Невест много не бывает (Татеваки 1/2)

Post it here if you prefer your beta to be publicly available

Unread postby Parovoz » 09 Apr 2011, 00:10

Татеваки ½



Глава 1



– Так ты уверен, старик, что это сработает?

Татеваки Куно задумчиво вертел в руке маленький пузырёк.

– Должно сработать, должно! На любую девушку подействует. Гарантию даю - любовь навеки. И противоядия нету!

– И как его применять?

– Очень просто. Влить ей весь пузырёк в рот, прижимая её к себе. Грубовато - конечно...

– Весь - значит?

– Ну конечно! Что там того пузырька. И для кого оставлять-то? Али господин гарем себе завести решил? Ай-яй-яй! – прищурился торговец магическими снадобьями.

– А если вдруг... Мало-ли что в жизни бывает... Парень по ошибке выпьет?

– Да ничего. Сбегает лишний раз в туалет по малому делу - и вся проблема. Парень в парня не влюбится, ну и девушка в девушку - тоже. Да и ежели девушка это на парне опробует - толку не будет. Для этого другое снадобье надобно.

– Спасибо, другого не требуется. Сей вариант вполне меня устроит. Уверен - сумею я прижать любимую достаточно нежно, не оскорбить чтоб зарождающее чувство.

* * *

Уроки давно кончились. В классе оставались только дежурные. Учитель с сомнением оставлял эту парочку на дежурство, но понадеялся на чудо. В конце концов - они не так уж часто устраивают в классе погром. Аканэ с остервенением оттирала тряпкой со стиральным порошком свежее чернильное пятно с парты.

– Ранма, ещё воды принеси.

Парень отвлёкся от работы шваброй и спросил с надеждой:

– Горячей?

– Тащи уж горячую. А то ещё обольёшься - опять филонить начнешь. "Я - не ученица это шкооолы..." Тьфу... Дурак.

– Ладно, сейчас сбегаю. Давай ведро.

– Чего давайкаешь? Вон - на полу стоит.

* * *

Медитирующий в зале клуба кендо Татеваки глубоко вздохнул и открыл глаза.

– Аканэ Тэндо или Девушка-с-Косичкой? Девушка-с-Косичкой или Аканэ Тэндо? Я люблю вас обеих! Как же тяжело мне сделать выбор между вами двумя! Но я обязан сделать его - ибо шанс лишь с одной мне даден. И та из вас, кого выберу я теперь - лишь одна - навеки моею станет. Девушка-с-Косичкой или Аканэ Тэндо? Аканэ Тэндо или Девушка-с-Косичкой?

Не отрываясь, он глядел на два портрета, висящих перед ним.

– О - как же выбор сей тяжел! Прекрасны обе вы по-своему. Сколь чудны и необыкновенны мощь и напор Тэндо Аканэ - столь же чудесна и женственна прекрасная Девушка-с-Косичкой! Не в силах я решить сей загадки души моей.

Он решительно поднялся.

– Так пусть сама судьба решит - кто будет счастьем мне! То будет та, кого из них я первой встречу!

* * *

– Чего ты его так несешь? Полное набрал, расплескать боишься?

– Не. Горячую отключили. Знаешь - не прикольно как-то опять домой девчонкой топать.

– Можно подумать - ты ещё не привык.

Ранма поставил ведро на пол и вздохнул с облегчением.

– Нефига к такому привыкать. Я и так за эту неделю только два раза домой пацаном добрался. Дурацкие дожди.

– Ничего. Зато не будешь говорить, что уборка - не мужское дело.

– Тогда ты будешь вёдра таскать. Идёт?

– С какой это радости - я?

– Ну... Когда я девчонка - ты потяжелее, тебя ведро не так перекашивает.

– Так значит я - толстая?! - схватилась Аканэ за ведро, нацеливаясь на наречённого жениха.

– Не-не-не, – замахал он руками. – Я не это имел в виду! Просто ты ростом чуть повыше и вообще - покрупнее!

– То-то же.

Аканэ поставила ведро, обмакнула в него чистую тряпку и продолжила тереть парту. Наконец - чернильное пятно приняло размеры крышки стола, придав ей равномерный цвет, чуть более голубой, чем соседние столы.

– Ну вот - совсем другое дело, – удовлетворённо выпрямилась младшая Тэндо. – Идём дальше.

* * *

По коридору пустой школы разносились решительные шаги. Наконец - они остановились у двери класса 1-B. Постояв немного, Куно взялся за дверную ручку.

– Вот класс, в котором учится Аканэ. Вот дверь в класс, в котором учится Аканэ. Вот... О чём я? Ах - да. Если я открою дверь в класс, в котором учится Аканэ, и окажется - что сегодня дежурит она, то Тэндо Аканэ и будет избранной мною единственной навеки. Должен ли я торопиться, открывая эту дверь? Должен ли я торопить судьбу, и честно ли будет сие по отношению к Девушке-с-Косичкой? Ведь она-то - кажется - не учится в классе, который за дверью, ведущей в класс, в котором учится Тэндо Аканэ. А значит - не может Девушка-с-Косичкой дежурить в классе, который за дверью, ведущей в класс, в котором учится Тэндо Аканэ. А значит - только Тэндо Аканэ могу я встретить в классе, который за дверью, ведущей в класс, в котором учится Тэндо Аканэ. Но не слишком ли часто я повторяю Тэндо Аканэ Тэндо Аканэ Тэ... Кгм... Вот... О чём я? Ах - да. А знаю ли я подлиное имя Девушки-с-Косичкой Девушки-с-Косичкой Девушки-с-Косичкой-сичкой-сичкой?

* * *

– Слышь, Аканэ, как думаешь - что за идиот уже несколько минут бормочет под дверью?

– Мало ли в нашей школе идиотов? – огрызнулась Тэндо, оттирая очередную парту. – Один точно отпадает.

– Который?

– Который-который... Который через пару минут опять за чистой водой пойдёт. И не вздумай мне заявить в следующий раз, что и чистой больше нет.

* * *

Татэваки Куно оставил дверную ручку в покое, повернулся через левое плечо и снова вцепился в дверную ручку, как в родную.

– О - нет! Я должен же на что-нибудь решится! Ибо не оценили бы колебаний моих столь долгих ни напористая Тэндо Аканэ, ни стремительная и лёгкая Девушка-с-Косичкой. О - я знаю! Я должен магию малую применить! Ибо если противник мой - Саотомэ Ранма - грязный колдун, так зазорно ли и мне к простому заклинанию прибегнуть?

Татеваки зажмурился, прошептал:

– Да хрен с ним...

И открыл дверь. Дверь класса, в котором учится Тэндо Аканэ.

* * *

– А идиот-то был не простой, а напыщенный! – насмешливо произнёс Ранма, опираясь локтём на швабру.

Аканэ перестала размазывать ровным слоем очередное пятно и подняла глаза.

– Татеваки, что это тебя сюда принесло?

– О Тэндо Аканэ! Отныне ты лишь - возлюбленная моя! - воскликнул Куно, бросаясь к ней по проходу между партами.

Саотомэ-младший перепрыгнул через парты и преградил ему дорогу, вставая в боевую стойку.

– Полегче на поворотах, Куно! Тебя сюда никто не звал!

Куно выхватил свой неизменный бокен.

– Саотомэ Ранма! Ты не помешаешь счастью моему с Тэндо Аканэ!

Аканэ схватила ведро.

– Охладитесь оба, горячие хоккайдские парни! Ой...

Ранма опустила руки и укоризненно посмотрела на окатившую обоих.

– И что ты натворила?

В наступившей тишине было слышно, как капает вода с одежды Ранмы и Татеваки. Хлопнула выдёргиваемая пробка.

– Девушка-с-косичкой! Как рад я, что пришла ты ко мне!

– Эй! Ты что делаешь?! - вскрикнула Аканэ.

Зажатая в объятиях высокого парня, девушка в китайской одежде машинально сглотнула горьковатую жидкость и вытолкнула языком пустой пузырёк.

– Что это за хрень, Куно? Что ты... Какой ты...

Он слегла ослабил объятия, девушка грациозно подняла руки, обнимая его за шею. Медленно закрывая глаза, она прижалась щекой к его широкой груди.

– Татеваки-сама, любимый мой... – нежно прошептала девушка.

Аканэ медленно осела на мокрый пол и больно ущипнула себя за ухо.

* * *

Держась за руку высокого парня, девушка в китайской одежде неторопливо шла по улице. Возле пары суетилась Аканэ.

– Ты что - совсем уже?

– Аканэ, отвали.

– Что значит - отвали?! Что вообще всё это значит?!

Девушка с косичкой оставила руку Куно встала в боевую стойку.

– То и значит - иди к чёрту! Татеваки - мой! Поняла? И ты его не получишь!

– Что значит - твой?! Изврат!

– Толстая дура!

Татеваки встал между девушками.

– О, Девушка-с-Косичкой и Тэндо Аканэ! Не ссорьтесь, вас прошу я. Ведь дороги вы обе были мне, однако ж должен был я выбрать лишь одну!

– Да нахрен ты вообще кому нужен, идиот?!

– Не смей оскорблять моего парня!

– Придурок!

– Сама дура! – выкрикнула девушка с косичкой, бросаясь в атаку.

* * *

Аканэ в перепачканной пылью одежде сидела на обочине дороги и плакала, стараясь не глядеть вдоль улицы. Туда, где в облачке пыли девушка с косичкой торопливо утаскивала Татеваки Куно за руку.

– Ранма, дурак. Что он творит? Неужели он и правда...

* * *

Влюблённая пара сидела за столиком в кафе. Девушка оторвала взгляд от Куно, чтобы зацепить ложкой последний кусочек пирожного.

– Открой, мой милый, ротик - прибудет самолётик. Ам...

– О, как хороша и нежна ты, о любимая моя. Что желаешь ты теперь?

– Милый, я хочу того, что хочешь ты. Ты ведь хочешь остаться со мной наедине - я права?

– О - да, любимая! Ты словно мысли мои знаешь! Куда ж пойти нам - что хотелось бы тебе? Коль знаешь романтичные места, что дороги тебе.

– О, Куно. Не надо лишних слов. Что может быть романтичнее, чем дом любимого?

– О - да! Мой дом красив и романтичен. И скоро станет домом он твоим. Так времени не будем мы терять - позволь ввести тебя мне в дом мой, как любимую невесту!

– Куно, мне уже не терпится. Бежим наперегонки!

– О - да, проказница.

* * *

Запыхавшийся Куно опёрся рукой о створку ворот.

– О, как быстра ты и неутомима, проказница, мечта моя, о, Девушка-с-Косичкой.

– Куно, милый, ну я почти разочарована. Я должна буду потренировать тебя. Мой милый должен быть лучше всех. Ведь так?

– О - да, стараться буду я. А пока - войдём же в дом мой, как того ты и хотела.

– Да - открывай уже быстрее. Я хочу остаться с моим милым на-е-ди-не.

Куно распахнул калитку в тяжелых старинных воротах. Пройдя во двор, девушка глубоко вдохнула, прикрывая глаза, и прошептала:

– О, Куно! Я наконец-то дышу воздухом твоего дома!

– Косастая, опять ты здесь! – раздался навстречу голос Кодачи.

Девушка нахмурилась, становясь в боевую стойку.

– Кодачи, ты - сестра моего возлюбленного, и я должна быть приветлива с тобой. Но берегись, если ты попытаешься помешать нашим отношениям!

– Ох-хо-хо-хо! Кажется - мой бестолковый братишка добился своего! Так значит - теперь и мои шансы повышаются! Я обязана воспользоваться этим!

Счастливая Кодачи выпорхнула за порог - на поиски своего возлюбленного Ранмы Саотомэ. Татеваки взял девушку за плечи.

– Войдём же, милая, в мой дом. Теперь-то точно в доме мы одни.

– Я так рада, любимый. Позволь только мне сперва принять душ. Я вспотела на бегу.

– О - да, конечно же, любовь моя, о - Девушка-с-Косичкой. И я, и дом сей весь - в твоём распоряженьи!

* * *

Входя в просторную ванную, девушка игриво расстегнула верхнюю пуговку китайской рубашки.

– Только чур - не подглядывать. Я ведь пока ещё только твоя невеста, милый.

– О да, прелестница. Но жду я с нетерпеньем тот день, когда увижу я тебя во всей твоей красе.

Девушка протянула руку и погладила его по щеке.

– Да, милый. Я тоже едва могу дождаться этого дня. И вот увидишь - я тебя не разочарую. Но пока - мы должны быть благоразумны. Ведь правда, милый?

– О - да, прелестница моя.

Она прижалась щекой к дверному косяку и прошептала, ускользая за дверь.

– Я выберу самое лучшее подвенечное платье.

Послав воздушный поцелуй, она добавила с улыбкой:

– Я быстро.

Дверь захлопнулась. Девушка помедлила, прижимаясь ладонью к двери.

– Милый, как я счастлива. Ты, я... Теперь мы навсегда будем вместе.

Торопливо сбрасывая одежду, она еле слышно шепнула.

– Только бы мне сохранить свою тайну...



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby chebmaster » 09 Apr 2011, 15:38

:oh: :oh: :da_ny: :oh: :oh:

А чего-нибудь менее травмирующего? Про Лекса Лютора, например, или про эсэсовцев...
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 652
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Unread postby Crystal (архив) » 09 Apr 2011, 16:15

"...стебусь, издеваюсь, ёрничаю..." а можно над кем-то другим?

Пойду лечить нервы... :da_ny: , надеюсь поможет...

P.S. Автор, предупреждать надо...(
User avatar
Crystal (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 09 Apr 2011, 19:42

Глава 2



Зашумела вода. Девушка поёжилась, стоя под прохладными струями.

– Холодно. Как же быть? Я не должна предстать перед моим любимым... Впрочем...

Она выглянула не секунду из-за занавески.

– Он обещал не входить. Значит - я могу и погреться.

Рука, открывшая горячий кран, через пару секунд из женской превратилась в мужскую... И тут же схватилась за причинное место.

– Блин! Вот зараза!

Ранма резко огляделся.

– Ага - есть!

Он прошлёпал мокрыми ногами до фаянсового предмета своего вожделения и блаженно вздохнул, поднимая глаза к потолку.

– Вот чёрт - как резко придавило-то. Еле добежал.

Немного постояв для порядка, он огляделся.

– Блин! А что я вообще тут делаю? И... Охренеть! Какую околесицу я нёс! Какая нахрен любовь, какая свадьба?! Куно, сопляк! Что это он в меня такое влил?! Скотина полоумная! И ведь я же стал девчонкой прямо у него на глазах! Неужели ему на это пофигу? Не мог он снова не допереть, что это - я! Он что - собрался на мне жениться, даже зная, что я - мужик? Он что - педик? Ему вообще что ли фиолетово - с кем в кровати кувыркаться? Да он уже в конец охренел!

Обтершись первым попавшимся под руку полотенцем, Ранма начал одеваться, продолжая негромко рассуждать.

–Или он так и не понял? Да не... Ну даже Куно не может быть идиотом до такой степени. Ну какой бы он ни был тупой, но он же - по крайней мере - не слепой. Я же был у него перед носом, когда Аканэ нас обоих окатила. Это тупорылое создание пялилось на меня, когда я изменялся. Это-то он должен был увидеть. Ну даже если он зажмурился на секунду - ну должен же он был увидеть, что я стою, хоть и девчонкой, но в той же одежде и в той же позе. И на том же месте! Так выходит - он... А чего тогда к другим парням не пристаёт? Хрен его разберёт.

Ранма - уже окончательно одетый - вздохнул, берясь за ручку двери.

– Идиоты - они люди особенные. Хрен разберёшь, что у них в голове.

Он резко разпахнул дверь. Напротив двери в выжидающей позе стоял Татеваки Куно.

– Ранма Саотомэ?! – с негодованием воскликнул хозяин дома. – Что делаешь ты здесь?! Что сделал ты с возлюбленной моею?!

– Куно, ты вконец охренел! Какая возлюбленная?! Я мужик!

– Не думай, что укрылся от меня тот факт, что ты мужчина! Но от того негодование моё, что в ванную к возлюбленной моей проникнуть ты посмел, колдун зловредный! И с нею там уединился!

– Т-татеваки, до тебя так и н-не дошло? - ошарашено пробормотал Ранма, отступая.

– Тебя я покараю, негодяй! Развратник, совратитель милой девушки моей! – закричал Татеваки, бросаясь в атаку с занесённым для удара бокеном. Пробегая сквозь дверь, рослый Татеваки зацепился поднятыми руками за верх дверного проёма, босые ноги скользнули по мокрому кафелю. Ранме пришлось подпрыгнуть, пропуская под собой скользящего по полу ванной парня. Врезавшись в противоположную стену, он затих.

Ранма обернулся в дверях и процедил сквозь зубы:

– Ну всё, Татеваки. Моему терпению пришел конец.

* * *

Перескочив через забор, Ранма появился во дворе дома Тэндо. Аканэ бросилась навстречу.

– Ранма!

– Отвянь!

– Ты что теперь - любишь Куно?

– Куно? Да эту безмозглую скотину убить мало!

– Ты хоть побил его?

– Аканэ, мне что - делать больше нечего? Да его лупить - что грушу. До мешка с соломой и то быстрее что-то дойдёт.

– И что - ты это так и оставишь?

– Кто - я? После того, что он пытался со мной сделать? Да такие идиоты просто не имеют права существовать!

Аканэ испуганно схватилась за щеки.

– Ты что - собираешься убить Татеваки?

– Я? Неет. – насмешливо протянул Ранма. – Ни в коем слууучае. И как ты только могла такое подумать? Уверяю тебя - теперь так легко он уж точно не отделается.

Ранма упер руки в бока и расхохотался. От его зловещего смеха младшей Тэндо стало по-настоящему не по себе.

* * *

Старательно укладывая походный рюкзак, Ранма периодически повторял:

– Куно, тебе хана.

Наблюдающая из дверей комнаты Аканэ спросила:

– Ранма, что ты задумал?

– Всё - теперь Татеваки доигрался в любовь, – повторил Ранма, не оборачиваясь.

– Ранма!

– Что?!!

– Что с тобой?

– Со мной? Ха! Со мной как раз - всё в полном порядке. Хотя стоп... Надо проверить.

Торопливой походкой Ранма прошел в ванную и позвал:

– Аканэ!

Она встала у двери, не заглядывая внутрь.

– Ты! Изврат! Ты что - хочешь, чтобы я опять увидела тебя голым?

– Фигу тебе. Я не собираюсь раздеваться до конца, а в одних трусах ты меня сто раз видела.

– Изврат. - повторила Аканэ.

– Чокнутая.

– Ах так!

Он упер руки в бока.

– Вот что! Не зли меня, я и так зол до чёртиков! Лучше помоги.

– Чем ещё?! Спинку что ли тебе потереть?

– Не дури - мне не до купания. Мне надо проверить.

– Что?

– Что-что! Дура! Эта бокеннонесущая скотина влила в меня какую-то мерзость. Я должен проверить - не начну ли я снова его обожать, когда намокну.

Аканэ, продолжая стоять у стены за пределами ванной комнаты, сердито сложила руки на груди.

– Ну так проверяй - я-то ту при чём?!

– При том! Если увидишь, что со мной что не так - сразу обольёшь горячей.

– Ааа! Не можешь без меня обойтись?

– Хочешь, чтобы я Касуми об этом попросил?

– Иди к чёрту! – рявкнула Тэндо, влетая в ванную и вставая перед стоящим в одних трусах парнем.

Схватив в руку душевую головку, она взялась за холодный кран.

– Получи, дурак!

Мокрая девушка с косичкой медленно подняла руки, прикрывая грудь, задумчиво завела глаза к потолку.

– Так. Погоди. – начала она с расстановкой. – Так. Татеваки Куно. Скотина. Так. Напыщенный идиот. Ага. Убить его мало...

Она поморгала на стоящую с душем наизготовку Аканэ и бросилась ей на шею.

– Ура! Аканэшечка! Всё прошло!

– Больше его не любишь?

Девушка с косичкой замотала головой, держась за плечи Аканэ.

– Не - не капельки. Только ещё больше ненавижу.

Отскочив, она радостно закружилась на месте.

– Ураа!

– Что - можно обливать?

Ранма махнула рукой.

– Не надо. Мне всё равно в таком виде идти придётся, – она сжала кулачок. – Ну, Куно! Готовься! Ты узнаешь, что такое коварная женская месть настоящего мужчины!

* * *

Накинув на плечи рюкзак, Ранма в китайской одежде направилась к воротам.

– Так что ты собрался делать? – окликнула её Аканэ.

Девушка с косичкой обернулась и посмотрела на неё.

– Учить и воспитывать... Постой-ка!

Она сбросила с плеча рюкзак и подошла к наречённой невесте.

– Это ведь он сначала собирался влить в тебя! Ему было всё равно - кому скормить эту мерзость - мне или тебе! Просто я оказался ближе!

– Ранма, можно подумать - для тебя это открытие.

– Вот же сволочь, а? А если бы... Я-то его разлюбил, как только стал парнем, а тебе пришлось бы провести остаток жизни в обнимку с этим дегенератом!

Аканэ схватилась за голову:

– Только не это! Ранма! Нет! Только не он! Да лучше кто угодно, любой идиот - хоть ты! – она схватила собеседницу за руки. – Я больше не буду тебя останавливать! Делай - как знаешь! Только прошу - береги себя!

Сжимая кулаки, милая девушка злобно поглядела в сторону.

– Это будет страшная месть!

* * *

Обыскав весь дом, запыхавшийся Куно выскочил на улицу.

– Злобный колдун! Куда девал ты моё счастье - возлюбленную девушку мою?! И сам ты скрылся, убоявшись моего искусства боевого!

– Куно-семпай! – донесся до его ушей милый голосок.

– О, Девушка-с-Косичкой! Ты вернулась!

– О, Татеваки! Я собрала вещи!

– Неужели! О - как же счастлив я безмерно! Готова ты сегодня ж переехать в дом ко мне?

– Куно, ты тоже собирайся. Я хочу отправиться с тобой в путешествие.

– О - да, возлюбленная девушка моя. Весь мир готов к твоим ногам я бросить! Поедем же с тобой на Окинаву!

Девушка капризно надула губки.

– Нет, милый. Туда я не хочу. Я хочу подальше.

– О - ужель за океан со мной поехать хочешь ты?

Обняв Куно, девушка прижалась к нему щекой, поморщилась и снова придала лицу милое выражение.

– Куно. Я хочу, чтобы ты узнал меня получше. А для этого нет ничего лучше, чем поездка в Китай. Там есть одно место, которое дорого мне по-настоящему. Оно изменило всю мою жизнь.

Запрокинув голову, она встретилась с ним глазами.

– Прошу тебя. Ты ведь поедешь туда со мной?

Поглядев в умоляющие глаза, Татеваки торжественно воздел руку с зажатым в ней бокеном.

– О - да, возлюбленная девушка моя! Клянусь исполнить просьбу я твою! И будет путь наш настоящею дорогою влюблённых!

Прижимаясь к нему с неподдельной радостью, девушка подумала: "Куно, скотина, вот тут-то тебе и кранты!"

