки ставит и уходит от ударов.
Да, у Шампу с этим получше, что не удивительно - в её деревне многие использовали оружие. Но откуда вывод что он при этом удар не держит? Напоминаю, это Кху Лон учила Рёгу при помощи валунов. Это образчик того, как у них учат. Опять же, ну не мгновенно же, она уклонение прокачала. Думаю на своём пути она не мало шишек набила.
Про Акане не буду, хз что у неё с прочностью, но твоя фраза напомнила. В одном из томов, она то ли критикует, то ли останавливает Ранму со словами что-то вроде "не бей, она же девочка"... Двойные стандарты, такие двойные :haha:
А Уке, вспомни хотя бы её дуэль с Ранмой. Тогда Ранма думал что она парень и начал быть если и не в полную силу, то по крайней мере перешёл от дружеского спарринга к бою. И Уке пропустив далеко не один удар, всё ещё сражалась.

..кароч все невесты на уровне прочности примерно как у Шантэ в начале игры, с всего двумя сердечками, что эквивалентно восьми хит-пойнтам. Поскольку я постулирую, что здоровье у Шантэ *не* растёт, как если бы проходить Pirate's Curse на ачивку "спаси сердечко-кальмариков, ни разу не прокачав здоровье", то у этих четверых прочность примерно одинаковая, и вся защита - за счёт увёртливости и скорости ухайдакивания противника. На их фоне Ранма с Рёгой - настоящие танки.

Названные числа совершенно ничего не говорят )) Но постулированние полного отсутствия тафны, удручает и ИМХО идёт против канона...

С чего ты её приписываешь огроменную волю и адреналиновую наркоманию мне не понятно...

По спойлеру. Вижу только двумя полукомедийными вариантами. Первый - убегаем, убегаем и ещё раз убегаем. Второй - благо монстры тут вполне разумные - убалтывание/лапшивешанье (вроде в полнометрашке с островом, что-то подобное было)
Crystal
 
Posts: 108
Joined: 12 Jan 2014, 20:45

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 16 Oct 2017, 01:31

То есть волосы вставали дыбом, пыталась сбежать, но нет, страх ей не управлял? )))

Хладнокровно выполнила тактическое отступление, переодевшись в джинсовый костюм и с мешком через плечо.
Когда опасность (разгневанная Касуми) внезапно встала лицом к лицу, Набики первая сориентировалась и выпихнула Ранму вперёд, на заклание.
Не то, чтобы её нельзя было заставить вздрогнуть чем-нибудь внезапным, вроде взрыва микроволновки за спиной (см. главу 2 тома 33 в моём переводе и оформлении).
Image

Может и быть, хотя как-то с трудом представляю её использование в подобном ключе. ИМХО конечно, но это довольно "тонкая" эмоция.

Ну, можете считать что это на самом деле был азарт, рождённый из любопытства.

Кстати, убедили. Модифицирую так, чтобы Набики вместо терминатора выглядела нормальной девушкой с не совсем здоровыми увлечениями:

— Полагаю, — прошипела средняя Тендо, морщась каждый раз когда фиолетовая искра ныряла, спикировав, ей в голову, — это ответ на моё нездоровое любопытство, которое всё не было случая утолить: могу ли я потерять самообладание от боли? — Она потёрла виски, сбив на затылок шляпу.

— Ннмнхх, — откликнулась Шантэ, неловко висящая животом на одном из двух столбиков гамакообразной подвесной кровати. — Сличтядуу...

Следующим условно очнулся Ранма, вяло пытаясь выползти из под переплетённых Укё, Шампу и Аканэ. Получалось у него не очень.

— Уй, больно то как, — выдохнула Аканэ, так же безуспешно пытаясь отпутаться от остальных двух невест. — Словно гвозди в голову забивают.

— Ммм-мм, — промычала Шантэ, подёргиваясь. Ни руки, ни ноги её до пола не доставали.

Отйии..ответ оказался однозначно отрицательным, — выдавила Набики, нетвёрдо поднимаясь на ноги, хотя это явно вызвало новый приступ мигрени. — И даже теперь?.. Интере... — Она чуть не упала, впечатавшись затылком в кольцо потолочной балки, и несколько секунд шарила руками в воздухе, ослепнув от боли. — Йии..и даже такая?.. Всегда приятно знать, что останештся в сознании получив даже самые ужасные повреждения. Ну не смешно ли. — Юмора в её голосе не было ни на грамм. Шатаясь, словно пьяная, она подошла к окошку. Ей пришлось нагнуться, чтобы выглянуть наружу, отчего она опять замерла, ослеплённая ввернувшимися в мозг шурупами. — Вижу плохо, темнотища. — Она медленно, осторожно развернулась к лежащему на спине Ранме, чьи ноги были погребены под клубком невест. — Зрачки у меня, наверно, с точку.

— Берегись дыры, — прошипел он в ответ. — От тебя слева.