* * *

Сидя на крыше гостиницы, Ранма тоскливо обводил глазами панораму вечернего Пекина.

– Скотина Куно этот распоследний. Недели две петляем по стране - но не приблизилися к цели мы вполне! Тьфу! Твою мать! Я уже начинаю говорить, как этот идиот! Прикольно - конечно - ещё и покататься за его бабки, если бы не надо было за это терпеть его самого. Сволочь. Как же меня достало изображать влюблённую дурочку. Придурок. Напыщеный идиот. Понятно, что такому одна дорога - девок отравами любовными кормить. Ни одна дура такого не полюбит. Уж на что Аканэ дура - а в десять раз умнее. Хотя нет. Ноль умножить на десять - всё равно ноль. Так что не в разы, а просто. На очень большое дофига. Ещё и целоваться лезет по десять раз на день. Бррр... Как же хочется ему врезать. У - скотина надутая. С Рёгой я и то быстрее добрался бы. Блин! Это опять там эта свинина - небось - к Аканэ в постель запичанивается! Приеду - в живой уголок сдам! Хоть бы Аканэ его уже раскусила! И какого я подписывался его тайну хранить?

– Ранма Саотомэ?! – раздалось у него за спиной. – Негодник мерзкий! Вновь преследуешь ты девушку мою?!

– Долбаный придурок! Как он тут оказался?!

Не оборачиваясь, Ранма спрыгнул с крыши. Куно бросился в погоню.

– Я не позволю...! Ой! Как высоко!

Свесившаяся через балконные перила девушка поймала пролетающего мимо Татеваки за шиворот.

– Ах ты проказник! Где ты шляешься? Я хочу попить с тобой чайку - он уже совсем остыл.

Втянутый на балкон, Татеваки схватил девушку за плечи.

– Не приставал ли к милой девушке моей колдун премерзкий - Саотомэ Ранма?

– Куно! Ты видел его?

– О - да!

– Уедем отсюда! Скорее!

– Не медля! Утром же бегу я за билетом!

* * *

– Лапу убрал! – раздался сердитый голос из-под соломенной шляпки.

– Что, милая моя? - переспросил Куно, придвигаясь и не снимая ладони с нежной девичьей коленки.

Девушка прикусила губу и приподняла пальцем край шляпки.

– Прошу, любимый, ну не будь так тороплив. Ты трогаешь меня - сие небезопасно. Ведь могу себя я не сдержать.

– О - сколь же сильно твоё чувство!

Она стряхнула несколько песчинок с новенького купальника.

– О, Куно, ну зачем нам это море, этот пляж? Меня к себе влечёт вода другая.

Она встала и поглядела вдаль, уперев руки в бока. "Зараза. С этим идиотом я постоянно жру, чтобы он не целовался. Уже толще Аканэшки становлюсь. Если бы не постоянные пробежки - я бы уже не то, что в старый купальник - в дверь не пролезал".

– Так что ж - желаешь снова в путь ты?

– Да, Куно. – она обернулась и нахмурилась: – И теперь за билетами иду я!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 10 Apr 2011, 20:28

Глава 3



Увесистый рюкзак оттягивал плечи. Уже несколько часов они молча шагали по дороге среди гор. С Татеваки градом катил пот, но он терпеливо мерил широкими шагами дорогу к своей судьбе. Поглядывая на быстро шагающую впереди девушку, он размышлял: "О, девушка прекрасная моя, сколь долог путь твой был и труден! О - неужели скоро я узнаю, что нашла ты - и что столь сильно мне мечтала показать?!"

Не оборачиваясь, девушка улыбалась своим мыслям.

– Вот и последний поворот, - шепнула она.

Из за скалы показалась долина, покрытая россыпью многочисленные крошечных озёр. Над водой торчали бамбуковые шесты.

Подойдя поближе, она огляделась и криво улыбнулась. "Отлично - гида не видно. Правильно - сегодня же понедельник, у всех нормальных гидов выходной".

* * *

На краю долины - у берега одного из крошечных озёр - расположилась пара. На расстеленной постилке лежало приготовленное к пикнику, походная плитка тихо шипела, подогревая чайник. Поверх раскрытого рюкзака отдыхал бокен. Татеваки наклонился для поцелуя.

- О, моя возлюбленная девушка с коси...

- Попался!

Она схватила его за шиворот и окунула с головой. Вытащив на секунду и оценив результат, она снова обмакнула и как следует поболтала. Свободной рукой Ранма вылила не себя половину чайника и превратилась в парня. Парень вытащил из воды за шиворот... высокую блондинку, мужскую одежду которой распирали шикарные женские формы. Она ошалело заморгала глазами.

– Ранма Саотомэ?! - воскликнула она, хватаясь за пояс - где у Куно обычно был всунут бокен. Но тут же она закрыла ладонью рот.

– Ой... А где...? А почему...? А...

Она опустила глаза, чтобы посмотреть на пояс, но вместо пояса увидела то, что его заслоняло: две очаровательные выпуклости, заставившие кимоно немного распахнуться.

– Э... Это что?

– Это грудь, - хмыкнул Ранма, упирая руки в бока. – Женская.

– Но откуда? И что случилось с голосом моим?

– Ты ещё на отражение своё посмотри.

Блондинка подошла к воде, наклонилась и взглянула не себя.

– Ой. Так я - женщина?

– Ага.

Отойдя, она села у постилки и уставилась перед собой.

– Минуточку. Но я не понимаю. Такого ведь никак не может быть. Я женщина, но... Не припоминаю - лишь парня в голове моей воспоминанья...

– Вооот! - протянул Ранма.

– Какое "вот"?! Кто я?! Как моё имя? Ведь вспомнить не могу я ничего!

– Что значит - ничего?! - опешил парень.

– Да ничего - что связано со мною! Лишь странный сон - что будто парнем я была. Но помню я твоё лицо и имя - Ранма!

– Так может - это был не сон? - подмигнул Саотомэ.

– Ох, нет - меня ты обмануть пытаешься наверно, – игриво поглядела блондинка. – А может - ты так шутишь надо мной? Скажи же мне: что произошло здесь?

– Татеваки, ты превратился в девушку!

– Ох - нет, такого быть не может! С косичкой парень, ты даже знаешь имя, коим звали меня в этом странном сне?

– Какой ещё сон, придурок? До тебя опять не доходит?

Она отвернулась, закрывая лицо руками.

– Мне непонятны слова твои, о - Саотомэ Ранма! Ведь вижу я - мы здесь с тобой сидели на пикнике! Так значит!... О - неужели?!

Распахивая объятия, блондинка бросилась к парню:

– Так ты привёз меня сюда! Как же прекрасно это место! Что ж бежишь ты? Я люблю тебя, красавчик мой с косичкой!

– Ой - нет! Ещё одна! - заорал в отчаянии Ранма, стремительно взбираясь по крутому склону.

– Постой! Куда же ты, любимый! – неслось ему вслед.

Наконец - Ранма долез до небольшой площадки, до которой - похоже - прежде никому, кроме птиц, добраться не удавалось. Усевшись, он поглядел вниз. Блондинка в мужской одежде стояла внизу, упираясь ладонями в склон, и глядела на него грустными глазами.

– Придурок, – тихо проворчал Ранма. – Полный кретин. С чего я взял, что до него что-то может дойти? Идиот. Какой же я идиот.

Свесившись вниз, он крикнул:

– Эй, Татеваки!

Блондинка завертела головой.

– Любимый, разве мы здесь не одни? Разве здесь и этот парень, что мне снился? О - я вижу: здесь бокен его!

– Татеваки, ты полный кретин! – донеслось сверху.

– Да где он? Я его не вижу!

– Дура! Куно, ты - непроходимая дура!

– Куно? Так значит: всё-таки я - Куно? Из рода древнего и славного сего? Постой-ка... так выходит я - Кодачи?

– Дура! Кодачи - это твоя сестра!

– Да - правда! Это тоже вспоминаю! Любимый, расскажи всё обо мне! Ведь ты же знаешь! Уже мне кажется - мой сон - не просто сон, и в нём есть доля правды!

– Наконец-то до тебя начинает доходить!

– Что, милый?

– Облей себя из чайника!

– Зачем?! Ведь он горячий!

– Не такой уж горячий. Я уже обливался.

– Ну хорошо... Раз ты так говоришь, любимый...

Блондинка подошла к стоящему чайнику, осторожно потрогала его блестящий бок, полюбовалась на своё отражение и прошептала:

– Душенька моя душа, до чего ж я хороша.

– Кончай тормозить! – донеслось с площадки.

Девушка наклонилась и вылила остатки воды из чайника себе на голову.

– Ещё есть вопросы?

Спустившийся вниз Ранма подошел к Татеваки и похлопал его по плечу. Тот поглядел на своё отражение на боку пузатого чайника, ощупал себя.

– Хм... Всё в порядке. Так это был сон? Я что – задремал?

– Дошло, придурок?

Куно обернулся.

– Саотомэ Ранма?! Колдун примерзкий, снова ты преследуешь любимую мою?!

Зыркнул по сторонам, Татеваки бросился к рюкзаку, схватил лежавший на нём бокен и встал в боевую стойку. Ранма попятился в сторону от долины.

– Ты что - полный придурок? До тебя не доходит? Это же я! Я превращаюсь в девушку! И ты - тоже!

– В девушку? Такого быть не может! Морочишь голову ты мне! Тем более тебе я не поверю - что утверждаешь ты, будто бы и я тоже превращаюсь!

– Кретин! Ты только что был девкой и кричал, что любишь меня!

– Колдун! Ты сон мой странный знаешь! Значит - ты его мне и навеял, чтоб оскорбить меня - мужчину настоящего из рода Куно - славного и древнего весьма!

– Идиот! Куно, ты дурак! Ты полный придурок! Сказочный! Ты обязан верить в колдовство хотя бы потому, что в жизни не может быть такого идиота, как ты!

– Готовься к смерти, ты, колдун презренный! – закричал Куно, бросаясь в атаку.

– Как же мне осточертело тебя лупить, идиот! – выкрикнул Ранма, убегая.

Он бежал словно заяц, но Татеваки не отставал. "Твою мать!" – успел подумать Ранма на бегу. "Я ж сам его натренировал!"

– Куда девал любимую ты девушку мою?! – кричал постепенно догоняющий Куно.

Ранма подпрыгнул и пнул мокрое после дождя дерево, обрушивая на себя небольшой дождь.

– О, Девушка любимая с косичкой! – воскликнул Куно, распахивая объятия, но не снижая скорости.

Она прошмыгнула у него под рукой. Татеваки едва успел затормозить перед мокрыми кустами.

– Придурок! Я - Саотомэ Ранма! – выкрикнула она, оборачиваясь.

¬– О - да, я слышал твоё имя, но не хочу тебя им называть! Ведь так оно похоже на имя колдуна премерзкого, что вечно норовит тебя от меня спрятать! Теперь же сам он скрылся, убоявшись моего...

– Кретин! – выкрикнула девушка, сбивая Татеваки с ног. – Я тебя ненавижу!

Татеваки вскочил на ноги.

– Ужель не любишь больше ты меня?!

– Идиот! Твоя отрава давно вышла! Ни одна девушка не полюбит такого придурка, как ты! А я - тем более не могу тебя любить! Я - парень!

– О - да, ты так сильна и так умна ты, что парни многие завидовать вполне могут тебе!

– Татеваки, да когда же до тебя дойдет?!

– Любимая, зачем слова?! Любовь меж нами будет вечной!

– Получи!

Очередной миниатюрный дождь не только охладил Куно, но и превратил его снова в фигуристую блондинку.

– О, Де... Ой... Я опять проснулась? Где мой любимый? Скажи мне, девушка с косичкой, ты не видала ль здесь с косичкой парня? Одет он был похоже на тебя.

– Куно, ты тупее всех тупых!

– О, девушка с косичкою, меня ты знаешь? О - теперь я вижу - во сне своём я видела тебя!

– Татеваки, это был не сон!

– Не сон? Но что же?! Наважденье?

– Это была правда!

– Быть не может! Иль теперь я сплю?

Блондинка ущипнула себя за ухо.

– Ай! Нет - не сон это! Скажи одно - где мой любимый Ранма?

– Да я это, я! Не тупи, Куно! – кричала девушка с косичкой. ¬– Я и есть Саотомэ Ранма! А ты - Куно Татеваки, семнадцать лет! И ты не спишь, ты - парень, который превратился в девушку! В бабу такую же тупую, как ты сам!

– Что говоришь ты, девушка с косичкой?! Ты бредишь иль решила издеваться надо мной?! Куда моего спрятала ты парня?! И... Не ты ли в воду бросила меня и вылезти мне не давала, пока любимый мой меня не спас?! О - теперь я знаю! Ты меня морочишь, ты - колдунья, ты - обман! И сон тот странный, где была я парнем, тобою наслан на меня! Что хочешь ты?! О - нет! Я в сне том странном будто бы тебя любила! Так ты хотела любовью извращённою...?

– Заткнись, дура! Чья бы корова мычала! Мужик, который влюбился в мужика!

– Такого не было и в сне том странном, ведьма! Была я будто парнем, но любила не парней! Столь мне противны извращения любые, что не было в том сне моём им места!

– Дура!

Девушка с косичкой перепрыгнула придорожную канаву и быстро полезла вверх по откосу.

– Колдунья! Ты влезаешь там, где не взобраться человеку! – неслось ей вслед.

Оставшись на дороге одна, блондинка села на дорогу, наклонилась и поглядела на своё отражение в луже.

– Ах, как я хороша! Вот только лишь одежда... Одежда странная, да и размер не мой... Что же со мной случилось, как попала я в места вот эти? И где я? И... И как меня зовут?!

* * *

Вскарабкавшаяся на косогор Ранма остановилась, услышав позади рыдания.

– Вот же зараза.

Она посмотрела вниз. На дороге сидела на корточках странная блондинка в мужской одежде. Закрыв ладонями лицо, она оглашала окрестности громкими рыданиями. Саотомэ села на траву у края обрыва.

– Скотина безмозглая. И он ещё заявлял, что я не мужик. А сам вон - за пару секунд ориентацию поменял. Идиот. А может - зря я с ним так? Один чёрт это ничего не дало, только ещё хуже.

Рыдания прекратились.

– Впрочем - я знаю главное! – донеслось с дороги. – Я Куно, мне семнадцать лет, я хороша собою! И покамест Белой Розою прошу я меня звать!

Ранма пожала плечами и встала. Глядя вниз, она ухмыльнулась:

– Да чего я - собственно - переживаю после того, что он сделал? И он в полном порядке - какой был дурак, такой и есть!

* * *

Подобрав валяющийся бокен, высокая блондинка огляделась.

– Здесь снова парень странный этот был - из снов моих. Бокен свой обронил он на дороге. Должна найти его я и вернуть. Но если правда, что он тоже где-то здесь... Постой-ка! Ежели я - Куно, и Кодачи мне сестра... Выходит - Татеваки - брат мой! Нет - не понимаю. Откуда взяться в памяти моей его воспоминаньям? И что же странная та девушка с косичкой... Выходит, что она - невеста Татеваки? Но утопить она хотела меня - его сестру. За что? Ужель меня она настолько ненавидит, иль мечтает единолично домом завладеть?

Блондинка рассеяно зашагала по дороге, засунув бокен за пояс.

– Но если так - должна узнать её я планы! Уж не должна ли я и братца моего спасать, коль завладела его сердцем эта гнусная колдунья?

* * *

Придерживая лямку рюкзака, Ранма шагал по дороге от Джусенькё. В другой руке паровал полный чайник.

– Смех, да и только. Ну ничего - не помрёт как-нибудь. Рёга вон - вообще свинья, и ничего - живёт и процветает. А этот идиот даже ни хрена не понял. Может - надо было из него хомячка какого-нибудь сделать? Да ну на хрен! Хватит с меня одного Пи-чана. А то - чего доброго - ещё и этот бы у неё в постели поселился. Ещё и передрались бы... Вот умора!

Он оглянулся.

– Шампу только - дуру - жалко. Симпатичная всё-таки. Если б я хоть кошек не боялся... Тьфу! Мерзость!

* * *

Блондинка вынула из за пояса бокен и взмахнула им.

– Интересно. Во сне неплохо с ним я управлялась. Что - если и умение моё из сна - частица правды?

Она встала в стойку, взмахнула несколько раз бокеном. Повернулась к склону и бокен замелькал в её руках, нанося уколы невидимому противнику. Со склона посыпалась глина, выбиваемая толчками воздуха.

– О! И вправду им я кое-что могу! Становится уж это интересно! Уж не брал ли мой учил меня сему чудесному искусству?

С боевым вскриком она крутнулась, срубая ветки придорожного куста.

– О - да! Подобна я тем древним женщинам - воительницам, о коих сложены легенды!

– Эй, не вспомнила ещё - кто ты? – донёсся до неё насмешливый голос.

Она обернулась и с восторгом воскликнула:

– Ранма-сама! Видал ли ты, любимый, что могу я?

– Ага - видал.

Девушка обняла его.

– Ты гордишься мною?

– Ага, – усмехнулся парень, обливая её из чайника.

– Ранма, снова ты! – отскочил Татеваки, замахиваясь бокеном.

– Да на - подавись... – Ранма обречённо плеснул на себя из фляжки.

– О, Девушка-с-косичкой, снова ты нашлась!!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby chebmaster » 10 Apr 2011, 22:40

Очень, очень хорошо, что кресло у меня устойчивое, с подлокотниками...
User avatar
chebmaster
Site Admin
 
Posts: 652
Joined: 06 Apr 2013, 13:38

Unread postby Parovoz » 12 Apr 2011, 23:55

Глава 4



Аканэ Тэндо разминалась во дворе, когда створка ворот заскрипела, медленно отворяясь. Во двор устало вошла девушка с косичкой. Она сбросила с плеча свой рюкзак и уселась на пороге дома. Аканэ подбежала к ней. Ранма покосилась уныло.

– Ну давай - смейся надо мной.

– Ранма... Ээээ... Ты что - беременна?

– Ты охренела, Аканэ? С чего ты взяла?

– А чего иначе тебе так растолстеть?

– Дура! Да меня всего месяц не было, думаешь - уже было бы заметно? Я тупо разожрался. Блин. Этот идиот всю дорогу пытался целоваться. Надо же было изображать благовидный предлог...

– Теперь не будешь говорить, что я толстая!

– Угу. Пока обратно не похудею. Можешь вместе со мой фигурой заняться - может быть - хоть так поможет.

Аканэ села рядом.

– А что ты сделал с этим придурком?

– Что-что... Увидишь - обхохочешься. Фух. Пойду - ванну приму.

* * *

Кодачи встретила брата суровым взглядом.

– Братик, ты - случайно - не знаешь - куда мог деться мой любимый Ранма?

– Не ведомо то мне, и знать его я не желаю! Преследовал меня и Девушку-с-косичкой колдун сей мерзкий всю дорогу!

Кодачи всплеснула руками.

– Быть того не может! О - неужели косастая и его с собой потащила в Китай?! Бедный мой Ранма-сама! Она ведь теперь любит тебя, но не хочет оставить и его в покое!

– Не говори о ней ты так, сестра! Уверен я - теперь она меня лишь может обожать! И только чары Саотомэ Ранмы помехою встают меж нами. Не в силах совладать с великим нашим чувством - отныне стал и на меня он наважденья насылать!

Кодачи отскочила, указывая на брата гимнастической булавой.

– Ну нет! Только мне он предназначен судьбой! Я не смирюсь, сколько бы эти две негодницы не пытались отнять у меня моего любимого! И раз вернулся ты - наверняка вернулся и мой любимый Ранма! Уж теперь-то я разыщу его!

* * *

Аканэ бежала изо всех сил. Впереди маячил заметно растолстевший зад её жениха. Ранма обернулся:

– Чего ты там тормозишь? Заснуть можно от такого бега!

Он развернулся и побежал спиной вперёд.

– Давай уже - шевели толстым задом!

– Скотина! Кто бы говорил!

Аканэ с мгновенно рассвирепевшим лицом начала догонять.

– Другое дело! – подмигнул Ранма. Снова повернувшись к ней задом, он бросил через плечо:

– Не отставай!

– Ни хрена себе! – выдавила младшая Тэндо, следя за удаляющимся облачком пыли.

* * *

Добежав до ворот дома, Аканэ, запыхавшись, оперлась о стойку ворот.

– А Ранма на третий круг ушел. – сообщила Набики, глядя на секундомер. – Надо предложить ему поучаствовать в соревнованиях по бегу. Если согласится - обязательно на него поставлю - можно сорвать шикарный выигрыш.

– Сестра, ну ты в своём репертуаре.

– Как обычно, – пожала плечами Набики. – Кстати - вот и он.

Набики достала клетчатый флаг на коротком древке. По улице стремительно приближалось облачко пыли. Средняя Тэндо лихо замахала флагом. Промчавшись чуть дальше, Ранма затормозил и вернулся неторопливым шагом.

– Ну как? Последний круг - лучший?

Набики кивнула. Ранма оценивающе посмотрел вниз, похлопывая себя по животу.

– Завтра дашь отмашку после четвёртого.

– С тебя пятьсот йен за работу финишера.

– Потом отдам. – отмахнулся парень.

– Смотри. Ты и так мне должен, как мышь - полю.

* * *

– Касуми, дай ещё! – потянулась Аканэ тарелкой.

Ранма усмехнулся.

– Так ты не похудеешь.

– Молчи, грусть! Ты меня загонял сегодня! Я теперь не знаю - как до школы дойду!

– Дошагаешь как-нибудь. Хочешь - я тебя донесу?

– Подлизываешься?

– Делать мне больше нечего, как подлизываться к такой немилой пацанке. Ещё пробегусь, а с грузом - оно и полезнее.

– Так - я тебе - груз?!

– Ну не хочешь - ковыляй пешедралом, – отвернулся парень.

– Ладно уж, извини... Я согласна поехать.

– Во-во. А то - её подвезти предлагают, а она ещё и носом крутит.

* * *

Счастливая Кодачи Куно бежала по улице. За ней развевалась гимнастическая лента.

– О - наконец-то я увижу любимого своего! Уверена - он сейчас идёт в школу, я встречу его по дороге! Ох-хо-хо...

Кодачи услышала позади какой-то странный приближающийся звук. Обернувшись, она увидела лицо своей давней соперницы.

– Аканэ Тэндо? На чем это она?!

Нечто промчалось мимо в облаке пыли. Поднятый скоростью ветер задрал юбку остановившейся девушки.

– Я ничего не понимаю! Что это было? – воскликнула Куно, придерживая юбку обеими руками. – Неужели... Нет - на мотоцикл по звуку не похоже...

Кодачи задумалась.

– Что же это такое?

Похожий звук заставил её снова обернуться. Ещё одно нечто стремительно приближалось в облачке пыли. Оно пронеслось совсем рядом, поднятый им ветер подбросил Кодачи, опрокинул и отбросил к забору.

– А это что? О - кажется - я разглядела лицо моего брата! Что у них за новый транспорт? Неужели братик привёз это из Китая? А Ранма привёз для Аканэ?! Несправедливо! Я тоже хочу! Ведь я - его подлинная невеста!

* * *

Низко кренясь в повороте, Ранма свернул к школе. Часы на фасаде показывали десять минут девятого. Парень влетел во двор и резко затормозил перед входом.

– Слезай.

Аканэ открыла зажмуренные глаза и спрыгнула на землю.

– Блин... Лучше бы пешком пошла.

– Что - страшно? – усмехнулся Ранма, переводя дыхание.

– Идиот. Конечно. Где ты так научился-то? Ты что - ездил обмакиваться в источник утонувшего мотоцикла?

– Ага, блин - супербайка. Ты с моё от Куно побегай - не так ещё научишься. О! Вспомни г-но - вот и оно!

По улице стремительно приближалось облачко пыли.

– Ранма Саотомэ! – злобно выкрикнул Куно, стремительно приближаясь.

– Аканэ, разом!

Пара подпрыгнула, подставляя ноги. Куно с ходу наткнулся на них физиономией, закувыркался и влетел в школу сквозь стекло парадной двери. Из разбитой двери раздался грохот.

– Идиот... – пожал плечами Ранма.

– Так с ним нечего не произошло? – удивлённо спросила Аканэ. – Ранма, ты что - просто так покатался с этим идиотом? Какого чёрта ты шлялся целый месяц!

Ранма хихикнул.

– Просто ты ещё не видела самое интересное.

* * *

Набики старательно протёрла и залепила пластырем царапины на лице одноклассника. Обмакивая тряпку в холодную воду, она хмыкнула.

– Кажется - стоит ещё подумать, на кого ставить. Похоже - он врубился на неслабой скорости.

Она прицелилась положить холодный компресс на лоб Куно, но парень открыл глаза.

– Куно, детка, куда ты так гнал? – недовольно спросила его средняя Тэндо.

– Тэндо Набики?

Он резко сел и схватил её за руки.

– О - не скажешь ли ты мне - где смогу найти я девушку мою любимую?

– Которую?

– О - нет, Набики Тэндо! Отныне лишь одна девушка любима мною! Моя прелестница с косичкой! Столь прекрасен был сей месяц, проведённый с ней! О - сколь же нежна и приятна со мной была она! Но вот - опять она пропала!

Тэндо задумалась, глядя на него с подозрением. "Нежна и приятна? Впрочем - это же Куно. Им хоть кол на голове теши".

– Ну хорошо. Я могу постараться её найти, но это будет дорого тебе стоить.

– Набики, о - найди ж её ты для меня! Скажи - что хочешь ты за это?

– Поиски требуют денег.

– Я понял. Сколько ж - говори.

– Пять тысяч йен. Предоплата сто процентов наличными.

Татеваки порылся в кармане и извлёк требуемую сумму. Подумав - он добавил ещё тысячу.

– Это за срочность? – с подозрением покосилась одноклассница.

– О - нет! Я верю в то, что мне найдешь её ты. Но я хочу, чтоб сразу ей ты отдала письмо. Его я напишу к концу уроков. Ты ведь сможешь?

– Хорошо, – кивнула Набики. – Не забудь написать письмо.

– О нет, Набики! Это уж я не забуду!

* * *

Набики заглянула в додзё. Ранма стоял в уголке вверх ногами, а Аканэ старательно отрабатывала боевые движения.

– Ранма, тебе письмо от Татеваки.

Набики присела перед ним и насмешливо ткнула пальцем в нос.

– Крошка, он влюблён в тебя по-настоящему.

Ранма тяжело перекатился и встал на ноги.

– Фух. Что там - опять письмо?

– Ага - читай.

Ранма разложил перед собой аккуратный лист и с пафосом продекламировал:



– Лепестки сакуры летят к земле,

Ветви сакуры тянутся к солнцу.

Каждый имеет свою цель.

Никто не нужен мне, кроме тебя,

О - девушка любимая с косичкой.



Аканэ подпрыгнула, стараясь ударить на высоте роста Татеваки.

– Придурок.

Ранма хихикнул.

– Ты даже не представляешь - насколько он придурок.

Набики обернулась к сестре:

– Кстати: могу тебя порадовать. Теперь у тебя на одного жениха меньше. Куно сегодня заявил, что его больше никто, кроме Ранмы, не интересует.

– Изврат... – пожала плечами младшая сестра.

– И проходимец, – согласилась средняя. – Такой шикарный бизнес мне обломал. Так что, Ранма, придётся тебе теперь отдуваться за двоих.

– Не переживай, – подмигнул Ранма. – Чует моё сердце - у тебя скоро появится ещё один клиент.

* * *

По мокрой улице колотил дождь. Пузыри вскакивали и лопались в лужах. Под навесом, беспомощно озираясь, стояла высокая блондинка в мужской одежде.

– Где я? Как я тут оказалась? Я вновь не помню ничего! Лишь сон - сон странный, и окончился он тут - на этом месте. Быть может - столь сильна моя любовь, что, обняв Ранму, я рассудок потеряла? Ах - как хорош он - парень мой с косичкой...

Она сложила ладони, мечтательно заводя глаза к хмурому небу. Короткий дождь понемногу начал утихать. Она огляделась.

– И всё же - кто я? И куда теперь идти мне? Может быть - мой сон дорогу сможет подсказать мне к дому? Ах, девушка, постойте! Кажется мне - Вас я знаю. Уж не Набики ль Тэндо имя Вам?

Девушка с причёской "каре" обернулась и изучающе поглядела из-под зонта на неожиданную собеседницу. Симпатичная высокая девушка со светлыми коротко подстриженными волосами, в мужском кимоно.

– Я-то Набики, а Вы - кто?

– Ах - простите, в том-то и беда моя: я даже имя не могу своё припомнить. Вы не знаете ль его?

– Простите - нет.

– Подумайте пожалуйста. Я - Куно.

– Я знакома с семьёй Куно, но Вас я никогда прежде не видела.

– А имя Саотомэ Ранма не говорит ли что-нибудь?

– Его я отлично знаю. А Вы - его знакомая?

– О - да! Возлюбленный он мой! Мы путешествовали по местам чудесным вместе, но что-то приключилось там со мной. Меня он спас, но кажется - я память потеряла.

Набики с растущим подозрением глядела в лицо странной девушки, почти готовой заплакать. "Ещё одна невеста Ранмы? Путешествие? Куно? Что-то здесь не так". Только сейчас она обратила внимание на пластырь на щеке девушки.

– Так Вы... Вы помните меня? – с надеждой переспросила блондинка, заметив улыбку на губах собеседницы.

– Ах - да! Теперь припоминаю. Ммм... Куно Татэми, если не ошибаюсь? Я не сразу узнала Вас с этой причёской.

– О - наконец-то! Я имя своё снова обрела! Как мне благодарить Вас?

– Не стоит благодарности. Достаточно будет - если Вы вернёте мне старый должок.

– О - боже! Да - конечно! Сколько?

– Всего лишь пять тысяч йен.

– Да-да - конечно. И... Прошу - Вы не проводите ль меня до дома?

– Я - занятой человек, моё время стоит денег.

– О - конечно!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Такаиму Инада (архив) » 15 Apr 2011, 08:15

Татеми -это что значит?
User avatar
Такаиму Инада (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 16 Apr 2011, 22:50

[quote name='Такаиму Инада,Пятница, 15 Апреля 2011, 8:15' date='681751']Татеми -это что значит?[/quote]

Просто подобрал по созвучию с "Татеваки". Перевода не нашел, но зачастую сейчас в Японии имена дают просто - как понравившийся набор иероглифов без какого-либо значения.



Глава 5



У ворот дома Куно блондинка схватила Набики за руку и с благодарностью поглядела ей в глаза.

– О - как же я Вам благодарна, о Тэндо Набики! Вы снова выручаете меня! И как прекрасно, что вдруг вспомнила я Вас. О - да - я же должна Вам за услугу!

Набики вдруг слегка покраснела.

– Не нужно.

– О - так значит... Постойте! Коли выручали Вы меня - так были прежде мы подругами! Хочу я снова вашею подругой быть!

Средняя Тэндо пожала плечами.

– Всё может быть. Но если что - обращайтесь. До свидания.

Набики отвернулась и зашагала своей дорогой. Проводив её взглядом, Куно толкнула калитку и вошла во двор.

– О - да! Сей дом я помню! Мне кажется - его я знаю наизусть! Он снился мне - вот здесь ступеньки... Верно! И правда - здесь мой дом родной!

Счастливая девушка раскинула руки, жмурясь от радости в небо.

– Эй, ты кто? – окликнул её строгий голос.

Блондинка резко обернулась и бросилась к окликнувшей, протягивая руки.

– Кодачи, милая сестрёнка!

– Какая я тебе сестрёнка? Кто ты?!

– Ужель меня совсем не узнаёшь? Татэми я! Татэми Куно!

Кодачи фыркнула.

– Впервые тебя вижу.

– Ах - нет! Не может быть! Да что ж за наважденье?! Ужель сестра меня не узнаёт?! Моя родная младшая сестрёнка?!

– О-хо-хо-хо! Она пытается сделать из меня дуру! У меня только старший брат!

– Постой, но ведь... Ах! Что ж тогда со мною?!

Кодачи присела перед упавшей на колени блондинкой и оттянула её руку от лица.

– Ну если приглядеться - ты и правда похожа на моего брата. Может быть - какая-нибудь наша дальняя родственница? Откуда ты вообще взялась такая?

– Ах - я не помню! Кодачи, я не помню ничего! Знаком сей дом мне, но не помню я ни детства своего, ни юности. Тебя прекрасно помню я, твои занятья, твою гимнастику, твою... Ох - нет! О - горе мне! Ты тоже любишь Саотомэ Ранму!

– Что значит - тоже?! – вскакивая на ноги, возмущённо переспросила Кодачи.

– Я путешествовала с ним по странам дальним, по местам чудесным, и девка злобная с косичкой попыталась меня убить иль запугать. Но спас меня мой милый!

– Что?! Ты была с ним?! Негодница! Воровка! Как ты сумела им завладеть?!

Блондинка схватила сестру за руку.

– Прости! Не помню я того! Я ничего не помню! Должно быть - косастой чары память отняли мою, чтоб и любовь мою я позабыла!

– Не сестра ты мне! Ты - мой враг! Поняла ты, плутовка?! Я его тебе не отдам! Убирайся! И...

– Ну нет уж! Теперь я вижу - ты с ней за одно! – вскочила Татеми, хватаясь за бокен. – Не даром брат мой обучил меня искусству боевому!

Свистнувшая в воздухе гимнастическая лента опутала блондинку.

– Брат? О-хо-хо-хо-хо! Пожалуй - ты и впрямь похожа на него. Такая же дура! Ты думаешь, что сможешь отобрать у меня моего любимого?

– Твоего?! Ну нет - меня он любит! И поехал он со мною, не с тобой! И старше я - меня обязана, сестра, ты слушать!

– Ты мне не сестра!

– Кодачи, никогда и брата нашего ты не любила! Сие мне ведомо доподлинно вполне!

– Мошенница! Кто тебе рассказал, что мы не мирим с братом?!

– Молчи, я знаю! Это уж я не забыла! – кричала фигуристая красотка, постепенно освобождаясь от опутавшей её ленты. – Татеваки! Где ты?!

– Не зови! Он ушел и до ужина не вернётся!

– Уж он-то вспомнит обязательно меня! Ведь тоже был он там, где путешествовали мы с моим любимым!

– Аферистка! – хлестнула Кодачи лентой. – Дрянь! Корова крашеная! Я разделаюсь с тобой!

Блондинка прикрылась бокеном и лента снова запуталась.

– Я тоже - Куно! И тебе не уступлю я!

– Ах так?! Я знаю - кто нас рассудит! О - Ранма-сама! – крикнула Кодачи, убегая.

Замешкавшаяся блондинка метнулась было за сестрой, но её уже и след простыл.

– Ох - нет! К нему дороги я-то ведь не знаю! Или...

* * *

Набики вошла в ворота своего дома и услышала удары на заднем дворе. Осторожно выглянув из за угла, она застала Ранму, старательно околачивающего обмотанный верёвкой кол.

– Ранма, у меня к тебе есть разговор, – строго сообщила Набики.

– Какой?

– Я сейчас встретилась с Куно Татэми.

– А кто такая...? А - понял! Она всё-таки придумала себе имя.

– Нет - имя ей придумала я. Она ничего не помнит. Что ты с ней сделал?

Ранма сунул руки в карманы и усмехнулся.

– Всё она прекрасно помнит. Только не верит, что это её воспоминания.

– Так это и была твоя месть?

– Конечно. Вообще-то я надеялся, что хоть так до Татеваки дойдёт, что девчонка с косичкой - это я. Но до него не дошло даже тогда, когда он сам стал превращаться.

– И теперь, если он намокает...

– Ага. Он считает себя девчонкой, которая потеряла память. И которой снился странный длинный сон, что она была парнем. Прикинь - какой идиот, а?

Набики поглядела хмуро.

– И теперь она - ещё одна твоя невеста?

– Тсс! Не говори пока никому, – зашептал Ранма.

– Очень надо, – хмыкнула Набики, уходя. В её кошельке уже шелестели деньги, полученные от Шампу.

* * *

Услышав на улице знакомый смех, Ранма на всякий случай разбежался и прыгнул в пруд. Следующим прыжком мокрая девушка с косичкой взлетела на крышу дома и притаилась в ожидании. Долго ждать не пришлось. Полоумная гимнастка перемахнула через забор и позвала:

– Ранма-сама! Любимый, где ты? Я пришла за подтверждением твоего чувства, изменник!

Следом на заборе показалась ещё одна девичья фигура - на сей раз булавы в её руках были не гимнастические.

– Айрен! Где мой айрен?! Моя узнать, что у Ранма новый невеста! Однако - моя против!

Кодачи резко обернулась.

– Она такая же самозванка, как и ты!

– Моя не самозванка! Это твоя - самозванка! Ранма - мой любимый супруг по трёхтысячелетний закон амазонок!

– Скажите мне, любезная, не здесь ли Саотомэ Ранму я могу найти? – донёсся от ворот голос ещё одной девушки.

– Вам-то зачем этот придурок? – ответил раздраженный голос Аканэ.

– Так здесь он или снова я ошиблась?

– Да здесь, здесь. Что он ещё натворил?

– О! Я знала! Моя любовь вела меня к нему по улицам тем, что из сна лишь своего я помню!

Шампу и Кодачи резко обернулись и метнулись к воротам дома. Следом за ними перебралась по крыше и девушка с косичкой.

Две Куно и китаянка стояли кружком и с ненавистью глядели друг на друга. Блондинка сжимала в руках бокен, у её соперниц в руках подрагивали от нетерпения четыре булавы на двоих. Ворота скрипнули. Во двор вошла Укё Куондзи. Оценив ситуацию, она тронула за плечо блондинку.

– Подвиньтесь, пожалуйста.

– Да-да, конечно, – галантно ответила высокая блондинка, отодвигаясь.

Круг расширился. Укё встала на свободное место, вынула из-за спины свою знаменитую кухонную лопату работы мастера-мечника и встала в боевую стойку. Она бросала изучающие взгляды на новую соперницу, но не забывала держать в поле зрения и остальных двух.

– Идите к чёрту!

Все четыре обернулись на голос.

– Делите этого придурка где-нибудь в другом месте! Мы задолбались делать ремонт! – возмущённо орала Аканэ.

Блондинка оценила размеры и корявость полена в руках младшей Тэндо. Элегантно поправив прическу, она поморщилась.

– Как грубо и вульгарно! Идёмте, девочки. Поговорим без этой грубиянки.

Важно вздёрнув нос, она опустила бокен и гордой походкой удалилась за ворота. Соперницы проследовали за ней. Каждая норовила в воротах презрительно обернуться, качнув бёдрами, а Куондзи вместо этого показала язык. Когда их шаги стихли, Ранма спрыгнула с крыши.

– Спрятался, да? – уперла руки в бока Аканэ. – А меня Касуми в магазин послала!

– Ладно, тащи чайник. В таком виде я с тобой как следует на разгонюсь.

* * *

– Девочка моя, – еле слышно прошелестел шепот в темноте, – наконец-то мы одни.

– Да - как хорошо, что ты нашла это место. Тут нас уж точно никто не найдёт и не услышит. – тихо ответил нежный голосок.

– Что это за новая дура являлась сегодня?

– Поцелуешь - скажу.

– Я бы и так тебя поцеловала, милая, – произнёс первый голос после долгой тишины.

– Это Татеваки. Он теперь тоже девчонка. Но это ничего не дало. Он полный придурок.

– А кто-то сомневался?

Грустный вздох и шуршание ладоней по одежде.

– Обними меня. Да - так. Я так устаю от этих идиотов. Ты не представляешь. Ещё и эта необходимость всё время притворяться...

– Мне самой иногда хочется плакать, когда я ору не тебя. Особенно - когда ты - девочка. Но ведь иначе наши отцы решат, что мы им подчинились. Потом вообще с нас не слезут.

– Мне тоже всё труднее называть тебя немилой дурой.

В темноте раздался всхлип.

– Прости.

– Не надо, милая моя. Ты у меня лучше всех.

– Жаль - здесь я не вижу твоей улыбки. Я обожаю её.

Тишина. Шуршание. Глубокие вздохи.

– Нет, всё-таки мы должны найти новое место.

– Почему?

– Я хочу видеть твою улыбку, твои глаза.

– Но если нас...

– Мы же теперь можем забираться куда-нибудь подальше, милая моя. Так что - поищем?

– Конечно, радость моя.

Тяжелый вздох.

– Пора.

– Уже? Жаль.

Снова вздох.

– Ладно. Настраиваемся. Немилая.

– Придурок.

Плеск воды. Голос парня:

– Дура без талии.

– Изврат.

– Пацанка.

– Хватит, а то я сейчас заплачу.

– Садись, погнали.

* * *

Постанывая и поддерживая друг друга, две девушки в пыльной одежде ввалились в усадьбу Куно.

– Твоя вина всецело в этом! – простонала блондинка.

– А кто виноват в том, что я... Ой... – ответила Кодачи.

Блондинка легла прямо на траву, поглядела в небо и прикрыла глаза. Кодачи подошла к большому пруду и взглянула на своё отражение.

– Надо принять ванну.

– Я полежу.

– Поваляйся-поваляйся. Ты похожа на драную кошку с помойки, аферистка!

– Что?! Оййй... – Блондинка попыталась вскочить, но со стоном снова опустилась на траву.

– Дура. – Кодачи усмехнулась и, прихрамывая, побрела к дому.

* * *

На лице выходящего из ванной Татеваки отразилось глубокое недоумение.

– И всё же - непонятно мне. Как дома всё ж я очутился? Снова наважденье. Колдун проклятый - вновь изводит он меня. Неужто хочет он меня заставить его простить? Иль извращенец он премерзкий, и ищет он симпатии моей? Меня он оскорбить мечтает? Меня! Мужчину настоящего и лучшего бойца! Того, о ком все девушки мечтают! Но нет! Ему я не поддамся! Не таков я! И сердце моё девушке моей любимой одной лишь отдано навек! О - где ты, Девушка-с-Косичкой?! Где тебя он прячет? Я верю - поможет в деле сём Набики мне! Ведь даже в сне том странном мне она дорогу указала! Да - я верю! В этом сон мне не соврал!

* * *

Аканэ слезла с отдувающегося парня и поставила сумки на землю.

– Придурок, ты мог хотя бы в поворотах притормаживать?!

– Нафига?

– Чуть нахрен не свалилась!

– Не свисти. А не нравится - ходи пешком.

– Дурак.

– Гадкая!

Аканэ замахнулась сумкой, помедлила, показала язык и ушла в дом. Ранма сел на пороге и подставил лицо тёплым лучам солнца. Таким - с довольной улыбкой - его и застал папаша.

– Я вижу - твои отношения с Аканэ понемногу улучшаются.

– Батя, иди к чёрту, – огрызнулся парень, не меняя позы. – Всё удовольствие испортил.

– Буду портить! Ты что - не хочешь унаследовать школу?! Нарушить данную Тэндо клятву?!

Ранма встал и поглядел Генме в глаза.

– Я что ли его давал? Ты давал - ты и женись. Вот только за такого лысого урода, как ты, разве что шампухина прабабка пойдёт.

– Ранма! Я те... Апупо! Рррр!!

Мокрый панда повертел головой, обречённо махнул лапой и отправился на кухню. Сын сел на пороге и нахохлился.

– Долбаный папаша. Когда наконец-то они оба успокоятся, и я смогу сам сделать то, что хочу?

* * *

Рёга Хибики с опаской оглядел небо и закрыл зонт.

– После тренировки в горах моя реакция стала определённо лучше. Я должен снова померяться силами с Ранмой! Уверен - недалёк тот день, когда я не только собью с него спесь, но и заставлю его отказаться от Тэндо Аканэ! Я должен потренироваться и для этого великомо момента!

Прикрыв глаза, Рёга начал:

– Любимая!

– Это вы мне?

Рёга открыл глаза и прямо перед собой увидел высокую блондинку. Она глядела на него, недоумевая.

– Кажется, я видела Вас где-то. Мы знакомы? Разве были мы близки?

– Эээ... Кажется - нет... – Рёга смутился, краснея, как спелая вишня.

Блондинка подпёрла щеку рукой, продолжая глядеть на него.

– Нет, определённо - я откуда-то Вас знаю. Как имя Ваше?

– Ээээ... Ну... Рёга Хибики...

– Рёга, Рёга... Минуточку! Да - я припоминаю! Вы... Ты дрался с милым моим Ранмой?! Подлец! Посмел ты лучшего из лучших на бой пытаться вызывать! Не дам любимого я свого в обиду! – блондинка выхватила бокен, – Бродяга ты негодный, защищайся!

Рёга отскочил и торопливо попятился. Перед его лицом мелькал клинок, лицо высокой девушки исказила гримаса подлинного гнева. Рёга бросился бежать, но она не оставала. Он вытащил зонт и начал отбиваться им. Отступив на шаг, девушка опустила бокен.

– Глупец! Ты - словно девица - зонтом пытаешься прикрыться от меня! Ты недостоин даже мною быть побитым! Прощай же! Хм! – она отвернулась и презрительно бросила через плечо: – Бродяга недобитый.

Проводив девушку взглядом, Рёга оторопело пробормотал:

– Кто это ещё? И чего вообще она на меня так взъелась? И откуда она здесь? Стоп. А я-то где?

Он огляделся и нахмурился, сжимая кулаки.

– Ранма! Так она - очередная твоя невеста?! Ты опять изменяешь Аканэ?! Ты хочешь сделать её несчастной! Ну - берегись же! Ты узнаешь подлинный гнев Рёги Хибики!

Рёга помчался, петляя по улицам. Встретившись с блондинкой в третий раз день, он остановился, но она только смерила его презрительным взглядом.

– Тебе никогда не сравниться с моим любимым Ранмой.

– Ах так!

Парень с пёстрым платком на голове снова рванул вперёд и свернул за ближайший угол. До блондинки донёсся всплеск воды и сердитое хрюкание. Она пожала плечами.