Набики скосила непослушные глаза, прищурилась - и разглядела-таки во мраке круглое отверстие, в которое только что чуть не навернулась. С тонущего во тьме потолка туда свисала верёвка

— Понятно, почему двери нет, — прокомментировала Набики и поковыляла к кровати, обходя кучу-малу и с трудом переступив через Ранму. Достигнув цели, она взяла Шантэ за руку и начала вяло дёргать ту, морщась при каждом усилии. В конце концов ей удалось сковырнуть полуджинию со столбика - навершие которого было круглым шаром, к счастью - и та плюхнулась животом на гамак. Повисела пару секунд в неустойчивом равновесии - и соскользнула головой о каменный пол с глухим стуком. Ноги последовали, толкнув Набики спиной в стену. Средняя Тендо снова сосчитала затылком потолочную балку и едва сумела превратить падение в контролируемое сползание по стенке.

— Не надрывайся, — посоветовал Ранма. — Дождись, пока пройдёт.

Сиреневые искры всё так же впивались в головы, но их стало заметно меньше.

— Мне было любопытно, — объяснила Набики, сидя, привалившись к стене с закрытыми глазами. — Вот и ухватилась за возможность.


Написание следующей главы вяло подёргивается, отвлекался на то и на сё. Но! Ещё неделя - и отпуск! :haha:
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 16 Oct 2017, 01:37

Вижу только двумя полукомедийными вариантами. Первый - убегаем, убегаем и ещё раз убегаем. Второй - благо монстры тут вполне разумные - убалтывание/лапшивешанье

Оба - да!
Хотя бывает и нежданчиков типа вошёл - решётка упала - мини-босс прибыл телепортом, победи чтобы отпереть выход.
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 25 Oct 2017, 03:10

...отрезаем хвост по частям:

:yawn:

------------------------ Глава 8 Доброе утро, Суеград! / Good Morning, Scuttle Town!

[см. ниже]
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Re: Танцуй-танцуй заварушка (кроссовер)

Unread postby chebmaster » 29 Dec 2017, 02:59

... И снова не заметил, как глава разрослась до объёма двух!

Отрезал первую половину. Вторая даже больше, осталось пять маленьких сцен и одну большую. Будет ближе к НГ.



------------------------ Глава 8 Доброе утро, Суеград! / Good Morning, Scuttle Town!

{div class="blocktxt"}Прим. авт.: Нэримцы - люди восьмидесятых, не избалованные ни мобильными телефонами, ни игровыми приставками. Дом Тендо принадлежит к тем 70% семей, что не имеют Famicom (у нас известной, как Денди). Из всей тусовки в видеоигры играл только Ранма, ровно один раз в жизни, когда спасал того больного пацанёнка-симулянта, и это был классический скроллер про космолёт.{br}Так что не удивляйтесь, когда они будут в упор не замечать откровенных параллелей: ни невесты, ни даже Набики просто не знают, что такое видеоигра. Рёга же... Вы смеётесь, да?{/div}

{$ifdef ffnet}{$separator}{$endif}
{$ifdef ficbook}{$separator}{$endif}

Цепочка подвесных мостиков шла зигзагом со скалы на скалу, проложенная как удобнее было протянуть. Некоторые были во вполне приличном состоянии, лишь поскрипывая под ногами, но были и совсем прогнившие, где осталась едва одна планка из трёх и расползающиеся верёвки выглядели грустно. Аканэ храбрилась, перепрыгивая с гордым видом, и лишь стискивая Пи-чана над глубокой водой. Набики осторожничала в тех местах, где под ногами громоздились нагромождения обломков скал. Укё, Шампу и Ранме было даже не интересно, они глазели по сторонам, а Шантэ скакала беззаботно, двигаясь тыщу раз хоженой дорожкой. И даже не моргнула глазом когда за очередным поворотом открылась плавающая в воздухе фигня на манер изумрудно-зелёного тотемного столба с хмурой рожей.

-- Это шо ж за диво? -- поинтересовалась Укё.

-- Диво? -- Шантэ остановилась, озираясь по сторонам. -- Где диво?

-- Моя не отягощённая изысканностью соперница имела в виду вон тот вон неопознанный зелёный объект, -- охотно уточнила Шампу.

-- А, это... -- разочарованно отмахнулась Шантэ. -- Обыкновенный камень летающий. Таких в любых руинах полно, а боссы подземелий из них всякие ловушки делают. Эта магия - широко применимая, но для меня бесполезная.

Тотемный столб медленно летал на одной высоте, по трём точкам, словно раз за разом чертил пятиметровый треугольник.

-- И долго он так будет летать? -- поинтересовалась Набики.

-- Пока какая-нибудь из точек привязки не отвалится, -- ответила полуджиния, нетерпеливо направляясь дальше. -- Если точки глубоко в скалах - будет сотни лет там болтаться, пока море скалы не сточит. Пойдёмте!

Ещё через пару колен зигзага - изрезанный берег был уже близко - и-за поворота раздалось девичье хихиканье, на которое Шантэ отреагировала с неожиданным раздражением:

-- Ууу, зар-разы!

И подорвалась бежать вперёд, с таким выражением лица, словно нашкодившую кошку проучить собиралась.

Нэримцы побежали за ней по пятам.

За поворотом скалы оказалась широкая ровная площадка, на которой лежали?.. сидели?.. три довольно вырвиглазных русалки. Верхняя половина у них была от зеленокожей девушки с рыжими волосами, а нижняя - от фиолетовой рыбы с рыжим плавником. Все три хихикали, строили появившимся людям глазки и посылали воздушные поцелуи.

Шантэ безо всяких разговоров вскинула правую руку ладонью вперёд, и Ранма с интересом сосредоточил на ней всё внимание: он до сих пор не знал, какова её атакующая магия. Превращения - видел, защитные пузыри - видел, но чем она атакует, кроме волос - даже разговор не заходил. Вставать же на чью-то там защиту он даже и не думал: мало ли, что у них там между друг другом, да и вставать между раздражённой девушкой и мишенью её раздражения... Безумству храбрых поём мы песню, как говорится.

Молния саданула знатная, яркая и громыхучая, до заложенных ушей и пятен в глазах. Ранма успел заметить и второй разряд, ударивший из опущенной руки Шантэ в землю.

Из русалок одна успела загодя сигануть в воду, а две забились в высоковольтных разрядах. Одна обмякла, оглушённая, а вот вторая - лопнула, словно воздушный шарик, оставив после себя лужицу воды с бьющейся в ней рыбкой.

-- Ты её это... того? -- опасливо спросил Ранма, глядя на трепыхающуюся рыбку.

-- В каком смысле, кого? -- приподняла бровь Шантэ. -- С языком таки проблемы?

-- Он имел в виду, -- Набики попыталась сформулировать поделикатнее, -- что вот была русалка, а вот её больше нет.

-- Какая русалка! -- возмутилась остроухая. -- Это ж {i}шикигами{/i} была! Вот, и рыба осталась! -- Она подошла, подобрала рыбу и поболтала перед ними за хвост. -- Вы думаете, монстры просто так толпами прут? Четыре из пяти шлют своих шикигами, и конца этому нет. Их косишь и косишь, они лопаются кучами мусора, а назавтра опять прут.

-- Кучами мусора? -- заинтересовалась Укё. -- То есть, у вас шикигами не обязательно из бумажного талисмана создавать?

-- А у вас - только так?.. Если честно, я не знаю, как монстры их делают. Но чаще из всякого хлама. Изредка бывает, что-нибудь полезное вываливается, что можно в магазине продать. Но рееедко. Змееженщины всегда кучей обглоданных костей рассыпаются, орки - самые полезные, эти часто полудрагоценные камушки используют. Можно в лес ходить на добычу, если с деньгами напряг. Главное - не переборщить, а то могут...

-- Обидеться? -- предположила Шампу.

-- Не, хуже. Обрадоваться, что есть с кем подраться. Начнут к моему маяку ломиться, орать с утра под окном или того хуже - в город по пути забредать. Оно мне надо?

-- А оставшаяся одна пятая? -- полюбопытствовала Шампу, подходя к русалке. и осторожно шевеля хвост ногой. Верхняя, девичья, половина была вполне заурядного размера - в лифчике из ракушек, к счастью - а вот хвост был длинный, мощный. Вся русалка, пожалуй, на сотню килограмм тянула.

-- Оставшиеся приходят лично, -- ответила Шантэ. -- И потом уползают битые. А вот не надо было лезть! -- Подойдя к русалке, она наступила той на хвостовой плавник и рявкнула: -- А ну брысь отсюда!

Русалка перестала притворяться оглушённой, выдернула хвост, а потом одним мощным движением сиганула со скалы, уйдя в воду с тихим всплеском.

-- Не слишком ты её сурово? -- спросила Аканэ, добрая душа.

-- Вот засадят тебе пузырём в спину - сразу раздумаешь им сочувствовать, -- отрезала Шантэ. -- Не знаю, чего им тут надо, но мирно с ними никто ещё поговорить не смог. Всё хи-хи да ха-ха, а подойдёшь - хрясь! Или пузырём засадят, или трезубцем ткнут. Одно слово - монстры.

Пошагали дальше.

До материкового берега оставалось всего ничего. Все расслабились в предвкушении знакомства с городом. Дощечка хрустнула. Соседние оказались ещё хлипче. Приведя к закономерному Ааа-бултых.

-- Сестрица Аканэ плавает как топор, -- хладнокровно прокомментировала Набики булькающие на морских волнах пузыри.

Издав тяжкий вздох, словно нудную повинность отбывала, Ранма сиганула с моста, уйдя в воду изящно, почти без всплеска.

Аканэ обнаружилась дрыгающейся совсем неглубоко, и была быстро вытащена на поверхность, невзирая на все усилия томбойки уплыть обратно в глубину.

-- Пххи-чан! -- трагически прокашляла спасаемая.

Осознав, что поросёнка и правда нигде нет, Ранма кинула нервный взгляд вверх. Помогать собирается кто-нибудь? Шампу стояла с мордой кирпичом - не ей утопающих спасать, ага. Укё искала, куда пристроить лопату. Шантэ начала было какой-то танец, но схватилась за виски и покачала головой.