– Фи... Держать в городе свиней? Как вульгарно.



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Такаиму Инада (архив) » 18 Apr 2011, 10:01

Скажу, что пятая глава на голову выше предыдущих, можно сказать -предыдущие четыре -это стебель цветка, тянушившийся вверх, а пятая -это сам раскрывшийся цветок! Пусть он растёт дальше и выше! И "Семья Саотоме" продолжается, особенно про поездку в Россию.
User avatar
Такаиму Инада (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 26 Apr 2011, 23:14

Глава 6



Кодачи упёрла руки в бока, встречая незваную гостью сердитым взглядом.

– Снова ты припёрлась, аферистка?

Блондинка ухмыльнулась.

– Уж не думаешь ли, сестра, ты, что сдамся я когда-нибудь?

– С чего ты вообще взяла, что ты - моя сестра?!

Старшая поглядела презрительно.

– Напомнил мне об этом человек, слова которого уж точно ты не станешь отрицать.

– Кто это?!

– Это мой любимый! Саотомэ Ранма! Что - съела?!

– Не будь столь самоуверенной! Мой любимый мог просто пошутить!

– Ох-хо-хо-хо-хо! Мне понравилась эта шутка! – рассмеялась блондинка.

– О - нет! – отпрянула Кодачи. – Не может быть! Наш фамильный смех! Так же... Так же точно смеялась когда-то наша мама! Так же смеюсь и я!

– Что - узнаешь сестру Татэми?

– О - нет! Злодейка! Ты предала меня! Откуда ты взялась на моё горе?! Будь ты проклята!

– Теперь-то убедилась ты? Глупы о Ранме все твои мечты! С ним породниться можешь ты - не спорю. Но только лишь... – блондинка вдохнула поглубже и выкрикнула: – Через меня!!

Кодачи упала на колени, закрывая лицо руками. Блондика презрительно хмыкнула.

– Младшая - ты всегда будешь младшей. Вторая после меня.

Кодачи медленно опустила руки, сжимая кулаки.

– Ну, сестрица, ну - сволочь крашеная, – глянула она вслед удаляющейся гордой походкой девушке. – Корова толстозадая. Что? У неё... У неё при всём этом... есть талия? Мамочка... Это нечестно... Неужели она соблазнила моего любимого всем этим?... Но она же... Она же на год его старше!

Кодачи вскочила и выкрикнула вслед скрывающейся в доме блондинке:

– Старая потаскушка!

* * *

– Уча, у тебя всё-таки классные окономияки! – похвалил Ранма, уплетая угощение за обе щеки.

– Ранча, а ты сомневаешься в этом? Аканэ так не накормит.

– Это верно.

– Признай - я лучшая из твоих невест.

– Уча, ну мы же с тобой друзья детства. Ну как я могу жениться на той, которую считал пацаном. Даже при том, что ты теперь такая хорошенькая.

– Ты смущаешь меня, – отвернулась покрасневшая Укё, хватаясь за висящую за спиной лопату.

Ранма пригнулся и лопата просвистела у него над головой.

– Ну вот. Опять дерёшься. А я тебе хотел один секрет открыть.

– Какой? – потянулась через стойку подруга детства.

– Ну... Это из-за моего превращения.

– Ты что - теперь...?

– В общем - я вообще ни на ком не хочу жениться. Тем более - замуж выходить. Ну на кой мне это?

– Так ты... – хозяйка окономиячной испугано схватилась за щёки.

– Тщщщ... Только никому не говори. Но посуди сама: пацанов привлекают девчонки, девчонок - пацаны. А меня-то теперь никто не привлекает. Зато дружить могу - с кем захочу. Вот сейчас я друг, а через минуту плюх - и я уже подружка.

– Бееедненький! – протянула Куондзи. – Но дружить-то можешь?

– Конечно! Особенно - с тобой.

– Вот здорово! – воскликнула Укё, хватая его за руку. Глядя на него счастливыми глазами, она подумала: "А где дружба - там со временем и любовь. Надо только быть к нему внимательной!"

– Ранма! – раздался из дверей разгневанный голос Аканэ. – Опять ты здесь?! Как ты нужен - так ищи тебя днём с рублём, ночью со свечкой! Мне в центр надо!

– Всё-всё! Я уже заправился!

Укё выбежала вслед за удалившимся за дверь парнем, но успела увидеть только пыльный след.

– Ну вот... Ещё и ездит она на нём... И чего ради он такую терпит?

* * *

Блондинка побродила в задумчивости по дому.

– Ну что ж за наваждение опять! Я вспоминаю по крупице жизнь свою, но комнату свою никак не вспомню. Вот комната сестры, вот брата... Где ж моя-то?

Открыв дверь одной из комнат, она оглядела пыльную спальню.

– Быть может... Что же было-то со мной, коль столько лет я дома не была - что даже дома все меня забыли? Лишь Набики сумела меня вспомнить... Верно. Её должна спросить я - и немедля! Ведь наверняка не только моё имя ей известно!

Девушка дунула на полку, подняв пыль.

– Ох - нет, так дело не пойдёт. Должна прибраться в комнате я этой. А после - и сама приму я ванну непременно.

* * *

Аканэ огляделась. Сквозь притемнённые стёкла защитных очков она видела недоумевающие взгляды водителей. Она мысленно усмехнулась и прижалась крепче. "Хорошо, что сейчас есть повод так к нему прижаться. Никто ничего не подумает..." Под ней в бешеном темпе работали ноги парня с косичкой. Наклоняясь по мотоциклетному, он свернул с объездной дороги и помчался по улицам, лавируя среди медленно ползущих автомобилей.

* * *

Татеваки, сидя в горячей ванной, почесал макушку.

– Опять очнулся я. Вновь странные виденья. И всё же - и во сне моё искусство боевое меня не подвело. Ведь обратил того глупца я в бегство. И вновь Набики вспомнил я. О - да! Пора бы ей о поисках напомнить. Да - верно! Завтра ж в школе я увижусь с ней.

Парень поднялся из ванной, вытерся, влез в домашнюю одежду и важно прошествовал в свою комнату. По пути он заглянул в обычно закрытую, но сейчас оставленную чуть приоткрытой дверь давно пустовавшей комнаты.

– Кодачи!

– Что, Татеваки? – откликнулась младшая сестра.

– Кто прибирал в этой комнате?

– Кто-кто! Паршивка эта - Татэми!

Куно задумался.

– Да - странная та девушка из снов моих неясных. И верно - будто помню я, как здесь она сметала пыль... Сестра!

– Чего?

– Так верно - что была она здесь? Что сестрою нашей называлась?

– Была-была. Негодница, совратившая моего любимого!

– Должно быть - вправду... Но откуда же она взялась... Выходит - в детстве раннем она похищена была...

Кодачи выглянула из своей двери и посмотрела вслед уходящему к себе брату.

– Похищена?! Так у него была сестра-близнец? Ой - а я и не знала...

* * *

Татеваки открыл на стук и увидел перед собой высокого китайца в круглых очках и длинном белом балахоне.

– Вам кого?

Засунув руки в рукава, китаец стоял, глядя мимо хозяина.

– Хочу я видеть Татеми Куно.

Выбежавшая Кодачи ощерилась на гостя:

– Зачем тебе эта паршивка?

– Я хочу сделать ей предложение, от которого едва ли она откажется.

Кодачи схватила его за руку.

– Предложение?! Так ты любишь её? И она оставит ради тебя моего любимого Ранму?!

Татеваки поглядел высокомерно.

– Не собираешься ли ты, человек низкого происхождения, породниться со славною семьёю Куно?

– Не беспокойтесь. – ухмыльнулся Мус. – Я люблю другую. Но если Ранма станет не свободен - моя любимая должна будет оставить его. И тогда я смогу жениться на моей любимой Сямпу. И мне всё равно - которая из остальных невест станет его супругой. И ради этого я готов помочь.

– О - да! – воскликнула Кодачи, – Её сейчас нет дома, но я с удовольствием приму за неё это предложение.

Увлекая Муса к себе, Кодачи с восторгом думала: "Вот оно! Моё оружие не только против косастой и Аканэ, но и против моей паршивки - сестрички!"

* * *

Довольный Ранма оглядел себя в зеркало.

– Аканэ, а я-то снова в форме! А ну-ка...

Он поднял ведро и облил себя холодной водой.

– Хо! Моя талия снова на месте! – довольно констатировала девушка с косичкой. – А попка, кажется, стала ещё лучше!

– Изврат.

– Опять завидуешь? Ты-то так и не похудела.

– Засранец, – огрызнулась Аканэ, поливая Ранму из чайника. – Забыл - что мне обещал? Обедай и погнали!

* * *

Полумрак комнаты. Затянутые пылью стёкла заброшенного дома. Но в этой комнате только стёкла выдают заброшенность. Комната тщательно прибрана, в уголке стоят вёдра с водой и чайник на плитке.

– Девочка моя, ты стала ещё красивее.

– Ты меня перехваливаешь.

– Ну что ты! Ты просто великолепна. Я даже завидую.

Лежащая на матрасике девушка с короткой стрижкой сунула руки под майку и подгладила стройную талию сидящей на ней красавицы. Та игриво прогнулась и поёрзала по ней.

– Не завидуй. Ты мне тоже нравишься. Иначе мы не были бы здесь.

– Поцелуй меня.

Девушка с косичкой наклонилась, прижимаясь пышными формами к груди подруги. После долгого поцелуя она шепнула:

– Я знаю главное. Внутри ты ещё красивее, чем снаружи.

Лежащая сверху прижалась щекой к щеке. Девушка с короткой стрижкой погладила её по голове, пропустила косичку между пальцами.

– Обожаю твою косичку.

– А тебе всё-таки идут короткие.

– Поцелуй меня ещё.

Девушки снова слились в поцелуе, нежно поглаживая друг друга. Оторвавшись, наконец, друг от друга, они перевели дыхание.

– Хорошо, что ты девочка. Просто хорошо. С парнем я бы до свадьбы не решилась.

– Тогда я тоже рад этому. Счастье моё. Никто бы не утешил меня так.

С улыбками на губах девушки глядели друг другу в глаза.

– Обожаю твою улыбку.

– А я - твою. Не так. Обе твои улыбки.

– Они разные?

– Немножко. Но я люблю обе. И я хочу видеть их чаще.

Девушка с косичкой потёрлась носом о щеку подруги и вздохнула.

– Стоит мне улыбнуться тебе - батя начинает что-то подозвать.

– Поэтому и я почти не улыбаюсь тебе.

– Милая, когда же это кончится? Я уже пускаю слух, что вообще никого теперь не хочу. Может быть - отстанут.

– А Шампу не начнёт снова кидаться на тебя?

– Главное - чтобы она не нападала больше на тебя, – девушка с косичкой прикрыла глаза, снова прижимаясь щекой. – Я-то отобьюсь, а за тебя я так волнуюсь...

– Я тоже волнуюсь за тебя, – крепче обняла её девушка с короткой стрижкой.

Наступила тишина. Девушки лежали обнявшись и прикрыв глаза. Девушка с короткой стрижкой вздохнула:

– Пора.

– Жаль.

Девушка с косичкой поднялась, отошла в угол, потрогала ладонью чайник, подняла его и облилась. Мужская одежда сразу стала ей в пору. Парень подошел к сидящей на матрасике подруге.

– Поцелуй меня ещё, – попросила она.

– С удовольствием.

Через несколько секунд она оттолкнула его.

– Ой - нет.

– Что случилось?

– Ещё немного - и я не смогу отсюда уйти до утра.

– Да я бы тоже остался, – вздохнул парень. – Но хватятся же...

* * *

– Где вы так долго пропадали? – нахмурилась Набики.

– А что стряслось? – поинтересовался Ранма, снимая защитные очки.

– Ты мне нужен! – схватила его за руку средняя Тэндо.

Притащив парня в додзё, она включила свет и приготовила фотоаппарат.

– Снимай рубашку.

– Это ещё зачем? Ты что, Набики?! Ты хочешь со мной...?

– На что ты мне сдался? Секс не входит в мои интересы. Мне нужны твои фото. Если не будешь выделываться - прощу тебе половину долгов. Всё равно от тебя не дождешься.

– Что - ещё одна покупательница?

– Ты её знаешь.

– Татеваки?

– Да. Он - мой постоянный клиент и наверняка - она тоже скоро сделает крупный заказ. Я должна быть готова. Изобрази культуриста.

– Легко!

Ранма повернулся боком, демонстрируя мускулатуру. Защёлкал затвор фотоаппарата. Сделав несколько кадров, Набики кивнула в угол.

– А теперь - в этом.

– Смокинг? Откуда?

– Взяла напрокат.

– Круто.

* * *

Перед уроками Куно подошел к однокласснице и строго поглядел на неё сверху.

– Тэндо Набики, что поиск твой принёс?

– Я передала твою записку. Она посмеялась.

– Не верю я! Не могла меня она разлюбить! Ничто не в силах любовь нашу разрушить!

Набики пожала плечами.

– Попробуй ещё раз.

– Хорошо же! Уверен - в этот раз ответит мне она!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 26 Apr 2011, 23:38

Глава 7



Вернувшаяся домой Набики застала мечущуюся по дому Кодачи Куно.

– Где Ранма-сама! Куда вы спрятали моего любимого?!

– Где он - я не знаю, но могу предложить его фото.

– Какие?!

Через несколько минут счастливая Кодачи умчалась с пачкой фотографий, а Набики положила в бумажник очередные несколько купюр. Подумав, средняя Тэндо заглянула в подпол.

– Неплохо вы расположились.

Ранма оторвался от подсвеченного фонарём учебника.

– Ушла?

– Ага. Можете вылезать.

Пристроившаяся по соседству Аканэ покачала головой.

– Тут заниматься спокойнее. Вдруг ещё какая пожалует, а у нас завтра контрольная.

– Ну смотрите. К ужину я вас позову.

Набики поглядела на собирающиеся в небе тучи.

– Да уж. Не одна - так другая обязательно появится.

Она снова наклонилась.

– Кстати - тебе снова письмо от Татеваки.

Ранма отмахнулся.

– Завтра, всё завтра.

* * *

Шампу с тоской глядела в окно.

– Однако, когда дождь с такой ветер - зонтик моя не спасать.

– Как дождь окончится - развези заказы, – выглянула с кухни старуха.

– Почему Мус не развозить?

– Потому, что эта слепая курица опять что-нибудь напутает или выронит.

– А возле Ранма сегодня есть?

– Совсем возле - нет, но мимо зятька проезжать будешь. Так что повод заглянуть будет.

Шампу резко обернулась на открывшуюся дверь, но это пришла её подруга-соперница - Укё.

– Приветик, Шампусик. А я кое-что про Ранму узнала.

– Однако - интересно! Рассказай!

– Ну... Правда - он просил сильно не распространяться, но говорит, что раз он теперь и парень и девушка - ему вообще никто не нужен. Ни невесты, ни женихи.

– Однако - моя не понимать. Как - никто не нужна?

– Ну смотри: раз он парень - парни его интересовать не могут. Правильно?

– Однако - да.

– А раз он - девушка, то и девушки ему вроде как не нужны. Так что теперь мы с ним просто друзья.

– Однако - моя понимать. Твоя хотеть что-нибудь?

– Не - побегу дальше. Я на минутку заглядывала.

Когда Укё скрылась за дверью - Шампу довольно потёрла руками и прошептала под нос:

– Однако - одна конкурентка отпадать. Пусть дружить сколько хотеть. Моя-то знать, что Ранма - настоящий мужчина!

* * *

Очередной раз выглянув в окно, Набики заметила подходящую к дому высокую блондинку. Потерев ладонями, она торопливо схватила пакет с фотографиями и сбежала вниз. У входа она почти столкнулась со старшей Куно.

– Узнала я, что здесь могу достать я любимого Ранмы портрет.

– И не один. – Набики вынула из конверта небольшую пачку фотографий. – Будешь выбирать?

– Ох нет - возьму я все! Они великолепны! Как он силён, а здесь - как элегантен! Но дома ли он сам - желаю я не только лишь портреты увидать, но и беседою с любимым насладиться.

– Увы. Он где-то тренируется. И он никогда не говорит - куда отправится.

– Как жаль... – вздохнула блондинка – Набики, тебя хочу спросить и о другом. Уж раз ты имя моё помнишь - быть может прошлое напомнишь ты моё?

Набики отвернулась, прикрывая лицо рукой. Татэми тронула её за плечо.

– Ужель и ты не помнишь? Что ж случилось с нами?!

– Я помню, но... Боюсь - эти воспоминания тебя не сильно обрадуют. Я даже рада, что вместе со всем остальным ты забыла и...

– Что?!

По-прежнему не глядя на собеседницу, Набики вздохнула.

– Есть вещи, которые тебе лучше не вспоминать. Просто поверь мне на слово. Я тоже не очень хочу вспоминать их теперь...

– Так значит - правда, что подругами мы были?!

– Как тебе сказать... – младшая Тэндо снова вздохнула, опуская глаза. – Мне самой ещё предстоит всё обдумать.

Татэми взяла её за плечи.

– Не скрывай же от меня! Ведь это моя жизнь - и знать её имею право!

Девушка с причёской "каре" посмотрела блондинистой собеседнице в глаза.

– Есть вещи, которых лучше не помнить. Вот скажи - ты уверена, что забыла всё не потому, что не хотела помнить главного?

– О - нет! Да что же это было?! Столь страшное, что лучше всё забыть, чем долю малую припомнить!

Набики пожала плечами.

– Мне и самой ещё надо разобраться. Вот что: пойдём - просто посидим в кафе, как раньше.

– С тобой ходили мы в кафе?!

– Ну... – Набики пожала плечами. – Ты всегда любила вкусно угостить. А я - знаешь ли - была и не против.

* * *

Ветер ещё не унёс последние тучки, а возле дома Тэндо уже звякнул звонок велосипеда. Шампу вбежала с радостным лицом.

– Айрен! Моя уже тут!

Из дома выглянул панда. Пошуршав маркером, он поднял табличку: "Его нет. Что-нибудь передать?"

– Однако - где Ранма?

Панда пожал плечами, зевнул и завалился подремать на солнышке. Шампу поглядела с подозрением:

– Однако - новая невеста быть тут?

Панда почесал лапой затылок и кивнул.

– Догнать! Убить! – свирепо закричала Шампу, прыгая на велосипед.

Под домом раздался осторожный шепот парня:

– Как думаешь: сегодня больше никто не явится?

– Откуда я знаю... Вроде - темнеть уже начинает. Может быть и все.

* * *

В кафе тихо играла музыка. За столиком в углу две девушки неторопливо уплетали десерт. Блондинка завела глаза к потолку.

– Мне кажется, что я припоминаю. Мы были как-то здесь уже с тобой...

– А я о чём, – кивнула средняя Тэндо. – Напоминаю - ты угощаешь.

– Да-да, я помню... – рассеянно проговорила Куно.

– Ну да. Кто ж тебя знает - с твоими-то провалами памяти.

– Набики, ты права - сие ужасно. Приходится теперь мне по крупицам детали своей жизни собирать.

Она вдруг выронила на стол ложку и закрыла глаза ладонями.

– Но что ж случилось-то со мной?!

Набики потянулась через стол, беря её за руку.

– Перестань, Татэми. Не порть хороший ужин своими слезами.

– О - да, я постараюсь. Скажи - такой слезливой я всегда была?

– Пожалуй - нет. Ты вообще сейчас очень странная.

– О, Набики, мне ведь тяжело - искать свои воспоминанья средь чужих.

Зазвенело разлетающееся оконное стекло. Набики едва успела подхватить со стола вазочку с десертом - на это место приземлился влетевший в окно розовый велосипед. Велосипедистка-китаянка схватила блондинку за шиворот.

– Куда твоя деть мой айрен?!

– Никуда! – вскочила Куно. – Я сама хотела бы знать - где он! Даже подруга детства моего не знает - где он и когда вернётся!

Шампу резко обернулась к Набики.

– Так ваша - подруги? Ваша - очень подруги?!

Средняя Тэндо с готовностью закивала.

– Очень-очень?! – с надеждой переспросила Шампу.

– И давно, – подтвердила Набики.

Шампу скинула велосипед со стола и радостно затрясла руки обеим.

– Моя рада за ваша! Моя желать ваша счастья!

Две девушки проводили умчавшуюся в разбитое окно китаянку ошарашенными взглядами.

– Набики, что она имела в виду?

Средняя Тэндо подглядела на Куно в задумчивости и хитро улыбнулась.

– Ну вообще-то пару раз ты мне букеты дарила.

– Ох - нет! – испугано схватилась блондинка за щёки. – Я что же... А как же к Ранме моя любовь?!

– Ну... Мы-то с тобой знакомы гораздо дольше. И в последнее время ты очень сильно изменилась. Я ведь поначалу тебя даже не сразу узнала.

Куно плюхнулась на стул и схватилась за голову.

– Ох - нет! О - быть того не может! Я - и ты...

Обернувшись к зеркальной стене кафе, Куно вдруг испугано прикрыла рот ладонью.

– Ох - быть того не может! Я и не задумывалась! Одежда! Мужскую ведь одежду я ношу! И стрижку! Набики! Что делать мне?! Люблю я Ранму, но если было что-то между нами...?

– Татэми, успокойся. Теперь мы просто подруги. Я уже жалею, что нечаянно напомнила тебе об этом.

Набики обошла стол и взяла жалобно глядящую на неё блондинку за руку.

– Жаль только - я не сохранила стихи, которые ты писала для меня. Иногда у тебя неплохо получалось.

– Набики... – глаза блондинки повлажнели.

– Татэми, ну перестань. Ты же всегда хотела быть парнем. Пойдём лучше - поздно уже.

* * *

Кодачи в очередной раз перебирала новенькие фотографии своего любимого. Она то раскладывала их на столе, словно пасьянс, то собирала в пачку и разглядывала по одной. Тренированный парень с великолепным мускулистым торсом, джентльмен в смокинге с бабочкой - он производил неизгладимое впечатление. В коридоре громко хлопнула дверь, за которой поселилась неожиданно объявившаяся старшая сестра. Кодачи вскочила, оставляя фотографии на столе и подбежала к двери соседней комнаты. Прислушавшись, она различила рыдания. Довольная ухмылка перекосила лицо младшей сестры.

– Что, стерва крашеная, не складывается твоя любовь? – злорадно прошептала она, с наслаждением слушая доносящиеся из-за двери звуки. – Я говорила тебе: Ранма - мой.

* * *

Переводя дыхание, высокая блондинка оторвала лицо от мокрой подушки.

– Хотела парнем быть... Уж не от этого ль мои воспоминанья странные? Неужто ж я была такой? Ох - нет. Должна забыть я это и... О - боже! Нет! Не надо снова! Лишь только начала я что-то вспоминать - и вновь забыть?! Должна я это пережить!

Она перекатилась на спину и обняла обеими руками пышную грудь.

– Должна я женщиной настоящей стать! Скромной и нежной, и привлекательной. Быть может - потому и охладел нежданно так ко мне любимый мой, что я... О - что же делать мне?! Я ничего не помню! Я даже...