-- Держи, -- сказала Набики, разматывая кнут и перегибаясь через опорную верёвку ограждения. Аканэ смогла дотянуться до кончика. Ранма спешно нырнула, оставив её висеть, слегка покачиваясь на волнах.

-- Помогите вытянуть её, что-ли, -- обратилась к остальным невестам Набики: У Шантэ возникли бы с этим проблемы из-за маскировки под беременную.




{$separator}




Рыжеволосая девушка с косичкой ввинчивалась в глубину, ориентируясь на смутное чувство знакомой Рёгиной ки. Ну, не тренировался он в этом весьма экзотическом исскустве, что теперь поделаешь? Приходилось работать с чем есть. Ощущение начало расплываться. Уже близко, или начинает тонуть?.. Полминуты судорожных метаний туда-сюда спустя, она разглядела в зелёном водяном мраке тёмную тень. Ага!

И тут вдруг её сплюснули сильные руки, заставив выдохнуть от неожиданности!




{$separator}




-- С ним точно всё будет в порядке? -- забеспокоилась вытянутая на мостик Аканэ, когда из воды забулькали пузыри. Не уточняя, жениха имела в виду или поросёнка.

-- Тут ничего опасного не водится? -- спросила у полуджинии Набики.

-- Ничего, что он не мог бы побить одной левой, -- ответила та. -- Пасть-рыбы, русалки, взрыв-губки - вот и всё. Я больше за поросёнка волнуюсь.




{$separator}




Успокоив теряющегося парня - а это оказался именно он - парой ударов под дых, Ранма уже тащила его к поверхности, когда до неё дошла маленькая, неудобная деталь.

{i}Голый{/i} Рёга. От слова совсем.

Булькнув в раздражении, рыжая изменила направление, с удвоенной силой работая ногами и рукой, стремясь обогнуть скалу. Дышать уже сильно хотелось и этот... свин неблагодарный ещё возникал, трепыхался.

Наконец сочтя, что с моста их уже не увидят, позволила ему вынырнуть.

-- Ранма! -- еле успев продышаться, обвиняюще заорал парень в бандане. -- Это всё ты виноват!

-- Не знаю, как твоё проклятье перевернуло, -- прошипела рыжая, отцепляя от своих плеч его руки, -- но перед Аканэ я бы в таком виде не показывался. -- И сардонически указала глазами вниз.

Тот поморгал непонимающе. Потом до него дошло, он попытался рефлекторно прикрыться, обвиняя Ранму, но лишь забулькал, окунувшись от того, что перестал работать руками.

-- Ты лучше поросёнка своего держи! -- громко добавила та. А потом, шёпотом: -- Иди, потеряйся куда-нибудь. И без штанов не возвращайся. А то Шантэ вон уже косо смотрит, того гляди догадается. И что она тогда своей лучшей подруге скажет - неизвестно... Давай, пошёл нафиг. Устал я с тобой нянчиться. Хочешь снова Пи-чаном стать - попробуй добыть горячей воды, может сработает.

Она развернулась и поплыла обратно к мосту, надеясь. что теряющийся парень потеряется этак на недельку-другую. Один лишний боец в и так трещащую по швам команду не стоил того головняка.

-- Он утонул?! -- в ужасе воскликнула Аканэ, увидев, что рыжая плывёт налегке.

-- Его Рёга подобрал! -- беззаботным тоном крикнула Ранма, надеясь, что Шантэ не сложит два плюс два. -- В своём репертуаре - попал вместе с нами, но заблудился по дороге между мирами!

-- Да, он такой, теряющийся, -- заметила Набики, тут же догадавшись.

-- Потеряется сейчас опять - и где нам его тогда искать? -- добавила Укё.

Из-за скалы вдруг эхом донеслись хлопки, всплески, и боевой клич Рёги.

-- Ох нет! -- заволновалась Аканэ. -- Один в незнакомом мире, полном монстров...

Над островом пролетела, вращаясь, русалка. Плюхнулась в море, подняв столб брызг, отскочила пару раз от воды, словно запущенный камушек, да так и осталась колыхаться на волнах, глаза в кучку.

-- Я бы на твоём месте, -- уверенным тоном успокоила её Ранма, -- за монстров бы волновался.

Впрочем, волноваться пришлось уже ей, за целость собственной шкуры: Шантэ непреклонно настояла идти выручать Рёгу.

К счастью, никого они, обогнув скалу, не нашли, кроме ещё пары русалок в отключке. Само восходящее солнце было не видно, скрытое за одним из островков, но щедро рассыпало по сумеречному морю алые блики, рассмотреть среди которых даже плывущего слона было бы задачей нереальной.

-- С его выносливостью, -- утешила полуджинию Укё, -- может сравниться только его способность теряться на прямой дороге без отвилков. Тут ничего не поделаешь, это как закон природы. Или ты его таскаешь за руку или на поводке, или он исчезнет в самый неподходящий момент и появится только через месяц.

Шантэ вздохнула, проворчала что-то на тему «второго Боло нам не хватало», в итоге просто махнула на Рёгу рукой и с прежним энтузиазмом направилась в сторону города.