Она вскочила и поглядела на себя в зеркало.

– Я ведь не помню ничего! Ведь даже как готовить - я забыла! Любимому не приготовлю ни печенье я, ни шоколад! И даже свитер не свяжу! Как теперь любовь ему свою я докажу?! Ох - нет! Я должна! Обязана я это вспомнить, и тогда...

В предвкушении она прикрыла глаза и провела ладонями по талии.

– О, мой любимый, парень мой с косичкой! Добьюсь я, чтоб любовь вернулась к нам. И горе мы и радости с тобою навсегда разделим пополам.

Она с улыбкой разомкнула ресницы и на глаза тут же попался валяющийся на полу бокен. Она в сердцах пнула его ногой.

– Нет! Больше - никогда!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 26 Apr 2011, 23:54

Глава 8



Стоя у пыльного окна - единственного светлого места в комнате - девушка с короткой стрижкой перевернула лист и дочитала:



– О, милая, прошу - не отвергай.

Прими любовь, что послана нам свыше.

Другого к сердцу ты не приближай,

Меня лишь позови - тебя везде услышу.



Навеки утону в твоих очах,

Твой голос звуки все заменит.

Всё моё счастье - на твоих губах,

Моей любви никто уж не изменит.



Навеки предан я тебе.

Не смейся над несчастною любовью.

Прими - что должно быть в судьбе

Мы будем счастливы с тобою.



За сим прощаюсь, веря всё же,

Что страсть моя растопит хлад,

Ответ на "да" будет похожим.

Тому я буду очень рад.



Читавшая подняла глаза от листа. Девушка с косичкой сидела на матрасике, прикрыв глаза, и чуть покачивалась в ритме стихов.

– Чудесно... – шепнула она.

– Тебе что - понравилось? – удивлённо подняла брови читавшая.

Девушка поднялась и подошла к подруге.

– Стишки - так себе. И наверняка - не его, видать - надёргал у разных авторов. Но прочла ты талантливо.

– Незачем так нахально льстить.

Нежно погладив короткие волосы, девушка с косичкой поцеловала подругу и шепнула:

– Просто я не могу быть к тебе объективным.

* * *

Младшая Тэндо слезла со спины парня с косичкой и ушла с сумкой на кухню. Парень уселся на пороге дома и устало вытянул ноги. Только он расположился - на него вылилось ведро воды.

– Ты что творишь, старая скотина?! – вскочила на ноги девушка с косичкой.

Хаппосай поставил ведро и поглядел хмуро.

– Ранма, до меня дошли слухи, что ты намерен остаться в гордом одиночестве.

– Это не повод, чтобы обливаться!

– Глупец! Я намерен показать тебе секретный приём нашей школы, который обязательно пригодится тебе в жизни. Именно для этого ты мне нужен в виде девушки.

– Что за приём, дедуля? – сменила тон Ранма.

– Сперва я должен тебе объяснить. Однажды ты поймешь, что нельзя быть совсем одному. Твоё тело потребует соответствующих действий. Приём, которому я должен тебя обучить, называется...

Дедок присел.

– Поймай девочку!! – крикнул Хаппосай, прыгая на девушку с косичкой.

Её кулак впечатал его в пол.

– Дедок, ты неисправим, – насмешливо сообщила она. – А теперь ты слушай меня. Я сам - девушка. Так неужели ты думаешь, что я не знаю, как взяться за девушку?

Дедок извернулся и стал в боевую стойку.

– У тебя нет моей многолетней боевой практики!

– Думаешь - она мне нужна?! Старый пенёк! Да ты глупее, чем я думал!

Она обернулась и крикнула в дом:

– Аканэ!

В ответ раздались шаги.

– Чё тебе? – сердито спросила выходящая на крик девушка. Игравшие в шоги отцы оторвали взгляды от доски. Девушка с косичкой уперла руки в бока и ехидно глянула на Хаппосая.

– Смотри. Чтобы ты не думал, что я в этом разбираюсь хуже тебя. Вот стоит самая корявая девчонка в Японии, которую я терпеть не могу. И она меня тоже терпеть не может. А теперь смотри, как это на самом деле делается!

– Эй! Это кто тут?!... – возмущённо начала Аканэ. Девушка с косичкой вдруг взглянула на неё с нежностью, протянула руку и ласково провела ладонью по щеке.

– Ранма?! – испугано шепнула младшая Тэндо.

Кончики пальцев девушки с косичкой скользнула по плечу, руке, осторожно взяли её за ладонь. Трое мужчин следили, затаив дыхание. Не отпуская, другой рукой Ранма провела по коротким волосам и мягко потянула Аканэ к себе. Та шагнула вперёд, прикрывая глаза. Девушка с косичкой отвела глаза на Хаппосая и подмигнула:

– Учись, старый дурак.

Губы двух девушек медленно сближались, приоткрытые в предвкушении. Дрожащий дедок вытаращил глаза, не в силах оторвать взгляд от этого зрелища. Генма и Соун тихо ахнули, когда губы девушек встретились. Ранма отпустила руку Аканэ и её ладонь скользнула на спину всё плотнее прижимающейся к ней младшей Тэндо. Руки Аканэ сомкнулись на спине девушки с косичкой. Тэндо-старший завалился на бок. Папаша Саотомэ дернулся, опрокидывая доску и рассыпая фигуры. Закрыв глаза, девушки страстно целовались. Сквозь поцелуй прорывалось прерывистое дыхание, ладони тихо шуршали по одежде. Заглянувшая в дверь старшая сестра выронила щётку пылесоса. Дедок тихо застонал. Ранма вдруг резко прервала поцелуй и обернулась на него.

– Понял, старый придурок?!

У Аканэ подогнулись ноги, она села на пол, переводя дыхание. Посидев немного, она справилась с собой и злобно процедила сквозь зубы:

– Ррранма!

Вскочив, она влепила девушке с косичкой пощёчину.

– Изврат!!

Возмущённо развернувшись на пятках, Аканэ вышла. Дедок глядел ей вслед, как завороженный.

– Даже не пытайся это повторить, – надменный голос девушки заставил Хаппосая очнуться. – Не выйдет.

Девушка сплюнула, вытерла губы рукавом и скрылась за дверью, ведущей в сторону ванной. Отцы переглянулись.

– Саотомэ-кун, что это было?

– Тэндо-кун, по-моему - они поцеловались. Но теперь я ещё больше боюсь за перспективы их помолвки.

* * *

Аканэ вбежала в свою комнату и с разбега плюхнулась на кровать, утыкаясь лицом в подушку. Заглянувшая Набики увидела сестру, лежащую ничком. Её плечи изредка слегка вздрагивали.

– Сестрёнка... – осторожно позвала средняя Тэндо.

– Уйди! – прикрикнула младшая, не оборачиваясь.

Набики вышла. Если бы она оказалась чуть более настойчива - она могла бы увидеть то, что скрывала подушка. Довольную улыбку, которую Аканэ не в силах была сдержать.

* * *

Ранма неторопливо отжимался на одной руке в уголке додзё. Вошедшая Набики поглядела на парня с подозрением.

– Что случилось с Аканэ? Ты что - действительно её поцеловал?

– Ну да. Показывал Хаппосаю свою секретную технику.

Набики присела рядом.

– И в чём она состоит?

Ранма плавно сделал стойку на одной руке, хлопнул вверху ногами, перепрыгивая на другую руку, так же плавно опустился и сел на корточки.

– Одна старая прохиндейка в Китае научила. Техника называется "Подчиняющий поцелуй". От подчинения на несколько секунд до полного изменения сознания. Но для этого надо быть или неотразимым парнем, или прекрасной девушкой. Абы у кого не работает.

Набики усмехнулась, скептически складывая руки на груди.

– Так ты считаешь себя настолько прекрасной девушкой?

– Хочешь - спроси у папаши. Аканэ даже не пыталась сопротивляться, пока я её не отпустил.

– Уже спросила. Он до сих пор в шоке от этого зрелища. Но почему ты этим не пользуешься?

Ранма заложил руки за голову и усмехнулся.

– А как ты думаешь? Когда любая девушка настолько легко доступна - это уже просто неинтересно.

– А парень?

– Терпеть не могу целоваться с парнями. Но если захочу - ни один не уйдёт.

– Ты опасный человек, Ранма.

– Не - я добрый. Был бы я опасный - ты бы уже бегала по всему городу и зарабатывала мне деньги.

– А ты бы меня поцеловал? – заискивающе спросила Набики.

Парень усмехнулся.

– Хочешь рискнуть здоровьем?

– Хочу тоже освоить эту технику. Научи меня.

– Считаешь себя достаточно неотразимой?

– Думаю - да. Во всяком случае - я привлекательнее сестрички.

Ранма задумчиво потёр подбородок, глядя оценивающе.

– Ну... Если постараться - может быть у тебя и получится. Ты всё-таки не настолько привлекательная, так что потребуется большая предварительная подготовка объекта соблазнения. Кого хочешь соблазнить-то?

– Тебе не всё ли равно?

– Ну... Может - подсказал бы что. Но раз не хочешь говорить - ладно.

– Так что - покажешь?

Ранма мягко завалился на бок, вытягивая ноги, и подпер голову рукой. Его глаза, не мигая, смотрели в глаза Набики.

– В технике очень много вариаций, – мягко заговорил парень. – Главное - на время представить себе, что любишь этого человека.

Взгляд Набики из обычного хитрого стал сперва заинтересованным, а потом постепенно начал приобретать всё больше нежности. Не теряя с ней зрительного контакта, Ранма, продолжая объяснять негромким вкрадчивым голосом, с улыбкой откинулся на спину и заложил руки за голову. Когда он моргнул, Набики попыталась вскочить, но её ноги подкосились, она упала на четвереньки и медленно поползла к парню. Когда её лицо оказалось над его, она медленно стала опускаться, прикрывая глаза. Он убрал руки из под затылка, опускаясь ниже. Она продолжала тянуться к нему ищущими поцелуя губами.

– Набики, хватит.

Девушка очнулась и вскочила.

– Ранма! Что это было?!

– Всего лишь небольшая демонстрация техники. Тебя спасло то, что я тебя не хочу.

Она отошла к двери.

– Скотина.

– Я же ничего тебе не сделал.

– Потому и скотина. Ты не имеешь права.

– Так соблазнять?

– Лучше бы ты меня соблазнил! Да хоть кого-нибудь! За тобой бегает куча невест - выбери уже хоть одну!

– Может - мне нравится их дразнить. К тому же - за мной и женихи бегают. Иногда я получаю от них подарки. Почему бы этим не попользоваться?

– Ранма, ты... Ты ещё хуже, чем я! – выкрикнула Набики, убегая.

Когда она скрылась за дверью, Ранма удивлённо сел и почесал затылок.

– Во - блин. Оказывается - это и правда работает. Я же сейчас чуть не заставил её меня поцеловать.

* * *

Набики заглянула на кухню. Касуми ловко нарезала капусту большим кухонным ножом.

– Можно тебя на минутку отвлечь?

Касуми обернулась.

– Что-то случилось, сестрёнка?

– Мне нужно разобраться в одной вещи.

Касуми с готовностью отложила нож и начала вытирать руки.

– В какой?

Набики взяла у неё полотенце и повесила его на спинку стула. Её пальцы мягко скользнули вверх по рукам старшей сестры. Касуми глядела своим обычным мягким взглядом.

– Что-то случилось?

Набики глядела ей в глаза.

– Касуми, ты только не волнуйся. Я просто...

Глядя не сестру чуть вверх, Набики начала медленно запрокидывать голову. Касуми положила ей руки на плечи.

– Сестра, ну что ты делаешь? Ну... Ну в са...

Старшая сестра вдруг прижала к себе среднюю Тэндо и прильнула к ней губами. Сквозь поцелуй прорывался её шепот:

– Се... Наби... Что мы... Это же... Да... Ещё... Да... Хоро... шая мо... моя...

Наконец Набики откинулась назад, прикрывая губы сестры ладонью.

– Извини... – шепнула она, переводя сбившееся дыхание. – Мне просто нужно было попробовать.

Касуми всё ещё глядела на сестру с нежностью. Нехотя отпустив её, старшая убрала руку сестры от своих губ.

– Что попробовать?

– Я наблюдала, как целуются другие. Мне нужно было попробовать - получится ли у меня. Ты не сердишься?

Касуми села к столу, поправляя передник.

– Ничего. У тебя хорошо получилось. Просто замечательно. И заодно - ты научила меня. Спасибо тебе, сестра. Теперь я знаю - насколько это приятно.

Когда смущённая Набики скрылась за дверью, Касуми задумчиво произнесла:

– И кажется - я знаю одного человека, которого я хотела бы поцеловать.



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 27 Apr 2011, 00:29

Глава 9



Татеваки Куно шел по улице в задумчивости. Его главная гордость - его бокен - снова оказался в комнате это странной девушки. И почему-то ему так ни разу и не удалось увидеть её саму.

– Сколь странна девушка эта. Сестрой моей она назвалась, но отчего-то избегает встреч со мной. И от чего так велико стремление её к искусству боевому? Быть может - похищенная в детстве - она суровую школу прошла? И теперь вернулась, чтобы... Но для чего? О - кажется - я знаю, в чём дело! Она ведь влюблена в ненавистного мне колдуна! И возлюбленную мою она за что-то ненавидит. Потому и не желает видеться со мной. Я думаю - я должен с ней наладить отношенья. Ведь раз не ладит она с Кодачи, возможно - ей поддержка моя нужна. Как брат - обязан я помочь сестре. Ведь знаю я наверняка - я тоже ей небезразличен. Сон мой странный рассказал мне - будто защищать меня она клялась. О, где же ты, сестра?

Куно поднял глаза к небу. Над ним медленно собирались тучи. Первые капли дождя одна за одной принялись оставлять отметины на асфальте. Татеваки продолжал идти, не обращая внимания на медленно начинающийся дождь. Получив несколько капель за шиворот, он всё же поёжился и свернул под козырёк магазина. Дождь припустил сильнее. Куно стоял под козырьком и в задумчивости глядел по сторонам.

– Пожалуй - зря не прихватил я зонт с собою. О - неподалёку вижу я...

Ещё раз с подозрением взглянув на продолжающее темнеть небо, Куно пригнулся, как спортсмен на старте, и рванул к галантерейному магазину.

До дверей магазина добежала высокая блондинка в мужской одежде. Взглянув на своё отражение в стеклянной двери магазина, она элегантным движением поправила намокшие волосы и вошла.

– Ах - что ж со мной опять такое? Снова эти ужасные провалы в памяти. И снова сон всё тот же странный... Как будто наяву его я вижу. Да - помню я. Во сне бежала я вот к этому же магазину, и, очнувшись - оказалась здесь. Нет - это действительно не сон, это наважденье странное.

Она повернулась к зеркалу и застыла, любуясь.

– Ах - верно, до чего же хороша я. Даже в одежде этой... Ах - нет, должна я стиль переменить.

Сунув руку в карман, она наткнулась на пухлый бумажник и улыбнулась.

– Ну что же - пусть не всегда я помню, что со мною, но к счастью - деньги я не забываю!

Оглядевшись, блондинка подошла к прилавку с дамскими сумочками.

* * *

Касуми оглядела проясневшее небо и принялась торопливо развешивать на верёвках свежепостиранное бельё.

– Ох - хоть бы сегодня больше не пошел дождь.

Знакомый велосипедный звонок заставил её улыбнуться.

– Определённо - дождя не будет.

– Айрен! Однако - моя хотеть твоя видеть! - донеслось от входа.

Повесив последнюю простыню, Касуми подняла пустую корзину и обошла дом. Разъярённая Шампу сжимала и разжимала пустые кулаки, словно ища отсутствующее оружие. Касуми подошла к ней со своей обычной улыбкой.

– Что случилось, Шампу?

Китаянка подпрыгнула от неожиданности и уставилась в глаза высокой домохозяйке.

– Моя искать Ранма! Где он?!

Касуми аккуратно поставила корзину на землю, подошла ближе и положила руки Шампу на плечи.

– Успокойся, девочка. Девушка не должна быть такой сердитой.

– Моя не может быть спокойна, когда...! Эээ...

Касуми ласково погладила Шампу по голове. Приблизившись ещё немного, она провела ладонью по пышному водопаду длинных волос китаянки. Та глядела на старшую Тэндо, словно завороженная.

– Успокойся, девочка, – повторила Касуми.

Её губы мягко коснулись лба взбудораженной девушки, пальцы осторожно прошлись по щеке, отводя выбившуюся прядь волос, и следом ещё один отпечаток влажных губ лёг на девичью щечку.

– Твоя дарить мне поцелуй смерти? – шепнула удивлённая Шампу.

– Нет. – тихо ответила старшая дочь папаши Тэндо. – Я ведь не из племени амазонок. Здесь нет такого понятия. Для нас поцелуй - это всегда хорошо.

– Даже...? – начала Шампу, но притронувшиеся к её губам губы Касуми заставили её замолчать.

– Молчи, девочка, – улыбалась Тэндо. – Просто успокойся. Нельзя быть такой агрессивной.

– Но...

Губы Касуми снова не дали ей договорить.

– Не говори ничего. Всё хорошо. Просто поверь мне. Ты же милая девушка. Тебе не нужно ни с кем драться.

– Еще, – шепнула Шампу, подставляя губы.

Касуми улыбнулась, нежно прижала к себе китаянку и прильнула к ней губами. Её ладонь мягко скользила по длинным волосам гостьи. Та подняла руки и обвила ими хозяйку за шею.

– Мамочка... – едва слышно прошептала Шампу.

– Я похожа на твою маму? – улыбнулась Касуми, продолжая поглаживать разнежившуюся в её объятиях девушку.

– Твоя добрая, как мамочка. Моя больше не сердится. Можно - моя немножко остаться?

– Конечно. Пойдём - я заварю тебе чаю.

* * *

Набики критически оглядела зонт, нашла его достаточно высохшим, надела на зонт чехол и сунула в сумку. Её взгляд скользнул по витрине магазина и... Она не удержалась от смешка, заметив высокую блондинку, перебирающую вешалками в отделе женской одежды. Вернув лицу более-менее серьёзный вид, Набики вошла в магазин.

– Татэми! – позвала она, подходя к разглядывающей вещи девушке.

Блондинка оглянулась на неё и обрадовалась, как старой подруге.

– О - Набики! Как рада тебя я снова встретить!

– Выбираешь?

– Да, но... Я почему-то... О, Набики, скажи - носила ль прежде я...

– Женственную одежду?

– Да... – смутилась Куно.

– Никогда. Пока твоя фигура не стала настолько женственной - ты просто выглядела мальчишкой.

– Ох нет... Не от того ль видения мои?! – схватилась блондинка за щёки.

– Что за видения?

– Нет-нет! Мне стыдно и произнести... Не расскажу о них тебе я...

Набики пожала плечами.

– Ну нет - так нет. Так ты захотела одеться более женственно?

– О - да! Прошу тебя я - помоги. Мне кажется, что забыла я и то - как дОлжно одеваться. И странным взглядом я гляжу на трусики и юбки...

– Успокойся, Татэми. Для тебя это - обычное дело. Пожалуй - тебе ни к чему менять стиль так уж резко.

Набики погладила по коротким волосам высокой блондинки.

– У тебя потрясающая фигура, но при таких коротких волосах в платье или юбке ты будешь выглядеть немного странно. А вот стиль деловой женщины тебе вполне подойдёт.

– О - ты так считаешь?

– Обычно я думаю прежде, чем сказать. Вот смотри: этот светлый костюм должен прийтись тебе в пору. Примерь.

* * *

Сидя за столом в доме Тэндо, Шампу отхлебнула чай и умиротворённо улыбнулась.

– Касуми, твоя такая добрая. Твоя поцеловать меня ещё?

– Тебе понравилось?

– Мама никогда так моя не целовать. Она добрая, но у амазонки не принято девушка целовать девушка. У амазонки девушка целовать девушка - это поцелуй смерти.

Касуми пересела поближе и положила ладонь на плечо гостье.

– Я тоже уже почти не помню, как моя мама меня целовала. Она умерла давно. Я помню её добрые глаза, её улыбку. У неё был тихий добрый голос... – она вздохнула. – Но я его уже почти забыла.

– Твоя похожа на твоя мама, – шепнула Шампу, кладя руку поверх лежащей у неё на плече ладони. – Твоя тоже очень добрая. Около твоя моя тоже захотела побыть тихая и добрая.

– Это хорошо, девочка, – нежно ответил ей тихий голос.

Шампу прикрыла глаза, подставляя губки.

– Поцеловать... – шепнула она.

Положив руки друг другу на плечи, две девушки слились в нежном поцелуе. Когда Касуми плавно оторвала свои губы от Шампу, та посидела ещё немного и опустила голову ей на колени.

– Моя хотеть холодная вода.

– Зачем?

– Твоя увидит.

Стакан холодной воды превратил китаянку в миленькую кошечку. Она выбралась из одежды, легла на колени старшей Тэндо, свернулась калачиком, укрывая лапки хвостом, и довольно заурчала. Касуми почесала её за ушком.

– Хорошая кошечка. Хорошая.

* * *

– Набики, и ты думаешь - смогу я в этом понравиться любимому? – с сомнением оглядела себя Куно, одетая в светлый брючный костюм. – Ведь в этом вновь похожа я на парня.

– В деловой женщине всегда есть что-то от мужского образа, - пожала плечами средняя Тэндо.

– Ох - нет, прошу тебя! Ну неужели не могу я более женственною быть?!

Набики задумчиво прикусила губу.

– Ну хорошо. Попробуй надеть... ммм... Вот эту юбку, блузку можешь оставить, вот этот жакет... Нет - определённо к этому ещё нужна шляпка.

– Вот эта?

– Нет, ни в коем случае. Попробуй вот эту.

Татэми торопливо переодевалась, а ожидающая снаружи Набики старательно загоняла вглубь распирающий её смех. Наконец - из раздевалки показалась молодая леди в белой шляпке и жакете, в короткой кремовой юбке, открывающей великолепные ножки немного выше колен.

– Набики, всё великолепно! – воскликнула она.

– Я жду награду.

– О - да! Я знаю - ты ведь хочешь, чтоб я что-нибудь купила и тебе?

– Думаю - вот эта блузка мне вполне подойдёт.

– О - да, конечно! И... И просто тебе спасибо!

Набики, не отрываясь, смотрела в глаза схватившей её за плечи высокой девушке. Та глупо заморгала, сняла шляпку и, наклонившись, поцеловала подругу в щеку.

– Не так, – нахмурилась девушка с причёской "каре".

– А как? - подняла брови блондинка.

– Хочу как раньше, – шепнула Набики, подставляя губки.

– О - нет, я не долж...

Высокая блондинка глубоко вздохнула, увлекая Набики в примерочную. Задернув шторку, она прижала среднюю Тэндо к себе и наклонилась, прикрывая глаза. Губы двух девушек встретились. Набики поглаживала выпуклый упругий зад блондинки, её ладони проскальзывали по пышной груди Куно. Девушки тихо сопели, не в силах прерваться. Наконец - они оторвались друг от друга.

– Набики... – шепнула высокая. – Не это ль так старательно пыталась я забыть?

– Нет, – вздохнула её подруга. – Не это стало твоей бедой. Но и несчастная любовь к тому парню, едва ли могла...

– Кто он?!

– Поверь - тебе лучше не знать его имя. Ты и так слишком много пережила. Может - и к лучшему, что ты забыла всё. Теперь я постараюсь тебя не оставлять одну.

Куно нежно прижала Набики к себе.

– Да-да, не оставляй меня. Одна лишь ты всё знаешь обо мне и так мне помогаешь. А я... Я чем смогу - тем буду помогать тебе. Ведь так должны жить лучшие подруги?

– Пожалуй - ты права. Пойдем - отпразднуем твои обновки.

– О - да, конечно!

* * *

Облитая горячей водой, Шампу оделась и положила руки на плечи Касуми.

– Твоя такая хорошая. Моя теперь не хотеть уходить. Можно моя теперь буду приходить к твоя?

– Можно.

– А твоя будет моя целовать?

– Тебе понравилось?

– Однако - очень.

Губы Касуми коснулись лба Шампу.

– Ну хорошо. Ты тоже очень милая. И ты очень ласковая кошечка. У тебя замечательная мягкая шерстка...

– Правда? Тогда моя будет теперь каждый раз становиться кошечка для твоя. Хорошо?

– Хорошо. Но как девушка ты лучше. И тебе пора - уже поздно.

Шампу нехотя повернулась и побрела к выходу. У ворот она остановилась, постояла, глядя в землю и обернулась. Провожающая её хозяйка стояла на расстоянии вытянутой руки.

– Касуми... А твоя никогда не целовать так другие девушка?

– Только сестёр, – просто ответила хозяйка.

– Моя завтра ещё приду.

– Конечно. Заходи.

Шампу выкатила велосипед за ворота и вздохнула.

– Моя должна попробовать поцеловать Ранма-женщина. Может быть - так айрен больше нравится?

* * *

Тени за пыльным окном становились всё длиннее. Две девушки лежали на матрасике, обнявшись и закрыв глаза. Девушка с короткими волосами потёрлась щекой о подругу.

– Девочка моя, я до сих пор не могу в это поверить. При всех...

– Они так ничего и не поняли.

– Актёр. Надо же было так всё обставить. Жаль - этот фокус нельзя повторить снова.

– Поцелуй меня.

Приподняв голову, девушка с короткой стрижкой поглядела в глаза девушке с косичкой, поправила ей чёлку и, сладко вздохнув, опустилась на неё губами. Ладонь прошлась по пышной груди, заставив фигуристую девушку чуть выгнуться.

– Дааа...

– Тебе хорошо?

– Очень. Я обожаю тебя.

– А я - тебя. Ты прекрасна, девочка моя. Мне иногда просто стыдно.

– Чего?

– Мне жаль, что такой, как ты приходится обнимать такую, как я...

– Перестань. Для меня нет никого лучше тебя.

– У меня маленькая грудь.

– Ну и что? Она небольшая, но аккуратная.

– А талия?

– Тебя есть, за что взять, – подмигнула девушка с косичкой.

– Пошляк, – усмехнулась девушка с короткой стрижкой, поглаживая подругу по щеке.

– Извращенка, – отшутилась та. – Лучше поцелуй меня ещё. Твои поцелуи такие сладкие.

Девушка вдруг скатилась с подруги, села и закрыла лицо руками. Та резко поднялась и присела рядом, кладя руку ей на плечо.

– Что случилось? Я что-то не то...

– Это единственное, что я умею делать вкусно... – ответил горестный шепот.

– Перестань. Зато ты знаешь мой любимый десерт. Хочешь - я в следующий раз что-нибудь приготовлю для тебя?

Девушка с короткой стрижкой обернулась с глазами, полными слёз.

– За что? За что мне столько счастья? – всхлипнула она, повисая на шее подруги.

* * *

Элегантно покачивая пакетами с обновками, леди в светлом вошла в ворота усадьбы Куно. Увидев её в окно, Кодачи вскрикнула.

– О - нет! Злодейка!

Она выбежала во двор и преградила дорогу старшей сестре.

– Ты! – от возмущения у младшей сестры перехватило дыхание и она беззвучно шевелила губами.

– Черная Роза! – усмехнулась блондинка, окидывая Кодачи, одетую в чёрное с цветами кимоно, презрительным взглядом. – Тебе ль тягаться со мною - Розой Белою?!

– З... П... Стерва крашеная!

– Ох-хо-хо-хо-хо! Ты проиграла, сестра!

– Что?! Ты была с ним?!

– Определённо! Провалы в памяти моей нередки, но я теряю память и от близости с любимым. Не скрою - горько сознавать, что память не способна сохранить моменты лучшие в жизни моей, но...

– Я тебя ненавижу, сестра! Я не знаю, кто похитил тебя в детстве и что он вытворял с твоей бестолковой головой, но он был с тобой слишком мягок! Тебя убить мало!

– П... Похитил? – старшая Куно с округлившимися от испуга глазами опустила пакеты на траву двора. – Это не приснилось мне?

– А где - по твоему - ты пропадала столько лет?! И зачем только они отпустили тебя?! Я не знала тебя - и я не знала горя!

– Похитил, похитил... – повторяла, словно во сне, блондинка. – Кто ж был это? Так может - девушка с косичкою не виновата? И кто-то хочет, чтоб рассорила я с нею брата?

– Да хоть что-то ты помнишь, придурковатая?! - кричала на неё Кодачи.

– О - нет! О горе мне! Похищена! Что ж сделали со мной?! – причитала блондинка.

* * *

Набики повесила обновку в шкаф и с довольным видом легла на кровать.

– Ну вот. Удивительное дело: в таком виде Татэваки мне нравится гораздо больше. Впрочем и понятно: так мне гораздо легче крутить этим дураком. И никаких обязательств: не станет же девушка требовать, чтобы я вышла за неё замуж. Удобно. Вот только целоваться с ней... Если как девушку - то не очень, а если как Татэваки... Целоваться с этим придуком? Это ещё хуже. Впрочем, ради таких денег, как у этого семейства - можно немного и потерпеть. И... Нет, всё-таки и на ощупь она очень даже приятная, и целуется на удивление здорово. Пожалуй - эту игру есть смысл продолжить.

Повернувшись на бок, она укрылась и шепнула с улыбкой:

– Если я и аферистка - то гениальная...

* * *

Ранма уже расправлял постель, когда в комнату вошел папаша.

– Ранма!

– Чего, батя?

– Я горжусь твоим решением.

– Ты о чём?

– Ты наконец-то поцеловал Аканэ. Теперь-то я уверен...

– Старый дурак. Я показывал Хаппосаю, что даже такая противная пацанка, которая меня терпеть не может, не способна мне сопротивляться. Теперь ясно? С тех пор, как по твоей милости я сам себе девчонка - мне вообще никто нафиг не нужен.

– Ранма! Ты обязан это сделать! Наши школы должны объединиться!

Ранма медленно выпрямился, поднимая на отца томный взгляд.

– А давай - я тебя сейчас педиком сделаю. Сам за Соуна замуж выйдешь - и никаких проблем.

– Нет! - отскочил Генма к двери.

– Тогда заткнись и не мешай мне укладываться. Я спать хочу.



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 27 Apr 2011, 00:46

Глава 10



Аканэ, отдуваясь, внесла в комнату внушительный картонный ящик и поставила его на пол.

– Ранма, тебе посылка.

– От кого ещё? – удивлённо спросил парень.

– От Рёги. – пожала девушка плечами. – Довольно странно: присылать вызов в ящике таких размеров.

Ранма присмотрелся к штемпелям. Местом отправки значилось Киото.

– Ладно, я пошла заниматься. Если там будет что-то интересное - потом скажешь, – обернулась Аканэ в дверях.

Ранма почесал затылок и толкнул коробку. Внутри что-то шевельнулось. С ехидной улыбкой парень открыл коробку. Из под крышки на него сердито глядел чёрный поросёнок.

– О - свиные мозги пожаловали. Привет, Пиии-чан. – усмехнулся Ранма, заваливая коробку на бок.

Пи-чан вышел важной походкой, выволок рюкзак, молча извлёк из рюкзака плитку, чайник...

– Ладно, Рёга, не мучься. – хихикнул Ранма, поливая поросёнка из чайника.

Приняв нормальный вид, Рёга торопливо оделся.

– Ррранма!

– Чё тебе, дурко?

– Ты опять изменяешь Аканэ?! Я не прощу тебе этого! И ещё имеешь наглость называть себя её женихом?!

– Рёга, дурень! Да нахрена мне эта немилая пацанка! За меня мой долбанный папаша всё решил!

– Но это не даёт тебе права ухаживать за другими! – рявкнул Рёга, выхватывая из ящика зонтик.

– Дурень! – огрызнулся Ранма, подпрыгивая под потолок. – Я ни за кем и не ухаживаю!

– Я видел твою новую невесту! Она напала на меня!

– Тю... Блондинка?

– Да! Ты не имеешь права...!

Ранма повис, вцепившись в балки потолка и расхохотался.

– Рёга, ты такой же придурок, как и она! А она такая же невеста, как ты - штурман!

– А кто она? – в недоумении опустил зонт Рёга.

– Она? – Ранма спрыгнул на пол и сунул руки в карманы. – Уникальная дура, которой кажется - будто она ничего не помнит. Ещё большая дура, чем её сестра - Кодачи.

– Так она - тоже Куно?

– Ага. Просто потрясающая дура. Никогда бы не подумал, что такие бывают.

– Но она называет тебя любимым!

Ранма со смешком пожал плечами.

– А Татеваки называет меня своей любимой. И что? Мало ли - кто кого как называет, Рёга? Мне вообще плевать на эту семейку.

– Ррранма! – Рёга схватился обеими руками за ворот красной рубашки.

– Будешь лезть в бочку - скажу Аканэ, кто такой Пи-чан.

– Прибью тебя!

– Крепко держишься?

– Не сбежишь!

Ранма прыгнул в раскрытое окно, увлекая за собой Рёгу. Рёга видел, как лицо давнего противника приняло ехидное выражение. Мельком взглянув в направлении полёта, Рёга разжал пальцы.

– Так нечестно!

Бултых! Оба парня свалились в пруд. Девушка с косичкой поднялась из воды и выбросила за шиворот на траву чёрного поросёнка.

– Ой - Пи-чан вернулся! – обрадовалась Аканэ. – Ранма, ты опять его обижал?!

Ранма махнула рукой.

– Да забирай уже своё сокровище. Блин. Вот же карлик...

Унося поросёнка в дом, Аканэ обернулась.

– И облейся, изврат. У меня срочное дело в городе.

* * *

Девушка с короткими волосами села на матрасик в комнате заброшенного дома. Девушка с косичкой подошла к ней сзади и обняла.

– Что-то случилось?

– Скажи, только честно... – тихо проговорила сидящая, глядя в пол. – Тебе ведь было известно про Пи-чана?

– Что именно?

– Не притворяйся. Я сегодня впервые увидела, как в воду упал Рёга...

– И ты не подала виду?!

– Я и раньше чувствовала, что с ним что-то не так. Пи-чан слишком умён для поросёнка. Но я к нему как-то привязалась...

– Милая, я снова буду ревновать.

– Перестань. Девочка моя, для меня есть только ты. А он... Ну... Даже не знаю... Теперь Рёга для меня - это Пи-чан. Но в постель к себе я его больше не пущу. И...

Девушка с короткой стрижкой закрыла ладонями лицо.

– Но какая же он свинья! Он подглядывал за мной всё это время! Почему ты...?!

Девушка с косичкой села перед подругой, зажимая ладони между колен и смущённо глядя на свои колени.

– Прости. Я поклялся хранить его тайну...

– И ты... Ревновать, драться с ним, но ни разу его не выдать?!

– Ты сердишься? – виновато подняла глаза девушка с косичкой.

– Девочка моя, милая... Как я могу сердиться на тебя? Ну... Нет - ты всё-таки не девочка, ты настоящий мужчина. А Рёга... – девушка с короткой стрижкой горячо обняла подругу. – Нет - для меня он больше не Рёга. Он Пи-чан. Он настоящая свинья.

Девушка с косичкой тяжело вздохнула.

– Ты не знаешь подробностей...

– А как он стал Пи-чаном?

– После того, как я прождал его три дня... В общем - он больше в школе не появился. А потом мы с папой переехали, и я уже ходил в другую школу. Я и забыл про него, а этот дурень плутал, называя это поисками меня. Оказывается - он с тех пор так и бродит, четыре года вообще дома не был. Потом мы отправились в Китай, и в Джусенькё он догнал нас.

На глазах девушки с косичкой заблестели слёзы.

– Это получилось нечаянно. Я ничего не видел вокруг, кроме моего дерьмового папаши. Этого тупого панды, из-за которого я стал девчонкой. Я даже не заметил, что толкнул этого идиота, а он упал...

– И ты считаешь, что в его превращении есть твоя вина?

– Ну... И да, и нет...

– Не плачь. Это страшно, когда ты плачешь. Я же знаю... Не надо, я сейчас сама зареву... Из тебя же слезинки не выдавишь, а тут!

Девушки плотно прижались друг к другу.

– Он сам виноват, но я тоже. Поэтому я не могу...

– Перестань. Я понимаю. Я всё понимаю, милая моя. Не... Не надо. Просто... Я больше не пущу его к себе в постель... Свинья... Он подглядывал за мной... Я-то думала, что это просто поросёнок...

– Теперь ты понимаешь, почему...?

– Свинья... Он не Рёга, он настоящая свинья... Противная свинья...

– Только не бей его...

Девушка с короткой стрижкой поглядела подруге в глаза.

– Ты... Ты даже сейчас защищаешь его? Эту свинью?!

– Ну...

– Девочка моя... – девушка с короткой стрижкой глядела на подругу с обожанием и слёзы понемногу стекали по её щекам. – Какая же я была дура... И... Забери его сегодня к себе. Он миленький, но... В моей постели есть место только для одного парня.

– Для меня? – с надеждой прошептала девушка с косичкой.

Вместо ответа девушка с короткой стрижкой прикрыла глаза, страстно целуя подругу.

* * *

За окнами давно стемнело. Аканэ почесала за ушком разнежившегося у неё на коленях поросёнка. Он довольно хрюкнул. Ранма взглянул на довольную поросячью мордочку.

– Пи-чан, ну ты прямо блаженствуешь.

Поросёнок хрюкнул, кося на Ранму хитрым глазом. Ранма глянул не менее хитро.

– Аканэ, а дай - я тоже его почухаю.

– Не дам. Ты опять будешь его обижать.

– А спорим - не буду.

– Да-да. Так я тебе и поверила. Все вы, парни, обманщики. Правда, Пи-чан?

Поросёнок с готовностью кивнул.

– А девушке доверишь? – спросила девушка с косичкой, вытирая мокрое лицо.

Аканэ вытаращила глаза.

– Чего это ты? Что - так хочешь его потискать?

– Ну а чего? Может - я тоже к нему привык.

Аканэ подняла поросёнка перед собой.

– Пойдешь?

Поросёнок замотал головой. Аканэ улыбнулась, передавая его с рук на руки.

– Ну пойди, пойди. И будь умницей - не дерись. Мальчики ведь не должны драться с девочками. Правда, Пи-чан?

Поросёнок испуганно переводил взгляд с одной девушки на другую. Ранма приняла его, положила к себе на колени и погладила.

– Хороший поросёнок, хороший. Ты и правда миленький, Пи-чан. Такой маленький и такой смешной-смешной.

Прижимая передние ноги поросёнка, девушка с косичкой подняла его и почесала кончиком носа розовый пятачок. Поросёнок удивлённо хрюкнул. Девушка уложила его на свою пышную грудь и снова погладила.

– А здесь тебе удобнее, правда, Пи-чан?

– Блин, Ранма! Ну ты можешь хоть при мне не хвалиться своими сиськами?! – взъерепенилась Аканэ.

– А я не виноват, что у нас одна хорошая фигура на двоих! Отвали!

Пичан зарычал, сидя на руках у Ранмы, и попытался драться, но тут же получил от Аканэ чувствительную затрещину.

– А ты не влипай в женские разборки!

Ранма прикрыла его руками, защищая.

– Аканэ, ты чего? Он же за тебя!

– Нужна мне сильно его защита! Сама разберусь!

– Да чего ты на него сегодня взъелась? Какая тебя муха укусила?!

– Да ну вас обоих к чёрту! Хочешь - забирай его к себе! А я спать иду! Всё!

Поросёнок проводил уходящую за дверь Аканэ донельзя удивлённым взглядом. И ещё более удивлённо хрюкнул, почувствовав, что девичья рука гладит его. Он дёрнулся, но она прижала его к себе.

– Перестань. Правда - поздно уже. Пошли и мы с тобой спать, Пи-чан.

Поросёнок ошалело разинул рот, когда девушка с косичкой, нежно прижимая его к груди и склонив к нему голову, неторопливо пошла в свою комнату. В комнате она усадила Пи-чана в уголке, расправила постель, легла и позвала его, похлопывая по подушке рядом с собой. Он вытаращил глаза, рванулся к двери, кое-как открыл и поскакал к комнате младшей Тэндо. Услышав, как он прокрадывается в комнату, Аканэ села, прикрываясь одеялом.

– Что припёрся? Не ясно?! Ещё раз повторить?!

В комнату заглянула, одёргивая майку, девушка с косичкой.

– Он у тебя? А - вот ты где!

– Забирай! Хочешь - в пакет заверну!

Поросёнок метнулся, но ловкие девичьи руки перехватили его и снова прижали к пышной груди.

– Идём отсюда. Нам с тобой тут не рады.

– Во-во. Проваливайте, – сердито напутствовала Аканэ, укрываясь поплотнее.

* * *

Ранма вошла в свою комнату, поморщилась на храпящего папашу и легла, не выпуская Пи-чана из рук. Устроившись, она прижала его к щеке.

– Вот так, малыш. Думаешь, что жизнь налаживается, а всё становится ещё хуже.

Поросёнок мелко затрясся.

– Пи-чан, тебе что - холодно?

Она потрогала влажный пятачок.

– Да вроде - нет.

Поросёнок хрюкнул жалобно и поглядел с выражением вселенской скорби.

– Ладно, Пи-чан. Давай спать. Утро вечера мудренее, – вздохнула девушка, прижимая его к себе.

* * *

Утром Аканэ зашла в комнату к Ранме.

– Хватит валяться, лодыри - утро уже.

Она поставила возле просыпающейся девушки два чайника. Поросёнок поглядел на чайники и сжался в страхе, медленно поднимая глаза на младшую Тэндо. Она наклонилась.

– А ты чтоб сегодня руки вымыл. Нечего за столом свинство разводить.

Девушка с косичкой села и мотнула головой спросонья.

– Аканэ, ну что ты начинаешь с утра пораньше. Дай людям проснуться.

Прежде чем прикрыть за собой дверь, Аканэ оглянулась.

– Вот лучше разомнитесь, лентяи, чтобы быстрее проснуться. Касуми - между прочим - уже завтрак готовит.

Ранма вылила на себя воду из одного чайника, превращаясь в парня. Из второго чайника досталось поросёнку.

– Одевайся, охломон. А то опять нам с тобой влетит. Видишь - она сегодня не в настроении.

– Ранма, что это означает?!

– А чего? Ну - жалела она тебя. Что на неё сегодня нашло - сам не знаю.

– Так она всё знала?!

– Конечно, – поднялся Ранма, потягиваясь. – Она же не такая дура, как Куно. Давно твою фишку просекла.

– Она всё знала и все равно?... Значит - она всё-таки любит меня! Она приревновала, когда ты взял меня на руки!

– Дурко. Если бы ты не влез в наш спор - ничего бы и не было. Если женщины дерутся - лучше в драку не встревай.

– Ты же не женщина!

– А на чём ты лежал, когда в спор влез, а? Да она меньше меня на женщину похожа. Пацанка дурацкая. Пошли лучше правда - разомнёмся.

– Ранма...

– Одевайся уже, дурко. Нас к столу ждут, – хмыкнул Саотомэ-младший, выходя за дверь и оставляя в комнате растерянного Рёгу.

* * *

Сидящая за столом Аканэ сердито покосилась на входящего Рёгу и отвернулась. Ранма сел рядом со своим отцом. Аканэ хмуро ткнула пальцем на место рядом с Ранмой.

– Пи-чан, сегодня твоё место - там.

Рёга послушно сел и почесал макушку.

– Руки хоть вымыл?

– Да вымыл он всё, вымыл. Что ты к нему сегодня привязалась? – ответил за Рёгу Ранма. – Ну подумаешь: хрюкнул невпопад.

– Молчал бы уже, придурок! – осадила его Аканэ.

Ранма похлопал Рёгу по плечу.

– Всё, Пи-чан, молчим до вечера.

– Эээ...

– Свинье слова не давали! – рявкнула младшая Тэндо.

– Но... – снова попытался возразить Рёга.

– Ещё одно слово из этого района - и пойдешь завтракать из корыта!

* * *

Завтрак подходил к концу, когда от ворот донёсся звонок велосипеда. В комнату с радостным лицом вбежала Шампу в желтом китайском костюме.

– Приветик! Моя уже тут!

– О - припёрлось ещё одно горе, – окрысилась на неё Аканэ.

Не обращая внимания на её комментарий, Шампу подбежала к улыбнувшейся ей навстречу Касуми, поцеловала её в щеку и села рядом. Под удивлёнными взглядами остальных хозяйка погладила китаянку по голове и поцеловала её в ответ.

– Сямпу! ¬– вбежавший следом китаец бросился на шею Рёге.

Ранма отвесил ему добротную затрещину.

– Отвали от Пи-чана! Гусь свинье не товарищ!

Мус надел очки и обвёл изучающим взглядом сидящих за столом. Его взгляд остановился на возлюбленной. Та ехидно посмотрела на ухажера, приобняла Касуми и поцеловала её в губы.

– Сямпу, что ты делаешь?!

– Моя нашла человека, которая моя рада.

– Сямпу, зачем тебе эта девушка, когда у тебя есть я?!

– Мус, молчать! Глупая утка!

– Я буду драться с ней за тебя!

– Моя не позволит тебе вызвать Касуми! Моя сама тебя побить! Получай!

От удара китаянки Мус вылетел за дверь. Набики подпёрла щеку ладонью.

– Старая песня на новый лад. Пи-чан, передай соль.

Рёга машинально протянул Набики солонку, провожая взглядом умчавшуюся следом за Мусом Шампу.

Папаша Тэндо невозмутимо закурил сигарету, пару раз затянулся, стряхнул пепел в трубочку Хаппосая и пустил дым в потолок.

– В нашем доме никогда не будет скучно.

* * *

Два парня сидели на крыше и глядели вдаль.

– Ранма, я ухожу. – вздохнул Рёга.

– А куда тебе теперь-то спешить? Раз уже всё выяснилось...

– Нет. Аканэ больше не принимает меня. А с тобой я спать не хочу.

– Рёга, разве тебе было плохо со мной сегодня ночью?

– Рранма! Ты!...