У более наблюдательных нэримцев сложилось впечатление, что товарищи, срывающиеся вдруг с места в дурь для неё - не новость.

Преодолев сотню метров по лесистому берегу - эта часть выглядела скорее как парк - вышли через проулок на небольшую площадь, весь центр которой занимал круглый пруд с берегами, одетыми в камень. Сама площадь была покружена в утренние сумерки, в тени деревьев парка, но кончики крыш уже сияли рассветным огнём.

-- В источник не плюхайтесь, -- на полном серьёзе предупредила Шантэ. -- Здесь воду берут.

Одна женщина как раз этим и занималась. Наполнила кувшин, взгромоздила себе на голову, и пошагала прочь с царственной осанкой, покачивая бёдрами.

-- Там дядина мастерская, -- показала налево Шантэ. -- Вон тот вот большой дом - баня, надо будет вам всем выписать абонементы. Цены за один раз - обдирательские, на приезжих. Руина чуть правее -- Она указала на обшарпанный дом с большой дырой в луковице крыши, с забитым досками входом -- это где моя подруга Сора держит... То есть будет держать.. Должна будет, свои яйца. Там, в глубине - стена и ворота. Видите, стражник скучает?

В глубине между домами действительно наблюдалось подобие глинобитного забора с аркой вычурной формы, возле которой топтался сонный мужик в красной остроконечной шапке со свисающими ушами и красной полурубахе, оставлявшей одно плечо открытым.

-- Это у них униформа такая, -- объяснила очевидное Шантэ. -- Так... Дальше у нас магазин - я потом покажу - и завершает круг картинная галерея. Ммм... Куда теперь?..

-- Не собирались ли мы кого-то предупредить? -- тактично напомнила Шампу.

-- Да, конечно! -- Шантэ поспешила к мастерской со всей скоростью, какую позволяла маскировка под беременную. Дверь оказалась заперта. Она начала молотить кулаком. -- Дя... Глубокоуважаемый Мимик!.. Ау!.. Миии-мииик!.. Есть кто дома!

Привлечённая шумом, подошла крохотная девчушка в платьице с открытыми плечами, сообщила гордо: «Мне узе сетыле!» и удалилась, задрав нос.

Шантэ продолжала колотить. Уже и стражник у далёких ворот начинал поглядывать косо.

-- Да что ж такое... -- пробормотала полуджинни, опуская руку.

-- Если вы к старику Мимику, -- вклинился мальчик лет десяти, грызя яблоко, -- то он сегодня на выставке охотников за реликвиями. До света ушёл.

-- Спасибо! -- поблагодарила Шантэ загорелого до черноты ребёнка в синих шароварах. -- Пойдёмте! -- она с новой энергией устремилась, переваливаясь, по узким извилистым улочкам, тонущим в полутени в то время, как восход подсвечивал алым верхние этажи.

Пропетляв едва ли метров полста, вышли на деревянный мостик через узкий залив, сужающийся направо расщелиной в скалах. Ещё в сотне метров слева его устье перечёркивал длинный каменный мост, тоже ведущий во второй городской квартал, топорщащийся впереди хаотичным скопищем домов, домишек и круглых башен с верхушками-луковицами, уже подсвеченным, отражавшимся ярко в тёмных водах залива.

Шантэ замедлилась до комфортной скорости черепашьего шага, и начала делиться подробностями:

-- Вот по тому мосту, -- указала налево она, -- я бежала отражать нападение Боеприпас-барона. Ну и пёрли ж они! А я-то не знала ещё, что мэр нас продал... Кстати, сказать бы ему пару ласковых...

-- Предупреждён - значит вооружён, -- выдала китайскую народную мудрость Шампу.

-- Это да, -- радостно согласилась Шантэ. -- Ужо я им теперь!.. -- Она огляделась вокруг. -- А вот на этом месте Сора меня с Ренча спихнула. Я, говорит, друзей не подставляю. И вдруг шварк меня через плечо! Кто ж знал, что она Ренча имела в виду, из-за того, что тинкербаты тут внизу шлялись ордами. Ладно бы хоть предупредила! Я навернулась так, что еле бежать могла. -- Она потёрла свою пятую точку. -- Едва отбилась - хрясь! - прилетает горшок этот, которым она тинкербатов на поле битвы призывает. Она им с корабля стреляла, который воон там, за мостом ошивался, -- замаскированная девушка показала налево. -- И как пошла горшками стрелять! Я еле под укрытие домов добежала. Один в башню попал - вон ту, что из воды торчит - так свалилась, как дерево подрубленное, и затонула.

-- Погоди, -- остановила поток её красноречия Набики. -- Что же это за горшок, что им ту башню снесло? Она же каменная!

-- Нуу... Круглый, железный, -- объяснила Шантэ. -- Вот такой в поперечнике. -- Она показала на уровне своего роста. -- Я не знаю, они там сразу сидят или уже после приземления призываются, но у горшка крышка, и через эту крышку по три тинкербата за раз выпрыгивает. И так и будут выпрыгивать, раз за разом, пока горшок не разломаешь.