– Ну чего опять? – с улыбкой спросил парень с косичкой.

– Нет, ничего... – повесил голову Рёга.

– Ну как хочешь. Тебя отвести домой?

– Нет - я хочу побыть один.

– Ааа... Ну будешь проходить мимо - заглядывай. Почешу тебя за ушком. А может - и она тебя простит.

– Прощай, Ранма! – бросил через плечо Рёга, спрыгивая вниз.

Ранма поглядел на барахтающегося в пруду поросёнка.

– Не прощай, а до свидания. Вот дурко.



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 27 Apr 2011, 01:13

Глава 11



Завидев на улице неторопливо бредущего китайца, Кодачи радостно подбежала к нему.

– Так когда мы начнём претворять в жизнь наш план?

– Никогда... – медленно ответил Мус, не глядя на Куно.

– Но почему?!

– Вы мне больше не интересны. Моя Сямпу нашла другую любовь.

– О - так теперь у меня ещё на одну соперницу меньше! Ох-хо-хо-хо-хо! Мои шансы снова повышаются!

* * *

Татеваки Куно оторвал взгляд от тетради и задумчиво поглядел на сидящую в соседнем ряду Набики Тэндо.

– Что ж происходит? Сон? Иль наважденье? Во сне я будто с нею целовался. Быть может - что-то пробуждается во мне к сей деве? А может - впрямь то наважденье и временами вижу мир я глазами сестры моей? Выходит - сестра моя... О - нет! Неужто же она ещё и извращенка? Не должен ли помочь я ей? О - да! Обязан я заставить сестру преодолеть влечение столь пагубное. Но как, коль избегает меня она? А Набики? Ужель она такая? Я не подумал никогда бы, но... Понять я должен - что же происходит. Это мой долг!

Меловая тряпка шмякнула бормочущего парня по физиономии.

– О чём Вы там задумались, Куно?!

– Эээ...

– Вон из класса! Постойте до конца урока, это научит Вас сосредоточенности!

* * *

Стоящий в коридоре Татеваки задумчиво поднял глаза к потолку. Беззвучно шевеля губами, он размышлял, покачивая вёдрами с водой. За размышлениями он не заметил бегущего по коридору первоклассника. Бежавший парень со всего маху зацепил ведро, оно мотнулось в руке Куно, обливая его с ног до головы. Бежавший затормозил, хватаясь за ушибленную ногу и обернулся. На него недоумённо глядела высокая блондинка в мужской одежде.

– Ой, девушка, простите... – пробормотал первоклассник.

– Что?

– Ничего, ничего... – первоклассник похромал дальше.

Куно поглядела на вёдра в руках, на себя.

– Но как попала я сюда? Зачем я шла?

Поставив вёдра на пол, она заглянула в класс. Ученики поглядели на неё. Набики сделала страшное лицо, прижала палец к губам и махнула ладонью, показывая "выйди". Блондика закрыла дверь и снова оглядела себя.

– Так значит - я пришла к Набики. Да, это - кажется мне – класс моего брата, но почему-то его и в классе нет. И... О - нет! Я вновь в одежде этой! Должна скорей переодеться я! Скорей домой!

* * *

Когда Набики вышла на перемену, она сразу увидела высокую леди в белом. Она стояла, уже окруженная несколькими парнями.

– Девушка, а можно с Вами познакомиться?

– Ах, перестаньте. Не затем пришла я.

– А можно ваш телефончик?

Она вдруг задумалась, глядя в потолок и скользя пальцами по щеке.

– А помню ль я его сама? Ах мальчики, я постоянно что-то забываю...

– А может Вы меня помните?

– Ах - помню я Вас, юноша, но как-то странно. Знакомо имя мне и будто б мы общались, но странно как-то...

– Так может быть... – с намёком подмигнул одноклассник - сосед Татеваки по парте.

Набики решительно растолкала одноклассников и подошла к блондинке. Взяв высокую девушку за руку, она строго бросила через плечо.

– Не приставайте к ней.

– О - Набики! - обрадовалась Куно.

– Да, пойдём куда-нибудь. Здесь нам не дадут поговорить.

* * *

Ранма выглянул в окно и увидел на заднем дворе школы двух девушек. Набики он узнал сразу, хотя она стояла спиной к нему, а когда пригляделся ко второй...

– Аканэ! - позвал он громким шепотом.

– Что там ещё?

Посмотрев вниз, она вытаращила глаза.

– Это... Куно?

– Ага.

Аканэ зажала рот ладонями и затряслась от беззвучного смеха.

* * *

Высокая девушка взяла Набики за руки.

– Прости - сама я не могу понять, что привело меня к тебе. Быть может - ты подскажешь мне, что б это могло быть?

– Если честно, то понятия не имею. Может быть - тебе снова потребовалась моя помощь?

– Должно быть, поговорить с тобою я хотела, но о чём... Хочу я всё ж узнать - что в прошлом моём столь страшно было. Не слышала ль случайно ты - кто в детстве мог меня похитить?

Набики задумчиво подняла глаза. Блондинка тоже взглянула вверх. Выражение задумчивости на её лице сменилось восторгом.

– Ранма-сама! Любимый мой! – воскликнула она, заметив в окне третьего этажа знакомое лицо и красную китайскую рубашку.

Придерживая рукой шляпку, она бросилась обратно к входу в школу. Сумочка из светлой кожи скакала у неё на боку. По лестницам быстро простучали небольшие каблучки туфель с пряжками. Ранма всё ещё стоял у окна, когда в конце коридора появилась фигура высокой леди.

– Любимый мой! Тебя нашла я! – бросилась девушка к парню с косичкой, протягивая руки для объятий.

Аканэ вжалась в стену. Ранма отделился от подоконника, помедлил немного и... Проходивший по коридору учитель физкультуры ещё не видел такого старта. Наклонившись вперёд, парень с косичкой рванул с места с пробуксовкой. На школьном полу осталось несколько дымящихся полос. У поворота школьного коридора парень подпрыгнул и пробежал несколько шагов по стенам. Но и бегущая за ним блондинка всё больше набирала скорость. Учитель едва успел отскочить и пригнуться. Поднятый ей ветер толкнул его, но он устоял. Он обернулся, но было поздно: только визг подошв по полу дал ему знать, что они уже свернули к лестнице. Все, кто были в коридоре, выглянули в окно. По улице, ведушей к школе, стремительно удалялись два облачка пыли. Аканэ, провожая их взглядом, вздохнула:

– Ну вот. Теперь из-за этого идиота Куно придётся идти домой пешком. Ещё и два портфеля тащить.

* * *

Запыхавшаяся блондинка вошла домой в слезах. Она прошла в свою комнату и упала на кровать, зарываясь лицом в подушку. Рыдания душили её.

– Но почему? Что сделала не так я? Отчего меня он избегает? О - неужели я в беспамятстве... Ох - нет! Чем я обидела его? Любимый мой, ну почему ты убегаешь?

Она села, поправляя юбку.

– Но что мне нынче помешало, ведь помню я, что и быстрей могу бежать... Ах - нет! Какая же я дура! Вот почему так велика привязанность моя к одежде той мужской! Я в ней догнать его смогла бы! Пусть не простил бы он меня, но уж спросить его наверно мне бы удалось!

* * *

Звонок на урок ещё не прозвенел, а Ранма уже вошел в класс. Рядом с учителем истории стоял физкультурник и строго глядел на него.

– Саотомэ Ранма! – произнёс он тоном, не терпящим возражений. – Я требую, чтобы ты защищал честь школы на предстоящих соревнованиях по бегу.

– Опять защищать... – обречённо опустил руки парень. – А может - кто-нибудь другой? Я и так уже выступаю в трёх дисциплинах!

– Я видел сегодня, как ты бегаешь!

– Ну я не всегда могу так бежать, – развел парень руками.

– Тебе что - обязательно нужно, чтобы за тобой гналась твоя невеста?

– Ещё одна невеста?! – оживились одноклассники. В коридоре прозвенел звонок на урок.

– Да ну её к чёрту! – Ранма прошел на своё место и плюхнулся на стул.

– Я не разрешал тебе садиться! – стукнул кулаком по учительскому столу физкультурник.

Ранма встал, упрямо поджав губы, подошел к учительскому столу и врезал по тому же месту.

– А сейчас не Ваш урок! – вскипел парень, вынимая кулак из свежей дыры. – В школе должен быть порядок! Почему я не могу спокойно учиться?! Почему по школе постоянно носятся какие-то посторонние, которые нарушают порядок?! Почему...

С каждым "почему" дыра в учительском столе понемногу расширялась. Оба учителя прижались к классной доске спинами и глядели на разъярённого первоклассника.

– Меня достали все! Я хочу спокойно учиться! Хочу нормально жить! Просто жить! Почему я должен отвечать за чужие глупости?! Почему я постоянно виноват в том, в чём я не виноват?! Почему никого не интересуют мои собственные проблемы, но я всё время должен решать проблемы других?! Почему меня окружает скопище идиотов?!

Стол рухнул, перебитый пополам. Парень поднял крупный обломок и начал крошить его в руках.

– Я что - самый виноватый?! Я не имею права на нормальную жизнь?!

Аканэ вдохнула поглубже и заорала так, что в соседних классах учителя вздрогнули.

– Ранма, прекрати!!

Парень бросил на неё сердитый взгляд, взял одной рукой свою парту и поставил среди обломков учительского стола. Прихватив портфель, он вышел, бросив через плечо.

– Я отремонтирую. Попозже.

Учителя переглянулись.

– Может - поставить вопрос о его исключении? – предложил учитель истории.

– Ни в коем случае, – запротестовал физкультурник. – Я постараюсь найти к нему подход.

* * *

Сёстры Тэндо вышли из школы и увидели девушку с косичкой, прислонившуюся спиной к забору напротив выхода из школы.

– Придурок, что ты устроил? – напустилась на неё Аканэ.

Отделившись от забора, девушка подошла, засунув руки в карманы.

– Меня достали все. И вы, и батя, и мои сумасшедшие невесты, и женихи, и эта придурошная школа...

Набики, держа в каждой руке по портфелю, поглядела в ясное небо.

– А где ты успел намокнуть?

– Где-где... Специально - чтобы хоть учителя не приставали. Блин. И вообще...

Девушка достала из портфеля термос, огляделась и вылила на себя горячую воду. Парень повернулся к Аканэ спиной и сердито буркнул:

– Залезай.

* * *

Две девушки стояли, прижавшись друг к другу, в комнате заброшенного дома. Девушка с короткой стрижкой успокаивающе поглаживала тихо плачущую у неё на плече девушку с косичкой.

– Прости, но я не могу так больше. Это глупо, но я уже просто срываюсь. Если бы хоть не нужно было притворяться... Милая, что нам делать? Я больше не могу так...

– Девочка моя, милая моя, добрая, нежная, просто успокойся. Я уверена - всё образуется. Может быть - давай уедем?

– Бежать? Бежать, как этот придурок Рёга? Это он только и умеет, что убегать от проблем!

– Так он ушел? Насовсем?

– Ты ведь знаешь его. Он вернётся. Даже если не захочет.

– Я больше не хочу его видеть. Встреть его в следующий раз ты. Ты же не против?

– Да, милая. Он дурко и свинья, но мне немного жалко его.

– Девочка моя... Ты лучше всех.

Девушка с косичкой поцеловала подругу и вздохнула.

– Ты тоже замечательная. Я люблю тебя. Сейчас я приготовлю твоё любимое...

* * *

Татеваки Куно вылез из ванной и накинул халат.

– Что произошло? Ужель толкнули меня столь сильно, что я сознанье потерял? Но как я снова оказался дома?

Переодевшись в своей комнате более прилично, он заглянул в комнату Татэми. Её снова не было. Он задумчиво взлохматил волосы.

– Похоже - в этот раз виденье обмануло. Нет её. Как видно - удалось ей всё же её любимого догнать. Ну что ж - как видно, в своей любви она счастливее Кодачи. Колдун он или нет, но коль несчастная сестра моя в него влюбилась - должно быть должен бы я ей помочь. Сие к тому же отвлечёт её от страсти пагубной к Набики. Что ж делать мне?

Одетая в школьную форму Кодачи подошла к двери своей комнаты и с подозрением оглядела брата.

– Что-то ты рано сегодня. А эта злодейка тоже уже припёрлась?

– О - нет, – обернулся к ней Татеваки. – Похоже - на свидании она.

– С кем?! Неужели?! О - боже! Я несчастна!! Старшая сестра увела моего любимого! Злодейка! Откуда она только взялась?!

Татеваки пожал плечами и вышел во двор, прихватив бокен. Взглянув в сторону входных ворот, он увидел заглядывающую одноклассницу.

– Куно, ты забыл свой портфель!

– О, Набики!

Татеваки подбежал к ней. Она хмыкнула.

– Держи и больше не теряй. Я не нанималась таскать твои вещи.

– О, как тебя я... Но что ж случилось-то со мной?

Тэндо пожала плечами.

– Понятия не имею, что на тебя нашло. Взял - и свалил куда-то посреди урока.

– Да - знал я! Это наважденье! Но как же мне тебя благодарить?

Набики пожала плечами.

– С тебя ужин в кафе.

– О - да, конечно! И сегодня ж!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Такаиму Инада (архив) » 27 Apr 2011, 09:25

Вау! я тоже кой-чего за этот промежуток времени накалякал!
User avatar
Такаиму Инада (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 27 Apr 2011, 23:43

Глава 12



За ужином Касуми удивлённо глядела на сестёр. Обе просто отказались от ужина и умиротворённо беседовали ни о чём, попивая чай. Жмущаяся к ней Шампу усмехнулась:

– Моя думать, что они где-то уже вкусно поужинать.

За забором раздался уже знакомый шум. Ранма перепрыгнул через забор и через считанные секунды оказался за столом.

– Касуми, умираю с голоду!

– Да, вот уж кто у нас никогда не забывает поесть! – весело подмигнул старший Тэндо.

– Ага, – усмехнулся парень, принимая тарелку с лапшой. – Потаскаешь Вашу дочку на закорках с моё - так даже её стряпню съешь.

– Ранма! – вспылила Аканэ.

– Моя должна с твоя поговорить! – поднялась, глядя на парня, Шампу.

– Пока не заправлюсь - с места не сдвинусь, – ответил парень с набитым ртом.

– Стол хоть починил? – поинтересовалась Набики.

Протягивая руку за следующей порцией, Ранма кивнул.

* * *

Утащив младшего Саотомэ на задний двор, Шампу схватила ведро и окатила его с ног до головы.

– Ты чего это?! – воскликнула девушка с косичкой.

Китаянка со вздохом протянула ей полотенце и сухой халат. Недоумённо поглядывая на неё, Ранма вытерла лицо и волосы, переоделась в сухое.

– Так что это означает? Ты что - решила опять нападать на женщину-Ранму?

– Моя не хотеть драться. Моя хотеть любить, – прошептала Шампу, кладя руки ей на плечи.

– Э! Ты чего?! Ты что теперь - лесбиянка? Тебе одной Касуми мало?

– Айрен. Моя ничего такого не хотеть. Касуми похожа на моя мама, которая я давно не видеть. А твоя не женщина, твоя мой возлюбленный супруг.

– А какого тогда обливаешься?! – попятилась Ранма.

Шампу не отпускала её, шагая следом и всё плотнее прижимаясь.

– Моя хотеть твоя целовать, – шептала Шампу, прикрывая глаза. – Моя будет целовать Ранма-женщина. Теперь это не поцелуй смерти. Однако - теперь это приятно.

– Постой-ка! – девушка с косичкой прикрыла тянущиеся к ней губы Шампу ладонью. – По твоим же законам, если девушка целует девушку - это и есть поцелуй смерти.

– Твоя не девушка, твоя мужчина.

– Опять нестыковочка! Если я мужчина - твой первый поцелуй смерти недействителен!

– Тогда моя не знать, что твоя не женщина!

– А Касуми? Её-то ты целовала, а она настоящая женщина!

– Моя больше не хотеть делать по этот закон.

– Тогда ты отказываешься подчиняться законам деревни амазонок - так?

Шампу вытаращила глаза, чуть отстраняясь, но не отпуская девушку с косичкой. Та продолжила:

– Тогда и всё остальное недействительно! Или ты сегодня подарила Касуми поцелуй смерти - или ты не имеешь на меня никаких прав!

У китаянки отвисла челюсть. Дрожащими руками она машинально поглаживала волосы девушки с косичкой. По щекам медленно покатились слёзы.

– Моя... Моя...

– Что - не сходится?

Совершенно обессиленная, Шампу начала медленно оседать на траву, продолжая цепляться руками за стоящую перед ней с ехидной улыбкой девушку. Встав на колени, она обняла ноги Ранмы, сползла ещё ниже и завалилась на бок, с тихим плачем держась за голову. Девушка с косичкой присела возле неё.

– Амазонки - женщины-воительницы. Они не должны так плакать. Так выходит - ты больше не амазонка?

Шампу невнятно пискнула, размазывая слёзы по лицу. Из дома выбежала Касуми.



– Что с тобой, Шампу? – схватила она лежащую девушку за плечи. Взглянув на обеих склонившихся над ней, китаянка зарыдала в голос.

– Ву... Буши наянг да... Вуо зуо ля шанма? – выдавила она сквозь рыдания. – Вуо буяшинг яо де шингуо...

– Что она говорит? – взглянула Касуми на Ранму. Та пожала плечами. Со стороны дома донёсся шелест страниц.

– Если я правильно расслышала... – Набики перелистала ещё несколько страниц разговорника и пожала плечами. – Что-то вроде "Что я наделала, я не хочу жить". Ну или что-то вроде того.

Тронув Касуми за плечо, Ранма указала глазами на ведро и ушла за угол. Касуми набрала воды и подошла к бьющейся на земле китаянке.

– Не плачь, малышка, ¬– прошептала она.

Шампу взглянула в её добрые глаза и завизжала. Опрокинувшееся ведро превратило девичий визг в кошачий вой. Покатавшись в луже, мокрая кошка жалобно мяукнула и запрыгнула старшей Тэндо на руки. Девушка прижала её к себе, погладила и ушла в дом. В дверях она обернулась к сестре.

– Набики, пожалуйста, развесь её одежду.

* * *

Аканэ нашла своего наречённого жениха в додзё. Он лежал в углу зала, раскинув руки и уставившись в потолок. Присев рядом, Аканэ шепнула:

– Что ты сделал с Шампу?

– Кажется - я разрушил её мир, – медленно и монотонно ответил парень.

– Она теперь сидит у Касуми за пазухой и мяукает. Что ты ей сказал-то?

– Либо она больше не амазонка и я больше ничего ей не должен - либо она должна будет убить Касуми.

– Идиот, – зашипела Аканэ. – Ты настоящий идиот. А она - маньячка. Ты что - не знаешь амазонок? Она же ни перед чем не остановится. Не она - так её чокнутая бабка.

– Прости. Я растерялся, – парень говорил еле слышно, всё так же глядя в потолок. – Я искал способ избавиться от неё. И избавить тебя от неё. Но, кажется - я сделал огромную глупость. Если она что-нибудь попытается сделать Касуми - ей не жить. Клянусь. Я просто прикончу эту полоумную кошку, как она пыталась убить меня. Девушку я бы не обидел никогда. А кошку, которая попытается что-то сделать твоей сестре - я удавлю без сожаления. Ты знаешь, как я их ненавижу.

Аканэ встала, выглянула за двери додзё. Ночную тишину нарушали лающие вдали собаки, да мяуканье кошки в доме. Вернувшись, она легла рядом и взяла парня за руку.

– Ранма... – шепнула она. – Я сейчас назвала тебя идиотом по-настоящему.

– Я понял. Я действительно идиот.

Она погладила его по руке.

– Я тоже дура. Только такая дура, как я, могла такого идиота... – она покосилась на дверь, прислушалась... – Я тебе потом доскажу.

Глянув искоса на дверь, он повернул голову и с улыбкой взглянул ей в глаза.

"Я уже понял" – прочла Аканэ по его губам.

* * *

Ветер свистел в ушах, дома мелькали за притемнённым защитным стеклом. Повинуясь нарисованной на заборе красно-белой стрелке, мир вокруг резко наклонился, мелькнул, поворачиваясь, и снова помчался навстречу, набирая скорость. Впереди замелькал чёрно-белый клетчатый флаг. Парень промчался мимо флага, затормозил, перешел на шаг и вернулся, постепенно успокаивая дыхание. Остановившись возле Набики, он наклонился, упираясь ладонями в колени.

– Как время?

– На шестом круге новый рекорд. А после начал понемногу сдавать.

– Фух... Пойду - приму холодный душ.

– Запарился?

– И это тоже. Ой... Блин. Превратиться надо. Нормальный человек уже бы сдох от таких нагрузок.

– И ты всё ещё недоволен, что превращаешься?

Парень выпрямился и пожал плечами.

– Без проклятия мне просто не пришлось бы совершать такие подвиги.

Аканэ вышла из ворот, одетая для пробежки.

– Ну всё? Теперь и я могу размяться?

– Да, – кивнул Ранма. – Газуй. Трасса свободна.

* * *

Тщательно умытая и расчёсанная, одетая в кимоно старшей Тэндо, Шампу вышла к столу последней. На её лице играла довольная улыбка - будто и не было вчерашней истерики. Заняв уже привычное всем место возле Касуми, китаянка потянулась и поцеловала её в щеку. Касуми оглядела девушку и поправила пояс.

– Вот так.

– Спасиба.

– Так ты у нас больше не амазонка? – подмигнул Ранма.

– Моя амазонка, – хитро улыбнулась Шампу. Но моя не должна убить Касуми. Моя теперь в Япония и моя должна жить по японский законам. В японский законам нет, чтобы убить. Так сказать Касуми.

– Тогда и то, что я тебя победил - не имеет значения?

Шампу приподнялась с пяток.

– Иметь! Очень иметь! Твоя победить моя в Китай! Моя не знать, что твоя не женщина, но моя твоя поцеловать! Меня победить сильный мужчина, который прятался под видом женщина, и моя поцеловать этот мужчина! Это быть на земли амазонка!

По мере того, как она говорила, улыбки на лицах двух Саотомэ и четырёх Тэндо медленно перевернулись, принимая совершенно противоположный вид.

– Айрен победить моя в этот дом уже второй раз, но это уже не иметь значений! Моя и так обязана выйти за твоя замуж!

Ранма укоризненно наморщился на старшую Тэндо.

– Касуми, это тоже ты ей наплела?

– Это моя сама догадаться! – перебила Шампу. – Сямпу не такая дура! Сямпу выучить японский язык очень быстро! Однако - очень сложная язык!

– Тебе бы, блин, адвокатом работать... – проворчал Ранма. – Стервочка. Нет такого закона, чтобы я обязан был на тебе жениться! И у амазонок тоже нет!

Шампу села обратно и с раскрытым ртом обернулась к Касуми, ища поддержки. Но та только пожала плечами. Беспомощно поморгав, Шампу снова улыбнулась.

– А есть закона, которая не разрешать девушке добиваться свой возлюбленный?

– Тоже нет, – негромко согласилась Касуми.

Шампу встала.

– Касуми, мой одежда ещё мокрый, а моя пора идти - помогать прапрабабушке. Моя тебе вернуть вечером. Хорошо?

– Ну... Хорошо... – согласилась старшая Тэндо.

– Спасибо.

Наклонившись, Шампу поцеловала Касуми, обойдя стол снова наклонилась и чмокнула в щёку уныло сидящего Ранму. Аканэ глядела на неё с ненавистью.

* * *

Учитель истории потрогал пахнущий свежим лаком стол.

– Саотомэ Ранма! – позвал он.

– Что ещё? - огрызнулся парень.

– Предлагаю считать, что вчерашний безобразный инцидент исчерпан. Ты настоящий мужчина - исправил то, что сломал. И - похоже - у тебя отлично вышло. Надеюсь, что подобное больше не повторится.

Ранма сунул руки в карманы и поглядел в окно.

– Я тоже надеюсь. А ещё я надеюсь, что меня не разозлят по-настоящему.

Соученики притихли. Соученицы посмотрели кто со страхом, а кто и с восторгом. Только одна отвернулась.

– Хвастун.

Опустив голову, она прикрыла лицо руками, сдерживая гордую улыбку. Уходя, историк задержался в дверях.

– На большой перемене подойди в учительскую.

Ранма хлопнулся на стул и проворчал:

– А говорил - исчерпан, исчерпан... Всё-таки будут прорабатывать. Задолбали.

* * *

Аканэ заметила: Ранма сегодня явно не в духе. Когда отзвучал звонок с урока, парень сердито захлопнул тетрадь, встал, сунул руки в карманы, и угрюмо побрёл к двери из класса. Одноклассники расступались перед ним. Укё попыталась с ним заговорить, но вовремя сообразила, что сегодня определённо малоподходящий для развития отношений день. Саотомэ, не глядя ни на кого, вышел в коридор и упёрся в высокого старшеклассника.

– Саотомэ Ранма! – с пафосом начал Куно. – Обязан я с тобою объясниться!

Ранма медленно поднял на него глаза, сердито покусывая губу.

– Куно, если ты пришел за грандиозной затрещиной - тебе повезло. Сегодня ты можешь огрести по полной.

¬– Нет - не сразиться я с тобой пришел. И видишь ты - я безоружен.

– Куно, твоё так называемое вооружение никогда не мешало тебе быть грушей для биться. Какого ты припёрся?

– Поговорить с тобою о сестре хочу я.

– Твоя полоумная Кодачи меня интересует ещё меньше, чем ты сам.

– О - нет. Хочу узнать я об отношениях твоих с сестрою старшею - Татэми.

– Что?! Куно, ты правда такой придурок или прикидываешься?

– Я знаю, что была вчера она здесь. Но дома больше уж не появилась. Уверен я - с тобой была она. И не пытайся отрицать ты это!

Ранма оглядел Татэваки с ног до головы, отступил на шаг, прислоняясь к стене, и начал медленно сползать на пол под завистливыми взглядами одноклассников. До него донёсся осторожный шепот:

– Ранма, паразит. Столько девчонок себе собрал.

– Ага. Я её вчера видел. Настоящая леди.

– Вот бы на их свадьбе гульнуть. У неё ж - видать - денег навалом.

Продолжая неотрывно глядеть в лицо Куно, Ранма сел на пол и расхохотался.

– Куно, ты настоящий придурок! Но - блин, ой - вот уж спасибо. Давно меня никто так не веселил.

Ранма поднялся и похлопал Татэваки по плечу.

– Не, ты реальный клоун. Спасибо - порадовал.

Второклассник нахмурился.

– Саотомэ Ранма, не пытайся делать вид, что нет меж вами ничего! Я знаю, что с тобою прибыла она из дальних странствий, что было что-то между вами, что...

Ранма принял серьёзный вид, складывая руки на груди.

– Хорошо. Чего ты хочешь?

– Прежде всего - ты был ли с ней вчера?

– Прежде всего - я вчера благополучно от неё смылся, а после уроков спокойно делал новый учительский стол в классе. Можешь глянуть - там ещё кое-где лак не досох. Эта дура интересует меня ещё меньше, чем ты сам.

– Не смей так отзываться о сестре моей!

– Татэваки, твоя сестра ещё большая дура, чем ты. Что одна, что другая. Так им обеим и передай. У меня и без них полно невест и ни одна из них для меня интереса не представляет. Что-то ещё?

– И всё ж - ты должен с нею объясниться. Ибо известно мне - что от любви несчастной готова она на поступки опрометчивые. Смотри - не пожалей потом о загубленной девичьей душе!

Парень с косичкой насмешливо отмахнулся.

– Кто бы говорил. Сам едва не погубил своей отравой девушку с косичкой...

– Где она?! Уверен я - тебе известно это!

– Где-где... Прячется от тебя, придурок. Ты нереально её достал. Как только твоя отрава перестала действовать - она возненавидела тебя ещё больше, чем раньше.

– Не ври! От снадобья того не лечит ни время, ни противоядья! И снадобье лишь проявило истинное чувство девушки ко мне! Колдун зловредный, ты виною, что она пропала! Признайся - где её ты прячешь?

Ранма покосился на второклассника насмешливо.

– А тебе не приходило в голову, что она сама - не простая девушка. Необычная. Ты заметил её редкую красоту? То, что для обычной девушки - смертельный яд, то для неё - лишь минутная слабость. А кто для прочих - опасный противник, перед ней - жалкий котёнок. Куно, ты злишь её своими преследованиями. Насколько мне известно - ты уже нарвался. Да так, что у тебя теперь проблемы с головой.

– Что тебе известно?! – схватил его за руку Татэваки.

– Хотя бы то, что у тебя провалы в памяти. Когда она поняла - что ты пытался с ней сделать, она так врезала тебе, что у тебя в башке шарики за ролики заехали. Что я теперь и наблюдаю.

– Не ври! Уверен я - твоя вина в том!

– Моя вина только в том, что я не помешал тебе увидеть её. Понял, дурко? – насмешливо бросил первоклассник. – Если увидишь её - берегись. Она просила тебе передать, что в следующий раз она стукнет тебя так, что тебя мелом обведут. Дошло, дефективный?

– Но как же мне с сестрою быть?!

– Куно, если хочет - пусть договаривается сама. Но передай ей: у меня нет ни малейшего желания видеть кого-либо из вашей семейки. Мне нечего делать среди таких дураков. Всё - отвали.

Сунув руки в карманы, Ранма удалился пританцовывающей походкой, оставив Татэваки стоять с унылым лицом. Постояв немного, Татэваки обернулся и увидел Аканэ, насмешливо глядящую на него из двери класса. Подбежав к ней, Куно схватил девушку за руку.

– О - Тэндо Аканэ!

– Ты опять, придурок?!

– О - нет! Известно мне, что с нею вы подруги! Уж не известно ли тебе - где мог бы встретиться я с ней, чтоб объясниться?

Тэндо брезгливо отдёрнула руку.

– Известно. Она ненавидит тебя за то, что ты сделал. Ни одна девушка не простила бы такого, а она - тем более. Я видела её вчера. Уж будь уверен - тебе теперь не хватит и тысячи лет извинений. Такого не прощают. Я удивляюсь, что она тебя не прибила, хотя могла.

– Но так нежна была она со мною...

– Ага - была. Недолго. Уйди. В списке девушек, которые тебя терпеть не могут - я вторая после неё.

Удар по голове сшиб Татэваки с ног. Перекатившись на бок, он увидел над собой разгневанное лицо девушки с косичкой.

– Скотина! – выкрикнула она. – Опять ты к ней пристаешь?! Что ты пытался сделать с нами обеими?! Да тебя убить мало!

– Любимая! О - наконец тебя я вижу вновь!

– Любимых не пытаются отравить!

Он схватил девичью руку, держащую его за рубашку.

– Прелестница! Прости мне этот мой отчаяния жест!

– Кретин! Ты ещё не знал - что такое отчаяние! Теперь я покажу тебе - что это такое! Да за такие жесты...!

Резким рывком девушка подняла парня и метнула, словно мяч. Он выбил окно и полетел с третьего этажа вниз.

– Неее... – крик парня оборвал громкий всплеск.

– Ты целилась в бассейн? ¬– шепнула Аканэ.

Девушка с косичкой, шкодливо сжав губки, слегка кивнула.



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Parovoz » 28 Apr 2011, 05:49

Глава 13



Высокая блондинка, обхватив себя руками, стояла у бассейна и глядела на колышущуюся воду. Вода стекала с её промокшей мужской одежды и по-мальчишески коротких волос. Мельком взглянув на подошедшего, она зябко потёрла себя по плечам ладонями и тихо спросила:

– Любимый, что эта стерва сделала с моим братом? Где он? Он утонул?

– Дура. Если бы он утонул - его было бы видно на дне.

– Тогда где он?

– Небось - смылся переодеваться. Ты-то чего мокрая?

Она пожала плечами.

– Наверно - пыталась его спасти. Не помню. Это часто бывает со мной, любимый.

– Вот скажи мне, как женщина: если бы человек, которого ты терпеть не можешь, попытался отравить тебя за это - ты бы его простила?

– Наверно - нет, – вздохнула блондинка. – Не знаю я, любимый. А что пытался сделать с нею он?

– О - сущие пустяки. Просто он отравил её чем то, что ненадолго она стала его безумно обожать. К счастью - она быстро поправилась. До того, как он затащил её в постель.

– Меня не нужно ничем травить. Я люблю тебя и так, Ранма-сама.

– Есть одна существенная деталь. Я не люблю тебя.

– А кого ты любишь? Скажи. Я сумею доказать, что я лучше.

– Никого. Я ненавижу всех.

– Даже меня?

– Тебя - особенно. Хотя бы за то, что ты - Куно.

– Тогда зачем ты спас меня? Там - у россыпи озёр.

– Я не настолько сильно ненавижу всех, чтобы дать кому-то погибнуть.

Она подняла на него глаза.

– А почему она пыталась убить меня?

– Она? Зачем сразу - убить. Она сама чуть не свалилась туда. Ты-то гораздо крупнее - она не могла тебя вытащить.

– Хватило же у этой негодницы сил швырнуть Татэваки!

– Силы у неё навалом. Но не сравнивай твёрдый пол и скользкий берег.

Она снова помолчала, глядя на воду.

– Любимый, всё равно ты - лучше всех. Я сумею растопить лёд в сердце твоём.

– Наша песня хороша, начинай сначала, – ухмыльнулась стоящая позади парня девушка с чайником.

– Ты хотела видеть Татэваки? – спросил Ранма блондинку.

– О - да! Где он?!

– Идём.

* * *

Взглянув в большое зеркало, блондинка поморщилась и отвернулась.

– Я ужасно выгляжу.

Аканэ подала Ранме чайник.

– Смотри внимательно, – кивнул Ранма, указывая Куно на зеркало.

– И что я вижу там? – спросила поливаемая из чайника девушка прежде, чем превратилась в парня. Татэваки обернулся к Саотомэ.

– Моя сестра сейчас была здесь?

Ранма улыбнулся, восхищённо качая головой.

– Куно, ты феерический дурак.

Позади раздался звук падающего тела. Ранма резко обернулся.

– Аканэ!

Закрыв лицо руками, лежащая на полу Аканэ тряслась от беззвучного смеха.

* * *

Толкнув плечом дверь, Ранма угрюмо вошел в учительскую. Учитель физкультуры оторвался от спортивного журнала и поглядел на него.

– Присаживайся.

– Я уже сказал вчера...

– Я не собираюсь тебя ругать. Ещё ни один ученик не закатывал мне таких истерик.

– Истерик?

– Да. Ты был вне себя, но это не был гнев. В твоих глазах я прочёл отчаяние.

Парень сел на стул и закинул ногу за ногу.

– Не знал, что у меня в глазах бывают буквы.

– Перестань, Саотомэ. Ты прекрасно понимаешь - о чём я. Я навёл о тебе справки. Что с тобой происходит? Ты регулярно пропускаешь занятия, но потом каждый раз успешно догоняешь. Хотя многие учителя считают тебя лентяем за твою привычку дремать на уроках - ты ещё не завалил ни одной контрольной.

– Хотите немножко правды?

– Конечно.

– Я выматываюсь. Меня постоянно преследуют. Я вынужден пропускать учёбу, тренироваться до изнеможения. Ваши уроки физкультуры - лежание на диване по сравнению с тем, что вынужден делать я сам.

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Шутите? Впрочем - можете. Женитесь на какой-нибудь из моих многочисленных невест - мне станет немного полегче.

– Сколько же у тебя их?

Парень заложил руки за голову, глядя в потолок.

– Много. Я уже перестал считать.

– Так женись на какой-нибудь. Остальные оставят тебя в покое.

– Я ненавижу их всех и каждую в отдельности. И есть - за что. Впрочем - это тоже выход. Если я выберу одну - остальные прикончат её. Так можно избавиться по крайней мере от половины.

– Ты рассказываешь какие-то ужасы.

Ранма резко наклонился вперёд, опираясь локтём на стол.

– Учитель, а если это только четверть того ужаса, среди которого я живу? Да - мне не повезло в жизни. Не повезло с родителями, с друзьями, с невестами... Иногда мне кажется - что мне вообще не повезло, что я родился на свет. Можете хоть Вы оставить меня в покое?

– Саотомэ!

Парень встал, поворачиваясь к двери.

– Вы хотели решить мои проблемы? Решите хоть одну. Сумейте не выводить меня из терпения.

– Так ты... Будешь защищать честь школы на соревнованиях?

– Ладно. В беге и спортивной гимнастике.

– А почему не в рукопашном бое, не в кендо?

– Не хочу. Просто не интересно. Это будет слишком легко.

В дверях Ранма обернулся и усмехнулся.

– Хотите увидеть интересное соревнование?

– Да! – вскочил учитель.

– Выставьте на бег двоих - меня и Куно Татэваки. Тогда это будет похоже на соревнование.

* * *

Папаша Генма с довольным видом достал из-за пазухи бутылочку саке и подмигнул старому приятелю.

– Тэндо-кун! Я уверен - наши дела гораздо лучше, чем кажется!

– О чём ты, Саотомэ-кун?

Разливая саке по стаканам, Генма подмигнул.

– Похоже - поцелуй не прошел даром. Ты видел глаза твоей младшенькой, когда Шампу говорила о своих правах на Ранму?

– Ммм... Я смотрел на Шампу.

– О, дружище! Ты много потерял! Какие чувства, какие эмоции! Такой ревности я не видел давно.

Соун поднял стакан.

– Так значит - день свадьбы не за горами! Если она станет приветливее к нему - и он вполне может сменить отношение.

– Да, Тэндо-кун! Мы должны приложить все силы к их сближению!

* * *

Татэваки оперся о ворота и обернулся.

– Десять кругов. Уверен - теперь догнал бы я её, и больше не смеялась надо мною бы прекрасная Девушка-с-косичкою. О - как прекрасна она! А как хороша она была, когда поправилась немного! Теперь не боюсь я, что время испортит её. Когда-нибудь прекрасной станет она матерью, и я уверен - нисколько не потеряет от того в привлекательности своей.

Парень обтёр мокрое от пота лицо.

– Немедля ж должен я душ принять холодный! И снимет он усталость и взбодрит!

* * *

Татэваки вошел в ванную, встал под душ, и улыбнулся в предвкушении. Рука парня повернула холодный кран и в следующую секунду стала изящной нежной рукой высокой девушки. Она с улыбкой погладила себя ладонями.

– Ах - как хорошо! Я просто прихожу в себя - и даже наваждение моё закончилось! Сколь приятна прохлада сия после пробежки.

Из-за двери донёсся голос младшей сестры:

– Татэваки, ты там?

– Он уже помылся и ушел! Заходи!

Кодачи вошла, скинула халат и поморщилась.

– Стерва. Ненавижу тебя.

Татэми приоткрыла горячий кран, делая воду потеплее, и усмехнулась, продолжая наслаждаться:

– Умей любить ты, как умеешь ненавидеть - давно б лежал любой у ног твоих. Но не сумела ты любить даже родного брата.

Кодачи оглядела фигуру блондинки.

– Корова. Да тебя доить пора.

– Ох-хо-хо!

Блондинка довольно погладила пышную грудь, провела ладонями по стройной талии, Кодачи злобно следила за её руками, поехавшими ниже - на аппетитный зад и тренированные ноги.

– Кодачи, в отличие от меня, тебе нечего даже показать моему любимому.

– А он... Он видел тебя голой?!

Блондинка задумалась.

– Ох... Такого я не помню... Но я могу ведь не помнить и того, что было! – хитро подмигнула она.

Набиравшая холодную воду Кодачи окатила её из таза.

¬– Шлюха!

– Ох-хо-хо-хо! Ещё! Сие мне лишь приятно!

Плюнув, Кодачи плюхнулась в просторную ванну с горячей водой.

– Злодейка! – выкрикнула она, брызгая из ванной на сестру. Та снова засмеялась, стоя под душем.

– Не поможет тебе злость! Увы - глупа, сестра, ты! Не растопить тебе - Черной Розе - льда в сердце Саотомэ Ранмы!

– А тебе?! Думаешь - раз отрастила шестой размер - тебе любой покорится?!

Татэми встала коленом на край ванны.

– Уж если мне его не покорить - так у тебя и вовсе быть не может шанса.

Кодачи вскочила, толкая фигуристую блондинку в плечо.

– Негодница! Ты разрушила мою любовь!

Та шатнулась, едва не падая в ванную, но, взмахнув руками, сохранила равновесие.

– Дура. Я даже не хочу ложиться в эту воду. Боюсь, что Роза Белая испачкается в злобе Розы Чёрной.

Накинув халат, старшая сестра усмехнулась в дверях.

– Когда сумеешь злобу победить в себе - скажи. Я рада буду примиренью.

Проводив её удивлённым взглядом, Кодачи шепнула:

– Примиренью? Неужто? Моя сестра не хочет ссориться со мной? Быть может... Так может быть и впрямь - она не так плоха, как я сперва подумала? О, Ранма мой любимый! Если бы нас не поссорила любовь к тебе...

* * *

Кодачи осторожно постучала в комнату сестры. Заглянув, она увидела девушку, лежащую в простом домашнем платье с кулинарной книгой. Оторвав взгляд от книги, лежащая усмехнулась:

– Неужто ты уже пришла со мной мириться?

Кодачи вошла и села на край кровати.

– Раз уж живём в одном доме... Скажи - ты помнишь нашу маму?

– Ты похожа на неё. Она называла тебя "моя маленькая колдунья".

Кодачи уронила голову на руки.

– Всё. Ты действительно моя сестра. А как она называла тебя?

– В том-то и ужас мой. Твоё я детство помню, брата, но не своё. Его как будто кто-то стёр из памяти моей.

Кодачи взъерошила короткие светлые волосы.

– Постой - так они не окрашены?!

– Я не помню, чтобы красилась.

– О - боже! Но в кого же ты блондинка?! И почему ты так коротко острижена?

Кодачи испугано прикрыла рот пальцами.

– Ох - нет! Не может быть!

– Что?!

– Так стригут, когда... Что сделали они с тобой?! Сестра, что ж ты пережила?!

– Да говорю же! Я ничего не помню!!

Кодачи схватила Татэми за голову и принялась рыться в волосах.

– Ты что?!

– Должно быть... Ох - кажется их нет.

– Чего?

– Шрамов. Хотя бы - ничего тебе не вшили в голову. И не вырезали.

– Ты думаешь...?

Младшая Куно всхлипнула, поглаживая старшую по щеке.

– Прости. Я бы никогда не простила тебя, но после того, что ты пережила... Даже мне... Я... Что они с тобой сделали... Татэми... Бедненькая... Мою единственную сестру, и вот так...

Кодачи встала и пошла к двери. Старшая, отложив книгу, тоже поднялась и подошла к зеркалу. Младшая Куно обернулась в дверях.

– Сестра, Саотомэ Ранма по-прежнему наше яблоко раздора. Но я готова соревноваться с тобой честно и открыто. Ты очень сексуальна, но я моложе. Мы на равных.

Старшая оперлась ладонью на стену у зеркала и покосилась на сестру.

– Отныне мы соперницы, но не враги?

– Да. Теперь те, кто хочет отобрать его у нас - наши общие враги. Кто из нас станет его настоящей невестой - решит финальный поединок двух сестёр.

Татэми медленно подошла и взяла Кодачи за руки.

– И прошу тебя... Брат, кажется, готов помочь мне. И раз отныне бой наш за любимого обязан честным стать - так помирись же с ним и ты, сестрёнка.

Кодачи взяла старшую Куно за руки.

– Он горд и заносчив - наш брат. Мы обе - тоже. Но я попробую.

– Да - верю я в тебя, Кодачи! Три Куно! Роза Белая Татэми, Роза Чёрная Кодачи и Голубой Гром Татэваки - никто теперь не остановит нас в борьбе за счастье!

– Да, сестра!

Кодачи ушла в свою комнату, закрыла дверь и прислонилась к стене.

– Ох - неужели я сказала это ей... Сестре, отнявшей у меня надежду... И... И вернувшей мне её! Уверена я - мой любимый выберет меня! Моложе я, а сестра - беспамятная дура. Возможно... Однажды она просто снова забудет всё - и его тоже! Ох-хо-хо-хо! Да она идеальный союзник в борьбе за моего любимого Ранму!

* * *

Татэми перевернула страницу кулинарной книги и усмехнулась, косясь на дверь.

– Малолетняя дурочка. Разве сможет она соревноваться со мной - прекрасной и поэтичной? Да и старше я всего лишь на год. Моё великолепное тело - мой козырь. Нет!

Девушка вскочила и встала перед зеркалом.

– Не козырь это, что прячут в рукаве! Ох-хо-хо-хо-хо! Оно - моё непобедимое оружие! Пожалуй - должна я буду помочь сестре найти избранника другого. Ведь когда мы вместе всех соперниц устраним... Финала уж не будет! Ведь стоит мне попривлекательней одеться... Не устоит ни один парень пред желанием меня раздеть!



To be continued...
User avatar
Parovoz
 
Posts: 394
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Unread postby Такаиму Инада (архив) » 29 Apr 2011, 08:21

Вчера сочинил :like: :

[center][i]Когда девчата перецеловались, переобнимались и перегладили друг друга по попкам, Соун задумчиво спросил: -А нужны ли вам юноши.. :yes: За всех ответила Татэми: -Ах,я бы и рада, да не могу найти ключ к его сердцу!

Тем временем в комнате Ранма глядел на своего батьку пронзительным взглядом и вещал:

Даю установку: ты большая жирная панда...У тебя сегодня разгрузочный день...Ты сейчас делаешь пробежку вокруг горы, а вечером ешь бамбук...Только бамбук! Задача ясна? притупай!

Когда мишка-панда рысью умчался со двора, ранма довольно улыбнулся: -Ну вот, одной проблемой будет меньше...[/i][/center]
User avatar
Такаиму Инада (архив)
 
Posts: 4
Joined: 07 Apr 2013, 00:06

Next

Return to Betaing creative writing (section B, visible to guests)

Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest

cron
Fatal: Not able to open ./cache/data_global.php