-- А кто эта «она», -- уточнила Ранма, -- которая горшками швырялась?

-- Так Риски Бутс же, -- не поняла Шантэ. -- Королева семи морей, пышнотелая пиратка, и всё такое прочее. Кто, по вашему, тинкербатами-то командует? Она одна такая. Кроме, как у неё в команде, они больше нигде не встречаются.

Гадая, кто же такие эти тинкербаты, нэримцы шагали по берегу извилистого канала, разглядывая местную архитектуру. Дома - все без исключения того же кирпича цвета терракоты, иногда встречались и прямые и кособокие, и высокие и низкие, часто отштукатуренные на вид глиной. Всюду - вычурные окна, полотняные навесы и башни, воздвигнутые, похоже, просто от любви к искусству. Город стоял не на материковом берегу, как показалось поначалу, а на хаотическом сборище мысов и островков, давно погребя их под собой. Улочки соседствовали с каналами и омутами, где не видно было дна. Массивные круглые решётки в каменных боках набережных намекали на наличие подводных катакомб - или, как минимум, на удивление разветвлённой канализации.

Мимо проплыл бородатый мужик на вёсельной лодке, гружёной бочками так, что сидела в воде по краешек.

-- Приливы здесь чисто условные, -- пробормотала Набики, бросив взгляд на прилепившийся к боку канала дощатый причал, от которого под воду вела деревянная лесенка. Видно было, что через полметра она и кончается. -- Получается, это море - внутреннее, на манер Японского или Средиземного?..

Шантэ жизнерадостно семенила вперёд, показывая: тут уходила крышами от приспешников Боеприпас-барона с {i}гатлингами{/i} (слово было произнесено на ломаном английском), там - отбивала ресторан от наводнивших его тинкербатов, пока хозяйка ныкалась вооон на той крыше - была показана деревянная мансарда, прилепившаяся, словно скворечник, к верхушке высоченной башни. И не говорите - сама гадаю, как она туда залезла! А вон та незаметная дырка в стене - видите? - ведёт в давным-давно замурованный чулан, где оказался сундук с держателем сердца... Нет, но обезьянка-то пролезет. А на крыше вон того дома...

-- Мы так петляем оттого, что короткого пути нет, -- вежливо вклинилась в поток энтузиазма Шампу, -- или ты настолько хочешь нам город показать?

-- Ну... показать, конечно, хочу, -- призналась Шантэ. -- Но главное - проверить, не прячутся ли где тинкербаты. Зря я, что-ли, маскировалась?

-- Идея сама по себе правильная, -- осторожно начала Ранма, -- но я тут заметил кучу входов в канализацию... Там они не могут сидеть?

Шантэ остановилась, как вкопанная. Потом зашлёпнула лицо ладонью в жесте глубокого стыда:

-- Ведь знала же, что что-то упускаю!..

-- Такая разветвлённая сеть? -- уточнила Ранма.

-- Это-то как раз наоборот, -- отмахнулась Шантэ. -- Большинство этих труб ведёт в тупики. Но у тинкербатов есть эти... как их, горшки с окошком и ласты для подводного плавания. А пещер и просто замурованных погребов под городом полно. Вы не представляете, сколько там уголков, в которые не ступала нога авантюриста, и сколько там всего разного можно найти!.. Но я предпочитаю туда не соваться. К русалке, конечно, не липнет, но всё равно бе.

-- Значит, враги верней, всего, сидят под землёй, -- подытожила Ранма, -- и добраться до них, не привлекая внимания, совершенно невозможно.

-- И я не могу превращаться, -- согласилась Шантэ. -- По тихому, русалкой, подплыть не получится. Да и где бы я их искала? Там, внизу, полдня надо потратить чтобы хотя бы половину ходов проверить. А ведь бывают ещё и незаметные, и секретные, и умышленно чем-то задвинутые...

-- И какой у тебя теперь план действий? -- спросила Шампу.

-- Ммм... Идём к дяде. Предупреждаем, потом патрулируем город до открытия выставки... -- В животе у неё выразительно заурчало. -- Хех... Предупреждаем, потом завтракаем, {i}потом{/i} патрулируем. Авось что-нибудь подозрительное и заметим. А даже если нет - я заранее знаю, что Риски задумала. На этот раз {i}мы{/i} для неё устроим сюрприз!

Решительно повернув налево, Шантэ начала петлять через город наискосок, в направлении набережной. На которую они вскорости и вышли. Набережная была широкая, каменная, с далеко вдающимися в море деревянными пирсами ,у которых стояли сейчас лишь несколько рыбацких баркасов со спущенными парусами. Вид отсюда открывался впечатляющий: берег обнимал огромный, смотрящий на юг, залив дугами скалистых островков. Правее в розовой дымке виднелся большой дворец с огромной луковкой впечатляющей центральной башни. Похоже, он стоял на мысу, поскольку за ним было лишь небо.

Далеко влево, на одной из скал, маяк еле различался чёрной грибовидной тенью на полыхающем фоне восхода.

Вот. -- Шантэ указала на большое, похожее на склад здание. -- Зал для выставки они здесь арендуют. Обойдём вокруг для начала, ладно?

«Вокруг» обойти оказалось непросто: дома выходили на набережную монолитной стеной с минимумом подворотен. Большинство, похоже, были складами, некоторые - с деревянными стрелами кранов на верхних этажах. Проходя мимо одного такого, Шантэ покосилась на стрелу крана, на пирс напротив, и фыркнула каким-то своим мыслям.

Наконец, попался проулок, по которому углубились в пропахшие рыбой улочки.

На пол-дороге в обратную сторону Шантэ вдруг полыхнула еле сдерживаемой неприязнью при виде прохлаждавшейся в дверях одного дома убийственно роскошной платиновой блондинки - Ранма бочком, бочком, задвинулась за Аканэ - чей наряд состоял, фактически из бикини-стрингов, чулков до середины бедра и полу-юбки, полностью открытой спереди, словно мини-плащ с красным подбоем. Ранма сглотнула, старательно изучая местную архитектуру. Веко Аканэ дёрнулось.

Ах да, ещё на этой разбивательнице сердец - чей рвущийся из топика бюст заставлял завидовать даже Шампу - были перчатки по локоть и красный бант в волосах.

-- Похоже, ты эту фифу терпеть не можешь, -- тихо заметила Укё когда раздражающая женщина уже осталась позади, мазнув по незнакомым девушкам безразличным взглядом.

-- Она кальмаров-сердечек изводит на артефакты! -- негодующе сверкнула глазами полуджинни. -- Как у этой бесстыжей особы рука только поднимается! Они же такие лапочки! А она их раскалённым молотом, ради какого-то паршивого держателя сердца...

Видно было, что рассказывает о наболевшем.

-- А кальмары-сердечки - это кто такие? -- сочувствующим тоном спросила Аканэ. -- И где эта нехорошая женщина их ловит?

-- Ну... На деревьях, обычно, -- как само собой разумеющееся объяснила Шантэ. -- Чтобы я ещё раз для неё... Кхм. В общем, они как детёныши варп-кальмаров. -- Она развела руки на ширину футбольного мяча. -- Только всегда красные и голова у них со впадинкой. Но не это главное! У них талант приключения находить - как у кошек! -- Ранму передёрнуло, но она не заметила. -- И такие же залезучие. Иногда в джунглях в кроне самого высокого дерева находишь.

-- Сухопутные кальмары - это ладно, -- сказала Набики, явно что-то прикидывая. -- Мы и не такое видали. А что такое «держатель сердца»? Ты уже второй раз их упоминаешь.

-- Ну... -- Шантэ замялась на мгновение, сбитая с мысли резким сходом с темы кальмаров. -- Вот. -- Она извлекла из ки-кармана большую то-ли вазу, то-ли флягу в форме сердечка, с золотыми ручками по бокам. Хрустальный сосуд выглядел до краёв наполненным прозрачно-рубиновой жидкостью, от которой веяло... улыбкой, что-ли, словно кто-то смотрел на тебя изнутри со смешинкой. Сапфировые основание и пробка оттеняли рубиновое с золотым, добавляя цветов.

-- Какого-то рода зелье? -- спросила Шампу.

-- Это не жидкость, -- предупредила Шантэ. -- А... дым, что-ли? Стоит вынуть пробку - он тут же в тебя всосётся, и сделает крепче. Раза где-то в полтора, я думаю. Можно и не один, но от каждого следующего эффект всё меньше... -- Она уставилась на сосуд с кисло-задумчивым выражением на лице.

-- Судя по твоему энтузиазму, есть и другие подвохи, -- заметила Набики.

-- Помимо того, что я теперь знаю, из кого их делают? -- Шантэ убрала артефакт обратно. -- Целебное зелье начинает лечить всё слабее. Привыкаешь рисковать почём зря: тебе же всё нипочём. А лишняя крепость выветривается через неделю где-то. Причём, совершенно неощутимо, никогда не знаешь.

-- Коварная штука, -- не могла не согласиться Ранма.

-- Я этот берегу на крайний случай, -- кивнула Шантэ. -- А потом крайний случай наступает, и мне становится не до того, и я о нём забываю.

Сделали фактически полный круг, но никого подозрительного так и не заметили. Точнее, сначала подумали, что заметили, но оказалось, что такие закутанные с макушкой мужики - только глаза видно - тут не редкость.

-- Мужчины в паранджах, женщины в стрингах, -- тихо подытожила для себя Набики. -- Чем дальше, тем больше сходство с арабскими странами оказывается поверхностным.

И действительно, у большинства встреченных женщин был открытый живот. Ранма молча завидовала им: для её шёлковой рубахи - двухслойной, кстати! - тут было жарковато.

Ранма предложила по быстрому запрыгнуть на крыши, оглядеться, но Шантэ попросила её отложить это до после завтрака, сохраняя маскировку под просто прохожих. И чего она надеялась разнюхать с уровня земли? Тут не крыши, тут целый лабиринт бы, где армию спрятать можно.

Вышли снова на набережную.

-- Может, хватит впустую болтаться на голодный желудок? -- намекнула Ранма, зацепившись взглядом за навес рыбного лотка, развёрнутого в начале одного из пирсов. -- Я даже сам жарить готов, если что.

-- Там в маяке целый ящик моей капусты остался, -- поддакнула Уке. -- Надо её срочно в дело пустить, а то испортится. Но жаровни плоской нет, и кому на лапу давать неизвестно, чтобы разрешение на торговлю получить, и водятся ли тут подходящие ингредиенты для {i}любожарености{/i}... От же ж!

Чужой язык порой взбрыкивал, и из твоего рта вылетало не совсем то, что хотела сказать - особенно при упоминании всяких исконно японских вещей как, например, {i}окономияки{/i}.

-- Как бы это ни шло против твоих принципов, -- посоветовала Набики, -- но капусту лучше будет продать. Хоть ресторану какому, или как у них тут эти заведения называются.. Мы все вляпались в такое приключение, что - вот чует моя пятая точка - будем теперь спасать мир на полный рабочий день. Хочешь поспорим, что тебе некогда будет к местным продуктам приноравливаться?

-- Не хочу, -- отмахнулась та. -- Я и сама чую большую кучу... приключений.

-- Пи-чан там тоже, наверно, голодный, -- невпопад добавила Аканэ.

Шампу сделала морду кирпичом: воины на голод не жалуются. Но опостылевшую лапшу из родного кафе уже вспоминала с ностальгией.

-- Я... кхм... сама бы не прочь перекусить, -- перебила их Шантэ под аккомпанемент подозрительного урчания. -- Но, может, сначала предупредим дядю?

-- Погоди, -- остановила её Шампу. -- Он же сейчас там, где запланировано нападение?

-- Ну, да, -- не поняла Шантэ. -- В доме том, мимо которого мы проходили.

-- Значит, враги там, вероятней всего, прячутся, -- уверенно заявила амазонка. -- Дядя твой, даже если шёпотом всё рассказать - он смолчать сумеет?

-- Ой, нет, -- покачала головой Шантэ. -- Ой, нет. Он такой шум подымет...

-- Нельзя предупреждать, -- заключила Шампу. -- Спугнём - потеряем преимущество в неожиданности.

-- Значит, устроим ловушку? -- предложила Набики. -- У нас коронное послезнание и секретный коронный Ранма, о котором противнику ничегошеньки неизвестно.

Рыжая напыжилась от важности.

-- Это... может сработать, -- нехотя согласилась Шантэ. -- Отловить Риски и сдать султанской страже... Пока сбежит - у нас день-другой спокойный появится... Но лампа!

-- Отнимем, -- уверенно пообещала Ранма.

-- Удиви её {i}резко{/i}, -- посоветовала Шантэ. -- Ты быстрее и сильнее. Не давай ей передыху. Иначе она сама тебя удивит. Наша... тётушка... -- Она перешла на иносказание, поскольку оголодавшие девушки уже приближались к точке общепита, влекомые неодолимым ароматом жареной рыбы, -- полна сюрпризов, умна и коварна. Хоть и прикидывается простушкой-хохотушкой.

Припортовая харчевня оказалась чем-то похожа на привычные летние кафе. Тут тоже были столики, выставленные на улицу за низенькой загородочкой, и свёрнутый пока полотняный навес от солнца. Медяки Шантэ не считала, отмахнувшись: мол, копеечный расход-то. Еда и правда была дешева, незамысловата, но сметена чуть не вместе с тарелками: рыбу тут жарить умели. И рыба была на диво хороша - приморский город же. Пришлось заказывать добавку, а потом ещё одну.

-- Это почти так же вкусно, как {i}блеско-жарка{/i}.. Угх... {i}терияки{/i}.

-- Гонишь, -- сыто возразила Ранма. -- Это вкуснее! Интересно, из чего делают этот соус?

-- За подобные знания, -- мудрым голосом ввернула Укё, -- немало клановых войн велось.

Настроение у всех было благодушное и шапкозакидательское. Солнце оторвалось от горизонта, наливаясь светом, начиная наяривать. День обещал быть жарким.

-- Что будем делать дальше? -- подняла вопрос Набики. -- До открытия выставки несколько часов.

-- Мы - туристы, -- авторитетно заявила Ранма. -- Поболтаемся по городу, полюбуемся достопримечательностями. Самое главное, -- она кинула многозначительный взгляд на Шантэ, -- мы никого из местных не знаем... Кстати! -- её глаза загорелись энтузиазмом. -- Тут пляж есть?

-- Даже несколько, -- ответила Шантэ. -- Там, глубже, между скалами. Их с набережной не видно.

-- Ранма! -- остудила порыв рыжей Аканэ. -- У нас купальников нет!

-- Могу одолжить свои запасные, -- предложила Шантэ. -- Они на завязочках, безразмерные.

-------------------------------------------------
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 649
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

PreviousNext

Return to Betaing creative writing (section B, visible to guests)

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest

Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php